Аннотация:

 

 

Женя Травникова считала, что самое главное в её жизни уже произошло. Со всей ответственностью заявляю, ещё очень многое ждёт её впереди.

 

 

 

 

Счастливая (Ольга-А)

 

– Ну, подруга, желаем тебе мужика с во-о-о-т таким... – Маринка провозгласила это достаточно громко, чтобы обратить на нас внимание всех, кто сидел за соседними столиками.

– Малкина, заткнись немедленно и веди себя прилично! Нас в этом кафе каждый официант знает! – цыкнула я на Маринку и воровато оглянулась по сторонам. 

 

– Именно потому что знают, Маринчику и нечего стесняться, в конце концов, мы твои гордые сорок один отмечаем! – вступилась за Малкину ещё одна моя подруга, Аля, выискивая взглядом бармена.

– Ага, – согласно закивала беспардонная Марина, радуясь поддержке. – Мы, можно сказать, как члены семьи просто обязаны знать, чего тебе хочется больше всего, а только дуры не поймут, чего может хотеться после годового воздержания!

Я молча опустила глаза в тарелку с салатом. Спорить с ними бесполезно, а если немного потерпеть и промолчать, то есть шанс избежать разговоров об: а) бесхребетном подлеце, моём бывшем муже Вадиме, и б) о Семёне Петровиче – рохле и мямле, отношения с которым уже полгода ограничиваются совместными походами в театр.

– Знаешь, Женькин (Женькин – это я) мы подумали, ну в смысле проанализировали ситуацию, и поняли, что, выбирая мужиков, ты обращаешь внимание совсем не на то, что нужно. – Нехорошее предчувствие быстро нахлынуло и превратилось в уверенность. – Давай возьмём для примера твоего козла-Вадика. Или он баран? Аль, кто в пятьдесят уходит к секретутке, только-только выбравшейся из памперсов?

– Дэбил! – не раздумывая, выпалила Алевтина Сорокина, дипломированный психолог во втором поколении. – Но это мы ещё как-то можем объяснить. Всё-таки замуж ты, Женькин, выходила... сколько, двадцать лет назад? Тогда все тупыми были жутко. А вот сейчас, скажи, когда ты Сёмочку невинности лишишь? Учти, ему пора уже... лет двадцать пять тому назад!

Прощай мой спокойный, тихий день рожденья.

– Девочки, оставьте Семёна Петровича в покое! Он очень милый и хороший человек! – Хлипкая попытка отбиться, сама понимаю, но ухажёра всё-таки жалко.

Марина закатила глаза и пихнула Альку в бок.

– Слыхала, Сорокина, так и вижу, как наша Женька в пылу страсти стонет: «О-о-о, Семён Петро-о-о-вич, Вы великолепны...». Правда, это если не уснёт в процессе.

– Не уснёт, она у нас шибко вежливая. Помнишь, что возлюбленной Вадика сказала, когда поймала её под супругом? Жень, ты выпила тогда, да, а то откуда это разлюбезненькое «здрасти»? Ладно, риторический вопрос. Маринка, давай про подарок.

Малкина горделиво выпрямила спину и улыбнулась. Ох, как же я не люблю вот такие её хитренькие улыбочки, помнится, после одной из таких наутро я проснулась у озера Байкал.

– Итак, Женькин, мы поняли, что, выбирая мужчин, ты смотришь совсем не туда! В то время как смотреть надо именно... туда!

Я чуть было не выплюнула на стол опрометчиво откушенный кусочек яблока.

– Мариночка, стесняюсь спросить, как я должна себя вести при встрече с... кандидатом? Пялиться, куда вы советуете, или не напрягаться и попросить штаны спустить?

Подошедший официант успел услышать только про необходимость «спустить» и тут же ретировался к барной стойке. Видно же, дамам не до него.

– Женя-Женя, ты совсем не ценишь того счастья, коим мы являемся в твоей жизни! Не переживай, мы всё, ну или почти всё уже за тебя сделали! Сейчас!

Марина полезла в сумочку, и я на секунду испугалась, что сейчас она извлечёт на свет божий какой-нибудь «вроде-как-массажёр», но Малкина протянула мне конверт.

– Цени, Женькин, наши нечеловеческие усилия по борьбе с твоей монашеской жизнью! Сорокина, держи меня, а то я сейчас зарыдаю от чувства собственной значимости!

С опаской открыв конверт, я извлекла из него... абонемент на месячное посещение курса «Танцев жаркой страсти». Да-да, так там и было написано.

– Не поняла? – Я рассеянно пожала плечами.

– А мы и не сомневались, – жалостливо похлопав меня по руке, ответила Алька. – Это пропуск в твою новую, полную секса жизнь! Инструктор, Сережа, три недели назад развёлся и открыл свою танцевальную студию. Так вот, ты будешь его первым и, заметь, пока единственным VIP-клиентом!

– Мы видели его в лосинах! – под конец припечатала Малкина.

 

 

***

 

Я живу одна чуть больше года. Как вы уже поняли, мой супруг после двадцати лет совместной жизни вдруг решил, что его нежелание обзаводиться потомством было ошибкой, а рожать в моём запредельном для женщины возрасте — опасно. Тогда, если верить Вадику, исключительно в интересах здоровья жены он и пригвоздил к своему столу секретаршу Верочку.

Будет лукавством с моей стороны поливать несчастную девочку грязью и молить Бога покарать её, разлучницу, потому что, если говорить честно, мы с Вадимом давно перестали быть мужем и женой, превратившись за прошедшие годы в соратников, единомышленников и даже друзей – в кого угодно, но только не любящих супругов. К тому же быть женой человека, который старше тебя на тридцать с хвостиком лет, скорее всего, не такая уж и радость. В общем, мы с Вадимом тихо и мирно разменяли нашу трёхкомнатную квартиру, и я как пострадавшая сторона получила двухкомнатную в спальном районе, машину, свободу и кучу дорогих сердцу воспоминаний.

Около месяца я существовала как будто в другой реальности. Да, я осознавала факт развода, но решить, как жить дальше, не могла. И тогда на помощь мне пришли верные подруги Алька и Марина. Алька нашла новую работу — и теперь я ношу гордое звание политического обозревателя в газете «Ростовский вестник». Марина — таскала по выставкам, концертам и ресторанам. К большому сожалению подруги, с Семёном Петровичем Берковичем я случайно познакомилась именно на сборище, посвященном классической музыке. Теперь Малкина часто сокрушается, говоря, что лучше б мы пошли на рок-концерт.

Да, Семён... которого я даже про себя всё ещё зову по имени-отчеству, действительно не пришёлся ко двору моим подружкам. Девочки честно пытались смириться и с его манерой говорить почти шепотом и с вечно контролирующей уже очень взрослого Берковича матерью, но вот поистине мастерское умение Семёна Петровича уклоняться от интима выводило их из себя. В начале наших отношений я сама боялась торопиться, ещё крепка была верность мужу, да и ложиться в постель с другим мужчиной было боязно. Однако спустя пару месяцев я затосковала и решительно пригласила Семёна к себе на поздний ужин. Как вы понимаете, визита Берковича я жду до сих пор.

Вернувшись домой, я покормила кота Игнатия, и, включив компьютер, окунулась в просторы Интернета в поисках информации о танцевальной студии «Зной». Сайт действительно произвёл на меня хорошее впечатление. Яркие фотографии в разделе «Галерея» подробно иллюстрировали жизнь и победы мастера спорта по спортивным танцам Сергея Гнутикова, а рубрика «Информация» пестрила множеством предложений на любой вкус.

Итак, решено, послезавтра я отправлюсь постигать тайны и секреты «Танцев жаркой страсти»!

Уже засыпая, я вспомнила, что перед самым расставанием Маринка просила меня завтра, нет, уже сегодня, встретить в аэропорту её сына, Илюху. Половину жизни парень провёл в Греции, у отца, активно продвигавшего спортивную карьеру отпрыска в боксе.

Интересно, каким он стал, Илья Малкин?

 

***

 

Первый приступ паники случился со мной в зале ожидания, когда я попыталась представить (и не смогла), как сейчас должен выглядеть Илюха. Дело в том, что последний раз мы встречались с ним на его спортивных соревнованиях, куда притянула нас нежная родительница Маринка, лет этак десять назад. Вынуждена признаться, из зала нас с позором выдворили, ибо Малкина оказалась не совсем корректным болельщиком и позволила себе весьма яростно спорить с судьёй.

Марина родила Илью в шестнадцать лет от своего одноклассника Пашки по большой и, естественно, обещающей быть вечной любви, но родители юного Ромео эмигрировали на родину греческих богов и прихватили с собой молодого отца. Расстояние быстро охладило чувства влюблённых, тем не менее сохранив каким-то чудом привязанность Павлика к сыну. А когда спустя годы, уже будучи вполне успешным тренером, Пашка предложил Марине отпустить Илюшку к нему, Малкина, прорыдав неделю, сама отвезла мальчишку в Грецию. В Россию парень был отправлен только на срок прохождения срочной службы в рядах вооружённых сил родины.

В момент счастливого воссоединения матери и сына я сопровождала мужа в длительной командировке по Уралу (интересно, а Верочка согласилась бы год жизни провести в малобюджетных гостиницах нашей необъятной страны?) и видела Илью лишь на общей фотографии, оставшейся в моей памяти размытым пятном зелёного цвета.

Вглядываясь в лица проходящих через «зелёный коридор» людей, я не могла избавиться от чувства, что должна встретить подроста лет этак четырнадцати.

– Здорово, Женька! – вдруг сказал кто-то позади меня. – А я тебя сразу не узнал.

Я медленно повернулась в сторону говорившего и тут же почувствовала приступ паники дубль два. Мой подопечный кардинально отличался от парня, которого я запомнила. Илья Малкин превратился в высоченного парня, успел не единожды сломать нос и нарастить очень даже рельефные мускулы.

Довольный произведённым эффектом, Малкин-младший улыбался мне карими глазами своей матери.

– Привет, – промямлила я, уговаривая себя вспомнить, что мои двадцать лет остались далеко в прошлом, – как долетел?

– Отлично, – доложил Илья, быстро наклонившись ко мне, чтобы подарить старой доброй тёте Жене приветственный поцелуй.

Я плохо помню, как мы добрались до дома Малкиных, точно я запомнила только то, что Илья решил в ближайшее время перебраться в Россию и помогать своему первому тренеру воспитывать чемпионов молодёжной сборной нашего города.

– Мне золото не светит, так что буду поучать других, – весело сообщил он напоследок.

 

***

Вечером позвонила Маринка.

– Ты помнишь, что завтра в девять у тебя первая встреча с Серёней? – грозно осведомилась она. – Учти, я буду блюдеть... в смысле блюсти твой безнравственный образ жизни, так что отвертеться не получится!

Я заверила подружку в своём огромном желании поскорее познакомиться с тренером и чуть было не откусила себе язык, когда, не удержавшись, поинтересовалась, как чувствует себя Илья.

Малкина в ответ расхохоталась, поведав мне, что парню уже далеко не десять лет, и он в состоянии о себе позаботиться, но если я так сильно переживаю, то по большому секрету, она готова доложить: Илья встречается с бывшими одноклассниками.

– Кстати, он сказал, что ты отлично выглядишь, так что не дрейфь завтра: бюст вперёд, задницу назад и прыгай на Серёгу.

«Мамочка», – ойкнуло где-то в моей груди и ойкало до самого утра.

 

***

 

К шести часам вечера следующего дня я решила, что татуировка на лбу, гордо гласящая «озабоченная кляча», будет самым достойным наказанием тётеньке, полночи разглядывавшей фотографии Ильи Малкина на сайте «ВКонтакте». Смирившись со своей участью, я собирала вещи, необходимые для тренировки, когда в дверь позвонили.

Испугано подскочив, я направилась к входной двери, по пути гадая, не явилась ли за мной полиция нравов.

На пороге стояла запыхавшаяся Алька.

– Женькин, выручай. Позвонили из больницы, надо срочно ехать в Таганрог, к ним приехал какой-то специалист, и если не получится к нему записаться, придётся тянуть маман в Москву.

Алькина мать, моя тёзка и самая замечательная женщина на свете, уже давно и очень тяжело болела. Все мы, любящие её как родную, находились в постоянном поиске лучших врачей и лекарств, а потому я молча протянула Сорокиной ключи от своей машины и, кинувшись к ней, сильно-сильно прижала к себе. Мы спрятали друг от друга слёзы, прокричав на прощанье «позвоню» Аля побежала вниз по лестнице.

Я вернулась в квартиру и, отыскав записную книжку, озаботилась поиском такси, но, не успев набрать первый из попавшихся номеров, вновь отправилась открывать дверь.

На этот раз звонил... да простит меня моя Маринка, греческий бог, Илья Малкин.

– Я слышал, ты осталась без транспорта, – спокойно полюбопытствовал он, оглядывая меня с ног до головы. – Маринка (мать он звал по имени лет с десяти) утверждает, что как джентльмен я обязан помочь погибающей без автомобиля леди. Ита-а-к, я могу быть тебе полезен?

Моё сердце ухнуло куда-то вниз, а в голове кто-то звонко проскандировал: «Да-да-да-да-да». Чтобы не бросится Илье на шею, я попыталась, представила нас с Малкиной в роли персонажей картины «Иван Грозный убивает своего сына» и, пользуясь рождённой в связи с этим передышкой, подхватила собранную сумку, бодро ответив:

– Поехали.

Час в пути стоил мне, скорее всего, двух, а то и трёх лет жизни. Мы спокойно болтали, и в этот раз я уже не мычала однозначные «да» и «нет», а выговаривала очень даже большие предложения вроде «Правда? Тебе это действительно интересно?» или «Не знаю, я ещё не думала об этом.». Когда мы подъехали к танцевальной студии, Илья, тоном, не терпящим возражений, объявил, что дождётся и отвезёт спортсменку домой.

– Хорошеньким девушкам нельзя гулять вечерами в одиночестве.

«Вспомнить бы, когда я ею была».

 

***

 

С Сергеем мы встретил около входа в зал. Честно признаюсь, на долю секунды я таки скосила взгляд ниже его пояса, но то ли от переполнявших меня эмоций, то ли от страха никаких особо выдающихся деталей у инструктора я не разглядела.

– Ваши подруги настаивали на индивидуальных занятиях, – подмигнул он, помогая деревянной клиентке как следует растянуть мышцы. – Вы первый раз будете... танцевать?

Судорожно борясь с внезапно появившимся заиканием, я кивнула, подтянув на всякий случай спортивные брюки. Ещё чуть-чуть и они могут оказаться где-то в районе груди.

– Не волнуйтесь, – заверил Сергей, – я буду очень нежным.

На этот раз я пожалела, что кофточку не получится заправить в стринги.

Всё оставшееся время тренировка напоминала мне игру в догонялки. Я скакала по залу, изображая нечто вроде шаманского танца заклинателей дождя, а обескураженный Сергей с интересом гарцевал за мной.

Когда он провожал меня к выходу, я читала на его лице стойкую уверенность в необходимости повысить плату за VIP-обслуживание.

На улице лил дождь, и последний раз обернувшись на здание студии, я кажется увидела злорадную улыбку тренера.

 

***

 

– Хотел пригласить тебя в кафе, – сказал Илья, медленно выворачивая со стоянки, – но думаю, что в нынешней ситуации ты откажешь, да?

Его красноречивый взгляд прошёлся по мне и остановился на груди... без лифчика. Соски предательски среагировали, а внизу живота заиграла сладкая, едва ощутимая истома.

– В другой раз, – охнула я.

– Ну, значит завтра, в полчетвёртого, поведу тебя на выставку импрессионистов. Маринка говорила, что ты от них в восторге, а у меня приятель будет выставляться в первый раз.

Всё моё нутро вопило «Не вздумай!», но, кхе-кхе, размягчённое сознание так и не нашло повода отказаться.

Ночь снова выдалась тяжелой. Отгородившись от Интернета, я ворочалась на кровати до трёх часов утра, пока сама наконец не подарила себе облегчение.

 

***

 

Во избежание всяческих соблазнов к оговоренному с Ильёй времени я стояла около подъезда. Кофточка с высоким воротом была застёгнута на все пуговицы, а под ней... не спрашивайте меня почему, был мой самый-самый лифчик, подаренный Маринкой. Господи, кажется, я сгорю в аду!

Мой кавалер, как и предписано молодёжи, надел тёмные джинсы, белую рубашку и чёрный пиджак, а когда я подошла к машине, он вышел, чтобы открыть передо мной дверцу. В этом не было ничего необычного, окружавшие меня мужчины всегда были галантны, но сердце почему-то радостно пропело: «Ми-ми-ми».

Через час мы уже медленно блуждали среди выставочных экспонатов, обсуждая картины, и я не могла поверить той лёгкости, с которой Илья взял на себя роль экскурсовода. Маринка, художник по образованию, как-то хвастала нам с Алькой, что её сын разбирается в живописи не хуже, а может быть, и лучше, чем любой искусствовед, но мы лишь согласно поохали, тут же забыв об этом.

– Тебе нравится? – кивнул он в сторону композиции, которой организаторы отвели самое почётное место. – Мастер – мой друг.

– Нравится. Спасибо за приглашение. Последний раз выбиралась в подобные места... – я запнулась, почему-то стыдясь рассказывать Илье про Семёна Петровича.

Малкин оторвал взгляд от инсталляции и, посмотрев на меня, вопросительно приподнял бровь, но я махнула рукой, и он не стал настаивать.

Потом мы набрели на небольшое кафе и с удовольствием поглощая мороженое, делились друг с другом смешными и нелепыми историями из своих жизней. Оказалось, что Илья, как и я, любит «Битлз», Элвиса Пресли, клубнику и поспать с утра чуть дольше, чем позволяет будильник.

Идиллию прервал звонок Малкиной.

– Знаешь, Женькин, иногда я просто мечтаю тебя придушить, – заявила она, позабыв про дежурное «Привет». – Признавайся честно, когда ты собиралась мне рассказать о своём визите к Серёне?

– Сегодня, – вздохнула я, избегая взгляда Ильи.

– Отлично, значит, я ночую у тебя! Освобожу Илюшке квартиру, прикинь, мой мальчик уже кого-то подцепил!

Так я не краснела, пожалуй, со школьных времён, когда в отместку за мою победу в теннисном матче Валька Зуева впихнула меня в мужскую раздевалку, полную старшеклассников.

– Молодец, – промямлила я, прощаясь.

Илья протянул руку к моему телефону и, нажав кнопку отбой, спокойно сказал:

– Пойдём, я тебя отвезу.

 

***

 

Малкина явилась к десяти вчера, прихватив с собой бутылку нашего любимого шампанского.

– Давай, я жажду подробностей и причём самых скабрёзных, – заявила она с порога. – Серёга был в лосинах?

– Без. И о каких подробностях ты говоришь, мы же только познакомились?

Маринка разочарованно вздохнула.

– Всё-таки я тебя не понимаю, Травникова. В школе ты не желала прогуливать уроки, в универе — попробовать травку, мужу и тому не изменила ни разочка, а сейчас отказываешься от классного необременительного секса без обязательств. Вот не права была твоя мамуля, я нисколечко на тебя дурно не повлияла!

Уставшая Маринка быстро уснула на диване, а я смотрела на неё спящую и чувствовала, как сердце сжимается одновременно от стыда и любви. Что же я делала бы со своей жизнью, если бы судьба не вознаградила меня такой подругой? И как удержаться, не рассказать ей о том, что так мучает сердце?

 

***

 

Следующие три недели превратились в сказку. Первый раз в жизни, разговаривая с мужчиной, я не могла наговориться. Мы обсуждали всё: политику, эстраду, экономику, погоду, кино и искусство, гуляли в парке, по набережной и даже наведались в зоопарк, а однажды заглянули к тренеру Ильи и тот, весело подмигивая подопечному, сокрушался, что не может поменяться с ним местами. 

 

Постепенно, я простила... ну или почти простила себе желания, которые будил во мне Илья, и бережно складывала в копилку воспоминаний каждый проведённый вместе день. 

Мы не говорили только о двух вещах. Сексе, потому что чувствовали, время ещё не пришло, и о моих визитах в «Зной», так как Малкин-младший эту тему выносил с большим трудом. Думаю, лишь осознание, что танцы являются подарком матери, удерживало его от сцен ревности.


С Сергеем мы тоже нашли общий язык (и попрошу без пошлых мыслей), он оказался действительно высококлассным специалистом, и я с радостью училась у него, словно губка, впитывая новые знания. Как-то так получилось, что именно с ним я поделилась своими страхами по поводу Ильи, а он, взяв меня за руку, серьёзно сказал:

– Женя, жизнь слишком коротка, не смей прятаться от того, что она тебе предлагает.

 

***

 

Как-то раз по уже заведённой традиции Илья позвонил мне вечером и предложил пойти в музыкальный театр.

– Пошли! – радостно просил он. – Аран Юсифов будет, ты же говорила, что он тебе нравится!

Я заколебалась: во-первых, в музыкальном театре весьма велик шанс встретить кого-то из наших с Маринкой общих знакомых, во-вторых, Юсифовым бредила и сама Малкина.

– Не знаю, – ответила я, услышав, как Илья покашливает в трубку, – твоя мать...

– Завтра едет в Таганрог к Але, — перебил он меня, – забыла?

Для похода в театр я выбрала платье, которое подарила себе ко дню рождения. Зелёный наряд подчёркивал цвет глаз, а фасон, как прокомментировал Илья, можно было считать «очень интригующим». Малкин выбрал элегантный костюм и воспользовался подаренной мною туалетной водой. Вечер обещал быть идеальным, и был таковым, ровно до тех пор, пока в антракте к нам не подошёл Семён Петрович Беркович.

– Евгения! Я так рад встрече! Куда же вы пропали? Или приглашение на поздний ужин отменяется?

По всей видимости, не отличавшийся острым зрением Семён не увидел руку Ильи на моём плече, потому что продолжал делиться своей неожиданной радостью.

– Дело в том, – щебетал он, – что моя уважаемая матушка решила на этой неделе отправиться в гости к сестре, а посему я в полном вашем распоряжении!

Не могу утверждать точно, но, кажется, я слышала, как заскрежетал зубами Илья.

Он холодно выпалил:

– Девушка занята! – И обернувшись потянул меня к выходу.

– Илья...

– Молчи, – оборвал Малкин. – А то я вернусь и дам хорошего леща этому любителю поздних ужинов.

Не желая ругаться на публике, я покорно пошла за ним в машину, но как только он завёл двигатель, слова полились сами собой:

– За кого ты себя принимаешь и какого чёрта устраиваешь? Смею тебе напомнить, что мне не шестнадцать лет, я была замужем и, уж прости, встречалась с мужчинами...Боже, наверно, Семён решил, что ты мой племянник.

 

Но Илья, оставив без внимания эту пламенную речь, убрал ногу с педали газа, притянул меня к себе и первый раз поцеловал...  Он водил руками по лицу, всего лишь касался кожи, а я чувствовала, что хочу кричать, потому что невозможно, нереально было удержать в себе нахлынувший восторг.

Мы набросились друг на друга в лифте. Я, не узнавала себя, но всё-равно целовала, кусала, стонала и сходила с ума от желания, первый раз за Бог знает сколько лет. Так, как и пророчили мне подруги чуть больше трёх недель назад.

Часть одежды полетела на пол ещё в прихожей, ноги подкашивались, и Илье приходилось поддерживать меня за плечи. Его голова склонилась к груди, руки нетерпеливо стаскивали бретельки лифчика.

Сердце отбивало радостную дробь, а тело требовало принять его, окутать собой, быть с ним, сейчас, немедленно. «Скорее, скорее!» Я думала, что умоляю молча, но Илья вдруг поднял голову и резко дёрнув меня к себе засмеялся: 

– Моя нетерпеливая кошечка. Разве ты не хочешь растянуть удовольствие?

От этих слов по телу у меня пошла мелкая, пронизывающая дрожь.

– Гадкий мальчишка, хочешь поиграть? – Я опустила руку к его джинсам и, проведя ею по ширинке, ухватилась за ремень.

Глаза Ильи одобрительно вспыхнули.

– Никогда не отказывался от хорошей драки!

Он немного повернулся и одним стремительным движением поднял меня на руки.

Обняв его за шею, я на секунду захватила губами его нижнюю губу и тихо выдохнула:

– Докажи...

Илья прошёл в спальню и, заставил лечь поперёк кровати. Его руки ласкали, гладили и мяли, а губы, спускаясь всё ниже, целовали... целовали бесконечно, жарко, обжигающе горячо.

Когда он добрался до цели, я жалобно всхлипнула, и, закусив губу, вцепилась в его шевелюру.

– Моя кошечка умирает от желания, да? – прошептал Илья, скользнув языком... мамочка, должно быть, это просто сон, не бывает, не может быть так хорошо на свете!

Первый оргазм обрушился на меня быстро, слишком стремительно, и я не успела притянуть Илью назад, к своему сердцу, но он понял, чего я хочу, и, вытянувшись рядом, прижал меня к себе, принимая мои последние судороги.

Один, два, три... Я считала удары его сердца: один, два три... Или это моё сердце бьётся у него в груди?

– А теперь вместе, Жень, вместе.

Илья вернул нас в нужное положение и легко скользнул внутрь моего тела.

Он брал меня, не переставая целовать глаза, губы, шею и грудь; я отдавалась ему, понимая, что никому и никогда не хотела принадлежать так сильно; он брал меня, шепча что-то красивое, от чего на глазах моих глазах выступали слёзы; я отдавалась ему, потому что он был единственным.

Наконец, обняв ногами изогнувшуюся спину любовника, я тихо прошептала «Пора», и, уступив мне, Илья дал освобождение нам обоим.

 

***

 

Я лежала рядом с ним, положив одну руку себе под щёку, а другую на его мирно опускающуюся и поднимающуюся грудь, и разглядывала откуда-то проступившие на плече веснушки, когда в дверь требовательно позвонили.

– Не открывай, – попросил Илья, не открывая глаз, – нас нет дома.

– А вдруг что-то случилось, лежи, я быстро.

Накинув халат, я подошла к двери и спросила:

– Кто?

– Угадай, какой у меня напрашивается ответ? – хихикнула по ту сторону Алька.

Когда мгновение спустя в прихожую выглянул Илья, я, всучив ему ботинки и рубашку прошипела:

– В комнату, и умоляю: не чихай, не кашляй и вообще молчи!

– Жень... – протянул он. – Я не думаю...

Но я уже его не слушала и, захлопнув дверь в спальню.

– Если б я тебя не знала, Женькин, то могла бы подумать, что у тебя тут мужчина, – сказала Алька, делая первый шаг в квартиру. Вдруг она резко остановилась и, подозрительно оглядев сначала меня, а потом и всё вокруг, потрясённо ахнула:

– Травникова, да ты же только что тра*** О Боже, Малкина рухнет когда я ей расскажу!

«Вот это ты не в бровь, а в глаз, Сорокина», – подумала я, покрепче стягивая на груди полы халата. – Малкина сто пудов рухнет».

– Кто у тебя там? – Пританцовывая от нетерпения, Алька заглядывала мне за спину. – Только умоляю, не говори что Сёмочка!

– Какая тебе разница, Сорокина? Ты зачем пришла, ключи отдать? Так отдавай и проваливай совать свой любопытный нос в чью-то другую жизнь!

– Ну, Женькин, в чужую не интересно, я хочу в твою – канючила Аля. – Ты же знаешь, Малкина, не успев кончить, уже делится с нами подробностями, а она сегодня сексом точно не занималась, и мне ничегошеньки не светит, если ты выставишь меня за дверь.

– Жизнь – череда потерь и разочарований, Алечка.

Сорокина упиралась, не желая так быстро сдаваться, даже угрожала вернуться вместе с Маринкой, когда дверь в спальню медленно открылась.

– Привет Аля, – чётко выговаривая слова, поздоровался Илья.

Не знаю, кто удивился этому неожиданному появлению больше, но ни я, ни Алька, не могли произнести ни слова. На Малкине были только джинсы, хвала богам, застёгнутые. Однако только последняя дура могла поверить, что сын подруги заглянул ко мне, к примеру, искупаться в душе. Сорокина дурой не была, Сорокина была слишком умной.

– Тра-а-вникова, умоляю, скажи, что мы накурились травки, а потом Малкина угостила нас тремя самбуками подряд, – вымолвила она шепотом.

– Марина давно ведёт здоровый образ жизни, Аль, – невозмутимо ответил Илья и, повернувшись ко мне, тихо добавил: – А ты не смей нас больше прятать. Хватит, поиграли в тайную связь и будет.

– Может, я по дороге домой в аварию попала и теперь в коме? – спросила на этот раз у себя Сорокина.

 

***

 

Илья уехал под утро, пообещав позвонить вечером, и, закрыв за ним дверь, я почти сразу уснула, успев только покормить всеми забытого несчастного кота.

Мне снилось лето. Мы с Илюхой шли по берегу моря, держась за руки. Наши ноги утопали в мокром песке, я смеялась, а он называл меня пышкой и спрашивал, не толкается ли ещё? Когда его рука опустилась на живот, я всем своим существом ощутила толчок и проснулась. Рядом не смолкая трезвонил телефон. Малкина.

– Травникова, это ты, Травникова? А это я, твоя подруга, Марина, или отныне ты будешь называть меня мама?

– Маринкин... – прошептала я.

– Не смей! – перебила Малкина. – Так ко мне обращалась моя сестра, а не стерва, уложившая в постель моего сына!.. Женя, ты хотя бы представляешь что натворила? – Из телефонной трубки послышались прерывистые всхлипывания, вызвавшие у меня ответные слёзы. – Илья же мальчик, совсем ещё мальчик, и, самое ужасное для тебя, будет им и через пять, и через десять, и даже через пятнадцать лет! Сегодня он заявил, что как только ты снова морально будешь готова к замужеству, вы поженитесь... идиот! А завтра... как я буду жить, когда ему приспичит загулять с девицей вроде Верочки?

– Маринкин... – Господи, от нахлынувшего потрясения я не могла говорить. Она волновалась за меня! Меня! Как такое вообще может быть?

Разговор резко прервался. Я нажала кнопку быстрого вызова, но Малкина уже отключила телефон. Попытки дозвониться через час, два, три тоже ни к чему не привели. Меня ожидали самые тяжёлые времена.

 

***

 

Я разрывалась. С одной стороны, Илья, не желавший слышать даже о временном расставании, с другой – ушедшая в глухую молчаливую оборону Марина. Также где-то на горизонте постоянно мелькала неугомонная Сорокина, призывавшая покурить всё-таки травки и поговорить всем вместе.

К концу первой недели противостояния Илья перевёз ко мне свои вещи. Я не хотела его пускать, по крайней мере до того момента, пока Малкина не согласится со мной поговорить, но он заявил, что будет жить в машине под моими окнами, и честно просидел в машине почти десять часов.

– Скажи еще, что Маринка была не права, когда сказала, что он пацан, – ехидно заметила Алька, разглядывая автомобиль Ильи с балкона.

– Он волнуется за неё, – ответила я. – Когда остаётся один, всё время набирает домашний номер.

– И что? С ним она разговаривает? – поинтересовалась Алька.

– Разговаривает. – Я не смогла сдержать улыбку, вспомнив, как в последний раз Малкина обозвала сына вонючкой. Да, в этом была вся Маринка.

Во вторую по счёту «чёрную» пятницу Илья вместе с тренером отправился на соревнования в небольшой городок на юге области, чтобы подобрать в команду подающих надежды ребят. Впервые за полтора месяца я осталась одна. Раньше можно было позвонить Малкиной или Сорокиной, а лучше обеим по очереди, и пригласить их в гости для совместного распития шампанского, просмотра глупых телешоу или романтических мелодрам, но сейчас... Маринка не возьмёт трубку, а Алька ночует у матери в санатории.

Все выходные я провела подсчитывая количество шагов от кухни до зала, от спальни до ванной и так далее, а в понедельник ночью, ни на что не надеясь, опять набрала номер Малкиной.

– Да, – вдруг ответила она.

Я настолько привыкла слышать «Телефон абонента выключен», что не сразу осознала это «Да» и просто молчала.

– Чего молчишь, Женькин? У меня кроме тебя тайных воздыхателей нет, и я твоё сопение ни с каким другим не перепутаю... Илья у тебя? – добавила Марина после секундного колебания.

– На соревнованиях, – прошептала я, боясь ненароком проснуться, – завтра возвращается.

– А-а... тогда жду вас в гости. Видишь ли, я единственная, кому ты ещё не представила своего нового парня.

 

***

 

Мы едем молча, моя рука покоится на бедре Ильи, и мне хочется, чтобы эта дорога никогда не заканчивалась. Я думаю о будущем, но совсем не чувствую страха, потому что наконец-то счастлива в настоящем.

 

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Вы можете оценить и высказать своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 53 в т.ч. с оценками: 48 Сред.балл: 4.81

Другие мнения о данной статье:


SvetaP [11.03.2016 09:49]:
Замечательный рассказ. Спасибо! (5)

olcherolcher [13.05.2016 18:06]:
(4)

Ксана ЛеонидасКсана Леонидас [09.01.2017 18:33]:
Когда человек рождается, его же не убивают тут же только потому, что когда-нибудь он все равно умрет. Так и с радостью - раз она пришла, наслаждайся. Рассказ на самом деле отличный. Спасибо!
P.S. Есть только нестыковочка с возрастом: если героине 41, а бывшему супругу - 51, то что-то мне подсказывает, что разница в возрасте у них не 30 лет. (5)

  Еще комментарии:   « 1 6

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
07.08.13 23:00  Версальская история   Комментариев: 23
07.08.13 13:50  Шут и Осень   Комментариев: 69
04.08.13 23:32  Сделка   Комментариев: 48
08.08.13 01:47  Счастливая   Комментариев: 53
07.08.13 16:10  Невозможно устоять   Комментариев: 28
07.08.13 15:40  Глаза   Комментариев: 24
07.08.13 14:35  Эдриан. Цветок чертополоха   Комментариев: 24
07.08.13 14:07  Полынь пахнет горечью   Комментариев: 27
07.08.13 01:35  Сердце хищника   Комментариев: 28
01.08.13 20:10  Кодекс чести   Комментариев: 31
18.06.13 19:43  Алгоритм страсти   Комментариев: 60
06.08.13 23:12  Придурок, которого я люблю (СЛЭШ)   Комментариев: 20
06.08.13 01:43  Лабиринт жизни   Комментариев: 22
05.08.13 02:46  Я возьму ровно столько, сколько ты захочешь мне дать (СЛЭШ)   Комментариев: 29
04.08.13 22:41  На грани реальности   Комментариев: 24
02.08.13 18:38  Полуночный визит   Комментариев: 31
02.08.13 12:51  Кандидат любовных наук   Комментариев: 50
01.08.13 23:28  Скажи мне "Да"   Комментариев: 76
01.08.13 18:46  Маковая роса   Комментариев: 54
01.08.13 17:38  Комната, переполненная шорохами   Комментариев: 31
31.07.13 00:34  О пользе лицензионного программного обеспечения   Комментариев: 29
30.07.13 18:49  Время разрушать   Комментариев: 38
29.07.13 22:22  Ведьмино ложе   Комментариев: 33
29.07.13 19:54  Не можешь? Научим!   Комментариев: 37
27.07.13 20:25  Приятный сюрприз   Комментариев: 27
Добавить статью | В объятьях Эротикона | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение