Хиты продаж магазина ОЗОН
Фантастика и мистика: Лунастры 2. Полет сквозь камни

 Цена: 302руб.
Проза: Анна Каренина

 Цена: 104руб.
Фантастика и мистика: Понедельник начинается в субботу

 Цена: 129руб.
Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Что чувствую - о том пишуСоздан: 17.01.2015Статей: 120Автор: taty anaПодписатьсяw

Кого любят эльфы 18+

Обновлено: 24.07.16 17:33 Убрать стили оформления
эльф

эльф

Вы когда-нибудь были в консерватории? Помните, как затихают музыканты, когда дирижер стучит палочкой по пюпитру, а потом поднимает руки вверх, готовясь дать старт действу?

Вот так и мы, студенты второго курса, сидящие на лекции по высшей математике, резко перестали переговариваться, когда в дверях аудитории появился высокий незнакомец.

 Лидушка - так мы ласково зовем старейшего преподавателя кафедры, ковырялась в потертом, но любимом портфеле, хмурилась, поправляла большие очки, которые под тяжестью роговой оправы норовили соскочить на самый кончик носа, что-то ворчала, и, отвлеченная своими мыслями, не заметила воцарившейся тишины.

 Незнакомец на несколько секунд замер у порога, окинул быстрым взглядом помещение и, не торопясь, направился к единственно свободной парте.

 Думаю, в этот момент у наших девчонок не только сбилось дыхание, но и остановились сердца. Между рядами шел не человек - хищник, скорее всего из рода кошачьих, а за ним тянулся божественный запах духов ck in2u.

Он небрежно бросил на пол спортивную сумку и сел на выбранное место, слегка откинувшись на спинку кресла.

Когда незнакомец заметил всеобщее внимание, на его лице мелькнула полуулыбка. Я уверен, часть наших студенток впала в кому, до того сексуально он выглядел в этот момент.

 В нашей группе появился новенький!

 Лидушка, поправив очки в очередной раз, резко сняла их, с удивлением на них воззрилась и покачала головой.

- Нет, пора на пенсию, - сама себе сказала она. - Столько искать очки и обнаружить их на собственном носу! Так, внимание, - это уже нам. - Открываем конспекты, тема сегодняшней лекции...

- Как ты думаешь, почему он появился в конце семестра? – шепот соседки по парте, Агеевой Маргариты, а среди своих Марго, не дал услышать название темы.

- Не знаю. Может его семья переехала в наш город, и он вынужден был перевестись? – Я покосился на новенького, тот спокойно писал в тонкой тетради, время от времени поднимая голову, чтобы срисовать с доски первый ряд матриц.

- Нет, с ним непременно должно было произойти что-то романтическое. Отчислили за любовь к преподавательнице, например. Она, конечно, не удержалась, а тут муж...

 Прячась за моим плечом, Марго - первая красавица нашего курса, гипнотизировала зеленоглазого. Поверьте, цвет мы разглядели сразу, настолько выразительны были его глаза. Густые ресницы добавляли взгляду бархатистости и некой загадочности. Тонкий джемпер не мог скрыть рельефа мускулатуры, а длинные ноги, едва помещающиеся под партой, будили мое воображение: как хорошо этот смуглый красавец смотрелся бы на морском берегу. Или на фоне белых простыней.

Ну да. Чего скрывать. Я могу оценить красоту мужчины не хуже Марго. Правда, сексуальный опыт у меня никакой. Но знаю точно, к девчонкам меня не тянет, а вот к зеленоглазым...

 В конце пары Лидушка очнулась и провела перекличку. Так мы узнали, что новенького зовут Олег Криницкий, а чуть позже разведка донесла, что он перевелся к нам из московского вуза. Причиной послужил «неподходящий климат».

Не знаю, я в Москве был несколько раз и особо не заметил отличия от погоды в нашем городе, ну, разве что, у нас больше солнечных дней в году.

 За математикой последовала теория вероятности. В перерывах между лекциями Олег вел себя непринужденно, но ни к кому в друзья не навязывался, когда к нему обращались, широко улыбался, отчего на щеках у него появлялись ямочки, но на вопросы отвечал односложно и никакой дополнительной ясности в свое прошлое не внес.

 Физкультура стояла последней парой. Нас разделили на две команды.

Да, я забыл сказать, что учусь на экономическом факультете, и в группе на девятнадцать девиц приходится всего семеро парней, поэтому нас объединяют с такими же малочисленными представителями мужского пола из параллельного потока.

 Игра в баскетбол никогда не относилась к моим любимым, ребята чувствовали это и передавали мне мяч крайне редко. На занятиях я откровенно скучал.

Но не в этот раз.

Олега распределили в команду соперников, и я мог преспокойно наблюдать за ним, впервые получая удовольствие от игры.

Он легко обращался с тяжелым мячом, был активен и к концу игры так вспотел, что стянул промокшую майку, обнажив великолепный торс. Увиденное совершенство ошеломило и заставило забыть о мяче, который, как специально, летел в мою сторону.

 Я не сразу понял, что случилось. Мяч в лицо совсем не здорово. Я упал как подкошенный и очнулся в раздевалке, где дежурная медсестра сунула под нос нашатырный спирт.

Расквашенный нос, разбитая губа и легкий шум в голове позволили выглядеть больным и привлечь внимание зеленоглазого атлета, считавшего себя виноватым в моем увечье: снимая майку, Олег пропустил брошенный ему мяч, который я ловко поймал лицом. Теперь я точно нуждался в крепком мужском плече, и новенький вызвался проводить меня домой.

Я шел по коридору, поддерживаемый им, и строил скорбную мину. Даже начал прихрамывать для пущей трагичности, хотя не смог припомнить, болела ли до этого нога. Эйфория от того, что рядом идет бог, начисто унесла все болезненные симптомы. Мне было хорошо. Ровно до тех пор, пока не столкнулся взглядом с Марго. Она единственная из всей группы знала, что я из себя представляю.

 На первом курсе я еще не до конца был уверен в своих сексуальных предпочтениях и не смог пройти мимо ее совершенной красоты. Тогда я даже задумался, а вдруг тот оргазм, полученный от руки соседа по площадке, случаен? Да, выпили (а мне много не надо), да, вместе завалились на диван посмотреть футбол, да обнялись, когда наши забили гол, а потом еще раз обнялись, когда нашим забили гол, а потом целовались (и все это по-дружески), когда игра закончилась вничью. Короче, совместный просмотр закончилось взаимной мастурбацией. Легкое головокружение и мощный оргазм породили вечную любовь к футболу. Теперь, в штанах становилось тесно при просмотре любого матча, а рука так и лезла восстановить приятные воспоминания. Но это уже без Коли. Его жена вдруг стала рьяной болельщицей, и все дружеские объятия всеядного соседа доставались только ей.

А этим летом Коля с семьей переехал в другой город, оставив меня в твердом убеждении, что я гей.

 Я, может, и не решился бы на эксперимент, но Марго настояла, уверяя, что я сильно заблуждаюсь – просто на моем пути не встретилась настоящая женщина.

- Эльфик, - говорила она мне, - ты только расслабься, все остальное я сделаю сама.

 Эльфиком она назвала меня за прямые светлые волосы, голубые глаза, милую мордаху (ее слова) и субтильное телосложение. Увлеченная чтением фэнтези, фигуристая Марго так и видела себя в объятиях то эльфа, то фея, то гоблина. Доподлинно знаю, последним ее увлечением точно был гоблин.

Когда мы с ней встречались, она не разрешала мне стричь и без того длинные волосы (чуть ниже плеча), и к концу первого курса я сам чувствовал себя эльфом, правда с именем из другой сказки.

Простите, я не представился, меня зовут Иван-царевич. Или просто Ваня.

Это я попробовал пошутить.

 Всего лишь раз у нас с Марго получился настоящий секс, и после бурного оргазма она, лежа на моем плече, шептала, не скрывая торжества:

- Вот видишь! Я была права! Ты точно не гей!

Я не стал признаваться, что нам помог банальный случай: у соседа за стеной (увы, не у Коли) громко работал телевизор, и его крик «Гоооол!» быстро поднял моего «мертвеца».

 В конце концов, гоблин-старшекурсник оказался в постели куда способнее нежного эльфа, и на целых полгода увел у меня подружку.  После отлета гоблина на родину, куда-то на Кавказ, Марго заскучала, и я боялся, что она опять попробует задействовать меня в своих фЭнтазиях.

 Видя, как я повис на новеньком, Марго сделала узкие глаза и решительно преградила нам дорогу.

- Мы всей группой идем в кино. Вы с нами?

Я собирался простонать, что с таким лицом меня не пустят в кинотеатр, но Олег ответил за двоих:

- Нет, у нас другие планы.

Когда мы удалялись, Марго высверливала взглядом у меня на спине неприличное слово, я точно знаю какое. Поэтому на всякий случай подстраховался и вытащил на свет оберег от сглаза - показал ей средний палец.

 Сюрприз! На стоянке за общежитием Олега поджидал стальной белый конь. Не зря Марго заподозрила, что Криницкий принц! Я не разбираюсь в мотоциклах, но он был великолепен. Как и сам хозяин. Олег сунул в руки шлем, а я пожалел, что нельзя обойтись без него. В голове рисовалась картинка, как я сижу, прижимаясь к широкой спине принца, а мои светлые волосы развеваются от ветра. Красиво! Но не реально. Во-первых, на улице конец осени, во-вторых, прижиматься я не стал бы. Отхватить в глаз от спасителя не комильфо.

 - Куда едем? – обернулся Олег, застегивая шлем.

- Улица Ракитная, ориентир кинотеатр «Пламя».

Он кивнул и конь взревел.

 Марго с подругами стояла у обочины дороги, когда мы вывернули и понеслись мимо. Как я жалел, что не видел ее лица! Нас она узнала точно – никто не спутает мой замшевый рыжий полушубок а-ля хиппи семидесятых.

Он проводил меня до двери.

- Ты с родителями живешь? – спросил Олег, когда я пригласил его в дом. Он не стал отказываться, снял ботинки и прошел в комнату. Сейчас он стоял у серванта, и рассматривал мамины поделки из стекла. Она у меня стеклодув, ее работы известны и за пределами нашего города.

- С мамой. Отца нет.

Я никогда его не видел, знаю, что папа испугался, узнав о беременности мамы, и родители быстро услали его куда-то на юг к бабушке. Я его не осуждаю. Мало кто может вести себя по-мужски, узнав, что твоя шестнадцатилетняя подружка беременна, а ты сам еще учишься в восьмом классе.

- Оставайся. – Я видел, что Олег не хочет уходить. Может, ему одиноко? - Скоро придет мама, познакомитесь. Она у меня классная.

Олег оттянул ворот джемпера и поморщился.

- Я после игры не успел искупаться. От меня, наверное, козлом несет.

- Нормальный у тебя запах. Поверь тому, кто полпути болтался у тебя подмышкой.

Но он сомневался. Я открыл дверь тумбы и достал полотенце.

- Душ там. - Кивнул головой в нужную сторону и сунул Олегу полотенце.

Пока он мылся, я вскипятил чайник, нарезал бутерброды и поставил вариться курицу. Подготовка полуфабриката к ужину – моя обязанность. Мама доводит блюдо до кондиции.

 Олег вышел из ванны, и от него пахнуло моим любимым шампунем. Торчащий ежик темных волос, влажно поблескивая в свете лампы, делал его неотразимым. Встретившись с его серьезным взглядом, я смутился и быстро отвернулся. Он застукал меня за рассматриванием.

Вы заметили, какими эпитетами я его награждаю? Поверьте, он на самом деле такой.

В душе моей царил полный раздрай: мне до чертиков нравился этот парень-чистый-секс, и я страшно завидовал той, что его заполучит. Такой экземпляр долго один не будет. Вон, Марго уже встала в стойку.

Я налил ему чай и придвинул тарелку с бутербродами.

Вот еще одно удовольствие: смотреть, как есть проголодавшийся мужчина. Без стеснения, аккуратно, молча. Длинные пальцы уверенно обхватывали длинную булку, не давая ни шанса колбасе съехать на бок.

Когда Олег беззвучно глотал, его кадык плавно бугрил кожу, и я не мог оторвать от его шеи взгляд. Если он поднимал на меня глаза, то горячая волна, зарождаясь где-то у сердца, ухала в живот, вызывая сладкий спазм. Я пропадал.

Вздохнув, я пододвинул к нему тарелку с бутербродами из сыра с маслом.

 В сумке зазвонил мобильный и отвлек от чувственного созерцания.

- Эльфик! Ты чего путаешься под ногами? – Возбужденный голос Марго буравил мозг. – Мстишь из-за того, что я тебя бросила?

- Марго, я не могу отвечать на твой бред. И не кричи так, у меня лопнут перепонки.

- Эльфик! Он не твоего поля ягода. Отлипни от новенького, иначе я объявлю тебе войну.

- Гоблина позовешь? – решил ужалить я, зная, что тот, окончив институт, умотал к своей невесте, которая, оказывается, у него была все время, пока он тра*ал Марго.

- Пи*ер! – крикнула любительница фэнтези и отключилась.

- Женщины? – спросил, отхлебнув чай, Олег.

- Чтоб им, - отмахнулся я.

В двери завозился ключ, и на кухню вошла румяная с легкого морозца мама. Я взял у нее из рук пакеты.

- Мама, познакомься, это Олег Криницкий, он новенький в нашей группе.

- Елена Сергеевна, - мама протянула руку, сняв с нее перчатку. Ее тонкие пальцы утонули в ладони вставшего Олега.

Не выдержав удивленного взгляда Олега, она рассмеялась. Мы с ней привыкли, что нас скорее считают близнецами, чем мамой с сыном. Такая же светловолосая, голубоглазая, стройная и очень молодая.

И так же как я не любит женщин.

Это я опять попытался шутить. Забудьте.

С приходом мамы жизнь в доме закипела. Она общительная, интересная и все делает так быстро, что мы не успели опомниться, как на столе стояли тарелки с домашней куриной лапшой, а в духовке допекался вишневый пирог.

До двери мы провожали Олега вместе. Он уходил влюбленным в маму. Ее нельзя не любить. Дурак мой папа, что выпустил такую фею из рук.

 - Он тебе понравился? – спросил я. Ее ответ был важен. Мама улыбнулась и потрепала меня по голове.

- А тебе, сын? – она всегда видела меня насквозь.

- Да, очень. Но...

Мы никогда не говорили с мамой о моих сексуальных предпочтениях, но она чуткий человек, и с этой стороны я не жду подвоха.

От ее улыбки что-то теплое зародилось в груди, и я не мог дождаться, когда увижу Олега снова.

Торопясь на первую пару, я все-таки умудрился опоздать, перепутав расписание, поэтому бежал из одного блока в другой и залетел в аудиторию через минуту после звонка. Преподаватель еще не появился, и я облегченно выдохнул.

На моем месте рядом с Марго сидела одна из Бабарих. Злорадный взгляд бывшей подруги отметил смятение на моем лице и послал туда, где сидела вторая Бабариха.

Можете по прозвищу догадаться, что за девица, препротивно улыбаясь, хлопала лапищей по креслу рядом с собой.

Оля и Поля были сестрами погодками. Я не видел их родителей, но породить жабообразных детей могли только амфибии. К проигрышной внешности добавьте еще зловредный характер, и вы поймете, почему я старался держаться от них подальше.

Марго объявила мне войну и заключила союз с Бабарихами. Я пропал.

 С тоской я оглядел застывшую от любопытства группу. Меня, словно блохастого щенка швырнули на съедение злобной твари. Сестры компенсировали свою непопулярность хамоватым поведением, любовью к унижению слабых, могли ввязаться в драку, не боясь выглядеть в ней некрасиво. Да, им не стоило этого бояться. Их красоту ничем не испортишь.

- Иван, садись рядом со мной! – голос Олега разрезал напряженную тишину.

- Только попробуй, - прошипела Марго. – И каждый в группе узнает, кто ты на самом деле. Марш к Поле!

Я поднял глаза на Олега. Не знаю, что я ожидал там увидеть, может какой сигнал, но он, молча, смотрел на меня. Глубокая складка пролегла между его бровями, а губы сжались в тонкую линию.

Я сделал шаг назад и наткнулся на преподавателя философии.

- Что происходит? – строго спросил Петр Ильич.

Ему никто не ответил. Я опустил голову и направился к двери.

Я лучше уйду из института, чем буду терпеть унижение. Я не выдержу ежедневного шантажа. Я такой, какой есть, но я человек и мое достоинство – это все, чем я обладаю.

- Иван, вернись! – Олег встал и пошел за мной. Он догнал меня у двери, взял за руку и повел назад.

Остановился у парты Марго, низко наклонился и прошептал:

- Убью, тварь. Только открой рот.

Она отпрянула под горящим от ненависти взглядом, а мы прошли к парте Олега.

Пронесшийся по рядам гул голосов остановил преподаватель, хлопнув указкой по кафедре.

 Я не мог писать. Ручка плясала в руках, а глаза застилала пелена слез.

Олег забрал ручку, отложил ее в сторону, моя ладонь оказалась в его горячей руке.

- Успокойся.

- Ты не понимаешь, - прошептал я.

- Понимаю.

 Занятый своим горем, я не сразу заметил, что в аудитории царит оживление. По рядам гуляла записка. Каждый, кто прочел ее, обязательно оборачивался в нашу сторону.

Что виделось мне во взгляде однокурсников? Осуждение, брезгливость или насмешка?

Именно такой реакции я ждал, догадываясь, что написано в записке.

 - Что у вас там? – преподаватель прервал лекцию. – Храмцов, принеси сюда записку.

Я застонал.

Олег вдруг сорвался с места, перепрыгнул через ряд и выхватил записку из рук Сергея.

- Ммм, - Петр Ильич водил пальцем по журналу, выискивая фамилию новенького. - Криницкий? Что вы себе позволяете? Дайте сюда записку.

- Нет.

- Насколько я помню, вы приняты в наш институт с испытательным сроком. Вы и в Москве отличились вспыльчивым характером, затеяли драку с преподавателем. Не стоит терять последний шанс. Дайте записку.

Я не выдержал.

- Олег, отдай.

Тот упрямо покачал головой.

Петр Ильич не плохой человек, но может пойти на принцип.

- Петр Ильич, давайте я скажу, что написано в записке. Криницкий тут не причем, он защищает меня.

- Сударушкин, что за игры вы тут затеяли?

- Это не игра, Петр Ильич. Это жизнь.

- Иван, не надо, - Глаза Олега были наполнены болью.

- Почему же? – Марго откинулась на спинку кресла, наслаждаясь ситуацией. – Всем интересно, что написано в этой записке. Ни я, ни Оля, не успели ее прочесть. Правда, дорогая?

Бабариха кивнула. Ее сестра расплылась в улыбке.

- В записке написано, - громко и четко произнес Олег, - что я гей. И это правда.

Я потом видел записку. В ней почерком Поли-Бабарихи было написано: «Всем! Всем! Всем! Новость - бомба! На задней парте сидит пи*ер. Догадайтесь, кто!»

Ну что я могу сказать?

Ошеломление, вызванное признанием Олега, подтолкнуло меня встать рядом с ним и громко произнести:

- Я тоже гей. И с этим я ничего не могу поделать, несмотря на твои старания, Марго. - Я встретился взглядом с первой красавицей курса. - Спасибо тебе, подруга, без тебя бы я до сих пор сомневался.

Марго скрипнула зубами, а Оля-Бабариха, состроив постную рожу, пересела к своей сестре.

Я нашел руку Олега и дотронулся до нее кончиками пальцев, тот тут же крепко обхватил мою ладонь.

Мы стояли перед всеми и держались за руки. Я не встретил ни одного осуждающего или брезгливого взгляда. На Марго я больше не смотрел.

 

С тех пор прошло два года. Я счастлив. Олег прекрасный любовник, научивший меня мастерству нетрадиционного секса. Наши отношения, быть может, ненормальны для вас, остальных. Для меня они вполне обычны. Я люблю, меня любят. Чем я отличаюсь от вас, любимых и любящих? Ничем.

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 0

Список статей:
ДатаНазваниеОтзывыОписание
18.05.17 08:48 О внуках и не только26
У меня есть замечательный внук Арнур, ему 5 лет. Общаться с ним очень интересно, у него превосходная память. Он большой любитель мультфильмов. Фразы из них, и не только из них, он активно использует в свой жизни. Старшая моя дочь говорит о нем, что,


Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение