заголовок

 

 
 

Глава 1

аколебал!Ярослава

 - Бегом, ведьма Яра гневается! - Это местная детвора устраивала очередную проверку своей храбрости. – А то в полнолуние не обернемся волками! В сердцах я швырнула тяпку о землю, и сразу же ближайшие кусты зашевелились.

Ну, это уж совсем сказки, хотя были у меня такие грибочки, от которых сам себя забываешь. Мне, конечно, лестна такая безоговорочная вера в мои силы, но все же...

Все же на поляне у меня даже сорняки уже не растут, поэтому давным-давно нечего тяпать и полоть. Вот уже пять лет наше царство обходят стороной дожди, снега и прочие осадки. А все из-за нашего расп... хм, распрекрасного принца – царевича Елисея. Сын лесовика, чей прапрапрапрапрадед умудрился перейти дорогу злопамятной и очень могущественной ведьме, которая такое проклятие наложила, что и сорока поколениям не снять. Вот и получается, что напортачил один дурак в стародавние времена, а страдают красивые, одинокие  летавицы [1], пусть и с таким скверным характером, как у меня. И чего мне на небе не сиделось?

В общих чертах проклятие сводилось к следующему: как только наследник престола достигает совершеннолетия, в лесном царстве перестают идти дожди. Птицы улетают в неведомые края, звери уходят в чужие леса, реки пересыхают, трава не растет. И охватывает все царство – от дворца до окраин - засуха, пока камни не превратятся в песок, а солнце не станет обжигающе ярким. Избавить страну от бедствия может только истинная избранная, которая научит царевича всем радостям любви. Короче, пока наш Елисей не кончит, шпалерная роза в моем лесном саду не зацветет.

Вот уже пять лет девушек всех рас и сословий сгоняют на смотрины во дворец. Ну неужели ни одна из них не может дать этому муд... мудрому царевичу так, чтобы он наконец сломал печать невинности и стал настоящим мужчиной?

И вдруг меня осенило: может быть, у него там инструмент не работал? Так у меня имелись специальные корешки, чтоб был тверже стали. Короче, без моих советов не могли обойтись даже во дворце, а ради шпалерной розы я готова на все!

Вот только тащиться пешком через полстраны по лесам да болотам очень уж не хотелось, но ведь что-то же нужно было делать! Вот я и придумала, собралась и отправилась на главную поляну нашего леса.


* * *

о воле нашего мудрого царя Елизара жители Южного леса должны выбрать из числа незамужних молодых девушек невесту для единственного сына и наследника престола Полесья Елисея.

“Интересно, а как звали предыдущего лесовика?  Тоже на «Е»?”

На возвышение в центре площади, как на плаху, поднялась высокая стройная девушка Любава, дочка местного портного. А я-то гадала, отчего в его последней коллекции так много черного.  Теперь понятно. Наверное, все жители пришли проводить умницу и признанную красавицу. В сторонке убитые горем рыдали мать, сестры да бабки избранной. Это и понятно: не хотели они такой участи для своей кровинушки. Ну, не в почете у южнолесовцев царевич. Девушки, которые не прошли отбор и вернулись в свои семьи, иначе как лешим и чудом-юдом его не называли. Уж и не знаю, может, это в них говорила обида?

- Есть ли такая, кто добровольно захочет занять место избранной? – скучающе спросил глашатай.

Любавушка всегда была склонна к эффектным жестам и сейчас не упустила случая выступить перед толпой. Сорвав с головы черную косынку, она легко упала на колени. Толпа ахнула и застыла в ожидании.

- Есть, есть, - подпрыгнув, закричала я, испугавшись, что какая-нибудь дурочка меня опередит. 


Глава 2

 вы не хотите сыграть со мной в карты на раздевание? – не утерпела я.

  Блэк и Джек – королевские воины, сопровождавшие потенциальных невест, оказались, чудо как хороши. Высоких, статных перевертышей подарил Елизару заморский король, потому и имена у них такие чудные. Одеты они были в черную форму, подчеркивающую их широкие плечи, узкую талию, аппетитный зад и длинные, крепкие ноги в высоких кожаных сапогах. А как в седле держались!

Вот уже неделю у меня на них слюна текла, как еще не захлебнулась?

- Мы с ведьмами не играем, - вполоборота бросил Блэк. Или Джек? А, неважно.

- Какая я вам ведьма? Я, между прочим, самая что ни на есть летавица.

- Ты себя в зеркало-то видела? – удивился второй воин. – Волосы смоляные, глазищи чернее ночи, да еще и в темноте горят!

- Это чтобы тебя лучше видеть, сладенький.

- Ты что, Яра? – вмешался Ждан, королевский глашатай. – Если их женушки узнают – загрызут.

- Женатики, значит? – расстроилась я. Что бы обо мне не говорили, а узы брака для меня священны.

Воины в унисон вздохнули. Они ехали верхом чуть впереди повозки, в которой удобно расположилась я. На козлах сидел Ждан и лениво управлял гнедой кобылкой.

- А сама чего не замужем? – поддел меня Ждан.

Мои плечи будто сами собой поднялись и опустились.

- Да был у меня один кузнец, но дальше парочки встреч на сеновале дело не пошло.  Деревенские парни, вроде, крепкие, да поговорить не о чем, а городские - сладкоречивы, да дохляки на вид.

- Ну, вот и доковырялась: теперь либо царевишной станешь, либо отшельницей, - заметил Ждан.

Я махнула рукой. Минут пять мы ехали в тишине. Окружающий пейзаж становился все унылей и мрачней. Чем ближе к столице, тем изнуреннее люди, пустыннее города. Воды не хватало. Некогда зеленые луга и золотистые поля превратились в пустыню с потрескавшейся землей. Леса вымерли, зловещего вида стволы деревьев застыли в уродливых изгибах и ночью напоминали опасных чудовищ.

- Ох, что-то тиха наша поездочка, - не вытерпел Блэк. – Ты бы, Ярослава, хоть повыла или в бега ударилась.

- Еще чего. - У меня аж дыхание перехватило от такого предложения. – Мне ведро воды обещали по приезду во дворец, а я за него, между прочим, каждый месяц готова в невесты хоть к лешему набиваться. Ждан, - я толкнула глашатая в бок, - мож, договоримся? С меня причитается...

- А что? Это мысль, - согласился Ждан. – Если не секрет, на что целое ведро воды потратишь?

- Голову помою, - ответила я, не задумываясь. – Надоело уже мукой посыпать.

- Бабы, - хором протянули мужики.

- Вот помню, была у меня поездочка, - не унимался Джек. – Сопровождал я во дворец дочку дровосека, так на подъезде она меня так промеж глаз двинула, что птички вокруг головы запорхали.

- Ага, вот ты на ней и женился, - хохотнул Блэк.

- А сам? Девицу даже до дворца не довез, - поддел его друг.

- А она мертвой притворялась, вот я ее и оживил, - хохотнул перевертыш.

- И что? Тоже женился? – удивилась я.

- Пришлось, - улыбнулся заморский красавчик.

- И как вас только жены на службу пускают? – вмешался Ждан.

- А что делать, мы царские воины, - посуровели ребята.

- Расскажите-ка мне, мальчики, еще что-нибудь про потенциальных невест Елисея.

- А что тут рассказывать, вроде, ты и так все знаешь, - почесал затылок Блэк.

- А вы расскажите, чего не знаю. Ждан, ну не молчи. Ты же разведчиком был, - упрашивала я.

- Слышал я как-то краем уха, что царевич наш проверяет избранных в невесты, прежде чем пустить к себе в постель.

- Как? – затаив дыхание, уточнила я.

- Про то не ведаю, но ни одна еще испытаний не выдержала.

- Так он еще ни одну не того, получается?

У меня аж скулы от злости свело.

- Получается, так, - развел руками Ждан.

- Ах, он долб...

Три пары мужских глаз предостерегающе посмотрели на меня

- ... доблестный муж, я хотела сказать.

- Ты поаккуратнее с оборотами речи, Ярочка, а то знаешь... - многозначительно произнес Ждан.

- Да знаю, знаю. А правда, что Елисей каждые смотрины в лешего превращается?

- А правда, что если летавицу ущипнуть за левый сосок, то она исполнит любое желание?

- Эй-эй, - я хлопнула Ждана по протянутой руке, - мы же выяснили, что я ведьма.

- Ну вот, - картинно расстроился глашатай. – Но на самом деле, в последнее время с царевичем что-то не то. С тех пор как он начал принимать эликсир придворного мага.

- Какой эликсир?

- Тот, что поможет Елисею обрести единственную.

- Вот бы мне поболтать с вашим волшебником, - заметила я. – Никогда не слышала ни о чем подобном.

- Успеешь еще, - вздохнул Ждан. - Ну что ж, вот мы и приехали.

И правда, из-за поворота показался огромный мрачный дворец.дом

- Ух ты, - присвистнула я. – Слышала, что дворец живой, но и подумать не могла, что царская семья живет в дереве.

- А еще ведьмой лесной зовется, - сплюнул Джек. – Деревенщина.

Я не стала отвечать на эту глупость. Все мое внимание сконцентрировалось на исполинском дереве-дворце, чьи могучие ветви-башни, казалось, упирались в самое небо. Испещренная морщинами кора высохла и кое-где начала отваливаться. Высохшие ветви протяжно скрипели на ветру, и это некогда могучее и сильное дерево вызывало жалость. На моих глазах выступили слезы. Подъехав к дверям, я спрыгнула на вымощенную камнем дорожку и прикоснулась к шершавой коре руками:

- Я спасу тебя, обещаю.

В ответ мои ладони почувствовали тепло, вспыхнувшее и так же внезапно пропавшее.

- Ну, Яра, бывай, - сказал мне Ждан. - Если с царевичем не срастется, то я готов на тебе жениться.

- У тебя же есть жена, - оторопела я.

- Одна хорошо...

- ... а с двумя тебе не сладить, - захохотала я.

- Посмотрим, - усмехнулся Ждан и, посвистывая, вместе с воинами поехал прочь.

А я осталась стоять перед гигантской дверью, которая  внезапно открылась, и мне не оставалось ничего иного, как переступить порог.


Глава 3

ретендентки в одинаковых платьях довольно откровенного покроя выстроились в шеренгу в тронном зале. Надо сказать, среди них я была лучшей, хотя бы потому, что единственная искупалась, причесалась и подчеркнула свою неземную красоту помадой и румянами. А что? Все было халявное. Мне удалось раздобыть даже пару лишних ведер воды, от которых отказались дурочки, якобы в знак протеста. Но потом об этом прознали стражники и строго-настрого запретили мне подобные махинации.

И вот теперь ароматная и чистая я стояла и ждала, когда царевич Елисей соизволит сделать выбор. Не то чтобы я хотела стать царевной, но надо же мне было залезть к нему в штаны и выяснить, отчего у нас в стране пятилетняя засуха.

На возвышении стояло три кресла, в центре сидел царь Елизар, два по бокам - видимо, для его супруги и сына - пустовали. Елизар подал знак рукой, прозвучал удар гонга, вспыхнул свет, и какой-то мужчина, шатаясь, подошел к первой претендентке. Сначала я приняла его за царского скомороха, хотя для шута он был высоковат, потом - за  блаженного. Но когда он начал двигаться вдоль шеренги девиц, до меня дошло, что это и есть Елисей. Не зря его с лешаком сравнивали! В глаза бросалась лысая голова, рыжеватая щетина и мохнатый жилет, на котором местами не хватало клоков меха.

Наглец даже взгляда не поднимал на лица потенциальных невест, откровенно разглядывая видневшиеся в глубоких декольте девичьи  груди. Когда он подошел ко мне, я демонстративно скрестила руки и приподняла бровь. Напрасно: королевич взгляда на мое лицо так и не поднял, а просто вздохнул и перешел к следующей кандидатке. Своим дыханием Елисей мог бы свалить и стадо коров - он был мертвецки пьян, и в мою голову закрались смутные подозрения, но додумать я не успела. Царевич подошел к последней девице, которую от страха заметно потряхивало, и злобненько так усмехнулся. Да как зарычит! А девица как завизжит!

Что тут началось! Светопреставление. Девушки забегали по залу, как стая глупых куриц, крича и спотыкаясь друг о друга. В меня врезалась какая-то великанша и сшибла с ног. Поднявшись на четвереньки, я поползла к возвышению, где за спинкой своего трона прятался побледневший лесовик. Я расположилась за спинкой соседнего кресла и выглянула.

В центре зала на полу сидел царевич и зловеще хохотал, добавляя паники. Бедняжки уже бились о стены, одинаково оплетенные высохшими ветвями, в поисках выхода, которого нигде почему-то не было видно.

- И давно это с ним? – шепотом поинтересовалась я.

Царь обреченно вздохнул.

- С совершеннолетия. С тех пор как он стал принимать эликсир, стало еще хуже.

- Какой эликсир?

Елизар кивком указал на хрустальный графин рядом с моим убежещем-креслом. Я открыла крышечку и понюхала.

- Фу, да это же бражка, - скривилась я. – Ваш сын – алкоголик.

- А можно его превратить обратно в царевича? – с надеждой спросил он.

- Конечно, - уверенно кивнула я.

- И ты знаешь как? – уточнил Елизар.

Я вновь кивнула:

- И не таким человеческий облик возвращала, краше любого принца получались.

Царь заметно повеселел и, подбежав к стене за троном, подхватил брошенный слугой молоточек, которым и ударил по золотому гонгу. Громкий звон заставил девиц, носившихся по залу и оравших, словно оглашенные, остановиться.

- Выбор сделан! – громогласно произнес царь.

Девушки в ожидании продолжали смотреть на Елизара. Я неуклюже вылезла из-за кресла и присела в скромном реверансе.

Принц оторопело посмотрел на меня и завалился на спину. Да, я всегда знала, что моя красота бьет наповал, но все же ждала несколько иной реакции.

Как по волшебству, свет в зале померк, ветви на одной стене разъехались в стороны, открывая выход в коридор. Туда-то и ринулись красотки. В зале остались только я, царь и пьяный принц в бессознательном состоянии.

- Ну, давай! – приказал Елизар.

- Что? – не поняла я.

- Превращай.

- Экх,  - поперхнулась я. – Так быстро это не делается.

- А, понял, тебе надо подготовиться к ритуалу. Может, тебе нужны какие-то компоненты? – по-деловому спросил Елизар.

- Да, - подхватила я. – Надо отнести царевича в его спальню и приготовить отвар из полыни горькой, тысячелистника обыкновенного и зверобоя продырявленного.

- Подожди, - прервал меня Елизар и хлопнул в ладоши: – Позвать ко мне Павлушу.

В зал вбежала полноватая женщина средних лет в цветастом платке.

- Повтори для нее рецепт зелья.

- Значит, нужно приготовить отвар из полыни горькой, тысячелистника обыкновенного,  зверобоя продырявленного, - послушно повторила я.

Но служанка вместе с царем выжидающе продолжали смотреть на меня.

- Что?

- И все? – разочарованно уточнила Павлуша. – Ты ничего не забыла?

“И как до меня сразу не дошло? Вроде бы культурные, интеллигентные люди, живут в столице, а верят во всю эту магическую чушь. Да у вашего царевича запой, а завтра будет адское похмелье. И прежде чем превращать Елисея в человека, нужно дать ему отоспаться, а уже потом искупать, переодеть, отваром отпоить, а «эликсир» спрятать”.

Но вместо того, чтобы озвучить свои мысли,  я картинно хлопнула себя по лбу:

- Самое главное забыла. Отвар надо варить в полночь в черной одежде, нашептывая:

Эни-бэни, руки прочь,

Принцу надо бы помочь,

От запоя излечить...

На этом мои стихотворные потуги закончились.

- Дальше от себя попросишь, - нашлась я.

Павлуша, облегченно улыбаясь, кивнула.

- Запомнишь? – сурово спросила я. – Беги, уж полночь близится.

Служанка кинулась к выходу, бормоча себе под нос: “Эни-бэни...”

- И не забудь, - крикнула я вдогонку, совсем расходясь, - обнести отвар вокруг очага тридцать раз против часовой стрелки гола... Хотя это уже лишнее.

После такого представления царь разрешил мне удалиться в спальню, но только я легла в постель, в комнату влетела Павлуша:

- Пойдем, - она настойчиво вытягивала меня из постели. – Зелье для ритуала готово.

- Уже? – зевнула я.

Служанка провела меня по извилистым коридорам и затолкала в какую-то темную, пыльную комнату, захлопнув за мной дверь. Всматриваясь в темноту, я разглядела очертания громадной кровати и направилась к ней. На перине кто-то лежал. От волнения мои глаза перешли в “кошачий” режим, и все стало видно. Меня заперли в спальне царевича. Ну, не беда – ухаживать за тяжелобольными было для меня не впервой. Не зря же меня лучшей во всем Южном лесе травницей да целительницей считали.  В общем, два дня и две ночи я слушала протяжные стоны, да отборную брань царевича, отпаивая его травяными отварами. На утро третьего дня свалилась от усталости прямо рядом с ним.


Глава 4

 осторожно приоткрыл глаза. Было странно, что голова не болела, нутро не выворачивало, стены не качались. Более того, моя правая ладонь покоилась на мягком теплом холмике, который на ощупь напоминал... женскую грудь, а колено прижималось к гладкой нежной коже, видимо, ножек. Я окончательно проснулся: в моих объятиях спала богиня! Длинные черные локоны обрамляли смуглое лицо. Высокий лоб, брови вразлет, аккуратный носик, губки-бантиком – лицо ангела... а взгляд ведьмы.

- Проснулся, обормот! – произнесла она тоном сварливой жены. – Страна бедствует, думает, что царевич тут девок приходует, а он дрыхнет сутками напролет.

Я откатился от нее на свою подушку. Упоминание о страданиях моего народа вновь тяжким грузом рухнуло мне на плечи, придавив к перине.

- Ты кто такая? – спросил я, уставившись в пыльный балдахин.

- Я избранная, - заявила нахалка, поворачиваясь на  бок и приподнимаясь на локте.

- Я тебя не избирал.

- Меня для тебя судьба избрала, - нашлась девица.

- И чем же я ей так насолил?

- Да кончить не можешь.

“Она еще и грубиянка, может, сразу голову с плеч?”

- Слушай, я ведь целительница, - не успокаивалась девица. – Ярослава из Южного леса, слышал о такой? – Дождавшись моего кивка, она продолжила: - Знаю коренья разные для мужской силы.

- Да дело не в этом, - разозлился я. – У меня стояк, как у жеребца. Не веришь? - Со злостью я развязал шнурок на штанах и спустил их до колен. – Любуйся.

У нее даже дыхание перехватило, и это польстило моему мужскому самолюбию.

- Бедненький, - сочувственно произнесла она.

От этого замечания я поперхнулся и вопросительно посмотрел на девицу.

- Нелегко, должно быть, с такой дубиной в штанах ходить. Можно? – Она протянула руку и остановилась в последний момент. – Не подумай плохого, у меня профессиональный интерес.

- Валяй.

От ее легкого прикосновения я познал, что такое блаженство. Веки опустились, дыхание участилось, сердце забилось, вместе с кровью по венам потекло удовольствие. Девушка сжала ладонь сильнее и провела вниз, оттягивая верхнюю плоть и обнажая головку. Непроизвольно мои бедра дернулись вверх, плотнее прижимаясь к ее руке. Никогда не был я так близко к разрядке. Душа трепетала, мир переливался красками, а член пульсировал в предвкушении. Девушка сделала несколько плавных движений рукой вверх-вниз, и я стиснул зубы, чтобы не застонать и не спугнуть подступающее чудо.

- И что, ты никогда не испытывал оргазм? – уточнила девушка, моя богиня.

- Нет, - прохрипел я.

- А пробовал?

- Миллион раз: с местными девками, опытными дубравицами, русалками и даже один раз с заморской гномшей, - признался я.

Спроси она меня сейчас про ключ от казны, я бы ответил, сдал бы все государственные тайны, лишь бы она продолжала ласкать меня.

Но тут движения ее ладони прекратились. Я замер и открыл глаза. На самом кончике проступила капелька смазки, и девушка размазала ее подушечкой большого пальца по головке. Я не удержался от стона.

Яра отдернула руку:

- Ты меня как деревенскую тупицу разводишь?

- Ты о чем?

- Что это, по-твоему? – она протянула к самому моему носу блестящий от смазки пальчик.

- Раньше такого никогда не было, - честно ответил я, пряча свое достоинство обратно в штаны.

Брови девушки сошлись. Она хотела что-то сказать, но в дверь тихонечко постучали.

- Что надо? – в унисон заорали мы.

В коридоре послышался сдавленный возглас и топот ног. Ярослава грациозно вспорхнула с кровати и выглянула за дверь, а затем вернулась с миской дымящейся однородной массы.

- Покушай кашки, Елисеюшка.

Ее тон не внушал мне доверия.

- Овсянка? Фу, не буду, - заупрямился я, хотя в животе предательски заурчало.

В моей голове билась мысль: а что если она, и правда, истинная избранная? За несколько минут ей удалось то, чего у других не получалось и за много часов. И чтобы проверить догадку, мне нужно было вновь уложить ее в свою постель.

- Это волшебная каша. Ее на рассвете варили две златокудрые девственницы голышом.

- Теперь точно не буду, - стойко держался я.

- Если съешь кашу, сыграю с тобой в увлекательную игру на раздевание, - торговалась она.

- И что же? Разденешься догола?

- Если выиграешь, - согласилась она, не раздумывая.

Я даже тарелку вылизал.

Тем временем девушка засобиралась.

- Ты куда? – испугался я, вскакивая с постели. – А как же игра?

- Только после того, как ты приведешь себя порядок, - заявила девица у двери.

- Подожди. - Мне не давала покоя мысль, что девушка может сбежать, потеряться, сгинуть в неизвестности, поэтому я взял с полочки браслет истинной и надел Ярославе на запястье. С этой штуковиной фамильное древо ее никуда бы не выпустило.

Неожиданно браслет вспыхнул и, превратившись в зеленую лозу, плотно оплел девичью руку. Я чуть не рухнул на колени. “Наконец-то, нашлась! Два знака за одно утро! Сегодня я везунчик!”

- Что это? – обескураженно поинтересовалась моя единственная.

- Ключ от всех дверей, - ответил я первое, что пришло на ум. – Чтобы тебя не посчитали бродяжкой или воровкой. Для твоего же блага. - Я теснил девушку к двери, чтобы прижаться к ней всем телом, но она, протянув многозначительное “А-а-а”, выскользнула в коридор.

Мне хотелось кинуться за ней вдогонку, но в комнате почему-то потемнело. Я подбежал к окну и выглянул на улицу: небо затянуло пушистыми облаками, которые не заплывали в царство вот уже пять лет.

- Три знака, - радостно прошептал я.


Глава 5

 царевич оказался ничего на вид, когда искупался, побрился и приоделся, конечно. Выше меня головы на две - нравились мне высокие мужчины, с ними я не чувствовала себя неуклюжей коровой. Широкие плечи обтягивала шелковая синяя рубашка, в распахнутом вырезе виднелась могучая шея, ямочку в основании которой так и хотелось поцеловать. Узкую талию опоясывал кожаный ремень с тяжелой золотой пряжкой. Брюки, повторяющие линию длинных сильных ног, и вовсе ничего не скрывали. Царевич заметил мое пристальное внимание и, уперев руки в боки, приподнял бровь, как бы спрашивая: “Ну что? Каков?” Мой взгляд вновь скользнул от лица Елисея к пряжке ремня, вернее чуть ниже, где уже бугрилась царская эрекция. Моментально на меня обрушились воспоминания о сегодняшнем утре, о том, как моя ладонь ласкала его возбужденную плоть, как мне хотелось утолить свое любопытство и попробовать на вкус шелковистую длину его члена. Покраснев, я прищелкнула языком, показывая, что в восторге от его стати. Царевич довольно усмехнулся и сел за стол прямо напротив меня.

И тут в царскую столовую влетела Павлуша. Замерев на мгновение у входа, она всплеснула руками и бросилась к Елисею:

- Батюшки! – заголосила она. – Вернулся, а я все не верила! - Она прижала царевича к своей пышной груди так, что его нос оказался прямо у нее в ложбинке. - Вопли и стоны в прошлые сутки слыхали, наверное, и за морем. Я думала, ведьма убьет своими зельями да заговорами тебя вместе с лешим. Уже и не чаяла увидеть своего мальчика в живых.

Царевич скосил в мою сторону глаза, ибо вырваться из крепкого захвата Павлуши так и не смог.

- Это его кормилица, - подсказал мне царь, сидевший во главе стола вместе с супругой.

- Ой, счастье-то како-о-ое, - нараспев продолжала выражать свою радость Павлуша.

Елисей в ее объятиях уже начал синеть, пора было вмешаться:

- Павлуша, чтобы окончательно избавиться от лешего, нужно еще многое сделать, - многозначительно заявила я.

От неожиданности кормилица ослабила захват, и царевичу удалось приподнять голову и шумно глотнуть воздуха. Тут же руки Павлуши вновь притянули его к груди и успокаивающе погладили по лысой голове.

- Разве еще не все?

- Нет, - помотала я головой, - злобный дух засел в покоях царевича, дожидаясь ночи.

За столом все ахнули, Елисей опять на мгновение вырвался из объятий кормилицы, чтобы сделать еще один вдох, и вновь оказался прижат к груди.

- Надо срочно вымести всю грязь, поменять белье и окропить спальню живительной водой. Ваш колодец еще не пересох?

- Что ты, что ты, - замахал руками Елизар, - им и живем. Выполняй, - приказал он служанке, и та вихрем вылетела вон.

Елисей судорожно хватал ртом воздух.

- Вижу, браслет истинной признал тебя, да и облака посетили небо над нами, - произнесла царица.

- Простите, какой браслет? – уточнила я, бледнея. – Вы намекаете на то, что я истинная?! Нет-нет, это совпадение.

- Обычно браслет не ошибается, - заметила царица. – Иначе ты сгоришь дотла за свой обман.

Я подавилась слюной и лихорадочно схватила бокал с красной жидкостью, и только осушив его до дна, поняла, что это вино.

- Объясните подробнее. - Я метнула злой взгляд на царевича, который, притворяясь глухонемым, гонял вилкой по тарелке горошек.

- Когда царевич признает, что встретил свою суженую, то он вручает ей  браслет истинной, и девушка, надевая его, должна понимать всю ответственность.

- Хм-м, какую ответственность? – переспросила я, пнув под столом ногу Елисея.

- Что если она не пройдет все испытания, то превратится в пепел.

- Какие испытания? - Я уже, кажется, превратилась в диковинную птицу попугая, повторяя слова царицы.

- Разные, никто не знает точно какие и сколько их, - ответила она. – Как-нибудь расскажу о своих.

- Ну все мне пора, дела-дела, - заявил царевич и, прихрамывая, бросился наутек.

- Ах ты, тру... трудоголик!

Я кинулась за ним в коридор, но Елисея уже и след простыл. Вдруг мне послышался протяжный стон - так стонут стены в старом, обветшалом доме. Я прикоснулась к коре дерева, тихо спросив:

- Где болит?

В ответ стена, задрожав, опустилась, открывая захламленную комнату. Я осторожно сделала шаг внутрь, под ногами что-то хрустнуло, и дворец вздрогнул от боли.

- Ох, сколько их здесь! – Пол был усыпан осколками, часть которых уже вросла в ствол волшебного дерева. – Сейчас-сейчас, потерпи.

Остаток дня я осторожно вынимала осколки из плоти древа и заливала раны специальным раствором, дворец вздрагивал и рыдал, напугав даже дворецкого, служившего уже третьему поколению царской семьи.


Глава 6

есь день фамильное древо ходило ходуном. Павлуша наивно полагала, что это страдает злобный дух лешего, не желающий покидать мои покои, так что к вечеру в спальне будет сделана не только генеральная уборка, но и  перестановка. Решив, что лучше не попадаться на глаза заботливой нянюшке, я отправился искать свою черноокую ведьму. Найти ее оказалось легко - стоило лишь пройти к центру боли, сотрясающей дворец.

Ярослава стояла на коленях в тайной комнате, которая раньше была частью тронного зала, но потом древо почему-то само ее закрыло. Чувствуя там глубокую боль и страдания, жители дворца даже не пытались заглянуть внутрь. Но откуда сельской целительнице было знать, что вход в тайную комнату может быть опасен.

- Осторожно, - предостерегающе произнесла Яра, - смотри под ноги.

Я взглянул на пол:

- Что за леший?

Вся поверхность бугрилась от вросших в плоть древа осколков зеркала. Дворец страдал столетиями, и никто даже не пытался выяснить причину.

- А-ах, - воскликнула девушка и затрясла рукой.

- Дай взглянуть.

Я схватил ее ладонь и поднес поближе к своему лицу. Указательный палец пересекал глубокий порез, из которого уже показалась капелька крови. Не удержавшись, я взял пальчик в рот и плотно сжал губами, почувствовав солоноватый привкус на языке.

- Спасибо, - улыбнулась красотка, - но можно было просто перевязать. Слышала у царевичей всегда при себе стерильный носовой платок имеется.

Я разочарованно выпустил изо рта нежный пальчик и достал из кармана белоснежный кусочек ткани.

- И откуда ты взялась такая умная?

- Откуда взялась, там таких больше нет.

- Очень надеюсь. Давай лучше я буду доставать осколки, а ты смазывать этой штукой, - предложил я, перевязав ранку.

Девушка кивнула. Мы работали молча. Доставая очередной осколок, я видел на ее лице одобрение, и мое сердце переполнялось гордостью. И мы здесь в столице не лыком шиты. Всё-таки звание мастера клинка досталось мне не за красивые глазки.

К вечеру мне удалось извлечь все стекло из ствола древа. На месте разрезов выступали капельки сока, и Яра, не жалея, натирала раны какой-то пахучей, густой массой, от которой все быстро рубцевалось.

- Готово! - Я шлепнул девушку по аппетитной попке.

- Ах ты, мерз...

Я выжидательно посмотрел на нее:

- Договаривай.

- Мерзавец, - сдалась ведьма, не подобрав иного слова. – Извини, вырвалось от усталости.

- Ну, не знаю, за оскорбление сына лесовика полагается – дай-ка подумать – десять ударов плетью.

Глаза девушки расширились, а потом на ее лице вспыхнула лукавая улыбка:

- Думаю, мы можем заменить их дестью поцелуями.

- И почему я не сказал сотня? – сказал я, привлекая красотку к себе.

Девушка начала считать:

- Раз.

Ее губы коснулись кожи у основания шеи в распахнутом вороте рубашки, и мое дыхание сбилось.

- Два.

Она провела языком по шее к мочке и втянула ее в рот, посылая волну дрожи по моему телу.

- Это было три. Теперь четыре и пять.

Шаловливый язычок проследил линию в ушной раковине и скользнул в мое ухо. Не разжимая объятий, я сделал шаг назад в поисках твердой поверхности и, прислонившись к стене, на своей щеке почувствовал касания губ, быстро приближающихся к моему рту.

- Шесть, семь, восемь, девять...

Ведьма явно жульничала.

- Десять, - опередил я обманщицу и, схватив девушку за попку, прижал к своему готовому, уже словно стальному, члену, одновременно впиваясь губами ей в рот.

Она играла со мной, дразня языком, прикусывала мою нижнюю губу и посасывала ее, словно леденец, отправляя мою выдержку за грань разумного. Тело пожирал огонь желания, я хотел взять ее прямо здесь, прижав к стене и высоко задрав юбки. Девушка тоже шумно дышала и, отбросив свое озорство, пылко отвечала на поцелуй. Ее бедра терлись о мою плоть, будто упрашивая о большем.

- Подожди, - прошептала Яра, - не так быстро.

Пользуясь моим замешательством, она осторожно выскользнула в коридор, и уже оттуда послышался ее заливистый смех:

- Ты ведь умеешь играть в карты? Сегодня вечером я раздену тебя догола.

“Очень на это надеюсь”, - подумал я, счастливо улыбаясь.

 

 
 

[1] На западной Украине существует поверье, что летавицы — духи, которые слетают на землю падучей звездой и принимают человеческий образ, новый, прекрасный, обычно с длинными желтыми волосами (Елена Грушко и Юрий Медведев "Словарь славянской мифологии")

 
 

Окончание >>

 


 Ведущий рубрики НаДин запретил комментирование данной статьи.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
29.04.11 11:14  Поезд до Эдинбурга
24.12.10 18:02  Patria о muerte *   Комментариев: 8
24.12.10 17:48  Навстречу будущему со сломанными тормозами *   Комментариев: 9
24.08.10 16:55  Случайная закономерность*   Комментариев: 16
26.05.10 10:20  Дирижабль   Комментариев: 6
27.08.09 17:44  Когда сбываются мечты   Комментариев: 4
08.08.14 12:16  Феи Гант-Дорвенского леса - 2
18.09.13 11:16  О чем плачут валькирии   Комментариев: 8
23.12.16 22:08  Живая ставка
24.12.09 21:03  Наследник. Знакомство *   Комментариев: 6
21.12.09 10:50  Вечность   Комментариев: 10
04.12.09 10:09  Проклятый дар. Часть третья*   Комментариев: 4
05.03.16 09:59  Приключения в бункере   Комментариев: 4
13.01.16 21:47  Феи Гант-Дорвенского леса - 5
11.01.16 20:43  Девушка по имени Любовь   Комментариев: 3
12.10.15 21:50  Феи Гант-Дорвенского леса – 4
25.11.14 20:59  Феи Гант-Дорвенского леса – 3
08.03.14 01:27  Охота   Комментариев: 9
18.02.14 21:29  Феи Гант-Дорвенского леса   Комментариев: 10
18.09.13 11:16  ДЮРНШТАЙНСКИЙ МИРАКЛЬ
14.12.12 10:44  Новогодняя фантазия   Комментариев: 5
15.08.12 13:32  Поединок
15.08.12 13:31  Тирау   Комментариев: 5
15.08.12 13:28  Сказка про Марью-затворницу
08.08.12 21:40  Кастинг в книгу   Комментариев: 5
28.02.12 00:22  Человек, увидевший ангела
26.02.12 01:38  Я так люблю тебя   Комментариев: 4
24.02.12 14:14  Сказка о заколдованном царевиче
07.11.11 12:06  Когда настало время уходить*   Комментариев: 4
08.04.11 12:42  Хочу! – А удержишь ли?   Комментариев: 4
24.08.10 16:51  Проклятый дар. Часть 6*   Комментариев: 5
28.05.10 10:14  Женское любопытство.
26.05.10 10:19  Новые приключения неуловимых, или Вспомнить все
19.05.10 12:27  Проклятый дар. Часть 4 и 5*   Комментариев: 5
06.05.10 17:02  Сладкая смерть   Комментариев: 10
28.02.10 15:45  Хроники пикирующего дракона, или Операция «Спасти ангела»
22.02.10 10:08  Тонкие нити судьбы …   Комментариев: 8
26.10.09 18:50  Наследник. Встреча   Комментариев: 5
26.10.09 10:26  Сон наяву   Комментариев: 5
07.09.09 12:15  Проклятый дар. Часть вторая*   Комментариев: 5
11.08.09 10:51  Проклятый дар   Комментариев: 6
13.07.09 19:37  История скиталицы   Комментариев: 5
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение