Глава 1

Начало декабря 2013 года

 

Сегодня был чертовски отвратительный день. Пришлось застрелить подростка-дилера, когда он открыл огонь по ней и ее напарнику. Теперь нужно будет пройти этот ад бумажной волокиты и объяснить выскочкам из комитета, почему же она не превысила служебные полномочия.

И еще после рабочей смены, как назло, в переулке какой-то спятивший вампир буквально выпивал досуха свою жертву. Ну они все что, действительно с ума посходили? Уже который за последнюю неделю. Люди думают, что орудует один и тот же маньяк, но она-то знает правду: в городе объявилась стая новообращенных вампиров, и если как можно скорее не связаться с их создателем и тактично не предупредить этого идиота, что здесь так дела не ведутся, хлынет новая волна резни. И только этого не хватало сейчас Атланте. На носу визит делегации из Нового Орлеана: сейчас служителям закона, причем буквально всем, придется провести тотальную зачистку. Необходимо убрать с улиц любые отбросы общества, которые только попробуют показать свой нос накануне столь значимого мероприятия.

– Твое пиво, капитан! – Улыбающийся бармен поставил перед ней бокал с темным напитком.

– Сколько раз тебе говорила, не зови меня так, – огрызнулась девушка и сделала глоток.

Бородатый и грузный здоровяк-бармен хохотнул в ответ и небрежно пожал плечами.

– Ну ко мне не так уж часто заходят копы, Мэй, и ты – самый приятный из всех них. Так что не отказывай мне в удовольствии: я подразню тебя, а ты получишь свою выпивку за счет заведения. Как тебе такой расклад?

Мэй Шин, капитан полиции местного участка Атланты, устало вздохнула и махнула рукой на безобидного бармена.

– Валяй! Все равно от твоих подшучиваний день не станет хуже, так хоть выпью на шару.

– Виски, не разбавленный, двойной.

Глубокий властный голос с легким акцентом вдруг раздался совсем рядом и даже заставил Мэй слегка повернуть голову, чтобы увидеть его обладателя.

Высокий и хорошо сложенный русый мужчина присел на соседний стул и выложил на барную стойку несколько пятидолларовых купюр. Он даже не взглянул на девушку, что позволило ей беспрепятственно и совершенно нагло разглядывать его профиль. Четко очерченные черты лица, где-то даже острые. Несколько мелких шрамов на скуле. Прямой нос и упрямый подбородок. Аккуратные, едва заметные усы и такая же бородка. Цвет глубоко посаженных глаз разглядеть было сложно, и Мэй так и подбивало попросить незнакомца повернуться, чтобы решить эту проблему. Но в кои-то веки... она не решилась. Потому что от него исходила какая-то не то чтобы враждебность, но уж точно не приятельская аура. Дикий, необузданный, темный. Жестокий, деспотичный. Привык, что ему подчиняются. Любит убивать, получает от этого удовольствие.

Мэй непроизвольно вздрогнула, ощутив, как ее силы прощупали незнакомца и нашли ответы разом на все вопросы: колдун одной из каст, опытный и опасный, безжалостный, холодный.

– Мисс Шин, может, мне сразу предоставить вам досье, и вы перестанете копаться в моей голове? – насмешливо поинтересовался ее сосед и повернулся, чтобы взглянуть на девушку.

Капитан Мэй Шин с трудом продолжала дышать, встретившись с жестким взглядом мужчины. Неудивительно, что ей не удалось разглядеть цвет глаз – они попросту были почти черными, лишь тоненькие темно-карие ободки отделяли зрачки от непроглядной черноты остальной радужки.

Надо что-то ответить. А какой был вопрос? Ах да, про досье.

–  Мы знакомы? Не припомню, чтобы называла вам свою фамилию.

– Абсолютно не против познакомиться с вами как можно ближе, капитан. – От горячего и непристойного намека в его голосе у Мэй по телу разлилось такое тепло, что стыдно стало.

– Обо мне ходит слава в колдовских кругах? – Нет смысла ходить вокруг да около. С такими мужчинами не шутят.

Незнакомец медленно пожал плечами, не отводя от нее взгляда.

– О вас ходит слава по всей Атланте, до нас уж как-нибудь бы дошло.

Интересно. Это что же за слухи пускают о ней в городе? Она вроде всегда старалась быть осторожной и осмотрительной. Видимо, не сильно получилось.

– Могу полюбопытствовать, какая именно слава, мистер?..

Колдун усмехнулся уголком губ и глотнул виски. Зажмурился и глубоко вдохнул.

– Зовите меня Джок, мисс Шин. И не все так плохо, смею вас заверить. Вы – до отвращения справедливый опасный коп, талантливый шаман и чертовски красивая женщина. Вас боятся и уважают. Что-нибудь еще хотите узнать?

На словах про «чертовски красивую женщину» в Мэй проснулось неудовлетворенное желание. Такими темпами они с этим Джоком окажутся в постели уже через пару часов.

Так, стоп. У меня просто давно не было секса. Ну и что? Это же не повод спать с первым встречным? Хотя... хотеть его мне ничего не мешает.

– Нет уж, спасибо, достаточно, мистер Джок. И, пожалуй, приятно познакомиться. Жаль, что я о вас ничего не знаю.

Мужчина снова сделал глоток, размял ладонью затекшую шею и повел плечами. Видно было, что он устал и давно как следует не высыпался .

Хм, интересно, чем он занимается по жизни?..

– Без «мистера», просто Джок. Меня так зовут, честное слово. И раз уж тебе приятно, а мне тем более, предлагаю перейти на «ты».

Мэй от удивления приподняла брови.

– С чего бы это? Я знаю вас всего лишь несколько минут. Несколько спешите, вам не кажется?

– Я сегодня буду заниматься с тобой любовью, Мэй. Как-то не очень охота звать тебя «мисс» в процессе.

От этих наглых и уверенных слов девушка едва не подавилась пивом. Ничего себе заявочки! да кто он такой вообще и что о себе возомнил?

– Счастливо оставаться, мистер.

Мэй кинула на барную стойку пару монет и поспешно направилась к выходу. Вслед ей донесся беззлобный смех. И не успела она и двух шагов ступить вниз по улице, как сильные мужские руки одним движением развернули ее и прижали спиной к стене здания. Девушка попыталась вырваться, применяя приемы самообороны, но Джок лишь снисходительно улыбнулся, прижав ее своим телом намертво и обездвижив руки, заведя их у нее над головой.

– Не знал, что ты такая дикая. Но это даже лучше. Ты же захотела меня с первой секунды, как увидела, Мэй, я почувствовал твое желание. Не бойся меня, я никогда не обижаю женщин.

Его губы находились в миллиметрах от ее лица, слова бархатной лаской касались виска, щеки, скулы и наконец уголка губ. Тихий успокаивающий тембр голоса посылал дрожь по всему телу, которое горело, ощущая мужчину каждым дюймом. Мэй вдруг поняла, что расслабляется и стремится прижаться к нему еще ближе.

Дурман! да он ее попросту околдовывает!

– Отпусти меня, извращенец хренов, иначе пожалеешь. На твою магию я вполне могу ответить своей. Готов посоревноваться?

Джок засмеялся, низко и хрипло, зарывшись носом в ее волосы.

– Потрясающе пахнешь, Мэй. И я не использую сейчас свои магические силы, клянусь. Если бы это было так... Ну, давай скажем, что ты бы уже стояла на коленях перед моей расстегнутой ширинкой.  

От возникшего в сознании видения у девушки поплыло перед глазами. В горле пересохло, и захотелось сначала со всей силы заехать этому нахалу в голову, а потом повалить на асфальт и заняться с ним любовью прямо здесь, посреди ночной улицы.

Я сошла с ума.

– Хам. – Слова с трудом срывались с губ, которые Джок, едва дотрагиваясь, обвел языком.

Мэй задрожала сильнее.

– Есть такое, но тебе понравится, обещаю.

Его ладонь отпустила ее запястье и неспешной, но настойчивой лаской прошлась вниз по руке, ключице, сжала грудь, затянутую в облегающую кожаную куртку. Мэй прикусила губу, чтобы сдержать стон, выгнула спину, предлагая продолжить игру. Бедра нового знакомого уже крепко прижимались к ее собственным, едва заметно двигаясь, давая понять, что он возбужден.

– Ты спишь с каждой девушкой, которую знаешь пару минут? – выдохнула Мэй.

Джок хмыкнул, опуская свою ладонь ниже. Капитану следовало бы немедленно прекратить это безобразие, швырнуть мужчину на асфальт и гордо уйти восвояси. Но почему-то хотелось совсем не этого... И почему-то не было страшно.

Глупая, дурная и наивная! Какой из тебя коп вообще? Смотреть противно.

– Я знаю тебя намного дольше, чем ты думаешь, девочка. И я не сплю с кем попало, если ты об этом.

Мужская ладонь коснулась ее промежности, легонько подразнив сквозь джинсы. Мэй привстала на носочки, то ли в попытке отодвинуться, то ли от стыда, что ее реакция так уж очевидна.

– Ты все равно ответишь за это, ты ведь знаешь, да? – Голос Мэй Шин сел и стал каким-то скрипучим.

Джок встретился с ней взглядом – и она не увидела больше карего ободка, на девушку смотрели глаза цвета темного шоколада. От него исходила какая-то нереальная страсть, запредельная, даже не животная – она окутывала Мэй, заряжала и заставляла гореть ради одного этого мужчины.

А если он маньяк, псих или еще какой больной?

– Я даже не сомневаюсь и предвкушаю, капитан.

Ответить ей не дали. Джок накрыл ее губы своими, горячими и требовательными. Поцелуй не был ни нежным, ни соблазняющим, нет, мужчина буквально показывал ей, каким будет их секс: непристойным, диким, без границ и рамок. Это будет по-настоящему примитивно, грязно, с борьбой за доминирование.

– Ты ненормальный? – прошептала Мэй, цепляясь за его плечи, стремясь касаться мужского тела, где только могла дотянуться.

– А ты? – Джок целовал ее шею, продолжая дразнить руками.

– Поехали отсюда.

– Есть, мисс Шин.

Он подхватил ее на руки и понес к своей машине, припаркованной за ближайшим поворотом.

В рекордно короткое время они уже ехали в лифте какого-то многоэтажного дома, срывая друг с друга одежду, рыча и шипя, кусаясь и поочередно прижимая один другого к стенкам кабинки.

Ключ от двери Джоку не требовался – он просто толкнул ее и быстро захлопнул пяткой, едва Мэй вошла в квартиру. Больше их ничего не сдерживало: следующие несколько часов прошли в битве за наслаждение.

Обнаженные тела, переплетение рук и ног, горячее дыхание, судорожные вздохи, крики и стоны. Запах пота и секса. Передышка, и все заново. Волны наслаждения, до хрипа сорванный голос, руки, жадно ласкавшие тело партнера. Какая-то тихая музыка из айпада на тумбочке. Бутылка вина и виноград. О, виноград пришелся как нельзя кстати... Мэй надолго запомнит, как сорвало крышу Джоку после ее невинного эксперимента с одной из ягод.

Он брал ее как хотел и где хотел, а потом она с истинным наслаждением мстила ему за это и заставляла сходить с ума, медленно, постепенно и очень долго. Длинные распущенные волосы Мэй превратились в спутанный клубок, который ему нравилось зажимать в кулаке. А ее ногти оставили на нем свой след, ничуть не смущаясь причинять боль – Джок лишь еще больше заводился.

Силы стремительно покидали Мэй, страсть колдуна выжимала все соки, но от этого только хотелось еще и еще. За окном начало светать. Какой теперь день недели? А, да плевать, собственно. Мужские мозолистые ладони снова легли ей на груди, большие пальцы обвели соски. Мэй выгнулась, принимая Джока в себя, ожидая очередного дикого раунда.

Но он вдруг стал до невозможности нежным. Медленные, тягучие движения его бедер, пальцы, переплетенные с ее пальцами, глубокие, благодарные поцелуи. Мэй задрожала с головы до ног, отвечая ему той же лаской, хотя сама не понимала, откуда в ней проснулись такие чувства.

– Я. Хотел. Тебя. Так. Долго. – Каждое его слово сопровождалось выпадом, и каждый был чуть глубже, чем предыдущий.

Мэй застонала.

– Ты... следил... за... мной?..

– Да.

Последний резкий толчок, и она прикусила плечо Джока, заглушая свой крик. Оргазм был настолько сильным, что перед глазами затанцевали белые и черные пятна, в ушах зазвенело.

– И я никуда тебя не отпущу, Мэй Шин. Запомни это.

Девушка чувствовала, что он снова поцеловал ее, нежно, как будто они давно были любовниками. Укрыл простыней и прижался сзади, крепко обняв. Его тихий шепот убаюкивал, и она провалилась в блаженную темноту.

Но ведь он следил за мной, да? Зачем?

 

Глава 2

Глоток сока и глубокий вдох. Чертовски хочется курить, но нельзя, он бросил два года назад. Хотя сохранять ясность ума и хладнокровие сложнее, чем казалось раньше. И все из-за этой полицейской в его постели – дикой, необузданной, и попавшей в огромные неприятности. Он знал, что спасет ее, пусть пока и не знал, как.

Кто бы мог подумать, что за эти два месяца слежки Джок потеряет голову от Мэй? Ну не то чтобы голову, скорее что-то пониже... И самое ненормальное во всей этой истории: ему действительно нравилось, что Шин сводит его с ума, завораживает. Великолепное тело, закаленное тренировками, красота совершенных черт лица кореянки, блеск и жажда жизни в раскосых темно-карих глазах... Такой женщине с ее внутренним огнем и непростым характером нужен настоящий мужчина, сильнее самой Мэй, властный и способный поддерживать этот огонь, купаться в пламени. Джок как раз считал себя таким мужчиной, и Мэй, судя по всему, тоже. Девушка вспыхивала в его руках, пыталась подчинить Джока, а вместо этого подчинялась сама.

Мы отличная пара!

Уголок губ колдуна искривился в безрадостной усмешке. Ну да, осталось только победить парочку злодеев, спасти Атланту и подобрать Мэй новогодний подарок. Подумаешь, мелочи жизни.

Из задумчивости его вывел тихий шорох простыней – девушка перевернулась на спину и медленно открыла глаза, с опаской оглядывая незнакомую комнату. Хотя нет, за ночь она вполне себе познакомились едва ли не с каждым углом квартиры Джока.

Хватит, мужик. Хладнокровие, помнишь?

– доброе утро, моя дорогая, – добродушно произнес колдун, пока его взгляд путешествовал по Мэй, от лодыжек к лицу. Озадаченному и слегка удивленному. Ну хоть не испуганному, и то хорошо.

Девушка потянулась, разминая руки и шею, осторожно села, скривившись от боли во всем теле. И только потом встретилась с взглядом черных глаз, которые теперь будут преследовать ее даже во сне.

 Абсолютно обнаженный Джок сидел в кресле у окна, закинув ногу на ногу. Голова чуть склонена набок, в левой руке стакан с темной жидкостью. Шторы были задернуты, и в полумраке комнаты его фигура казалась недвижимой статуей, зловещей и устрашающей. В памяти Мэй не к месту всплыли события прошлой ночи: как ее ладони блуждали по этим упругим мускулам, ногти оставляли царапины на коже, стоны, срывавшиеся с его губ, изогнувшихся сейчас в самодовольной улыбке.

– Это приглашение, Мэй?

Девушка вздрогнула и тряхнула головой, проясняя сознание.

Колдун чертов.

– Нет, не вздумай. Мне еще на работу, а у меня все болит.

Джок тихо хохотнул перед тем как сделать еще один глоток.

– Похмеляешься с утра? – ехидно поинтересовалась Мэй, медленно сползая с постели и взглядом разыскивая предметы своего гардероба.

Так, ну трусики и бюстгальтер целы, слава богу, теперь еще джинсы и блузку найти бы...

– Вишневый сок, милая, тебе тоже советую. Я, безусловно, та еще сволочь, но по утрам не пью.

Джок с наслаждением наблюдал за покачиваниями бедер Мэй, неспешными плавными движениями и аппетитной попкой, когда девушка наклонялась, чтобы поднять одежду. Он снова был возбужден, но не собирался набрасываться на нее, так как ночью они действительно слегка переборщили с утехами. Пусть Мэй отдохнет, у него хватит терпения и сил выждать свой момент.

– Пф, ну сам себя не похвалишь, ага. Считай, я поставила тебе галочку, – фыркнула Мэй, не глядя на мужчину. – Кстати, а фамилия-то у тебя есть? И где мы находимся вообще?

Колдун провел ладонью по колючему подбородку, притворно устало вздыхая.

– Ну что за грубость? Надо приучить тебя разговаривать со мной вежливо.

Мэй едва сдержала неприличный смех, рвавшийся наружу. Вместо этого Джок удостоился взгляда в стиле «удачи, лузер».

– Мне повторить вопросы? – девушка все еще расхаживала по его квартире голой, собирая свои вещи, и это изрядно отвлекало колдуна.

–  О, ну что вы, мисс капитан! Не люблю допросы, все выложу как на духу. – Джок шутливо отсалютовал ей. – Фамилия – Мак-Аленн. Это моя квартира в даунтауне.

Мэй от удивления присвистнула.

– Я вчера такая пьяная была, что не заметила, как мы ехали в даунтаун?

– Ничего подобного, опьянела ты уже здесь, а по дороге мне просто пришлось вилять кварталами, сбрасывая хвост.

Девушка замерла, резко вскинув голову.

– За нами был хвост?

– За тобой, детка, за тобой был хвост. И это то, о чем нам придется поговорить, как только ты примешь душ.

У нее внутри все похолодело, ноги и руки отказывались двигаться. Хвост... еще один. Она уже накрыла пятерых наемников, следивших за ней на прошлой неделе. Ни один так и не раскололся и выбить из них правду о том, зачем за ней шпионили, так и не удалось.

Тут в памяти всплыли слова Джока. Он тоже следил за ней! Мэй попятилась, не выпуская из виду колдуна, который заметил в ней резкую перемену и неспешно встал из кресла. Поставил стакан на журнальный столик, встретил ее взгляд и медленно направился к девушке.

– Ты тоже за мной шпионил. Кто ты такой, черт возьми, и что тебе надо?

– Я назвал тебе свое настоящее имя. И прежде чем ты начнешь истерить – в этой квартире твои силы не подействуют, она под защитой моей магии. Поэтому успокойся, возьми себя в руки и внимательно меня выслушай.

Мэй уже знала, что должно случиться что-то нехорошее и нужно бежать отсюда побыстрее. Но едва она попробовала призвать на помощь свои способности, в сознании разорвалась бомба яростной боли, ослепляя, оглушая, придавливая вниз. Девушка упала на колени и закричала.

Джок молниеносно подскочил к ней, обнял и крепко прижал к себе, поглаживая по волосам.

– Тише, тише, не борись с болью, Мэй, она скоро пройдет. Расслабься, девочка, с тобой все хорошо, слушай мой голос. Сейчас отпустит, верь мне.

Мэй перестала кричать, но стала всхлипывать, глотая слезы и прижимаясь к мужчине, вонзая ногти в его плечи. Ее трясло от испуга, даже тепло тела рядом не унимало дрожь.

– Вот так, ты в полном порядке, ничего уже нет, тебе ничего не грозит. Посмотри на меня, Мэй. Посмотри на меня.

Ей не хотелось открывать глаза, ни под каким предлогом, но в голосе Джока не было просьбы, только приказ. С трудом заставив себя, она подняла голову с его плеча и заглянула колдуну в глаза. И без того тяжелое дыхание сбилось, кровь быстрее побежала по венам: на нее смотрел могущественный и очень недовольный темный маг. Сексуальный, сильный и загадочный.

Разве мама не учила тебя, что встречаться с плохими мальчиками нельзя? Это не доводит до добра.

– Я не шутил, Мэй, моя квартира защищена от любых проникновений и посягательств, не пытайся больше проверять эту защиту. Ты в безопасности рядом со мной, клянусь, я не причиню тебе вреда, хотя и должен был бы.

Шин плохо понимала, что он говорит, слова долетали до сознания сквозь барьер отголосков боли и страха. Ей раньше не доводилось встречаться с таким сильным противником.

– Кто... кто ты? – выдавила из себя девушка. 

Джок несколько секунд просто смотрел на нее, держал в ладонях ее лицо, слушал дыхание. А затем произнес то, чего она никак не ожидала услышать:

– Меня наняли выследить тебя и сдать главе новоорлеанского клана.  Тебя хотят убить, Мэй, и я должен быть тем, кто доставит тебя на пиршество к делегации. Твой смертный приговор приведут в исполнение во время празднования Рождества.

Она замерла от ужаса, перестав дрожать и даже дышать. Пока умирала последняя надежда, капитан полиции Атланты пыталась найти в глазах и лице колдуна признаки того, что это просто злая неудачная шутка, страшный сон или еще что, только не правда, только не конец ее жизни.          

– Ты поведешь меня на казнь? – одними губами произнесла Мэй.

Джок хмуро глядел исподлобья. Его тело было напряжено, словно готовилось к прыжку, грудь вздымалась от глубоких вдохов. Она не умела читать мысли, не могла угадать настроение и только, внутренне сжавшись, ждала ответа.

Колдун не стал больше мучить девушку неизвестностью. К тому же отныне им придется быть друг с другом предельно откровенными.

– Нет. Я хочу спасти тебя, Мэй. И ты должна помочь мне в этом.

 

Глава 3

 Она не могла разорвать зрительный контакт, просто не могла – нужно было смотреть в его глаза, чтобы знать, что еще жива, что еще есть время до Рождества. Но от этого не становилось легче и картинка в голове все равно не складывалась.

– Я не могу тебе доверять, Джок. Знаю тебя всего лишь с прошлого вечера, и то – только как ты хорош в сексе. Кто ты такой, чем занимаешься, на чьей стороне... У тебя огромные магические силы, уже поняла, но на что ты их тратишь? Если моя догадка верна – ты наемный убийца из Темной Атланты. И откуда мне знать, что ты сейчас просто не заманиваешь меня в ловушку?

– Молодец, девочка. Ты и не должна мне доверять и совершенно не можешь знать, ловушка это или нет.  За комплимент спасибо. Теперь слушай, я действительно иногда работаю на Т. А., убиваю тех, кто плохо себя ведет или переходит дорогу верхушке правящей элиты. Никогда не трогаю женщин и детей, никогда в жизни, если только женщина не пытается меня прикончить. С моей магией во всем городе тягаться могут лишь единицы, и с каждым из них я дружу и выпиваю по выходным. У тебя складывается более четкое  представление о том, с кем ты имеешь дело? Отлично, едем дальше. Заказ на тебя поступил два месяца назад, и я взялся за него только потому, что тебя не нужно было убивать. И чтобы спасти твою прелестную задницу, нам придется сильно постараться. Когда я говорю «сильно», то имею в виду – охренеть как постараться, и в данном случае у тебя нет другого выхода.

Мэй сглотнула и крепче стиснула пальцы на предплечьях Джока. Услышанное ну никак не помогало резко начать ему доверять, но в каждом слове слышалась откровенность, простая констатация факта и никакой наигранности.

– Я... могу сбежать в другой штат?

– И кто примет тебя, дорогуша, если Новый Орлеан пустит клич о твоем предательстве и бегстве? Не успеешь моргнуть, окажешься в черном мешке.

– Спасибо за радужные перспективы. Так что мне делать? Чем я должна помочь?

– Вот это уже хорошее начало. Ты будешь слушаться меня беспрекословно, никаких споров, протестов и прочего в таком духе. Если я говорю – ты выполняешь, потом спрашиваешь. Это понятно? И сейчас я жду односложный ответ, учти.

Капитан полиции в ней стала возвращаться к жизни, и так и хотелось отвесить заносчивому тирану затрещину. Но вместе с этим желанием настойчиво боролось другое: выжить, выжить любой ценой. И если для этого придется подчиняться наемнику? Ради всех святых, сейчас она подчинится даже демону.

– Да.

– Умница. Теперь расскажи мне все, что ты помнишь о двенадцатом октября. Меня интересует твой путь домой после работы. В мельчайших подробностях.

От удивления Мэй даже рот приоткрыла.

– Ты пошутил сейчас? Октябрь, серьезно? Да откуда я знаю, что делала двенадцатого числа?!

Джок медленно наклонился к ее лицу так, что их носы соприкоснулись. В черных глазах появились настоящие багряные искры, на лице застыло угрожающее выражение. Мэй попыталась отшатнуться, но он лишь крепче сжал пальцы на талии и дернул на себя.

– Похоже, что я шучу, мисс Шин? – Голос отдавал ледяным спокойствием, но девушка тут же поняла, что шутки точно закончились.

Она тряхнула головой и зажмурилась, собираясь с мыслями. Нужно было расшевелить свою память, найти тот день и рассказать колдуну все, что он хотел.

– Используй свои силы, сконцентрируйся и вернись в тот вечер. Суббота, двенадцатое октября, ты возвращаешься после работы и замечаешь нечто странное в переулке. Что было дальше, Мэй?

Он прав, придется обратиться к магии...

Девушка пару раз глубоко вдохнула и выдохнула, постаралась выкинуть из головы посторонние мысли и отрешиться от настоящего. Несколько минут ничего не происходило, но затем она почувствовала, как обмякла в руках Джока и повалилась на него. Внутри пробудились силы предков, по телу разлилось тепло, а сознание уплыло в дымку, за которой скрывалась дорога к ответам. 

– Говори со мной, девочка, опиши мне все, что ты видишь. Я здесь, ничего не бойся, просто говори со мной.

В голосе Джока был приказ, и на подсознательном уровне Мэй знала, что не может ослушаться. Колдун бережно держал в ладонях ее голову у себя на коленях, продолжая что-то нашептывать и поглаживать большими пальцами скулы.

Спустя какое-то время девушка тихо заговорила, не открывая глаз...

***

12 октября 2013 года

  

– Все хорошо, мам, просто устала после смены. Сегодня была облава на один из притонов, несколько моих ребят ранили, но обошлось без потерь. Я уже домой иду, ты там папе привет передавай, очень по вам соскучилась! Постараюсь на Рождество вырваться, обещаю. Ладно, целую, люблю. Пока-пока.

Мэй спрятала мобильный в карман брюк, с улыбкой продолжив петлять улочками, выбирая кратчайший путь домой и одновременно патрулируя город.  И за следующим же поворотом наткнулась на правонарушителя – ничего хорошего это не сулило. Жертву уже было не спасти – хоть бы по частям собрать в морге, чтобы было, что хоронить... Над кровавым месивом склонилась внушительная темная фигура. Благодаря слабым отблескам фонаря неподалеку, Мэй догадалась, что это существо мужского пола. Большое и очень злое – оно рычало, продолжая драть огромными когтями безжизненное тело.

– Сэр, я офицер полиции, приказываю вам сейчас же отойти в сторону с поднятыми руками! Не делайте резких движений, иначе мне придется применить оружие. – Голос у Мэй не дрогнул, а личный пистолет со специальными патронами из серебра уже был нацелен в спину убийце.

Вот так спокойно себе возвращаешься домой, а тут взбесившийся...

Она не отвлекалась ни на секунду, а оборотень уже стремительно несся на нее, занося когтистую лапу для смертельного удара. Да, самый настоящий слетевший с катушек вервольф: морда перекошена гримасой ненависти, с клыков по подбородку стекают кровь и слюна, а в глазах полностью отсутствующее выражение, стеклянное. У Шин оставалось несколько секунд, чтобы принять решение: или она его, или он ее, чего очень не хотелось.

Девушка отскочила в сторону и тут же развернулась, прицеливаясь. Первый выстрел – и пуля прошила плечо зверя. Переулок огласил дикий рев боли.

– Остановись, не вынуждай меня! – крикнула Мэй, не спуская с него взгляда. – Я не хочу тебя убивать, пожалуйста...

Оборотень вновь кинулся на капитана Шин, и выбор был сделан за нее. Еще четыре точных выстрела: два в сердце, два в голову. Убийца рухнул как подкошенный к ее ногам.

– Просто прекрасное завершение дня! – зло и устало выругалась Мэй. – Где ты вот это взялся на мою голову? Еще и любимые ботинки кровью заляпал. Тьфу, чтоб тебя. 

Она снова достала мобильный и вызвала группу зачистки. Нужно было основательно здесь прибраться, чтобы и следов оборотня не осталось. А вот жертва...

Жертва оказалась человеком – какая-то бедная женщина тоже возвращалась домой и напоролась на этого сумасшедшего. Мэй не завидовала родственникам, если таковые у погибшей имелись... Капитан потерла пальцами переносицу, устало вздохнула и набрала номер дежурного в участке. Нужно было доставить тело бедняжки в морг и заполнить кучу бумажек, написать отчет по происшествию...

И домой Мэй сегодня точно не попадет.

***

Декабрь 2013 года

 

Она резко вышла из транса и открыла глаза. Первое, что увидела – склоненное над ней лицо Джока, почему-то вверх ногами, встревоженное и мрачное. Потом вернулись тактильные ощущения – горячие мозолистые ладони массировали ее плечи равномерными успокаивающими движениями. Девушка расслабилась, снова прикрыв глаза. В теле чувствовалась такая усталость, как будто оно бежало марафон несколько дней, причем отдельно от сознания – вот в нем-то как раз было легко и пусто.

– Ты услышал, что хотел? – прошептала Мэй, силясь поднять руки, чтобы прикоснуться к мужчине, но это никак не удавалось.

– Да. И, возможно, у меня есть идея, но это больше смахивает на идиотизм...

– Переживу, я думаю. Твоя очередь рассказать, за что мне подписали смертный приговор и зачем тебе нужно было двенадцатое октября.

Джок долго смотрел на нее, потом вдруг наклонился и поцеловал так, что у Мэй дыхание сперло. Почему-то по этому поцелую она догадалась, что ответ ей не понравится.

– Двенадцатого октября ты убила одного из сыновей главы новоорлеанского клана оборотней, Мэй. Незадолго до этого он сбежал из дому, и отец подумал, что ему просто захотелось развеяться. Никто не знает, что этот оборотень сошел с ума и поддался зверю. И именно этим мы с тобой воспользуемся: наш последний шанс – доказать делегации и Совету Атланты, что ты защищалась и что псих на твоих глазах убил невинную жертву.

Мэй судорожно вдохнула. Сжала руки в кулаки. Сердце гулко стучало в груди, дышать было тяжело и больно. Непрошеные слезы жги глаза. Как? Вот как такое могло произойти и почему именно с ней? Почему вообще с людьми всегда происходят какие-то ужасные вещи, которых они не заслуживают? И Шин действительно считала, что ничего плохого в жизни не сделала, чтобы заслужить такую подлянку от судьбы.

– Тише, не паникуй, у тебя есть я, вдвоем будет легче. Мы сейчас все-таки примем душ, позавтракаем – я жутко голоден – и составим отличный план.

Джок коснулся губами ее виска, поднял вздрагивавшую девушку на руки и понес в ванную.

– Ты настоящий? – сорвалось с губ Мэй.

– Может быть, а может, ты меня выдумала. – Она не увидела задиристой улыбки колдуна.

М-да, чудесное у нас с тобой будет Рождество, капитан! Закачаешься.   

 

Глава 4

На улице стеной шел дождь, даже не пахло зимой, а Мэй так соскучилась по снегу. Она помнила из детства: однажды в Атланте выдалась неожиданно холодная и снежная зима. Тогда они с отцом с десяток снеговиков слепили. И с тех пор девушка любила это ощущение, когда белые пушистые снежинки ласково падают на лицо и тают. На Рождество так ждешь этого маленького чуда, но, судя по всему, в этом году ей не повезло – синоптики не обещали снегопадов на ближайшие несколько недель.

– Рановато хандрить, мисс. – Мэй вздрогнула от неожиданного оклика.

Повернулась, чтобы бросить взгляд на Джока, и на какой-то момент застыла, отдавая должное колдуну. Он стоял у плиты в одних потрепанных джинсах и жарил яичницу с беконом. От вида его спины у Мэй снова чуть слюнки не потекли, и пришлось одернуть себя, когда взгляд переместился на его упругий зад, так хорошо обтянутый джинсой. Опасно. Очень опасно так увлекаться мужчиной, которого едва знаешь, и который, по идее, должен сдать тебя на казнь.

Джок, не глядя на нее, продолжал готовить завтрак. Поднял руку и провел пятерней по волосам, зачесывая их назад. При этом мышцы спины и плеч пришли в движение, заиграли. Восхитительное зрелище, если бы кто-то спросил Мэй, которая проследила за каждым из мускулов, совершенно откровенно наслаждаясь тем фактом, что данный мужчина был в ее постели всю прошлую ночь. Ну как в ее, технически-то это была все же его постель, но такие детали не суть важны.

–  Продолжишь прожигать во мне дыру, и я возьму тебя на столе, за которым ты сидишь, – очень убедительным тоном сообщил Джок, оглянувшись на Мэй.

Его горячий взгляд прошелся по ней с той же тщательностью, с какой она сама только что его разглядывала. Мэй сглотнула и сжала в руках подол блузки. Нет уж, сексом дело не решишь, а им ведь еще предстояло придумать, как убедить членов делегации в ее невиновности, между прочим. Хотя перспектива быть «взятой» прямо сейчас чертовски манила.

Девушка вспомнила, как заботливо Джок помогал ей принимать ванну, не сделав попытки соблазнить или потребовать – просто был рядом, обнимал ее и омывал их тела каким-то гелем для душа с приятным запахом. И после этих воспоминаний диким контрастом звучали эхом его слова о столе. Но Мэй нравилась загадочная натура Джока, настолько, что даже становилось не по себе.

– Что ты предлагаешь? Как можно убедить тех, кто уже два месяца назад решили меня убить? – Когда-то все равно нужно было начать разговор, и Мэй решила, что лучше сейчас, чем ждать нового приступа паники.

– Предлагаю вызвать свидетеля для дачи показаний, – усмехнулся Джок, перекладывая яичницу из сковороды на тарелки.

Мэй подумала, что ослышалась.

– Не поняла. Я же сказала, там не было никаких свидетелей. И с чего это ты вообще заделался адвокатом?

Колдун сгримасничал, и выглядел при этом несколько обиженно.

– Для справки, я закончил юридический колледж! Не надо думать, что если подрабатываю киллером, то я неотесанный и невоспитанный мужлан. И к твоему сведению – свидетели есть всегда.

Он подошел к столу и поставил перед Мэй тарелку, от которой веяло восхитительным ароматом бекона. Но взгляд девушки устремился на дорожку светлых волос, спускавшуюся по рельефному прессу вниз, за пояс джинсов. Она облизнулась.

– Потрогать хочешь? Я разрешаю, – хохотнул Джок, заметив ее поведение.

Мэй неприлично фыркнула, вырвавшись из наваждения, и, показав ему язык, принялась за еду. К яичнице прилагался благословенный кофе, и за это девушка готова была расцеловать самоуверенного мужчину, сидевшего рядом.

– Можно личный вопрос? – Ей не терпелось его задать со вчерашнего вечера.

Джок пожал плечами, продолжая уплетать свой завтрак.

– Валяй.

– Откуда ты родом? В смысле, у тебя такой акцент...

– У тебя тоже нехилый акцент, детка, – улыбнулся он в ответ.

– Да что ты? Не знала! Ну может, потому что я кореянка и по мне это очень заметно? Родилась в США, но мама с папой эмигрировали из Кореи, и все детство я учила два языка – родной и английский. Теперь твоя очередь, умник.

Джок продолжал ухмыляться и с интересом смотреть на Мэй, чуть выгнув бровь.

– А ты колючка.

– Приятно познакомиться.

Он захохотал. И этот смех как разрядом прошил тело Мэй, зарядил и заставил замереть в предвкушении.

– У меня отец – шотландец, мама – американка. Переехали в США, когда мне было десять лет. Я молодец, могу завтракать дальше?

Мэй подозрительно прищурилась, пропустив его последние слова мимо ушей.

– Вот так и знала, что что-то такое! Боюсь спросить, сколько тебе сейчас лет.

– Тогда не спрашивай.

– Джок!

– Мэй? – Он откровенно потешался над ней.

– Скажи уже, не выделывайся!

– А ты правда хочешь знать ответ? Уверена?

– да!

– Сто сорок семь.

Мэй от неожиданности выронила вилку и уставилась на колдуна, приоткрыв рот. Он же с совершенно спокойным и умиротворенным видом пил кофе.

– Что, прости? – едва смогла выдавить Мэй.

– Мне сто сорок семь лет, женщина. Я наполовину друид, наполовину черный маг. Что тебя удивляет?

Все. Это был контрольный выстрел. Больше удивляться в принципе нечему.

– Да ничего, что уж тут. Не ожидала просто.

Джок промолчал, но подмигнул ей и потер ладонью подбородок, словно проверяя длину щетины.

– Так. Вернемся чуточку назад. О каких свидетелях ты говорил?

– О той девушке, которую убил оборотень. Она сможет подтвердить твои слова.

Мэй замерла, глядя в пространство. До нее дошел смысл его предложения, но облегчения это не принесло. Она никогда раньше не практиковала такой уровень магии предков, не смела заходить за границу жизни и смерти. Это рискованно и требует большого мастерства...

– Я не занимаюсь вызовом духов, Джок, у меня нет опыта и такого уровня магии. Моя... мама по этой части спец, а я только наблюдала пару раз и все.

Темный маг перестал улыбаться и разом посерьезнел.

– Знаю, Мэй. Но ты – талантливый, способный и сильный шаман. А моя магия на пару с твоей могут сотворить что угодно. Понимаешь, к чему я веду? Тебе необходимо будет начать ритуал, остальное за мной. В Совете у меня есть хороший друг, он заставит старейшин делегации сначала выслушать тебя: они прочтут твои мысли, увидят настоящую картину событий, но все равно потребуют доказательств повесомей. Поэтому нам нужна будет подстраховка – дух жертвы уж точно сможет выступить гарантом твой невиновности.

Мэй автоматически кивнула, поддерживая его идею, но абсолютно не представляя, как ее воплотить в жизнь. В голове было пусто, как в вакууме, а инстинкт самосохранения протестующе выл.

– Для ритуала нужно что-нибудь из вещей убитой: только с помощью предмета, который принадлежал ей, можно вызвать дух. Не говоря уже о специальных амулетах, зелье и прочих атрибутах, без которых шаман бессилен.

– У тебя есть две недели, чтобы собрать все, что нужно, и подготовиться к ритуалу. Я пока свяжусь с Советом, после чего объявлю новость о твоей невиновности среди кланов Атланты. Нужно склонить как можно больше народа на твою сторону, тогда у нас будет подмога, если делегация захочет нарушить условия договора.

Последние слова совершенно не вдохновили девушку.

– Отлично, они еще и договор могут нарушить? И что ты будешь делать, если мне за пару секунд просто свернут шею?

Черные глаза Джока смотрели на нее в упор. В них не было неуверенности или колебаний. Только железная решимость, воля и власть. Да, именно так. Сейчас вся фигура колдуна дышала властью.

– Если они прикоснутся к тебе без разрешения глав кланов Атланты, делегация перестанет существовать, Мэй. Все очень просто: наши кланы не потерпят незаслуженного кровопролития на своей территории.

– Откуда ты столько знаешь обо всем этом? – тихо отозвалась девушка.

– Я же говорил тебе, у меня куча влиятельных друзей.

Он о многом сейчас умолчал и видел, что Мэй его раскусила. Но пока еще совсем не время раскрывать все карты. Тузы в рукаве нужно приберечь напоследок.

– Что ж, раз ты так уверен в своем плане... Мне придется доверить тебе свою жизнь. И если меня не убьет разъяренный отец оборотня, то пристукнет мой собственный – хотя бы за то, что я полезу в обряд общения с духами. Хм, ну что, вполне себе такая веселая перспектива вырисовывается!

«Молодец, Мэй, ты так просто не сдашься, да? Это поможет нам выиграть», – с безотчетной гордостью подумал Джок.

– Ты закончила?        

– А?

– Завтракать закончила, спрашиваю?

– Ну да, больше мне кусок в горло не лезет.

Тогда Джок медленно поднялся из-за стола, молча убрал посуду в раковину и переставил солонки на кухонную плиту. Мэй следила за его передвижениями слегка отстраненно и не сразу поняла, что он задумал.

Осознание пришло, когда колдун крепко обхватил ладонями талию девушки, приподнял и усадил на столешницу, встав между ее бедер.

– Эй, меня ждут в участке!

– Подождут. Прости, малышка, но я все равно не изменю своего решения. Придется потерпеть.

Что потерпеть?

Мэй успела только подумать, потому как в следующее мгновение ее уже целовали жесткие, голодные губы, а сильные руки уверенно стаскивали блузку и расстегивали джинсы. Следом на пол полетели штаны Джока.

Потерпеть действительно пришлось – тело еще не совсем отошло после ночных утех – но лишь поначалу. Как только Мэй вошла во вкус, уходить на работу резко расхотелось. Последней ее связной мыслью было: «Хорошо все-таки, что я не перестала принимать противозачаточные. Что-то подсказывает, что в ближайшие две недели у меня будет очень активная половая жизнь».

Судя по выражению лица Джока, когда он двигался в ней, у него были такие же планы на декабрь. 

 

Глава 5

 

Два дня спустя

 

– Шин, ты меня слушаешь или попозже зайти? – насмешливо поинтересовался детектив Груверс, ее бывший напарник.

Мэй его действительно не слушала, просто потому что мысли занимали более важные вещи, вроде ритуала общения с мертвыми и Джока Мак-Аленна, от которого не было новостей уже два дня. К слову, как ответственный коп, она пробила колдуна по своим каналам и не нашла ничего криминального в его биографии: он настолько умело заметал следы, что никто и никогда не мог связать его имя с тем или иным убийством. Настоящий профи, да уж.

И разве можно раздражаться из-за того, что тебе не звонит темный маг-наемник? Ну и что, что у тебя с ним был один из самых шикарных интимных опытов в жизни. Ну и что, что вы сговорились обвести вокруг пальца делегацию кланов дружественной Луизианы. Главное, что выносило мозг Мэй – она безбожно и совершенно глупо скучала по заносчивому мужику, его кривоватой ухмылке и низкому голосу с шотландским акцентом. 

Дура ты, Мэй, такая дура.

– Прости, Груверс. У меня сейчас дел по горло, давай потом, а? – Капитан попыталась напустить на себя очень виноватый вид, глядя на детектива, что сидел по ту сторону ее рабочего стола.

– Ладно, мечтательница. Я поехал в управление, завтра загляну к тебе. – Груверс махнул на прощанье и ушел восвояси.

Как только дверь за ним закрылась, девушка снова погрузилась в чтение семейной книги шаманов рода Шин. По приходу Груверса она быстро спрятала ее под кипой рабочих бумаг, разбросанных по всему столу, теперь же жадно продолжила изучать особенности ритуала и подготовки к нему. Книгу она выпросила у мамы, появившись на пороге родительского дома позавчера. Удивлению матери не было предела, как и последовавшей за этим радости. Родители не стали спрашивать, почему дочь приехала раньше Рождества, зато отец был крайне недоволен желанием Мэй попробовать вызвать дух.

И вот как сказать самым близким людям, что тебя, вероятно, убьют на Рождество, если ты не научишься древнему и опасному искусству шаманов? Никак. Вот Мэй и смолчала, упустив эту деталь, и просто сказала, что ей нужно помочь хорошему другу в одном важном деле. Надо ли говорить, что подозрительный и опытный отец ни на секунду не поверил, а мама неодобрительно нахмурилась? Хотя книгу все же дали – и без нее девушка бы просто не справилась.

Она тщательно составляла список того, что ей необходимо будет разыскать в оккультных магазинчиках Атланты, и за чем придется обращаться к более просвещенным людям из паранормального сообщества. Хорошо, что вещь жертвы оборотня Мэй смогла раздобыть, используя служебное положение: среди улик с места преступления обнаружился окровавленный браслет, с глубокими царапинами на нем – следы от когтей зверя. Для ритуала вполне подойдет, но теперь главное, чтобы гены шаманов оказались так сильны, как о них отзывался Джок, и у нее получилось попасть в мир духов. В принципе, общую картину Мэй уяснила, но ведь есть еще нюансы и всякие детали, учесть все до мелочей, увы, катастрофически важно. На самом деле катастрофически –  мертвые ошибок не прощают.

Дверь в ее кабинет снова распахнулась, и капитан, не глядя на незваного гостя, стала быстро забрасывать книгу бумагами.

– Там же висит табличка «Не беспокоить»! Что не понятно? – пробубнила она.

Голос посетителя вышиб из нее дух:

– Так и знал, что ты по мне соскучилась, дорогая. Вон, аж трясет всю.

Мэй медленно, очень медленно подняла взгляд на Джока, закрывавшего за собой дверь на замок. А потом он обернулся и сверкнул многообещающей улыбкой, такой, от которой у девушки вдруг пересохло во рту и руки судорожно сжали в комок несколько документов. Она не смела пошевелиться и только продолжала смотреть на мужчину, а он уже приближался к ней, попутно сняв перчатки и расстегнув твидовое полупальто. Повесил его на спинку стула, на котором чуть раньше сидел Груверс, и принялся за пуговицы на своей рубашке.

Глаза Мэй расширились от удивления и... предвкушения. Адреналин заструился по венам. Пульс ускорился. Дыхание стало тяжелым. За стенами кабинета работал полный людей полицейский участок, дверь изнутри запиралась лишь на хлипкую защелку, а перед ней уже маячил обнаженный мужской торс.

–  Ты сумасшедший, – прошептала девушка, когда Джок расстегнул брюки, но ее взгляд не отрывался от ловких длинных пальцев, которые уже тянулись к ней.

– Можно подумать, это нам помешает. – Он развернул на себя ее стул, обхватил Мэй за талию и настойчиво поднял на ноги. Одобрительный взгляд прошелся по полицейской форме, губы легко коснулись приоткрытых женских губ, дразня, заманивая.

– Там... там куча копов, ты в курсе? Мои... сотрудники. – Язык не слушался ее, вообще никак – ему как раз почему-то очень хотелось коснуться губ колдуна.

Но Мэй не успела даже попытаться, ее вдруг развернули, заставив опереться ладонями на стол. Горячее мужское тело прижалось сзади, нахальные руки мага сжали ее груди, спустились ниже, расстегнули штаны. Мэй выгнулась, голова легла ему на плечо. С губ сорвался тихий стон, когда пальцы Джока добрались до треугольника волос. Его дыхание обжигало щеку, пока губы шептали всякие непристойности.

– Так ты скучала по мне?

Вот ему обязательно сейчас задавать этот вопрос? да она умрет, прежде чем признается!

– Джо-о-ок. – Его имя вырвалось с почти отчаянным стоном.

– Очень хорошо, люблю, когда ты так произносишь мое имя. – Мужские пальцы чуть надавили и проникли глубже.

Мэй прикусила нижнюю губу, снова сжав в кулаках какие-то бумаги, попавшиеся под руку.

– Скажи еще раз. – Ее бедра рефлекторно двигались в такт движениям его пальцев. Все мысли исчезли, перед глазами сверкали искры.

– Джок! – Резкий выдох.

– Молодец...

Послышался шорох одежды, и Мэй не сразу поняла сквозь дымку наслаждения, что колдун раздел ее ниже пояса и приспустил свои брюки. Снова настойчиво прижался сзади, но не вошел в нее.

– Ну и теперь я все-таки жду ответ на свой вопрос. Ты скучала по мне, Мэй?

И капитан полиции Атланты сдала последние рубежи обороны, потому что выбора у нее никогда и не было. Она хотела Джока, сейчас, здесь, немедленно, а он не шутил – если не услышал бы ответа... Нет, об этом лучше не думать.

– Да, – сорвалось с губ.

Награда не заставила себя ждать. Секс был быстрым, диким и где-то даже сумасшедшим. Мэй пришлось сильно постараться, чтобы прийти в себя и вспомнить, как ее зовут, где родилась и чем занималась последние пять лет.

А Джок спокойно оделся и сел на тот самый стул, на спинке которого висело его пальто. Весь вид колдуна выражал удовлетворение жизнью. Он провел большим пальцем по нижней губе, не отрывая взгляда от Мэй, что послало по ее телу очередную волну дрожи. И лишь спустя несколько минут, как выстрел, в тишине кабинета раздался его голос:

– А вообще я пришел поговорить о деле.

Сволочь!

Мэй запустила в него первой же ручкой, которая попалась на глаза. Джок ловко поймал ее и наконец расхохотался от души.

Следом за ручкой полетели другие предметы, а он все продолжал смеяться.

***

Они все равно потом поговорили о делах насущных, и результат разговора крайне не устроил Мэй, потому что сейчас ей пришлось ловить на себе любопытные и настороженные взгляды толпы незнакомцев.  Она появилась на пороге этой закрытой вечеринки под руку с Джоком.

Выглядел он просто сногсшибательно в своем черном костюме ультрамодного покроя, с зачесанными назад волосами и все такой же аккуратной бородкой. Как с картинки сошел, зараза! А вот Мэй жутко неуютно чувствовала себя в облегающем коктейльном платье темно-синего цвета и туфлях на высоченном каблуке. Ну какая из нее соблазнительница и охотница за мужскими сердцами? Эта дурацкая идея Джока, что она должна всех очаровать и привлечь на свою сторону, была заранее обречена на провал.

– Слушайся меня и не отходи ни на шаг. Поняла? – Губы колдуна коснулись ее виска, а говорил он так тихо, что она едва расслышала из-за гомона сотен голосов вокруг и грохота музыки где-то неподалеку.

– Есть, мой хозяин! – съязвила девушка в ответ, однако с некоторым любопытством и восхищением стала разглядывать интерьер дома какой-то шишки Атланты, закатившей этот прием.

– Не были бы мы в окружении гостей... Я поимел бы тебя прямо на этом полу, не снимая этого шикарного платья.

Мэй споткнулась от неожиданности, когда слова Мак-Аленна бархатом прошлись по телу, вызвав волну возбуждения. Девушка вскинула на него полный вызова взгляд и чуть подняла брови, не переставая поражаться степени его дерзости.

– Озабоченный извращенец.

– Совершенно верно. И не дай бог тебе посмотреть на какого-то другого мужика здесь так, как ты смотришь на меня, когда хочешь. Я не шучу, Мэй. Тебе не понравятся последствия.

Шин с шумом втянула в себя воздух, не зная, как реагировать на это заявление. Сказанное таким тоном, что захотелось вообще себе на глаза повязку нацепить и никого не видеть весь вечер.

– Это сейчас была ревность марки «Джок Мак-Аленн», или я тебя неправильно поняла?

Он ответил непроницаемым взглядом и ощутимым хлопком по ее ягодицам.

Больной вообще! Как я могу захотеть другого мужика, когда ты рядом? да у меня сейчас уже мозги начали плавиться.

– Отлично. А теперь вперед, ты сегодня само очарование, волшебная фея и воплощение сексуальности.

Испуганный взгляд Мэй был вознагражден его улыбкой из арсенала «я тебя потом все равно поимею, в этом же самом платье». Все так же под руку с колдуном шаман вошла в блистающий огнями и роскошью банкетный зал, где вступил в действие расчетливый план Джока.

Разговоры, танцы, безудержное веселье. Реки алкоголя, но на удивление трезвые гости.  Вкуснейшие закуски и постоянная смена блюд. В тот вечер в доме Реймонда Касавиана собрались сливки общества, городская элита – и не все из них были созданиями потустороннего мира. Некоторых людей, именно людей, Мэй знала в лицо, но никогда не была знакома лично. Случай представился, и она беззастенчиво отдалась на волю инстинктов: один за другим представители самых разных каст и кланов Атланты поддавались на ее женские уловки и уходили полностью очарованными. А за ними приходили новые, их друзья или коллеги, и история в точности повторялась.

И только после полуночи к гостям вышел организатор приема собственной персоной. Реймонд Касавиан, как объяснил ей Джок, был самой влиятельной фигурой в клане хранителей стихии Огня – его главой, палачом и представителем в Совете города. От одного вида этого главы девушку бросило в дрожь и колени предательски подогнулись, хотя до этого кто только не искал ее внимания, самые разнообразные паранормальные существа. Но Реймонд Касавиан... он внушал страх всем своим существом: походкой, взглядом, голосом, осанкой.

–  Не стоит так бояться, мисс Шин. Я не кусаюсь без повода. – Хозяин дома наклонился и поцеловал ее дрожавшую ладонь, а потом улыбнулся.

И сознание Мэй немедленно отправилось в рай вслед за этой улыбкой.

Господи, спаси меня! Хочу секса втроем. С Джоком. И с Реймондом Касавианом. Сейчас. На этом самом месте.

– Рей! – Тихий и яростный рык Мак-Аленна неожиданно резко отрезвил Мэй. Она застонала вслух от унижения и страха. Предупреждение Джока настойчиво звенело в ушах.

Девушка быстро высвободила ладонь из руки Касавиана и уткнулась лицом в плечо своего колдуна. Ее немилосердно трясло, а пальцы Джока больно сжимали талию, окончательно выбивая из головы сумасшедшие фантазии.

Хранитель Огня зашелся хохотом, от которого по коже мурашки побежали, а волосы встали дыбом.

– Надо же. Джоки, ты должен был заранее предупредить, что сие восхитительное создание уже прописано в твоей постели. Мои извинения, мисс Шин, не посмею отбивать вас у друга. Хотя... если этот грубиян вам надоест, приходите ко мне. Для такой женщины я всегда свободен. Может, я смогу воплотить в жизнь ваши сокровенные фантазии. – При этих словах у Мэй внутри все похолодело.

Нет! Не мог же он прочесть мои мысли, правда? Нет, только не это.

– Рей, ты нарываешься, – сквозь зубы произнес Джок.

– Приятной ночи, господа, ни в чем себе не отказывайте. Я еще подойду к вам чуть позже.

Бо-о-оже! Джок меня убьет.

Но колдун промолчал, не удостоив ее даже взглядом. Они продолжили свой путь через толпу гостей, завязывая новые полезные знакомства.

Следующего приближения Касавиана Мэй ожидала с содроганием и долей ужаса.

***

Домой к Мак-Аленну они вернулись только под утро. Мэй едва держалась на ногах, и хорошо, что сегодня не нужно было на дежурство, иначе пришлось бы взять отгул.

Пока она с остервенением сбрасывала туфли и расшвыривала их в стороны, опираясь одной рукой о кровать, девушка не заметила опасности, которая таилась за спиной. Воздух в комнате как будто замер, а вместе с ним и время. В голове у Мэй заорал сигнал тревоги.

– Платье не снимай. – Голос колдуна не сулил ничего радужного.

Она осторожно выпрямилась и повернулась, чтобы встретить его мрачный взгляд.

– Джок, я не хотела, клянусь! Это... это все его влияние, ну честное слово.

– Секс втроем тоже его влияние?

Ладонь Мэй взметнулась ко рту, сдерживая рвавшийся наружу крик.

– Копался в моей голове?

Колдун погладил усы костяшками пальцев и холодно улыбнулся.

– Ты избавила меня от трудов.

– Что? – девушка все-таки вскрикнула. – Я... Нет, не говори, что я произнесла это вслух?

Джок скинул пиджак и принялся расстегивать рубашку.

– Ну не то чтобы произнесла, скорее выдохнула, как мантру, но я расслышал.

Я труп. Спаси меня Будда!

– Джок, я правда не хотела, не понимаю, что на меня нашло вообще. Это какая-то его магия, первый раз с таким столкнулась. – Мэй продолжала тараторить какую-то чепуху, но путей к бегству не было: позади нее находилась только кровать, а впереди – хмурый колдун.

Мак-Аленн продолжил раздеваться. Когда он медленно подошел к Мэй полностью обнаженный и легонько толкнул ее на постель, она поняла, как крупно влипла.

 Джок щелкнул пальцами обеих рук: из спинки кровати вдруг вырвались кожаные ремни и намертво обвили запястья девушки. Мужчина удовлетворенно окинул взглядом затянутую в синее платье фигурку и медленно провел ладонью по бедру Мэй, задирая ткань почти до пояса.

– Ну а теперь, дорогая, ты расскажешь, кого тебе хотелось сильнее: меня или Касавиана.

Уже через полчаса изощренных пыток ласками Мэй Шин дико ненавидела Реймонда Касавиана и все, что с ним связано. А имя Джока Мак-Аленна клеймом отпечаталось на каждом сантиметре ее тела и души, в сознании, в памяти, везде. Проклятый колдун доводил ее до безумия раз за разом, и о пощаде Мэй не посмела молить даже мысленно.

Выжатая до предела она провалилась в сон, по-прежнему оставаясь в кожаных наручниках. Клочки того, что было ее платьем, валялись на полу у кровати.  

Глава 6

23 декабря 2013 года

 

Дни, то бесконечно длинные, то до невозможного быстротечные, сменяли друг друга, не обращая внимания на протесты Мэй. Да и что толку протестовать? Время все равно не остановить, и Рождество непременно наступит уже послезавтра. А когда до решающего дня в твоей жизни остается всего ничего, ты волей-неволей начнешь думать о том, как прожил эту самую жизнь, что сделал хорошего и что оставил после себя... Пожил ли вообще или так, просто воздух коптил?

Мэй решила, что все-таки пожила: за спиной остался целый полк людей, которых она спасла за время работы в полиции, и такой же полк тех, кого засадила за решетку, избавив общество от отбросов. А еще она оберегала мир от съехавших с катушек существ из тьмы... Мэй когда-то давно влюблялась, была любима, ее ценили и уважали друзья и близкие. И весь этот месяц с ней был откровенно потрясающий мужик.

Ну не вышла она замуж, не нарожала кучу детишек... И что? С ее работой это слишком трудная задача, которую капитан в принципе никогда не стремилась выполнить. Какая-то неправильная из нее вышла женщина. Но, как ни странно, саму Мэй все устраивало в жизни, не о чем было жалеть и нечего было оплакивать: именно поэтому так тяжело и до боли в груди грустно сейчас. Она не хотела умирать, расплачиваясь за грехи сына невнимательного отца, который не сумел распознать, что его отпрыск начал сходить с ума.

И поэтому шаман собиралась бороться до последней капли крови, хоть с целым новоорлеанским войском. Добро пожаловать, пусть узнают, кто такая Мэй Шин! Да, она долго отказывалась от своей природы, отвергала способности и не желала практиковаться в наследственной магии шаманов, но теперь... за последнюю неделю ее как озарило, будто свет в туннеле зажегся путеводной звездой.  Мэй поняла, что получает удовольствие, познавая древнее искусство общения с духами, впитывает в себя все больше магических сил и развивает мастерство, о котором раньше даже думать боялась. Конечно, не все удавалось с первого раза, но духи не отказывали Мэй в помощи и с легкостью шли на контакт. Мать могла бы ею сейчас гордиться, только девушка так и не призналась, каких успехов добилась и зачем. Если и суждено погибнуть через два дня, то пусть родители подумают, что это случилось на службе, ни к чему им знать про все эти разборки Атланты с Новым Орлеаном.

Мэй сидела на подоконнике и разглядывала в окно случайных прохожих, когда из прихожей донеслась заливистая трель звонка. Девушка нахмурилась, глядя на настенные часы в кухне: половина седьмого вечера, понедельник. Кто может припереться к ней в такой момент? да у нее гости вообще бывают только в день рождения, и то не каждый год! Может, соседям что-то нужно? Хотя нет, Мэй знала, что семьи из ближайших домов разъехались кто куда на время каникул. Так что, кто бы это ни был – пусть проходит мимо, у нее совершенно не то настроение, чтобы с кем-то разговаривать. Вообще.

Девушка снова отвернулась к окну и уставилась на редкие-редкие снежинки, которые милосердно выписало небо в подарок людям в честь праздника. Возможность понаблюдать за неожиданным снегом, так сказать, напоследок имела сейчас намного большее значение, чем незваные гости за дверями. Она ждала лишь одного мужчину, но он дал понять, что не сможет сегодня прийти. Остальные – пусть идут лесом.

И тут ее мобильный стал оглашать всю кухню громкой рок-мелодией. Мэй устало вздохнула, больно надавив на глаза нижними частями ладоней. Что ж, судя по всему, на улице ждал кто-то из знакомых. Восхитительно, и поскольку у нее даже телевизор не работал, а акустика в доме была будь здоров, незваный гость точно слышал, как звонит мобильник. Но свет же везде выключен, может, потрезвонит и уберется восвояси?.. На экран гаджета  она даже не взглянула.

Через пять минут девушка поняла, что никто никуда убираться не собирается. Отключение звука на телефоне тоже не помогло – снова звонили в дверь, для пущего эффекта, видимо.

– Да что ж за люди такие! – зло пробормотала Мэй, хватая мобильник.

Пришлось всерьез сдерживаться, чтобы не запустить его в стену. До того мгновения, пока взгляд не наткнулся на имя, мигающее на экране.

Телефон выпал из рук, с грохотом приземлившись на кухонный стол. Мэй сорвалась с места и через пару секунд уже открывала входную дверь, за которой стоял Джок Мак-Аленн. Напряженный и взвинченный. Но во взгляде темных глаз она увидела заботу, беспокойство и что-то, отдаленно напоминавшее страх. За нее? Этот мужчина переживал за нее настолько глубоко?

– Оглохла? – очень спокойным бесцветным голосом поинтересовался колдун, пряча телефон в карман куртки-пиджака.

Мэй не нашла в себе сил препираться или язвить, да и не возникло желания. Ее мир вдруг снова обрел краски и надежду, стоило Джоку оказаться на пороге дома и просто взглянуть на нее. Безумно захотелось прижаться к нему, надежному, как нерушимая крепость. Услышать и почувствовать, как уверенно бьется сердце в широкой груди. Вдохнуть запах туалетной воды, пены для бритья и его кожи. Ничего больше не нужно – пусть он просто сегодня будет рядом, и больше никого в мире, только он. Ни слов, ни признаний, ни планов на будущее, только сегодня и сейчас – Мэй хотелось этого больше всего на свете.

Она шагнула к нему и крепко обняла, провела ладонями по спине, прижимаясь щекой к его гладко выбритой щеке и набирая полные легкие воздуха. Самые желанные запахи – мужчины и зимы – наполнили ноздри. Джок же на мгновение замер, словно не ожидал от нее такого поведения, а потом прижал к себе так сильно, что ребра хрустнули, но Мэй не издала и звука протеста, наслаждаясь ощущением больших теплых ладоней, гладивших шею, спину, зарывавшихся в волосы.

– Еще раз не возьмешь трубку, отхожу ремнем. – Теперь в хриплом голосе сквозило множество эмоций, а слова согрели Мэй изнутри.

– Я очень тебя ждала, Джок. Безумно.

Его ответом, красноречивее слов, стал удивительный нежный поцелуй, длившийся вечность. Обычно жесткие и требовательные губы сейчас так бесконечно ласково владели ее губами, ничего не требовали взамен, но делились всем, что было на душе у этого замкнутого колдуна. Кожу Мэй покалывали и приятно царапали его бородка и усы. Невозможно было остановиться и прервать поцелуй, даже чтобы просто вздохнуть: казалось, если контакт разорвется, колдун и шаман умрут друг без друга.

Не могу тебя потерять, мой маленький шаман, не могу. Если хоть кто-то тронет тебя даже пальцем, я начну войну...

– Пошли в дом, заболеешь ведь. – Ему действительно с большим трудом удалось перестать целовать ее, но ветер уже начал засыпать их обоих снежинками,  а Мэй стояла на крыльце в домашних тапочках.

Тепло улыбнувшись, она взяла его за руку и повела в свой дом. Это был его первый визит к ней, раньше как-то и в голову не приходило напроситься в гости. И он поразился, насколько уютно почувствовал себя, оказавшись в гостиной, и как непритязательно, но в то же время со вкусом выбран декор. Ничего лишнего. Пара картин с историями из прошлого древней Кореи, забитые книгами настенные полки, диван и журнальный столик напротив телевизора. Везде чистота, порядок, ухоженность.

Когда она успевает еще и за домом так следить?

– Поужинаешь? – Услышав ее вопрос, Джок встретился взглядом с Мэй и отрицательно покачал головой.

– Не голодный, но составлю тебе компанию.

Он с удовольствием помог ей приготовить пасту с овощами и все-таки съел один сэндвич с индейкой, а потом просто смотрел, как Мэй ела: аккуратно, молча, изредка бросая на него благодарные взгляды. Говорить не хотелось: часть из того, что можно было бы сказать в данной ситуации, означала бы, что они прощаются друг с другом. Другая часть, которую нужно было сказать... ни один из них пока не готов был признавать даже перед самим собой.

После ужина они перебрались в гостиную и решили посмотреть какой-нибудь фильм. Шин с удовольствием устроилась в крепких объятиях Джока, прижимаясь спиной к его груди. Он укрыл Мэй теплым пледом, обвил руки вокруг талии девушки и переплел свои пальцы с ее. На журнальном столике его ждала бутылка пива и миска с попкорном.

Первым попавшимся фильмом оказался «Вам письмо», и последующие полтора часа колдун с шаманом, негромко переговариваясь, обсуждали перипетии сюжета, поведение героев и душещипательную развязку. Разговор перемежался легкими поцелуями, ненавязчивыми ласками. Джок не делал попыток соблазнить Мэй, остро осознавая, что ей сейчас просто нужна его поддержка, которую он готов был предоставить целиком и полностью.

Где-то на середине третьего по счету фильма Мэй уснула, откинув голову на плечо мужчины, доверив ему охранять свой сон.  Джок прижался щекой к копне длинных черных волос и прикрыл глаза, вдыхая аромат своей женщины. Телевизор остался включенным, его мерный гул вскоре сморил и колдуна.    

Они проспали до самого утра, обнимая друг друга. А утром в двери домов во всех городах и штатах постучался сочельник.

***

25 декабря 2013 года

 

Весь сочельник Мэй провела с родителями, на всякий случай мысленно прощаясь с ними. Навсегда. Ей так и не хватило духу признаться матери с отцом, что уже через сутки она может исчезнуть с лица земли. Пусть все остается так, как есть. Нельзя сейчас давать волю эмоциям и терять концентрацию – предстояла еще адская рождественская ночь.

Джок заехал за ней за два часа до полуночи. Сдержанный, неразговорчивый и максимально собранный. Сила его ауры больно била по нервам Мэй, почему-то хотелось убежать от колдуна как можно дальше. Но потом она вспоминала, что он – ее единственный шанс на спасение.

– У тебя будут из-за меня нехреновые неприятности. – Девушка с трудом решилась нарушить молчание, царившее между ними.

«Форд мустанг» Джока стремительно несся по практически пустынным дорогам (как будто в праздник весь город замер), резко входил в повороты и ревел мотором. Лобовое стекло то и дело засыпало снегом. Он пошел совсем недавно, но очень обильно и щедро, махровым покрывалом укрывая улицы, деревья, дома.

Сам колдун крепко сжимал руль, утопив педаль газа в пол, глядя только на дорогу. Ни один мускул на его лице не дрогнул, дыхание не сбилось. В полумраке автомобильного салона он был похож на зловещую скульптуру. Химера. Или демон.

– Это мои неприятности. Я их и решу.

За все оставшееся время пути у Мэй больше не возникло желания разговаривать.

А потом «форд», визжа шинами, затормозил у невзрачного полуразрушенного склада на окраине Атланты. Забитые досками оконные проемы, разрисованные граффити стены, гулкое эхо, гулявшее внутри и... Десятки самых разных дорогих автомобилей, припаркованных с обратной стороны здания. С дороги их не видно, но стоило зайти за угол – и у Мэй перехватило дыхание от удивления и страха.

Джок почувствовал, как она вздрогнула.

– Здесь сегодня весь Совет города, главы каждого клана и их замы. Плюс новоорлеанская делегация со своей свитой.

– Это не добавило мне оптимизма!

– Он тебе не нужен. Молись лучше, – бросил колдун, открывая замаскированный среди засохшей травы и обломков кирпича люк.

– Да ты просто душка! Чудесный доброжелательный мужчина.

Джок в ответ демонстративно промолчал, а Мэй уставилась на темный проем, зияющий перед ней. Узкий туннель уходил, очевидно, глубоко под землю, и спускаться в него придется по вертикальной металлической лесенке, поручни и ступеньки которой видно было лишь в самом ее начале.

 – Пользоваться фонарем запрещено, лестницу нужно пройти вслепую, Мэй. Я спускаюсь первым, ты – медленно и осторожно – следом. И делать это будешь по моей команде. Я говорю – ты  двигаешься. Все понятно?

Шин сглотнула, старясь унять дрожь в пальцах, не отрывая взгляда от черной пасти туннеля. Джок, не дождавшись ответа, повернулся к ней, взял за плечи и ощутимо встряхнул. Нужно привести ее в чувство, иначе ничего у них не выйдет.

– Соберись, девочка. Сегодня все зависит от тебя. Я здесь, с тобой, доверься мне.

Она наконец подняла голову и встретилась взглядом с колдуном. Несколько минут они просто стояли друг напротив друга. Ее прерывистое и его ровное дыхание. Страх и неизвестность отражались в глазах девушки; решимость и стальная воля – в глазах мужчины. Возможно, последние мгновения ее жизни и его борьбы за нее. А с неба все так же сыпал снег, и было нестерпимо холодно.

Мэй вдруг встала на цыпочки и прижалась своими замерзшими губами к жестким губам Джока. Быстро, порывисто, стремясь впитать в себя его уверенность и силу. И тут же отступила, не дав Мак-Аленну ответить на поцелуй.

– Я готова. Давай покончим со всем этим дерьмом раз и навсегда.

Губы Джока впервые за весь вечер дернулись в улыбке, но в глазах она не отразилась.

– Погнали, шаман. Надерем парочку новоорлеанских задниц.

Спуск по злосчастной лестнице Мэй преодолела как в тумане, и только благодаря уверенному спокойному голосу колдуна, который путеводным огоньком вел ее сквозь кромешную гнетущую тьму. Несколько раз девушка едва не оступилась и не сорвалась вниз, в неизвестность. Удержалась в последнюю секунду, зная, что если упадет – потянет за собой Джока, а этого она допустить не могла.

С последних ступеней Мэй сняли сильные мужские руки. Как только ноги коснулись земли, капитан полиции Атланты позволила себе судорожно выдохнуть и крепко вцепиться онемевшими от напряжения пальцами в куртку «напарника». А потом в абсолютной тишине снова раздался его голос:

– Джок Мак-Аленн, привел на казнь обвиненную делегацией.

Справа от них вдруг широко распахнулась тяжелая бронированная дверь. В глаза Мэй ударил свет от зажженных настенных факелов, которые освещали длинный и абсолютно пустынный коридор. Пока она с опаской разглядывала его, на запястьях неожиданно сомкнулись наручники. Холодный металл обжег кожу. Заговоренные браслеты! девушка дернулась, пытаясь высвободиться, но тут же наткнулась на непроницаемый взгляд темного мага. Такой же холодный, как сами наручники.

– Успокойся и не усложняй себе последние минуты жизни. Следуй за мной, молча, без глупостей.

Липкие щупальца страха уверенно оплетали Мэй изнутри. Неприятно засосало под ложечкой. В голове настойчиво билось: «Он меня предал. Обвел вокруг пальца и сейчас отведет на казнь. Предал!.. Зачем же тогда так заморачивался, заставляя изучать ритуал, готовиться дать отпор?». Она покорно шла следом за колдуном, ошарашено глядя тому куда-то между лопаток. Ноги подкашивались. В носу защипало, а глаза некстати увлажнились.

Нет, не смей плакать! Не смей. Ты умрешь с высоко поднятой головой. Достойно. И пропади пропадом Джок Мак-Аленн.

Глава 7

Казавшийся бесконечным коридор все-таки закончился поворотом к новым массивным дверям – на сей раз деревянным. Двустворчатые, с причудливой резьбой и четырьмя огромными рубинами, по два в каждой створе. Перед ними стоял высокий щупленький парнишка, лет двадцати пяти, в рваных потертых джинсах и распахнутом пуховике. При виде Джока на его лице появилась широкая добродушная ухмылка.

– Привет, Джокер! давно не виделись. Как оно?

Мак-Аленн пожал ему руку, но так и не улыбнулся в ответ.

– «Оно» будет лучше под утро, надеюсь. Картер, моя тачка недалеко от люка. Принесешь из багажника дорожную сумку?

Парень по имени Картер легко поймал ключи, полетевшие в его сторону, и согласно кивнул.

– Без проблем. Куда ее отнести потом?

– Давай в главный зал, к месту казни.

– О, жесть! Так вот это за твоей спиной та самая красотка, что грохнула чокнутого оборотня? 

– Ты проницателен.

Картер хохотнул. Потом быстро заглянул за плечо Джоку, чтобы подмигнуть безучастной к их беседе Мэй, и с каким-то свистящим звуком мгновенно исчез, будто его и не было.

«Телепорт», – мелькнуло в сознании девушки, но внешне она осталась совершенно отстраненной и неестественно спокойной.

А Джок уже толкнул ладонями обе деревянные створы и шагнул в просторное помещение, освещаемое десятками факелов. По обе стороны, образовывая живой коридор, абсолютно неподвижно стояли стражи. Каждый был облачен в красно-черные одежды, символизирующие принадлежность к клану ассасинов. Лица скрывались за глубокими капюшонами. Никакого оружия.

Мэй не смела даже взгляда бросить на стражников, пока шла за темным магом к следующей двери в дальнем конце этой своеобразной «прихожей». За широким размашистым шагом Джока успевать получалось с трудом. А их путь закончился, только когда они переступили порог богато украшенного к Рождеству величественного зала с потолком в форме небольшого купола. Зал королей Атланты, главный зал, как назвал его Джок. Об этом месте ходили легенды, о нем простые члены паранормального сообщества позволяли себе говорить вслух лишь шепотом.

Блестящий черный мрамор отражал свет факелов. Стены украшали мозаичные барельефы и полуколонны, выступавшие наружу. Из центра потолочного купола вниз смотрела огромная голова волка с разинутой в оскале пастью. И она была сделана из белого мрамора, выделяясь, бросаясь в глаза и оседая в воспоминаниях. Мэй разглядывала голову зверя со смесью восторга и благоговейного ужаса. А вокруг них с Джоком вдруг разом стих гомон множества голосов, замер сам воздух, пламя факелов перестало колыхаться.

Колдун никак не отреагировал на враждебность, пропитавшую все помещение. Молча подтолкнул Мэй к центру зала, где прямо из пола вились широкие стальные цепи, увенчанные кандалами. Ей показалось, что от невозможного нервного напряжения она сейчас потеряет сознание. Перед глазами поплыло, сердце отбивало сумасшедший ритм и вдруг нестерпимо затошнило.

– На колени. – Ровный голос Джока заставил Мэй содрогнуться всем телом.

Медленно и с трудом сохраняя достоинство, она выполнила его приказ, став лицом к Совету. Колдун остался стоять за спиной. Он не коснулся ее, но на лодыжках, стиснув с дикой силой, мгновенно сомкнулись кандалы. Мэй пришлось прикусить щеку изнутри, сдерживая крик. Немилосердно трясло, теперь еще и от боли. Хотелось согнуться пополам и завыть. Но она не позволила себе проявить и толику той слабости, которую испытывала. Запрокинула голову и уставилась в пасть белому волку на потолке.     

Десятки пар глаз, обладателей многих из которых она очаровывала на вечеринке у Касавиана, обратили на девушку свои взгляды: испуганные, заинтересованные, равнодушные, скучавшие, сочувствующие. И озлобленные, пылавшие гневом. Их Мэй скорее почувствовала... У дальней стены за длинным каменным столом, где собрался Совет Атланты, были и делегаты Нового Орлеана. Каждый оборотень, прибывший в их числе, с ненавистью смотрел на девушку, царапая острыми когтями столешницу и рыча.

Посередине, как бы разделяя города, одно кресло пустовало. Место короля Атланты, которого уже сотню лет никто, даже члены Совета, не видел. Неизвестно было, как он выглядит, сколько ему лет и где он скрывается. Зато все точно знали, что король жив: от него всегда получали приказы, благодаря ему город жил и развивался, и благодаря ему сегодня должен состоятся суд над Мэй Шин.          

Все присутствующие в зале так и не возобновили свои разговоры, развернувшись лицом к Джоку и его добыче, они просто продолжали молча наблюдать за происходящим. Главы кланов, входивших в Совет, как по команде поднялись и склонили головы, приветствуя наемника и приговоренную. Заговорил лишь один из них, стоявший непосредственно рядом с местом короля.

Мэй задохнулась, узнав в нем Реймонда Касавиана.

– Совет выражает тебе свою благодарность, Джок Мак-Аленн. А тебе, Мэй Шин, желает мужества. Именем короля, мы обещаем, что сегодня здесь свершится справедливый суд.

Едва последние слова слетели с его губ, с другой стороны от пустого кресла раздался полный ярости рев:

– К черту ваш суд, эта дрянь убила моего сына!

А потом глава клана новоорлеанских оборотней перемахнул через стол и ринулся прямо на Мэй, на ходу превращаясь. Она встретилась взглядом с его налитыми кровью, мерцающими глазами и увидела в них свою смерть. Не закричала, не дернулась в сторону, лишь спокойно зажмурилась и глубоко вдохнула, вызвав в мыслях образы родителей. Мэй Шин приготовилась умереть.

Оборотень, потерявший сына гораздо раньше, чем того избавила от страданий капитан полиции, громогласно зарычал за мгновение до того, как должен был сомкнуть пасть на шее девушки.

***

Никто из присутствующих не посмел помешать кровной мести. Никто из совета не успел среагировать. Все замерли, кто-то в ужасе, кто-то от удивления. Джок знал, что Мэй умрет через несколько секунд. Это же знал и Реймонд Касавиан, в глазах которого полыхнул огонь ада и неуправляемый гнев.

– УБЕЙ ЕГО! – взревел глава клана хранителей Огня.

– УБЕЙ ЕГО! – стократным эхом отразилось от мраморных стен.

Триумфальная и зловещая улыбка исказила лицо Джока Мак-Аленна, когда его рука взметнулась, чтобы вонзиться в грудь зверя, готовившегося убить шамана. Доли секунды. Один шаг вперед, неуловимое движение. Вибрация темной магии, позволившей беспрепятственно разорвать шкуру, и потрясенные выдохи наблюдавших со стороны. И вот маг резко дернул руку назад, вырывая сердце неудавшегося мстителя. Оборотень потрясенно замер в каких-то сантиметрах от Мэй и Джока. В последний раз жалобно завыл и замертво рухнул к их ногам.

– Надо было соглашаться на справедливый суд, ублюдок. – Лицо Мак-Аленна скривилось в гримасе отвращения.

Он бросил окровавленное сердце рядом с телом его хозяина. И в то же мгновение из-за стола рванулись остальные оборотни, желая добраться до Джока. Но к тому времени в полной боевой готовности был уже весь Совет, особенно Реймонд Касавиан. Один взмах его руки в направлении нарушителей процедуры суда, и пламя ручьями потекло от факелов, множась, пульсируя, и моментально охватывая капканом всех вервольфов. В глазах Касавиана не было и тени жалости, лишь наслаждение, настоящее наслаждение от покорявшейся ему стихии.

В кругу огня от боли взвыли люди, которые сидели минутами ранее за столом Совета. Джок знал, что оборотни снова приняли человеческий облик, не в состоянии противостоять могуществу пламени Реймонда.

– Отпусти их, Рей! – крикнул темный маг.

– С чего бы это? – Повелитель Огня чуть склонил набок голову, улыбаясь воплям, нараставшим в пламенном капкане.

– Отпусти. Не будем уподобляться им. Мы собрались здесь на справедливый суд.  

Касавиан услышал друга и в конце концов закрыл глаза. Пламя тут же исчезло. Обессиленные и раненые оборотни, сбившись в кучу, лежали на полу, постанывая и завывая. В глазах самого Реймонда теперь тоже не осталось и следа стихии.

Джок не дал делегатам времени на зализывание ран.

– Кто следующий по старшинству? – В его голосе звенел сдерживаемый гнев. Но отвечать никто не спешил. – Я задам вопрос в последний раз. Кто. Следующий. По. Старшинству. В. Вашем. Клане.

Видимо, оборотням все же не хотелось сегодня умирать.

– Я, я старший сын, – просипел один из них, силясь встать на четвереньки.

– Очень хорошо. Слушай сюда, старший сын. С этого момента – ты глава своего клана. И если не хочешь закончить, как твой родитель, собери мозги в кучу. Я убил его по высочайшему праву короля Атланты, поскольку он нарушил закон и намеревался убить ни в чем не повинного человека. Чтобы получить разрешение на это убийство, вы должны были участвовать в справедливом суде.

– Она же хладнокровно застрелила моего брата! Почему ее так защищают? – взревел новоявленный глава клана.

Джок подошел к нему и присел на корточки, глядя оппоненту прямо в глаза.

– Потому что это была самооборона, потому что твой брат давно сошел с ума и потому что она может доказать свою невиновность. – Кивок в сторону Мэй Шин.

Сама она отползла подальше от мертвого зверя и лужи крови, которая растекалась под ним. Теперь капитан почти неподвижно лежала на боку, дрожа и тяжело дыша. В округлившихся глазах застыли ужас и неверие. Губы беззвучно шептали древнюю молитву шаманов. Запястьев и лодыжек она уже не чувствовала. Мозг отказывался понимать, что творится вокруг, отказывался работать как положено, и только улавливал звуки знакомого, но сейчас такого далекого голоса.

– С какой стати я должен верить каким-то ее доказательствам? Кто она такая, чтобы из-за нее погибли и брат, и отец?! – Убитый горем оборотень все больше раздражал Джока.

И если он не собирался перебить весь этот злополучный клан, а он не собирался, то нужно было заканчивать детский сад и играть в серьезные игры. Джок все равно давно устал прятаться, устал жить в тени и столько лет ждать удобного момента, чтобы из нее выйти. Похоже, такой момент все-таки настал.

Что ж, Мэй, ну и удружила ты мне, детка.

– Потому что за Мэй Шин ручаюсь я, король Атланты.

В главном зале воцарилась гробовая тишина. Потрясенная. Недоверчивая. Испуганная. Удивленная. Благоговейная тишина.

Все члены Совета встали на одно колено, склоняя головы перед своим монархом. Остальные разумные делегаты кланов Нового Орлеана сделали то же самое, выказывая должное уважение. А оборотни не смели отвести от Джока умоляющих взглядов. Глава их клана шумно сглотнул, признавая проигрыш.

– Докажи, Джок. – Это заговорил Касавиан, глядя на друга и прямо-таки лучезарно улыбаясь.

Мак-Аленну пришлось внять словам Рея. Раз уж играть по-крупному, то до победного конца. И чтобы в этой победе не усомнилась ни одна живая душа.

Он сбросил куртку и стянул через голову свитер. Каждый, кто был в зале, замер в ожидании. Несколько долгих мгновений – и на голом торсе Джока стали медленно проступать десятки сплетенных узоров и символов. Они тянулись от шеи по рукам и груди, оплетая тело ярко-синими пульсирующими татуировками. И слева, прямо там, где билось сердце, рядом с кельтским крестом – символом потомка друидов – ярче всех остальных узоров виднелась буква «А», помещенная в рыцарский щит.

Джок широко раскинул руки в стороны и стал поворачиваться вокруг своей оси, чтобы абсолютно все увидели этот символ. Символ короля Атланты. И остальные узоры с рисунками: среди них были запечатлены эмблемы абсолютно всех кланов города.

Ответом монарху послужило всеобщее почтение и ликование во взглядах – правящие особы Атланты опустились на колени, приветствуя своего столько лет скрывавшегося короля. И все это время он прятался за личной наемника, чернокнижника и просто парня с большой дороги.

– С возвращением, мой король, – произнес довольный Касавиан. Единственный, кто все эти годы знал, кем является Джок на самом деле.

Взгляд, которым Мак-Аленн одарил друга, можно было трактовать только как убийственный. Но Реймонд лишь засмеялся, прекрасно помня, что Джок ненавидит, когда к нему обращаются по титулу.

– Так что, тебе еще хочется умереть, или все-таки проведем суд? – На этот вопрос короля гостеприимной Атланты глава вервольфов мог лишь кивнуть. Сначала отрицательно, затем утвердительно.

– Прекрасно, у тебя есть мозги! Счастье-то какое. – Джок с сарказмом похлопал в ладоши. – Ну, тогда приступим.

Ему удалось привести в себя Мэй только с помощью магии друидов. И то, состояние ее было близко к обмороку или к истерике, точно сказать он затруднялся. Но все же, его тихий шепот вывел девушку из оцепенения, а сильные руки подняли с пола и помогли сесть. Кандалы сами собой открылись, освобождая путь для кровообращения. От новой резкой боли в ногах Мэй все-таки застонала. Потом с запястьев спали и наручники. И снова Джок ее успокаивал.

Ритуал общения с духом несчастной женщины, которую убил два месяца назад съехавший с катушек оборотень, все же пришлось провести. Что происходило дальше, Мэй запомнила смутно: включился услужливый автопилот, позволивший машинально выполнять заложенные в сознании действия. Картер принес сумку, о которой просил Джок, со специальной одеждой шамана, всеми необходимыми для обряда атрибутами и браслетом жертвы. Шин подготовилась и переоделась. Зажгла ритуальные свечи и ароматные палочки, очертив ими круг, в центре которого села в позе лотоса вместе с колдуном. Выпила отвар из разнообразных трав и надела защитные амулеты. Очистив сознание от всех посторонних мыслей, начала негромко, с напевом, читать заклинание и с радостью погрузилась в транс. В ладонях Мэй крепко зажала предварительно заговоренный браслет.

Путешествие в мире духов изнуряло и выматывало, но всю дорогу рядом с ней был Джок, заряжая своей магией, поддерживая. После того как она наконец нашла дух «свидетельницы», темный маг связал свои силы с силами шамана и помог материализовать призрачную оболочку духа, чтобы все не только слышали показания жертвы через голос Мэй, но и видели ее образ. Напуганная  несчастная женщина поначалу не могла понять, что от нее хотят и кто все эти странные люди вокруг. Только благодаря выдержке и холодному спокойствию короля, убедившего ее, что она в безопасности и никто не собирается причинять ей вред, Совету все же удалось получить сбивчивые, но довольно содержательные показания. Зверь подстерег жертву в опустевшем переулке, когда та возвращалась домой с работы. Просто набросился и растерзал. Последнее, что она видела перед смертью –  его налитые кровью глаза и злобный оскал. А когда душа покинула тело, женщина увидела, как оборотень кинулся на офицера Шин, которая умоляла его остановиться и до последнего не хотела стрелять.

Сомнений в виновности оборотня больше ни у кого не возникло. Дух отпустили с миром, и Джок помог Мэй вернуться из загробной долины. В общем, ритуал прошел довольно успешно, учитывая состояние шамана, которая, едва выйдя из транса, потеряла сознание, завалившись прямо на короля.

Справедливый суд состоялся. Мэй была оправдана и помилована Советом и делегацией, а оборотням Нового Орлеана запретили появляться в Атланте в ближайшие пятьдесят лет. Нарушение запрета означало бы войну кланов, войну городов.

А пока же из зала королей исчезла враждебность, воцарился мир и веселая атмосфера праздника. 

***

– Я не могу сейчас уехать, Картер, у меня долг перед всеми этими людьми. Сможешь отвезти мисс Шин домой и присмотреть за ней пару дней? Я дам тебе адрес.

Джок знал, что на следующей неделе вряд ли вырвется к Мэй. Теперь, когда короля знали в лицо, от него обязательно потребуют соответствующих титулу действий. Ему предстоят хлопотные и насыщенные будни. Да и Мэй не помешает прийти в себя после пережитого.

– Не вопрос, Джокер. Буду с ней, пока бедняжка не очухается.

Картер осторожно поднял Мэй Шин на руки и пошел к выходу из зала. Джок не посмел на глазах у всех прикоснуться к ее щеке на прощанье или поцеловать истерзанные в кровь губы. Нельзя, чтобы люди увидели его слабость, нельзя давать никому такой козырь. А Мэй была слабым местом короля Атланты.

После ухода Картера празднование Рождества в главном зале затянулось на три дня.

 

Эпилог

31 декабря 2013 года

 

Она «очухалась», на радость себе и Картеру, с которым успела даже подружиться за эти дни. На работе пришлось брать отпуск, слать всех к черту. И ждать. Чего-то ждать. А чего, Мэй и сама не знала.

Король Атланты. Хренов король! Джок Мак-Аленн, наемник, ну да, как же. Искусный и жестокий лжец. Вот он кто.

И он спас ей жизнь. Ценой собственной свободы от титула, ценой возможной войны между Атлантой и Новым Орлеаном. Но короли не водятся с простыми смертными вроде нее, это не их удел.

Мэй все равно ждала. Бродя по своему пустому дому, ждала. Глядя в окно на аномальный снегопад, на образовавшиеся уже сугробы, ждала. Гипнотизируя мобильный телефон, ждала. Обнимая пальцами горячую чашку с кофе и уткнувшись в какую-то совершенно дурную телепередачу, ждала.

Шесть долгих монотонных дней. Шесть ночей почти без сна из-за постоянных кошмаров.

Больше нечего ждать. Да и зачем? Она изначально знала, что ничего, кроме классного секса между ними с Джоком быть не может. Знала, не надеялась и принимала это как должное. Тогда почему же сейчас так хотелось, чтобы он пришел? Просто поговорить с ним, пожелать ему счастливого Нового года и успешного правления. Но звонить первой Мэй себе запретила: это Джока можно было набрать в любое время дня и ночи, королю же не звонят по пустякам всякие шаманы.

– С Новым годом тебя, неудачница, – прошептала Мэй, чокнувшись бокалом шампанского с оконным стеклом в гостиной.

Но до наступления Нового года оставалось еще полчаса. И в прихожей раздался дверной звонок.

Наверное, Картер, решил все-таки заглянуть ко мне сегодня.

Мэй не стала спрашивать «кто там» и просто распахнула дверь.

Мать твою. Я не выдержу столько чудес за одну неделю!

На пороге стоял Джок собственной персоной. В шапке Санта-Клауса, с хулиганской улыбкой на губах и небольшой пушистой ёлкой в руках.

– Картер сдал тебя. Ну какой Новый год без ёлки? – От звука его голоса Мэй бросило в жар.

– Тогда уж и подарок мой где? – Ей с трудом удалось хотя бы прошептать.

Джок улыбнулся еще шире, глядя Мэй в глаза.

– Я за подарок сойду?

Ее тихое «да» на выдохе. Его ответный горячий, лихорадочный поцелуй. Ёлку бросили где-то в прихожей. По дорожке из одежды прослеживался путь до дивана в гостиной.

И только ближе к утру им удалось сказать друг другу членораздельное «С Новым годом!».

Они обязательно поговорят потом. Мэй простит его за ложь. А Джок – за то, что подумала, будто он предал и просто так оставил ее. И мужчина не уйдет из дома шамана в ближайшие дней пять.

Снегопад будет засыпать Атланту всю следующую неделю. Не без посильного участия в этом безобразии одного короля, который узнал, что его будущая королева очень любит снег.




Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Вы можете оценить и высказать своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 1 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


SaniaSania [30.01.2014 12:45]:
Ах, это шикарно! Рассказ захватил и возбудил во мне разные эмоции)) Местами просто возбудил Такие классные герои, необычный мир, прекрасно написано! Оторваться невозможно. Спасибо большое! (5)

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
09.01.14 18:26  Зимняя викторина. Итоги   Комментариев: 14
28.12.13 22:38  Праздники запада   Комментариев: 2
28.12.13 19:11  Вересень   Комментариев: 1
28.12.13 14:35  Новости Ученого кота, или Большое Путешествие Часть IV   Комментариев: 2
16.10.13 15:25  Джокер   Комментариев: 1
25.03.13 00:26  О да, Владыка!   Комментариев: 6
24.03.13 15:32  Парк «Гарри Поттер»   Комментариев: 4
01.11.12 22:11  Новости Ученого кота, или праздник Хэллоуин в замке Франкенштейн   Комментариев: 1
14.07.12 23:07  Литературный конкурс «Магия в моей жизни»   Комментариев: 2
13.07.12 22:48  Новости Ученого кота, или Знакомьтесь, они могут стать вашими друзьями   Комментариев: 1
13.07.12 22:16  Новости Ученого кота, или праздник Лита   Комментариев: 1
09.07.12 22:55  Останутся стихи в сердцах и душах...   Комментариев: 1
06.06.12 00:03  "Гарри Поттер и Дары Смерти (часть 2)": мнение внештатного сотрудника   Комментариев: 4
06.06.12 00:02  Новости Учёного Кота   Комментариев: 7
06.06.12 00:02  Новости Учёного Кота. Магические вещи в немагическом мире   Комментариев: 1
06.06.12 00:02  Новости Учёного Кота. Ужастики Хэллоуина   Комментариев: 1
06.06.12 00:02  Магия Рождества   Комментариев: 3
06.06.12 00:01  Helau, карнавал!   Комментариев: 5
06.06.12 00:01  Новости Ученого Кота, или Еще один день из жизни магглов   Комментариев: 5
06.06.12 00:01  Новости Ученого Кота, или Праздник Мая, Вальпургиева ночь и многое другое   Комментариев: 3
29.04.12 19:04  Добро пожаловать на Бельтайн!   Комментариев: 3
29.04.12 18:56  "Майские огни"   Комментариев: 3
01.03.12 12:57  О любовных зельях   Комментариев: 6
11.12.11 00:06  ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ!   Комментариев: 4
02.12.11 20:47  Ночь перед Рождеством   Комментариев: 5
16.10.11 00:09  О Самайне-Хэллоуине, Совах и многом другом   Комментариев: 1
29.09.11 12:57  Хэллоуин. Городские зарисовки.   Комментариев: 5
31.08.11 16:48  Хогвартс в письмах читателей Ежедневного Пророка   Комментариев: 10
29.08.11 19:11  1 сентября -День Знаний.   Комментариев: 3
01.08.11 00:29  Рэйф Файнс - человек и Волдеморт   Комментариев: 10
28.07.11 18:33  Жаль, что всё закончилось?   Комментариев: 5
28.07.11 17:12  "Гарри Поттер и Дары Смерти (часть 2)" в отзывах, или Переполох в Ежедневном Пророке   Комментариев: 8
23.07.11 16:36  Минерва МакГонагалл в фильме «Гарри Поттер и Дары Смерти. Часть 2»   Комментариев: 2
15.06.11 14:35  У каждого в душе надежно заперт свой скелет...   Комментариев: 5
14.06.11 11:52  Что такое чудо?   Комментариев: 5
Добавить статью | Ежедневный пророк | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение