ПРАВДА Всадников АпокалипсисаАвтор статьи: Руста

Возвращение: Руста*

Обновлено: 08.05.11 22:38 Убрать стили оформления

 

2 ноября 2005 года

Париж

 

Усевшись за столик уличного кафе, я дождалась своей порции cafe au lait[1] и сделала первый глоток. Отменный вкус напитка немедленно поднял мне настроение, и я уже с меньшей грустью посмотрела в сторону Скалистого парка, по дорожкам которого только что прогуливалась. Нет, сам парк – место просто замечательное: множество деревьев, искусственное озеро, в центре которого на горе располагалась каменная ротонда[2]. Из нее, кстати, открывался потрясающий вид на Монмартр[3], и те, кто здесь оказывались в первый раз, непременно взбирались на вершину, чтобы в этом убедиться.

Но сегодня парк был малолюден, а те, кто всё-таки пришел, явно испытывали беспокойство и будто прислушивались к чему-то. Впрочем, я быстро сообразила, в чем дело. Совсем недалеко отсюда, в пригороде Клиши-су-Буа, начались беспорядки среди мусульманской молодежи. Они громили витрины магазинов, поджигали автомобили и устраивали стычки с полицией. Это пламя могло быстро распространиться на весь город, и парижане не ждали от этого ничего хорошего.

Вот тогда-то, не выдержав гнетущей атмосферы страха, я и переместилась в это кафе. Мне надо было дождаться Эдварда, который вел сейчас переговоры со своими французскими поставщиками. Эдвард Гордон – мой бойфренд и (всё шло к этому) мой будущий муж. Он коренной англичанин, потомственный аристократ и владелец сети ресторанов. В случае успешного завершения переговоров мы уже завтра должны были вернуться в Лондон.

Допив кофе и задумавшись над тем, не заказать ли мне вторую порцию, а к ней заодно и что-нибудь из фирменной выпечки, я бросила взгляд на противоположную сторону улицы – и мне вдруг стало не по себе. Нет, там ничего не происходило – по крайней мере, пока – но внутренний голос подсказывал, что вот сейчас, совсем скоро, здесь случится что-то пугающее и одновременно очень важное для меня. Минут пять я внимательно вглядывалась в лица прохожих, осмотрела все близлежащие дома и закоулки, но так ничего и не заметила.

Незнакомец в кафеХмыкнув про себя – тоже мне нашлась провидица! – я повернула голову и встретилась взглядом с мужчиной, вошедшим в кафе. Уголки его губ дрогнули, и, кивнув мне, словно старой знакомой, он прошел вперед и уселся за соседний столик. Я была почти уверена, что через минуту-другую он обязательно попытается заговорить со мной. В любой другой день я бы, конечно, с удовольствием обменялась парой фраз и, возможно, даже пофлиртовала с этим элегантным, излучающим уверенность и успех мужчиной. Но именно сегодня общение с незнакомцем не входило в мои планы: меня до сих пор не оставляло чувство тревоги.

Поэтому я демонстративно отвернулась и от нечего делать вновь оглядела улицу. Но там по-прежнему ничего не происходило и, разочарованно вздохнув, я вернулась к своему кофе. Уже поднеся чашку ко рту, я вспомнила, что забыла заказать себе вторую порцию, и подняла голову, чтобы позвать официанта.

Лучше бы я этого не делала, а просто встала и ушла. Тогда бы я не увидела, что мой сосед, прищурив глаза, всё это время наблюдал за мной. Столик перед ним был пуст, и он не торопился делать заказ. Он смотрел на меня, и в его взгляде не было ни стремления познакомиться, ни желания пофлиртовать – он просто изучал меня, как изучают насекомое под микроскопом.

Я сказала, что он излучал уверенность? Я ошиблась. Он излучал опасность. Да он просто «фонил» ею! Почувствовав мой взгляд, незнакомец ничуть не смутился, а тут же вернул его мне, и я невольно отпрянула в сторону, увидев, как из его глаз в этот миг вырвались языки голубого пламени. Испугавшись до чертиков, я махнула рукой официанту и, расплатившись с ним, попросила вызвать мне такси. Как только молодой человек отошел от меня, я с опаской поглядела на соседний столик – но там уже никого не было.

Стоп. Но ведь он не мог пройти незамеченным мимо меня. Я обернулась, но незнакомца нигде не было видно. Официанта, подошедшего ко мне сообщить, что такси прибыло, я осторожно спросила, не видел ли он, куда делся мой сосед. И тогда он выдал такое, что я тут же поняла: предчувствие мне не обмануло. Просто я искала необычное на той стороне улицы, а оно происходило прямо у меня под носом!

Так вот. Служащий кафе, удивленно посмотрев на меня, сказал, что никто за этим столиком не сидел. Что я ошиблась. Потому что, если бы там кто-то был, он обязательно подошел бы к нему предложить что-то из меню. А так как там никого не было, то он и не подходил. Помотав головой и для верности еще раз посмотрев на соседний столик – там, естественно, никого не было – я поблагодарила молодого человека и отправилась к машине.

Что это было? Галлюцинация? Ясновидение? Я видела его так же четко, как водителя этого такси. И он находился от меня почти на таком же расстоянии... Задумавшись, я испуганно вздрогнула от заверещавшего в сумке мобильника. Звонила Вивиан, моя университетская приятельница, недавно переехавшая в Париж. Вчера мы столкнулись с ней в одном из торговых центров и договорились встретиться, чтобы немного поболтать и вспомнить студенческие годы.

Она ждала меня в одном уютном ресторанчике, и, предупредив Эдварда о том, что могу задержаться, я направилась прямо к ней. Испытанное недавно потрясение только повысило мой аппетит, и я с удовольствием отведала и приготовленные почти по-домашнему яства, и напитки, среди которых – каюсь, каюсь, каюсь – преобладали оные с высоким и не очень градусом.

В результате так и не дождавшийся моего прибытия Эдвард приехал в ресторан сам и застал меня в изрядном подпитии: ну не так чтобы я уж совсем не могла стоять на ногах, но стоять долго – нет, не могла. Покачав головой – такой он меня видел не часто – мой жених вежливо отказался от приглашения Вивиан присоединиться к нашему веселому застолью и отвел (или отнес? нет, все-таки отвел) меня сначала к своей машине, а потом в наш номер.

После прохладного душа мне стало намного легче, и, дожидаясь окончания водных процедур Эдварда, я решила немного вздремнуть. Разбудило меня легкое прикосновение к шее. Мужские пальцы медленно обвели ее контуры, спустились по позвоночнику вниз, замерев у развилки между ягодицами. Зарывшись лицом в подушку, я улыбнулась и прогнулась в пояснице, открывая себя.

Сильные руки сразу же ухватили меня за бедра и поставили на колени. Предвкушая долгие любовные ласки, я пробормотала:

– Эд...

Но мой жених без лишних телодвижений и раздумий немедленно проник в меня, причем давление было настолько сильным, что... В эту минуту я вдруг отчетливо услышала звук текущей в ванной воды, а затем из-за двери раздался кашель Эдварда. Испуганно взвизгнув, я оглянулась и увидела за своей спиной того самого незнакомца из кафе. Он даже был одет в тот же самый костюм, только сейчас он был в беспорядке: галстук развязан, рубашка и пиджак расстегнуты, а брюки... брюки...

Я громко закричала и попыталась вырваться, но, увы, мне это не удалось. Его пальцы, словно стальные щипцы, впились в бедра и удержали меня на месте. Но в этот момент я и сама затихла, вдруг осознав, что, когда я кричу, от меня не исходит ни единого звука. Мама, да что же это такое... «Это мне снится, снится... – попыталась успокоить себя я. – Это ночной кошмар. Его нет, не может быть. Это сон». Но мой насильник придвинулся поближе, и я застонала от боли. По-прежнему беззвучно. Наклонившись к уху, незнакомец хрипло проговорил:

– Голос отнял у тебя я. – Я дернулась, и он в ответ больно сжал мне грудь. – Тсс. Не навсегда, не бойся. Я уйду, и голос вернется. Но уйду я только тогда, когда мы закончим наше дело. Так что выбирай: или мы сделаем это, пока твой жених застрял в ванной, или мы это будем делать на его глазах, предварительно обездвижив его и лишив дара речи.

Представив эту картину, я чуть не завыла. И да, я верила, что этот мерзавец вполне может сделать такое с нами, поэтому обреченно кивнула головой.

– Вот и умница. – Он коснулся губами моего плеча. – Ты можешь мне не верить, но мы это делаем не в первый раз, и ты всегда любила наши игры.

«Он сумасшедший, – подумала я. – Сумасшедший маньяк, овладевший секретом гипноза. По-другому это объяснить нельзя. Мне придется подчиниться». Ужасно хотелось плакать, но слез почему-то не было.

Незнакомец возобновил движения, его член входил в меня все глубже и глубже. Дойдя до конца, он медленно вытащил его наружу и снова протаранил меня насквозь. Воздух с шумом вырвался из моих легких, и я попыталась отстраниться, но он удержал меня на месте.

– Расслабься, принцесса. Тебе должно это понравиться.

Мужчина стал двигаться быстрее и жестче, и внутри меня стало зарождаться странное ощущение. Его орудие пульсировало, вонзаясь в меня снова и снова. Как бы со стороны я услышала мокрые хлюпающие звуки, сопровождающие наш секс, и ужаснулась: я не могла возбудиться от этого! Эдвард был нежен со мной, а этот – неистов и груб. Но факт оставался фактом: мне было хорошо, и я даже жаждала большего – чтобы его пальцы коснулись...

Он угадал мое желание. Его рука проникла мне между ног, надавливая, вжимая в себя. Один из его пальцев скользнул чуть дальше и, отыскав клитор, потер его – и, теряя разум, я буквально ворвалась в оргазм, краем сознания улавливая, как электрические разряды пронзают мои конечности и мышцы, сжимая что-то там внутри – быть может, душу?

Будто сквозь сон я услышала бормотанье незнакомца:

– Какая же ты горячая... Ну нет, я тебя никому не отдам.

Толкнувшись так глубоко, что я вздрогнула от боли, он стал беспощадно таранить меня, врезаясь со стуком в мои ягодицы. Казалось, кровать вот-вот проломится под нами, и меня несказанно удивляло, почему Эдвард не слышит весь этот грохот. Но вот, наконец, с последним сильным толчком мужчина на секунду замер и с хриплым рыком изверг в меня свое семя.

Незнакомец встал с кровати, и я тут же заползла в изголовье, прикрывшись простынями. Сжавшись, как пружина, я наблюдала за тем, как он застегивает брюки, продевает в пояс ремень, затягивает его...

– Да. – Незнакомец поднял голову. – Хочу тебя предупредить. Слушай внимательно и запоминай. Если ты позволишь что-то подобное ему, – он кивнул в сторону ванной, – или еще кому-то другому, я вернусь, и тогда наше сегодняшнее соитие покажется тебе детской сказкой. Уж поверь мне, будет больно. – Он хищно оскалился и добавил: – Очень.

Я испуганно моргнула, а когда открыла глаза, в комнате никого не было. Он снова сделал это! Посидев пару минут на кровати, я осторожно спустила ноги на пол, накинула на себя рубашку и на цыпочках прокралась к входной двери. Она была заперта. Изнутри. Плюс декоративная, но все-таки щеколда. Не поворачиваясь спиной к центру комнаты, я пробралась вдоль стены к окнам и проверила на них запоры. Хотя мы и находились на четвертом этаже, но чем черт не шутит: вдруг он пробрался по карнизу? Но все было в порядке, и я поневоле задумалась: как? Как он исчезает? Гипнозом замок с обратной стороны не запрешь.

Мой взгляд упал на огромный шкаф у противоположной стены комнаты. Я медленно двинулась к нему. Боялась ли я? О да. Но я хотела покончить со своим кошмаром раз и навсегда. Подумав, я решила прихватить со стола настольную лампу – какое-никакое, но оружие. На середине комнаты я замешкалась, поудобнее устраивая в руке мраморную подставку, и в этот момент за моей спиной раздался голос:

– Руста? Что ты делаешь?

Подпрыгнув от испуга, я развернулась к Эдварду и закричала:

– Какого черта ты подкрадываешься ко мне сзади?!

Глядя на оторопевшее лицо бойфренда, я вдруг – о радость! – поняла, что ко мне вернулся голос. С облегчением вздохнув, я извиняюще улыбнулась:

– Прости, я очень испугалась.

Эдвард вопросительно посмотрел на массивную подставку настольной лампы в моей руке. Самым беспечным голосом из своего арсенала я ответила:

– А, это? Мне послышался шорох в шкафу, и я подумала: вдруг это крысы?

Брови моего жениха поднялись еще выше:

– Крысы в номере люкс четырехзвездочного отеля в центре французской столицы? – Скрестив руки на груди, он кивнул головой. – Дерзай, любимая. Если ты окажешься права, мы потребуем огромную компенсацию за доставленные неудобства.

И хотя ситуация все больше начинала приобретать комический оттенок, мне было совсем не до смеха. Я таки открыла дверь этого чертова шкафа, перерыла там все полки, заглянула за диван и под стол, отодвинула кресла. Затем под внимательным взором Эдварда сходила в ванную и все там хорошенько осмотрела. Вернувшись в спальню, я присела на кровать и устало вздохнула.

На глаза мне попались скомканные простыни. Сжав зубы, я сдернула их с кровати и, достав из шкафа новые, застелила ими постель. Не глядя на Эдварда, я пробормотала:

– Я, пожалуй, еще раз приму душ.

Он улыбнулся:

– Конечно. – И уже вслед мне добавил: – Всем нам иногда снятся кошмары. Но я с тобой, дорогая.

 

Глядя в зеркало, я угрюмо изучала свое отражение. Ночь прошла кошмарно: во сне меня преследовал насмешливый взгляд незнакомца, его руки жадно тянулись ко мне, я пыталась убежать, но ноги меня не слушались. Я то и дело просыпалась, вглядываясь в темноту, и снова засыпала, чтобы ненадолго забыться. И вот результат: и налицо, и на лицо. Под глазами темнели круги, сами глаза покраснели, лицо бледное, волосы висели безжизненными прядями. Обреченно вздохнув, я поплелась в ванную.

После водных и косметических процедур жизнь стала казаться чуть более терпимой, и я даже нашла в себе силы улыбнуться подошедшему ко мне Эдварду. Обняв меня сзади, он спросил:

– Ну что, как ты? Всю ночь проворочалась. Наверное, вообще не спала? Может, уедем прямо сейчас? У меня остались кое-какие дела, но я могу их решить в следующий свой приезд.

Я погладила его по руке.

– Нет, ты лучше заканчивай всё здесь, а я пройдусь по магазинам. Шопинг – лучшее лекарство.

– Уверена?

Я кивнула головой:

– Угу.

Он улыбнулся и коснулся губами моей шеи. Шелковый халатик соскользнул с плеча, и Эдвард не преминул этим воспользоваться: его губы опускались все ниже, ниже... Я слегка поежилась: вспомнились последние слова незнакомца, но все-таки позволила Эдварду развязать завязки и уже собиралась повернуться к нему, как вдруг услышала его удивленный возглас:

– Откуда у тебя эта татуировка?

Я растерялась:

– Какая татуировка?

Он повернул меня спиной к зеркалу.

– Вот здесь, под правой лопаткой. Змея с раскрытой пастью. И у нее голубые глаза.

Сердце сжалось от нехорошего предчувствия.

– Голубые глаза?

Я посмотрела в зеркало. Так и есть. Но откуда она взялась? Меня никогда не привлекала эта модная тенденция украшать свое тело, а тут змея, да еще с таким цветом глаз! Почувствовав мое замешательство, Эдвард предположил:

– Может, это Вивиан тебе предложила? Это вполне в ее характере. Вы с ней не были вчера в тату-салоне?

– Нет! Мы весь вечер просидели в ресторане.

– Знаешь, когда я тебя забирал, ты довольно плохо ориентировалась в пространстве. Возможно, вы выходили, а ты просто не помнишь. Там нет поблизости какой-нибудь студии или мастерской?

Я сердито запахнула халат:

– Ты издеваешься?! Это же больно! Как я могла не заметить, что мне вчера сделали тату?

Эдвард развел руками:

– Ну тогда не знаю. И не переживай ты так. Сведем мы ее тебе. Найдем в Лондоне хорошего специалиста и сведем.

Действительно. Он-то в чем виноват? Я прижалась головой к его груди.

– Прости. Я сегодня невыносима. Но я прогуляюсь, и мне станет легче. Обещаю.

 

Легче не стало. Уже на улице я позвонила Вивиан, чтобы узнать, не с ее ли легкой руки я обзавелась этим сомнительным украшением. Но телефон подруги не отвечал, и я решила сама пройтись по улице, на которой находился тот ресторан. Вдруг и вправду там неподалеку есть какая-нибудь мастерская?

Тату-салон я обнаружила в двух кварталах от нашего вчерашнего местопребывания. Вряд ли, конечно, мы с Ви посреди ужина отправились бы в такую даль, но лучше все-таки в этом убедиться самой. Еще раз взглянув на вывеску – иероглифы на ней были явно китайского происхождения – я толкнула дверь и вошла внутрь. В полутемном помещении меня встретил мастер – молодой азиат. Он слегка поклонился:

– Добрый день. Вы хотели бы сделать себе татуировку?

– Спасибо, нет. Я хотела бы узнать, не у вас ли была сделана вот эта тату...

Я сняла плащ, скинула свой жакет и, стараясь не обращать внимания на недоуменное выражение лица мастера, повернулась к нему спиной.

– Эта голова змеи. Она вам не знакома?

Сзади воцарилась такая тишина, что мне показалось, будто мой собеседник пропал, но нет – он был на месте. Точнее, после минутной паузы он направился к двери в глубине помещения и громко позвал кого-то. В комнату зашел седой старик. Мастер сказал ему что-то по-китайски и показал на меня. Тот подошел поближе и уставился на татуировку. «Ну вот, собрался целый консилиум», – с грустной усмешкой подумала я, но тут старик начал что-то громко выкрикивать.

Я испуганно оглянулась и увидела, что он сует мне в руки мою одежду и сердито указывает на дверь. Растерявшись, я посмотрела на молодого человека: может, он объяснит мне, что происходит? Тот, пряча глаза и подталкивая меня к двери, быстро проговорил: «К сожалению, мы ничем вам не можем помочь. Мы с отцом не знаем, откуда взялась ваша татуировка». Что-то мне подсказывало, что мужчина не говорит всей правды и, наплевав на свою обычную деликатность, я обеими руками уперлась в косяк двери.

– Я не уйду, пока вы не скажете мне всё, что вы знаете об этом! – И умоляюще глядя на молодого человека, добавила: – Помогите. Со мной происходят странные вещи. И я понятия не имею, откуда взялась на мне эта тату...

Устало вздохнув и что-то быстро сказав продолжавшему громко верещать старику, мастер помог мне надеть плащ и предложил:

– Через дорогу находится небольшое кафе. Давайте выпьем по чашке?

Я радостно кивнула. Молодой человек махнул рукой своему отцу, и мы вышли из салона. В кафе мужчина провел меня в самый дальний угол, подальше от других посетителей.

– Понимаете... Вам это может показаться странным, но старые люди верят в такие вещи. Так вот отец сказал, что на вас не просто татуировка, на вас клеймо... знак того, что вы принадлежите демону.

– Демону? – Я уставилась на собеседника.

– Да. И не простому демону, а одному из самых могущественных – Асмодею. Некоторые источники утверждают, что он и есть тот самый Змей из садов Эдема.

– Но это ведь легенда? – с надеждой спросила я.

Китаец с жалостью посмотрел на меня.

– Можно считать и так. Но мой отец верит, что все это реально.

– Подождите. Я не принадлежу никакому демону. У меня есть жених, но его трудно назвать демоном.

Я попыталась усмехнуться, но у меня не получилось. Скорее, это было похоже на какой-то стон. Мужчина снова отвел глаза.

– Демоны могут овладеть вами во сне. Или наяву, под видом хорошо знакомого вам человека. Но если ничего такого с вами не случалось, то не стоит волноваться. Наверное, это просто чья-то шутка. Сведите эту татуировку, и дело с концом.

На этот раз отвернулась я.

– А если... это и в самом деле клеймо?

– Тогда лучше его не трогать. Только тот, кто нанес его, может вас от него избавить. Мне пора. – Мой собеседник встал из-за стола. – Всего вам доброго. – Он помолчал. – И удачи.

– Спасибо.

Я долго сидела за столом, не замечая того, что происходило вокруг. Змей с голубыми глазами... Пожалуй, я знаю, к кому можно было бы применить это прозвище. Но ведь демонов не существует! Это страшилка для верующих. «Разве нет?» – вновь и вновь спрашивала я себя. В голове неожиданно всплыли строчки одной из песен Кэрри Андервуд[4]:

 

Он ­– дьявол в человеческом обличье, змей с голубыми глазами,

И он охотится по ночам.

Когда он рядом, пропадает желание бороться с собой.

Лучше беги, чтобы сохранить себе жизнь.

 

Бежать... Как он там сказал? «Если ты позволишь что-то подобное ему, или еще кому-то другому, я вернусь...» Я закрыла глаза. Надо бежать. У меня просто нет иного выхода. Рассказать всё Эдварду? Ну уж нет. Я сама-то не могу поверить в это до конца...

 

16 апреля 2006 года

Остров Бали, Индонезия

 

СерферЭтот серфер сразу привлек мое внимание. И не только мое. Большая часть отдыхающих на нашем пляже с интересом следили за его трюками. Некоторые даже достали фотоаппараты и кинулись к воде, чтобы сделать самый эффектный снимок.

Там и вправду было на что посмотреть. В то время как большинство серферов боролись с течением или подолгу дрейфовали на своих досках, этот, сделав всего пару гребков, ловил свою волну и, встав на доску, лихо скатывался с гребня вниз или скользил какое-то время по ней вдоль берега под восторженные вопли благодарных зрителей.

Вдоволь налюбовавшись на его фееричные спуски, я решила, что с меня хватит, и откинулась на лежак. Закрыв глаза, я уже собиралась немного подремать, как вдруг услышала громкие крики и нарастающий гул. Снова привстав, я увидела, что и зрители, и фотографы заходят дальше в воду и перемещаются чуть влево, а к берегу идет огромная волна.

Мальчишка из семьи, обретающейся по соседству, с криком: «Tube!» кинулся к воде, туда же поспешили и его родители, и я, поддавшись всеобщему настроению, схватила сумку и побежала вместе со всеми. Что же это за труба, о которой кричал подросток? Но, подойдя к месту действия, я поняла, что он имел в виду.

Волна, подходя к берегу, не просто падала – она закручивалась, и внутри этой так называемой «трубы» и находился сейчас наш герой. Мало того, что ему надо было умудряться сохранять равновесие во всем этом водовороте, так еще он должен был успеть вылететь наружу до того, как эта ловушка захлопнется. Иначе водная стена могла поглотить его, смять и размазать по дну.

Не выдержав напряжения, я зажмурила глаза и открыла их только тогда, когда услышала рев толпы и аплодисменты.И снова он Так и есть: он справился. Я облегченно вздохнула и отправилась к своему лежаку. На середине пути что-то заставило меня обернуться, и я увидела, как серфер, на ходу натягивая на себя рубашку, уходит в сторону отеля.

Не знаю, что на меня нашло и зачем мне это было нужно, но я достала из сумки мобильник и сфотографировала его. Как позже выяснилось, снимок получился немного смазанным, да и сам герой тогда явно был не в восторге от такого внимания к своей персоне. Хотя... Когда я еще раз на него взглянула, он приостановился и, улыбнувшись, отсалютовал мне. И мне ничего не оставалось, как улыбнуться ему в ответ.

Вернувшись на свое место, я улеглась на спину и накрыла голову шляпой. Вспомнив неотразимую улыбку серфера, я вздохнула: у меня уже целых пять месяцев не было секса. «И еще две недели», – напомнил мне внутренний голос. Да, и еще две недели здесь, на экваторе, в атмосфере беспечности, флирта и развлечений. Сдвинув шляпу, я зажмурилась от ярких лучей солнца и грустно улыбнулась: и все равно я заслужила этот отдых!

Какого труда мне стоило убедить тогда, в ноябре прошлого года, свое руководство направить меня в Москву! Это притом, что там еще не было нашего филиала, и мне пришлось сначала работать в партнерской фирме, среди чужих людей, большая часть из которых считала меня выскочкой, чьей-то протеже, совершенно не разбирающейся в том, чем все они там занимались.

Мне и вправду пришлось тяжело: без знания российских законов в первое время я тыкалась, как слепой щенок. Даже подумывала перейти на работу в фирму Андрея, своего брата, но потом решила, что сделать это мне никогда не будет поздно, а с трудностями я должна справиться сама. А еще через три месяца наша лондонская контора открыла в Москве свой филиал, и я снова была на коне: среди своих и занята своим делом.

И я очень надеялась на то, что когда-нибудь вернусь в Лондон. Эдварду мне пришлось соврать, что родители настаивают на моем приезде и что при их постоянных разъездах мне необходимо присмотреть за сестрой, потому что у нее трудный возраст; что нам с ним необходимо побыть вдалеке друг от друга, чтобы проверить чувства, а уже потом решить, как жить дальше, – в общем, не знаю, поверил он мне или нет, но воспринял он это спокойно, как и полагается настоящему джентльмену. Возможно, потому, что надеялся на регулярные встречи.

Но именно этого я и хотела избежать, потому что понимала: быть рядом с Эдвардом и отказывать ему в близости я не смогу, и тогда тот дьявол вернется. Поэтому я всячески уклонялась от встреч, но всегда была с ним на связи: общалась в мессенджере, а когда он заподозрил, что я заболела и скрываю это от него, мы стали разговаривать в видеорежиме по скайпу. Наверное, это казалось эгоистичным с моей стороны, но я была не в силах оставить его. Он значил для меня все: был моей любовью, моим домом, моим будущим. И я решила положиться на судьбу. Если Эдвард встретит другую и полюбит ее, да будет так. Но если, когда все закончится,  мы по-прежнему будем нужны друг другу, значит, все было не зря. То, через что я прошла.

Сначала я пыталась ходить по колдунам, экстрасенсам, правда, ничего им не объясняя, – они сами должны были дать мне ответ, но ничего разумного я от них не услышала. Я прочитала уйму литературы на эту тему, просмотрела множество сайтов, но сделать хоть что-то из того, что там предлагали, у меня не хватало духа. Или веры. Все эти магические процедуры казались мне то смешными, то, наоборот, пугающими. И в конце концов я стала просто жить, не думая о завтрашнем дне.

 Я тосковала по мужским объятиям. Вести целомудренный образ жизни – было не для меня, и особенно тяжело приходилось по ночам. Иногда я пыталась немного расслабиться, представляя рядом с собой Эдварда. Но нет. В самый неподходящий момент перед глазами обязательно возникало это голубоглазое чудовище, вытворяя со мной немыслимые вещи, и я быстро кончала, ненавидя себя за это. Но еще больше я ненавидела его. За то, что он сделал меня такой.

Перевернувшись на живот, я попыталась забыться, выбросить все ненужные мысли из головы, но, увы, безрезультатно. Что ж, видно, не судьба мне сегодня спокойно полежать и позагорать. Да и время обеда подошло. Встав с лежака и схватив в охапку все свои вещи, я отправилась в отель. По дороге я вспомнила, что завтра мы улетаем обратно и надо собирать чемоданы, так что занятие на вечер мне обеспечено.

АндрейПеред тем как идти на обед, я заглянула в номер брата и застала его в весьма пикантном положении, готовящегося разложить на столе одну очаровательную брюнетку. Обоих нимало не обеспокоило мое появление. Правда, Андрей поинтересовался судьбой таблички  «Не беспокоить» на дверях своего номера, но так как ее там и не было, то я просто пожала плечами. Уже на выходе брат окликнул меня и предложил отпраздновать сегодня вечером католическую Пасху в компании его итальянских друзей и подружек, одна из которых столь живописно раскинулась на стеклянной столешнице, но я лишь покачала головой.

Переждав пик жары в гостиничном номере, остаток дня я решила провести на пляже. В конце концов, ведь приехала я сюда именно за этим. Присев у стойки пляжного бара, я с улыбкой наблюдала за плескавшимися в теплой морской воде детьми и их родителями, еще не успевшими загореть на солнце. С корабля на бал – так и эти туристы, едва успев приземлиться в аэропорту Бали, спешили к океану.

Вспомнив о том, что завтра мне придется лететь в обратном направлении, я немного загрустила, но потом подумала, что слишком много отдыха – это тоже плохо. Когда тебе нечем занять свою голову, начинаешь много думать, и не всегда о чем-то приятном.

– Вкусный коктейль?

Мягкий мужской голос буквально обволок меня своими теплыми нотами. Я подняла голову и увидела того самого серфера, который сегодня на наших глазах покорил «трубу». Он вопросительно смотрел на меня, а я растерялась как девчонка. Возможно, на моих мозгах сказалось долгое воздержание, и потому я сидела и молча пялилась на него. Не знаю уж, что он обо мне подумал, но, усмехнувшись, он просто взял... и забрал у меня мой коктейль.

Я быстро пришла в себя, но сделать уже ничего не успела: он отпил глоток, довольно кивнул и попросил бармена:

– Еще один такой же даме.

Я подчеркнуто вежливо заметила:

– Вообще-то это был мой.

Он снова улыбнулся:

– То есть свежий вы не хотите, а допьете этот?

Он показал на стакан в своей руке. Я фыркнула:

– Нет уж. Пейте сами.

– Отлично. – В глубине его темных глаз плескался смех. – Тогда остановимся на том, что я узнал ваши мысли, а мои для вас останутся тайной.

Я недоуменно уставилась на него, и он показал на стакан. Поняв, о чем он говорит, я улыбнулась:

– Пожалуй, я отопью из него.

Он рассмеялся:

– Ну нет, уже поздно.

И передал мне только что приготовленный барменом коктейль. Его пальцы чуть дольше, чем следовало, задержались на моих руках, и на меня нахлынули воспоминания романтической юности: нежные касания, игра слов, красноречивые взгляды... Боже, как давно это было! И как хочется повторить это снова! Если бы я только могла... Словно угадав мое настроение, молодой человек стащил меня со стула и потянул за собой.

– Пойдем поищем тень, а то становится слишком жарко.

Он крепко держал меня за руку, и стремительным шагом направлялся к скалам, окружавшим пляж. Я с трудом за ним успевала.

– Постой. Понимаю, ты любишь скорость и все такое, но давай хотя бы познакомимся. Меня зовут Руста. А тебя?

Он замедлил шаг.

– А меня Нед.

– Откуда ты?

После минутной паузы он ответил:

– США.

– О, а я думала, американские серферы предпочитают Гавайи.

– Да, но... В общем, волна, она везде разная. Интересней, когда тебя ждет что-то неизвестное.

– Это да... – задумчиво протянула я.

Оставшийся отрезок пути мы шли молча.

– Ну вот, – сказал он, прижав меня к скале. – Здесь не видно солнца и нет людей.

Что-то в тоне, которым он произнес: «...нет людей», меня озадачило, и я уточнила:

– А мы?

Он улыбнулся и, наклонившись, коснулся моих губ:

– Только мы...

Его губы прижались сильнее к моим, язык проник в рот и начал там кружить, лаская язык, исследуя небо. Я застонала, ощутив, как он вжимается в мои бедра. Мы продолжали целоваться, но рука его, скользнув под парео, уже ползла вверх, пытаясь проникнуть под тонкую ткань бикини.

– Подожди, – выдохнула я, освободившись от его объятий. – Так сразу... Я не привыкла.

Он снова привлек меня к себе.

– Это называется быстрый секс. Тебе понравится.

Услышав знакомую фразу, я вздрогнула и вгляделась в его лицо. Нет, он совершенно не похож на того. Светлые волосы, мальчишеский взгляд, необычной формы нос... Я коснулась его кончика.

– Знаешь, а ты курносый.

Нед усмехнулся:

– Нет.

– Ну посмотри: на конце он вздернут. Хотя сам вроде бы прямой. Странно...

– Это гены. Во мне столько намешано.

– И кто же они, твои предки?

– Немцы, голландцы, ирландцы, есть индейцы.

Не расслышав, я переспросила:

– Индийцы?

– Нет. Индейцы. Племени чероки. Слыхала про таких?

– Да, – кивнула я. – И даже догадываюсь, что тебе от них досталось.

Нед вопросительно поднял бровь. Я улыбнулась:

– Твои глаза. Они такие темные... Даже не знаю, с чем сравнить. Пожалуй, с черносливом. И еще у тебя очень пронзительный взгляд. Взгляд следопыта.

Он рассмеялся:

  Пытаешься отвлечь меня? – И уже серьезнее добавил: – Пойдем куда-нибудь подальше от любопытных глаз. К тебе или ко мне в номер.

Как же мне хотелось согласиться и пойти с ним. Я точно знала, что эта ночь была бы одной из самых прекрасных в моей жизни. Но я вдруг поняла, что слова голубоглазого о том, что будет очень больно, могли относиться не только ко мне. Если на мне и вправду стоит метка демона, то беда придет  и к тому, кого я опрометчиво выберу себе в качестве любовника. А мне не хотелось, чтобы такой смелый и обаятельный парень, как Нед, сломался под натиском чего-то неведомого и страшного.

– Прости меня, – решительно начала я. – Не стоило мне давать тебе надежду. Но мне так хотелось забыться, хоть ненадолго! Но я не могу. Я не свободна.

Нед удивленно посмотрел на меня:

– Он здесь?

Я помотала головой:

– Нет. – Но потом добавила: – Хотя не знаю. Он может быть везде.

Звучало это странно, но Нед не стал ничего уточнять, а просто принял как данность.

– Понятно. – Но потом все-таки спросил: – Ты точно уверена, что не хочешь быть сегодня со мной?

Я подняла глаза и поразилась произошедшей в нем перемене: от мальчишки не осталось и следа – передо мной стоял зрелый мужчина, а во взгляде его было столько понимания, что мне стало даже не по себе. Он как будто читал мои мысли. И я честно ответила:

– Я просто не могу.

Он кивнул.

– А помощь? Тебе требуется какая-нибудь помощь?

Такой соблазн... Поделиться своей бедой... Но я тут же себя одернула: и показаться ему сумасшедшей?

– Нет. Всё хорошо. Спасибо.

Он помолчал, а потом вдруг улыбнулся и снова стал похож на самого себя.

– Тогда прощай. – И, пожав мне руку, отправился своей дорогой. Но, пройдя несколько шагов, вдруг оглянулся и произнес: – Хотя, лучше сказать, до свидания.

 



[1] Кофе с молоком (фр.)

[2] Круглая постройка, обычно увенчанная куполом

[3] Один из живописных кварталов Парижа

[4] Американская певица в стиле кантри

 

Окончание

 

________________________________

 

 

* - начало см. в выпусках:

 

№ 2 - "Мой Темный Принц Война"

№ 4 - "Новогоднее приключение в Париже"

№ 5 - "Как любишь ты"

№ 6 - "Однажды ты придешь"

№ 7 - "Ещё один шанс"

№ 8 - "Дорога к звездам"

 



 Автор статьи Руста запретил комментирование данной статьи.

Список статей в рубрике:
08.05.11 22:38  Возвращение: Руста*
27.04.11 21:15  Судьба играет человеком, а человек летает на метле   Комментариев: 10
12.07.09 15:45  Большой футбол Вселенского масштаба   Комментариев: 6
23.12.16 00:40  Волею богов избранная королева
16.01.16 21:30  За краем   Комментариев: 3
09.10.15 23:20  Три дня Каллелы
15.12.14 17:59  A DIE
09.08.14 00:16  Серебряный путь   Комментариев: 9
12.03.16 15:28  Возьми мое сердце, возьми мою душу
14.12.12 18:19  ОМД, или Необычный пациент   Комментариев: 8
10.08.12 22:14  Душа - потемки   Комментариев: 6
31.08.11 23:48  Пикник   Комментариев: 10
13.01.16 22:31  Кровавые гонки   Комментариев: 5
15.02.14 18:16  Сумерки Андули-Тэ   Комментариев: 8
18.12.09 21:49  Апокалипсис   Комментариев: 14
06.12.16 17:04  За краем. Окончание   Комментариев: 3
13.03.16 01:37  Восьмое марта   Комментариев: 6
08.03.16 22:16  Эльфийский романс
27.11.14 20:40  Прогулка со Смертью   Комментариев: 12
28.09.13 19:43  Ловушка   Комментариев: 12
16.12.12 02:26  Изначальное   Комментариев: 5
26.02.12 18:18  Золотая нить   Комментариев: 8
08.05.11 23:59  Возвращение: Элви
29.12.10 11:30  Свет во мгле
25.08.10 17:52  Право Передачи
29.05.10 02:15  Последний день, или Глазами Смерти   Комментариев: 9
20.02.10 20:43  Почувствуйте разницу   Комментариев: 11
23.10.09 22:46  68   Комментариев: 2
06.09.09 17:05  Прогулка   Комментариев: 1
24.07.09 19:44  Покатушки Темного Двора   Комментариев: 9
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение