Никогда не спорьте с Дочерью Санвы. Предложенное вами пари для нее равноценно вызову на поединок. Дочь Санвы обязательно поднимет брошенную перчатку и сделает все для того чтобы выиграть. Проигрывают амирянки крайне редко...

***

Орвик сидел в своем кабинете. Он читал очень умную бумагу, когда дверь распахнулась, и Доми решительно переступила порог.

– Добрый день, господин Понирос, позвольте задать вам несколько вопросов о Забытом Мире.

– А кто вы такая, позвольте узнать? – Орвик прервал свое занятие. – И почему я должен вам что-то рассказывать?

– Я... журналист... да. Газета «Грешные новости», Домиинара Понирос.

– Однофамильцы, значит? – с самым серьезным видом осведомился хозяин кабинета.

– Представляете, какое совпадение! – совершенно искренне изумилась гостья.

– Так-так-так... – господин Понирос явно обдумывал просьбу. – А вопросы будут на раздевание?

– Это в каком смысле?

– Если я отвечаю, журналист снимает с себя что-нибудь из одежды.

Конечно, Доми хотелось возмутиться подобным произволом, но, подумав немного, она, тем не менее, согласилась:

– Ну, хорошо. Цена первого вопроса – подвязка с левой ноги. Кто самая красивая женщина Забытого Мира? Да, забыла сказать. За неправильный ответ вы лишаетесь предмета туалета!

– Так у нас не интервью, а викторина? – удивился Орвик.

Доми слегка замялась.

– Нечто среднее, господин Понирос.

Он видел, как светятся предвкушением ее глаза. Приготовилась, значит, ага.

Орвик отложил в сторону бумаги и немного отодвинул кресло от стола.

Только благодаря очень большому усилию удалось сохранить серьезное выражение лица.

– Так... Дай подумать. Хотя чего тут думать. Самая красивая женщина Забытого Мира – это... это... – он благочестиво возвел глаза к потолку – наша сиятельная вдовствующая королева Констанца.

Доми растерянно моргнула.

– Что? Королева? Ты правда так думаешь?

Орвик опустил глаза на «журналистку».

– Я даю тебе возможность снять подвязку, неужели непонятно?

– Ты в этом уверен? – Доми вопросительно приподняла бровь.

– То есть ты считаешь, что королева недостаточно хороша, чтобы стать самой-самой в Забытом Мире? – уточнил Орвик. – Дорогая, хвала богам, что это слышу только я, а то... статья и рудники.

Доми глубоко вздохнула и сняла подвязку.

Снимала медленно и демонстративно. Без подвязки с ноги упал белый шелковый чулок. «Журналист» как ни в чем не бывало опустила юбку и безмятежно посмотрела на мужа:

– Вопрос второй. Кто самый неотразимый мужчина в Забытом Мире? Цена вопроса – нижняя юбка. Или твой шейный платок.

Орвик подцепил со стола снятую подвязку и покрутил в руках, растягивая на пальцах.

– А на нижней юбке у тебя такое же кружево?

– Возможно, – Доми пожала плечом.

– Очень хотелось бы взглянуть.

– Сначала ответ.

Орвик сосредоточился.

– Так, дай подумать. Самый... неотразимый... мужчина. Мужчина. Проклятье, Доми, почему я должен оценивать мужчин?!

– Представь, что ты женщина, – посоветовала Доми, пряча улыбку.

Орвик закрыл глаза и добросовестно предпринял тщетную попытку.

– Ну? И как? – поторопила его Доми. – Ответ готов?

– Да, – Орвик открыл глаза. – Самый неотразимый мужчина Забытого Мира – Эззелин Сенза-Вольто.

– Что? Это почему еще? – она была явно не согласна.

– Потому что, – терпеливо пояснил Орвик, – у него зеркальная маска. Она отражает всех, но его самого – нет. – Он победно посмотрел на жену.

Доми вздохнула, приподняла подол и взглянула на кружева нижней юбки.

– Ладно, – сказала она, собирая шелковую ткань платья в районе талии и пытаясь распутать завязки проигранной части женского туалета.

– Давай я тебе помогу, – предложил Орвик и подошел ближе.

Доми закусила губу. Руки мужа коснулись ее талии. Надо признать, что в женском белье он разбирался отлично. Через несколько мгновений тонкая батистовая ткань упала к ногам Дочери Санвы, обнажив вышитые розочками панталончики. Орвик уставился на них.

– Даже не думай! – Доми решительно опустила платье.

– Тогда второй чулок! – он явно торговался.

– Третий вопрос и... – она опустила взгляд на тугой корсаж, верх которого украшала... – Брошь!

– Вот эта? – Орвик протянул руку и почти дотронулся груди, но Доми вовремя отскочила.

– Она самая. Итак, третий вопрос: кто самый умный в Забытом Мире?

– И за такой серьезный вопрос ты предлагаешь снять всего-навсего брошь? – он поднял бровь. – Ну, Доми, это очень скупо с твоей стороны.

Потом ты поставишь свои серьги – одну, вторую... так и вопросов не хватит!

– Не хватит для чего? – вкрадчиво переспросила она.

– Не хватит для того, чтобы ты была полностью... эээ.... Была удовлетворена... интервью.

– Придется тебе что-нибудь придумать, – Доми пожала плечами и засмеялась.

– Так, значит? Ну, хорошо.

Орвик отошел на пару шагов, расстегнул запонки и пуговицы, а затем умудрился снять с себя рубашку, каким-то чудом оставив шейный платок. Элегантность узла, впрочем, не сохранилась.

– Что ты делаешь? – с любопытством спросила Доми.

– Проигрываю. Добровольно и сознательно.

– Но ты же еще не дал ответ!

– Не дал, – согласился Орвик. – Но! Во-первых, я не могу позволить тебе лишиться такой ценной броши, – он вздохнул с фальшивым сочувствием. – А во-вторых, прошу учесть, я только что принял очень дальновидное и мудрое решение. Я прикрою тебя этой рубашкой, если кто-нибудь сюда войдет. Чтобы никто не увидел тебя раздетой.

– Но я же одета!

– Это пока. Ну, а теперь я предоставлю тебе возможность самой ответить, кто же является самым умным в Забытом Мире.

– Куда смотрела пресветлая богиня Санва, когда я связывалась с Домом Понирос, – пробормотала Доми, старательно не глядя на Орвика. Этот шейный платок... он... выбивался из общей картины. Был лишним. Да.

Она с самым задумчивым видом прошлась по комнате, окинула взглядом книжный шкаф, полный справочников и энциклопедий, закусила губу и потом все же произнесла:

– Правитель.

– Самый умный? – Орвик выразительно скосил глаза на полки, мол «все эти книги – мои, видишь, какой я образованный».

– Да, – твердо ответила Доми. – Самый умный в Забытом Мире – Правитель.

– Но почему?

– А почему нет? Если самая красивая женщина – это королева Констанца, то самый умный, конечно, Дарий. Или ты что-то имеешь против венценосной особы? – Дочь Санвы многозначительно посмотрела на Орвика.

– Как ты могла такое подумать! – возмутился он и поднял руки в знак того, что согласен с безупречной логикой своей жены.

– Ладно, теперь... теперь скажи мне, кто у нас в мире самый большой любитель вкусно покушать?

– Не скажу, – Орвик подошел к «журналисту» и поправил брошь на ее платье.

– Почему? – пробормотала она, уставившись на его голые плечи. И этот платок... Санва... ну совсем не к месту!

– Ты не назвала цену.

– Корсет. И... и платок твой...

– Отличный выбор, дорогая, я согласен, – быстро сказал Орвик, опасаясь, как бы она не передумала.

– Кто бы сомневался, – проворчала под нос Доми.

– Итак, – он развернул жену спиной к себе и принялся расстегивать ряд мелких пуговиц, – о чем это мы говорили?

– Орвик... – после некоторой заминки задумчиво проговорила Доми, – корсет...

– Что с ним? – половина ряда была побеждена.

– Он же... ну, под платьем, – смущенно пояснила она.

– Я знаю.

– А как же ты...

– Не волнуйся. Ставка будет соблюдена. Я верну потом платье на место.

Орвик покончил с платьем и спустил рукава с ее плеч. Пришла очередь крючков корсета.

– Кстати, о ставках. Ты не ответил на вопрос! – спохватилась она.

– О, он легкий. Я уверен в правильном ответе.

Корсет бесшумно упал на ковер. Доми охнула и прикрыла руками грудь. Здесь, не в сумерках спальни, а в строгом кабинете, залитом полуденным солнцем, полураздетая, она выглядела как воплощение греха. Орвик накрыл ее руки своими, обдавая шею горячим дыханием.

– И кто же у нас самый большой гурман? – она выгнулась, прижимаясь плотнее.

– Ты ужасно настойчива, – заявил Орвик, покрывая поцелуями ее шею. – Ладно. Это ты.

– Я? Почему?

– Ну, а кто еще у нас устраивает регулярные ужины в постели?

– Ты тоже в них участвуешь!

– По принуждению!

– Тогда больше не буду с тобой делиться.

– Вот как? – он развернул Доми к себе лицом и прижал ее к столу. – Тогда я буду брать сам.

Ее губы были сладкими, невозможно оторваться, так что Орвик уже засомневался, кто из них гурман.

Когда поцелуй прервался на «перевести дыхание», Доми ловко стащила с мужа шейный платок.

– Ты ведешь игру нечестно, – прошептал он на ухо.

– Очень даже честно. Твой ответ неполный, мой господин. Есть в Забытом Мире гурман погурманистее меня.

– Правда?

– Правда, – Доми приняла правила игры и тоже прошептала на ухо.

– Кто же он?

Она ловко выскользнула из объятий Орвика с платком в руках, обошла стол, и, остановившись с его противоположной стороны, поправила платье.

– Безе, мой дорогой.

– Этот раб?

– Этот лорд Севера. Между прочим, он отлично разбирается в сортах абрикосов и вкусах мороженого.

– И вина, – нахмурился Орвик. – После его отъезда в подвале не досчитались вина.

Доми рассмеялась.

– Вот видишь, платок – мой законный трофей.

– Дорогая, ты им так резво размахиваешь, что он сейчас очень похож на белый флаг. Капитулируешь?

– Вот еще! Впереди самый сложный вопрос, и я намерена повысить ставки. На кону – твой ремень и мои распущенные волосы.

Взгляды встретились.

 

– Простите, госпожа, но мне придется... – Орвик принялся расстегивать ремень.

– Что вы делаете? – отшатнулась Домина.

Он удержал ее свободной рукой. Расправил ремень, торопливо обернул вокруг нее и закрепил пряжку на поручнях трапа.

– Ну вот, теперь если и пойдете ко дну, то вместе с кораблем.

Увидел ее испуганные глаза, близко-близко.

– Берегите ремень, – проговорил он серьезнол. – Он мне очень дорог.

 

Они оба возвратились в тот страшный шторм, когда, чтобы Доми не смыло волной за борт, Орвик привязал ее к поручню своим ремнем. И тогда же он впервые увидел ее распущенные волосы.

 

– Госпожа, еще раз прошу прощения за бесцеремонность. Сейчас согреемся. И... ваши волосы. Они не просохнут в узле.

 

Тогда он не знал, что Дочери Санвы распускают свои косы только перед теми, с кем делят ложе. По собственной воле.

Ремень и распущенные волосы...

Они оба помнили.

– Так какой же вопрос, Доми? – голос слегка сел.

– Кто самый счастливый?

Она знала ответ, не могла не знать. Но все же стояла и ждала, и смотрела невозможно сияющими глазами. И на мгновенье Орвику стало страшно: а вдруг Доми не приняла бы его приглашение тренировать мальчика, из которого он собирался сделать гладиатора, не стала бы его мастером боя? И Орвик никогда бы не узнал о существовании Доми. И никогда не был бы по-настоящему счастлив, принимая за счастье лишь его тень.

Он шагнул к своей жене, протянул руку и принялся медленно вынимать из ее прически шпильки, одну за другой, пока прическа не развалилась вовсе. Ее волосы еще не отрасли до той отрезанной после свадьбы косы, но уже были длинными и закрывали спину по самые лопатки.

Пряди были гладкими и прохладными, и теплыми у затылка. И на висках, под его губами – тоже. Доми пахла летом, зеленой травой и немного – амирскими духами.

Она вздохнула, качнулась и прижалась лбом к его плечу.

– Самый счастливый – это я, – прошептал ей Орвик. – Но только пока ты рядом.

 

***

Они скакали вдоль берега моря. Песчаная коса уходила вдаль. Тонкие ноги коней оставляли после себя на плотном мокром песке недолговечные следы, которые тут же смывало волной. Соленые брызги воды из-под копыт делали одежду влажной. Доми наслаждалась. Она управляла своей кобылкой с помощью одних лишь ног, не сдерживала ее, позволяя так же наслаждаться свободой и скоростью, как наслаждалась сама. Орвик был на полкорпуса впереди. Через некоторое время он натянул поводья, и его конь с галопа перешел на рысь, а потом и на шаг. Доми последовала примеру мужа.

На море всегда темнеет быстро. Небо уже окрасилось розовым, значит, пора возвращаться, чтобы успеть домой засветло.

– Доми, я хотел тебя спросить кое о чем, – начал беседу Орвик, когда лошади поравнялись и стали идти рядом. – Те вопросы, которые ты мне задавала... я совершенно случайно нашел в спальне такие же, только написанные рукой моей матери. Причем, с ответами.

– Да? – поинтересовалась она с отсутствующим видом.

– Да.

– И где ты их «случайно нашел»?

– В моем справочнике по парусным судам.

– Ясно, – пробормотала Доми. – А я все думала, куда запихнула эту записку.

– Так ты мне ничего не объяснишь?

Домина посмотрела на мужа невинными глазами и сказала:

– Понимаешь, дорогой, у нас с твоей мамой на днях произошел небольшой спор. Она заявила, что я тебя очень плохо знаю. В отличие от нее. И мы заключили пари.

– Пари?! На меня?

– Ну... не совсем на тебя. Проигравшая сторона на ближайшем балу должна была во всеуслышание сказать «моя свекровь – самая лучшая во всем Забытом Мире» или «Моя сноха – самая лучшая во всем Забытом Мире».

– И кто же проигравшая сторона?

– Хм... Орвик, мы договорились, что твоя мама выиграет в том случае, если ее ответы совпадут с твоими. А если не совпадут, то победитель – я.

Глаза Доми хитро блестели. И вообще, ей никак не удавалось скрыть своего веселья. Орвик тоже не выдержал и расхохотался.

– То есть ты хочешь сказать, что теперь моя мать... которая все время находит у тебя массу несовершенств... должна...

– Ну, после того, как я ей принесла написанные твоей рукой ответы, мой выигрыш стал очевиден.

– Моя мать... боги... Доми, она не переживет... это с твоей стороны было жестоко.

– Правда? – пожала она плечами. – Смотри, какой красивый закат. Мне никогда не надоест любоваться вечерним небом и морем.

Некоторое время они ехали молча. Доми наслаждалась видом, а Орвик размышлял.

– Скажи, – произнес он через некоторое время, – а нет... нет никакого способа смягчить проигрыш, все же это... мне жалко маму.

– Не переживай, мой господин. Я ей все простила за ответ на пятый вопрос. Но мне было интересно понаблюдать... как ты беспокоишься... за маму.

Когда до Орвика дошел смысл сказанный слов, он резко остановил коня:

– Доми, клянусь Санвой, я тебя выпорю! Тем самым ремнем!

Она звонко рассмеялась и, ударив свою кобылку по бокам, пустила ее вскачь.

– Сначала тебе придется догнать меня, мой господин!

 

Ответы на вопросы матушки сэра Орвика:

Кто самая красивая женщина Забытого мира? Уверена, мой сын скажет, что это я.

Кто самый неотразимый мужчина в Забытом Мире? Орвик, конечно.

Кто самый умный в Забытом Мире? Орвик. Разве может быть альтернатива?

Кто самый большой любитель вкусно покушать? Варрава.

Кто самый счастливый? Должна признать (а я всегда отличалась справедливостью), что мой сын по-настоящему счастлив рядом с тобой, Домина.

 

 

От авторов: дорогой «Забытый мир», от всей души поздравляем тебя с днем рождения. Каждому из игроков ты что-то дал: кому-то интересную историю, кому-то – новый мир, кому-то – возможность примерить необычную маску, ну а нам ты подарил друг друга. Искренне твои, Орвик и Домина Понирос.

 

 


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Вы можете оценить и высказать своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 2 в т.ч. с оценками: 2 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


FairyFairy [14.12.2016 22:47]:
Спасибо большое за эту красивую, лукавую и нежную историю! (5)

ЖивотноеЖивотное [15.12.2016 11:42]:
Гы гы! Безе еще поборется за звание.. самого красивого! *потирает медаль со званием Гурмана*
– Этот раб?
– Этот лорд Севера.
Ох-х доберется Этот Раб Севера до закромов Дома Понирос!
Спасибо за позитив))) (5)

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
28.11.16 20:18  Волки не спят   Комментариев: 2
28.11.16 20:17  Лисьи правила
28.11.16 20:14  Особенный   Комментариев: 3
28.11.16 20:13  В доме четы Понирос   Комментариев: 2
28.11.16 20:11  Безмолвный разрушитель   Комментариев: 1
28.11.16 20:09  Раскинувшейся сетью   Комментариев: 1
28.11.16 20:08  Урок
28.11.16 20:06  Я Вижу
04.11.16 15:05  Ночь времени Света   Комментариев: 1
12.10.13 16:35  Как появляются миры   Комментариев: 1
10.11.16 19:29  Гид по миру.
04.11.16 14:54  Мозаика Забытого Мира 6 выпуск журнала.
Добавить статью | Совсем другие Сказки | Форум | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение