Шум прибоя не давал спать. Еще не рассвело, но сквозь легкие занавески было видно начавшее сереть на востоке небо. До сигнала будильника как минимум час. Сегодня я собиралась встать пораньше, чтобы заняться уборкой. Разумеется, я могла вообще ничего не делать: за всем следила прислуга, но привычки и воспитание неистребимы, да и домашние дела часто спасали от скуки. А еще это помогало чувствовать себя человеком, ведь бывали времена, когда я начинала сомневаться в своей человеческой сути – так мало во мне ее осталось!

Обычно, воткнув в уши наушники, я надевала ролики и скользила по первому этажу с пылесосом. Зерачиил едва заметно улыбался, когда я, напевая что-то невразумительное себе под нос, проезжала мимо. Я его забавляла. Я вообще была забавным экземпляром и часто вызывала у мужчин желание то ли приголубить, то ли прибить, чтобы не мучилась. Однако архангел ни разу меня не остановил. Может быть, ему нравилось то, чем я иногда занималась, а может, считал это трудотерапией. В любом случае, когда он возвращался после дежурства домой, я считала своей обязанностью встречать его горячим завтраком в убранном своими руками доме. 

Натянутое на голову одеяло не помогало. Море продолжало шуметь, а ветер – завывать. Небывалое дело! Обычно под окнами коттеджа волны мягко шелестели, накатывая на песчаный пляж и слегка вспениваясь. Но этот звук был иным. Резким, гремящим, враждебным. 

Спустив ноги с кровати, я потянулась за халатом. Балконная дверь поддалась не сразу – таким сильным оказался порыв ветра. Пришлось упереться ногами в пол и как следует подтолкнуть. 

Вместо халата впору было надевать куртку – на улице по сравнению со вчерашним вечером ощутимо похолодало. Схватившись за перила, я посмотрела вниз и тут же отпрянула. На скалу с яростью бросались волны, накатывая на темные доски площадки, которой заканчивалась лестница на пляж. Море штормило, и, похоже, стихия в ближайшее время не собиралась менять гнев на милость. 

Вернувшись в дом, я опустилась в кресло и уставилась на задернутое занавеской окно. 

Заснув в одном месте, я проснулась в другом. Вокруг были те же вещи, что и вчера. Огромная кровать. Камин, который больше служил декорацией и полкой для вазы и пары рамок с фотографиями, чем для обогрева, но сейчас мне захотелось, чтобы в нем уютно потрескивали дрова. Я зябко поежилась и вопросительно взглянула на стоящий на каминной полке портрет Зерачиила. Портрет безмолвствовал, но архангел на фотографии иронично прищуривался.

Внезапное путешествие и перемена мест меня не удивляли. Правда, обычно мужчины хотя бы предупреждали об этом. И ведь ничто не предвещало – вчера был обычный день. Ну, если не считать того, что я пожаловалась на скуку и попросилась сопроводить ВРИО хоть куда-нибудь. Он взял меня с собой в Средний мир, в Париж, сводил в маленький театрик на углу улиц Блан Монто и Обрио. Там было почти безлюдно. Фасады старых домов покрывали вездесущие граффити, а голуби даже не думали улетать, и приходилось через них переступать. Труппу составляли три человека, а зрителей, включая нас, оказалось пятеро. Вечер мы закончили в уютном ресторанчике неподалеку, где архангел заодно провел какие-то переговоры. А затем он перенес меня в коттедж и отправился выполнять свои непосредственные обязанности. То есть дежурить и присматривать за Мирозданием. Я улеглась спать – а проснулась в доме на продуваемой семью ветрами скале.

 

Постояв с минуту посреди спальни, я обняла себя за плечи. Внутри зародилось неприятное чувство. Стало зябко и тревожно. Уютная постель, в которую я решила было вернуться, показалась вдруг ледяной и одинокой, и я побрела на кухню. Про уборку я уже не думала.

Наскоро прожевав бутерброд и запив его обжигающим кофе, я распахнула боковую дверь. Увиденное меня не удивило, хотя еще вчера на кухне в архангельском коттедже была только одна дверь – на задний двор. Сегодня я оказалась в гараже на две машины. Одна половина пустовала, на второй устроилась маленькая, симпатичная темно-синяя «ауди-ТТ».

– Ой ты, моя прелесть! – воскликнула я и уселась на водительское сидение. В бардачке меня ожидал ключ.

Подавить желание сразу запустить двигатель оказалось непросто. Я нахмурилась. Что же делать теперь? Я точно знала, чувствовала, что Зерачиил меня не бросил. Он где-то рядом. Нужно лишь дождаться, когда он вернется и все объяснит. Но ждать мне не хотелось. Ведь я просила взять его с собой куда-нибудь? Просила. Вот он и взял. Даже машиной меня обеспечил. А это означает только одно: мир безопасен (а другой ли это мир, если машина хорошо знакомой мне марки?). Все прекрасно и удивительно. Следовательно, ничто не мешает мне поехать и осмотреться.

Что я и сделала, положив руки на баранку и прислушиваясь к взрыкиванию мотора. Минуту спустя я вывернула на подъездную дорожку, а через еще две – осторожно ехала по мосту, которым была соединена с материком скала с большим светлым домом. Справа и слева от ограждения клубился белесый густой туман. А может, это были облака? Впереди меня ожидало такое же туманное марево.

Я сбавила скорость. Не нравилась мне эта пелена. Очень. Утихшая тревога вернулась. Поворачивать назад? Любопытство вперед меня родилось. На всякий случай я отогнула солнцезащитный козырек, взглянула на себя в зеркало. Кожа не светилась голубым – Клеймо об опасности не предупреждало. И я решилась. В конце концов, подумаешь, туман. Включу антитуманки и очень медленно двинусь вперед.

Дорогу я не знала. Навигатор услужливо предупреждал о повороте налево через семьсот метров. И я осторожно надавила на педаль газа и въехала в молочную вязкую белизну.

Навигатор погас. Я нажала на тормоза. Запищал какой-то датчик на передней панели, я не посмотрела какой именно. Передо мной в тумане, выделяясь черным пятном на светлом фоне, один человек бил другого по голове чем-то похожим на монтировку. Секунда – и жертва, не без помощи убийцы, перевалилась за дорожное ограждение, которое должно было быть в том месте, и исчезла в обрыве. Убийца посмотрел в мою сторону, затем на монтировку, и я газанула с места. Тень бросилась вправо, я помчалась вперед. Навигатор кашлянул и напомнил про триста метров до поворота. Туман начал рассеиваться, и я каким-то чудом с визгом влетела на скорости в поворот. Наверное, это был крутой дрифт в клочьях тумана, но меня била крупная дрожь. Оказавшись на прямом участке дороги, я вгляделась в зеркало заднего вида. Ничего и никого. Только серая скала и дорожные знаки, предупреждающие о крутом повороте. Я немного успокоилась, хотя все еще тяжело дышала. Костяшки пальцев побелели – с такой силой я вцепилась в руль.

Торчать тут вечность я не собиралась. Мало ли кем были те люди, сколько их было. Я сильно сомневалась, что убийца запомнил меня или номера – слишком плотным был туман, но рисковать желания не было. Впереди меня ждал город. Нужно было купить кое-что из продуктов, а еще Мальк вчера вечером кашлял, и я собиралась подыскать ему красивый теплый шарф.

Телефон пропел голосом Боба Марли, и я улыбнулась.

– Я немного задержался и не успел к твоему завтраку, mo leannan, но прямо сейчас сижу в «Леди Мо» и собираюсь заказать тебе овсянку с черникой, клубникой и еще кучей фруктов. Тебе хватит десяти минут на сборы?

Услышав про завтрак, я вдруг поняла, как сильно проголодалась. Желудок сжался и неприлично заурчал.

– Мальк, а я как раз притормозила за поворотом. Через десять минут буду в центре. Закажи мне еще латте с карамельным сиропом.

– Только не вздумай гонять, mo leannan. В горах это опасно. Завтра вернется Ден и снова будет тебя возить.

Он отключился, а я еще минуту сидела и глупо улыбалась. Мой шотландец был строгим и сдержанным, но даже в этой строгости я видела заботу и не переставала удивляться, за какие такие подвиги Небеса решили вознаградить меня женским счастьем. И это в мире, где женщины вообще не знали, что мужчина и женщина могут просто жить вместе.

 

Мы вышли из кафе. Мальк разговаривал по мобильному. Я стояла рядом и ждала, пока он закончит. Машину я оставила на стоянке перед пешеходным центром города и пока не знала, понадобится ли она мне снова.

Городок Олдрок расположился на небольшом плато в Высокогорье и славился чистейшим воздухом, бьющими из скал родниками и своим Городским мужским советом. Перед нами вниз уходила Старгейт-стрит. Мне очень нравилось это место. Выложенная широкими, потемневшими после прошедшего дождя плитами дорога через пару кварталов вновь поднималась вверх. По краям центральной улицы скверы с фигурными фонарями чередовались с террасами, увитыми встречающимся только в этой местности разноцветным плющом. Сквозь листья проглядывали светильники. Вечерами они плавно меняли цвет – от золотого к красному и обратно. А на праздники вдоль дороги разводили ритуальные костры.

Вот и сейчас вовсю шла подготовка к Бельтейну. Рабочие развозили черные вазоны с горючим наполнителем и расставляли их в специально отведенных местах. Каждый год цвет огня менялся, и мне было интересно, что придумал Совет на этот раз.

Рябинового древа мне отсюда видно не было – холм загораживали башенки особняка Совета, – но оно еще вчера покрылось сочными ягодами. Гвардейцы круглосуточно охраняли дерево от вездесущих птиц. Странная рябина. Обычно ягоды вызревали осенью, но деревья, которые каждый город почитал своего рода Центром мироздания, плодоносили чуть меньше двух суток: за день до Бельтейна, праздничную ночь и до полудня после праздника. И именно по деревьям определялся срок праздника. Как он назывался на самом деле, я никак не могла запомнить. Но костры и дерево напоминали мне праздник, который отмечали во многих мирах, где я была.

Мальк закончил разговор и тронул меня за локоть. Я прервала созерцание городских красот и взглянула на стоящего рядом со мной мужчину. И как обычно, утонула в его способных посрамить само Небо глазах. Закружилась голова. Я зажмурилась и ухватилась за крепкую мужскую руку.

Mo leannan?

– Это все разреженный горный воздух, – потрясла я головой. – Все нормально. Знаешь, я была так голодна... Мне до сих пор хочется есть.

– Сразу много нельзя. Слишком долго ты голодала.

Он потянул меня вниз по улице, к центральной площади, а я нахмурилась, пытаясь ухватиться за мелькнувшую мысль, но у меня ничего не вышло.

Нас обогнали две девушки. Мгновение – и одна вдруг замерла, словно споткнувшись, и вдруг начала рвать на себе одежду. Вторая в ужасе отпрыгнула от подруги и побежала в противоположную сторону. Первая лежала на мокрой дороге, уже без одежды, бесстыдно раскинув ноги, и громко стонала.

– Пойдем отсюда, mo leannan. Пойдем скорее!

Голос Малька пробивался к моему разуму, но ему чего-то не хватало. Я завороженно смотрела на девушку и мне ужасно хотелось упасть рядом и... и...

– Элви!

Тяжелые руки легли мне на плечи, и синева заслонила все, заставляя резко прийти себя.

– Черт, – охнула я. – В ушах звенит.

Мальк быстро шагал вперед, с кем-то отрывисто разговаривая по телефону, а я бежала за ним, борясь с желанием обернуться. Когда мы подошли к стоянке, перед нами затормозил черный джип с затемненными стеклами. Оттуда выскочили трое. Одного я узнала – Васариах, партнер Малька по каким-то делам. Он распахнул передо мной дверцу, и меня чуть ли не насильно затолкали на заднее сидение автомобиля.

– Вася, привет, – пискнула я, прижимаясь одним бедром к нему, а вторым к уже сидевшему рядом Мальку.

– Гони, – приказал он, потом повернулся ко мне, взял за подбородок и внимательно вгляделся мне в глаза.

– Да что происходит? – пробормотала я, пытаясь высвободиться из его хватки.

Пальцы немного расслабились, и я не преминула потереться о них щекой и мурлыкнуть, не обращая внимания на то, что мы не одни.

– Что это? Зачем?

– Быстро они, – заметил Васариах.

– Значит, придется действовать иначе, – откликнулся Мальк. Его рука отпустила мое лицо и легла на колено.

– Кто эти «они»? – спросила я, прекрасно понимая, что мне не ответят.

– Я сейчас тебя покину, mo leannan, – сообщил мне любимый, – но домой пока не возвращайся. Сегодняшний вечер проведешь с моими людьми. Сходи куда-нибудь. В Галерее вчера открылась фотовыставка, уверен, тебе будет интересно. Но не вздумай сбежать от охраны. Узнаю – мало не покажется. Останови тут.

Пока я переваривала информацию, что меня теперь будут сопровождать телохранители, Мальк сжал мое колено и вышел из машины.

 

Выставка мне, конечно, понравилась, но маячившие у меня за спиной молодцы портили все настроение. Просмотр каждого зала начинался с того, что туда сначала заходил мрачный и серьезный Васариах с партнером, затем он давал знак оставшимся двум, и мы входили внутрь. При виде такой компании посетители выставки тут же ретировались. Фотографы, всегда готовые обсудить сюжет своей работы, и агенты известных авторов, которые обычно по глазам определяли вероятных клиентов, желающих купить произведение фотоискусства, делали было шаг в мою сторону, но, притормозив под взглядом моих сопровождающих, исчезали следом за зрителями.

День оказался безнадежно испорченным. Да и в голове у меня стоял гул. Не сильный, но действующий на нервы. Не надо было вообще уезжать из дома, а то туман, убийство... Я остановилась посреди лестницы на третий этаж галереи. Телохранители замерли вместе со мной.

– Туман, – постучала я по спине Васариаха. – Там был плотный туман.

– Я передам Малькому, – пообещал он. – Ты закончила с выставкой?

– Да. Я хочу домой.

Суровое бородатое лицо мужчины ничего не выражало. Он едва заметно кивнул и дал команду остальным следовать вниз.

У машины он взглянул на часы.

– Мы должны продержаться пару часов. Пока не зажгут костры.

Я кивнула, делая вид, что все поняла. Только вот я ничегошеньки не понимала. Ну с кострами-то было ясно. А с остальным?

– Поехали к обрыву, – не предложил, а приказал начальник моей охраны.

– Угу, – снова кивнула я, силясь вспомнить, когда между мной и Васей все было иначе, официально, но в то же время не так. Вроде недавно совсем, но мысль снова ускользнула.

 

Проторчав на обрыве указанные два часа, я поднялась с ажурной скамейки. Надо сказать, что вид на местность у невысоких скал меня успокаивал. Кое-где еще лежал снег – я подозревала, что он тут вообще никогда не таял, – но внизу все уже давно цвело. Май-месяц вступал в свои права, и солнце грело уже совсем по-летнему. Природа радовалась. Птички пели. С противоположной, закрытой скалой стороны гремело море. Но видимая благость лишь слегка притупила гул в ушах и ощущение тревоги.

Зазвонил телефон.

– Мы выезжаем, – коротко ответил в трубку Васариах.

– Мальк?

– Да. Садимся в машину.

 

На главной площади собирался народ. Все улыбались. Играла легкая музыка. В вазонах еще не зажглись костры, но вокруг Рябинового древа уже горели меленькие огоньки. Я присмотрелась. Это были небольшие вазочки на высоких шестах, частоколом окружавших возвышение с деревом. Гвардейцев нигде не было видно, да и горожане отчего-то старались не переходить некую невидимую черту.

Люди все подходили и подходили. Создавалось впечатление, что на площади собрался весь город. И тут разом вспыхнули костры. Они горели ярко-синим, кислотно-зеленым и ослепительно красным. Сочетание было резким и больно давало по глазам. Служившая фоном музыка оборвалась на полуноте. Воцарилась тишина.

Я задержала дыхание – и тут почувствовала позади крепкое мужское тело.

– Мальк, – одними губами произнесла я, прижалась к нему спиной и только после этого выдохнула.

Тревога начала меня отпускать.

– Какой же яркий синий! – заметила я и поморщилась: в голове возобновился почти забытый гул.

Васариах встал впереди меня. Двое остальных прикрыли нас справа и слева.

– Мне ничего не видно, – пожаловалась я, но никто ничего не ответил. Только Мальк крепко обнял меня сзади.

Я смотрела в спину Васариаха и думала о том, что каким-то странным образом всполохи от синего костра отражаются на его пиджаке. Как такое могло быть? Я перевела взгляд на руку Малька, а потом на свою, лежащую поверх его. Моя кожа светилась голубым. И это совершенно не напоминало всполохи пламени.

– Тише, mo leannan, – сказал наклонившийся к моему уху Мальк. – Я все вижу. Мы тебя прикрыли. Никто ничего не заметит. Ты в безопасности.

Но как бы мне ни хотелось верить его словам, я чувствовала угрозу. Она была везде: в воздухе, в окружающих нас людях, а особенно в кострах.

Где-то рядом всхлипнула женщина, затем еще одна. Потом завизжала другая. Я зажала уши, но это не помогало. Мне хотелось бежать – бежать туда, где древо, там спасение, там...

– Выходим, – отдал команду Мальк. – Осторожно. Они выбрали жертв, теперь можно уходить.

Я буквально повисла на ведущих меня под руки Мальке и Васариахе, двое остальных прикрывали нас спереди и сзади. Когда мы вышли за пределы начавшей редеть толпы, Мальк подхватил меня на руки. Кажется, мужчины достали оружие, но я не была уверена. Все застилал туман, а гул в голове мешал сосредоточиться и соображать. Мы погрузились в машину и рванули с места.

Я дрожала и прижималась к Мальку. Он положил прохладную ладонь мне на лоб и что-то шептал. Но легче мне не становилось.

– Твою мать! – выругался он. – Останавливаемся.

– Не делай этого, – глухо предупредил кто-то, но меня уже вытаскивали из машины.

– Отойдите! Подальше. – Мальком обнял меня и заглянул в глаза. – Mo leannan, сейчас будет легче, обещаю. Только ради Господа, не сопротивляйся.

Очень осторожно он развернул меня спиной к себе и поднял водолазку. С минуту архангел смотрел на что-то у меня на спине, а затем ставшая вдруг ледяной ладонь прижалась к месту между моими лопатками. Я вздрогнула от холода, но больше ничего не почувствовала, только гул в голове начал исчезать. Мальк позади меня убрал руку. Я одернула водолазку и обернулась. Васариах поддерживал своего изрядно побледневшего друга.

Это меня напугало до чертиков.

– Мальк? – Я бросилась к нему и схватила за руку.

– Со мной все в порядке. Можно ехать домой.

Он высвободился и пошел к машине. Васариах напряженно смотрел ему вслед, а потом перевел взгляд на меня.

– Ни о чем не спрашивай, – опередил он мои вопросы и открыл переднюю дверь.

Мне не оставалось ничего другого, как усесться рядом с Мальком и еще одним мужчиной, именем которого я так и не поинтересовалась.

Всю дорогу из города Мальк молчал, сосредоточенно глядя перед собой. Остальные тоже не издали ни звука. Водитель иногда поглядывал в зеркало заднего вида. Неужели боялся погони?

Я впала в своего рода оцепенение. Тревога и гул прошли, но что-то со мной было не так. Что-то важное было упущено. При попытках нащупать ускользающую все время мысль я словно проваливалась в туман. Туман?

Машина резко затормозила. Мальк приглушенно застонал. Капот до половины вошел в клубящуюся муть, а значит, впереди был мост, который вел на скалистый остров с нашим домом.

– Там кого-то убили монтировкой, – вспомнила вдруг я и почувствовала, что вот-вот пойму, что происходит.

– Где? – Мальк повернулся ко мне, и я вздрогнула от его неестественной бледности.

– Туман густеет, нам надо выйти из машины, – предупредил Васариах.

– Ты бледен, ВРИО, – прошептала я. – ВРИО, что происходит?

– Из машины, быстро! – Архангел схватил меня за руку и выдернул наружу, прямо в туман.

 

Мы пробирались сквозь серую мглу. Сначала она напоминала вату, затем превратилась в колючую крупу. Снег? Метель? А справа и слева обрыв. Но Зерачиил шел вперед и тащил меня за собой. Васариах с остальными куда-то пропали.

Я отплевывалась от попадающих в рот снежинок и надеялась, что они не ядовиты или что-то в этом роде. Утром я проехала гиблое место за несколько минут, но теперь мы шли пешком, и конца-краю этой странной пелене не было.

Вдруг я услышала треск. Зерачиил толкнул меня за спину и что-то прокричал. Кажется, это было «пригнись». А потом он достал пистолет и начал стрелять. Все закончилось так быстро, что я даже не успела испугаться. Архангел снова ухватил меня за руку и, не выпуская оружия, потащил вперед.

– Перешагни, – бросил он через плечо, и я послушно перепрыгнула через чей-то труп.

А потом мы вышли из тумана и оказались на подъездной дорожке к нашему коттеджу на скале.

Моя рука была влажной. Зерачиил выпустил ее и, едва заметно поморщившись, сунул свою в карман. Я подняла ладонь к глазам. Она была в крови.

– Зера? – Я бросилась за ним, но он уже быстро шагал к калитке в воротах. – Постой!

Догнала я его уже в доме. Архангел взбежал по лестнице на второй этаж и шагнул в свой кабинет. Дверь захлопнулась прямо перед моим носом. Я постучалась, но ответа не получила.

– Черт! – топнула я ногой. – Черт! Черт! Черт!

И, прислонившись спиной к стене, сползла на корточки.

Я сидела на полу и думала, думала, думала. Внезапно захотелось есть. И я вспомнила, что утром Зерачиил говорил мне, что после долгого голодания нельзя сразу наедаться. Но это было только сегодня утром... Или не сегодня?

Прижавшись ухом к двери, я прислушалась – ничего! Ладно, раз уж моя компания столь неприятна, пойду что-нибудь перекушу.

Холодильник встретил меня заплесневевшим сыром и мумифицировавшейся едой. Осталось только выйти в Сеть и поинтересоваться календарем. В планшете, разумеется, сел аккумулятор, и мне пришлось довольствоваться телефоном.

Когда я отправилась в гости к ВРИО, была ранняя весна. Мы провели несколько недель в неге и тишине его небесного коттеджа, пока я не отогрелась после вечной зимы в Гренландии[1]. Сегодня утром календарь показывал тридцатое апреля, а сейчас... Сейчас в моем родном мире и мире, где я жила, выйдя замуж, вовсю хозяйничало лето.

Конечно, мне было не привыкать прыгать сквозь время, не говорю уже о пространстве, но только не в этом мире, где происходили странные вещи и где с моим разумом кто-то сыграл нехорошую шутку. Такие игрища я терпеть не могла, и ...позволяли со мной творить такое... только мой муж. Да и то ему были нужны веские основания.

Раздумывая, чем бы покормить себя и ВРИО, когда он выйдет из кабинета, я потянулась рукой за спину, чтобы коснуться Клейма, – и тут же помчалась обратно на второй этаж.

– Зера! – заколотила я в дверь руками и, когда это не помогло, ногой. – Зерачиил, впусти меня! Что ты наделал! Что ты с собой сделал!

Я громко всхлипнула, и тут дверь поддалась. В комнате его не было. Прислонившись спиной к косяку и скрестив на груди руки, архангел стоял на балконе и смотрел на бушующее море. Лицо его было совершенно спокойным, но меня невозмутимостью не обманешь. Я протянула руку.

– Покажи ладонь.

Зерачиил проигнорировал мою просьбу. Тогда я стянула водолазку и пошла в ванную. Там повернулась к зеркалу спиной и через плечо начала разглядывать Клеймо. Точнее, то, что от него осталось – неясные затертые линии по краю, а посередине гладкая кожа.

– Зера, – прошептала я, – что теперь будет...

– Если ты волнуешься за реакцию Хозяина, то предоставь решать проблемы мне.

Он появился рядом. Магия, никаких дверей. Голос его был холоднее вечной мерзлоты Гренландии.

– Ты не понимаешь... – Слезы потекли у меня из глаз, я поймала в отражении взгляд архангела. – Покажи мне ладонь. Белет это так просто не оставит. Ты и он... Вы всегда были...

Mo leannan, не беспокойся за меня. – Колючие синие глаза потеплели, по краешку губ скользнула едва заметная ироничная улыбка. – Я не сделал ничего такого. Да и невозможно это. Я просто слегка приглушил Клеймо. Оно начало фонить, а это было опасно и непредсказуемо. Белету нет причин со мной спорить по этому вопросу.

– Но ВРИО... – Я взяла обеими руками его ладонь и поцеловала рану в форме печати демона Белета. – Ты не можешь касаться Клейма. Ты же не можешь! Ты архангел, ты...

– Но я коснулся, – пожал плечами Зерачиил и высвободил руку.

– Давай я забинтую хотя бы... Зера?

– Нет. Пусть будет так, – ответил он уже откуда-то с первого этажа. – Нам обоим надо поесть. Сейчас все будет.

 

Мы сидели за столом на кухне. Зерачиил уткнулся в свой планшет и что-то читал. Я давилась едой и все вглядывалась в лицо заместителя моего Сенсея, ища в них ответы на вопросы. Но архангел молчал и делал вид, что ничего не происходит.

– Кого ты убил в тумане? – все-таки спросила я.

ВРИО пожал плечами.

– А кого убили монтировкой?

– Туман – это Междумирье. Один из туннелей. Потому и временные перепады. Эти люди... Да какая разница! Не забивай голову.

– Но я утром...

– Одна больше никуда не поедешь.

– Ну, кто бы сомневался, – проворчала я, в сотый раз размешивая давно растворившийся сахар в кофе. – А зачем мне подогнал «ауди»? Кстати, где она? Я люблю «тэтэшки», сам знаешь.

– Дома накатаешься. Машина твоя. Будет ждать тебя в гараже замка.

– Что произошло с женщиной в городе? Что за ритуал под Майским деревом? Почему я... Зера, я забыла себя. Я называла тебя Малькомом. Я... Да что происходит?

– Не успокоишься, да?

– Нет! Объясни. Может, я смогу помочь...

Он, наконец, отложил планшет и посмотрел на меня. И все-таки что-то было с ним не так. Я не могла понять что именно, отмечала каждую черточку в его лице, и вроде ничего такого не было, но я точно знала, чувствовала, что в нем что-то изменилось.

– Ты не сможешь покинуть этот мир. Пока, по крайней мере. Как бы я ни хотел вернуть тебя домой. Не перебивай. Мне нужно уточнить кое-что, но я лишь могу сказать, это не тот мир, куда мы направились изначально. Этот дом на скале – безопасен. Через туман – другие правила. Только рядом со мной и моими людьми. Поняла меня? Делай то, что я скажу. Твое Клеймо начало оживать, когда тебе грозила вероятная опасность. И оно бы тебя выдало. Пока никто не знает, кто ты, кто я, кто мы, и не узнает. Клеймо сейчас спит и спать будет бесконечно долго. На данный момент ты лишена многих своих способностей, подвержена влиянию извне, можешь заболеть, тебя можно ранить. Потому ты должна сидеть тихо и не высовываться, пока я тебе это не позволю.

– Угу, – кивнула я. – Понятно. Но кто нам угрожает?

– Вселенское зло, – в очередной раз пожал плечами Зерачиил, – кто же еще. Подозреваю, тебя перехватили, когда ты загляделась на драку в туннеле, и направили в другое место. Но я тебя нашел, моя Элвичка. – Он хищно усмехнулся. – Я тебя всегда найду.

 

Утром я проснулась в одиночестве. Подушка рядом еще хранила отпечаток головы архангела, и я тут же туда перебралась. Вставать совершенно не хотелось, но я уже учуяла запах кофе. Это был лучший из стимулов, чтобы выбраться из-под одеяла. Не одеваясь, я сбежала по лестнице вниз.

В холле у стены стоял Васариах.

– Ой, – хихикнула я. – Это становится традицией.

И, не обращая внимания на ангела, я отправилась на кухню, не забыв при этом качнуть бедрами. Там меня встретил звонкий шлепок, чашка кофе и халат.

– Может, лучше паранджу? – поддразнила я ВРИО, но он лишь сверкнул небесно-синими очами и оставил меня наедине с планшетом.

Дата в почте показывала пятнадцатое августа. Я вздохнула. Так может пролететь не одно тысячелетие, а я и не замечу. Только вот таким образом можно много кого потерять. Мой бессмертный муж, разумеется, не считался. Однако, кроме бессмертных знакомых у меня есть и смертные, а я не представляла, когда вернусь домой.

Общение с подругами, для которых я отсутствовала уже с полгода, прервал голос Васариаха.

– Элви, Зерачиил ждет в машине.

– Пять минут. Оденусь только. – На нижней ступеньке я остановилась и посмотрела в глаза ангелу. – Вася, с ним все в порядке?

– Пять минут, – ответил он.

Я села на заднее сидение огромного черного внедорожника, чем-то напоминавшего наш земной «хаммер». Смотрелся он машиной для войны, да и был изначально предназначен для армии. Не удивлюсь, если внутри него найдется куча сюрпризов.

Погладив ножны с кинжалом, который пристегнула к предплечью и прикрыла рукавом белой трикотажной кофты, я посмотрела в спину своего архангела – на этот раз он сидел впереди. Взгляд его был устремлен в клубящийся над мостом туман. Руку он держал ладонью вниз на черных джинсах. Мне оставалось только вздохнуть и покоситься на остальных мужчин. Все они были одеты в черные джинсы и футболки. Лица сосредоточены, взгляды внимательные, фиксирующие все и даже больше. В компании этих небесных коммандос я с косичками, в голубых шортах, светлой кофте и гольфах смотрелась милым пасхальным зайчиком. Хотя черный топ, амулеты на шее и «мартинсы» – особенно «мартинсы»! – были в тренде, это я не могла отрицать.

Мы поехали в туман, и я надеялась, что Междумирье не будет играться с моим разумом и я останусь самой собой.

На этот раз мы услышали гул канонады. Мне показалось, что стреляют прямо над нами, но мужчины сохраняли спокойствие, и я сочла близкий грохот или шутками пространственного туннеля, или особенностями передачи звука в тумане.

За мглистой пеленой нас ожидало яркое солнце и осыпь в горах за поворотом. Путь на материк был перекрыт, и мы были вынуждены вернуться.

 

Со скуки я пыталась изобрести формулу пересчета моего времени на время нынешнего мира. Копалась в Сети. Даже скачала учебник по дифференциальному исчислению Пискунова, над которым зависла на пару часов, пока меня не заставил очнуться смешок Зерачиила. Он сообщил, что «его Элвичка», корпящая над «матаном», вызывает одно желание, которое он тут же и осуществил.

Но эти занятия лишь на время отвлекали меня от беспокойных мыслей. Что происходило, я так и не поняла. Зерачиил отделывался общими фразами. Васариах, когда появлялся в нашем коттедже, тут же запирался вместе с архангелом в кабинете. Мне оставалось или развлекать себя высшей математикой, которую я не очень-то любила даже в пору своей юности, или пытаться что-то подслушать (что было невозможно в принципе), или проводить время, любуясь штормами. Последнее оказалось самым приятным. Тем более что с нашей скалы был виден мост в тумане, та его часть, что упиралась в горы на материке. И именно я заметила там какое-то движение.

Сначала появилась техника, и последствия оползня были очень быстро ликвидированы. Затем буквально за один день в конце моста возвели небольшой домик.

Я побежала в кабинет к Зерачиилу и попросила бинокль или подзорную трубу. Архангел чертыхнулся и вышел на балкон вместе со мной.

– Это похоже на КПП, – предположила я, когда ВРИО отдал мне бинокль.

– Точно, – согласился он и прищурился, разглядывая меня. – А это уже интересно. Ты заметила то, что должен был заметить я. Ну-ка, покажи Клеймо. Оно восстановилось?

– Ты же был занят, – пожала плечами я. – А Клеймо видел этой ночью.

Тем не менее я послушно повернулась и задрала футболку. Зерачиил тут же приложил раненую ладонь к месту между моими лопатками.

– Прекрати! – начала немедленно вырываться я. – Я не позволю тебе это делать! Ты себе навредишь!

Он обездвижил меня магией и сделал то, что собирался. Я резко развернулась, когда он меня отпустил, и, прежде чем архангел повернулся ко мне спиной, успела заметить его сильно побледневшее лицо.

– Зера? – Я умоляюще сложила руки. – Мой ВРИО, ну почему ты ничего не объясняешь. Почему надо именно...

– Тише, – жестом прервал он меня и прислушался. – Поехали отсюда. Ты сядешь за руль.

 

Я ехала сквозь туман на все той же «ауди» и злилась. На себя, на Зерачиила. На привычку мужчин все держать при себе и ничего не объяснять. Неизвестность меня убивала. Уже оправившийся архангел выводил меня из себя своим внешним бесстрастием. И только синие глаза лихорадочно блестели на смуглом лице, выдавая его состояние.

Мглистый туннель встретил нас громом. Я скосила глаза на ВРИО.

– Тебе ничто не угрожает, – сказал он. Его мысли явно были заняты чем-то другим, так как больше он не обращал внимания на мои вопросы и предположения.

Домик в конце моста был закрыт, рядом никого не было, и я, заметив новый дорожный знак, предупреждающий о возможности оползней, свернула на серпантин, который вел к Олдроку.

– Мальк? – Он повернулся ко мне, и я спросила: – Куда едем-то?

– В центр. Тебя вызывают.

– Кто? Я не нарушала никаких правил!

– Нет. Но кто-то доложил, что ты просидела дома неделю в августе, а была обязана провести ее в городе.

– Так я же работала. Уважительная причина. Заказ все того же Городского совета.

– Ну, так и расскажешь. Надеюсь, ты понимаешь, что я буду лишь присутствовать, а вмешаться не смогу. Тебе придется говорить самой.

Я вцепилась в руль. Вот этого мне только не хватало. Проблема в том, что я вообще не помнила, как смогла не услышать Зов и не отреагировать. В доме была прислуга. Была специальная прислуга. И я была обязана... Между лопатками зачесалось.

– Элви, быстрей. Я не могу сесть за руль, – предостерег Мальком.

Серпантин, слава богу, закончился, и я смогла превысить скорость без страха угробить нас вместе с машиной. Вызов Мужского совета разрешал вызываемому нарушать любые правила. Главное было успеть к определенному часу.

И я успела. Только вот на площади творилось нечто невообразимое. На плитах лежало несколько обнаженных женщин. Они кричали. Рядом стояли... Нет, не мужчины, это были...

– Не смотри по сторонам. – Тычок в спину заставил меня подпрыгнуть. – Это тебя не должно касаться.

Мальк подталкивал меня к ступенькам здания Совета, а я чувствовала, как внутри меня зарождается желание. Я хотела сорвать одежду и отдаться хоть кому-нибудь. Между лопатками жгло. Мальком приобнял меня, касаясь ладонью раздражающего меня места, и мы вошли в здание. Желание трахаться слегка поугасло, но никуда не делось.

Мы быстро прошли через холл, потом ступили в коридор и наконец оказались в огромном зале. Он был пуст. Несколько колонн поддерживали потолок, а в дальнем конце возвышалась трибуна. Там стояли кресла, в которых сидели мужчины. Навскидку больше десяти, но считать их у меня желания не было. Перед ними стоял стол с углублением по центру, о предназначении которого я даже не догадывалась.

Мальком кивнул на стол:

– Я не позволю осматривать мою женщину, – сказал он спокойно.

– Вы не должны вмешиваться, – недовольным голосом произнес один из мужчин. – Ваша женщина нарушила правила.

Мальк не отреагировал, лишь встал так, чтобы загородить меня от Совета.

– Правила для того и существуют, чтобы их нарушать, – пробормотала я под нос, но голос мой вдруг разнесся по всему залу.

– Очень смешно. Откуда вы ее взяли, Мальком? – Еще один мужчина вышел из-за колонны и направился к нам. Я его не видела. Мешали тени и закрывающий меня своим телом Мальк. – Очень необычная реакция для нашего мира. Для ее пола и расы.

– Издалека, – ответил Мальком. – Но в связи с вновь открывшимися обстоятельствами я тем более рекомендую вам оставить мою женщину в покое. Мало того, вы должны немедленно обеспечить нам беспрепятственный выход из Дворца Совета.

– Это смелое заявление, – усмехнулся мужчина и сделал шаг в мою сторону.

И я наконец его увидела. Желание секса – безумное, подавляющее разум, сбило с ног. Я упала к ногам Малькома. Он опустился на колени рядом и крепко меня обнял. Тяжело дыша, я вцепилась в его футболку и попыталась разорвать.

– Ну ладно, – подал голос кто-то из Совета. – Так тоже можно. Правда, наказывать мужчину мы не собирались, но раз уж он так ее защищает...

– Пожалуй, ее я возьму себе, – не согласился вновь пришедший, и неведомая сила вырвала меня из объятий Малькома и понесла от него к тому, кто управлял тут всем.

– Стоять! – Голос моего мужчины парализовал меня, и я застыла, не добежав пары метров до высокого, прекрасного до жути блондина, который не сводил с меня своих изумрудных голодных глаз.

Тот прищурился и с интересом уставился на Малькома. В голове зазвенело, а затем вдруг что-то лопнуло. В зале разбились все оконные стекла. Я видела, как бледнеет Мальк. И как на него наступает – с огромным трудом, напряженным лицом, – но все-таки наступает блондин. Магия, заставившая меня замереть пару мгновений назад, исчезла. Между ног было горячо, но я видела лишь Малька и понимала, что он, совершенно побелевший от усилия и ослабленный, не выдержит. Это помогало бороться со странной похотью. Я не могла позволить вредить тому, кого я люблю! Мне было плевать, кем были блондин и все мужчины Совета. Я должна была прекратить это – любой ценой. Я точно знала, что моя жизнь – ничто по сравнению с тем, кем на самом деле являлся Мальком. Без него мир понесет невосполнимую утрату.

Я бросилась между ними, готовясь принять удар на себя, где-то на краю сознания вспоминая, что уже делала нечто подобное, не один раз и не здесь. И последний раз я этого не пережила.

– Не-е-ет! – раздался чей-то крик.

И все замерло.

 

Когда я снова обрела возможность двигаться, то увидела, что надо мной склонилась Милиэль. Она провела прохладной ладонью по моей щеке и помогла встать на ноги. Я оглядела дочь – растрепанная, в чем-то похожем на ночную рубашку, она была прекрасна и одновременно ужасна в своей истинной силе. Карие глаза горели. Кожа светилась. Голос звенел, когда она заговорила на неведомом мне языке.

Секунду я смотрела на нее, а затем очнулась и бросилась к Зерачиилу. Он стоял поодаль, прижимая раненную Клеймом руку к груди, и смотрел на блондина. Убедившись, что с ним все более или менее в порядке, я тоже посмотрела на мага, который смог переиграть одного из сильнейших архангелов Мироздания. И тут я его узнала. Один-единственный раз я видела его. Он с моим мужем и остальными своими братьями наблюдал, как гибнет один из миров. С тех пор я ничего о нем не слышала. У него не было ни жены, ни подруги, Смерть никогда его не упоминал. Но это не означало, что Всадник Апокалипсиса Голод не занимался тем, для чего существовал.

– Хрен бы ты победил, не рань его мое Клеймо, – прошипела я, глядя в меняющиеся глаза Всадника.

Тот продолжал разглядывать меня. На красивом лице ничего не отражалось, но поза выдавала презрение к... смертным, наверное.

– Букашка смеет со мной спорить? – наконец произнес он. – Очень забавная.

– Обхохочешься, – согласилась я и повернулась к вставшей рядом с эльфом дочери. То, как она взяла его за руку, навело меня на внезапную мысль, и я рявкнула: – Ты что, ее соблазнил?!

Mo leannan, успокойся, – шепнул мне в ухо Зерачиил.

– Что вы здесь делаете? – спросила дочь Иеремиила, переводя взгляд с меня на Зерачиила.

– Ты с ним спишь? – проигнорировала я ее вопрос. – Давно? Он тебя соблазнил? Что я скажу твоему отцу!

– Мила уже взрослая девочка, – подал голос Зерачиил, и я была готова поклясться, что он едва сдерживает смех.

– Да она с детства с ума сходила по эльфам, ты не помнишь, что ли? – уперла я руки в боки и обернулась к архангелу. – И надо же из всех выбрать... выбрать... такого... Блин!

Я не смогла подобрать нужного эпитета и ткнула в Голода пальцем. В этот момент ему, похоже, надоело выслушивать мои вопли и оскорбления, и он ударил своей эльфийской магией.

– Хорошая попытка, Голод, – фыркнула я и выставила светящийся голубым средний палец.

Зерачиил нежно провел руками по моим плечам и распахнул ворот рубашки, показывая Голоду ошейник.

Эльфийский принц сощурил свои красивые глаза.

– Беглянка нашлась, – пробормотал он. – Ну, тогда я приволоку тебя домой за шкирку, как оборзевшего кащенка.

– Щаз-з-з, – не преминула я огрызнуться. – Я тебя не боюсь. Ни тебя, ни кого бы то ни было.

И, старательно не обращая внимания на Всадника Апокалипсиса, я снова взглянула на дочь.

– Мама, – закатила глаза она.

– Ты хоть знаешь, кого трахал? – Я опять повернулась к Голоду.

– Да уже оценил степень угрозы. – И он расхохотался. – Ладно, оставим наши семейные дела на потом.

Всадник обошел нас и зашагал ко все еще пребывавшим в оцепенении членам Городского совета. Они тут же очнулись.

Принц что-то им сказал. И вдруг все они разом рассыпались серым пеплом.

Я охнула. А мгновение спустя оказалась в каких-то катакомбах, и тут же следом картина сменилась на небольшую гостиную с камином, мягкими диванами и креслами. Сила мягко толкнула меня в одно из них. Зерачиил и Милиэль появились следом. Мила взяла архангела за руку.

– Зерачиил, – донеслось до меня, – позволь я помогу.

– Нет, тебе нельзя.

– Ничего страшного, – замотала головой дочь. – Не волнуйся за меня. Я не могу смотреть, как тебе...

Последнее слово я не расслышала, так как внезапно что-то стало с моим слухом, но мне показалось, это было слово «больно».

Что именно сделала целительница, я не знаю, но она пошатнулась и упала бы, не подхвати ее на руки Голод.

Архангел и Всадник склонились над лежащей на диване девушкой, а я даже встать с кресла не могла.

– Твою мать! – прохрипела я, пытаясь преодолеть сковавшую меня магию. – Если бы вы удосужились хоть что-то мне объяснить, половины того, что произошло, не произошло бы.

Зерачиил оставил Всадника приводить в чувство Милиэль, а сам присел на подлокотник моего кресла.

– Ты непредсказуема, mo leannan, твоя реакция на события непредсказуема вдвойне. Твоя способность контролировать Клеймо может быть полезной, что сейчас и было доказано.

– Только не говори, что ты меня использовал. Что я снова вляпалась в ваши крутые мальчуковые игры.

– Нет. Могу сказать только одно. За тобой давно охотятся враждебные нам силы. Они почувствовали твои способности там, где ты стала залогом мира[2]. С тех пор они ищут возможность захватить тебя и использовать или против нас, или для себя. Рано или поздно они бы попытались. Так случилось, что ты, повторяю, непредсказуема. И это твоя броня. Подчиненный силам врага мир тебя не почуял. Ты жила здесь так, как живут местные. Ты растворилась. Тебя даже Всадник не узнал. Не почувствовала твое присутствие и дочь. Только однажды Клеймо дало о себе знать и могло послужить маяком. Тебя могли вычислить. Пришлось его приглушить. В следующий раз ты сможешь это делать сама. Даже в Аду.

– Белет будет в восторге, – заметил Голод. – Он тоже ищет свою Фаворитку. А она спряталась.

– Смерть меня ищет? – спросила я Всадника.

– Да, – ответил он. – И он очень недоволен. На его месте я бы...

– Не хочу это слушать, – зажала я уши, – заведи себе жену, ей и расписывай.

– А если я женюсь на Миле?

– Только через мой труп! – взвилась немедленно я. – Она – ангел!

– И что? – Голод снова рассмеялся. – Подумать только, я пререкаюсь с каким-то человеком. А у тебя...

Взгляд его вдруг сделался ледяным и страшным. Я машинально отпрянула к Зерачиилу и схватила его за руку. ВРИО обнял меня за плечи и тихонько сжал. Мне сразу стало легче.

– У тебя напрочь отсутствует почтение к тем, кто может раздавить тебя как букашку, – закончил Всадник. – Смерть разбаловал тебя.

Я помолчала.

– Может, Вы и правы, Ваше Высочество, но мои реверансы и почтительные речи далеко не всегда играют столь важную роль, как дела. Смерть знал, кого берет в жены. Он не захотел меня менять. Вероятно, у него имелись на то причины? Не мне судить. Я такая, какая есть. Приношу свои извинения, если невольно Вас оскорбила.

– Извинения приняты, – кивнул красивой головой Всадник. – Ну да ладно, тогда перейдем к...

– А ты за то, что пытался применить к жене своего брата магию, извиниться не хочешь? – перебила я принца с милой улыбочкой и тут же получила от архангела подзатыльник.

 

Мы стояли на балконе коттеджа и смотрели на плавно отдаляющийся от нас берег. Мост совсем скрылся в тумане, но горы будут видны еще долго. Зерачиил поежился и сунул руки в карманы брюк.

– Замерз?

Я взволнованно вглядывалась в его лицо. Архангелы не мерзли, но он был все еще ослаблен магическим ударом моего Клейма. Я подошла ближе и обняла его.

– Мне нужно вернуться на Небеса, mo leannan.

– Уже? – Я даже не пыталась скрыть, как расстроилась.

– Да. Я перенесу тебя домой и тут же исчезну.

– Тебе нужна реабилитация, Зера? А все из-за меня.

Он поцеловал меня в макушку.

– Ты ни в чем не виновата, моя Элвичка. Обещай, что будешь вести себя хорошо и не влезешь ни в какие передряги. По крайней мере, пока я не смогу вернуться.

– Чтобы заняться моим воспитанием? – Я запрокинула голову и посмотрела в синие глаза архангела.

– Конечно. Ведь все тебя только балуют, а воспитывать кроме меня некому.

Конское ржание заставило нас прервать поцелуй.

Напротив балкона бил копытом вороной конь. Черная длинная грива развевалась на невидимом ветру, а светящаяся одежда, светлые волосы и бледное лицо Всадника создавали пугающую гармонию с чернотой зверя Апокалипсиса. Перед Всадником сидела моя дочь и держала в руках весы.

– Это весы отца, – ответила Милиэль на незаданный вопрос. – Я сделаю все, чтобы многие в этом мире уцелели.

И они исчезли.

– В другой жизни, – я смахнула со свитера Зерачиила невидимую пылинку, – я бы хотела жить в Шотландии. В таком же домике на скале. С шотландцем по имени Мальком.

 

Из цикла** рассказов «Хроники Рая и Ада».

 

 

[1] Речь идет о путешествии для проекта «Загадки истории».

[2] См. рассказ «Золотая нить».

 

 


 

 

** Все рассказы серии в хронологическом порядке

 

1. Пикник

2. Золотая нить

3. Приманка

4. Изначальное

5. Ловушка

6. Сумерки Андули-Тэ

7. Серебряный путь

8. Прогулка со Смертью

 

Цикл рассказов «Смерть и я»



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 12 в т.ч. с оценками: 6 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


КикиКики [07.12.2013 01:18]:
Вот пусть тогда Мила женщин и спасает! Мало ли, вдруг на бескрайних просторах Вселенной где-нить есть мир, где - вот это невидаль! - женщин нехватка, а мужиков переизбыток))) Вот туда их и отправить! Но это я опять разглагольствую из чувства женской солидарности)))

Леди ЭлвиЛеди Элви [07.12.2013 01:19]:
Мила еще успеет)) тем более она отправилась с Голодом куда-то, и с тех пор об обоих ничего не слышно!!! вернусь с моря, потребую у ее отца ответа!

  Еще комментарии:   « 1 2

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
08.05.11 22:38  Возвращение: Руста*
27.04.11 21:15  Судьба играет человеком, а человек летает на метле   Комментариев: 10
12.07.09 15:45  Большой футбол Вселенского масштаба   Комментариев: 6
23.12.16 00:40  Волею богов избранная королева
16.01.16 21:30  За краем   Комментариев: 3
09.10.15 23:20  Три дня Каллелы
15.12.14 17:59  A DIE
09.08.14 00:16  Серебряный путь   Комментариев: 9
12.03.16 15:28  Возьми мое сердце, возьми мою душу
14.12.12 18:19  ОМД, или Необычный пациент   Комментариев: 8
10.08.12 22:14  Душа - потемки   Комментариев: 6
31.08.11 23:48  Пикник   Комментариев: 10
13.01.16 22:31  Кровавые гонки   Комментариев: 5
15.02.14 18:16  Сумерки Андули-Тэ   Комментариев: 8
18.12.09 21:49  Апокалипсис   Комментариев: 14
06.12.16 17:04  За краем. Окончание   Комментариев: 3
13.03.16 01:37  Восьмое марта   Комментариев: 6
08.03.16 22:16  Эльфийский романс
27.11.14 20:40  Прогулка со Смертью   Комментариев: 12
28.09.13 19:43  Ловушка   Комментариев: 12
16.12.12 02:26  Изначальное   Комментариев: 5
26.02.12 18:18  Золотая нить   Комментариев: 8
08.05.11 23:59  Возвращение: Элви
29.12.10 11:30  Свет во мгле
25.08.10 17:52  Право Передачи
29.05.10 02:15  Последний день, или Глазами Смерти   Комментариев: 9
20.02.10 20:43  Почувствуйте разницу   Комментариев: 11
23.10.09 22:46  68   Комментариев: 2
06.09.09 17:05  Прогулка   Комментариев: 1
24.07.09 19:44  Покатушки Темного Двора   Комментариев: 9
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение