Открытая книга

 

                                                                             

 

Эта история начиналась на моих глазах, и не рассказать о ней было бы настоящим упущением. Предупрежу сразу: то, что я видела собственными глазами, за это могу ручаться, все остальное мне известно только со слов дочери и сына. При переложении воспоминаний на бумагу кое-что пришлось домыслить, но не спешите недоверчиво усмехаться: не зря же меня прозвали ГРУ – ничто и никто не могут укрыться от цепкого взгляда и острого слуха резидента Темного Двора. Не смогли и они, уж поверьте. А сейчас к делу.

О прибытии Элейн я узнала от своего супруга – была поставлена, так сказать, перед фактом: у нашей дочери будет эльфийская наставница. К тому времени Кассандре, или Кэс – как называли мы малышку в тесном семейном кругу, исполнилось три года, и если у моего сына Эрвига уже был свой наставник, а воспитанием Эрика, нашего общего сына и наследника, занимался сам отец, Темный принц Фейри Война, то за дочкой приходилось присматривать мне. И хотя я всегда была уверена, что мои педагогические таланты вызывают у окружающих лишь почтительное благоговение, оказалось, что это не совсем так. Точнее, совсем не так. Обидно. 

Но если рассуждать здраво, то, конечно, я понимала, что воспитываю Кэс как человеческого ребенка, а она все-таки принцесса Фейри. В результате, проглотив обиду, я согласилась с присутствием Элейн в нашей жизни. Война удовлетворенно кивнул и в оставшиеся до обеда часы ясно дал мне понять, что мои любовные таланты оценивались им всегда по достоинству. Ну что ж, быть женой фейри – это тоже, скажу я вам, непростая работа.

За обедом я с трудом утерпела, чтобы не поделиться сенсационной новостью с Данте, наставником Эрвига. Удержало меня лишь то, что дети находились вместе с нами за одним столом, и обсуждать при них взрослых мне казалось неприличным. Но вот после обеда уж мне будет где развернуться! Я торопилась: ложка со скоростью ракетки на полях Уимблдона отскакивала от тарелки с бульоном и залетала мне в рот. Мощные подачи следовали одна за другой, пока я не почувствовала, что все остальные одновременно перестали есть и уставились в мою сторону.

– Может быть, приказать подать тебе еще одну порцию супа? – невозмутимо поинтересовался Война.

– Спасибо, нет, – выдохнула я и вытерла рот салфеткой. – Что у нас на второе?

Муж неопределенно повел рукой, а дети загалдели один за другим:

– Мама, возьми мою...

– Нет, мою!

– Лучше мою тарелку!

– Ваше высочество, позвольте вам предложить свою, еще нетронутую порцию, – со смехом в лучистых глазах проговорил Данталион.

– Лучше управься с ней сам, да побыстрее, – огрызнулась я.

В этот момент двери открылись, но вместо процессии с ожидаемой сменой блюд в зал вошла стройная белокожая женщина с высоко заколотыми гладкими светлыми волосами, одетая в мерцающее серебристое платье. Я едва не поперхнулась: ну почему, почему я представляла в качестве наставницы Кэс седую старушенцию и не подумала, что она может быть такой! Кассандра, открыв рот, смотрела на красавицу эльфийку, мальчики тоже не отрывали от нее глаз, и только Данте, смерив гостью равнодушным взглядом, со скучающим видом постукивал вилкой по столу.

Война указал, где ей следует сесть, и та с надменным выражением лица направилась на свое место. Внезапно она замерла, уставившись на Данте.

– Что здесь делает демон? – Орехово-зеленые глаза эльфийки аж заледенели.

Тот мельком взглянул на нее и продолжил прерванный ее появлением разговор с Эрвигом. Война, переглянувшись со мной, ответил:

– Он наставник одного из наших детей.

Элейн захлебнулась от возмущения:

– Демон воспитывает маленького фейри?!

Муж абсолютно серьезно ответил:

– Второй сын моей жены рожден ею от демона.

Новоявленная наставница ухватилась за спинку стула:

– Что?!

Я почувствовала, как пылают мои щеки – будто меня снова уличили в супружеской измене.

– Это было условием рождения моих детей, и я с этим смирился. Смиритесь и вы, Элейн, – добавил Темный принц. – Тем более нас часто навещает отец Эрвига – Асмодей.

Видимо, это имя было ей знакомо, потому что она, чуть помедлив, согласно кивнула и осторожно уселась за стол, стараясь не смотреть в сторону Данталиона. Демон же по-прежнему казался невозмутимым, и только дальнейшее выдало его с головой. Он вдруг протянул руку к блюду в центре стола и, достав оттуда крупный кусок мяса с торчащей из него костью, стал с чавканьем ее обгладывать. Герцог Ада, великий и могущественный, аристократ, владеющий всеми искусствами и науками! Эрвиг взвизгнул от восторга, Кэс, еще больше открыв рот, наблюдала сейчас за Данте, а Эрик протянул к нему руку и потребовал:

– Мне!

Демон с хрустом разгрыз кость и, высосав оттуда весь мозг, ответил:

– Она была одна такая.

Рядом с ним замер слуга со следующим блюдом, и Данте, повернувшись к нему, скомандовал:

– Принеси мне с кухни сырой требухи, да не забудь ее полить кровью. Много крови!

Слуга растерянно посмотрел на хозяина, потом на меня, я ответила ему сочувственным взглядом. Элейн, сидящая напротив Данталиона с абсолютно прямой спиной, побледнела еще больше и стала похожа на Снежную королеву – не хватало только короны в волосах. Эрик снова напомнил о себе:

– И мне!

– Ну всё, хватит, – прервал захватывающее театральное действо Война. – Будете есть, что подано. Элейн, это герцог Ада Данталион. Данте, это Элейн, наставница Кэс.

Демон встал и, едва ли не щелкнув каблуками, усмехнулся и предложил:

– Не хотите, чтобы я за вами поухаживал?

И когда она настороженно взглянула на него, добавил:

– Но только за столом.

Правда, Элейн уже пришла в себя и, бросив презрительный взгляд на его руки, все еще лоснящиеся от жира, высокомерно проронила:

– Благодарю, нет. Меня бы больше устроило, если бы вы держались от меня подальше.

Данте опустился на свой стул и, забрав у слуги полотенце, вытер ладони и лицо, а затем лениво обронил:

– А это уж как получится, дорогая.

У нас с мужем не осталось и тени сомнения – дальнейшая жизнь с наставниками скучной не будет. И это как минимум.

 

Мир, где мы тогда находились, я прозвала Сумрачным – название планеты мне так и не удалось научилась выговаривать, а вот то, что там никогда не заканчивалась ночь, трудно было не заметить, особенно мне, так любящей солнечный свет. Если бы не дети и не Данте, я давно впала бы в затяжную депрессию. Муж, правда, рассказал мне, что здесь так бывает не всегда и местное солнце являет-таки свой лик народу, но, судя по тому, что светлые цвета напрочь отсутствовали в одежде аборигенов, а их лица были сумрачны, как их планета, они этого или не замечали, или не верили в реальность происходящего.

Данте, выслушав мои предположения, согласился, что это и впрямь загадка, и по секрету поведал, что в местных сутках иногда выдается несколько светлых минут, когда с неба льется ярко-оранжевый свет, но точно предугадать, когда это произойдет, ему так ни разу и не удавалось. Пришлось поверить ему на слово – во-первых, потому, что ему ни к чему меня обманывать, во-вторых, он не был человеком и мог позволить себе сутками не спать, а в-третьих, по натуре своей он был исследователем, так что рано или поздно, уверила я его, он разгадает эту тайну.

ЭлейнМимо нас прошествовала Элейн, и мы, замолчав, проводили ее глазами. Вот уж кому было наплевать на загадки этого темного мира – всё ее внимание было обращено на Кассандру, она явно задалась целью слепить из нее настоящую принцессу Фейри, причем принцессу Светлых. Возможно, поэтому она надевала только белые или серебристые наряды? Я не заметила, что произнесла это вслух, но Данте мгновенно откликнулся:

– А может, это ее любимый цвет.

– И размер, – добавила я, глядя, как стройная фигура эльфийки исчезает за дальней дверью. – Ты замечал, с каким благоговением она обращается к Войне?

– Я тоже отношусь к нему с благоговением, – удивленно повернул голову демон. – Он Всадник Апокалипсиса, ты забыла?

Я нервно хихикнула:

– Не могу перестать думать, что она влюблена в него. А ведь у них одна кровь. Ну почти одна. Они представители одной расы, а я... Я человек.

– Боишься, что Его высочество переметнется к ней? – с любопытством поинтересовался Данте, и я вовремя вспомнила, что он лучший друг Асмодея и потому может быть заинтересован в нашем с мужем разладе.

– Да куда? К селедке этой?

– Вот и правильно. В тебе столько жизни, энергии. Ты же «сама юность волнующая, сама младость ликующая, к поцелуям зовущая, вся такая воздушная»!

– Льстец, – хлопнула я его по плечу. – Но бдительность терять мне нельзя, сам понимаешь.

– Понимаю. Хочешь, я пригляжу за ней?

– Вопрос не в том, хочу ли я этого, – грустно вздохнула я. – Не желаете ли вы, Ваше сиятельство, этого сами?

Глядя на возмущенное выражение лица Данталиона, я расхохоталась, но ему явно было не до смеха.

– Я это сделал бы только ради тебя! Ну мне-то на что ледяная статуя?

– О, Данте, ты даже не представляешь, на что способны ледяные статуи, если их как следует растопить! Они стекают по тебе, как расплавленный воск, обжигая и растворяясь в твоем...

– Ну хватит, – прервал он меня. – Я всё понял, но топить никого не собираюсь. Пойду-ка я схожу лучше в город, навещу одну вдовушку. Вот уж кто горяч, как расплавленный воск.

Мы весело перемигнулись и расстались до вечера.

 

Должна честно признаться: Элейн оказалась не только отличной наставницей малышки Кэс, но и замечательной рассказчицей. Сначала по вечерам она собирала вокруг себя детей (не кривя душой, замечу, что Эрвиг, казалось бы, демон по крови, не вызывал у нее такого отторжения, как Данте; хотя, конечно же, это можно было объяснить особенностями характера Вига: он едва ли не с младенчества восторгался представительницами женского пола, и они отвечали ему тем же самым). Так вот, собрав малышей в кружок, она сочиняла для них удивительные истории. А может, и пересказывала какие-то старинные легенды – точно сказать не могу, ведь дело было совсем не в этом, а точнее, не только в этом.

Из Страны Фейри она привезла с собой книгу, которая проецировала ее рассказы на свои страницы, делала их объемными, виртуальными. Помните, были такие книги-игрушки: листаешь страницы, и посреди них перед тобой предстают то картонный замок, то сами герои? Книга Элейн делала почти то же самое, только изображения не были картонными, они были миниатюрными, но при этом живыми. Стоит ли говорить, что дети были в восторге. Постепенно к этим импровизированным чтениям присоединились и мы – сначала из любопытства, а потом они полностью нас захватили. Даже Война иногда находил время в своем плотном графике и присаживался рядом. Но все же чаще, воспользовавшись тем, что никто не обращает на нас внимания, мы с ним запирались в спальне.

Позже дети наперебой делились своими впечатлениями. Кто бы мог подумать, что «Снежная королева» окажется такой выдумщицей? Впрочем, как только книга захлопывалась, Элейн снова становилась самой собой, командовала всем «спать» и укладывала Кассандру. Что происходило дальше, я не знала, да и не могла знать. Спала ли она сама? Я и тогда сомневалась, а сейчас доподлинно знаю, что нет.

 

***

 

Когда во дворце все засыпали, Данте перемещался на отвесную скалу за пределами города. Еще когда они только прибыли в этот мир, он заметил, что с ее вершины открывается замечательный вид на много-много миль вперед. Для любого другого эта земля казалась мертвой черной пустыней, но герцог прекрасно видел в темноте и знал, что жизнь здесь никогда не замирает. Впрочем, понять это он мог и в любом другом месте, но только сидя на казавшейся сторожевой вышкой скале ему удавалось увидеть узкую полосу света на горизонте. Она не была статичной – становилась то шире, то уже, изгибалась, мерцала, осыпалась искрами. Она напоминала ему о родине – о долине, изрыгающей Адский огонь. Смертные его боялись – он, как кислота, медленно разъедал их бессмертные души, – а для самих обитателей Ада он был источником света, тепла и магических сил.

Оказавшись на вершине, Данте сделал шаг вперед и замер – на облюбованном им месте уже сидел кто-то другой. «Силы Ада! Кого еще сюда принесло?» – выругался он, но на всякий случай укрылся за камнем. Вспыхнул свет, и Данте подумал, что незнакомец решил разжечь костер, но спустя минуту демон понял, что ошибался. Это светилась открытая книга Элейн, и, конечно же, сама она тоже была рядом. Он осторожно выглянул из-за камня: неужели фейри здесь и сочиняет свои истории? Готовится, так сказать, к занятиям. Хмыкнув, он пригляделся внимательнее.

Элейн на странице книгиСо страниц книги лился яркий свет, и благодаря этому даже с его места были отчетливо видны пляж с кристально чистым песком, голубые волны, бьющиеся о берег, высокие мраморные колонны и девушка в серебристом одеянии, стоящая у одной из них. Ее взгляд, казалось, был устремлен прямо на него, но не это так поразило Данте. Она казалась такой юной и такой несчастной, а ведь он знал ее совсем другой: холодной, надменной и равнодушной. Книжная Элейн отошла, наконец, от колонны и, сделав несколько неверных шагов, упала навзничь на песок. Он не мог видеть ее лица, но узкие плечи непрерывно подрагивали.

Данталион не сразу понял, что все происходящее не выдуманная история, что так тоскует по родине сама Элейн. Ничего удивительного – разве он сам не приходил сюда, чтобы полюбоваться узкой полоской света, напоминавшей об Аде? Ему стало жаль фейри, захотелось ее как-то утешить, но не успел он сделать и шага, как вдруг увидел себя на страницах ее книги. Он вышел из-за колонны, у которой еще недавно стояла Элейн, и двинулся к ней. Идти ему было тяжело: ноги утопали в песке, яркое солнце слепило глаза, даже волны все яростнее накатывали на берег, стремясь достать чужака, и уже не казались такими безмятежно голубыми – страна Фейри явно пыталась вытолкнуть чужака. Будто почувствовав это, лежащая на песке девушка подняла голову и, вскочив на ноги, кинула в него горсть песка.

– Убирайся из моей книги, дикарь! – Демон не сразу осознал, что это говорила уже реальная Элейн. – Пошел вон!

Она резко захлопнула книгу, и Данте вздрогнул – ему показалось, что это его она размазала по страницам. На мгновение ему захотелось сказать, что это его место, что он приходил сюда тогда, когда ее еще и в помине не было, но это было бы так по-детски, как если бы поспорили из-за любимой игрушки Рик и Кэс. Но и оставить ее оскорбление без ответа он тоже не мог.

– Мегера, – огрызнулся великий и могущественный герцог Ада и направился к другому краю скалы.

В это время над его головой небо расцветилось оранжевыми огнями, и от неожиданности он зажмурил глаза.

– Да что же это! – сказал он про себя. – Чем оно может быть?

Откуда-то издалека донесся насмешливый голос фейри:

– Вы же увлекаетесь естественными науками. Неужели еще не разгадали эту загадку?

Свет погас, и в темноте Данте, наконец, увидел ее, стоящую на самом краю скалы  с книгой в руках.

– Нет, не разгадал, – просто ответил он. – Пока в процессе.

– Ну, тогда, так и быть, открою вам секрет. Местные жители не оставляют попыток создать второе солнце, эта у них по счету... по-моему, три тысячи семьсот шестьдесят третья.

Данте не верил своим ушам.

– Но откуда?..

– Надо было спросить Его высочество. Всего-то. Но ведь варвары не спрашивают, не так ли? У них есть палка-копалка, и они копают, копают, копают...

Она шагнула вниз и исчезла. Демон тоже собрался перенестись в замок, но не удержался, подошел к краю и глянул вниз: вдруг там валяется ее бездыханное тело? Но нет, не повезло.

– Палка-копалка, говоришь? – протянул Данте и засучил рукава. – Я тебе покажу палку. Ты у меня попляшешь, мегера.

 

***

 

Я не переставала удивляться: такой взвешенный и миролюбивый Данталион как с цепи сорвался. Вместо игнорирования коллеги по цеху он занялся ее преследованием. Нет, не то чтобы он ей проходу не давал – у него и без этого дел хватало, но он постоянно вставлял ей палки в колеса, и это была война, да! Сам Война несколько дней наблюдал за их бесконечными пререканиями и вынес вердикт:

– Пока это не будет мешать процессу воспитания, я не буду вмешиваться. В конце концов, в споре рождается истина.

– Не думаешь, что они подают плохой пример детям? – осторожно спросила я.

Он перевел взгляд на сидящих бок о бок Эрика и Кассандру, забывших на время о своих мелких ссорах и с восторгом поворачивающих голову то влево, то вправо – в зависимости от того, чья реплика раздавалась в зале.

– Как только я почувствую, что внутренние разборки наставников вредят детям, я разведу их по разным углам.

Лично мне непрерывные баталии наставников не мешали по двум причинам: во-первых, сосредоточившись на демоне, красавица-фейри меньше уделяла внимания моему мужу; во-вторых, вечерние чтения превратились из сказки на ночь в захватывающие боевики, триллеры и приключения. Каким-то непостижимым образом Данте смог влиять на истории наставницы, больше того – он умудрялся внедрять в ее книгу своих героев. Таким образом, то, что происходило на ее страницах, стало совершенно непредсказуемым и чрезвычайно смешным, потому что рассказчиков стало двое. А уж как довольны были дети! Теперь и они могли участвовать в создании сказки: наставник Эрвига не стеснялся брать их идеи на вооружение. Но когда Данте загонял Элейн в угол, я иногда приходила к ней на помощь – наверное, во мне в эти моменты просыпалась женская солидарность. Иногда ко мне присоединялся и Война, но тогда герцог Ада начинал громко возмущаться, что силы неравны: у его соперницы слишком могущественные покровители. Дети в таких случаях стремились сами выпроводить нас из зала, чему мы, честно признаюсь, не очень-то и сопротивлялись.

Дочка и сыновья тем временем росли, и игровые баталии между наставниками превратились в настоящие: пришла пора обучать своих подопечных навыкам ведения боя. С Эриком, своим наследником, занимался сам Война, но когда выдавалась свободная минута, мальчик всегда бежал к брату и сестре – чтобы понаблюдать за поединками Данталиона и Элейн. Они преподносились детям в качестве образца, но подозреваю, что возможность сойтись лицом к лицу друг с другом доставляла наставникам не меньшее удовольствие. Я сама любила наблюдать этими сражениями, потому что древние виды боевого оружия не слишком хорошо знала.

Мир, где мы тогда жили, был богат лесами, поэтому, чтобы подготовить место под ристалище, муж приказал вырубить деревья на участке поблизости от замка. Близость леса максимально приблизила условия ведения боя к реальным: вы вступаете в поединок на открытой площадке, но при этом должны учитывать, что в любой момент ваш соперник сможет использовать чащу как прикрытие.

Я подоспела вовремя: Данте и Элейн стояли в противоположных углах площадки – она с луком и стрелами, он с копьем. Демон приветливо кивнул мне, но его серые глаза уже прибрели оттенок бушующего моря и были устремлены на эльфийку. Она, наоборот, окинула нас безмятежным взглядом, склонила голову, и в то же мгновение мы услышали, как зазвенела тетива, и стрела блеснула в воздухе. Кэс восхищенно ахнула, но Данте успел отклониться. Он метнул копье, Элейн отпрыгнула в сторону, но ее подвело длинное платье – острый наконечник пронзил ткань, и, споткнувшись, девушка упала на землю. Демон рванулся вперед, эльфийка попыталась вытащить копье из земли, но ей это не удалось, и тогда она дернула изо всех сил подол платья – и ей, наконец, удалось освободиться и перебежать на другой конец поля.

– Так ты выглядишь гораздо привлекательней, – глядя на болтающиеся лоскуты вокруг ее талии, заметил Данте.

Эрвиг громко рассмеялся, но тут вторая стрела со свистом разрезала воздух, и нам стало не до смеха: она почти достигла своей цели, начертив на руке наставника жирную красную линию. Кровь окропила землю, и глаза Данте полыхнули огнем. Элейн снова натянула тетиву, чтобы завершить начатое, но демон опередил ее, с силой метнув копье, и, как безумный, с диким криком бросился вперед. Рука эльфийской лучницы дрогнула, и она промахнулась. Выбор у нее был невелик: или подставиться под копье Данте, или вступить с ним в рукопашный бой. Она выбрала третий вариант: рука ее взметнулась вверх, и поток раскаленного добела пламени вырвался из ладони.

– У-у-ух! – воскликнул Эрвиг.

– Это не по правилам, – покачал головой рассудительный Эрик.

– Йес, йес, йес! – сжав кулаки, кричала Кассандра.

Пораженный не меньше нас герцог Ада всё же сумел среагировать, и из-под земли на месте, где стояла Элейн, вырвались тонкие черные щупальца и опутали ее тело. От омерзения она завизжала и потеряла контроль над ситуацией. Подоспевший к ней демон едва заметным движением руки освободил ее от пут и бросил перед собой на колени. В его руке неизвестно откуда появился кнут. Кэс, зажав кулаком рот, зажмурила глаза.

– Урок, – сурово проговорил демон, обращаясь к детям. – Доводите всё до завершения.

Я привстала, чтобы попытаться остановить его, но Элейн откинула голову назад, издав крик ярости, и полыхнула изумрудным огнем своих глаз по лицу Данте. Тот невольно отступил назад, а ей только того и надо было – выхватив из колчана одну из стрел, она вонзила ее в ступню демона. Тот заскрипел зубами, а она выкрикнула:

– Урок: всегда стой до конца!

– Мегера, – пнул Данте здоровой ногой ее в плечо, и она опрокинулась на спину.

Я ахнула: чертовы щупальцы, оказывается, содрали с нее последние лоскуты одежды.

– Так, дети, – схватила я сыновей за руки. – Домой, все домой. Урок окончен.

Кэс поплелась вслед за нами, то и дело оглядываясь назад. Пропустив детей вперед, обернулась и я. Увидев, что Данте помог эльфийке подняться, а та в ответ даже не огрела его ничем тяжелым по голове, я тут же успокоилась и вошла в замок в приподнятом настроении.

 

Кэс восхищалась своей наставницей и старалась во всем следовать ее советам, а вкупе с кровью Темных Фейри это грозило перерасти в серьезную проблему. Гром прогремел, когда мы оказались на Планете песков.

Дети стали взрослыми, самостоятельными, иногда пугающе самостоятельными. Сбегая из дома и пропадая целыми днями то в одном поселении, то в другом, они пользовались положением членов семьи Посланника Бога, как называли на этой планете песков Войну, и вовсю развлекались. Эрвиг обожал сеять раздор между людьми, Эрик сталкивал их лбами, и оба они в полную мощь испытывали свои чары на представительницах противоположного пола.

И всё бы ничего, если бы к братьям не присоединилась Кэс. Ей тоже хотелось потренировать свои способности «убивающих сексом Фейри». Жаль только, местные мужчины не посчитали для себя честью умирать в ее объятиях. Они устроили ей ловушку и захватили в плен. Напуганная до смерти Элейн первая сообщила мне об этом, а Данте в это время пытался отговорить мальчиков от спасательной операции – те уже рыскали в окрестностях пещеры, где держали их сестру.

К счастью, все тогда завершилось хорошо. Для нас, конечно, а не для глупцов, населяющих тот мир. Пока Война планомерно уничтожал его, оба наставника и дети находились уже в мире Арки. Дочь и сыновья быстро пришли в себя, все произошедшее казалось им очередным приключением, а впереди открывались такие перспективы! Служба Арки – самая таинственная и пугающая организация Мироздания, и один из ее руководителей – отец Эрвига. Хором они уговорили дядю Гаррета провести для них экскурсию. У меня от мысли об экскурсии по Службе Арки мороз по коже, а им хоть бы что. А «дядя Гаррет»? Ничего, что он Великий Король Ада Асмодей? «Ничего, – так же хором отвечали мне они. – Мы ведь тоже отпрыски королевской семьи».

В общем, большие детки – большие бедки. И кому, как не их наставникам, знать об этом и постараться уберечь их от бед? А вот не вышло, не получилось.

 

***

 

Элейн дрожала не переставая. Она едва успела осознать весь ужас пленения своей подопечной, как ей пришлось сообщать об этом ее матери, а потом смотреть в глаза отца девочки, Темного принца Фейри, и умирать от страха: спасут ли Кассандру, накажут ли ее саму за провинность? И если положительный ответ на первый вопрос вознес ее до небес, то возможность такого же ответа на второй ввергала ее в ад, в прямом и переносном смысле.

Данте передвигался по квартире, как у себя дома: открыл холодильник, достал оттуда еду, бутылки, нашел стаканы, плеснул жидкости сначала в один, потом в другой, протянул ей:

– Пей.

– Не хочу.

– Ну как знаешь.

Выпил, не закусывая, сначала из своего, потом из ее стакана, налил снова, подумал – и встал, чтобы нарезать мясо, сыр. Подумал еще и выложил в вазу фрукты. Снова протянул ей стакан:

– Не надумала?

Она только собралась ответить «нет», как вдруг увидела в соседней комнате висящую на стене коллекцию кнутов и плеток.

– Давай, – сразу передумала она и опрокинула все содержимое стакана себе в рот. – А... а... а... А-а-а! – едва не задохнулась она от охватившего ее жара.

– А ты закусывай, – ласково произнес демон и протянул ей яблоко.

«Запустить бы им тебе в лоб», – подумала Элейн, но глупой себя не считала и понимала: сейчас не место и не время. Откусив от яблока изрядный кусок и тщательно его прожевав, она, наконец, смогла оторвать ноги от пола и шагнула к черному кожаному дивану. Опустившись на него, она снова поднесла яблоко ко рту и тут увидела, что диван стал ярко-красным, как фрукт в ее руках, как... как жертвенная кровь! Она вскочила с дивана и непонимающе уставилась на него – он вновь стал черным, – в ужасе отшатнулась, подвернула ногу и рухнула на колени, уткнувшись подбородком в мягкое сиденье. Сзади ее подхватили мужские руки:

– Ну что ж ты так сразу опьянела-то, дорогая.

Элейн почувствовала, как Данте крепко прижался к ней сзади, ухватив ее за грудь, запаниковала и попыталась его оттолкнуть и встать самостоятельно. Но неудачно: в итоге они уже вместе рухнули на диван – она оказалась снизу, он на ней. Краем сознания она отметила, что сиденье и спинка вновь приобрели красный цвет, но ей уже было не до того: надо было как-то избавляться от лежащего на ней тела, которое к тому же слишком явственно демонстрировало вторичные половые признаки.

– Слезь с меня, демон!

– О, я уже демон? – рассмеялся, даже не думая подниматься, Данте. – Не варвар, не дикарь, а демон? Просто демон? Нет, дорогая. – В этот момент что-то влажное и горячее прикоснулось сзади к ее шее, обернулось вокруг, сжало горло и пропало. – Меня зовут «Ваше сиятельство герцог Ада Данталион», сможешь повторить?

Данте и Элейн– А то что? – Данте потерся о ее зад, и она, к стыду своему, немедленно ему ответила встречным движением. Хриплым от желания голосом она снова спросила: – А то что? Задушишь меня?

– Задушу? – Не слезая с нее, он перевернул эльфийку на спину и заглянул в ставшие темными от страсти нефритовые глаза. – Ну, если только пожелаешь.  

Изо рта его выскользнул длинный раздвоенный язык и коснулся ее сонной артерии. «А может, я захочу прокусить тебе горло и напиться твоей крови? За все те годы, что ты пила ее из меня», – раздался в голове его громогласный рык. Язык скользнул по шее вниз, проник под вырез платья и коснулся груди. Она закрыла глаза, не от отвращения, нет – от разлившегося по всему телу удовольствия.

– Ты читаешь мои мысли? – с трудом выговорила она.

«А какой ответ ты хочешь услышать?» – произнес мысленно демон, а рука его в это время проникла под ее платье, скользнула к самому потаенному месту, обвела его чем-то острым и крепко сжала.

– Да... так...

«О чем это я?» – попыталась она собрать свои мысли, но его горячий язык свернулся в крепкий узел вокруг ее соска и потянул его на себя, а там внизу что-то похожее на когти царапало нежную кожу, раскрывая ее для проникновения.

– Хочу, – твердо сказала она, наконец. – Тебя, Данталион. Вас, Ваше сиятельство.

Он немедленно проник в нее, а острые когти демона тут же разрезали ее платье и распахнули для его прикосновений. Она только на секунду ощутила боль, когда он провел одним из когтей у основания ее шеи и приник к ране ртом, а затем его длинный язык заполнил ее рот, и ей стало не до чего: убьет, так убьет, разве бывает смерть прекрасней?

 

***

 

Я проснулась в спальне Дарк Хилл Кастла, уставилась на знакомый полог и не поверила своим глазам: я дома, на Земле? Когда я, наконец, осознала эту мысль и невероятно обрадовалась, меня ждал новый сюрприз – в креслах у камина, как старые добрые друзья, сидели друг напротив друга и тихо переговаривались между собой Урри и Гаррет. Ой, нет, не так. Это были Уриил и Асмодей, Небеса и Ад, два антагониста, два злейших недруга. «Нет, – снова опрокинулась я на спину и закрыла глаза, – это сон. Я точно не на Земле».

Дверь скрипнула, и раздался испуганный голос наставницы Кэс:

– Прошу прощения, но Его высочество ждет свою супругу в столовой. Он попросил меня ее разбудить.

– Она уже проснулась. – Так будите, – сказали одновременно Гаррет и Уриил.

И все-таки я дома. Выглянув из-за полога, я сказала эльфийке:

– Спасибо, Элейн. Я скоро буду.

Она с сомнением посмотрела на двух мужчин в моей спальне:

– Может быть, мне остаться и помочь вам одеться?

– Ну вот еще. А они на что? – кивнула я на гостей. – Кто первым оказался в спальне аристократки, тот и помогает ей одеться. Ты, Элейн, увы, опоздала.

Та, изучив за время наших совместных путешествий и мой характер и то, когда я шучу, а когда говорю серьезно, покачала головой и вышла из спальни.

– Ну, – подрыгала я ногами, – кто наденет мне чулки?

– Пожалуй, я, – неожиданно подхватил мою игру Гаррет.

Он посадил меня к себе на колени и, задрав подол ночной сорочки, запустил руку в трусы. Я дернулась, но было поздно – его длинные пальцы проникли уже во все мыслимые и немыслимые места. Они были повсюду, и любое мое движение причиняло – нет, не боль! – сладостную муку. Я сомкнула веки, чтобы не видеть укоряющего взгляда своего Наставника, но тут совершенно не к месту мне вспомнились свои дурацкие фантазии насчет ласк Уриила и Разиила, когда один был сзади, другой спереди, и это было так возбуждающе, так порочно! А сейчас меня трогал в самых интимных местах Гаррет, и прямо на глазах архангела! Я застонала, воображая, что это делают они оба и тут вдруг входит муж и присоединяется к нам...

– О-о-о... – выгнула я спину, желая гораздо, гораздо большего, чем давал мне сейчас Гаррет.

– Грязные, грязные мысли. Плохая девчонка, – проворковал мне на ухо Асмодей, и я очнулась.

Уриил с ледяным выражением лица смотрел прямо в глаза Гаррету. Уф, слава богу, не на меня! И не на мою задранную рубашку.

– Давай выйдем, – таким же ледяным тоном предложил он Херцу.

«Морду бить будет?» – с внезапным интересом подумала я.

– Сыграем во что-нибудь, – продолжил архангел.

– В картишки перекинемся или в домино? – насмешливо спросил демон.

– Партия в шахматы, думаю, подойдет.

«Ну идите же уже, идите!» Мне не терпелось остаться наедине со своим позором, и Асмодей – слава Люциферу! – спустил меня с колен и вышел вместе с Уриилом, помахав небрежно на прощание. «Надеюсь, мне не влетит за мои грязные мыслишки?» – подумала про себя я. «Влетит-влетит!» – ответил мне мой внутренний голос. А он никогда не ошибался.

Они не зря собрались все вместе. Реальная угроза жизни и одного из наших детей всерьез всех обеспокоила. На «семейном» совете решено было оставить и дочь, и сыновей на Земле – люди казались в этом смысле наименее опасными. Соседям и близким мы представили Кэс, Эрика и Эрвига как приемных детей. С «приемышами» члены совета провели строжайшую беседу на предмет отношения к представителям человеческой расы. Бережного отношения – как подчеркнул Уриил. Те согласно кивали. Понимали ли – другой вопрос, и потому от опеки наставников детей решили пока не освобождать. Более того, ближайшие полгода Кэс и Эрвиг должны были провести среди своих сородичей – дочка в Стране Фейри, Виг – с отцом в Аду. Эрик со своей неуемной жаждой обладать каждой встреченной женщиной тоже вызывал некоторые опасения, но Война обещал разобраться с этим и приглушить его эльфийское очарование.

 

***

 

– Эрику бы здесь, думаю, понравилось, –произнес Виг, лениво поглядывая на парочку демониц, услаждавших его тело.

– Что ты сказал? – переспросил его Данте, с трудом оторвавшись от своих размышлений.

– Может, пригласим сюда Эрика? Он мог бы не сдерживаться и иметь здесь сколько и кого захочет. Вот смотри, – схватил за подбородок он одну из демониц. – Хочешь фейри?

– Я тебя хочу, – преданно глядя в глаза сыну Короля Ада, ответила та. – Бери меня, когда захочешь.

Эрвиг взмахом руки велел ей продолжать.

– Не эта, так другая. Когда он будет здесь, все его захотят. Ведь он фейри! Правда, Данте?

– Правда.

– Так позовем? – не унимался юный демон.

– Это будет решать его отец, – твердо сказа Данталион.

– Ну вот. А Всадник никогда его сюда не отпустит. Он его сейчас воспитывает.

Наставнику Вига нечего было ему сказать. Демонам и фейри лучше держаться подальше друг от друга. Хотя, конечно, они нашли бы чем заняться вместе, подумал он, вспомнив отзывчивое на его ласки тело Элейн. Но где она и где он? Ему закрыт путь туда, потому что мы для них варвары. А она никогда не появится здесь, потому что... Да потому же.

Демоница ЧалаВ дверь заглянула ровесница Эрвига Чала и, увидев, что в зале кто-то есть, быстро проскользнула внутрь. Выразив всё положенное почтение сыну Короля, она остановилась у кресла Данте и, поймав его взгляд, присела перед ним на колени.

– Не желает ли Ваше сиятельство немного забыться?

Он устало провел по ее блестящим, как вороново крыло, волосам.

– А ты можешь подарить мне забытье?

– Вам я готова подарить всю себя.

Данте усмехнулся. Сколько их уже было, юных и не очень, возможно, эта сделает то, что не смог никто до нее? Он откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и заставил себя ни о чем не думать. Только удовольствие, только неотягощенная ничем страсть. Покажи, девочка, на что ты способна.

 

– Перестань хмуриться, иди к нам, – стащил ее с бортика бассейна Тиус. – Ты совсем заледенела, с тобой все в порядке?

Льдисто-охристые глаза встревоженно смотрели ей в лицо, и Элейн вымученно улыбнулась:

– Не волнуйся, все хорошо. Обними, согрей меня.

Она зарылась лицом в рыжие волосы эльфа, и тот крепко прижал ее к себе.

– Ты скучаешь по мирам, где побывала? Тебе не хватает путешествий?

– О нет, – покачала головой наставница Кэс. – Мне хватило всего: и путешествий, и приключений. Да, ты не видел мою воспитанницу?

– Она в дворцовом саду. Ее пригласил туда Лэртанн. По-моему, он не на шутку увлекся ею.

– Она еще совсем юная. Да и, думаю, у ее отца на нее совсем другие планы.

Тиус удивленно вскинул бровь:

– Лэртанн – принц королевской крови, если не он, то кто более него достоин ее руки?

– Да брось, – махнула она рукой. – Знаю я, кто такой Лэртанн. Но там, по-моему, ожидается династический брак.

Они вышли из воды и, переодевшись, отправились во дворцовый сад. Сидя на скамье и наблюдая за тем, как Кэс носится между фруктовых деревьев, а за ней, словно мальчик, вприпрыжку бежит Лэртанн, Элейн впервые со дня приезда искренне рассмеялась:

– Он заработает с ней отдышку, тебе не кажется?

Тиус недоуменно взглянул на нее:

– Что такое «отдышка»?

Элейн смутилась:

– Это что-то вроде усталости, Ти.

– Фейри никогда не устают, ты забыла?

– Да помню, я просто пошутила.

Дурацкие мысли снова полезли в голову. «Фейри никогда не устают». Да уж. Только однажды она испытала, что такое настоящая усталость. Такая сладкая. Его страсть тогда лишила ее сил, и она попыталась, не разрывая любовных объятий, забрать часть его жизненной энергии, зарядиться его мощью. Любой другой и не заметил бы этого в такой момент, но только не Данте. Демон сжал ее горло и, глядя в самые зрачки, спросил:

– Хочешь, чтобы я поделился с тобой своей силой? – Она с трудом кивнула. – Тогда убери барьеры, откройся и тоже поделись собой.

– Я не умею, – хрипло прошептала она. – Мы можем только брать.

– Хочешь, научу? Тебе понравится.

Это было похоже на качели: вверх-вниз, вверх-вниз и так по кругу. Словно взлет и свободное парение – он оказался прав, ей не могло не понравиться.

Что-то влажное коснулось ее ладони, и она вздрогнула. Тиус ласкал языком ее ладонь:

– Пойдем уединимся где-нибудь. Я хочу тебя.

Она машинально кивнула, вспомнив прикосновения совсем другого языка, длинного, горячего, похожего на змеиный. «Мы разные, разные, – настойчиво твердила себе Элейн. – Пора избавляться от пустых иллюзий». И в этот момент, словно в насмешку, ей на голову с дерева упало яблоко – такое же ярко-красное, как то, что она грызла в тот памятный день в Мире Арки.

 

***

 

Я радостно пела и кружилась вокруг каждой встреченной мной колонны: Эрвиг и Кэс возвращаются в Дарк Хилл! Для обоих это будет заключительная часть испытаний: смогут ли они жить, не выдавая себя, в мире людей. И если выдержат экзамен, поселятся здесь снова. Эрик радовался не меньше меня – ему не хватало компании брата и сестры, да и их наставников: Данте и Элейн. Те сопровождали детей и на какое-то время должны были пожить с нами. Впрочем, я уже им говорила и не устану повторять: мой дом – их дом, мы долгие годы жили вместе, перенесли самое трудное испытание, и они показали себя тогда, как настоящие члены нашей семьи.

Оба прибыли без настроения и, в отличие от своих подопечных, тут же закрылись в своих комнатах. Не довольны, что их снова оторвали от родных мест? Или так отвратительны друг другу? А мне казалось, что они начали находить общий язык. Значит, я ошибалась. Зато Рик, Кэс и Виг резвились, как маленькие. Быстро перекусив, они все вместе отправились в Глазго – Эрик подумывал, не поступить ли ему в местный университет, и с нетерпением ждал брата и сестру, чтобы вместе изучить город и предлагаемые им развлечения. Война проводил строгим взглядом хохочущую компанию.

– Ты поговорил с Эриком?

– Я говорю с ним каждый день.

– Хорошо. Тогда он не допустит, чтобы их снова разлучили из-за какой-то дурацкой шалости.

– Или серьезной провинности.

– Или серьезной провинности, – согласно кивнула я и перевела разговор на не менее волнующую меня тему: – Вчера разговаривала с Либи. Мне показалось, что у нее какие-то проблемы, но она отрицает, говорит, что все нормально. Может, пригласить ее пожить с нами?

– Пусть приезжает, – пожал плечами муж. – Сомневаюсь, правда, что она сможет покинуть Лондон, оставив там Гордона.

– Ты ему все еще не доверяешь?

– И не буду. Я, скорее, поверю Эрику, когда он смотрит на меня честными глазами и в сотый раз повторяет, что не будет больше соблазнять девушек из Кинвера и окрестностей.

– Как? Опять?! – возмутилась я.

– Жаловаться пока никто не приходил, но я всегда наготове.

– Всегда-всегда?

– Хочешь удостовериться?

Разговор, к нашему обоюдному удовольствию, принимал совершенно другой оборот, и я уже собиралась на практике проверить готовность супруга, как в дверь кабинета вдруг постучали:

– К вам посетители, миледи.

Выругавшись про себя, я развернулась и направилась к выходу, знаками дав понять мужу, что я еще вернусь. В гостиной меня ждали две очень необычные девушки. Если их, конечно, можно было назвать девушками. Нет, я ни в коем случае не подвергаю сомнению их моральные устои, но вряд ли они у них когда-то были.

Дело в том, что став бессмертной, а уж тем более пройдя ритуал посвящения в Фаворитки Короля Ада, я легко могла отличить самку демона от самки человека. Одна из посетительниц точно была демоницей, хотя кто-то несведущий и мог принять ее за представительницу молодежной субкультуры: черные как ночь распущенные длинные волосы, черная помада на губах, высокие сапоги на квадратной подошве, надетые на укороченные чулки и жирно подведенные красным глаза. А еще короткая юбка. Бесстыдно короткая, я бы сказала.

Неужели это подружка Вига прибыла вслед за ним? Во мне вдруг проснулся английский снобизм: я не позволю ей остаться в замке. Только не демонице! Вторая девушка заговорила со мной певучим голосом, и я поняла, что и этой места в замке тоже не найдется, пусть даже меня попросит сам Война. Я учуяла фейри из Светлых – не зря же прожила долгие годы бок о бок с одной из них. Но если Элейн с самого начала казалась лишь заносчивой, эта была опасной. Вот от кого пробирал мороз по коже.

Она ненавидела людей. О, ее вежливая улыбка меня ни на секунду не обманула, и мое клеймо согласно откликнулось на это предположение, засвербев вблизи опасного объекта. Я откинулась на спинку кресла, чтобы его успокоить, и спокойно выслушала эльфийку с серебряными волосами. Не зря я назвала девушек необычными – необычность каждой еще больше усиливалась в присутствии другой. И сила наверняка тоже. Так что нет, ради человеческого блага их лучше держать отдельно друг от друга.

Вызванный мной Данте, видимо, тоже сразу это понял. Мельком взглянув на Серебровласку, он подхватил демоницу под руку и утащил ее в сад. Когда сверху спустилась Элейн, в гостиной со мной находилась только ее подруга и потому она ничего не заподозрила. Я предложила им прогуляться к озеру: погода была прекрасная. «Принцесса была ужасная», – мысленно продолжила я строками из своего любимого детского стихотворения[1]. Ну и пусть ужасная, зато мой дом будет в большей безопасности! Мой дом – моя крепость, и нечего по ней расхаживать врагам.

 

Герцог был в ярости – он не ожидал, что Чала окажется такой ревнивой и, возомнив его своей собственностью, отправится за ним в Средний мир. Но, вспомнив о ее юном возрасте, Данталион терпеливо выслушал ее жалобы и попытался внушить, что он здесь исключительно по делу, и она должна вернуться обратно и терпеливо его дожидаться. Та, пряча от него глаза, лила слезы и клятвенно обещала так и сделать, но пусть он на прощание позволит ей доставить ему удовольствие, чтобы он не забывал свою малышку. Нет? Тогда она проводит его до двери и тут же, тут же исчезнет. Неужели Его сиятельство не подарит ей последний поцелуй как знак своей исключительной расположенности? Нет? Она снова залилась слезами, упав на колени и уткнувшись лицом в каменные ступени высокого крыльца замка.

Данте устало вздохнул, поставил ее на ноги и обнял, думая про себя, что пора с ней заканчивать. Она горяча, ее тело свежо и молодо, но с головой у нее явно не в порядке. Ему не хотелось дойти до того, чтобы ходить по коридорам Ада с оглядкой: не прячется ли за ближайшим поворотом Чала. Та тем временем радостно чертила знаки на его рубашке и все время пыталась расстегнуть на ней пуговицы. В конце концов он оторвал ее от себя, но она, подпрыгнув, обхватила его за шею и впилась ему в рот.

– Силы Ада, – прорычал он. – Чала, ты мне надоела. Убирайся, я не хочу тебя больше видеть! Не здесь и не там.

Он отшвырнул ее в сторону и стал подниматься по лестнице. Но тут он услышал почти забытый, казалось бы, голос и обернулся. Элейн пыталась оторвать от земли вцепившуюся в траву Чалу, что-то успокаивающе говоря ей, но та, как дикий звереныш, только рычала в ответ. Он быстро вернулся назад и бережно отодвинул эльфийку в сторону, боясь, что его разъяренная любовница причинит ей вред. Чала сразу замолчала и, подняв голову, внимательно наблюдала за ними.

– Я разберусь здесь со всем, поднимайтесь наверх, Элейн.

Наставница Кэс смущенно кивнула и побежала вверх по ступеням.

 

Закрывшись в своей комнате, Элейн поднесла к глазам руки – они дрожали. Он стал еще привлекательнее, неудивительно, что эта юная демоница готова была рыть землю, лишь бы не потерять его. В первый момент, когда она увидела эту сцену и услышала его слова, ее охватила радость, но потом она опомнилась и смутилась: в их мире не принято так обращаться с женщинами, так чему же она радуется? Отсутствию у него воспитания? Но когда он мягко взял ее за руку и так же мягко попросил уйти, она поняла, что зря подумала о нем плохо.

Пора, наконец, себе признаться, что ее бесконечно влечет к нему. Да, это чувство безнадежно и обречено, но, возможно, он ощущает то же самое, и вдвоем они смогут что-то придумать? К тому же всегда остается запасной выход: вернуться к своей когда-то привычной, но казавшейся сейчас пресной жизни. В дверь постучали, и Элейн испугалась еще больше: вдруг это он? О чем с ним говорить? Она никогда не сможет произнести вслух все то, о чем она сейчас здесь думала.

– Элейн, – позвала ее по имени хозяйка Дарк Хилл Кастла, – вы не спите? Я хотела бы с вами поговорить.

 

***

 

Дверь медленно открылась, и за ней показалось испуганное лицо наставницы Кэс.

– Она вам угрожала? – c места в карьер взялась за нее я.

– Кто? – еще испуганнее спросила Элейн.

– Ваша подруга, Серебровласка.

– Кто? А, вы об Юйе? – успокоилась сразу же она. – Почему она мне должна угрожать?

Элейн предложила мне войти, и я продолжила уже в ее комнате:

– Она злая, очень злая. Она ненавидит людей. И вряд ли ей нравится то, что вы работаете на нас.

– Вы ошибаетесь, Ваше высочество. Юйя, конечно, воспитана в старых традициях и весьма консервативна, но она не причинит вреда ни вам, ни тем более мне.

Я внимательно посмотрела на эльфийку – она была уверена в том, что говорит. Ну, тогда интересно, чем или кем она была так напугана, когда я постучалась в ее дверь. Ладно, разберусь с этим позже.

– Ваша подруга уже отправилась домой? – на всякий случай поинтересовалась я.

– Да, но она вернется завтра, чтобы передать мне мою книгу, помните? Это ее подарок, и ей хочется, чтобы она всегда была со мной.

– Ага. Ну понятно. – Я уже начала прикидывать, где бы мне взять миноискатель, чтобы проверить книгу на взрывчатые вещества. Раз это подарок этой стервы, я должна все предусмотреть. – Что ж, жду вас к ужину. Вас и Данте, – подчеркнула я. – Надеюсь, вы сможете смириться с присутствием друг друга?

– Без проблем, – ответила эльфийка.

Уже в коридоре я задумалась, показался мне или нет этот яркий румянец на ее обычно бледной коже?

 

***

 

Юйя сидела рядом с ней на берегу озера и молчала. Элейн тоже было не до разговоров: она размышляла, стоит или нет соглашаться на предложение Данте встретиться здесь сегодня вечером. Вчера после ужина, когда она поднималась к себе наверх, она увидела на ступенях маленькие огоньки – будто кто-то рассыпал там светлячков. Они разгорались ярче, когда она ступала с ними рядом, и, увлекшись, она пошла по выстеленной огнями дорожке. В самом конце ее ждал демон. Он приоткрыл дверь и поманил ее внутрь. Элейн стало смешно, но она с серьезным выражением лица покачала головой.

– Не хочешь побыть со мной наедине? – удивленно спросил ее он.

– Не хочу, – ответила она так же серьезно.

– Понятно.

Данте отвернулся и шагнул к себе. Она испугалась, что больше он ее никогда не позовет, и торопливо сказала:

– Хочу!

– Так хочешь или не хочешь?

– Не сейчас, – наконец определилась она.

– Тогда завтра? На озере у причала. На закате.

– Да, – в предвкушении их свидания голос ее стал хриплым.

Видимо, ему это что-то напомнило, он дернулся, махнул ей рукой и исчез за дверью. Она привалилась спиной к стене и подумала, на что она сейчас подписалась. Может, отказаться, пока не поздно? Хотя, наверное, это кажется глупым: не хочу, хочу, да, нет. Она подумает, идти или нет, завтра утром. Решено.

– Тиус скучает по тебе. А ты? – прервала молчание Юйя.

– Я? Честно говоря, даже не успела. Мы же совсем недавно расстались.

– Значит, не любишь. Любила бы, хотела бы быть с ним каждую минуту.

– Не знаю. Он мне дорог. И ты дорога.

– А это кто?

Элейн проследила за ее взглядом и вспыхнула. Не заметив этого сама, она машинально открыла принесенную Юйей книгу, и сейчас на ее страницах отчетливо виднелись две сплетенные в объятиях фигуры: ее и Данте. Она быстро захлопнула книгу, но Юйю это только разозлило:

– Ты что-то скрываешь от меня? Кто он?

Элейн пожала плечами и не нашла ничего лучше, чем сказать:

– Просто.

– Просто?! – взбеленилась Юйя. – Ты, рожденная Фейри, отдала себя какому-то грязному демону, омерзительному варвару, подземному чудовищу. Ты предала свою кровь, свой народ, мне противно к тебе прикасаться!

Только подруга могла вывести ее из этого дурацкого мечтательного состояния. Она и правда забыла, кто она по рождению! «Просто»! Ничего глупее нельзя придумать.

– Убирайся, – услышала она вдруг как бы со стороны свой тихий, отчетливый голос. – Тебе противно ко мне прикасаться, а мне непереносимо видеть тебя и слышать то, что ты говоришь. Не уйдешь, я вырву твой язык прямо здесь.

– Это я вырву твой язык, – прошипела Юйя и совершенно неожиданно для Элейн схватила ее за плечи и прижалась ко рту губами.

Но буквально через мгновение, ощутив ее язык у себя во рту, Элейн с силой оттолкнула подругу и на всякий случай ударила книгой ее по голове.

– Ты с ума сошла?

– Это ты сумасшедшая! – прокричала та в ответ. – И к тому же слепая! Кого ты выбираешь себе в любовники? Мальчишку Сирга? Этого увальня Тиуса? Или демона! О боги, демона! Кого угодно, только меня, меня ты не замечаешь!

Она схватила с земли камень, и Элейн сочла необходимым поскорее отсюда убраться. Она отбежала подальше от ослепленной страстью подруги и только успела выговорить:

– Заклинаю тебя нашей старой дружбой, Юйя: не показывайся мне больше на глаза, я не хочу тебя видеть. После всего этого точно.

И перенеслась в замок. Шок прошел, и ее затрясло от осознания всего произошедшего. Вовремя встретившаяся ей жена Темного принца часа два отпаивала ее чаем на кухне и даже похлестала по щекам – как сказала, для профилактики. Элейн не возражала, ведь именно хозяйка Дарк Хилла предупредила ее, что Юйя может быть опасна. Но когда она сказала ей по секрету про миноискатель, тут Элейн как прорвало: она хохотала до слез, потом навзрыд плакала, потом снова смеялась и, наконец, успокоившись, замолчала.

– Откуда она узнала, что в книге демон? Откуда она вообще о нем узнала?

– Ну... – протянула Ее высочество. – Источников может быть много. Вот у меня...

– А Данте здесь? – прервала ее Элейн.

– Нет. Он отправился куда-то с мальчиками. Но как только появится, я сразу попрошу его зайти к тебе. А пока, может, тебе поспать? Нет ничего лучше при стрессе, чем глубокий сон. Если, конечно, – запнулась она, – ты умеешь спать.

Элейн удалось забыться. Ей показалось, что ненадолго, но когда, проснувшись, она выглянула в окно, солнечный диск уже почти весь исчез за горизонтом. Она тут же вспомнила: на озере у причала, на закате. И перенеслась туда. Сумерки смыкались над ее головой, было плохо видно, что вокруг, но внизу под обрывом горел костер. А возле него сидел кто-то, одетый во все черное. Она поежилась – стало холодно, но спускаться к костру не спешила: вдруг там кто-то незнакомый? Но тут Элейн разглядела ступеньки, ведущие с обрыва вниз – небольшие дощечки, висящие прямо в воздухе. Еще одна волшебная дорожка?

Девушка осторожно ступила на одну ступеньку, та качнулась, но осталась на месте. Элейн сделала еще один шаг, другой – и тут сзади кто-то толкнул ее:

– Умри, изменница!

Она полетела вниз, все еще не понимая, какую смерть можно уготовить бессмертной фейри, но человек там внизу откинул капюшон, и она узнала Чалу. Та быстро бросила что-то в костер, и языки пламени взметнулись высоко вверх, протягивая свои огненные щупальца к Элейн. Она попыталась на лету переместиться куда-нибудь, но костер не давал – он притягивал ее к себе, словно магнит, лишая последних сил, обжигая лицо, опаляя волосы. Она громко вскрикнула и, крепко зажмурив глаза, ударилась о землю.

 

ДантеКажется, он начал кое-что понимать. Но его разум, легко отыскивающий решения для сложнейших фундаментальных задач, все еще не мог признать трагедию происходящего. Может быть, потому, что во всем этом была и его вина? Продираясь сквозь густую чащу, Данте пытался сориентироваться, чтобы понять, где он находится. Только тогда он смог бы перенестись точно на место их встречи с Элейн. Эта дрянь Чала заманила его... куда? Чей это мир?

Впереди раздался плеск воды, он ускорил шаг и оказался у озера. На противоположном берегу ярко горел костер. Даже слишком ярко. Он присмотрелся, принюхался, и понял, что это. Адский огонь! Не раздумывая больше ни секунды, Данталион мгновенно переместился туда – и попал в свой ночной кошмар: Элейн кубарем летела в разожженный для нее костер, а юная демоница прыгала вокруг и злобно хохотала. С разбегу он прыгнул в знакомое с самого детства пламя и вытолкнул добычу из смыкающейся на ней хищной пасти. Элейн ударилась о землю, но ему пока было не до нее.

– Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! – брызгая слюной, изрыгала из себя ругательства Чала.

Он схватил ее за шкирку и с силой тряхнул:

– Ты понимаешь, что ты наделала, идиотка? Ты подписала себе смертный приговор!

– Убей меня, убей! – завизжала снова демоница.

Он опустил ее на землю.

– Если бы я мог, – грустно сказал он. – Я освободил бы тебя от этой страшной участи.

Рядом с костром возникли три серые фигуры. Двое двинулись к ним с Чалой, третий взмахом руки затушил огонь. Будто поняв, что ее дальше ждет, демоница вцепилась в ноги Данте, рыча:

– Не уйду! Не уйду!

Он наклонился и погладил ее по голове:

– Бедная моя девочка. Прости, что не уберег.

Но она лишь неразборчиво промычала что-то в ответ. Демоны в сером подхватили ее и исчезли. Над обрывом что-то мелькнуло и растворилось в темноте, и одновременно там появилось несколько машин. Они осветили ярким светом фар берег, и Данте заслонил глаза рукой. Он сидел прямо на холодном песке, прижимая к себе Элейн. Та не подавала внешних признаков жизни, но он знал точно – она жива.

Первым к нему подбежал Эрвиг:

– Данте, сейчас мы все сделаем. Всадник поможет.

Сам Война оказался перед ним вторым. Он наклонился к той, кого когда-то сам нанял наставницей для своей дочери, и глаза его полыхнули голубым огнем:

– Жива. Отдай ее мне, Данте.

Ему демон точно мог доверять, и он передал Всаднику неподвижное тело.

 

Она очнулась в своей комнате в замке Темного принца. Рядом, прикрыв глаза, дремал герцог Ада, но, словно почувствовав ее пробуждение, тут же проснулся.

– Как ты? – хриплым со сна голосом произнес он.

– Будто бы недели две беспрерывно жарилась на солнце. Все горит, – пожаловалась она.

– Сейчас я сменю повязки.

Данте встал и открыл стоящие на столе медицинские боксы.

– Приготовься, будет чуть-чуть неприятно, но потом сразу станет легче.

– У меня обгорела кожа? – наконец, осмелилась спросить она. – Я страшная?

Он снова присел рядом, но не стал ее высмеивать, а совершенно серьезно ответил:

– Ты прекрасна, как всегда. И кожа твоя не обгорела. Наш огонь не уничтожает верхние ткани, у него совершенно другая задача. Мучить, а не убивать. Но если бы я не успел тебя перехватить, он бы тебя уже не отпустил.

– Я благодарна тебе.

– Не благодари. Всё из-за меня.

– Это была Чала?

– Да. – Он опять поднялся и стал менять повязки. Она собиралась задать следующий вопрос, но он опередил ее: – И твоя подруга.

– Что с ней?

– О, с ней ничего такого, чего бы я ей пожелал. Они вообще хотели ее оставить у себя – мол, бывает, приревновала. Но Темный принц настоял и отправил ее в один из гибнущих миров, так что можешь не бояться вернуться снова в Страну Фейри.

– Я там скучала по тебе, – решила признаться Элейн.

Он не стал медлить с ответом:

– Я тоже постоянно вспоминал тебя.

И продолжил свое дело.

– Ты не удивлен? – наконец не выдержала она. Он вопросительно посмотрел на нее, и она громко повторила: – Я скучала по тебе!

Уголки его губ дрогнули:

– Ты для меня открытая книга, помнишь?

Она поморщилась, вспомнив, что книгу эту ей подарила Юйя. Будто прочитав ее мысли, Данте успокоил ее:

– Это единственное хорошее, что от нее осталось. – И закрепив очередную повязку, заметил: – Тем более Ее высочество прошлась по книге миноискателем и сообщила, что мин там нет.

И тут они дружно расхохотались.

Ну, положим, ничего смешного в этом вообще-то нет. Доверяй, но проверяй – мой любимый девиз. А Данталиону и Элейн, кстати, я позже сказала, что за ними в замке будут навсегда закреплены отдельные покои, так что если захотят, всегда велкам. Но, увы, пока они пустуют.



[1]Автор имеет в виду стихотворение Генриха Сапгира «Принцесса и людоед».

 

 

 

Руста

 

 

 

 

 

Предыстория в выпусках:

 

№ 2 - "Мой Темный Принц Война"

№ 4 - "Новогоднее приключение в Париже"

№ 5 - "Как любишь ты"

№ 6 - "Однажды ты придешь"

№ 7 - "Ещё один шанс"

№ 8 - "Дорога к звездам"

№ 9 - "Возвращение: Руста"

№ 10 - "Пути любви. Извилистый"

№ 11 - "Пути любви. Предначертанный"

№ 13 - "Пути любви. Тернистый"

№ 14 - "Пленница"

 

   

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 5

Другие мнения о данной статье:


Леди ЭлвиЛеди Элви [13.10.2015 20:55]:
Ящетаю, что на тот диван давно пора вешать табличку "беги!")) хотя.... бежать можно и к/на диван

эх, вот тянет свет ко тьме, хоть ты тресни! и светлейшая не устояла перед обаянием адского
ее можно понять))
спасибо, Систер, что рассказала эту историю)) мы подглядели, как все начиналось, а вот как закончилось.. точнее, оно, надеюсь, не закончится
и еще - на адских всегда можно положиться - спасут!

РиэлаРиэла [13.10.2015 23:43]:
(сразу оговорюсь - это не Рил, а ее сестра Лей)
Замечательная история! Всегда полагала, что с участием демона и эльфийки возможен только эротический триллер с элементами кровавого хард-кора, а прочла трогательную историю с хэппи эндом! Спасибо!
Кажется я становлюсь демонофилкой. Эх... Если бы еще не мой обряд целомудрия... а так видимо придется убить пару вечеров, чтобы сшить плюшевого демона в полный рост... а я ведь даже не знаю какой длины у него язык, рога и хвост... вот всегда так... После прочтения милого, доброго, вечного начинает тянуть на созидание. Наверное соразмерная плата за удовольствие.

ТираТира [14.10.2015 00:13]:
Руста, представила тебя с миноискателем... и усё! Стены особняка трясутся от хохота)))
Стихотворение Сапгира не читала, а вот мульт и песня в исполнении Градского очень нравятся))

А я не отдала бы Данте эльфийке, будь она трижды хорошая воспитательница, подруга и вообще красавица.
Но если выбирать из двух зол, то лучше, конечно, пусть пристает к демону, чем к ВА.
Вероломные эти девушки. За ними глаз да глаз. Уж я-то знаю.

LoreleyLoreley [15.10.2015 14:24]:
Вот уж открыла книгу, так открыла!
Давно я ждала этот ррроман. Спасибо, Руста!!!
Согласна с Тирой, глаз все равно нужен ))

КикиКики [20.10.2015 15:28]:
Что будет, если соединить свет и тьму? Правильно, приятный полумрак)))
Данте такой обаяшечка, особенно при первом знакомстве - просто покорил! И Элейн оказалась не такой уж и Снегурочкой. Верно сказала ты, Руста, - правильно топить надо!))

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
06.01.11 20:14  Дорога к звездам*
14.09.10 21:11  Иллюзия
09.03.14 01:19  Найти Веру
30.05.10 21:00  Однажды ты придешь
28.02.10 00:24  Венские каникулы   Комментариев: 16
24.12.09 22:42  Новогоднее приключение в Париже   Комментариев: 11
31.10.09 23:20  «День рождения - грустный праздник…»   Комментариев: 6
27.09.09 14:52  Мой Темный Принц Война
12.07.09 15:08  Биология или Магия. Как появляются дети на свет*   Комментариев: 12
11.01.16 22:55  Двенадцать месяцев, или Клубника под снегом   Комментариев: 6
27.11.14 23:49  Забытая история
21.02.14 22:55  Стечение обстоятельств. Гадание
27.09.13 22:56  Пленница   Комментариев: 7
23.12.16 22:42  Во всем виновата я   Комментариев: 4
28.09.13 23:49  Гробоискательница   Комментариев: 6
20.12.12 22:18  Пути любви. Тернистый   Комментариев: 9
26.02.12 16:31  Сделка с чужой совестью   Комментариев: 9
06.11.11 02:18  Пути любви. Извилистый
09.10.15 22:25  Пять   Комментариев: 7
28.02.10 21:36  Как любишь ты
16.08.12 21:03  Игры случая   Комментариев: 11
20.02.10 18:22  Падение   Комментариев: 11
10.03.16 02:27  Карантин   Комментариев: 6
12.10.15 21:39  Открытая книга   Комментариев: 5
20.02.10 18:23  F Menage a trois   Комментариев: 13
10.03.16 21:02  Липа   Комментариев: 6
13.01.16 22:39  Все чуждо нам в столице непотребной
06.12.14 02:15  Прорыв   Комментариев: 4
16.08.14 13:11  Хочу туда, не знаю куда
09.08.14 14:57  Послевоенная хроника
09.03.14 01:14  Отголоски прошлого
07.03.14 20:21  Неожиданные последствия необдуманных поступков   Комментариев: 7
28.09.13 20:06  Выбирая...   Комментариев: 7
20.12.12 22:21  Время назад   Комментариев: 7
20.12.12 14:15  Новый круг   Комментариев: 5
20.12.12 00:35  Застывает время на стене*
15.08.12 22:47  Слишком долго надежда держала   Комментариев: 14
28.02.12 20:42  Пути любви. Предначертанный   Комментариев: 9
11.11.11 12:44  Потерянная   Комментариев: 7
28.10.11 07:49  Летние приключения придворной ведьмы
03.05.11 09:42  И каждый раз навек прощайтесь...*
23.04.11 13:06  Если наступит завтра...   Комментариев: 8
06.01.11 22:35  Маятник
05.01.11 23:14  Обмани, но останься*
31.12.10 17:41  Музыка бывает разная...
22.12.10 22:24  Новогодний подарок   Комментариев: 9
19.09.10 21:15  Еще один шанс*
19.09.10 13:10  Желания   Комментариев: 7
15.09.10 21:31  И треснул мир напополам...*
30.05.10 21:00  В плену иллюзорных желаний *
20.05.10 21:43  Один забытый день   Комментариев: 7
28.02.10 01:55  Я загадала на звезду*
27.02.10 23:33  Salto mortale*   Комментариев: 10
26.02.10 17:33  У всего есть цена
01.11.09 00:38  Очарована, околдована, с рыжим гадом по-пьяни повенчана...*   Комментариев: 2
31.10.09 22:18  Ты принадлежишь мне…
27.09.09 22:32  Вечеринка в баре "У Честера"   Комментариев: 8
27.09.09 22:19  Крылья Судьбы, или Первая встреча с Юфони   Комментариев: 8
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение