Спасибо, Тира, что никогда не спрашиваешь, зачем это надо.

 

 

Конокрады

 

 

Когда я ем — я глух и нем.
Когда я пью — я гораздо коммуникабельней.

 

Сознание прояснилось от фальшивого пения:

«Тё-о-о-омная-а-а-а ночь, только пули свистят по степи-и-и-и,

Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцаю-у-ут.

В тё-о-о-омную ночь ты, любимая, знаю, не спишь...»

Пели где-то совсем рядом, практически в самое ухо. Я открыла один глаз. Вокруг темень и никого поблизости.

– Кто здесь?

Вспыхнул верхний свет, больно ударив по глазам. Пение захлебнулось, но совсем не пропало, лишь потеряло в громкости.

– Я.

Я сфокусировалась на говорившей. Хороша, что тут скажешь: длиннющие ноги, сиськи-талия-бедра на зависть таким «плоскодонкам» как я. Вот только в капризном изгибе рта есть что-то пренебрежительное, словно она не с человеком разговаривает, а с тараканом.  

В вокале упражнялась явно не она. Значит, развлекалось подсознание.

– А-а-а, Глэдис, – протянула я, свесив ноги с кровати и сунув их в ботинки. Кто такой добрый меня разул? – Соседка Тирина. Снизу. – Осторожненько встала. – С какого ты низу, соседка, если Тира живет на первом этаже?

Барышня не ответила, уставившись немигающе. Этот взгляд давил бы на меня как кирпич, не будь я восхитительно пьяна. А так – индифферентно. Поэтому я прошаркала мимо нежданной компаньонки к двери.

Почему мы с Тирой напились? Покопавшись в памяти, я обнаружила связное воспоминание о том, как бронировала авиабилет в Киев, сидя на работе. И с этого конца начала разматывать клубок смутных эпизодов.

Так, я прилетела в Борисполь около половины восьмого вечера. Меня никто не встретил и через пару часов  я поехала к рыжей сама, благо, адрес знала. Проникла в подъезд с одним из жильцов и обнаружила незапертую Тирину квартиру. С хозяйкой в абсолютной несознанке. За пару секунд успеваешь придумать очень много, но, слава богу, все обошлось: ведьма пришла в себя и мы на радостях напились. Радостей было сразу несколько. У меня – что подруга не пала жертвой какого-нибудь маньяка, а у Тиры... Во-первых, ее навестил король. Во-вторых, из тюрьмы выпустили ее друга, причем:

а) сердечного;

б) демона.

Все эти новости рыжая выдала на полном серьезе, какой случается только при достижении критического уровня алкоголя в крови. Какой король мог почтить Киев своим присутствием и что за зэк вышел на свободу, уточнять я не стала. При том, что Тира замужем за каким-то крутым, как склоны Килиманджаро, итальянцем (зуб даю, мафиози!), задавать вопросы – лезть в интимную сферу. Сама расскажет, если посчитает нужным.

В разгар веселья откуда-то вывалилась вот эта самая Глэдис, которая теперь цербером маячила за спиной.

– Так, что за хрень?

За дверью оказалась лестница.

– Соседка, это к тебе?..

Молчит. Попробуем вежливо.

– Глэдис, скажи, пожалуйста, это куда? – И указала пальцем на ступеньки.

– На первый этаж.

– К Тире, что ли?

– Тира отправилась домой. – Долгий тяжелый вдох. Видимо, призванный намекнуть, насколько я тупа. Увы, история та же, что и со взглядом. – Попросила присмотреть.

– Та-а-ак. Тира отправилась домой, а куда занесло нас?

– Ирландия, графство Данлири-Ратдаун.

– Йопт... Как? Прилетели, что ли? Я не помню!

– Вот странно... – бросила барышня в сторону, скрестив руки на пышной груди. – Осторожно! Тира будет недовольна, если ты упадешь с лестницы.

На самом деле, главная странность заключалась в том, что я вышла из отключки раньше, чем через тысячу лет. А так всего лишь появились неглубокие провалы в памяти в тех местах, где мозг размыло ядерной смесью коньяка и некой забористой неустановленной жидкости, но в целом сознание было при мне. Можно считать, легко отделалась, но намеки в адрес моей вменяемости от незнакомой метелки я выслушивать не собиралась.

– Спасибо за заботу, Глэдис, дальше справлюсь сама.

– Тира попросила присмотреть, – бездумным роботом повторила нянька.

– Ну, смотри, – махнула я рукой и отправилась вниз.

Беглый осмотр территории выявил двухэтажный коттедж. Хозяйка явно женщина, и сначала я подумала, что это Тира: по еле уловимому запаху лесных трав, набору разномастных склянок в кухонных шкафах – с маслами, сушеным сеном, какими-то ягодами... Но не вязались с образом ведьмы розовые диванные подушки, окантованные белым кружевным рюшем. Для Тиры – перелет.

В холодильнике обнаружилось привидение повесившейся мыши. Значит, хозяева давно отсутствуют...

– Где моя сумка? О, вот ты где... – Я пошарила в кожаных недрах и выудила шоколадный батончик. Подумала и великодушно предложила: – Будешь? Нет? Как хочешь... Ирландия, Ирландия... Скажи, до побережья далеко?

– Пятнадцать минут пешком.

– Подойдет.

ArabeskaТанцующей походкой опытного алкоголика я провальсировала в прихожую. Покрутилась перед зеркалом – хороша я, хороша: глаза блестят, щеки алые, в прическе творческий бардак. Извлекла из кармана куртки помаду, со смаком накрасила губы и потянулась к дверной ручке.

– Куда?..

Кажется, Глэдис напряглась. Наконец-то хоть какие-то эмоции кроме еле сдерживаемого презрения.

– За лошадкой.

– За чем?

– За кем, – поправила я. – За лошадкой. Не хочешь со мной – подожди здесь. – Действительно, на кой мне эта зануда? – Да-да, подожди здесь, я скоро вернусь. Тем более, что в таких туфлях, – ох, что это были за туфли: каблук-шпилька, открытый носок, красная кожа! – не погуляешь...

Если бы я знала, что Тира просила Глэдис исполнять все мои пожелания и что Глэдис не совсем человек, то поняла бы и причину ее своеобразного поведения, и подождать не попросила бы...

 

Нет, я не сошла с ума и не ударилась в пьяные придури. Ну, возможно, придурь и имела место, но природа ее была очень даже трезвая.

Сказку про водных лошадок агиски я прочитала еще в безоблачном детстве. Живут, мол, в морских заливах, по ночам принимают образ очаровательных жеребят и выходят погулять на земную твердь да пожевать сочную травку. Пик активности этих представителей фауны выпадает – какое удачное совпадение – на последний месяц осени.

«Есть я, есть Ирландия, ноябрь тоже есть и до берега рукой подать. И страсть как лошадку хочется!»

Коттеджный поселок безмятежно спал. Ни единого постороннего звука, будь то реплика припозднившегося прохожего или лай потревоженной собаки. Не Россия, знаете ли. У нас так по деревне ночью не погуляешь: либо на местного самогонщика наткнешься, либо бабуся-активистка подкараулит с вопросом «где это мы по ночам шляимси?», либо соседский барбос из-за высокого забора обложит собачьим матом. Я азартно топала по дороге, безошибочно угадав направление, ведь в ночной тиши шум прибоя получше всяких указателей будет. Закурила тонкую сигаретку и радовалась, что на этом острове погода со своими пятнадцатью выше ноля не в пример лучше питерской.

До воды я дошла даже быстрее, чем предполагала Глэдис. Вот только натура несколько отличалась от нарисованной воображением картины... Я-то решила, что залягу под кустом на зеленой лужайке и с комфортом буду выслеживать дичь, созерцая ровную площадку морского песка. Фигушки. Пляж оказался нагромождением каменных глыб. План отлова копытного трофея стремительно разваливался.

– Ну уж нет, нас невозможно сбить с пути, – пробормотала себе под нос, выбирая самый перспективный с точки зрения обзора наблюдательный пункт, – нам пофигу, куда идти...

Есть такая поговорка: везет дуракам и пьяницам. Поскольку ко мне частично можно было применить обе части народной мудрости, я без проблем добралась до чудеснейшего камушка размером с гараж, прыгая по камням поменьше. Разок едва не потеряла равновесие, но устояла, до хруста прогнувшись в спине и активно размахивая руками.

–  Вижу цель, верю в себя, – повторяла я, карабкаясь на огромный крутобокий валун, – не замечаю препятствий... Мамочки-и-и!

Земное притяжение напомнило о себе, непринужденно потащив меня вниз головой с самой верхушки скользкой каменюки. Не было боли в ободранных ладонях – был только страх и россыпь острых осколков скальной породы внизу. Только б не приземлиться на безмозглую голову, только бы не свернуть шею!

Все кончилось до нелепого просто: скольжение прекратилось в критической точке ровно в тот момент, когда я мысленно просила у родственников прощения за все грехи своей не очень долгой жизни. Я замерла в весьма пикантной позе, то есть пятой точкой к верху, остановленная крепким захватом поперек туловища.

В желудке очень громко и очень опасно булькнуло.

– Пустите! – жалобно пискнула я.

«Только б не понял буквально!»

Спаситель непринужденно вернул мне привычную ориентацию по вертикали, прислонив к каменной горке, с которой я только что так задорно катилась. Пейзаж перед глазами весело кружился, не выдержав всех этих пьяных кульбитов.

– Ой, спасибо! – с чувством поблагодарила я, вцепившись в незнакомца. – Вы только не шевелитесь, а то меня ёлками завалит...

Он застыл монументом солдату-освободителю, к которому прильнул только что спасенный им ребенок. В роли последнего, естественно, я.

– Какого черта? – поинтересовался спаситель.

– Это же Ирландия, – весьма последовательно заметила я.

– Да ну?

– Ну да. Хочу поймать агиски!

– Почему не лепрекона?

Я воззрилась на него с искренним непониманием, различая в темноте лишь внушительный силуэт. Здоров мужик ведь, хотя это и так было понятно. Все-таки я не совсем дюймовочка, чтобы крутить меня, как игрушку. А он крутил. И без особого напряга.

– Вы где-то видите радугу? По-моему, без радуги лепрекона не найти.

– Горшок золота не найти.

– Нафиг мне золото, если я хочу лошадку?

– Действительно. Идите, девушка, домой, пока беды не случилось.

– Ой, я уж как-нибудь смогу о себе позаботиться! – И после долгой борьбы с собственной курткой и непослушными руками вытащила связку ключей с маленьким брелоком-ножиком.

Между прочим, лезвие длиной в указательный палец было заточено заботливым старшим братом и с одинаковым успехом кромсало бумагу и помогало открывать консервные банки.

– Это, конечно, аргумент. Дай посмотреть?

Я положила ключи на протянутую ладонь – не жалко, пусть полюбуется. Мужчина убрал связку в свой карман, даже не удостоив взглядом.

– Эй!

– Доверчивая девочка. – Мне померещилось, что он улыбнулся. – Не от всех можно отмахаться железом. Тем более таким. Да и главная угроза для тебя – ты сама. Где живешь?

– Отдайте!

– Родителям твоим отдам. Пошли.

Я даже не поняла, как снова оказалась на той дороге, по которой пришла.

– Фиг вам, а не родители! К ним в Питер топать! – Сделав шаг назад, я упрямо вздернула подбородок. – И никуда я с вами не пойду. А если вы маньяк?

– Очень своевременно... – ответил он.

Только я уже не слушала, с открытым ртом уставившись за его плечо. Там, на широкой прогалине между каменистым берегом и рощицей, потусторонним светом мерцали два конских силуэта.

– Смотри! – Я в запале перешла на «ты». – Вот они! Это же они, да?!

– Тихо! – одернул напарник, увидев лошадей. – Ори громче...

– Ты только посмотри...

Они неторопливо вышагивали с грацией истинно потусторонних существ, низко опустив головы к земле. Словно плыли, не касаясь земли. По траве струились две темные тени-гривы. Оба скакуна – иссиня-черные, как волновавшееся рядом море. Не будь этого призрачно-серебристого ореола вокруг – и не заметила бы.

– Стоять! – не повышая голоса, но все равно весомо остановил мужчина, стоило мне только подумать о движении в сторону животных. – Эти милые лошадки порвут тебя на куски, только подойди.

– Выдумки! – фыркнула тихо.

– Как и они сами, – парировал мужчина.

Тут он прав. Если часть сказки оказалась правдой, то и все остальное имеет право на жизнь. Например, водные лошадки становятся очень агрессивными перед тем, как выпадет первый снег – чувствуют приближение зимы. Ведь стужа может сковать льдом прибрежную полосу, и тогда не будет выхода на сушу. В этой своей нервозности могут и корову неосторожную задрать или кого тут принято разводить у местных фермеров. А в том, что это настоящие агиски, у меня была железная уверенность. В первую очередь из-за поведения аборигена, предположившего мою скорую кончину при несоблюдении техники безопасности.

С мольбой – бровки домиком, глазки печальные – я уставилась на мужчину.

– Ну хоть капельку поближе!..

– Стой здесь. Поняла?

Я быстро-быстро закивала, не зная, что он задумал, но почувствовав, что уступил.

Мужчина беззвучно растворился в подлеске, оставив меня переминаться с ноги на ногу. Пролетала одна минута за другой, но ничего не происходило, только пара агиски уходила все дальше от берега и вот-вот скрылась бы из виду.

– Где же ты? – прохныкала я обиженно.

И тут мужчина снова возник на сцене, спрыгнув с ветки раскидистого дерева на спину лошадке покрупней. Пронзительное ржание раскололо сонное ночное спокойствие.

Оседланный агиски прянул из стороны в сторону, давая фору быкам на родео, пытаясь скинуть седока, но мужчина словно слился с животным в единое целое. Тогда коняга боком влетела в ближайшее дерево, явно норовя сломать наезднику ногу – от силы удара ствол хрустнул и завалился, сухо прошелестев кроной. Но человек не сдался.

Когда конь повалился на землю, до меня вдруг дошло, что из-за моего «хочу» кое-кто может остаться калекой. Если не размажет на смерть лошадиной массой по земле.

Я с криками и улюлюканьем  рванула с места, надеясь отвлечь внимание на себя и дать сообщнику время отползти в сторону, но никто не обратил на меня никакого внимания. Разве что второе животное метило  копытом в голову мужчины.

Содрав с шеи шарфик – шелк обжег трением – я бросилась наперерез. Юркнула под занесенными копытами, набросила петлю на морду лошади и белкой взлетела на пышущую злобой лошадь.

– А ну!.. – рявкнула, натягивая импровизированные поводья.

Агиски взвилась на дыбы, и я бы улетела в кусты, если бы не держалась за этот чертов шарф.

– У меня тоже характер говно, моя хорошая, – я почему-то была уверена, что воюю именно с лошадью, а не с конем, – мы друг другу подойдем. Да остановись же! Ничего я тебе не сделаю!

На меня уставился лошадиный глаз, полный здорового скептицизма. Я бы на ее месте тоже вряд ли поверила.

– Ну какой резон врать? – быстро продолжила я уговоры. Уж больно по-человечески осмысленным был этот взгляд. – Я просто хотела... нет, мечтала увидеть таких как ты! Мы не будем вас неволить, честное слово! Пожалуйста, успокойся!

Она еще раз взбрыкнула и остановилась. Я от удивления чуть не скатилась на траву.

– Верь мне.

Пан или пропал – я отпустила концы ткани. Шарф блестящим ручейком стек вниз.

– Видишь? Теперь ты главная.

Агиски многозначительно всхрапнула: и так бы с тобой справилась.

– Давай дружить, красавица моя,  – проворковала я, прильнув к бархатистой шее, – ты  – чудо! Самое прекрасное создание, которое я только видела... Не злись, мы вас не обидим.

Мой новый ирландский знакомый тоже совладал с ситуацией и теперь гарцевал на жеребце в паре метрах от нас.

– Мальчишки... Это твой бойфренд? – В ответ снова однозначный взгляд. – Он прекрасен. Почти как ты, но ты вне конкуренции. Кстати, ты не потащишь меня на морское дно на мелкие кусочки рвать? А то про вас чего только не навыдумывали...

Лошадка фыркнула и демонстративно повезла меня прочь от воды. Наверное, незавидная судьба ждет только тех, кто хочет получить в свое распоряжение мифическое животное, навсегда разлучив его с морем. А мои планы так далеко не заходили.

– До дома и расстанемся, – клятвенно заверила я.

AgiskiОбратный путь был до обидного коротким: агиски, будто демонстрируя часть своих способностей, моментально принесли нас к условно моему коттеджу. Я соскочила с высокого крупа и порывисто обняла лошадь за шею, путаясь пальцами в мерцающей гриве.

А через секунду в руках была пустота.

– Ну, довольна?

Я улыбнулась. Хоть и немножко с грустью в душе.

– Очень. Ты цел? Прости, не подумала, что они и в правду такие бешеные...

– Цел, – блеснул мужчина странно знакомыми глазами, по цвету так похожими на сияние вокруг агиски.

Где-то я его уже видела...

– А ты прирожденный конокрад, – отвесила я на прощание сомнительный комплимент.

– Да и ты ничего. Не напейся ты до потери страха и не ударься в разговоры с лошадкой...

– Это я-то не напейся? – возмутилась я, в раз обидевшись на правду. – Хамло! – И, повернувшись к нему спиной, на деревянных ногах направилась к коттеджу.

– Еще какое, – в затылок шепнул он. – Только ты вряд ли запомнишь.

Последнее, что я услышала в эту ночь, – короткое «спи», многоголосым эхом разлившееся по сознанию...

 

Утро запомнилось катастрофическим сушняком и неестественной для похмелья бодростью. Неимоверно хотелось самовар чаю с баранками и домой. Воспоминания о предыдущих двадцати четырех часах вполне соответствовали состоянию – плавали в густом тумане. Так, смутные обрывки, начиная с того момента, как на наш с Тирой праздник заявилась Глэдис. Хотя по опыту... Рано или поздно я всегда вспоминала все детали своих нетрезвых похождений.

 

Arabeska

 

 

 


Хронология рассказов:

 

1. Неожиданные последствия необдуманных поступков

2. В поисках души

3. Salto mortale

4. Столица польских королей

5. Отголоски прошлого

6. Охота

7. Найти Веру

8. Маятник

9. Сделка с чужой совестью

10. Игры случая

11. Конокрады

12. Новый круг

13. Выбирая

 

 


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 7 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Леди ЭлвиЛеди Элви [21.12.2012 14:10]:
только такие безбашенные, как ты, могли уйти в ночь, чтобы покататься на такой лошадке)) хорошо, что рядом всегда найдется незнакомец и возьмет дело в свои руки

хе-хе, вспомнить все! не.. все не надо) но что-то определенно стоит не забывать
очень интересно!

ТираТира [21.12.2012 20:56]:
Коня на скаку остановит (с)... Хорошо, что по синей дыне нас не занесло ближе к финнам. Говорят, у них сампо на дне морском. Кто его достанет, тому счастье, любовь и изобилие. Но свое счастье, подозреваю, ты уже и так нашла)) Точнее, оно тебя. И очень вовремя! Эквилибристка))

МирнаМирна [22.12.2012 20:38]:
Ночь, лошади... (И все не без причины)
Как серебристый блеск в глазах мужчины.
Спасибо! Хочу еще)))

LoreleyLoreley [23.12.2012 19:07]:
Ах каки коники, каки коники... загляденье одно! А конокрад - второе ))
Единственное, что расстраивает - прошедшее время в описании чудесной обуви. Восстановлению не подлежит, а Бэс? ))

КикиКики [22.01.2013 03:04]:
"везет дуракам и пьяницам" - но как здорово иногда быть дурным! А еще "здоровее" читать про такие вот твои приключения, потому что то, как ты была восхитительно пьяна - это было фейерично)))
И в который раз убеждаемся, что силой мало чего добьешься, а вот доверием и лаской... Красивые, должно быть, были лошадки... и наездник)) (5)

РустаРуста [22.01.2013 21:11]:
Когда ты отпустила шарф, Бэс, я аж похолодела. Но обошлось, слава всем, кто нас хранит)) Неужели правда те самые лошадки? Я уж все передумала, вплоть до диких мустангов - пока не вспомнила, где это происходит)) Представляю твои эмоции! Здорово)) А еще Глэдис понравилась - несколькими штрихами, но очень четко описана. Умеешь ты))

Arabeska 2.0Arabeska 2.0 [24.01.2013 18:54]:
На всякий случай: все трюки выполнены профессионалами и вообще являются больной фантазией автора. А лошадь так почти как белочка))) Спасибо вам всем!

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
16.08.14 16:47  Ыро   Комментариев: 17
08.12.10 18:51  Скиталец   Комментариев: 14
20.07.11 13:21  Женщина из Сидхов   Комментариев: 12
16.08.14 17:58  Снег   Комментариев: 6
11.01.16 21:01  Дракон   Комментариев: 8
24.12.16 11:41  Домовой   Комментариев: 2
23.12.14 12:53  Пелена   Комментариев: 4
05.03.16 11:19  Жить!   Комментариев: 4
02.11.11 19:30  Кто ходит в гости по ночам...   Комментариев: 8
20.12.12 00:30  Конокрады   Комментариев: 7
23.02.12 17:19  Вся правда о Снегурочке   Комментариев: 10
13.12.14 20:15  Обида   Комментариев: 4
16.08.14 11:02  Бука   Комментариев: 5
07.07.13 22:51  По делам да воздастся   Комментариев: 3
23.02.12 21:20  Владычица богов   Комментариев: 5
02.11.11 11:07  Три музы   Комментариев: 10
29.12.10 12:48  Ашшур   Комментариев: 7
27.12.10 11:58  Боль последнего дыхания...   Комментариев: 5
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение