Этот рассказ – дань памяти гениальному человеку и одному из его бессмертных творений.

 

 

 

Шум. Жуткий, неприятный, режущий уши. Зыбкой волной он ворвался в сознание на грани забытья, нагнал его на той черте, за которой скрываются такие долгожданные покой и умиротворение. Сон почти завладел сознанием, его мягкие лапы убаюкивающе обхватили сильное тело, расслабили, мерно укачали в своих заботливых объятиях... 

Но острый слух, как всегда, не подвёл. Шум доносился извне, становясь всё сильней и отчётливей с каждым мгновением.

Рядом заворочались. Он поднялся, тряхнул головой, подскочил к выходу, носом втянул воздух. Что-то было не так. Глянув через плечо, заметил, что она тоже уже не спит и настороженно приподняла голову. Из темноты вынырнул брат и так же потянул воздух. Позади сдавленно и ничего не понимая спросонья, шептались младшие. Переглянувшись со старшей сестрой, которая сидела чуть в стороне и, как порой казалось, вообще никогда не спала, он вновь повернулся к выходу. 

Резкое движение – и вот уже терпкий морозный воздух щёлкнул по носу, а нестерпимо яркие лучи довольно высоко поднявшегося солнца ударили в глаза, искрящими отблесками заиграли на снегу.

Шум усилился, и вместе с ним в ноздри ударил запах. Слабый, еле ощутимый, но тут же заставивший напрячься. Ветер дул из-за спины, слегка шевелил волосы, и только редкие его порывы позволяли ощутить эту вонь, такую знакомую... Такую страшную. Вне всякого сомнения – здесь были Они!

В проёме выхода показался брат. «Уходим!» Он повернулся к остальным, оставшимся внутри, и через несколько мгновений все они были рядом. Под ногами заскрипел снег. Вокруг нескончаемой чередой замелькали стволы деревьев, воспалённый глаз солнца то и дело помигивал меж ними. Он знал, куда нужно бежать, здесь всё было знакомо: деревья, заросли кустарников, скрытые под снегом тропы.

Сейчас, совсем скоро! Вот за тем перелеском уйти в низину, добраться до глухомани... 

Они перебрались сюда недавно, примерно семь с лишним лун назад. Подальше от всех. Здесь было спокойно. Хорошее, тёплое убежище позволяло пережить зиму, да и дичи хватало, не голодали. Изредка наведывались соседи, но отношения не складывались. После Великого Шума, разделившего Мир на две части Смертной Полосой, все стали другими. Жизнь пошла жёстче, нравы поменялись. Кто-то бежал, кто-то остался, находились даже те, кто пытался Полосу пересечь. Кому-то, говорят, удавалось. А тех, кому не повезло, находили потом на краю, изувеченными и мёртвыми...

Он оглянулся. Семья следовала за ним, упорно пробираясь по рыхлому глубокому снегу.

Вот и знакомый просвет, два дерева слева... Сейчас, сейчас!..

Что это? На ветру, прямо перед ними колыхались странные ярко-красные листья, стройным рядком перегородившие проход. Что-то чужое, незнакомое, жуткое... И запах. Резкий, неприятный запах ударил в ноздри, такой едкий и нестерпимый, что захотелось зажать нос. От зыбкой ограды веяло только одним – смертью.

В сторону!

Он метнулся вправо, за спиной слышалось частое дыхание – без звука и лишних вопросов семья устремилась следом.

Быстрее, к другому проходу, к другой знакомой тропе!

Блики на солнца снегу, изогнутые чёрные кости сушняка, тут и там поднимавшиеся над белым покрывалом, могучие корни поваленных ветром и старостью лесных гигантов –мелькавшая чехарда перед глазами.

Вот сейчас!.. Нет! Вновь зловещее колыхание, ровная смертельно опасная преграда, резкий запах от неё.

Страх. Не приходил и не уходил, сидел рядом, ждал внутри. Выполз из укрытия медленно, судорожно сжимая внутренности.

Вперёд! Вдоль жуткой ограды, туда, к просвету!..

Он и не заметил, как утих разбудивший их шум. Тишина, только хриплое дыхание своих за спиной.

Стоп! Еле уловимое движение впереди, что-то серое, большое мелькнуло между деревьями. Он остановился, брат вырвался вперёд, а в следующее мгновение раздался гром. Настолько ужасный, нестерпимый, что, казалось, мир вновь расколется пополам. Уши заложило, зазвенело в голове.

Сам не понимая, что делает, он упал, вжался всем телом в белое и пушистое. Холодный снег забился в ноздри, сковал конечности. Парализовал на мгновение.

Нет!

Мелькнуло перед глазами извивавшееся тело брата. Кровь.

Назад!

Вновь заскрипел снег, а в ушах продолжал звучать полный боли и страха предсмертный вопль... 

Дальше всё было, как в кошмарном, невероятно длинном сне. Лес то и дело оглашался жуткими криками, гремел гром, рвавший сознание на части, взвизгивали младшие. Потом в сторону отбросило старшую сестру, а немного погодя где-то за спиной осталась и она, та, с которой началась его семья... Он уже не видел, что творилось вокруг, не слышал больше грохота, не чувствовал потерь, не чувствовал ничего. Остался лишь страх... и невероятное, всепоглощающее, затмевающее сознание желание жить. Выжить любой ценой! Мышцы сводило до судорог, жилы, казалось, готовы были уже порваться, кровь бешено стучала в висках, грязно-серая пелена то и дело заволакивала глаза... Жить!

Он остался один. Только деревья, снег и красные листья, листья, листья повсюду. Он точно знал: за ними – смерть! Не ясно, откуда пришло это знание, но теперь в голове оно проступило удивительно чётко. Ни шагу за преграду! Бежать! Жить! В сторону! Бежать! Жить!.. 

Что-то больно укусило за плечо (а может, это была острая ветка?), и тут же у левой щеки просвистело, а впереди вверх взвился фонтанчик снега. Его швырнуло в сторону, боль нестерпимой волной прокатилась по всему телу, но тут же угасла, растворилась, исчезла, уступив место одному единственному желанию – жить!

Вновь колыхавшаяся преграда впереди... и справа... и слева... Гром, свист... 

До хрипоты, до боли, до сумасшествия только одно – жить!

Ещё один раскат грома, за ним – другой. Крики, вопли, свист, ужас, кровь – жить! Жить! Жить! Жи-и-и-ть!

И, не помня себя, он из последних сил рванулся вперёд...

 

***

 

– Ты смотри, смотри, что делает! За флажки пошёл!

– Эй, давайте слева! Бегом!

– Собак! Собаки где? Быстрее, кретины!

Утренний лес был полон воплей, ругательств, выстрелов, ржания коней и заливистого лая.

Нельзя было назвать эту охоту до конца удачной. Положили двух крепких самок, шестерых прибылых, а переярки разбежались. Да, собственно, и шут с ними, если, конечно, собаки не нагонят где-нибудь неподалёку. Единственный, кого, как выясняется, упустили – матёрый. Все бились об заклад и ставили, горели желанием и мечтали только об одном – чтоб матёрище вышел именно под их выстрел. Но он ушёл.

– Зараза! Куда смотрели-то, паскуды?! Что б вас!.. – раскрасневшаяся физиономия тряслась от ярости и обильно брызгала слюной на меховой воротник.

Баснословная сумма за старые ружья, лошадей и прочий антураж. Шесть дней подготовки и выслеживания.

Старший егерь не обратил на гневную тираду ровным счётом никакого внимания, безучастно сплюнул в снег.

Волк ушёл за флажки. На его памяти такого ещё не случалось. Но после того, как лес пересекла новенькая автомобильная трасса, а охотничьи угодья сдвинулись на добрый десяток километров – ожидать можно было всего, что угодно. Зверьё и так в последние годы вело себя крайне странно, а уж с такими «охотниками» вообще в скором времени само начнёт повально кидаться под колёса.

Откуда-то послышался смех, где-то вновь звонко залаяли собаки. Старший егерь хлебнул из фляжки и направил коня в сторону особенно громких криков, оставив заказчика рвать и метать в одиночестве.

Собираться пора, время уж скоро к обеду.

 Белый



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 4

Другие мнения о данной статье:


Леди ЭлвиЛеди Элви [13.03.2016 15:58]:
ух, автору спасибо за очередной рассказ с послевкусием
люди те же звери, но и на них обязательно найдется зверь пострашней

LoreleyLoreley [20.03.2016 20:50]:
Жить! Как же хочется просто жить....

КикиКики [13.04.2016 21:17]:
Буквально с первых строк заподозрила, что это волк, но так его глазами описана погоня и внутренние переживания, что даже сомнения возникли. Спасибо за такой накал.

РустаРуста [01.07.2016 22:55]:
А я не сразу поняла, что это волк, думала - человек. Одичавший после апокалипсиса)) И только в самом конце, когда звучал этот рефрен - жить, у меня в голове вдруг зазвучало: "Идет охота на волков, идет охота!" Представляете? Будто откровение. И сразу стало ясно, что это за красные листья. А поначалу я их принимала за холодный огонь, ну как в фальшь-каминах - чтобы отпугивать диких. Казалось, что по ту сторону тропы так защищаются от одичавших остатки цивилизации. Уже сочинила для себя роман)) Спасибо! Как всегда, захватывающе.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
16.08.14 16:47  Ыро   Комментариев: 17
08.12.10 18:51  Скиталец   Комментариев: 14
20.07.11 13:21  Женщина из Сидхов   Комментариев: 12
16.08.14 17:58  Снег   Комментариев: 6
11.01.16 21:01  Дракон   Комментариев: 8
24.12.16 11:41  Домовой   Комментариев: 2
23.12.14 12:53  Пелена   Комментариев: 4
05.03.16 11:19  Жить!   Комментариев: 4
02.11.11 19:30  Кто ходит в гости по ночам...   Комментариев: 8
20.12.12 00:30  Конокрады   Комментариев: 7
23.02.12 17:19  Вся правда о Снегурочке   Комментариев: 10
13.12.14 20:15  Обида   Комментариев: 4
16.08.14 11:02  Бука   Комментариев: 5
07.07.13 22:51  По делам да воздастся   Комментариев: 3
23.02.12 21:20  Владычица богов   Комментариев: 5
02.11.11 11:07  Три музы   Комментариев: 10
29.12.10 12:48  Ашшур   Комментариев: 7
27.12.10 11:58  Боль последнего дыхания...   Комментариев: 5
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение