Заголовок

Сирень и самоварТри пожилые дамы в старомодных нарядах чинно сидели за большим столом в викторианском стиле в гостиной старого дома. Дряхлый дворецкий, шумно шаркая, вошел в комнату и, кряхтя, водрузил на стол начищенный до блеска медный самовар.

- Спасибо, Митрофан. Шёл бы ты отдыхать, а мы с сестрами и сами управимся. - Аглая, старшая из сестер, помогла слуге расставить чашки.

- Как изволите, сударыня. - Митрофан не спеша двинулся к выходу, приволакивая ногами.

Когда он, наконец, удалился, средняя сестра, качая головой, произнесла:

- Ему уже давно пора на покой.

- Сколько раз мы ему это предлагали, но он заладил, дескать, как же я вас покинуть осмелюсь. Кто за вами будет приглядывать? Пропадете вы без меня! - возразила младшая. - Можно подумать, что мы немощные какие. Мы еще много на что способны.

- Твоя правда, Серафима. - Старшая из старух разлила по чашкам чай. Потом, немного помолчав, заговорщицким тоном добавила: - Знаете, у меня такое предчувствие, что скоро у нас будет новый жилец.

Пелагея всплеснула руками:

- Давно пора! Надо бы приготовить комнату для постояльца. Где его поселим?

- Быть может, в зеленой спальне? - Серафима даже захлопала в ладоши в предвкушении долгожданных перемен.

Сестры строго посмотрели на нее, под их взглядами щеки старушки порозовели, и она, выпрямившись, напустила на себя чопорный вид.

Закончив свое традиционное чаепитие, сестры принялись наводить порядок в доме, готовясь к приезду гостя.

Все комнаты были тщательнейшим образом проветрены, перины взбиты, полы выметены, на столе появилась большая ваза с букетом сирени. Дом затаился в ожидании...


Иван Алексеевич Кораблёв уже вторую неделю не находил себе места. Чёрная полоса накрыла его с головой. Все валилось из рук. Что бы он  ни начинал делать, его непременно ожидал крах.

Телефон не замолкал третий день. Все чего-то хотели от господина Кораблёва: издатель требовал рукопись и грозился неустойками, если та не будет сдана в срок; из домоуправления настаивали на немедленной оплате скопившихся за полгода квитанций за электроэнергию; из автомастерской просили, чтоб он немедленно забрал машину; бывшая девушка хотела встретиться и начать все сначала. И так целыми днями.

Вздрогнув от очередного звонка, Иван Алексеевич снял трубку и равнодушно спросил:

- А вам что от меня нужно?

- Ванька, старик, сколько лет, сколько зим! Еле до тебя дозвонился! Ты что, забыл что ли? Мы тут уже все собрались, только тебя не хватает. Давай все бросай, садись в машину и дуй к нам. Если сейчас выедешь, еще за светло  успеешь. Записывай, как проехать.

Иван автоматически записал адрес прямо на обоях рядом с телефоном, пообещал подумать и повесил трубку. Они с одноклассниками  давно сговорились в начале лета съездить на дачу к их лучшему другу и заводиле, как в старые добрые времена. Но в свете последних событий у него совсем вылетело это из головы. Да и настроения куда-то ехать не было.

Но будучи человеком обязательным по природе, Иван Алексеевич размышлял, что если он отдохнет от городской суеты  пару деньков, то, возможно, покинувшая его муза вернется, и он сможет к намеченному сроку закончить роман.

Решено. Он отправляется отдохнуть с друзьями детства.

Забрав из сервиса свою подлатанную тойоту, молодой человек быстро собрался в дорогу, зачем-то кинув на заднее сидение ноутбук с рукописью.


Местность ему была совершенно не знакома, но, благодаря четким инструкциям друга, Иван уверенно свернул на проселочную дорогу, следуя указателю. В предвкушении скорой встречи Кораблёв проехал мимо одной деревушки, затем вторая осталась позади, но село Лопухово так и не встретилось. Между тем уже начало смеркаться. “Ну вот, полоса невезения продолжается. Похоже, я заблудился.“

Иван заглушил мотор и задумался, что же ему дальше делать: то ли разворачиваться и ехать назад, то ли спросить у кого-нибудь, далеко ли еще до нужного места. Возможно, он совсем рядом. Пока мужчина размышлял, словно в ответ на его мысли неподалеку, в стоящем на отшибе доме, приветливо зажегся свет. Иван вышел из машины и решительно поднялся на крыльцо.

Не успел он постучаться, как тут же дверь со скрипом отворилась, и седовласый старик с окладистой бородой пригласил его внутрь:

- Милости просим, сударь. - Дедок, не дав и слова вымолвить, развернулся и заковылял внутрь дома, приглашая следовать за собой.

Иван Алексеевич из вежливости не смог отказать старику и вскоре оказался в большой ярко освещенной комнате, в которой так уютно пахло сиренью и свежей выпечкой.

Посреди комнаты стоял большой круглый стол, на котором величественно возвышался сверкающий самовар, а подле него расположилась корзинка с румяными ароматными булочками. За столом сидели три старушки и чаевничали. Четвертый стул был свободен, как будто здесь кого-то ожидали.

Дедок церемонно поклонился старушкам и представил:

- Вот, Аглая Никоноровна, Пелагея Никоноровна и Серафима Никоноровна, гость к нам пожаловал.

Сестры заулыбались, здороваясь с Иваном.

- Спасибо, Митрофан. А вы, молодой человек, присаживайтесь. Рассказывайте, какими судьбами вы в наши края. Надолго ли?

Писатель смущенно поздоровался и попытался было отказаться от предложения и только узнать дорогу. Но, когда Пелагея Никоноровна налила чашку ароматного чая из самовара и протянула ему, он не устоял и принял приглашение.

Иван сам не понял, как это произошло, но за очень короткое время выложил своим новым знакомым все как на духу: и что он писатель из города, пишет книгу, но внезапно его настигла черная полоса, и последней неприятностью стал тот факт, что он заблудился. Старушки сочувственно качали головами и только подливали чай, да  подкладывали вкусные булочки.

Так за разговорами господин Кораблёв и не заметил, как наступила глубокая ночь. Когда самовар опустел, и все сдоба была съедена, Иван Алексеевич засобирался в дорогу, пытаясь выяснить далеко ли до злополучного места назначения, но хозяйки напрочь отказались его отпускать в такую темень и уговорили обождать и уже поутру продолжить путь.

С удивлением молодой человек обнаружил себя лежащим в широкой кровати на пуховой перине в небольшой, но очень уютной комнатке. Иван пытался обдумать сложившуюся ситуацию и понять, что же он тут делает, ведь его ждут друзья, но на него накатила дрёма, и вскоре умиротворенный писатель погрузился в глубокий сон.


Солнечный зайчик скользнул по подушке и радостно запрыгал на лице у спящего мужчины. За окном весело щебетали птицы. По комнате распространялся запах сирени. Проснувшись, мужчина сладко потянулся, бодро соскочил с кровати и, не обратив внимания на то обстоятельство, что он не у себя дома, а в гостях, первым делом открыл ноутбук.

Позабыв все на свете, он принялся записывать строчки, которые шептало ему вдохновение. Иван спешил, боясь упустить момент, еле успевая за своими мыслями. Он не замечал ничего вокруг. Пальцы летали над клавишами, иногда зарывались в копне волос цвета спелой пшеницы и снова возвращались на клавиатуру.

Поглощенный своими мыслями, господин Кораблёв не заметил, как отворилась дверь, и в комнату заглянула Серафима Никоноровна. Увидав, что их гость занят, она осторожно прикрыла её. Через некоторое время она  появилась вновь, но уже с подносом, на котором стоял кувшин с молоком, блины и две плошки - со сметаной и мёдом. Дама чинно вошла и поставила поднос с завтраком подле молодого человека, который быстро набирал текст, сосредоточенно хмуря брови.

Иван Алексеевич был настолько увлечен работой, что не обратил никакого внимания на появившуюся старушку. Он вместе со своим героем совершал подвиг или, быть может, объяснялся в любви...


Близился полдень. Завтрак стоял нетронутым. Иван Алексеевич, не отрываясь, строчил текст. Сестры Никоноровны уже все по очереди позаглядывали к нему, умиляясь тому обстоятельству, что в доме появился молодой мужчина. Но когда часы в гостиной пробили двенадцать раз, Аглая Никоноровна твердым шагом вошла в комнату и обратилась к гостю:

- Иван Алексеевич, голубчик, ну нельзя же так. Вы непременно должны отобедать. Тотчас же отправляйтесь со мной, а работу продолжите  после... - Старушка решительно взяла за руку опешившего писателя и с гордо поднятой головой выплыла из спальни, кивнув своим сёстрам, чтобы следовали за ней.

Иван обреченно шёл за хозяйкой, напоследок кинув тоскливый взгляд назад, на свой ноутбук.

В гостиной уже был накрыт стол. Старушки засуетились вокруг гостя. Серафима подала горячий борщ со сметаной, Пелагея придвинула поближе поднос со свежеиспеченными пирожками. Иван покорно взял ложку и приступил к трапезе. Сёстры довольно вздыхали и приветливо улыбались, глядя на уплетающего суп молодого человека.

- Ванечка, вам удалось поймать музу за хвост? - поинтересовалась любопытная Серафима.

- За хвост ловят удачу, а муза снисходит, - одернула ее Аглая и обратилась к писателю: - Иван Алексеевич, как продвигается работа над романом?

Пелагея и покрасневшая от выговора сестры Серафима закивали, всем своим видом показывая, что тоже желают знать ответ. Иван, словно очнувшись, начал взахлеб рассказывать о том, что сегодня ночью он видел странный сон и, когда проснулся, точно знал, как должен завершить свою книгу. Неожиданная идея, пришедшая на ум, не давала ему покоя, и писатель чувствовал, что не просто успеет к назначенному сроку, но и был уверен, что это будет лучший его роман. Он даже боялся отвлекаться на такие мелочи, как еда, дабы не упустить свою музу.

Иван делился своими переживаниями с хозяйками, активно жестикулируя, но не забывая при этом отправлять в рот ложку или откусывать пирожок. После сытного обеда, господин Кораблёв вернулся к работе, даже не вспомнив о том, что собирался ещё утром продолжить свой путь.


СестрыБлиже к полуночи в зеленой комнате мужчина увлеченно работал, а сёстры сидели в гостиной и негромко вели разговор.

- Какой интересный молодой человек этот Иван Алексеевич. Книгу пишет, и если бы не Аглая, то даже не пообедал бы, - заметила Пелагея.

- И пропустил ужин, - сокрушённо покачала головой Серафима. - Вот бы почитать, что он там так увлеченно пишет, - добавила она мечтательно.

Старшие сёстры возмущённо взглянули на младшую, но та, вскинув подбородок, упрямо возразила:

- Можно подумать, что вам не интересно.

- Ты ведешь себя вызывающе, сестра.

В этот момент в гостиную, шумно шаркая, вошел Митрофан:

- Пора почивать, сударыни, - провозгласил он и начал тушить свечи, которые зажигали каждый вечер, несмотря на давно проведенное электричество.

Старушки встали и чинно отправились по своим комнатам. Только Аглая задержалась, чтобы попросить старого слугу об одолжении:

- Не беспокой нашего гостя, Митрофан, пускай он работает.

- Как изволите.

Спустя несколько минут дом погрузился в темноту, не считая слабо освещенного окошка на втором этаже, где в зеленой комнате работал Иван Кораблёв. Он то яростно набирал текст на своем ноутбуке, то вскакивал и начинал  стремительно расхаживать по комнате, запустив пятерню в свою шевелюру, то, неожиданно дернув себя за волосы, снова устремлялся к работе.


Всю неделю Иван практически без остановки писал свой роман. Хозяйки продолжали отрывать его от работы каждый полдень, чтобы он пообедал, и с переменным успехом приносили в зеленую комнату подносы с едой, чтобы гость мог перекусить. Митрофан с ворчанием уносил прочь нетронутые подносы; если же еды на них убавлялось, Серафима радостно хлопала в ладоши и заливисто смеялась. Старшие сёстры шикали на нее в ответ и кидали строгие взгляды, за которыми прятали свои невольные улыбки.

Спустя неделю непрерывной работы и бессонных ночей, закончив очередное предложение, Иван поставил точку. И вдруг он понял, что эта точка была завершающей. Всё! Книга дописана. Мужчина растерянно смотрел в монитор и не мог поверить в то, что роман готов. Он успел в срок! По привычке запустив пятерню в непричёсанную шевелюру, пытаясь пригладить непослушные вихры, Иван неожиданно дернул себя за спутавшийся локон и  словно вышел из забытья, в котором пребывал все последние дни.

Молодой человек будто бы очнулся после долгого сна, который не хотел его отпускать, но реальность становилась все яснее. Господи, он же у незнакомых ему людей находится уже черт знает сколько времени! Иван побледнел, затем покраснел, встал, прошёлся по комнате, зачем-то расправил сбившиеся шторы, собрался и решительно вышел из комнаты, направившись к хозяйкам. С каждым шагом его смелость таяла. Достигнув гостиной, где три сестры мирно беседовали, Иван робко заглянул в комнату.

Серафима первой заметила гостя. Прервав беседу на полуслове, она, тут же встала и направилась к молодому человеку:

- Ванечка, вы проголодались, наверное?

Сёстры вскочили, сразу засуетились, начали накрывать на стол. Пелагея позвала Митрофана, чтобы тот ставил самовар. Иван смутился от такой искренней заботы.

- Ну что вы, я не голоден...

Но его усадили за стол и завалили вопросами о том, как продвигается работа над книгой. Иван не смог удержаться и поделился:

- Я закончил роман. Чувствую, что это лучшая моя книга. Мне, право, неловко, что я свалился вам как снег на голову. Спасибо вам за все, но мне уже пора. Нужно сдавать рукопись.  

Прощанье было бурным. Ивана проводили до машины и вручили целый кулёк свежих булочек в дорогу. Серафима взяла с молодого человека обещание обязательно привезти им экземпляр его книги и непременно с автографом.


У издателя Иван появился в назначенный срок. Дома его ожидало письмо из ЖЭКа с извинениями: оказывается, они там перепутали адрес, и у Кораблёва И.А. нет никакой задолженности по оплате за электроэнергию. На автоответчике было всего одно сообщение от его бывшей девушки - она поняла, насколько ошибалась, и больше Иван никогда не услышит ее голос. Через пару дней позвонил издатель, чтобы выразить свое восхищение рукописью и предложить продлить договор на более выгодных условиях.

Полоса невезения закончилась. К нему вернулась удача.

***

Новый мерседес остановился неподалеку от книжного магазина, где уже собралась толпа читателей, жаждущих получить автограф самого популярного нынче автора. Из машины вышел мужчина, одетый так, словно он сошёл со страниц модных журналов. В нем сложно было узнать того нескладного молодого человека, что принес рукопись издателю год назад. Тем не менее, это был Иван Алексеевич Кораблев собственной персоной.

С тех пор как была издана его последняя книга, он в одночасье превратился в героя наших дней, в автора бестселлера. Иван попал в нескончаемую полосу удачи. С тех пор ему  всегда и во всем везло. Деньги и слава лились рекой. Дела спорились. Он только что сдал очередной роман издателю и сейчас направлялся на встречу с поклонниками, раздать несколько сотен автографов. Жизнь была хороша!


Лица читателей мелькали нескончаемой чередой, господин Кораблёв подписывал книги, особо не задумываясь над тем, кому он адресует стандартные фразы. Это действие  уже было доведено до автоматизма.

- Кому подписать?

- ...

“ ..., с наилучшими пожеланиями... “ и большой замысловатый росчерк подписи. И так в течение нескольких часов.

Но сейчас тоненький голосок пропел:

- А не могли бы вы написать: Серафиме на долгую память? - Девушка, смущаясь, переступила с ноги на ногу. - Серафима - это я.

Что-то заставило Ивана внимательно посмотреть на поклонницу. Девушка терпеливо ждала, пока писатель вернет ей подписанную книгу, но он все смотрел на нее, а в душе шевельнулось забытое воспоминание. Иван Алексеевич быстро написал требуемое, и, вернув книгу, решительно встал.

- Продолжим в другой раз, у меня неотложное дело. - Он быстро собрался и стремительно направился к машине.


На этот раз местность была ему знакома, и Иван уверенно свернул на проселочную дорогу, следуя указателю. Вот сейчас за тем поворотом покажется знакомый ему дом, стоящий на отшибе. А там и его знакомые сестры-старушки, заботами которых он дописал свой теперь уже знаменитый роман. “Как они там поживают? И как я мог забыть просьбу Серафимы Никоноровны? Целый год прошел.” А ведь Иван Алексеевич Кораблёв был человеком обязательным. Уж ежели он дал обещание, то должен непременно его выполнить.

Повернув, мужчина тут же нажал на тормоза. Машина вильнула, но быстро выровнялась и остановилась. “Да уж, - мрачно подумал Иван, - будь я на своей старой тойоте, лежать мне сейчас в груде металла на обочине, хотя на той железяке я такой скорости не развивал и на хорошей дороге.”

Старый домВместо знакомого здания с приветливыми резными ставенками и высоким крыльцом на пригорке стоял полуразвалившийся дом. Яблоневого сада не было, только сиротливо торчали трухлявые пеньки. “Что за наваждение? Может быть, это не то место? Но как же так?”

Молодой человек вышел из машины, подошел к крыльцу. Точно, это то самое крыльцо, только уже развалившееся от старости. “Как это могло случиться, ведь всего год прошёл! Куда делись его обитатели? Что тут произошло? Почему дом выглядит так, будто тут уже много лет никто не жил?”

Оглядевшись по сторонам и заметив неподалеку мужичка, мирно пасшего стадо коров, господин Кораблёв подошел ближе, но все же на безопасное, по его мнению, расстояние от ближайшей коровы.

- Извините, а не подскажите, давно ли пустует этот дом? - Иван указал рукой в нужном направлении.

- Давно, милок.

- Вы не знаете, куда делись хозяева?

- Знамо дело, кто в город подался, а кто вон в соседнюю деревню перебрался. А кто из хозяев-то прежних интересует? Власиха небось?

- Я как-то не спросил их фамилию, но это были три сестры: Аглая Никоноровна, Пелагея Никоноровна и Серафима Никоноровна. Я гостил у них прошлым летом.

Мужик побледнел и перекрестился.

- Дык эти-то? Эти тут недалече...  - мужичок помолчал немного и добавил: - Вон тропку-то видишь? Ту, что дом огибает? Иди по ней, аккурат там и найдешь старух Кораблёвых, а мне уже пора.

Иван Алесеевич хотел уточнить что-то еще, но мужик достал из голенища бич и, звонко щелкнув им, прикрикнул на коров:

- А ну пошла, милыя! Давай-давай, пошивеливайся! - Отойдя на несколько метров, он оглянулся и снова перекрестился. - Чур меня!


Тропинка огибала дом и тянулась на пригорок. Иван поднялся по ней на самый верх, и ему открылся вид на деревенское кладбище, к которому и вела дорожка. Она спускалась с холма к небольшой калитке в заборе, расположенной достаточно далеко от главных ворот. Видимо, местные жители сделали ее для того, чтобы ходить напрямик, а не огибать весь погост. Мужчина подумал, что, вероятно, надо пройти через кладбище, и смело отворил дверцу. Тропа петляла между могил. Иван обходил их, ступая осторожно и стараясь не смотреть по сторонам. Но его внимание все же привлекла красивая узорчатая оградка, за которой очень близко друг к другу расположились три аккуратные могилки, а чуть поодаль еще одна, поменьше.

Все они выделялись на фоне остальных старинными надгробиями. Молодому человеку стало любопытно, кто же там похоронен. То, что он прочел, повергло молодого человека в шок: Кораблёва Аглая Никоноровна (1849 - 1918), Кораблёва Пелагея Ноконоровна (1855 - 1918), Кораблева Серафима Никоноровна (1857 - 1918), Конюхов Митрофан Феофанович (1832 - 1919).

Совпадение? Иван вошёл за оградку, присел на скамеечку и, переводя взгляд с одного надгробия на другое, заговорил:

- Как же так? Ну я же видел вас только год назад. Я жил у вас дома, ел свежие булочки. А какой борщ был вкусный. Нет, этого быть не может! Не могло мне все привидеться. Я же роман написал! Как же это? - Немного помолчав, он добавил: - А я книгу привез вам, Серафима Никоноровна, как и обещал. С автографом.

Посидев еще немного, Иван Алексеевич Кораблёв побрел прочь. Добравшись до машины, он завел мотор и поехал прочь, чтобы больше никогда сюда не возвращаться, не обратив внимания на то, что книга, приготовленная в подарок добрым старушкам, исчезла с пассажирского сидения.


Писатель уехал, не оглядываясь, но если бы он посмотрел в зеркало заднего вида, то увидел бы, что на крыльце стояли три старушки и махали ему вслед кружевными платочками. Младшая прижимала к груди книгу в подарочной упаковке. А возле яблони суетился Митрофан, ахая и охая, что урожай яблок  в этом году очень большой, своими силами ему все не собрать, требуется помощник. На что Аглая ему отвечала:

- Не ворчи, старый хрыч, будет тебе помощник. Вернее, помощница. Пелагея, Серафима, у нас много дел. Нужно подготовить розовую спальню для гостьи, что скоро прибудет...

 

Подпись

 


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 10 в т.ч. с оценками: 8 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Катюня Now and ForeverКатюня Now and Forever [13.11.2011 20:20]:
Класс))) Так светло, весело и с искрой. Концовка сначала насторожила, а потом вызвала радостную улыбку.
Вкусно, Дорин! Еще будет?)) (5)

МирнаМирна [13.11.2011 21:45]:
Очаровательно! Очень понравилось! (5)

Леди ЭлвиЛеди Элви [14.11.2011 01:51]:
Я ужасно переживала, что он забудет про книгу)) Не забыл - его счастье)) а то я почему-то ожидала жестокого бэмса в конце типа мести старушек-веселушек.

Дорин, тебе, как штатному привидению ТД, партзадание: обеспечить всех музами, тока соответствующего пола)) (5)

La FamLa Fam [16.11.2011 17:16]:
Действительно, чудесные старушки! Эх, как бы найти таких вот родственниц на постоянной основе ! Читая, подспудно заподозревала, что бабуськи затянули к себе перспективного писателя и просто так не отпустят, пока не порубят на холодец или в капусту (ну, примерно, как в книгах Стивена Кинга). Но нет, приветливые и гостеприимные старушки-сестрички не подвели. От рассказа осталось приятное впечатление. И все же интересно, по какой причине сестры умерли в одном 1918 году? И спроста ли они однофамилицы Ивана или неспроста?
Ох, мистическая дрожь прошлась по моей хребтине и ушла в пятки (5)

КрискаКриска [16.11.2011 19:33]:
Пока Дорин занимается своими призрачными делами, позволю себе предположить, что раз старушки все умерли в один год, да и слуга их следом, а в 1918-1919 годах свирепствовала "испанка", то, скорее всего, причина их смерти банальна: они пали жертвами пандемии гриппа. А вот на счет того просто однофамильцы или нет, я уверена, что сам Дорин этого не знает, но вот однозначно считаю, что фамилия имеет значение.

TsvetochekTsvetochek [16.11.2011 19:39]:
Мне очень понравилось что рассказ написан о современном мире, но по-старорусски))
Дорину великолепно удалось воспроизвести ту атмосферу, а если прибать к этому трех сестер - то после рассказа остаются самые радостные впечатления. Пиши ещё)) (5)

La FamLa Fam [17.11.2011 16:38]:
"Испанка" - понятно... И все же грустно. Сестры ведь умерли бездетными, наверное?

РустаРуста [19.11.2011 19:46]:
Видимо, сестры прожили свою жизнь очень праведно, раз Господь даровал им такую славную миссию - быть музами. И даже вестницами удачи, ведь наверняка же не было простым совпадением устранение житейских проблем героя. И на фоне всего этого очень печально, что он так быстро забыл своих нечаянных ангелов-хранителей. Эх, Ваня, Ваня... Добрая и поучительная история)) (5)

ФэйтФэйт [16.02.2012 20:10]:
Здорово...чуть повеяло моим любимым Зощенко, а еще чуть-чуть чертовщинки от Булгакова.
Шьерт, размечталась о том, а вдруг и мне приготовили розовую спальню.)) (5)

КикиКики [04.08.2012 18:41]:
Хоть основа сюжета давно не нова, но до чего же получилась трогательная и очаровательная история, со своими милыми подробностями и деталями. Прочла с огромным удовольствием и даже чуток прослезилась в конце)))
PS Дорин, рассказывай, рассказывай про остальных своих знакомых! (5)

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
16.08.14 16:47  Ыро   Комментариев: 17
08.12.10 18:51  Скиталец   Комментариев: 14
20.07.11 13:21  Женщина из Сидхов   Комментариев: 12
16.08.14 17:58  Снег   Комментариев: 6
11.01.16 21:01  Дракон   Комментариев: 8
24.12.16 11:41  Домовой   Комментариев: 2
23.12.14 12:53  Пелена   Комментариев: 4
05.03.16 11:19  Жить!   Комментариев: 4
02.11.11 19:30  Кто ходит в гости по ночам...   Комментариев: 8
20.12.12 00:30  Конокрады   Комментариев: 7
23.02.12 17:19  Вся правда о Снегурочке   Комментариев: 10
13.12.14 20:15  Обида   Комментариев: 4
16.08.14 11:02  Бука   Комментариев: 5
07.07.13 22:51  По делам да воздастся   Комментариев: 3
23.02.12 21:20  Владычица богов   Комментариев: 5
02.11.11 11:07  Три музы   Комментариев: 10
29.12.10 12:48  Ашшур   Комментариев: 7
27.12.10 11:58  Боль последнего дыхания...   Комментариев: 5
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение