Круговорот жизней

Обновлено: 01.06.17 20:06 Убрать стили оформления

 

Участь смертных едина.

Все, что живо сейчас, завтра пепел и глина.

Омар Хайям

 

У деревенского гончара Равиндры Кумара пропала жена.

Пошла к колодцу за водой и не вернулась.

Рави прождал ее до обеда в мастерской, замешивая раствор, скатывая раз за разом глиняную заготовку и вылепливая кувшин. Глина кружилась на гончарном круге, направляемая его умелыми руками, пока не превратилась в сосуд с широким дном и узким горлом. Устав, он заглянул в большой горшок зачерпнуть воды, но там осталась лишь дурно пахнущая мутная лужица на дне.

Сначала он разозлился. Разве Видья не знает, что ему нужна вода?! Может быть, она пошла на кухню, минуя мастерскую, и теперь хлопочет у плиты? Рави вытер тряпкой запачканные глиной руки и зашагал в дом, но там гулял лишь ветер, колыша занавески на окнах. Тогда он подумал, что Видья могла задержаться у колодца, болтая с деревенскими кумушками, но засомневался: в деревне она была пришлая, и ее сторонились.

Рави приметил ее на ярмарке в соседнем городе, куда вместе с двоюродным братом Джайдевом привез на продажу глиняные лампадки для Дивали, горы разноцветных мисок и огромные горшки для хранения зерна и воды. Торговля шла бойко, и в ярмарочной суете все лица для Рави слились в одно. Но стоило появиться Видье, как у него перехватило дыхание: он не мог отвести глаз от нежного овала ее лица, изящных рук, открытой полоски кожи между кофточкой чоли и юбкой сари. Восхищение было так велико, что Рави даже не заметил, как грязный оборванец стянул у него под носом пару мисок.

Красавица не стала торговаться, как другие покупатели. Выбрав прочный горшок для приготовления пищи, протянула деньги Джайдеву и ушла, скрывшись в толпе. Рави потерял ее из виду прежде, чем ему пришла мысль броситься вслед и узнать имя.

В другой раз он привез вместе с кухонной утварью мурти – ни одна религиозная церемония не обходилась без фигурок богов. От покупателей не было отбоя, а он все ждал, не появится ли та красивая женщина, искал ее глазами. А когда она оказалась прямо перед ним и принялась перебирать посуду, Рави будто холодной водой окатило. Выбирала она долго, придирчиво, осматривая дно изделий, постукивая тонкими пальцами по глиняной поверхности. Рави уже успел продать несколько мурти пожилой паре, прежде чем красавица вскинула на него глаза и спросила, сколько он просит за свой товар. Голос у нее был мягкий, вкрадчивый, а глаза карие, с поволокой, «газельи». Волосы заплетены в косу, в ушах -  серебряные джумки, похожие на колокольчики. Рави отметил, что на ней нет украшений замужней женщины: ни мангалсутры, ни браслетов, ни колец на ногах.

Он назвал цену, быстро сложив стоимость выбранных ею кувшинов, горшков для подношений и мисок. Посуды было много, и Рави вызвался помочь донести. К его удивлению, она согласилась, хотя могла подозвать мальчишку-носильщика, шныряющего в толпе. Жила она рядом, за ярмарочной площадью; в дороге и познакомились, но дальше порога она его не пустила, отблагодарила пригоршней монет и скрылась в доме.

С той поры Видья не выходила у Равиндры из головы: то она являлась ему во снах, то отражалась в воде, даже на Луне разглядел ее тень. Сердце гончара наполнилось любовью, а душа печалью, и все чаще в руках его оказывался потрепанный томик стихов.

Когда наступает жара, девы с глазами газелей,

С влажно-душистыми, от умащенья сандалом, телами,

Благоуханье цветов, свежесть покоев, облитых водой,

Сиянье луны, ветерка дуновенье - возбуждают любовную страсть!

(Бхартрихари)

 В очередной приезд в город Рави решился увидеть ту, что похитила его сердце: приблизился к ее дому и затаился за деревом, как дикий пес. Вскоре Видья появилась во дворе с корзиной белья, но, поставив ее на землю, тут же выпрямилась, словно почуяла чужака. «Кто бы ты ни был, - крикнула она, - нехорошо подглядывать за женщиной!» Рави вышел пристыженный, не смея поднять глаз, а она вдруг принялась смеяться, глядя на его красное лицо, и смех ее разнесся по всему двору. Он развернулся и бросился бежать прочь, проклиная свою нерешительность.

Рави не показывался в городе несколько месяцев. Безответная любовь к Видье иссушила, измучила, будто не любовь это, а болезнь.  Однажды он выпил с друзьями лишнего и посетовал на любовные муки. Парни понимающе переглянулись, мол, знаем-знаем, и надоумили заняться магией. Сказали, многим помогло.  

За магией Рави отправился прямиком к Гопи. Старуха приходилась ему прабабкой и была такая древняя, что никто в деревне не мог сказать, сколько ей лет, но умирать не торопилась: «и обритая старуха в хозяйстве сгодится» - гласит пословица. Гопи он нашел сидящей в плетеном кресле и жующей бетель. Ее морщинистое лицо напоминало высохшую и растрескавшуюся на жаре красную глину. Рави почтительно коснулся ее ног и преклонил голову, совсем как в детстве. «Гопи-джи, - спросил он, - ты знаешь, как можно приворожить женщину?» Старуха рассмеялась почти беззубым ртом и кивнула. «Слушай внимательно, -  сказала она, - и у тебя все получится. Твой прадед Пракаш приворожил меня так. Ты должен поклониться богине Лакшми и произнести: «О, Агни, зажги в ней любовь ко мне!» Но прежде, чем наслать на женщину любовное безумие, возьми глину и смешай ее с грязью из следа левой ноги той, что завладела твоим сердцем», - велела Гопи-джи. «Из этой глины слепи фигурку четырехрукого Ганеши и напиши на ней имя женщины. Помести фигурку в кувшин вина, а после закопай в землю. И не забудь прочитать мантру», - добавила она и снова рассмеялась.

 Рави спросил у нее, как заполучить грязь из следа любимой женщины. «Дождись сезона дождей, мой мальчик, -  посоветовала Гопи-джи, - и это будет проще простого: когда по улицам понесутся мутные потоки воды, люди станут ходить босиком, сберегая обувь и оставляя отпечатки своих ног на влажной земле».  Равиндра в который раз подивился мудрости стариков.

Он никогда так и не осмелился рассказать Видье о том, как вез домой грязь из следа ее левой ноги; как, веруя, что он далекий потомок самого Вишвакармана, старательно лепил слоноголовьего Ганешу, подпоясанного змеей, и как царапал «Видья, возлюбленная Рави». И о том, как закапывал винный кувшин с мурти в тайном месте, сопровождая свои действия мантрой, тоже не рассказал. 

Перед тем, как обратиться к богине Лакшми, он уставил ее алтарь фруктами и конфетами, вымылся и надел чистую одежду. Никогда еще Равиндра Кумар так истово не молился, как в тот день, когда обращался к Великой Священной матери. «О, Агни, зажги в ней любовь ко мне!», - произносил он снова и снова, как учила Гопи. Душа, как сосуд для благовоний, наполнилась радостью и надеждой.

Полный решимости объясниться, он поехал к Видье, бросив в сумку свадебные браслеты, принадлежавшие покойной матери, и немного скопленных денег. Пока трясся в грязном переполненном автобусе, думал о том, какими словами признается ей в любви.

Дверь ее дома была не заперта, будто она ждала кого-то.  Рави скинул сандалии у порога и прошел в комнату - оттуда доносилась тихая музыка, сладко пахло сандалом. Нагая Видья сидела перед зеркалом и расчесывала гребнем волосы. На полу стояли причудливые изгибистые горшки с ликом богини-змеи. Он замер в дверях, не в силах отвести взгляда и боясь, что Видья снова прогонит его. Но она положила гребень в один из горшков, велела Рави подойти ближе, сесть у ног и положить голову ей на колени. Он послушался, ожидая едва ли не казни от рук любимой, она же запустила пальцы в его длинные кудри и нежно прошептала: «Равиндра», прибавив к имени - «мой возлюбленный муж». Рави задрожал, сгорая от желания обладать ею, и все слова, которые он заготовил заранее, стали ненужными, кроме одного – mehbooba, любимая.

Они заснули, утомленные любовными утехами, прямо на ковре, держа друг друга в объятиях и вдыхая сладковато-приторный запах страсти. А поутру Рави попросил Видью стать его женой, прибавив к словам свадебные браслеты. Она ответила ему согласием и поцелуем, но вместе с радостью Рави испытал угрызения совести: он был уверен, что это действие приворота.

Мудрая Гопи без лишних слов благословила молодых, и дом Равиндры Кумара, пустой после смерти родителей, отныне обрел хозяйку. Видья окружила мужа заботой: привела в порядок комнаты, заново побелила кухню, высадила в огороде травы. Ее не пугали трудности деревенского быта, неспешность жизненного уклада. Когда находила время, помогала ему в мастерской, выполняя несложную работу. И лишь одно тревожило Рави – Видья никогда не рассказывала ему о своем прошлом, о своей семье. Ночью же, зарываясь в водопад ее шелковистых волос, вдыхая аромат гладкой кожи, прохладной даже в самые жаркие дни, лаская ее полные груди и вжимаясь в бедра, он задвигал свои сомнения в самый дальний уголок сознания. Он и сам был небезгрешен.

Так прошел год. А потом Видья пропала.

Сначала Рави кинулся в дом, а не найдя жену там, побежал к колодцу. В дороге случайно наткнулся на выползок кобры, в капюшоне которой блеснул осколок бирюзы, подивился удаче и спрятал кожу в складки дхоти. У каменного колодца Рави застал деревенских женщин с полукруглыми сосудами на голове, в которых они носили воду, стал расспрашивать, но никто из них не видел жену гончара. Он вглядывался в темное жерло колодца, звал любимую по имени, но эхо возвращало ему слова назад. Одна из женщин рассказала, будто слышала от инспектора полиции, что в соседней деревне объявился тигр-людоед - сбежал из заповедника и теперь держит в страхе людей.

Это могло быть правдой. Равиндра бросился обратно в деревню, обежал родственников, нашел старосту и самых важных лиц деревни, панчи, без которых не принималось ни одно решение, Панчи решили вооружить людей топорами и палками и обойти территорию вокруг деревни. Ходили долго, до наступления темноты.

Больше всего Рави боялся найти растерзанное тигром тело жены. Иногда казалось, что люди напали на след хищника, но или зверь был слишком хитер, или ошибались они. И - ни следа самой Видьи. Но когда плотник Рам Гопал обнаружил в зарослях кустарника женские браслеты, Рави сразу узнал их – это были свадебные браслеты его жены. Он заплакал, и никто из мужчин не проронил ни слова, пока шли обратно в деревню.

 

С этого дня жизнь Рави переменилась.

Слух о тигре оказался всего лишь слухом. Несколько раз гончара вызывали в полицейский участок и задавали разные вопросы: не кажется ли ему, что жена не пропала, а просто сбежала из дома? Может быть, он плохо обращался с ней, бил, например? Или у нее появился другой мужчина, и она захотела жить с ним? «Мою жену похитили», - упрямо твердил Рави. «Возможно, - кивал полицейский, но по его лицу было видно, что в эту версию он не верит, -  в таком случае остается ждать, когда бандиты дадут о себе знать». Но прошел уже третий месяц со дня исчезновения Видьи Кумар, а ее судьба оставалась неизвестна.

Рави был раздавлен свалившимся на него горем. Каждое слово инспектора больно ранило и в то же время сеяло сомнения в душе. Ночью, когда тоска по жене разъедала сердце, он вспоминал счастливые дни, проведенные вместе с ней. Он любил читать ей стихи из «Рамаяны» (знал почти наизусть), потому что в ней прекрасная Сита, так похожая на жену, считалась воплощением самой Лакшми и всюду следовала за своим возлюбленным Рамой. Видье нравилось танцевать, пересказывать эту историю без слов, с помощью пластики рук и ног.  Это была их история любви. Звенели ножные браслеты, Рави отстукивал по горшку ритм и любовался женой. Ни у одной женщины в деревне не было такой светлой кожи, как у Видьи.

Но что, думал Рави, ворочаясь без сна, если это правда - она полюбила другого мужчину и ушла?  Потому и свадебные браслеты сняла и выбросила, отныне считая себя свободной. А разве его любовь к ней не так же сильна, как приворотная магия?.. Сколько ни думай, ответа не найти.

Прошел очередной Дивали, умерла Гопи. Родственники не оплакивали ее, да и зачем: зажилась она на этом свете, детей и внуков схоронила, остались взрослые правнуки. «Старуха умерла зимой, всплакнули летом», - так говорили в старину.

Мучимый сомненьями, Рави тайно съездил в старое жилище жены, но там уже проживала другая семья. О Видье никто ничего не слышал. Боги забрали у него самых близких людей: сначала отца, потом мать, теперь – любимую женщину. Значит, в прошлой жизни он совершил что-то очень плохое и расплачивается в этой.

Люди в деревне начали шептаться, что гончар убил свою красавицу жену из ревности, а тело спрятал в большой горшок для зерна. Дошло до того, что Равиндру вновь вызвали в полицейский участок и допрашивали, а в мастерской провели обыск. Ничего не нашли, но подозрения остались. Приводя мастерскую в порядок, Рави обнаружил припрятанный им выползок кобры. Он, как и многие, верил, что кусочек шкурки, положенный в кошелек, приносит богатство. Но сейчас он все бы отдал, лишь бы Видья вернулась домой.

Так и жил теперь гончар – не муж и не вдовец. Облегчение приносила работа, трудился для себя и помогал Джайдеву, у того детей мал мала меньше.  Как только прикасался к куску глины, начинал видеть внутреннюю суть вещей, отсекая все лишнее. Рави впитал семейное ремесло с молоком матери. И отец, и дед, и дядья его были гончарами, гордились этим ремеслом, называя свою работу божественным трудом. Все они свято верили, что они, шудры, вышли из ног бога Брахмы, чтобы исполнить свое предназначение в жизни - обслуживать остальных. Отец сказывал Рави, что в старые времена мастера начинали день с поклонения гончарному кругу как символу Шивы и безостановочного движения времени. Магия их ремесла заключалась в использовании всех элементов природы: из Земли брали глину, смачивали ее Водой, руками или на гончарном круге лепили изделия, а после сушили на Воздухе и обжигали в Огне. 

Горшки и миски не поменяли свою форму за века, и печь – вырытая в земле неглубокая яма – была такой же, как тысячу лет назад. В больших городах развивались новые технологии, а в деревнях чтили традиции. Рави мечтал объединить и то, и другое. В отличие от деда и отца, он не только окончил полную школу, но и год отучился в колледже. Когда отец умер, об учебе пришлось забыть и вернуться домой, чтобы поддерживать мать. Мечта стать искусным мастером не исчезла в суете дней, и все свободное время Рави отдавал ей. Пытался делать черепицу, но глина в окрестностях деревни оказалась неподходящей. В Бенгалии в храме увидел глиняные кувшины с налепленными изображениями кобр, символами Манасы: четырехрукая богиня стояла в центре храма в человеческий рост, под ее ногами вились глиняные кобры. Равиндра загорелся слепить такой кувшин – получилось, хотя и не сразу. Увлекшись змеиной темой, сделал мурти Шивы, носящего на себе змея Васуки в виде священного шнура, и фигурку тысячеголового царя всех нагов Шеши. Лепить мурти, а не только горшки и миски, Рави нравилось, особенно хорошо получались у него глиняные фигурки Кришны для празднования Джанмаштами.

 В сезон дождей деревню наводнили дикие змеи. Выползли из своих затопленных нор и устремились в жилища человека. У многих ползучие твари всегда жили в доме вроде домашних животных, их не пугались даже дети. Но дикие змеи – совсем другое дело, стоило потревожить их выводок, и расплата наступала неминуемо. В деревнях они заползали в дома, проникали в кладовые и погреба, облюбовывали крыши. Люди остерегались диких змей, но, если домашняя покровительница очага вдруг покидала жилище, это считалось дурным знаком.

В детстве Рави очень боялся быть укушенным змеей. Мать однажды сказала ему, что тело человека, умершего от укуса кобры, не предают пламени огня, а бросают в реку. «Но без огня ему не даруется освобождение бессмертной души, и он не получит спасения», - возражал Рави.  Тогда она отвела его к храмовому жрецу, и тот объяснил мальчику, что люди, погибшие от укуса кобры, уже достигли освобождения души из круговорота рождений и смертей. Рави стал мужчиной, и страх перед змеями отступил, притупился.

Ярмарки сменялись буднями, потом наступала череда праздников, за ними снова будни и праздники. Круговорот жизни. Вместе с другими Равиндра Кумар готовился к Нагапанчами, фестивалю змей. Праздник приходился на пятый день священного месяца Шраван. Накануне женщины деревни, совершив ритуальное омовение и очистив себя, отправились к змеиным норам с подношением: в маленьких глиняных горшках плескалось сырое и топленое молоко. Они надеялись, что змеи выпьют молоко, и это означало получить их благословение. После все отправились в храм молиться о благополучии и счастье в семье и доме, и только слабые и немощные остались дома.

Утром Рави нанес коровьим навозом по обе стороны входной двери знак змеи, поставил на порог дома блюдечко с молоком и миску поджаренного риса.  И миску, и блюдце он делал в подарок жене, украсил их затейливым орнаментом, покрыл глазурью. Говорят, в такой день священные животные не кусают людей, но набрасывать змей на шею и испытывать судьбу, как это делали отчаянные храбрецы на потеху женщинам и детям, Рави не желал.

Праздник продолжался до глубокой ночи. Равиндра вернулся в свое одинокое жилище и сразу завалился спать, не раздеваясь. Сон пришел быстро, и впервые за последние месяцы ему приснилась Видья: она стояла на пороге дома в том самом светлом сари с красной каймой, в котором он впервые увидел ее. Проснувшись, попытался вспомнить сон: может быть, жена пыталась ему что-то сказать? Свесив ноги с кровати, долго сидел, обхватив голову руками, затем встал и направился на кухню к умывальнику. Отраженье в зеркале Рави не понравилось: лицо осунулось, лоб прорезали морщины, в уголках рта залегли скорбные складки. «Что ты сделала со мной, Видья?..»

На кухне был беспорядок, оставленный со вчерашнего дня, у входной двери стояла пустая миска. Рави вернулся в спальню, собрал грязные вещи в мешок для прачек и потянулся в шкаф за чистой одеждой. На полках аккуратными стопками лежали сари жены и его дхоти. Он вытащил зеленое хлопковое сари, поднес к лицу и глубоко вдохнул, ожидая, что тонкая ткань сохранила запах Видьи. Но пахло дешевым мылом и пылью.

 Вдруг в тишине комнаты послышался странный шорох. Звук был едва уловимый, вибрирующий. Он обернулся и замер: на кровати в складках покрывала возлежала кобра. Равиндра твердо усвоил с детства, что убивать змей нельзя: убьешь -  совершишь тягчайший грех. «Так это ты выпила молоко и съела рис»? – спросил он, стараясь унять дрожь. Кобра быстро поднялась, покачиваясь.  Это была самка с длинным крепким телом и тонким кончиком хвоста.

Рави попытался выпроводить нежданную гостью из дома - открывал настежь двери, предлагал угощение, обещая не тронуть, но это не помогло. Оставалось последнее средство. Если змеи досаждали хозяевам, звали заклинателя змей. В деревне этим занимался кривой Пранав: он являлся с барабанчиком с натянутой козьей кишкой и дудкой и начинал играть, постукивая рукой по колену. Змеи приходили в возбуждение, поднимались на хвосте и начинали колыхаться в одном ритме с движениями дудки. Со стороны казалось, они танцуют.

Пранав примчался к гончару с корзинкой, в которую собрался заманить кобру и вынести из дома, и принялся дудеть, важно надувая щеки. В ответ змея раздула свой капюшон и угрожающе зашипела. «Э-э-э, братец Рави, - почесал затылок Пранав, - похоже, она хочет остаться здесь. Будет охранять твой домашний очаг вместо жены!» И он улыбнулся щербатым ртом. Рави еле сдержался, чтобы не отвесить ему тумак.  

Отныне кобра-брахманка поселилась в его жилище. Каждое утро Рави оставлял ей миску еды и шел работать в мастерскую. Иногда забегала невестка, приносила угощение, но дальше порога не проходила, чтобы не встречаться со змеей. Однажды Рави обнаружил кобру в мастерской: она забралась в пустой горшок, спасаясь от жары, а когда надоело лежать, выползла. Он как раз лепил Лакшми, сидящую на цветке лотоса. Когда закончил, едва не выронил фигурку из рук – в чертах лица богини явственно проступила Видья.

Что бы Равиндра ни делал теперь, всюду ему являлся образ жены. В зеркало посмотрится –  в зазеркалье рядом с ним Видья. В колодец ведро начнет опускать – оттуда смех жены слышится. Ляжет спать, а она во сне явится. Глину мнет в мастерской, а вместо горшка статуэтку жены лепит.

Он стал болеть и чахнуть. Брат с невесткой обеспокоились, привели знахаря. Тот осмотрел Равии сказал, что заболевание связано с дурными помыслами больного: они нарушили одно из пяти начал, из которых состоит все живое. Прописал пост и молитвы, но они не помогли. Рави делал приношения богам, много молился, но тело и душа по-прежнему страдали. Одна из пожилых женщин, что прислуживала в храме, однажды остановила Рави и заговорила с ним. «Послушай меня, гончар. Жена твоя родилась не из лона матери, - сказала она, - Видья - змеиного племени. Вижу, ты не веришь мне, - усмехнулась она, глядя на его изменившееся лицо, - но что ты знаешь о ее семье?.. Только нагини обладают подобной красотой, и лишь наги способны изменять свой внешний облик...»

Пока она говорила, Рави смотрел на то, как шевелятся ее губы, и в его спутанном сознании слова слились с желаниями собственного сердца. Он добрался до дома и сразу прошел в спальню. Свернувшись клубком, кобра спала в углу кровати, на своем любимом месте. Рави долго смотрел на нее, пока по щеке не скатилась слеза. «Видья, - прошептал он пересохшими губами, - это ты?..» Змея шевельнулась, приподняла голову и уставилась на него немигающим взглядом. «Если это ты, подай мне знак», - умоляюще попросил он. Кобра  вдруг распрямилась и сползла с кровати на пол, задев его ладонь. Кожа у нее была прохладная, скользкая, и Рави инстинктивно отдернул руку. Был ли это знак, или потревоженная змея решила найти более укромное место, он не знал.

Он долго звал ее, но она не показывалась. Должно быть, ушла в гости, подумал Рави, допивая початую бутылку вина. Выбежал на улицу, стал стучаться к соседям и звать жену домой. Речь его была путаной, бессвязной, по лицу блуждала безумная улыбка. На крики сбежались родственники, скрутили его, а утром повезли в соседнюю деревню к колдуну. Протрезвевший Рави равнодушно следил, как тот чертил магические знаки в воздухе, произносил заклинания, сопровождая их мудрами, и взывал к духам умерших. Колдун сказал, что на Рави навели порчу, но кто это сделал и почему, духи ему не открыли. Лишь велел зарыть свадебные браслеты Видьи подальше от дома.

В деревне заговорили о том, что гончар повредился умом, бродит один по ночам и зовет жену. Одни жалели его, другие смеялись, а дети бросали вслед комки грязи. «Если любовь - это сумасшествие, то я безумен», -  отвечал он, улыбаясь.

Кобра пряталась где-то в доме и выползала только за тем, чтобы поесть. Но сколько Рави ни пытался ее застать, она легко ускользала.

Тем вечером он вышел за порог, шатаясь от выпитого вина, споткнулся о пустую миску и разозлился. Проклятье! «Видья, я знаю, ты здесь», - крикнул он в темноту. Постояв немного, вернулся в дом и принялся мастерить факел, чтобы выманить змею из укрытия: она должна бояться огня. На это ушло время, потому что руки плохо слушались, а потом Рави обошел свой дом, заглянул во все щели, открыл сундуки. «Где ты прячешься, Видья?.. Выходи!» - приказывал он, но в ответ не слышал ни звука. «Ты моя жена, и должна повиноваться!»  Ни звука.

Он вновь вышел из дома, сел на ступени крыльца и стал раскачиваться из стороны в сторону, бормоча что-то под нос. А после взмолился: «Видья, вернись! Или отпусти меня...». Горячая смола капнула Рави на ногу, от боли он вскочил, корчась, а факел полыхнул сильнее, и в этот момент он увидел ее – прямо перед собой. Кобра смотрела на него, раздув свой капюшон и покачиваясь на хвосте в боевой стойке. В ее немигающих глазах с узкими зрачками Рави прочитал свой приговор: его несчастная душа сегодня должна достигнуть освобождения из круговорота рождений и смерти.  Стало легко, будто все это время он ожидал этого. Он хотел после смерти сгореть в огне, превратиться в пепел и смешаться с землей, а не упокоиться в воде. Вот он, огонь, в его руке!

Ее укус пришелся на левую, свободную руку. Когда кобра разжала челюсти и отползла, Рави упал, продолжая крепко сжимать в правой руке горящий факел. Пламя быстро поглотило лежащую на ступенях солому. Разум Рави начал погружаться в сладостный сон, вызванный ядом, но это длилось недолго. Он успел прошептать: «О, Агни, зажги в ней любовь ко мне...» и умер с улыбкой на устах. Огонь уже подобрался к нему, захватил край одежды, опалил босые ноги. 

И в этот момент на деревню хлынул ливень, яростный и мощный, сметающий все на своем пути и гасящий любое пламя. Потоки воды превратили улицы в горные реки, заставив людей спасаться на крышах домов и на деревьях. В страхе кричали животные, но Рави ничего этого не слышал. Тело его  медленно поплыло в мутной воде среди всякого хлама, захваченного ливнем.

Это была месть богов.

Равиндра Кумар хотел обмануть свою судьбу, но это еще никому не удавалось.

 

 


Примечания

Лакшми - богиня благословения, изобилия, процветания, богатства, удачи и счастья

Дивали - главный индийский и индуистский праздник.

Мангалсутра- свадебная подвеска, символ замужества для индусов

Бетель – смесь для жевания

Мантра - священный текст, слово или слог в индуизме, буддизме и джайнизме

Сезон дождей - в Индии длится с июня по сентябрь

Вишвакарман - в индуистской мифологии божественный мастер, творец вселенной

Выползок – сброшенная кожа змеи

Дхоти – мужская одежда, кусок ткани, обмотанный вокруг бедер наподобие шаровар

Панчи, члены панчаята - это лица, которые принимают решения в деревне в случае возникновения какой-либо проблемы

Нагапанчами - праздник змей, отмечается ежегодно в пятый день месяца шравана

Шраван – пятый месяц Единого национального календаря Индии, начинается с 23 июля и длится 31 день

Наг и Нагиня -  в индуистской мифологии полубожественные существа со змеиным туловищем и человеческими головами

Шеша - тысячеголовый змей, царь всех нагов

Варна  - сословие

Шудры  - низшее из четырех сословий в Индии.

Каста  – социальная группа (не путать с сословиями - варнами)

Брахма - бог творения в индуизме

кобра-брахманка – так называю кобру, считающуюся благородной змеей

Шива – индуистское божество, вместе с Брахмой и Вишну входит в божественную триаду тримурти

Манаса –индуистская богиня змей

Кришна – одна из форм Бога в индуизме

Джанмаштами  - День явления Кришны - ведический праздник

«Рамаяна»  - древнеиндийский эпос

Мудры – особые жесты

Пять начал: Джала – это вода (отвечает за жидкости в организме), притхви – земля (твердые части организма такие, как кости и зубы), акаша – эфир (внутренние органы), агни – огонь (ферменты), вайа – воздух (общее самочувствие).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 14 в т.ч. с оценками: 12 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


ФройляйнФройляйн [11.07.2017 22:17]:
Когда прочитала, что кожа Видьи гладкая и всегда прохладная, а пропала она, отправившись к колодцу, заподозрила что она русалка какая-нибудь.)) Оказалось, змея. Ну да, когда она его голышом дома поджидала, змеи упоминались.
Вопрос имею: Что стало причиной ухода Видьи от Рави? Почему приворот перестал действовать?
Не могу не отметить как старательно изучил автор матчасть. Кое-где чувствуется, что для него это свеже изученный материал, но не критично совершенно и нисколько не умаляет умения подать.
Очень хорошая работа. Возможно, голос. Спасибо, автор.
P. S.: Отдельно спасибо, что не притянули к ХЭ.

LapulyaLapulya [12.07.2017 13:35]:
Конец уже дочитывала с забегом мурашек по всему телу. Автор. Мне очень понравился ваш рассказ. Вам удалось заинтриговать. что не терпелось узнать, что же будет дальше. Немного мистики добавляет лишь перчинки. И вся это недосказанность на протяжении всего рассказа, когда вопросов больше.... ! не стоит вмешиваться в судьбу, если у нее на тебя другие планы. Спасибо. Голос. (5)

Elen-MertElen-Mert [14.07.2017 23:20]:
Яркая, колоритная и просто изумительная работа. Дать бы почитать ее всем, кто верит в привороты, присушки, и т.п. Мне показалось, что никакой приворот на Видью никогда не действовал. Она сама привлекла внимание Рави, потом соблазнила, потом удерживала, а после - наигралась и ушла.Пять баллов с плюсом (и удовольствие и есть над чем подумать). (5)

RubinaRubina [25.07.2017 21:52]:
Автор, у меня возникло ощущение, что я посмотрела хороший индийский фильм. Спасибо вам за объем, интересное развитие событий и финал, ваш рассказ в тему и раскрывает индийскую тему. Мне очень понравилось! (5)

  Еще комментарии:   « 1 2

Список статей в рубрике:
01.06.17 20:00  Дочь Тринабинду   Комментариев: 19
28.05.17 18:46  Амулет   Комментариев: 20
09.06.17 12:57  Будьте осторожны в своих желаниях   Комментариев: 22
05.06.17 19:14  Лунная танцовщица   Комментариев: 20
01.06.17 20:33  Предсказание   Комментариев: 16
01.06.17 20:27  Чайное волшебство   Комментариев: 21
01.06.17 20:23  Танцор диско   Комментариев: 16
01.06.17 20:12  Обрученная с тьмой   Комментариев: 16
01.06.17 20:10  Мой дорогой дневник   Комментариев: 21
01.06.17 20:06  Круговорот жизней   Комментариев: 14
Добавить статью | Болливудомания | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение