Серебряный путь

 

 

Снег сверкал на мартовском солнце. Истаявший, почерневший по краям, он все равно блестел так, что хотелось потереть глаза от боли. А может, дело было вовсе не в солнце, а в страшной усталости, охватившей каждый член, каждую клеточку, – изматывающей, лишающей зрения и малейшей надежды.

Караван брел по дороге уже целую вечность. Мало кто помнил момент, когда несколько телег, а вместе с ними связка рабынь и две набитых до отказа клетки осужденных на каторгу, выступили из Чалова. По дороге обоз обрастал все новыми и новыми связками, повозками и, разумеется, охраной.

Позади вели табун трехлеток. В яркие дни, когда воздух буквально звенел, было слышно их ржание. Охрана прислушивалась и восхищенно причмокивала губами, обсуждая лошадиную стать. Точно так же они разглядывали рабынь в первые дни, когда руки девушек еще не были стерты в кровь веревками, тонкие щиколотки разбиты колодками, а тела не покрывали струпья после ударов плетей. Теперь же, спустя три месяца пути, мало кто обращал внимание на бредущих в связке людей. Пока не начинались свары за ту же краюху хлеба – чем не повод поглумиться над девкой да стегануть с протяжкой между острыми лопатками многохвосткой с зазубренными утяжелителями на концах. Потом, правда, приходилось латать лежащих в грязи и вздрагивающих от рыданий рабынь, но их жалкие крики и мольбы о пощаде того стоили.

 а бредущих в связке лбдейути мало кто оьращалей.

В начале зимы еще была жива надежда. Нет, не на лучшую участь, про это думать не имело смысла, и даже не на сносные условия – про человеческие речь тоже не шла. Когда выдавались минуты отдыха, уставшие и измученные люди поднимали головы к небу, чтобы увидеть яркий солнечный свет и подставить теплым лучам покрытые коркой грязи лица. Это позволяло верить, что жизнь еще существует там, где нет дороги, где нет плетей надсмотрщиков, где всему придет конец, даже долгому пути. Но погода портилась, солнце закрывали тяжелые тучи, мели метели. К середине зимы ударили жестокие морозы, безжалостно вырывающие в небытие слабейших. И тогда даже охрана бросала людям шкуры, швыряла женщин в повозки, где те и жались друг к дружке, пытаясь спрятаться от жалящих уколов зимы. Яркое солнце стало врагом.

Потом пришла весна с проникающей в самое нутро сыростью. С мокрым снегом и острым льдом поутру. И конечно же грязью. Надежда умерла. Люди потеряли интерес ко всему. Они молча брели вперед – те, кто мог идти сам, уставившись под ноги, равнодушные даже к ударам подгоняющих их плетей.

Бесконечность. Безысходность. Пустота. Она заражала всех, даже тех немногих, кто еще пытался сохранить в себе крупицы человеческого – достоинство, разум, кто еще разговаривал на привалах с соседями по связке, кто подставлял руку помощи потерявшим силы. Новички, чем дальше продвигалась мрачная процессия, впадали в такое же отупляющее уныние не позднее следующего дня. И только надсмотрщики и воины охраны жили как всегда. Параллельный мир.

Несколько телег поскрипели утопающими в жиже колесами и встали у кромки леса. К ним тут же бросились спешившиеся караванщики. Подъехали трое надсмотрщиков и оглядели лежащих прямо в талом снегу людей. Один ткнул рукоятью пока еще свернутой плети в трех рабынь, притихших поодаль от мужчин. Ослабевшие девушки не заметили знак – взгляды их были направлены вниз, в грязь. Резко свистнула плеть. Рабыни подскочили и бросились к повозкам. Настала пора готовить для охраны еду. Объедки же достанутся рабам и каторжникам.

Двое оборванных мужчин тут же перебрались в место, где несколько минут назад сидели пленницы – там было суше и теплей.

Когда на поляне все занялись своими делами, я вышла из-за кустов, где справляла нужду – улучила минутку, чтобы спрятаться и уединиться. Это было самое ужасное – интимные вещи на виду у всех, но не всегда получалось найти укрытие. Позволить заразному анабиозу захватить себя могло стать наилучшим выходом – забыть о стеснении, превратиться в почти что зверя – но нет! Такого я себе позволить не могла, иначе все страдания, все эти никому не нужные жертвы пропали бы втуне. Потому я сжимала кулаки, но делала все, что нужно, стараясь казаться незаметной. И пока мне это удавалось.

Мое внимание привлекла ругань. Две рабыни пытались разжечь огонь. Надсмотрщики умудрились вывалить сухой хворост из телеги прямо в лужу, он намок, трещал, дымил, но разгораться не хотел. Девушки не были в этом виноваты, но кого это волновало? Снова свист кнута – и бедняжка, поскуливая, прижимая ладонь к щеке, отползла в сторону. Позвать рабов-мужчин или разжечь огонь самим надсмотрщики и не подумали.

Я отвернулась и скользнула к бортику телеги, на которой ехала последние несколько дней.

– Эй ты! – раздался резкий оклик.

Не повезло. Меня ухватили за рваный ворот длинной рубахи и швырнули к остальным рабыням.

– Оклемалась, сучка, так не отлынивай от дела!

Надсмотрщик замахнулся на меня, но я нырнула за котелком на землю и отпрыгнула в сторону. Мужик обозлился и бросился за мной. Тычок в спину тупой рукоятью сбил меня в самую грязь. Котелок упал рядом. Я смотрела, как черная жижа заполняет днище, сжалась, ожидая удара и прикрывая голову руками, но удара не последовало.

– Тупая мразь! – раздался полный презрения женский голос. – Отправь людей за сухим хворостом, а вы – помойте котел. Если здесь хоть один отравится, убью!

Я встала на четвереньки, затем поднялась на ноги. Перед откровенно дрожащим надсмотрщиком верхом на вороном сидела женщина. Красивая блондинка в легком доспехе. Поверх него была накинута меховая безрукавка. Воительница небрежно поигрывала стеком. Длинный сверток был прикручен к седлу – вероятно, меч. Но никакого оружия у нее в руках, кроме стека, не было. Похоже, надсмотрщик пришел к аналогичному выводу, так как недобро усмехнулся и вдруг бросился к всаднице, намереваясь стянуть ту с седла. Я даже не успела удивиться подобной глупости, как блондинка замахнулась стеком и на меня плеснуло теплым.

В ужасе я смотрела, как туловище повалилось к моим ногам. Из перебитых вен вытекала кажущаяся ярко-алой даже на подтаявшем снегу кровь. Тело дернулось пару раз и затихло. Я подняла глаза на всадницу, та стряхнула блеснувшее на солнце сталью оружие, которое я приняла за безобидное средство управления лошадью.

– Ты, – указала она на меня кончиком, – пойдешь за мной.

Не дожидаясь моей реакции, она тронула коленями коня и медленно поехала с поляны. Я перешагнула через труп и, пошатываясь и спотыкаясь, поспешила за блондинкой.

Меня привели на еще одну поляну. Здесь я заметила двоих мужчин, которые завтракали вместе со мной в таверне в Чалове, когда налетчики нас захватили. Один из них бросил на меня хмурый взгляд и толкнул второго. Оба они не были связаны, да и оказались одеты не в пример лучше той группы, в которой плелась я. Первый, правда, сверкал позеленевшим фингалом под глазом и опухшей челюстью. Только я сильно сомневалась, что это были последствия наказания.

Тем временем блондинка спешилась, бросила поводья подбежавшему наемнику и быстрым шагом направилась к стоящей у кромки леса большой палатке. Или даже шатру. Один из воинов откинул перед ней полог.

Я огляделась. Разумеется, первой моей мыслью было: «А вдруг удастся сбежать?», но я про себя усмехнулась. Кто-кто, а я, даже если появится чудесный шанс, убегать не стану. Да и бессмысленное это дело. Поляну охраняли, как и весь обоз, а может, и лучше. Здесь я видела не наемников и надсмотрщиков – у костра отдыхали воины. Обученные, хорошо вооруженные. Суровые лица. У многих шрамы. Кто-то чистил оружие. Кто-то хлебал похлебку. Это был отряд сопровождения нашего каравана, и я сильно сомневалась, что такие воины были призваны охранять каких-то рабынь или каторжников. И даже табун лошадей. Кто мог отдыхать в шатре, где скрылась вооруженная блондинка? Наверняка кто-то из главных. И кто знал, что еще они могли везти. На дальних рубежах гремела война. Вероятно, рабы были прикрытием для тайной переброски снаряжения, или оружия, или какого-нибудь артефакта. А может быть, караван потом и вовсе разделится. Рабы отправятся на рудники или на служение приграничным баронам, баронам Серебра.

Почему серебро, никто уже и не помнил. Говорили, что далеко-далеко за горами возносятся ввысь башни Серебряного замка. Когда-то там жил великий чародей, которому приносили человеческие жертвы, а к замку вел Серебряный путь. Путь слез, поблескивающих при лунном свете, так как чародей принимал подношения только при свете полной луны. Вот по остаткам древнего тракта и передвигался караван. Долгий путь, омытый слезами.

– Эй, как там тебя, псс, подойди, – услышала я сзади.

Про своих бывших сотрапезников я уже и забыла. Мужчина что-то держал в руке.

– Мясо. Возьми, поешь. Давай, я не обманываю.

Я подозрительно смотрела на еще дымящийся кусок в руке наемника, или кем он там был на самом деле. Может быть, и бандитом. До меня донесся аромат, который нельзя было ни с чем спутать. Сразу страшно захотелось есть, и в животе предательски заурчало.

Его приятель улыбнулся, показав на редкость здоровые белые зубы.

– Подойди, присядь, – махнул он мне.

Я все еще не знала, как поступить, но первый шагнул ко мне, взял за руку и буквально насильно усадил на бревно у их костра и сунул в руку кусок мяса. Второй протянул мне флягу. Терять мне было нечего, отравить они меня вряд ли могли – да и зачем им это было нужно? – и я вгрызлась зубами в угощение. Во фляге оказалось что-то крепкое – отпив, я закашлялась и чуть не подавилась мясом. Меня похлопали по спине.

– Зачем вы ей дали выпить? – услышала я за спиной женский голос, который никак не ожидала услышать здесь, да и вообще где-то. – Ей может стать плохо с непривычки.

– Ничего страшного. Вот смотри сама, какая она крепкая. Все съела, выпила, просто умница. И никакой реакции. Ты была права, ценный экземпляр.

Я продолжала жевать мясо и делать вид, что ничего особого не происходит. Возникшее в глубине души разочарование начало угасать. Я даже не почувствовала злорадства. Мне было просто жаль, что так вышло. Но, может быть, мне показалось. Я надеялась, что все окажется не так плохо.

Обладательница женского голоса вышла из-за моей спины и помешала прутом угли. Я подняла голову, наши взгляды встретились. Мы обе никак не показали, что узнали друг друга.

– Мясо еще осталось? – спросила одна из подопечных моего ангела-хранителя, не обращаясь ни к кому конкретно. Получив порцию, она молча начала есть, а я протянула руку к фляжке.

Присутствие в отряде Ивлин могло бы выбить меня из колеи, не будь я подсознательно готова к любому повороту событий, каким бы странным он ни был.

Я успела подкрепиться, когда мужчины всполошились. Мгновенно один столкнул меня с бревна, и я скатилась на землю, больно стукнувшись коленями и измазавшись в грязи. Совсем не ожидала подвоха. Ну что ж, впредь не буду расслабляться.

У шатра, про который я уже успела забыть, зашевелились воины. Секунду спустя полог откинулся, и оттуда выглянула блондинка. Отдав какие-то распоряжения, она взглянула на меня и кивнула головой.

Поднявшись и кое-как отряхнувшись, я подошла к воительнице. Та брезгливо поморщилась – пахло от меня явно не духами – и, ухватив меня за драный рукав, втянула внутрь.

Палатка была разделена на секции занавесями, слегка раздвинутыми для прохода. В центральной части пылал очаг. Справа стоял стол с разложенными на нем свитками. Рядом сидели двое мужчин в черном и изучали карту.

Мы прошли мимо и остановились в пустой секции перед плотно закрытым пологом. Там было довольно просторно, но в то же время неуютно от пустоты. На душе сделалось тревожно, и я невольно поежилась.

Блондинка отодвинула занавесь:

– Она здесь.

– Пусть зайдет, – донесся до меня приглушенный мужской голос.

– Она... – замялась моя сопровождающая, – от нее несет выгребной ямой.

– Так вымой ее как следует. Только проследи, чтобы не простудилась.

Голос смолк. Блондинка повернулась ко мне и оглядела снизу до верху. Под ее оценивающим взглядом я вздрогнула.

– Мне нужна лохань с горячей водой. Живо! – Воительница шагнула в общую часть палатки и начала бодро раздавать приказания. – Поставьте у очага и принесите пару чистых тряпок. И пемзу. Будем счищать с ее тела коросту.

Я жалась к слегка подрагивающей стенке шатра, пока мужчины таскали от очага котлы с водой и наполняли круглую лохань, больше похожую на бочку. Я что, должна мыться при всех этих людях? Зачем мне вообще мыться! Но моего мнения никто не спрашивал, да и я не смела подать голос. Просто опустилась на корточки и сжалась. Я ненавидела грязь всеми фибрами своей души, но порой запах и вид немытого тела срабатывал не хуже защитного клейма. Лишать меня последней защиты?

– Раздевайся! – этот приказ блондинка адресовала уже мне.

Она нетерпеливо постукивала кончиком стека по голенищу сапога и смотрела, как я выпутываюсь из своих лохмотьев. В какой-то момент я почувствовала на себе еще один взгляд и подняла голову. У прохода в жилую часть стоял скрывавшийся до сего момента там мужчина. Засаленные завязки моей рубашки запутывались еще больше, пока я остервенело дергала их, пытаясь развязать под взглядом ясных голубых глаз.

– Разрежь их, – приказал мужчина, и я не успела и глазом моргнуть, как блондинка одним резким и точным движением разрезала на мне одежду.

Грязный балахон упал на пол. Я обхватила себя руками, пытаясь прикрыть наготу.

– Что это на ней – струпья? – мужчина пристально разглядывал мое тело.

– Скорее всего грязь, отмоем и проверим. – Блондинка протянула палец и колупнула ногтем мое плечо. – Залезай в лохань, живо!

Я дернулась, но не двинулась с места. Совсем рядом сидели мужчины и с интересом косились в нашу сторону.

Блондинка схватила меня за предплечье и толкнула к лохани.

– Пожалуйста, – прошептала я. – Прошу, нет!

Она оказалась на удивление сильной. Схватила меня за подмышки, приподняла и сунула в воду. Я вскрикнула, ошпарившись: вода оказалась слишком горяча. Но на меня тут же вылили кувшин с ледяной водой. Я отфыркивалась, а блондинка засучила рукава, взяла в руки щетку, капнула на нее что-то и принялась меня оттирать.

Мужчина стоял напротив и смотрел. Что делали остальные, я не видела – слезы застили мне глаза. От щетки приятно пахло, горячая вода потихоньку делала свое дело, не только отмывая меня, но и заставляя конечности расслабиться. Когда рядом появилась вторая бочка, я не заметила.

– Вылезай, – блондинка подала мне руку, – и ныряй в чистую воду. Я ополосну тебе голову.

Я чуть не упала, когда почувствовала под собой дно второй лохани. Ноги подкосились. Но на меня сверху тут же хлынула холодная вода, заставляя прийти в себя. Через пару минут все было кончено. Я вылезла наружу и невольно потянулась к очагу. Мне на плечи упало что-то мягкое. Я инстинктивно ухватилась за края и завернулась в покрывало. С моих волос капала вода. Часть капель попадала в огонь и шипела, испаряясь.

– А теперь посмотрим, что тут у нас такое.

Мужчина шагнул за полог. Блондинка развернула меня за плечи и тычком направила за ним следом. Босыми ногами я ступила на мягкий ковер и робко огляделась. Не считая ковра, обстановка этой части шатра была столь же аскетична, как и общей. У стены стояли походная кровать и небольшой раскладной стол. На нем я заметила чернильницу и несколько листов исписанной ровным мелким почерком бумаги.

Но долго изучать обстановку мне не позволили. Блондинка сдернула с меня покрывало и встала сзади. Мужчина подошел ближе и снова начал меня разглядывать. Я попыталась прикрыться, но блондинка схватила меня за руки и держала, не позволяя двинуться. Длинными пальцами воин ухватил меня за груди, приподнял, как бы взвешивая, затем подушечками пальцев коснулся сосков. Я мелко задрожала.

– Оставь нас, – тихо приказал мужчина. – Постой снаружи.

Блондинка отпустила мои руки и без единого слова ушла. Я судорожно вздохнула. Дуновение ветерка от дернувшегося полога заставило мое тело покрыться мурашками.

Меня продолжали ощупывать. Его руки потрогали мои плечи, спустились к бедрам. Легким шлепком по внутренней стороне бедра он заставил меня расставить ноги, и, когда ребро его ладони коснулось моей промежности, я закусила губу, запрокинула голову и тихонько застонала.

Он отошел к столу. Раздался звук льющейся жидкости, и он протянул мне кубок. Глядя в синие глаза, я пригубила напиток, оказавшийся вином. В этот момент он дернул меня на себя. Кубок выпал из моей руки, и я оказалась прижатой животом к столешнице. Рука с силой провела мне между ног, я услышала шорох одежды, и мгновение спустя он уже имел меня быстро, резко и глубоко. Придерживая за скрученные в жгут все еще мокрые волосы, он двигался во мне, не давая шевелиться. Я уперлась локтями в жесткую поверхность стола, голова моя качалась в такт толчкам. Из глаз снова брызнули слезы.

Он кончил первый. Задыхаясь, я последовала  за ним.

Когда он отпустил мои волосы, я сползла вниз, к его ногам, и замерла, глядя, как он заправляет в штаны блестящий от нашего соития член.

– Кристал. – Зерачиил позвал демоницу и отвернулся от меня.

Моя телохранительница вернулась, посмотрела на меня, на архангела, затем протянула мне руку. Я ухватилась за нее, но встать самостоятельно не смогла.

– Покорми ее и отправь во второй обоз. Проследи, чтобы ее как следует укрыли, а потом трижды в день кормили.

Зерачиил наклонился и поднял с пола кубок, который я выронила. Покрутив его в руках, он вновь взглянул на меня. Я никак не отреагировала.

– Выполняй, – сказал он Кристал и ушел.

Демоница подняла с пола влажное покрывало, задумчиво помяла в руках, затем пожала плечами, стянула свою меховую накидку и набросила на меня.

Она вела меня мимо мужчин, которые уже убрали воду и вернулись к изучению бумаг. На нас никто не обращал внимания.

На улице я поежилась от холода, казавшегося особенно заметным после неожиданного тепла командной палатки. Кристал свистнула, и к ней подвели лошадь. Демоница подсадила меня в седло и уселась позади. Я прижалась коленями к теплым бокам лошади и прикрыла глаза.

В любой момент я могла показать, что больше не могу, что мое согласие помочь в новом деле оказалось ошибкой. Меня никто не стал бы порицать. Я могла снова стать самой собой и продолжать путь в комфорте и в сопровождении любимого мужчины. Или я могла бы дать знак Кристал, и тотчас же вернулась бы домой. Но в отряде в полной свободе ехала Ивлин, которая если и не ненавидела, то очень не любила меня. И я хотела знать, что же она здесь делает и почему я получила так мало информации, прежде чем оказаться в придорожной таверне маленького городка Чалов в очередном приграничном мире нашей Вселенной. Оказаться с ослабленным, почти что приглушенным, клеймом только лишь с гарантией полной безопасности и обещанием прекратить игру при первом моем на то желании. Я ничего этого не сделала. Ни о чем не просила. Я терпела лишения, шла наравне со всеми по Серебряному пути и пыталась понять, что же здесь творится.

Его Высочество Всадник Апокалипсиса Смерть предположил, что Хаос тут проявляет особого рода активность, но какую именно, не могли понять даже самые сильные представители мирового Порядка. Я подозревала, что именно Смерть когда-то оставил след в этом мире, откуда и возникла легенда про чародея и жертвоприношения. И потому я снова по собственному желанию, в трезвом уме и твердой памяти полезла в самое пекло, чтобы попытаться изнутри выяснить, что все-таки происходит.

 

***

 

Вторым обозом оказался еще один мини-караван, про существование которого я и не подозревала. В нем вели девушек. Не в пример рабыням из моей первой группы, за этими ухаживали и старались наказывать только в случае крайней необходимости. Часть из них шла сама – они были тепло и хорошо одеты. Часть везли в крытых повозках. В одну из таких и определила меня Кристал.

Теперь я лежала внутри уютного короба с округлой крышей и дремала. Слабость после секса с архангелом не оставляла. Странная такая слабость, необычная. Ноги казались ватными. Руки неподъемными. Страшно хотелось пить. Но Кристал ясно дала понять сопровождающим, чтобы пить мне давали строго определенную дозу и ни капли больше.

Прошла ночь и еще примерно половина дня, когда ко мне в повозку вдруг запрыгнула Ивлин.

– Эй, Элви, просыпайся! – начала она трясти меня за плечо.

– Зачем? – простонала я и натянула на голову шкуру.

– Затем, что чем больше ты спишь, тем слабее становишься. Вставай! Только быстрей. Жду тебя в кустиках.

Она хихикнула и исчезла.

Вставать не хотелось. Но я заставила себя свесить с повозки ноги и со всей возможной осторожностью, хватаясь за стенки, спустилась вниз. Перед глазами все поплыло, меня замутило. Из последних сил я дернулась к замеченным краем глаза кустам и рухнула на четвереньки. Меня стошнило. Кто-то придержал меня за плечи и протянул влажную тряпицу.

– На, глотни разбавленного вина. – Ивлин держала перед моим лицом чашу. – Не морщись только, это поможет, честное слово.

Мой взгляд наконец сфокусировался на красноватой поверхности воды, и я сделала пару глотков, стукаясь зубами о край. Какого фига она зовет меня по имени, подумала я и нахмурилась. И зачем я вообще призналась, что ее узнала.

– Ты еще ничего, держишься, а вот позавчера Колита умерла. Ее привели из шатра. Она упала, забилась в судорогах и умерла, – рассказывала Ивлин, принимая из моих рук чашу и продолжая придерживать меня за плечи. – Я одного не понимаю: тебя должно было защищать клеймо, но на тебе его нет. Так что же произошло? От тебя отказались? Все они от тебя отказались? Что ты делаешь в этом мире? Это твой родной мир? Тебя отослали?

Задом я выползла из кустов, поднялась и отряхнулась. Ивлин уже стояла рядом и поддерживала меня под локоть. Оглядевшись, я приметила Кристал. Демоница объезжала территорию. У видневшегося сквозь деревья на соседней поляне шатра стояли двое охранников.

– И много таких Колит туда водили? – поинтересовалась я.

– Маг требует женщин каждый день. Он их зачем-то осматривает и проверяет на пригодность. Слабых отправляют в другие отряды. Кого-то, как и тебя, доставляют из рабских связок.

Я судорожно соображала. Маг?

– Это маг? Кто он такой? – повернулась я к Ивлин.

Та пожала плечами.

– Много их тут. Их нанимают для сопровождения каравана. Вдоль Серебряного пути происходит всякое. То прорыв Хаоса, то какая еще заварушка. В копях нужны рабы, чтобы добывать источники энергии. Серебряные бароны, владельцы приисков, давно мутировали, и им нужны женщины для продолжения рода. Только им известен секрет добычи. Их желания выполняются тут же. Но не все отдают своих дочерей в будущие супруги баронам. Их участь тяжела. Мрут как мухи. – Ивлин рассмеялась. – Но ты так и не рассказала мне про себя. Что с тобой произошло?

– Долгая история, – вздохнула я, не сводя взгляда с колышущегося полога шатра.

– Не бойся. Он второй раз никого еще не вызывал. Не выдержат.

Я поежилась от порыва налетевшего ветра. Ивлин тут же помогла мне закутаться в шкуру.

– Что там с тобой делали? Пытали? Напугали?

Полотнище шатра заколыхалось, затем раздвинулось. Быстрой походкой Зерачиил вышел наружу, огляделся. К нему тут же подбежала спешившаяся Кристал. Было так странно видеть своего ВРИО в высоких сапогах и кольчуге. На его поясе с левой стороны висели ножны с длинным кинжалом. Я легко представляла в образе рыцаря Иеремиила, но Зера... Я помнила его стреляющим из пистолета, а его соратников с автоматическим оружием. Это был облик какого-то агента спецразведки, а не средневекового воителя. Ну что ж, я многого про него не знала, как и про любого из своих мужчин.

– Ненавижу, – прошипела Ивлин. – Особенно эту. Она командует наемниками. Правая рука мага.

– А ты что здесь делаешь? – повернулась я к девушке и первый раз за все время внимательно ее разглядела.

Ее волосы отросли с того момента, когда я впервые увидела ее у Иеремиила. Да и одета она была странно. Точнее, ее наряд наводил на определенные мысли. Растрепанные кудряшки, но растрепанные со вкусом. Укороченное платье с корсетом, высоко поднимающим груди, ботфорты. Она была похожа на маркитантку или шлюху, что часто являлось одним и тем же.

– Я сопровождаю наемников, – хмыкнула она. – Беспроигрышный вариант. Среди них мои сыновья. Да ты их видела.

Она кивнула в сторону костра.

– Ой, у тебя есть еще дети? Я только помню близнецов.

– Эрко как раз один из них. Дочь вышла замуж и осталась в другом мире. А второй – старший. Натан.

– Ого, время летит.

– В других мирах, да. – Ивлин замолчала и сжала мою руку сильней.

Мимо нас прошла Кристал. Она даже не взглянула в нашу сторону. Зато Зерачиил смотрел прямо на нас. Я застыла под его взглядом. А он вдруг поманил меня к себе.

– Господи, – прошептала Ивлин в ужасе, – боже мой, Элви! Храни тебя Иеремиил! И я буду молиться за тебя. Иди к магу. За непослушание смерть. Я уже видела такое. Это жутко.

 

Пошатываясь от слабости, я приближалась к архангелу. Он смотрел мне в глаза, и чем дольше держал мой взгляд, тем легче мне становилось идти. У самого шатра он отвернулся и шагнул внутрь, придерживая для меня полог.

Внутри, к моему огромному облегчению, никого больше не оказалось. Я догнала архангела в жилой части. Зерачиил повернулся ко мне.

– Раздевайся, – коротко приказал он.

История повторилась. Ну почти. Архангел снова меня осматривал. Я молчала. Однако на этот раз в этом не было ни капли секса. Все быстро и по-деловому.

Что-то Зерачиилу не понравилось, и он какое-то время водил пальцем по моему плечу сзади.

– Что ты пила сегодня? – наконец спросил он.

– Разбавленное вино. Его мне дала маркитантка.

– Ивлин?

– Да.

Я хотела о многом его расспросить, но не знала, сколько ушей у этих стен, да и что угодно могло нас видеть и слышать, поэтому просто отвечала на вопросы.

 Он отошел к столу и вернулся через минуту с чашей.

– Пей. Все до последней капли.

Я взяла чашу, задев пальцем теплую руку архангела. Не сдержалась и позволила себе на мгновение замереть, наслаждаясь касанием. Даже глаза прикрыла, но Зерачиил уже вернулся к столу и присел на краешек.

Я пила терпкий напиток, а архангел смотрел на меня.

– Будет плохо, – сказал он.

Я удивленно взглянула на него, а затем вдруг согнулась пополам от острой режущей боли в животе.

– Иначе никак, – услышала я сквозь гудение в ушах и пелену перед глазами.

Меня подхватили под руки. Как меня вывели из шатра, я не помнила. Очнулась в повозке. Надо мной склонилась Ивлин.

– Ох, слава богам, ты очнулась! – Она положила мне на лоб смоченную в ледяной воде тряпицу. – Я пыталась тебе дать попить, но ничего не получилось. Приходила наемница и велела поить тебя вот этим. Я попробовала, и меня вывернуло! Тогда я все вылила.

Я отвернулась и закрыла глаза.

Снова проснулась я среди ночи. Повозка не двигалась. Очень захотелось по нужде. Я осторожно пошевелилась. Вроде ничего не болело. Над самым входом была подвешена лампа со слегка прикрученным фитилем. Она не чадила, давала мягкий желтоватый свет. Его вполне хватило, чтобы я заметила на своем теле россыпь черных пятен. Испугавшись, я подскочила, схватила шкуру и вывалилась из повозки.

Лагерь спал. Только у костра раздавались едва слышные стоны. Инстинктивно я двинулась на звук и замерла, разглядев клубок сплетенных тел. Это были Ивлин и двое моих знакомцев, тех, кого она назвала сыновьями. Мысленно содрогнувшись, я бросилась к ближайшим кустам. Мне навстречу шагнул охранник и преградил дорогу. Я молча указала на себя и на кусты, но он стоял как скала. Я всплеснула руками и всхлипнула от беспомощности. Наемник ухмыльнулся и скрестил на груди руки.

Терпеть я уже не могла, потому завернулась плотнее в шкуру, приподняла ее, чтобы случайно не намочить, и присела прямо перед носом мужчины. Тот смотрел на меня, а я прикрыла глаза. По щекам текли слезы, и от этого было немного щекотно. Закончив дела, я обошла наемника и вернулась к повозке.

– Псс, – Ивлин ухватила меня под локоть. – Могла бы позвать, мы бы его отвлекли. Ты как?

– Нормально. Мне нужно к магу.

– Ты сошла с ума? Зачем это?

– Надо кое-что показать и спросить.

Ивлин подозрительно прищурилась, и я заткнулась, сообразив, что только что сморозила глупость и почти подставилась. Но слава богу, она ничего не поняла.

– Ты горишь! Пошли, я уложу тебя.

Мы забрались в повозку. Я улеглась на свое место. Ивлин закутала меня в шкуру, а потом вдруг заметила пятно на руке.

– Давно это у тебя? – провела она кончиком пальца по отметине.

– Только заметила.

– И это ты хотела показать магу? Дура! Он бы тебе не помог. Сжег бы сразу!

Она отвернулась, о чем-то напряженно размышляя.

– Есть еще один способ избавить тебя от этого. Я, правда, хотела сделать это не сейчас, но, боюсь, ждать больше нельзя. Так, когда примерно у тебя был в последний раз секс? Это необходимо для повышенной восприимчивости, чтобы ты...

– Позавчера, – перебила ее я.

– Что? – изумленно захлопала глазами Ивлин. – Ты хочешь сказать, маг? Он изнасиловал тебя?

Я кивнула и отвернулась, чтобы не выдать себя взглядом.

– Ох, бедная моя! – Ивлин схватила мою руку и начала гладить. – Это забудется. Правда. Не сразу. Поверь, я проходила через это. Мерзко, гадко, но отнесись к этому... Ой прости, я говорю глупости. Тебе, особенно тебе... Но ничего! Я помогу. Теперь точно помогу. Натан? – Она выпустила мою руку и выглянула из повозки. – Сколько у нас осталось? Четыре? Не будем больше ждать. Сегодня возьмем пару и вот ее. У нее проявились метки. Я не думала, что так быстро, но, видимо, такова ее особенность. Что стража? – дождавшись ответа, она добавила: – Тогда действуем как обычно.

 

Мы пробирались сквозь грязный подтаявший снег через лес. Следов кругом было полно – с остановившимся на привал караваном это обычное дело. Как мы прошли охрану, я даже не задумалась.

Впереди шагал тот, кого Ивлин назвала Эрко. Парень с распухшей после драки челюстью. Сейчас, правда, опухоль спала, а может, я просто ничего не могла рассмотреть в темноте. За ним Натан вел двух девушек-рабынь из моего первого обоза. Следом шли мы под руку с Ивлин. В животе все еще отдавало болью, и я с радостью оперлась о предложенную руку. Рабыни пошатывались и цеплялись друг за дружку. Они и до того казались мне совсем потерянными, но теперь, похоже, лишились последней надежды и уцепились за первую же возможность вырваться из бесконечного ада трудного пути. Обе были покрыты струпьями от незаживающих побоев. В темноте они казались еще более страшными черными шрамами. У одной девушки на коже светились пятна, похожие на мои. Я раздвинула шкуру. Мои отметины все так же темнели в лунном свете.

 – Уже скоро, потерпите, – подбадривала рабынь Ивлин.

Девушки кивали, вымученно улыбались пересохшими губами и шли вперед. В их глазах появился лихорадочный блеск.

Эрко поднял руку. Мы все замерли. Мужчины прислушивались, но ничто больше не привлекло их внимания, и мы двинулись дальше.

Вскоре мы оказались у поляны четкой округлой формы. Она была совершенно лишена растительности – просто черное земляное пятно посреди деревьев и кустарников. Будто кто-то специально очертил окружность и выжег всю траву.

– Отлично! Как всегда! – воскликнула Ивлин и крепко сжала мою руку. – Пойдем скорее, девочки. Запомните это место! Ваши мучения закончатся здесь. А ты... – Она повернулась ко мне. – Ты получишь наконец судьбу, которую заслуживаешь!

Мы подошли к последней черте, к месту, где заканчивались деревья, и я поняла, что поляна была покрыта не землей. Что-то черное, твердое, не отражающее ничего. Камень? Или что-то другое?

Ивлин отпустила мою руку и вдруг, прямо с места взмыв в воздух, приземлилась в самом центре поляны. Закружилась, воздев кверху тонкие руки, и ее короткая юбка взметнулась облаком вверх. Центр поляны вспучился, приподнимая женскую фигуру к яркому диску луны. Воздух замерцал переливающейся жемчужными бликами чернотой.

Меня чуть не сбили с ног. Девушки-рабыни бросились к замершей с поднятыми руками колдующей Ивлин. То, что она именно колдовала, не вызывало никаких сомнений. Меня тоже потянуло туда. Но я не шевелилась. Волосы на затылке приподнялись. Между лопатками зазудело.

Рабыни водили хоровод вокруг вспучившегося камня под слышимую лишь им одним мелодию. Затем взметнули руки и разом присели. В отсвете луны блеснули узкие лезвия. Рабыни полоснули себя по запястьям и по щиколоткам и замерли на коленях, покачиваясь.

Мерцающая дымка сделалась плотнее. И тут Ивлин заговорила. Языка я не поняла. Он показался мне и резким, и певучим одновременно. Невидимый обруч сковал мое горло, я с огромным трудом приподняла руку, чтобы оттянуть давящий жгут, но тут же уронила. Тело перестало повиноваться. Накативший паралич и слабость почти лишили меня дыхания, и я открытым ртом начала хватать воздух. Сыновья Ивлин шагнули ко мне, взяли за руки, широко развели в стороны и повели к матери.

Рабыни у ее ног упали и лежали с закрытыми глазами. Темные ручейки крови слегка дымились в прохладе ночи. Мерцающая пелена превратилась в абсолютно плотную занавесь – и вдруг взяла и исчезла.

Ивлин вздрогнула и внезапно завыла. В этом крике не было ничего человеческого, только жалобный, полный разочарования вой.

Ко мне вернулась чувствительность, и я вырвалась из рук сыновей Ивлин. Но те даже не заметили, что я освободилась. Они смотрели наверх. И я тоже подняла голову.

Сверху, из ярко светящегося столба лунного света спускался архангел. Он не был в истинном облике, но его аура, казавшаяся много ярче лунного сияния, позволяла представить себе его рост, размах крыльев, а главное, не скрывала ни капли его силы.

Архангел Иеремиил сошел с Небес прямо перед Ивлин. Вспученная земля разом опала, и девушка рухнула перед Воином Света на колени.

Ее сыновья ахнули. Я обернулась. С пустыми глазами они опустились на колени там, где стояли.

Из-за деревьев вышла Кристал. В истинном облике. Моя телохранительница подошла ко мне и застыла грозным изваянием рядом. Следом за ней появился архангел Зерачиил. Его не окружала аура света, как собрата, но я чувствовала мощь, что скрывалась под человеческой оболочкой.

Зерачиил встал по другую сторону от меня и взял меня за руку. Я ответила легким пожатием и придвинулась ближе, прислонилась к его плечу, и ВРИО обнял меня. Шкура, в которую я куталась, сползла с моего плеча, и я заметила, как одно за другим пропадают с моей кожи пятна. А потом тело мягко засияло бледно-голубым светом. Клеймо давало всему свету знать, что вернулось. И хотя мне все это время было известно, что я есть и всегда буду под защитой, мне было спокойней, когда знак любви демона Белета находился на привычном месте и все видели, кто я такая.

Стоя в уютных объятиях своего ВРИО, я вновь взглянула на поляну. Иеремиил молча смотрел на свою подопечную. Та несколько раз пыталась что-то сказать, но всякий раз сбивалась.

Наконец архангел протянул Ивлин руку. Та ухватилась за нее кончиками пальцев, начала подниматься с колен. Зерачиил вдруг крепко сжал меня в объятиях. Ладонь его легла мне на затылок, начала отворачивать мою голову от сцены на поляне, но я все-таки успела увидеть, как очертания тела Ивлин вдруг начали плыть. Сначала ноги – колышущая субстанция на глазах превращалась в пыль и оседала на черный камень поляны. Девушка кричала. Я ничего не слышала: стоящий рядом архангел не позволил ни звуку донестись до моего слуха, но я видела, что Ивлин умирала в полном сознании и в страшной агонии. Ее рот был раскрыт. Глаза почти что выкатились из орбит. Она все еще жила и чувствовала. До последнего мига.

Когда все было кончено, Иеремиил призвал к себе и обоих сыновей Ивлин. Они безропотно и обреченно пошли на заклание.

Я отвернулась сама, обхватила ВРИО за талию и уткнулась лицом в мягкую ткань его одежд. Он обнимал меня. Рука со шрамом от моего клейма гладила меня по спине. Но сам он, как и Кристал, смотрел на свершавшуюся казнь.

– Мой Король будет счастлив принять у себя эти души, – проговорила демоница, и я поняла, что все закончилось.

– Почему? – спросила я и посмотрела в нечеловеческие небесно-синие глаза моего ВРИО.

– Она пыталась открыть портал в один из миров Хаоса. С какой целью, знает Иеремиил, но какая тебе разница, mo leannan!

Он наклонился и коснулся губами моей макушки. Я была уверена, что большего никогда не узнаю.

– Я нигде не налажала? Вы ведь не это искали?

– Нет. Но остальное мы найдем сами.. На этот раз с тебя достаточно приключений. Ты возвращаешься. Кстати, куда ты хочешь вернуться, mo leannan? Сразу предупреждаю: моя миссия здесь не закончена. Можешь путешествовать со мной, уже без каравана, но я не смогу уделять тебе достаточно внимания.

– Король Белет всегда ждет свою Фаворитку, – подала голос Кристал. – Особенно когда ей требуется отдых после... после дискомфорта путешествия. Я открою портал.

– Ты останешься здесь. – Я не спрашивала. Я приказывала. – И поможешь закончить дела Порядка в этом мире.

Кристал слегка поклонилась в ответ.

– Его Высочество Всадник Апокалипсиса Смерть скоро вернется в Ледяной замок, – добавила тихо Амазонка Ада.

Я услышала, приняла информацию к сведению и повернулась к поляне.

Иеремиил стоял в центре опустевшего круга. Он смотрел перед собой. Брови его были слегка сведены, губы сурово сжаты. Одинокий белый рыцарь посреди пятна тьмы.

Я осторожно высвободилась из объятий Зерачиила. Тот разжал руки и шагнул назад, давая мне полную свободу. Я подхватила начавшую падать шкуру. Иеремиил поднял голову и взглянул на меня. Затем протянул руку. Точно так же он ее протягивал Ивлин несколько минут назад.

Я бросилась к архангелу. На поляне прямо перед ним остановилась. Посмотрела в его темные глаза и коснулась теплой руки кончиками пальцев. Разряд тока прошел сквозь меня, я прикусила губу, но не смогла сдержать стона.

– Ерема, – прошептала я, замирая у него на груди и вздрагивая от едва сдерживаемого желания. – Мы там будем одни? Совсем одни?

 – Совсем одни.

И мига не прошло, как мы оказались перед утопающим в зелени домиком с красной крышей.

– Никаких чердаков, Эл.

– Зачем он мне? У тебя такая уютная спальня. Аскетичная, ничего лишнего, прямо как я люблю, – рассмеялась я.

Шкура с шорохом упала к нашим ногам

Архангел Иеремиил обнял меня, свою подопечную, и прижался губами к моему лбу. Тень светящихся крыльев обернула нас, скрывая от всего света – и Хаоса, и Порядка.

 

 

 

Из цикла** рассказов «Хроники Рая и Ада»

 

 



 

** Все рассказы серии в хронологическом порядке

 

1. Пикник

2. Золотая нить

3. Приманка

4. Изначальное

5. Ловушка

6. Сумерки Андули-Тэ

7. Серебряный путь

8. Прогулка со Смертью

 

Цикл рассказов «Смерть и я»



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 9

Другие мнения о данной статье:


КикиКики [17.08.2014 01:38]:
Ну, я так и знала, что не зря мне эта грымза белобрысая с первого "взгляда" не понравилась. За что боролась, на то и напоролась, туда ей и дорога, греховоднице. С собственными сыновьями... Тху!
А вот Еремушка твой... Настоящий белый рыцарь - с карающим мечом. Читала последние строки и улыбалась как... умная и счастливая)))

ТираТира [17.08.2014 01:43]:
Пока не дочитаешь, не заснешь. Оторваться нельзя!
Где только не приходиться бывать и в чем участвовать. На сей раз - каторжные условия. Хоть ты и по своей воле, и архангелы рядом, но все равно, тяжело и порой унизительно.
Ивлин-то какова. Непростой штучкой оказалась. Недаром Иеремиил держал ее в поле зрения. И наказал, конечно, соответственно.
Под его крылом ты быстро забудешь о тяготах Серебряного пути))

РиэлаРиэла [17.08.2014 13:37]:
Завораживает...
Но ты, Элви, жулик. Мне было до чертиков интересно, для чего Ивлин портал в миры хаоса открывать, а ты это оставила за кадром :(

Леди ЭлвиЛеди Элви [17.08.2014 13:50]:
Эммм, так это был портал в мир Хаоса??? Фигассе! Риэла, так откуда ж мне было знать! как обычно, мне никто ничего не объясняет(( гады они!!

РиэлаРиэла [17.08.2014 14:06]:
Ты просто нифига не дознаватель!!! И не делай круглые глаза Тебе твой ВРИО даже наводку дал - "Иеремил знает", но ты предпочла вторую часть его фразы: "но какая тебе разница, mo leannan" ) потому - жулик

Леди ЭлвиЛеди Элви [17.08.2014 14:13]:
Я не жулик. У меня провалы в памяти))) вызванные серьезным заболеванием - я как вижу врио или ерему, сразу отключка)))

РиэлаРиэла [17.08.2014 14:41]:
Ну что с тобой сделаешь? Вопрос риторический... так что, видимо, придется поднапрячь родственничков из миров хаоса и выяснить все самой ((

Катюня Now and ForeverКатюня Now and Forever [27.08.2014 21:22]:
Однако... атмосферно аж до мурашек, брр. Не самый приятный мир и не самое увлекательное приключение, но читается так... залпом, оторваться не смогла.
Эту Ивлин правильно Ерема "стер", просто вот неистово плюсую. И вообще от Еремы дух захватывало. А еще оч нравится Кристал, как ни странно )))
Хорошо, что все с тобой обошлось, Элви! Но, чую, это только начало нового пути...

ЖизельЖизель [17.12.2015 21:00]:
мурашки по коже....брр... спасбо!

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
08.05.11 22:38  Возвращение: Руста*
27.04.11 21:15  Судьба играет человеком, а человек летает на метле   Комментариев: 10
12.07.09 15:45  Большой футбол Вселенского масштаба   Комментариев: 6
23.12.16 00:40  Волею богов избранная королева
16.01.16 21:30  За краем   Комментариев: 3
09.10.15 23:20  Три дня Каллелы
15.12.14 17:59  A DIE
09.08.14 00:16  Серебряный путь   Комментариев: 9
12.03.16 15:28  Возьми мое сердце, возьми мою душу
14.12.12 18:19  ОМД, или Необычный пациент   Комментариев: 8
10.08.12 22:14  Душа - потемки   Комментариев: 6
31.08.11 23:48  Пикник   Комментариев: 10
13.01.16 22:31  Кровавые гонки   Комментариев: 5
15.02.14 18:16  Сумерки Андули-Тэ   Комментариев: 8
18.12.09 21:49  Апокалипсис   Комментариев: 14
06.12.16 17:04  За краем. Окончание   Комментариев: 3
13.03.16 01:37  Восьмое марта   Комментариев: 6
08.03.16 22:16  Эльфийский романс
27.11.14 20:40  Прогулка со Смертью   Комментариев: 12
28.09.13 19:43  Ловушка   Комментариев: 12
16.12.12 02:26  Изначальное   Комментариев: 5
26.02.12 18:18  Золотая нить   Комментариев: 8
08.05.11 23:59  Возвращение: Элви
29.12.10 11:30  Свет во мгле
25.08.10 17:52  Право Передачи
29.05.10 02:15  Последний день, или Глазами Смерти   Комментариев: 9
20.02.10 20:43  Почувствуйте разницу   Комментариев: 11
23.10.09 22:46  68   Комментариев: 2
06.09.09 17:05  Прогулка   Комментариев: 1
24.07.09 19:44  Покатушки Темного Двора   Комментариев: 9
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение