Смерть быстрым шагом вошел в гостиную и направился прямо ко мне.

– Ты говорила, что тебе скучно, – начал он безо всяких предисловий, – тогда собирайся.

– Куда это? – Я оторвала взгляд от экрана ноутбука и посмотрела на мужа.

– Навстречу приключениям, разумеется, ты же их так любишь.

– Отлично. А подробности будут?

– Зачем тебе подробности? На месте разберешься. Давай-давай, хватит сидеть.

С этими словами Смерть выдернул меня из кресла и подтолкнул к двери.

Через пятнадцать минут я стояла у кабинета принца с сумкой через плечо, в которую я умудрилась впихнуть все самое необходимое: ноутбук, парочку внешних жестких дисков, штатив, фотоаппарат с объективами, косметику и любимое бельишко.

Дверь открылась, и из кабинета вышел наш сын с рюкзаком за спиной. Он покосился на мою пухлую сумку и расплылся в понимающей улыбке.

– Ноут? А ты уверена, что он поймает сетку там, куда мы отправляемся?

– А хрен его знает, – пожала плечами я. – Если твой отец не сможет обеспечить мне связь при помощи своего магического суперпровайдера, значит, я просто поваляю дурака. А  ты, как я понимаю, с нами?

– Угу. Отец сказал, что мы надолго.

– О! И насколько долго в этот раз, ты не в курсе?

– Не знаю, – пожал плечами Влад. – Отец сказал, как пойдут переговоры.

– Переговоры? – уныло переспросила я. – О-о-ох, опять политика!

– Ну мам, как ты не понимаешь, это же так интересно!

– Ну да, наверняка интересно, – улыбнулась я.

Все правильно, наследному принцу нужно разбираться в политике. А я так часто забываю, что Влад – не просто обычный мальчишка.

Через минуту перед нами появился Смерть. Некоторое время он меня разглядывал, затем взгляд его задержался на моих драных джинсах, переместился к коротенькому топу типа лифчика, и он деланно вздохнул.

– Что? – возмутилась я. – Указаний о дресс-коде не поступало. На мне походная одежда для приключений.

Влад откровенно заржал.

– Нечего над матерью смеяться, – обиделась я. – А ты... – Я повернулась к мужу. – Сумку у меня забери, тяжелая, между прочим!

Смерть приподнял бровь, но ничего не сказал, просто снял с моего плеча сумку и перевесил на свое. Я тут же метнулась в угол и схватила свою любимую маленькую дамскую сумочку и зонтик-трость.

– А это еще зачем? – с очередным вздохом поинтересовался Всадник Апокалипсиса.

– Все просто, дорогой. – Я мило улыбнулась супругу и пару раз хлопнула ресницами для пущего эффекта, чем вызвала очередной смешок сына. – В прошлый раз, когда я путешествовала в вашей милой компании, мирок, в который вы меня затащили, просто достал меня ливнями. До такого простейшего изобретения, как зонтик, там не додумались, и мне приходилось иногда мокнуть. Ненавижу дождь, особенно мелкий и нудный, он портит прическу! А еще... – Я окинула победным взглядом своих мужчин. – Зонтик – очень удобное оружие. Сделан по специальному заказу. Жму на кнопочку – чик – вылезает ножик и делает укольчик. А еще там есть яд. Ну классика же!

– А еще есть магия, – вставил сын и вопросительно повернулся к отцу.

– Твоя мать не переносит магию, – сказал Смерть, – наука – вот что для нее важно.

– Да, наука и всяческие научные приспособления, – пожала плечами я. – Так же гораздо интересней. А с вашей магией проку-то? Произнесли заклятье, дунули-плюнули – и все. А где творческий элемент? Где потребность докапываться до истины, изобретать новое? Ваша магия – это стагнация. Фу!

– И поэтому твоя сумка ничего больше не весит, – шепнул мне на ухо Влад, довольно ухмыляясь и наблюдая за тем, как мое лицо приобретает возмущенное выражение.

– Ах ты... – начала было я поворачиваться к Смерти, как вдруг воздух вокруг нас замерцал и декорации сменились.

– Тебе понравится этот мир, жена, – улыбнулся принц и обвел рукой комнату.

– Возможно, – пробормотала я и направилась к окну.

 

Мир мне не понравился. Ну вот ни капельки. Хотя должен был, просто был обязан! Мрачный (хотя я люблю некоторую мрачность, но скорее в романтично-готичном ее аспекте),  в кирпично-серо-желтых тонах, окутанный дымом  заводских труб, он раскинулся до самого горизонта у подножия холма, на котором стоял наш огромный дом.

– Еклмн! – такой была моя первая фраза, когда до меня дошло, где мы с семейством оказались на этот раз.

– Называй как хочешь, хоть «еклмн», но нам здесь жить некоторое время. Устраивайся и сообщи мне, что ты хочешь изменить в доме. Сразу предупреждаю: Интернет тут не работает – временной поток слишком разнится с нашим, – предупредил меня муж и удалился.

Ага. Изменю непременно, а начать следует с пыли, толстый слой которой покрывал мебель и от которой я тут же начала чихать, стоило мне провести пальцем по каминной полке.

Пыль – это отдельная история, поняла я, прожив в этом месте пару недель. Ее несло из города, она была жирной, и скрести ее приходилось часами. Я даже посочувствовала прислуге, но местные жители к такому бедствию привыкли и прекрасно знали методы, какими с ней нужно было бороться. Самое главное – плотно закрывать окна, чтобы ядовитый воздух с улиц и пыль не проникали в дом. Далее свет божий заслоняли чем-то вроде защитных бронированных жалюзи, которые тут вручную выковывали кузнецы-умельцы, ну а поверх всей этой красотищи вешались тяжелые портьеры, чтобы придать окнам хоть какой-то уют.

Изучив эти странные конструкции, я удивилась, зачем вообще нужны окна в домах, если их так тщательно закупоривают? И почему окна были без жалюзи в тот день, когда мы «приехали» сюда? Но может, это было временно, ненадолго и потому безопасно – чтобы показать новым хозяевам, где им придется жить.

Когда я говорю, что воздух в этом мире ядовит, я не преувеличиваю. Он и в самом деле был ядовитым, а пыль, которую несло сильными ветрами, содержала к тому же и частицы какого-то металла, названия которого я не запомнила, но он был жутко вреден для организма. Усиление этих ветров, которые я тут же окрестила «мусорными», происходило ночью, и Смерть мне строго-настрого запретил открывать окна, выглядывать наружу, а тем более выходить из дома по ночам без его или нашего сына личного сопровождения. Я спросила, неужели недостаточно охраны, и он ответил, что нет, и на колечко, которым меня украсил Белет, я не должна надеяться. В общем, удручающая во всех отношениях перспективка.

Но не все было так плохо. Перед самым нашим уходом в этот новый мир со мной случилось странное. Вообще-то я довольно оптимистичный человек, но бывает, конечно, у меня и плохое настроение. Ну и что? Со всеми такое происходит. Похандришь – и забудешь, но тут... Никогда в жизни со мной такого не было. Отчаяние, тоска, безысходность нахлынули на меня, словно волны прибоя. Казалось, они пытались загнать меня в самый темный и мрачный угол, лишая надежды. Мне хотелось сидеть, обхватив руками колени, и скулить. Пропал аппетит и желание кого-то видеть, с кем-то разговаривать. Сжав зубы, я часами лежала на диване и пыталась понять, что происходит. Ответа не было. Из сплина меня мог вывести только муж, но стоило ему отлучиться по делам, как я снова впадала в депрессию.

Однако появившись в этом мире, я мгновенно забыла про свою хандру, будто ее и не было. Я снова стала жизнерадостной и полной сил. Все-таки правильно говорят, что смена обстановки полезна.

На обустройство дома мне потребовалась еще пара месяцев. Я покупала новую мебель, меняла покрывала, занавески, заказала гобелены на стены – ну нужно же мне было чем-то заняться, если я не вылезая сидела в четырех стенах?

Когда привезли гобелены, и я увидела, что на них изображено, я не нашла слов. Я (!) буквально онемела. Я попросила самый писк моды, ожидая увидеть... ну, сцены из жизни, натюрморты, портреты, а что мне показали? Вы не поверите! Заводские трубы, конструкции из ржавых железок и... если бы я не знала, как выглядят демоны в истинном облике, я решила бы, что этот страх божий и есть исчадья ада. В моем родном мире когда-то был популярен фильм «Чужие», ну вот эти-то чудики и были изображены на гобеленах на фоне изрыгающих дым труб. Я зажала рот рукой, чтоб не рассмеяться и не обидеть управляющего, который очень старался мне угодить.

Еще через месяц я узнала, что в этом мире нет зелени. Ну вообще. Лесов, цветов, кустов! Таких слов даже не было в местном наречии. Я никогда не умела рисовать, но уж елочку-то изобразить смогла. Когда я объясняла, что такое новогодняя елка, новый год, лес, вокруг меня собралась целая толпа слуг, которая смотрела на меня то ли как на сказочницу (я думала, что они сейчас еще и детей приведут сюда послушать), то ли как на умалишенную, место которой в некоем подобии Бедлама. Жена управляющего, похоже, именно так и считала, потому что глядела она на меня с нескрываемым сочувствием. После этого случая я зареклась рассказывать истории и лишний раз убедилась, что с прислугой следует держаться отстраненно.

Короче говоря, адаптировалась я к новым условиям очень долго, а когда более или менее привыкла, вдруг обнаружила, что мой сын тут чувствует себя как рыба в воде.

Наверное, я не очень хорошая мать, потому что со дня приезда почти не обращала внимания на то, чем занимается наш со Смертью сын. Но с другой стороны, парню уже минуло шестнадцать, в моем мире в Средние века такие уже правили странами и командовали армиями, а сын Темного принца был вполне подготовлен и к тому, и к другому; просто для меня-то он оставался ребенком, сколько бы лет ему ни было и чьим бы наследником он ни являлся.

Я подобрала юбки и, бормоча под нос: «Мусорный ветер, дым из трубы, плач природы, смех Сатаны, а все оттого, что мы любили ловить ветра и разбрасывать камни»[1], – отправилась к сыну.

Влад обосновался на втором этаже. Целый ярус нашего мрачного дома был в его распоряжении, и только до этого места не дотянулись руки новоиспеченного дизайнера по интерьерам, то есть меня. Нет, я сказала ребенку, что, если у него есть какие-то пожелания, я их учту, но он сообщил, что его все устраивает, и на этом мы вопрос закрыли.

Я спустилась по лестнице и попала в огромный холл.

– Ого, – не сдержалась я, оглядываясь.

Это было похоже на Политехнический музей, в который регулярно таскают на экскурсии всех московских школьников и который я любила только потому, что это позволяло прогуливать уроки. Или это еще было похоже на лабораторию профессора из кино. Я поправила сползшие от потрясения на кончик носа очки и громко откашлялась. Тишина.

– Влад? – позвала я. – Это я, твоя мама.

Что-то заскрежетало, и я невольно поморщилась от противного, режущего слух звука. Через пару минут передо мной из ничего возник растрепанный сын с сияющими глазами. Я, конечно, понадеялась в глубине души, что этот восторг вызван моим появлением, но надеждам моим не было суждено сбыться: сын схватил меня за руку и перенес в темную каморку.

– Мам, гляди, оно работает! – с гордостью воскликнул юноша.

Я уставилась на некое сооружение, состоящее из заклепок, латунных вставок, трубок и лампочек. Оно шуршало и мигало.

– Э-э-э, – протянула я.

– Ни за что не догадаешься, что это, но я не стану тебя томить. Это зарядка для твоего ноутбука.

– Разностная машина Бэббиджа[2]. – Я вспомнила картинки из Интернета. – Только в миниатюре. Да, сынок, стимпанк форева.

– Нет, – рассмеялся сын. – Разностная машина своего рода калькулятор, а это зарядка. Вот как только сделаю мобильный вариант, отдам тебе, чтобы ты заряжала ноут.

– А чем плоха магия? – хмыкнула я. – Твой отец вполне справляется с обеспечением беспрерывной работы моего любимого ноутика.

– Ты же не любишь магию, ты за науку, вот тебе наука во всей красе. Вообще мне нравится этот мир, мам, – столько возможностей для экспериментов. Магия что? Меняешь мир, сущности по своему желанию, воздействуешь на психику людей или иных существ. Все просто. А если делаешь что-то своими руками, разбираешься, как это работает, а если не работает, думаешь, почему и что необходимо изменить. Это ужасно интересно. Этот мир, где нет даже электричества и все работает на газе, просто дар для любого ученого.

– Наверное, – улыбнулась я. – Но уж слишком тут тоскливо.

– Тебе просто нечем заняться, вот тебе и скучно. Ты хоть раз выходила наружу? – Сын с хитрым видом взглянул на меня.

–  Пока ни разу. Твой отец мне запретил, да и я занята была. Надо было же тут все обустроить.

– Ага. Полгода прошло, и ты еще ни разу не заинтересовалась этим миром? Фотоаппарат твой вполне функционирует. Между прочим, аккумулятор тоже можно этой штукой заряжать, хватит на всю ночь.

Я пожала плечами. Как-то я не задумывалась над тем, что можно выйти наружу.

– Мам? – Сын внимательно меня разглядывал. – Ты меня беспокоишь.

– Не может быть, – улыбнулась я.

– Нет, правда. Отец тебя заколдовал? Что случилось, почему ты ни разу не сбежала из-под присмотра секьюрити, как ты обычно делаешь?

– Не знаю, – неуверенно сказала я.

И задумалась. Действительно странно. Почему-то у меня не возникало желания куда-то выходить. Я была довольна тем, что делаю дома, мне было интересно все обустраивать, но вот чтобы выйти на улицу? Нет.

Влад оказался позади меня. Его теплые пальцы легли мне на виски.

– Так я и думал, – хмыкнул он.

– Что? – мгновенно взвилась я. – Он это сделал? Снова? Где твой отец?

– Здесь, – раздался сзади низкий голос Смерти, и мы оба вздрогнули.

 

Через пару месяцев Темный принц смилостивился и за завтраком сообщил, что настала пора нам выйти в свет, поэтому вечером мы идем в оперу. Ух ты! Меня вдруг охватил такой восторг, что я не удержалась и захлопала в ладоши, словно была ребенком, которого родители наконец решили повести в зоопарк. Опера! В чужом мире, в необыкновенном мире, в мире, который даже не был частью нашего Созвездия миров. Воображение тут же нарисовало мне сцену из кинофильма «Пятый элемент», и я в предвкушении выдохнула, представив, что я услышу нечто подобное живьем, и это будут не доведенные до совершенства компьютерными технологиями оперные партии, а живые голоса, настоящие голоса!

Ближе к вечеру я отправилась в гардеробную и замерла перед огромными шкафами с вечерними туалетами. Три горничные стояли рядом, ожидая моих распоряжений.

В нашем замке, да и в тех мирах, где я по воле Смерти оказывалась вместе со своим волшебным семейством, я всегда расхаживала дома в джинсах, футболках, свитерах. Здесь же... здесь Смерть сразу объяснил мне, что пока этот мир не перешел под власть нашего Порядка, он не может закрыть от внешней среды мои личные покои, не может устроить мне зиму, лето, бассейн, водопад – все то, что он мне регулярно устраивал во время наших совместных путешествий, поэтому я обязана, как он выразился, «соблюдать этикет» и вести себя соответственно моему высокому положению. Смешно, но он даже намекнул про учителей этикета, танцев и всего прочего, на что я скривилась. Учиться? Ну уж нет! – и спросила, а не может ли он вложить в меня эти знания магически? Разумеется, он мог. Но, по-видимому, заодно и вложил в меня потребность безоговорочно его слушаться. Вот зараза! Но я должна отдать ему должное, он давно не лез в мою голову без спроса, тут же... В общем, сама виновата.

В этом мире дамы носили жесткие корсеты, панталоны, чулки с подвязками и тяжелые длинные платья с турнюрами. Надеть все это без посторонней помощи я не могла, поэтому даже не спорила, когда горничные и камеристка меня одевали.

Я повернулась к девушкам и кивнула. Пока надо мной колдовали, я впала в некое подобие транса. Умелые пальцы массировали мне голову, делая прическу, служанка ни разу не дернула меня за прядь, не царапнула шпилькой. Золотые руки! Надо будет спросить Смерть, а возможно ли забрать моих девочек к нам, в наш мир?

– Вам совсем не нужен искусственный шиньон, Ваше Высочество, – сказала мне горничная. – У вас волосы густые и тяжелые, ваш супруг просто потеряет дар речи, увидев, как вы прекрасны сегодня вечером.

Я ничего не ответила, просто разглядывала в зеркало даму, которая всегда предпочитала заплести волосы в косу, нацепить майку с джинсами, кеды и отправиться развлекаться с подругами. Конечно, я регулярно присутствовала на всяких официальных и светских мероприятиях, но все они в основном имели современный оттенок, а туалеты мои, даже в несовременных мирах, всегда включали элементы родного мне времени. Но тут... Я себя не узнавала: прическа, высокий воротник, туго обтягивающее мою фигуру темно-серое платье с пуговками из бриллиантов, узкие рукава. Юбка была собрана сзади  пышными складками, переходящими в украшенный лентами турнюр, и держалась на каркасе из изогнутых обручей; короткие полусапожки на высоких каблуках завершали мой туалет. Строгость и в то же время хрупкость. Первое меня не вдохновляло, но последнее очень даже понравилось. Вот если бы немного косметики, подчеркнуть глаза, яркую помаду – и будет то, что нужно. Я было хотела попросить принести косметику, но осеклась при виде того, что мне протягивала камеристка.

– Что это, Марджия? –  несколько шокированная, осведомилась я.

– Его Высочество просили передать, чтобы вы непременно надели эту маску, когда соберетесь покидать особняк. Она заказана под этот туалет. Взгляните, какая красота.

– Охренеть не встать, – пробормотала я себе под нос, беря в руки... противогаз.

Да, это был настоящий противогаз, только он оставлял открытым лоб. Он был темно-серого цвета, отделан материалом, из которого было сшито платье, вокруг глазниц сверкали мелкой россыпью бриллианты и жемчуг, ткань, прикрывающая фильтр – украшена тончайшей вышивкой. Крепился он тонкими, обшитыми бархатом ремешками. Теперь мне было ясно, почему горничные даже не заикнулись про косметику. И я должна слушать оперу в этом?

– По улицам иначе ходить нельзя, – объяснила мне Марджия. – Вы еще ни разу не выходили из дома, иначе бы знали. В помещениях воздух очищают специальные фильтры, и он безопасен.

– Ясно, – вздохнула я и приложила к лицу противогаз.

Мой туалет завершила изящная шляпка с вуалеткой и длинный плащ. Последний взгляд в зеркало – и я чуть не упала от хохота. Это был натуральный сюр! Ну что ж, вечер начинался неплохо, но что меня ждет впереди?

 

Дворецкий сообщил, что Его Высочество изволят ожидать нас в театре. Я еще раз взглянула на сына. Младшее высочество был во фраке, в жилете, высокий накрахмаленный воротник упирался в гладко выбритый подбородок. О боже, мой сын уже бреется, ошеломленно отметила про себя я и мысленно дала себе подзатыльник: надо больше обращать внимание на ребенка, а то он женится, а я и не замечу. Черные ботинки были отполированы до блеска, на голове красовался вызвавший у меня улыбку котелок, поверх вечернего костюма плащ. Влад взял из рук сопровождавшего его камердинера трость и перчатки и повернулся ко мне. Брови юного принца взметнулись вверх при виде меня, и он расхохотался.

– Прекрати ржать, жеребчик, – шикнула я на отпрыска, но тот, все еще продолжая веселиться, предложил мне согнутую в локте руку, за которую я тут же и зацепилась.

Пока мы спускались по ступенькам, я крутила головой во все стороны. Что я ожидала увидеть? По обе стороны лестницы были установлены причудливые фонари с газовыми светильниками, их свет падал вниз, перемешиваясь с тенями. Дальше была лишь тьма. На последней ступеньке я обернулась. Громадина шестиэтажного особняка мрачно высилась за нами, всполохи фонарей гуляли по намертво закрытым ставням. Я передернула плечами. Безрадостный депрессивный пейзаж. Неужели он такой и утром? Надо будет взглянуть.

В самом начале подъездной дорожки нас ждал автомобиль. На высоком сидении, точнее, на козлах сидел шофер в форменном плаще, похожем на длинную гимнастерку и... в противогазе. Голову его венчала высокая шапка с вышитым сверкающими в темноте нитями символом Смерти: череп внутри трехзубчатой короны.

Пассажирская часть этого произведения автостроительного искусства была похожа на обычную карету. На ее дверцах сверкали серебром гербы. Перед нами упали ступеньки, и мы с сыном уселись на удобные сидения друг напротив друга.

Влад придвинул к себе переговорную трубку и скомандовал «вперед».

– А почему ты не в противогазе? – спросила я, когда мы выехали за ворота и устремились вниз по мощенной камнями улице. – Ой, извини, дурацкий вопрос, ты же не человек.

– Ага, мам, очень удобно, когда можешь не дышать. – Я пожала плечами, а сын снова рассмеялся. – А у тебя такой смешной голос через противогаз, жаль, что ты себя не слышишь.

– Отчего же, слышу. Как сквозь вату.

– Вот потому и смешно. Надо подумать о системе улучшения звука.

– Может, дома, когда вернемся, отправить тебя учиться на Землю? В какой-нибудь технический университет? – задумчиво предложила я. – Там тебе и лаборатории, и эксперименты.

– И куча студенток, – мечтательно протянул юный эльфийский принц, и глаза его недобро блеснули.

Я не стала развивать эту тему. Девчонки... Бедные девчонки, устоять перед обаянием принца эльфов практически невозможно, я это знала по себе, а вот насколько юноша сможет себя сдерживать вдали от родителей, я не знала.

– В Шотландии отличные университеты, – осенило меня. – Красивые места, студентки просто класс; ну и твой крестный Война рядом, он за тобой присмотрит, когда отец будет далеко.

Влад было оживился, но при имени лучшего друга отца немного стух. А я про себя рассмеялась. Обязательно при случае посоветуюсь с мужем, наверняка он одобрит эту идею.

Мы въехали в город. Мне казалось, что в это время улицы должны быть заполнены прогуливающимися горожанами, но все словно вымерло, или кто-то объявил комендантский час. Дома высились по обе стороны от дороги, отгороженные высокими заборами. Газовые фонари тускло желтели в вечернем тумане. Стояла тишина, прерываемая лишь шорохом колес кареты по мощеной улице. Не лаяли даже собаки. А были ли тут вообще собаки?

Я провела затянутой в перчатку рукой по стеклу, взглянула на пальцы. На них остался тонкий желтовато-серый слой пыли. Эта пыль... Я видела, как она поднималась от земли и кружилась в свете фонарей. Словно кто-то подул и взвихрил муку.

Карета неожиданно дернулась и резко встала. Черт, ремни безопасности тут явно бы не помешали, фыркнула про себя я и схватилась за руку не давшего мне слететь с сиденья сына.

Влад приоткрыл дверцу и выглянул наружу, затем резко захлопнул.

– Мам, ты лучше сейчас сиди спокойно и не смотри в окно.

Но этим он только разбудил мое любопытство, потому что я тут же чуть ли не носом прилипла к толстому стеклу.

– Мам, не надо, – снова сказал сын и положил руку мне на плечо.

– Что-то опасное?

– Нет, если ты не станешь выпрыгивать наружу.

– Я еще не совсем из ума выжила, дорогой, я все-таки человек.

– Вот поэтому лучше тебе туда не смотреть.

Я оглянулась через плечо на сына.

– Истинная раса этого мира, – объяснил Влад со вздохом. – Хозяева этой планеты. Они ведут ночной образ жизни, поэтому ночами тут так пусто. Человеческую расу сюда привезли извне, из погибающего мира. Здешние обитатели их фактически спасли, но взамен... Взамен люди стали предметом охоты, подопытными кроликами, своего рода энергетическими батарейками. Они не понимают, что фактически находятся в рабстве.

– И поэтому мы здесь? – выдохнула я, с тревогой прислушиваюсь к приближающемуся гулу, который напоминал топот лошадей или гром низвергающегося с высей водопада.

– Да. Я присутствовал на предварительном раунде переговоров. Отец как представитель нашего Созвездия миров и... – Влад на мгновение запнулся. – Правитель этого мира. Король.

– Король? Без имени?

– Да. Просто Король. Так его здесь называют. Отец имеет право передачи этого мира нашему Созвездию, и тогда этот мир будет повиноваться мировому Балансу.

– А что потом?

– А потом как обычно, – пожал плечами юный принц. – Эта раса будет ликвидирована.

– Люди? – Я почувствовала, как холод сковывает меня изнутри.

– А что люди? – В голосе наследника Смерти проскользнули нотки цинизма. – Там будет видно. Возможно, их вернут в их старый мир. После обследования, разумеется, но возможно, они останутся здесь и встретят свою судьбу.

– Они смогут выбирать между гибелью и переселением? Как это воспримет их разум?

– Они ничего не поймут. Но нужно с этим еще разбираться. Они, точнее, их давние предки, были насильственно отлучены от естественной эволюции расой захватчиков. Захватчики вызвали колебание баланса и за это будут уничтожены, а люди дальше будут предоставлены самим себе. Если они загадят свой мир, то их постигнет та же участь, а если нет, то... просто вольются в нашу систему, и все пойдет своим чередом. Справедливо и милосердно, я считаю. Слишком милосердно.

– Почему же слишком, – медленно проговорила я, невидяще глядя в туманную мглу за окном кареты.

– Потому что люди уже отравлены разложением. Ты видишь этот мир, он смердит. Но люди даже не думают сопротивляться такому ходу вещей. Я не считаю их достойными милосердия.

– А Смерть?

– Смерть предложил вариант: уничтожить этот мир совсем. Другой предложил Король: вначале переселить людей.

– Король жертвует собственным народом ради людей? Ради рабов? Разве это не может вызвать восхищение? Или это из-за чувства вины?

– Король не из местных. Он захватил власть тысячелетия назад и правит этим миром огнем и мечом, как диктатор. Он вечен, бессмертен. Он ничего не делает ради выживания человеческой расы. Захватчики питаются энергией, вырабатываемой людьми, охотятся за ними по ночам. Это естественный отбор. Оставшиеся в живых люди – сильнейшие. Их психика вполне способна выдержать переселение Они будут благодарны Королю и отцу, Всаднику Апокалипсиса Смерть, за предоставленный им шанс.

Я в ужасе переваривала то, что мне рассказал мой ребенок. Это были речи Темного принца, а не парнишки, которому скоро стукнет семнадцать. Но что я хотела? Он и был Темным принцем, Темным эльфом. Но как же здорово Смерть промыл мне мозги, что я ничего не видела вокруг себя. Знай свое место, женщина, занимайся домом и шоппингом, встречайся с подружками, а в мужские дела не лезь. Но я не роптала. Я все понимала. Смерть делал это ради моей же безопасности. Однажды, в одно наше путешествие, меня чуть было не похитили и не отдали местному князьку для выведения потомства, но неудавшийся похититель был убит – меня спас подарок Белета. Смерть в тот день был далеко, но я знала: он все контролировал, просто хотел меня проучить, чтобы я на собственном опыте поняла, к чему приводит непослушание. Муж никогда не запрещал мне общаться с представителями разных рас, которые населяли бесчисленные миры, по которым мы путешествовали, но если он мне все-таки что-то запрещал, особенно общаться с местными, то делал он это не из прихоти, не из вредности. Теперь-то я это понимала и принимала право мужа играть с моим разумом. Влад же был настоящим сыном своего отца. Я повернулась к своему мальчику и слабо улыбнулась.

– Влад, ты...

Я не договорила. Камни перед колесами нашей кареты взлетели в воздух и с грохотом посыпались на крышу. Сын схватил меня, чтобы я не упала, а может, чтобы я не испугалась. Я повернулась к окну. На нас надвигалось зарево. С каждым мгновением становилось все светлей и светлей. А потом послышался низкий гул, похожий на жужжание миллиона пчел.

Всполохи подступили к карете, и я увидела край того, что на нас надвигалось. Они шли в два ряда, высокие чудовища на длинных суставчатых лапах. Хитиновые панцири блестели, головы с выдвинутыми вперед челюстями были похожи на драконьи, но глаза у них были человеческие и полны жестокого предвкушения. Торсы, мускулистые, жилистые, тоже были как у человеческой расы. Существ сопровождал рыжий свет, похожий на огненный, но я нигде не видела открытого пламени. Они были красивы в своем роде, но и  одновременно ужасны.

Перед каретой чудовища замерли. Нас слегка тряхнуло.

– Защита, – сказал спокойно Влад и, отпустив меня, откинулся на спинку сидения.

«Чужие» двинулись дальше, обтекая нашу карету по бокам. Их было десятка два. Шагали они со звериной грацией, как в танце, переставляя длинные ноги, слегка пружиня. Сзади у них были толстые мощные хвосты, которыми они отталкивались от земли, что и придавало их походке пружинистость.

– Они могут прыгать? – спросила я.

– И еще как, – кивнул сын.

Отряд существ ушел, а наша карета тронулась с места и покатила дальше.

– Наш кучер, – опомнилась я, – или шофер, с ним все в порядке? И зачем они взрывали дорогу?

– Конечно, шофер тоже под защитой, – спокойно ответил Влад. – Местные привыкли к подобному зрелищу. А камни... предупреждают, похоже. – Сын усмехнулся. – Кто не спрятался – я не виноват.

Я смотрела в окно. Отсветы пламени еще долго виднелись на фасадах домов, пока мы не свернули.

Через десять минут мы выехали на площадь.

После пустынных улиц мне показалось, что здесь собрался весь город. Кареты въезжали одна за другой и парковались (уж простите за такое современное слово) на специальной стоянке. Перед величественным зданием с портиком был разбит небольшой сквер, в самом центре которого бил фонтан. Прогуливались парочки. Люди собирались группами и что-то оживленно обсуждали. Дамы в роскошных туалетах, склонясь друг к другу, о чем-то пересмеивались. И все бросали взгляды на темный переулок справа от театра.

Я вышла из кареты, оперлась о руку сына и огляделась.

– Кого-то ждут? – полюбопытствовала я.

– Все ждут Короля, – ответил, заставив меня невольно вздрогнуть, появившийся за спиной Смерть, – но мы его ждать не будем.

– Почему?

– Ты хотела оперу – вот и пойдем. Пора.

В зале было полно народу. Мы вошли в нашу ложу, и немедленно все вокруг поднялись, приветствуя Принца из другого мира. Мы сели, и Смерть небрежно кивнул. Гул в зале вскоре возобновился. Раскрыв веер, я стала потихонечку разглядывать собравшееся на премьеру местное общество. Противогаз я сняла еще в холле, когда Смерть сказал, что в театре, как и во всех общественных и жилых зданиях города, дышать абсолютно безопасно; повесила на специальную стойку в задней части ложи и теперь наслаждалась свободой.

– Смерть, а почему я не нашла ни одного яркого платья? Взгляни, местные дамочки – кто в желтом, кто в красном, кто в зеленом. Я люблю зеленый цвет! – Я повернулась к мужу.

– Потому что все оттенки синего, черного и белого – королевские цвета, милая. Все они, – принц кивнул вниз, – не имеют права надевать одежду этих цветов.

– Ну никакой демократии, – проворчала я, на что Смерть лишь вздернул бровь.

Я махнула рукой. Столько лет мы вместе, но я никогда не устану критиковать все эти «монаршие особенности».

Внезапно гул стих. По зданию прошла едва ощутимая вибрация. Ее ощутили все. Люди в партере и на ярусах невольно выдохнули. После вибрации нахлынула волна страха, а через секунду сгинула. В тишине прозвучал гонг, и все люди как один поднялись.

Я удивленно повернулась к Смерти. А тот взял мою руку, раздался тихий щелчок, и мое запястье обхватил широкий браслет, украшенный странным узором, в центре которого был череп.

Тебе с ним будет легче. Не снимай его, пока мы не покинем оперу, – произнес муж у меня в голове, и я кивнула.

До сего момента пустовавшая соседняя ложа вдруг озарилась оранжевым светом, напомнив мне пламя, сопровождавшее проход «чужих» по городу. Потом в самом центре появились два черных пятна, они начали видоизменяться, пока не приняли контуры человеческих тел. Я оторвала от них взгляд и взглянула в зал. Людей охватил восторженный порыв. Сотни глаз светились счастьем и радостью, когда они смотрели на своего Короля.

Мне стало жутковато от такого неприкрытого обожания. Повернувшись, я взглянула в соседнюю ложу, ожидая увидеть как минимум писаного красавца (хотя этим-то меня не удивишь: самый красивый во Вселенной мужчина стоял сейчас рядом со мной), но я не увидела ничего! Фигуру Короля окутывало пламенное сияние. Но было видно, что он высок и могуч. Во что он был одет, я не могла разглядеть. Когда пламенный вихрь вокруг него вздрагивал, словно раздутый ветром, в разрывах мелькало что-то черное. Возможно, фрак. Я силилась разглядеть его лицо, но у меня ничего не выходило. Складывалось впечатление, что я сняла очки, и мои близорукие глаза не могли сфокусироваться на лице Короля. Оно выглядело размытым пятном, которое к тому же прикрывала дрожащая туманная дымка. Я автоматически прищурилась, глаза мои начали болеть, а голова кружиться, и я отвела взгляд.

Справа от монарха стояла дама. Хрупкая блондинка с убранными в высокую прическу волосами. Одета она была в бледно-голубое искрящееся платье, которое придавало ей ощущение какой-то невесомости. Наши взгляды на секунду встретились, и она мне приветливо улыбнулась.

– Нас приглашают в ложу Короля, – сказал тихо Смерть и легонько сжал мое запястье, заставляя меня оторвать взгляд от дамы.

– Кто это? – спросила я, когда мы покидали нашу ложу.

– Король и его спутница.

– Королева?

– Нет пока, но все возможно. Она носит титулы Первой статс-дамы и Подруги Короля.

– Подруга Короля – официальный титул?

– Да.

– Я не видела лица Короля, – пожаловалась я.

– В этом мире очень много чуждой нашему измерению магии, милая. Твое человеческое сознание просто не может его воспринимать.

– Но он выглядит как человек? А Подруга Короля? Я ее видела. С виду обычная женщина. Местная?

– Сколько вопросов, – усмехнулся Смерть. – Женское любопытство? Да, Король вполне похож на человека. Его Подруга пришла вместе с ним, но ее магия слабее, поэтому ты видишь ее лицо. Если хочешь задать еще вопросы, давай, потому что, как только мы войдем в ложу, начнется представление.

– Почему все местные пялятся на Короля как заколдованные идиоты?

– Потому что они и есть заколдованные идиоты, – вставил Влад. – Не способны сопротивляться магии Короля. Но его и без магии тут почитают.

– И никаких революций? – с надеждой спросила я.

Муж с сыном переглянулись и одинаково снисходительно усмехнулись.

– Ладно, ладно, высочества, молчу, – фыркнула я.

Почетный караул у ложи Короля расступился, и мы вошли внутрь. Король и Смерть поприветствовали друг друга за руки, безо всяких формальностей, как давние знакомые. Не знаю, что тут было с этикетом, но эти двое явно соблюдать его не стали. Ну раз так, то и от меня никто не дождется реверансов. Я подождала, пока муж представит меня Королю и просто протянула ему руку в перчатке. Монарх несколько мгновений смотрел на меня. Что при этом было у него на лице, я могла только догадываться, но после этого он взял мою руку и легонько сжал.

Подруга Короля поступила еще проще. Обняла меня и поцеловала воздух у моей щеки. Я ответила ей синхронным жестом, и мы уселись: Король с Принцем рядом, справа от них мы с Подругой Короля. Влад секунду поразмышлял, затем уселся рядом с монархом, который тут же начал о чем-то тихо расспрашивать моего сына. Н-да. Я даже немного разозлилась. Вот что значит год заниматься какими-то сугубо женскими делами, когда тут происходит столько всего интересного. Чтобы я еще раз позволила Смерти глушить мне мозги? Да никогда! Каким бы опасным ни был мир.

– Вы первый раз в местной опере, дорогая? – Приятный голос королевской подружки отвлек меня от неприятных размышлений, и я с благодарностью переключилась на светскую беседу.

– Да. Но я непременно наверстаю упущенное. Могу ли я попросить вас о любезности рассказать мне в антракте, если таковой будет, что интересного происходит в вашем мире, светские сплетни, скандалы? Куда можно сходить?

– Ну конечно, милая Элви. С радостью проведу для вас экскурсию. Тем более, когда наши мужчины заняты важными государственными делами, нам будет, о чем поболтать и чем заняться.

Она заговорщически мне подмигнула, я улыбнулась в ответ, и тут наконец прозвучали первые ноты увертюры.

Королевская чета не дослушала оперу. Ближе к концу монарх поднялся, заставив певцов буквально замолчать посередине арии, и покинул ложу. Королевская Подруга успела мне шепнуть «Скоро увидимся, моя дорогая» и удалилась следом за своим Королем.

И сразу изменилась атмосфера в театре, люди расслабились, их покинуло напряжение, и даже певцы продолжили петь свои арии с большей легкостью, чем было до этого. 

Я сидела и задумчиво поглаживала браслет на запястье. Надо же, какая приятная у Короля Подруга, доброжелательная, открытая, совершенно лишенная снобизма, присущего аристократам. Но возможно, дело было в моем дипломатическом статусе и в том, что я тоже носила титул Принцессы одного из Королевских домов. Эх, я так часто влезала в политику, не интересуясь ею на самом деле, – пора бы мне заняться серьезным изучением данного вопроса. Вот завтра и начну.

 


 

[1] Песня группы «Крематорий»

[2] Разностная машина Чарльза Бэббиджа механический аппарат, изобретённый английским математиком Чарльзом Бэббиджем, предназначенный для автоматизации вычислений путём аппроксимации функций многочленами и вычисления конечных разностей. Возможность приближённого представления в многочленах логарифмов и тригонометрических функций позволяет рассматривать эту машину как довольно универсальный вычислительный прибор.

 

Окончание

 



 Автор статьи Леди Элви запретил комментирование данной статьи.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
08.05.11 22:38  Возвращение: Руста*
27.04.11 21:15  Судьба играет человеком, а человек летает на метле   Комментариев: 10
12.07.09 15:45  Большой футбол Вселенского масштаба   Комментариев: 6
23.12.16 00:40  Волею богов избранная королева
16.01.16 21:30  За краем   Комментариев: 3
09.10.15 23:20  Три дня Каллелы
15.12.14 17:59  A DIE
09.08.14 00:16  Серебряный путь   Комментариев: 9
12.03.16 15:28  Возьми мое сердце, возьми мою душу
14.12.12 18:19  ОМД, или Необычный пациент   Комментариев: 8
10.08.12 22:14  Душа - потемки   Комментариев: 6
31.08.11 23:48  Пикник   Комментариев: 10
13.01.16 22:31  Кровавые гонки   Комментариев: 5
15.02.14 18:16  Сумерки Андули-Тэ   Комментариев: 8
18.12.09 21:49  Апокалипсис   Комментариев: 14
06.12.16 17:04  За краем. Окончание   Комментариев: 3
13.03.16 01:37  Восьмое марта   Комментариев: 6
08.03.16 22:16  Эльфийский романс
27.11.14 20:40  Прогулка со Смертью   Комментариев: 12
28.09.13 19:43  Ловушка   Комментариев: 12
16.12.12 02:26  Изначальное   Комментариев: 5
26.02.12 18:18  Золотая нить   Комментариев: 8
08.05.11 23:59  Возвращение: Элви
29.12.10 11:30  Свет во мгле
25.08.10 17:52  Право Передачи
29.05.10 02:15  Последний день, или Глазами Смерти   Комментариев: 9
20.02.10 20:43  Почувствуйте разницу   Комментариев: 11
23.10.09 22:46  68   Комментариев: 2
06.09.09 17:05  Прогулка   Комментариев: 1
24.07.09 19:44  Покатушки Темного Двора   Комментариев: 9
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение