«Имитатор (далее – И.), (энергетик, бес, демон, разг.) – сложно соединённое полуразумное существо низшего энергетического порядка.

Места зарождения: параллельные измерения третьей и второй категорий по классификационной системе А. Д. Водянова и Г. В. Штиц.

Места обитания: средние энергетические уровни плоскостно-простого типа: поля, пустынные и равнинно-земляные наслоения. Прим.: крайне нехарактерно появление И. в лесостепных или густых лесных зонах  – ильный энергетический фон этих местностей и его обитатели для И. враждебны.

Характер взаимодействия: агрессивный захват физической оболочки животного, чаще – человека (зомби, упырь, ыро, разг.). Обладают мощным самостоятельно подстраивающимся психополем.

Степень опасности: средняя/высокая.

Способы воздействия и подавления: крайне восприимчивы к старшим Знакам в любом состоянии. Физическое воздействие на захваченную оболочку и последующие Звуки любой тональности».

 

G:\Работа\доп.\Бестиарий-3\энергетики\Имитатор

 

 

Завывая подобно дикому зверю, она хаотично металась из стороны в сторону, так что невозможно было понять – то ли это злость, то ли безудержное веселье. На мгновенье оседая, припадая, казалось, на лапы, она тут же взмывала вверх, бросалась с яростным воем к чернеющему небу, а потом так же молниеносно отпрыгивала то вправо, то влево, мчалась над самой землёй, скаля в темноту невидимые клыки. Движения были настолько быстры и непредсказуемы, а сама она была настолько огромной и всеобъемлющей, что разглядеть её целиком, запечатлеть взглядом и оставить в памяти хоть какой-то мимолётный и расплывчатый образ не представлялось возможным: сотни разных фигур каждую секунду вставали перед глазами, резко, неудержимо и в то же время плавно и незаметно перетекая одна в другую...

Метель.

Мириады мельчайших ледяных осколков носились в пространстве, сплошной призрачно-неспокойной завесой обволакивали и, казалось, кружили само это пространство вокруг себя. Их острые, раздробленные порывами воздуха крохотные тельца проникали везде и всюду, оседали, отчаянно цепляясь одно за другое, постепенно скрадывали, меняли и в конце концов заносили, хоронили под собой любые очертания.

В этом нескончаемом, безостановочном, бессистемном движении всё теряло определённость. Само время будто бы прекратило свой неторопливый упорядоченный ток, смешалось, завертелось, подчиняясь неистовому напору стихии. И ничего – ни конца, ни начала, – ничего не существовало больше...

Но не для него.

То, что внезапно кольнуло, мимолётно передёрнуло и насторожило все внутренние чувства, было сильнее разыгравшегося вокруг буйства и в мгновение ока зародило внутри ещё одно очень определённое и понятное состояние.

Страх.

Страх всегда менял психику, переворачивал вверх тормашками, взламывал и разрушал наработанные системы и устоявшиеся модели поведения, обволакивал и подчинял себе любого случайно попавшегося обычного человека.

Но он здесь находился не случайно – он не был обычным человеком.

И то, что скрывалось сейчас где-то впереди, за химерной пеленой ярившейся метели, знало об этом. Оно было готово.

Проваливаясь в снег практически по колено, Див сделал ещё один осторожный шаг вперёд...

 

Виски начало покалывать и слегка давить с самого утра. Предстоящую непогоду он почувствовал ещё накануне, но сегодня возмущения хорошенько давали о себе знать. Значит, к вечеру разыграется.

«Шестёрка» уверенно шла по трассе. Асфальт впереди то и дело подёргивался лёгкой белёсой рябью – нарастающий ветер, хищно прихватывая с белевших вокруг полей ошмётки снега, гонял их туда-сюда через дорогу. До города оставалось ещё километров семьдесят.

Снабжение особыми препаратами, теми, которые невозможно было изготовить самому, происходило раз в полгода. Исключения – только в самых крайних случаях. Связывающийся с ним Павел называл время и место, обычно где-то далеко за чертой города.

Сейчас всё было так же, как и всегда. Див прибыл на точку рано утром, в условленный час, нашёл припаркованную у обочины старенькую «буханку» без номеров. Видавший виды, ничем не примечательный в этих краях автомобиль был так запакован энергетическими замками и Знаками, что любой случайный человек, если вдруг и шатающийся спьяну в такой глуши и в такое время, не то что в окно заглянуть – даже подойти бы не подумал. Внутри «буханка» была пуста и почти стерильна: ни следов, ни запахов – ничего, что могло бы указать, чья это машина и откуда. Одна-единственная небольшая спортивная сумка, покоившаяся на обтянутой дерматином лавке, хранила в себе всё, что нужно, в определённом количестве. Ни больше, ни меньше.

Див никогда не задавал себе вопросов на эту тему. Даже то, что выезжать на место требовалось с оружием, не было лишним. Всё строго выверено и распланировано до мелочей, исключительные меры безопасности очень чётко продуманы и обоснованы. Кем – не так важно. «Важна лишь работа по защите людей и её результат» – эта формула сидела внутри настолько крепко, была настолько простой, понятной и исчерпывающей, что все попытки её переосмысления выглядели глупо и бессмысленно.

Сумка с препаратами лежала на заднем сидении, ветер гонял по дороге снег, «шестёрка» уверенно шла. То и дело по сторонам проплывали серые и невзрачные коробки фур и, так же медленно и ненавязчиво, как появлялись, исчезали где-то позади.

 

– А я вас внимательно... Нет, не отвлекаешь. Что шумит? Машина шумит. В деревню направляемся. Разумеется, с супругом. И с принцессой, да, она ещё не в тех годах, когда можно одну оставлять. Что значит «почему не позвонили»? Вы же собирались в Финку ехать. Ну а я Ванга, что ли? Короче, Склифосовский... Да, приезжайте. Что взять? Да как всегда. Ага, давайте, ждём. – Рыжая дала отбой и улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд мужа:

– К нам гости собираются. Потому что на границе оказалось, что Юля прошляпила визу.

– И вся компания героически развернулась к дому, не бросив бойца?

– А кто б её бросил? Тимон? Жену опасно вот так... Потом борщец может на мухоморах оказаться... А парни в семейные конфликты не вмешиваются – жить хотят.

– Мам, а нам ещё далеко?

– Нет, золотко, вот уже наш поворот.

– Мам, а мы снеговика слепим?

– Разумеется! Папа будет дорожки от снега чистить, а мы – снеговика лепить!

– А если папа тоже хочет снеговика?.. – хмыкнул он, сворачивая с трассы на грунтовку.

Тяжёлый внедорожник уверенно проутюжил нетронутый снег и замер у ворот участка.

– Знаешь, мы, наверное, пойдём погуляем, – протянула она, посмотрев на заметённые до середины ворота, – пока ты будешь дом откапывать...

 

То, что отвлекло его от размышлений и рассматривания монотонных серовато-белых пейзажей, проплывающих за окнами, не было очередным покалыванием в висках от близости непогоды. Чувство, прыгнувшее в подсознание, тут же, почти инстинктивно, расчистило голову и насторожило.

Див глянул в зеркало, свернул к обочине и остановил машину. Замер, прислушиваясь к внутренним ощущения, системно и привычно раскладывая на составляющие эту мимолётную вспышку беспокойства, которую он ни с чем не смог бы спутать. Как радиоприёмник, настроенный на определённую волну, как электронная камера с датчиком движения, он существовал – жил, действовал, дышал – именно для таких вспышек.

Видневшийся поблизости поворот вёл в небольшую деревушку, ненавязчиво облепившую федеральную трассу с двух сторон. Слегка покосившиеся заборы, столбы линий электропередач, редкие дымки над крышами.

Див вышел из машины, прикрыл дверцу. Удерживая в голове впечатления, ни на секунду не отвлекаясь ни на что лишнее, он неторопливо направился к повороту. Занесённая снегом деревенская дорога контрастно хранила в себе две широкие протекторные колеи – кто-то не так давно завернул сюда на мощном автомобиле. Машинально подмечая каждую мелочь, мужчина двигался дальше. Усиливающийся ветер поигрывал воротником куртки, еле слышно гудел в провисших между столбами проводах.

Когда беспокойное чувство посетило вновь, он, наконец, понял, в чём дело, и зашагал медленнее. Постепенно перестроив дыхание, Див сосредоточился.

Опознать ментальные всплески имитатора было не сложно – существа с такой структурой и паразитической формой жизнедеятельности, как правило, распространяли вокруг себя определённый фон: агрессивный и яркий. Сложность состояла в том, что подобная аура мешала определить присутствие самого создания, насколько давно оно было здесь и не охотится ли где-то неподалёку до сих пор.

Множество так называемых суеверий, рождённых, в отличие от распространённого мнения, не на пустом месте, давали имитаторам всяческие народные прозвища, так или иначе отражающие суть его действий по отношению к человеку. Всё они были верными. Тварь контактировала с физическим миром очень плотно, как никто из энергетиков, знала множественные человеческие слабости, пользовалась ими.

Оставлять без внимания хоть какой-то намёк на присутствие имитатора вблизи поселения было нельзя.

Див искал. Всем своим существом он «вглядывался» в пространство, ловил, фильтровал вибрирующие потоки. Даже то, что в сгущающихся сумерках на пустой улице появились люди, не должно было отвлекать.

Не должно было, но отвлекло. Одним из двух человек был ребёнок. Девочка с мамой. Маленький яркий комочек, не замутнённый ещё никакими пожизненными схемами и предрассудками, не ослепший и не оглохший от поставленных в сознание так называемой «наукой» заслонок и ограничений. Комочек пульсировал оболочками формирующихся тонких тел, перемигивался их цветами и безостановочно вбирал в себя информацию. И ещё он мог видеть то, чего потом, скорее всего, видеть больше не сможет.

Неважно. Даже если ребёнок и разглядит его натренированное и развитое эфирное – а возможно, и ментальное – тело, никаких проблем не будет. Обычные реакции на подобные разглагольствования детей – это умильный смех или просьбы не болтать ерунды.

Див не стал отвлекаться на приближающихся маму с девочкой, даже мимолётно не коснулся их сознания, чтобы оградиться от ненужного интереса. Полностью сосредоточившись на внутренних ощущениях, он продолжал искать.

 

Улица– Мам, а бабе Тосе сколько лет?

– Почти девяносто.

– А девяносто – это много?

– Очень, заяц. Смотри под ноги, если упадёшь – молоко прольётся.

– Она добрая, да? Молоко нам дала и яички. Мам, а она правду сказала, что там два желтка?

– А как же! Старые люди мудрые и почти всё знают, им не до обмана.

– А ещё она сказала, что нам надо домой побыстрее. До темноты. Потому что в темноте волки шастают и всякая нечисть. Мам, а кто такая нечисть?

«Вот блин... Удружила, баба Тося...»

Рыжая растеряно почесала затылок, сдвинув на брови меховую шапку-ушанку. Соврать не получится, старушку Антонину теперь тоже в сомнительном свете не выставишь – сама же сказала, что она мудрая...

– Нечисть... Ну, это такие не очень приветливые ребята... Они вредничают по-всякому.

– А волки ещё и кусаются! Мам, побежали!..

– Заяц, молоко отдай, пока оно ещё живо, ей-богу...

Малышка с готовностью вручила матери бидончик и припустила вперед. Не очень-то быстро, впрочем. С мамой ведь ничего не страшно, зачем убегать далеко. В темнеющем небе отчетливо белел ориентир – дрожащий на ветру и мечущийся из стороны в сторону кудрявый дымок. Там дом, там папа печку затопил.

– Лиза, иди сюда.

Девочка тут же сбавила шаг, а через секунду уже топала рядом с матерью, крепко держась за её руку.

– Мам, а это кто приехал?

– Не знаю, – пожала плечами. – В гости к кому-то. Может, даже к бабе Тосе.

А сама размышляла на ходу, кого занесло в их глухую деревню, где из сотни домов обитаемых сейчас было от силы полтора десятка. Фигура и движения незнакомые. Они с Лизкой идут – скрип снега на всю округу, а этот почти ни звука не издаёт. Притащило на ночь глядя...

Поравнялись. Чужак даже не глянул в их сторону. Необычные ярко-зелёные глаза были устремлены куда-то поверх крыш.

Разошлись. Только маленькая Лиза, как заколдованная, продолжала смотреть ему вслед.

– Мам, а почему дядя светится? – вдруг спросила девочка шёпотом.

«Привидение...»

– Что? – удивлённо переспросила мать и обернулась.

Посыпал мелкий снежок, заметался вместе с ветром. На всю улицу – единственный фонарь, у платформы, метрах в двухстах. Снежок искрился в его свете хрустальной пудрой, и незнакомец в этом сиянии действительно будто бы светился.

Отлегло.

– Пойдём, заяц. Наверное, гости уже приехали...

 

Нездешний, чуждый, нечеловеческий поток рваных образов он поймал именно в тот момент, когда понял, что совершил ошибку.

Имитатор был здесь и очень сильно осторожничал. Именно поэтому так долго не удавалось его найти. Когда Див поймал сознание энергетика, оно внезапно вцепилось в его мысли с не меньшей силой. Создавалось впечатление, что тварь почувствовала его ещё раньше. Казалось, что она тоже искала...

И нашла.

Несколько мгновений ничего не происходило. Напряжённое, изматывающее короткое изучение друг друга, а через секунду – разрыв, хлёсткий и болезненный, будто удар плетью. Чужой страх и взметнувшаяся злоба мелькнули в сознании, сменившись на снег и ветер. Он не заметил, как стемнело, как стало вдруг неспокойно от разразившейся вокруг бури.

Имитатор имел тело – кто-то, кто такого-то числа «вышел из дома и не вернулся», чьи остаточные мысли удалось уловить на фоне самого энергетика. Спутанные, дикие, сумасшедшие, но человеческие. А значит, придётся иметь дело с невероятно сильной физической оболочкой, скорее всего уже перестроенной и изменённой, ничего общего с нормальным человеком не имеющей. На перестройку тела подобным образом уходило очень много биологических ресурсов, на поддержание в рабочем состоянии – ещё больше. Телу необходимо было питаться. Отсюда берутся другие вышедшие из дома и не вернувшиеся.

Див остановился. Он совершил ошибку.

Если сейчас потерять «след», хоть на секунду отвлечься, потом осознавшего опасность имитатора будет не найти. Под прикрытием метели он уйдёт далеко и затаится. А позже, когда странный человек уедет, тварь вновь возвратится к деревне... На то, чтобы вернуться к машине за препаратами, времени нет. Но идти за имитатором сейчас, в метель, без должной подготовки, практически ничего не зная о том, с чем придётся столкнуться, – сродни не то чтобы самоубийству, но очень близко к этому...

«Важна лишь работа по защите людей и её результат».

Быстро, легко, чётко потекли мысли, сознание привычно отозвалось на внутренние импульсы.

Див расстегнул куртку, резким движением рванул подкладку. Плотную полоску ткани повязал на лицо, оставив открытыми лишь глаза. Подтянув кобуру с «ТТ», он перемахнул ближайший забор и через чей-то занесённый снегом участок направился к полю, раскинувшемуся за домами.

 

– Тёть Лен, а сказку? – возмутился Лёня.

– Про принцессу! – поддакнула Лиза.

– Нет, страшную!

– Лена, я тебя умоляю... – простонала из соседней комнаты Юля. – Мне хватает школьной программы третьего класса по части ужасов...

– И что бы вам просто спать не лечь... – вздохнула в свою очередь Рыжая.

– Сама приучила. – В дверях мелькнул муж. – Вот и декламируй, сказочница.

– Ну ладно, мыши. Так, свет гасим, глаза закрываем... Лёня, глаза закрывай, кому сказано? – Рыжая поставила стул между кроватями дочери и племянника. – Сказку, значит...

– Страшную! – продолжал гнуть своё пацан. Но веки крепко сжал.

– Мамочка, я не хочу, а если за нами потом придут всякие?.. – затараторила малышка.

– Да никто не придёт! – Мальчик тут же забыл, что надо лежать смирно. Сел и замахал руками. – Сказки – это выдумки! А если кто и рискнёт, я тебя защищу!

– Ну а как ты меня защитишь от этой... ну мам, как там баба Тося говорила?

– Нечисть. – Рыжая вздохнула. Похоже, это слово плотно застрянет в их лексиконе.

– Вот! От нечисти!

– А я про Ван Хельсинга смотрел, я знаю!..

 

...За первым осторожным шагом последовал второй.

Разбушевавшаяся стихия и глубокий снег любого могли лишить равновесия, а то и повалить, занести, похоронить...

Но только не его.

Будто угадывая каждый следующий порыв ветра, Див неуловимо и легонько отклонялся в разные стороны, плавал среди белёсых призрачных волн, стоял на ногах.

Мелкая снежная крошка беспрестанно лезла в глаза, слепила, резкие порывы ветра то и дело секли лицо острыми и холодными бритвами. Но плотная ткань, повязанная поверх носа, делала своё дело – дышать он мог нормально.

Див аккуратно двигался вперёд. Сейчас, сосредоточившись и насторожившись сверх меры, он всё равно с трудом мог что-то почувствовать – яростная снежная буря ворочала и двигала такие энергетические пласты, что забивала даже его натренированное восприятие. Однако полностью настроиться и отдаться внутреннему эфирному зрению в данный момент он не мог. Мозг, управляемый сознанием, чётко и бесперебойно контролировал все химические процессы, но, лишённый поддержки препаратов, не мог заставить тело реагировать мгновенно. Чтобы добиться нужного состояния, требовалось время.

Приводить дыхание в соответствующую норму он начал ещё минуту назад. Чуть замедлив сердечные клапаны на отток, глубоко и размеренно поглощая воздух, Див интенсивно стимулировал головные ткани свежей, наполненной кислородом кровью. Давалось это с определённым трудом, но постепенно вой ветра в ушах стал стихать, отдаляться, а мельтешащая перед глазами пелена слегка замедлилась, увязла во времени, будто бы оно пошло неторопливей.

Спустя ещё минуту, он наконец достиг нужного пограничного состояния. Теперь предстояло самое сложное: необходимо было удержаться на этой тонкой, практически неразличимой грани, чтобы в самый нужный момент молниеносно дать возможность работать эфирному телу, которому снежная заметь помехой не будет. Сложность состояла ещё и в том, чтобы предугадать этот самый нужный момент. Без искусственной химической стимуляции препаратами безошибочно и долго действовать в эфире не будет никакой возможности. А уж о том, чтобы на кого-то охотиться, не стоит даже и думать. Нет. Нужно просто увидеть...

 

– ...ничего ты не знаешь!

– Знаю! Только нужны всякие штуки, как у него. Тогда я буду таким же охотником за всякими гадами!

– Тут одним оружием не обойтись, Лёня. – Рыжая хлопнула в ладоши, прервав перепалку детей. – Ван Хельсинг твой только отстреливался, что ли?

– Нет. Он умный ещё. Ну а я разве дурак? Я же в третьем классе уже!

– Дорогой мой, тут трёх классов маловато будет. Школа – это прекрасно, конечно, но она даёт только базовые знания о том, как устроен мир. За кем твой охотник гонялся?

– За вампирами и оборотнями.

– Оборотни... – Рыжая улыбнулась. – Это собаки, которые в людей превращаются в полнолуние, да? Вот расскажи мне, как найти их логово?

Лёня задумался. Наверное, усиленно вспоминал содержание фильма.

– Я думаю, что надо сначала опросить свидетелей! – вдруг осенило его.

– Отлично. А если свидетелей нет? Что тогда делать?

– Не знаю, – после очередной затянувшейся паузы сознался Лёня.

– Вот видишь. Чтобы это узнать, придётся прочитать очень много книг. А перед этим ещё найти эти книги. А чтобы найти книги, надо найти людей, которые расскажут про эти книги. Понимаешь?

– Понимаю...

– Вот, допустим, нашёл ты оборотня. А он вдруг как заговорит человеческим голосом: «Не бей меня, мальчик, я хороший!» Как поступишь?

– Побью!

– Почему?

– Потому что он плохой!

– Кто сказал?

– Ну-у-у...

– Баранки гну. Помнишь, мультик смотрели про богатырей? Разве Добрыня Никитич побил Змея Горыныча?

– Ну скажешь тоже, тёть Лен! – Лёня снисходительно махнул рукой. Что эти взрослые понимают... – Горыныч – хороший!

– Ну а все думали, что плохой. И он тоже считался разновидностью нечисти. А Добрыня – наш русский охотник, считай. Богатырь же в мультике с драконом дружил. Потому что мог отличить хорошее от плохого...

 

А мгновением позже Див внезапно услышал голос.

– Ты чего сюда забрался, старик? – весело говорил Павел у него за спиной, с лёгкостью перекрывая шум ветра. – Я его, понимаешь ли, жду, жду, а он тут ползает...

Нереальность происходящего лишь на долю секунды выбила из равновесия. Рефлекторно сообразив, что это и почему происходит, Див всё же остановился. И некое состояние, сложенное из команд мозга, монотонного движения по глубокому снегу и размеренного дыхания, сбилось. Вой метели с новой силой ударил по ушам, а перед глазами вновь замельтешило.

– Да-а, брат, поворачивай-ка ты назад. – Голос Павла был ровным, приветливым и даже немного сочувствующим. И теперь он слышался откуда-то слева.

Неправдоподобность, пусть и на мгновение, но всё-таки сбившая с толку, и некоторая оторопь были вызваны вовсе не голосом Павла. К чему-то подобному Див был готов. Определённые разновидности низших энергетиков могли улавливать даже неосознанные мысли, правильно интерпретировать человеческие воспоминания и на физическом уровне воспроизводить голоса тех, чьи образы в памяти жертвы были особенно яркими и дорогими.

Странность заключалась в другом. Энергетик-имитатор не только правильно уловил и прочитал степень его подготовленности, не только оценил опасность, но сделал выводы и остался. Не скрылся, не сбежал, хотя и имел такую возможность. Наоборот, зная теперь наверняка, кем Див является, прекрасно понимая, что уйти не получится, энергетик не только решился на открытое противостояние, но ещё и сумел верно смоделировать и чётко воспроизвести правильные фразы, перестроить свою манеру поведения, схитрить.

Всё это говорило о том, что существо, скрывавшееся в теле человека где-то там, за снежной круговертью, было чертовски умным и опытным, не один десяток лет просуществовавшим здесь, на физическом плане. Обычно в распоряжении низших энергетиков, каким-то образом пролезших в оболочку человека, не было столько времени – тела людей очень скоро «ломались» из-за чудовищного расстройства психики и нарушения токов энергии: пара месяцев, полгода, и всё, физическая оболочка приходила в негодность, несопоставимую с существованием чего бы то ни было на её основе. О том, чтобы научиться не просто воспроизводить яркие фразы из памяти жертвы, а строить собственные, с мельчайшим копированием голоса, не могло быть и речи. Каким образом этому существу удалось продержать биологический организм в нормальном состоянии так долго, чтобы привыкнуть и настолько обучиться человеческой психике, оставалось загадкой.

Загадкой оставалось и то, на что ещё оно было способно.

– Почему ты меня не слушаешь? – теперь говорил Фома, второй из оперативной группы Павла. – Иди назад, дома чай и горячая еда.

Див очень медленно опустился в снег, замер.

– Иди домой, дружище. – Снова голос Павла. На этот раз как будто бы откуда-то сверху.

Время было. Имитатор продолжал свою осторожную игру по одной причине – он его не видел. Чувствовал, улавливал мысли, но не видел. А значит, всё не так плохо, как казалось совсем недавно. Молниеносно и чётко память вновь выдала нужную информацию.

Присосавшиеся к сознанию и телу человека низшие энергетики всё равно не могли воспринимать физический план в полной мере. Чтобы «увидеть» жертву, нужно было спровоцировать её на осознанный контакт: взглядом или голосом. Направленный, сосредоточенный на объекте-раздражителе взгляд несёт в себе определённый тонкий заряд, который очень хорошо воспринимается любым низшим энергетическим существом; голос же сам по себе меняет любую тонкую структуру, а уж сознательно воплощённый в ответ целиком и полностью выдаёт физическое тело человека для любого имитатора-охотника.

 

– Ленок, у тебя получается потрясающий образ защитника человечества от потусторонщины, – хихикнула в соседней комнате Юля. – Прямо вижу этакого интеллектуала в узких очках. Дни напролёт в библиотеке или с агентурой по тёмным углам, поэтому бледен и худощав. Обязательно наличие длинных тонких пальцев, чтобы в часы раздумий играть на рояле...

– Юль, перестань таскать грибы из банки. Они, похоже, испортились, – в тон ответила та и поспешила успокоить нахмурившегося мальчика. – Нет, Лёнь, мы же с тобой понимаем, что дохляком в таком деле быть нельзя. Иначе нас оборотень сожрёт, когда мы его всё-таки выследим. Охотник обязан быть и сильным, и ловким, и быстрым. Вдруг откажет пистолет или чем они успокаивают противников... Тогда придётся руками отбиваться. Оборотни в кино большие были? А то я только «Сумерки» смотрела...

– Да, такого огромного голыми руками... Сложно, да?

– Сложно, Лёнь.

– Батя прав, надо идти в армию. Там из меня сделают настоящего мужчину, – принял судьбоносное решение мальчик. – А потом пойду в институт, там много книжек.

В дверях снова появилась Юля с выражением наигранно-безграничного удивления на лице:

– Это мой брат?

– Ага. Он вырастет и будет нас всех защищать. От всего. Да, Лёня?

– Да, тёть Лен.

– Будешь хорошо себя вести – дам книжку почитать. Про ведьмака Геральта, который за всякой разнообразной... всячиной гонялся. Всё, вот теперь – точно спать. Смотри, Лиза уже седьмой сон видит...

 

Ветер выл, забивая барабанные перепонки разнообразием тональностей, серая пелена бесновалась, жаля в лицо и наметая снежные холмики на плечах. Див ждал и готовился, вновь приводя организм в нужное состояние.

– Почему ты мне не отвечаешь? – Голос Павла стал требовательным.

Постепенно, удар за ударом, сердце достигло нужного ритма.

– Ты тут пропадёшь, пропадёшь! – надрывался Фома где-то за спиной.

Неторопливо наполнялись лёгкие воздухом, вздымалась грудная клетка, опускалась обратно.

– Не губи себя, иди отсюда! – откуда-то справа.

Медленно, почти незаметно притих ветер в ушах, завязла, отдалилась круговерть перед глазами.

– Умрёшь! Пропадёш-ш-шь... – вновь сзади.

Голоса внезапно смолкли, а в голове ощутимо зашумело, закололо затылок.

Пытается пролезть глубже. Пусть. Не успеет...

Очень медленно и аккуратно рука поднялась к груди, расстегнула молнию куртки. Холодная рифлёная рукоять привычно легла в ладонь, большой палец скользнул по предохранителю.

Сейчас. Именно в этот момент.

Див задержал дыхание, сосредоточился...

– Мой маленький, мой хороший... Что ж мне с тобой делать?.. Опять разболелся, мальчик мой, кашлюньчик... Солнышко моё... – откуда-то издалека, тихий и ласковый, совершенно, казалось, незнакомый женский голос.

...Всё внезапно ухнуло в бездонную непроглядную пропасть. Резко, безостановочно. Безнадёжно.

Сердце на мгновение сжалось, затихло, скорчилось от нахлынувшего адреналина, чтобы секундой позже буквально врезаться в рёбра, заходить ходуном. Тело бросило в жар.

Волна эмоций была настолько сильной и неуправляемой, что кончики пальцев задрожали, буквально завибрировали.

Тихий и ласковый женский голос был совершенно незнакомым, чужим... Но всё в голове от него смешалось, превратилось в вихрящуюся калейдоскопную пелену, подобную бушующей вокруг снежной стихии, из которой внезапно проступило женское лицо...

Чужое...

Незнакомое?..

– Сейчас температурку померяем, да? Да-а...

Мягкий овал, струящиеся, будто бы льющиеся вниз светлые волосы, зелёные-зелёные глаза. Лицо смотрит откуда-то сверху, прямо на него, близко-близко...

Чужое?..

Незнакомое?..

...А потом он вдруг услышал тихое хриплое подвывание сквозь сжатые зубы. Своё собственное.

И тоскливый, безнадёжный, холодный вой рвущейся из стороны в сторону снежной бури.

И что-то тёмное, стремительно вынырнувшее из призрачно-серой круговерти, метнулось к нему.

Застывшее, скорчившееся его собственное тело, отделённое от разума непроглядной пеленой воспоминаний и эмоций, казалось, только этого и ждало. Без приготовлений и настройки, без сомнений и колебаний, тремя резкими, молниеносными, не вписывающимися ни в возможности, ни в представления обычного человека движениями оно всё завершило самостоятельно.

Выпрямляя напружиненные ноги, тело в чёрной военной куртке чуть отклонилось в сторону, уходя от скрюченных, чудовищно сильных пальцев. Скользнувшая между двумя растопыренными пятернями правая рука намертво зафиксировала в ладони нижнюю челюсть, а левая, обхватив мертвенно-холодный затылок, повела зажатую, будто клещами, голову в противоположную движению сторону. Хруст выворачиваемых, буквально ломающихся шейных позвонков заглушил бушевавший вокруг ветер.

Нечто, ещё секунду назад смертоносно ринувшееся из недр метели, крутанулось, непроизвольно дёрнуло ногами и бухнулось в снег. Зашевелилось, забилось в молочно-белой пушистой каше.

Короткая схватка немного привела в себя. Неясные образы схлынули, и Див инстинктивно отшатнулся от беспорядочно молотящих в пространство конечностей. Увяз в снегу, не удержался, потерял равновесие, осел и замер, всё ещё немного отрешённо наблюдая за бьющимся в агонии телом.

Ветер бесновался, пелена кружила, Див смотрел. Нечто, когда-то бывшее человеком, продолжало дёргаться. Самого тела не было видно, над белой поверхностью то и дело появлялись лишь скрюченные пальцы, яростно хватающие пустоту.

Див смотрел.

От того, что ещё совсем недавно творилось в голове, не осталось и следа. Безвозвратно растаяло женское лицо, ни чёрточки, ни изгиба которого он теперь не мог вспомнить, а о далёком тихом голосе, казалось, даже и вовсе никогда не знал. Но что-то внутри треснуло, надломилось. В самой глубине. В той глубине, о которой, как и о голосе, он никогда не знал.

Возня в снегу прекратилась. Нервные узлы и кровеносные сосуды, даже перенаправленные и усиленные энергетикой имитатора, не могли восстановиться после таких повреждений. Физическая оболочка пришла в негодность, несопоставимую с существованием чего бы то ни было на её основе.

Чудовищная усталость, накопившаяся за мгновения борьбы организма с эмоциональным всплеском, сейчас, когда опасность миновала, навалилась на плечи с такой силой, что в глазах слегка потемнело. Чувства притупились, непреодолимо потянуло в сон.

Двумя сложенными прямыми пальцами Див вывел на груди размашистую восьмиконечную звезду, поочерёдно касаясь только ему известных точек. Затем, сняв перчатку и забравшись под рукав куртки, он обхватил правой ладонью запястье левой руки, позволяя организму самостоятельно привести ритм сердца в нужную частоту, так как сил больше ни на что не осталось.

Немного погодя, мужчина лёг в снег, сложил ладони в «замок» на солнечном сплетении и прикрыл глаза.

А метель продолжала выть, всё так же бросалась вверх, оседала, металась, кружила и хороводила вокруг двух распростёртых в снегу фигур. Одну из них она заносила и хоронила под собой, казалось, навечно, другую – бережно и заботливо укрывала от холода.

 

К утру всё стихло. Белели занесённые, похожие на холмы крыши, белел голыми ветвями замерший вдоль трассы лес, белели сугробы и торчащие из них покосившиеся заборы – белело всё, искрилось и блестело на солнце.

Проваливаясь в снег, который в некоторых местах доходил до пояса, Див наконец вышел на трассу к «шестёрке».

На то, чтобы обойти деревню по периметру, осмотреться, «принюхаться» и оставить в определённых местах нужные огранённые камешки, он потратил без малого час. Позже, весной, он вернётся за ними.

Потому что весной сюда вернётся и имитатор.

Тело молодой девушки в качественном современном зимнем туристическом костюме, скрытое под толщей снега возле леса, говорило о многом.

Девушка пропала недавно, о чём следует сообщить Павлу. Судя по состоянию кожных покровов и глазных яблок, даже несмотря на холодное время года, энергетик пользовался ею не долго, из чего следует самое главное, расставляющее всё по местам: имитатор каким-то образом нашёл способ не только оставаться на физическом уровне в своей первозданной энергетической оболочке, но и менять тела.

Раньше весны он в этом районе не появится – слишком свежи ещё «отпечатки» самого Дива, да и камешки сделают своё дело. Отпугнут, заставят притаиться. А может, и вовсе уйти. Но особо на последнее рассчитывать не стоит...

Проржавевшая насквозь «шестёрка» непонятного цвета недовольно фыркнула, буксанув в снегу обочины, и вырулила на трассу.

 

 

Читать еще:

 

1. Ыро

2. Снег

3. Бука

4. Пелена

 

 Белый

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 4

Другие мнения о данной статье:


Леди ЭлвиЛеди Элви [25.12.2014 22:44]:
Жутковато, конечно.. но птичку жалко((

КикиКики [26.12.2014 01:15]:
Вот так, живешь себе, с демонами ,ангелами, домовыми, лешими да кикиморами общаешься, а тут такая засада в виде... брррр! Нечисть!

ТираТира [29.12.2014 16:01]:
Жутко - не то слово. Против такой твари с тэтэшником, как с рогаткой.

РустаРуста [26.05.2015 21:25]:
Какой же Вы талантливый автор! Вот не люблю описания, а в Ваших рассказах даже перечитываю, чтобы научиться так четко, лаконично и к месту их применять. Необходимо и достаточно, так сказать)) Очень понравилось Ваше творчество, очень. Так бы читала и читала про работу Дива. Покорил он меня - настоящий герой. Еще раз спасибо, буду ждать продолжения.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
16.08.14 16:47  Ыро   Комментариев: 17
08.12.10 18:51  Скиталец   Комментариев: 14
20.07.11 13:21  Женщина из Сидхов   Комментариев: 12
16.08.14 17:58  Снег   Комментариев: 6
11.01.16 21:01  Дракон   Комментариев: 8
24.12.16 11:41  Домовой   Комментариев: 2
23.12.14 12:53  Пелена   Комментариев: 4
05.03.16 11:19  Жить!   Комментариев: 4
02.11.11 19:30  Кто ходит в гости по ночам...   Комментариев: 8
20.12.12 00:30  Конокрады   Комментариев: 7
23.02.12 17:19  Вся правда о Снегурочке   Комментариев: 10
13.12.14 20:15  Обида   Комментариев: 4
16.08.14 11:02  Бука   Комментариев: 5
07.07.13 22:51  По делам да воздастся   Комментариев: 3
23.02.12 21:20  Владычица богов   Комментариев: 5
02.11.11 11:07  Три музы   Комментариев: 10
29.12.10 12:48  Ашшур   Комментариев: 7
27.12.10 11:58  Боль последнего дыхания...   Комментариев: 5
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение