Часть 1. Пикты и скотты

Часть 2. Бритты и англы

Народы Альбы. Часть 3. Викинги

 

 

 

Кто открыл Америку?

 

Не подумайте, что я плохо училась в школе. Просто школьный учебник пора откорректировать. Америку открыл вовсе не Христофор Колумб в 1492 году, – ее открыли викинги за 5 столетий до Колумба.

 

А еще они открыли Исландию и Гренландию, и везде организовали поселения. С Америкой и Гренландией не повезло, в одной помешали эскимосы либо индейцы, в другой – слишком холодный климат. Но колонизация Исландии оказалась настолько успешной, что эта страна процветает и сегодня, являясь хранительницей древней истории, запечатленной в сагах – уникальных литературных памятниках.

 

 

Головорезы или герои?

 

В средневековых скандинавских языках слово vikingr обозначало человека, который сколотил себе состояние или совершая морские набеги на берега чужих стран, или нападая на мирных путешественников в своих водах. Было и отвлеченное понятие viking, которое обозначало сам процесс разбоя за морем. Строго говоря, викингами следовало бы называть только тех людей, для которых разбой становился профессией. К обычным скандинавским крестьянам, купцам, поселенцам или ремесленникам того времени это слово вряд ли подходит. Тем не менее, именно скандинавские морские разбойники оказали наибольшее влияние на Европу того времени, и именно они с тех пор привлекают наибольшее внимание историков. Поэтому период скандинавской истории, начавшийся в 790-х годах (время первых известных набегов в Западной Европе), обычно называют эпохой викингов. Этот период завершается примерно в середине XI века, когда набеги и переселения прекратились, обитатели поселений за пределами Скандинавии практически слились с местными жителями, а в самой Скандинавии наступило Средневековье.

 

Современники не называли разбойников-викингов «викингами». Англосаксы именовали их данами – по стране, откуда те пришли, франки звали Normanni – люди севера, германцы – людьми ясеня, возможно имея в виду их корабли, хотя корабли чаще делали из дуба, ирландцы же употребляли  слово Gaill, что означает иностранцы, при этом они порой различали датчан и норвежцев: первые были черными чужеземцами (dubh-gaill), вторые – белыми чужеземцами (finn-gaill). Арабы и византийские греки назвали их Rus или Ros (возможно, первоначально это было финское название шведов). На Руси викингов именовали «варягами», хотя до сих пор ученые ломают копья над происхождением этого слова, вполне возможно, что варягами (варангами) называли только тех викингов, которые служили в охране византийских императоров.

Сами же скандинавы использовали слово Nordmеnn – «северяне», чаще в общем смысле «скандинавы». Происхождение же самого слова vikingr неясно и весьма спорно. Наиболее общепринятое предположение - что оно происходит от слова vik – «ручей, бухта, фьорд» и появилось потому, что пираты обычно прятались в бухтах и устьях рек, чтобы нападать на проплывающими мимо корабли и обеспечить себе базу для набегов вдоль побережья.

 

Традиционные представления о свирепых и безжалостных варварах, сеющих страх и разрушения, мешают изучению эпохи викингов. Европейцы и жители Британских островов весьма смутно представляли себе географию северных земель, норманны приплывали откуда-то «оттуда», и самое расхожее имя вполне годилось для них всех. Ирландскому монаху, который в своей холодной келье благодарил небеса за шторм, не позволявший викингам выйти в море; франкскому воину, видевшему, как сто одиннадцать его товарищей болтаются на виселицах на островке посреди Сены; поруганным женщинам; тем, кто оплакивал своих мужей, братьев или дочерей, увезенных в рабство, и тем, кто описывал все эти злодеяния, исполненный гнева и печали, – едва ли им было важно, с какого конкретно острова, мыса, или фьорда явились эти чудовища.

«Боже, избави нас от неистовства норманнов!» Эту молитву не требовалось записывать на пергаменте; там, куда викинги приходили хоть раз, она навеки была в людских сердцах.

Исключения из правил тоже встречались. Так, исландец Альвир Детолюб получил свое прозвище за то, что, как говорится в одной из саг, «запретил своим людям подбрасывать детей в воздух и ловить их на копья, как было принято у викингов».

 

Что касается исландских саг, то они во многом – самые интересные из доступных источников. Однако ни одна из этих саг не была записана ранее ХII века, и большинство из наиболее прекрасных и наиболее известных относятся уже ко второй половине XIII века. Люди, которые сочиняли эти саги, нередко были горячими почитателями древностей; они дорожили мельчайшим обрывком информации, стараясь заполнить пробел в 200 лет между своим временем и временем, когда жили те люди, о которых рассказывали. Но сам тот факт, что они так любили прошлое, заставляет задуматься: насколько же они его идеализировали? Величайшим достижением в области исторических сочинений стал «Круг земной», великолепное собрание саг о королях Норвегии, составленное исландским скальдом и политиком Снорри Стурлусоном в 1220-х годах. В сагах мимоходом упоминаются многие стороны повседневной жизни - еда, одежда, сельское хозяйство, закон и многое другое. Эти сведения очень ценны: они как бы изнутри показывают обычную, негероическую сторону скандинавской жизни.

 

Орнамент из хватающих зверей

Хватающий зверь

Сложнейшие орнаменты и узоры, которыми норманны украшали решительно все – мечи и боевые топоры, флюгеры драккаров, конскую упряжь и стены домов, являют нам яростную мощь и первобытную энергию народа. Иногда гротескные, иногда отталкивающие своей жестокостью, эти работы отличаются блестящей техникой и буквально излучают дух бесстрашия и уверенности в себе. Порожденные фантазией странные существа хватают и держат все, что попадется в их когтистые лапы: других животных, края изделия, даже самих себя. В то же время их вытянутые тела скользят и переплетаются самым причудливым образом, вписываясь в общий рисунок драгоценного изделия, которое они украшают.

Иногда эти странные зверюги дополнены новым орнаментом – переплетающимися наподобие ленты телами, которые увенчаны маленькими головами животных или птиц с хищными клювами. Это сочетание порождало орнаменты потрясающей сложности – варварские узоры, в которых трудно что–либо разобрать, и все же непостижимо прекрасные.

 

Эпоха викингов часто представляется исследователями как некий необъяснимый взрыв человеческой энергии, сила которого в течение трех веков вела скандинавов через моря известного в то время мира, оставив после себя несколько топонимов, диалектных слов и героические истории. У народа, получившего в наследство практическую сметку и вдохновенную мечтательность, жажду знания и горячность чувств, отвагу, стойкость и умение принимать будущее, не забывая о прошлом, едва ли есть повод жаловаться.

Представьте себе бескрайние, продуваемые всеми ветрами пустоши Ютландии, непроходимые глухие леса центральной Швеции, застывшие среди безбрежного моря островки Ботнического архипелага, дикие горы Киля, промерзшую, бесприютную северную тундру, бесчисленные острова, фьорды и рифы у западного норвежского побережья; добавьте к этому огромные расстояния, холод и долгие темные зимы, а заодно – неистребимую мечту о власти и величии, которая созидала, пересоздавала и повергала в прах северные королевства задолго до эпохи викингов и много столетий после нее, и вы поймете, что Скандинавия не то место, где родятся люди немощные и слабые духом.

 

Кажется, что европейские летописи и скандинавская литература описывают два разных народа. И тех, и других можно подозревать в излишней пристрастности: одни видят врагов – сплошь в крови и в дыму пожарищ, другие – собственных идеальных предков в золотом сиянии героизма и возвышенных чувств. Истина же, как известно, где-то посередине.

                                                                                Автор коллажа Sad Memory

 

 

Что их объединяло, и почему им дома не сиделось?

 

Походы викингов – это, по сути дела, скандинавская экспансия в другие страны. Однако, в отличие от других народов и племен, норманны никогда не переселялись компактной массой, целым народом: в дружине каждого вождя или конунга находились люди из всех стран Севера – и шведы, и датчане, и норвежцы.

Как же они понимали друг друга? Дело в том, что до сегодняшнего дня датчане, шведы и норвежцы легко понимают друг друга. Исландский и фарерский языки очень отличаются от континентальных скандинавских языков. Это легко объясняется тем, что эти два языка остановились («заморозились», как говорят лингвисты) на более ранней стадии своего развития.

Исландцы не видят разницы между языком саг и современным языком и являются, наверное, единственным народом в мире, который легко читает литературные произведения раннего Средневековья на языке оригинала.

В эпоху же викингов существовал один общий язык – древнесеверный. Вплоть до позднего Средневековья скандинавские языки, в которых уже начали возникать свои особенности, продолжали называть в Европе «языком данов».

Именно поэтому нет ничего удивительного в том, что норвеги, свеи, даны и исландцы прекрасно понимали друг друга в своих многочисленных поездках и викингских походах.

 

Кроме единого языка, норманнов объединяла общая религия, ее обряды и стоявшая за ними мифология. Это была их единственная религия, и только они одни ее исповедовали. Прочие германские племена приняли христианство достаточно рано, в конце 4-го столетия. Но северные народы не спешили с переменами. В Дании и Норвегии христианство распространилось только через 6 столетий. Шведские конунги последними приобщились к новой вере, и хотя Олав Скётконунг со своей дружиной принял крещение в 1008 г., прошло еще сто лет, прежде чем знаменитое языческое святилище в Уппсале исчезло с лица земли. Но достаточно долгое время, пока не произошли эти перемены, Скандинавия оставалась единственным оплотом язычества в христианском окружении. Северян сам факт, что они не были христианами, связывал даже больше, чем поклонение Одину, Тору или Фрейру. Если древнескандинавский язык служил щитом, то древние верования были кольчугой скандинавских народов.

 

Что же побудило северян сняться с места и начать носиться по миру?

Прежде всего, на Севере Европы было мало пригодных к обработке земель. Всякое расширение старого хозяйства и основание нового были связаны здесь с тяжелым трудом выкорчевывания, выжигания, осушения и очистки земель от камней. На бедной земле могло прокормиться мало народа.

Следующим мотивом был торговый расчет. В VIII–IX веках торговые связи Скандинавии с континентальной Европой и Востоком были достаточно цивилизованными. Именно поиски новых путей на Восток и привели варягов, выходцев прежде всего из Швеции, на Русь, а затем к хазарам, далее на Каспий и в Багдадский халифат и, наконец, в Иран. Впрочем, пиратство – это оборотная сторона торговли. Норманны охотно торговали – когда обстоятельства располагали к этому, но, видя, что морские пути и прибрежные города плохо охраняются, предпочитали грабить. Добыча – это добыча, на каком языке ее ни называй, и в Западной Европе ее хватало на всех. Ирландия, Англия, Франция стали викингской Мексикой: их обитатели превосходили северных конкистадоров ученостью, богатством и уровнем цивилизации, но оказались бессильны, когда столкнулись с противниками, хотя и уступавшими им в численности, но более энергичными и обладавшими большей свободой передвижений. Вести о монастырях, населенных безобидными монахами, о торговых городах, выстроенных у моря или по берегам рек, о роскошных усадьбах и богатых домах распространились по всей Скандинавии, и их услышали.

 

Политическая ситуация же в соседних странах была такова, что их можно было взять чуть ли не голыми руками, и скандинавы этим немедленно воспользовались. Шотландия представляла собой пеструю и беспорядочную смесь рас и народов: пикты на севере, скотты Дал Риады на западе и бритты в Стратклайде. В Ирландии, правда, имелся верховный король в Таре, которому местные властители приносили клятву верности, но это было скорее кажущееся, нежели реальное единство. В Англии – ситуация еще хуже. Нортумбрия, хотя и оставалась самым богатым из королевств, давно утратила свое величие; Мерсия, занимавшая ведущие позиции, превратилась просто в одно из королевств; Уэссекс только набирал силу. На другом берегу Ла-Манша обстоятельства также складывались в пользу викингов. В 840 г. развалилась империя франков, сыновья покойного Людовика Благочестивого грызлись за власть и делили территории.

 

Музей викингских кораблей в Осло

 

И у викингов были корабли. В навигационном и кораблестроительном искусстве северные народы на столетия опередили Европу. Их изящные корабли смотрятся как произведения искусства.

 

Все сохранившиеся в погребальных курганах корабли имели руль, установленный с правого борта Это было выдающимся техническим открытием, которое позволяло управлять кораблем при помощи такого руля всего одному человеку даже при сильном ветре.

 

Современные иллюстраторы изображают драккары викингов одинаково – идущие на веслах суда с разноцветными щитами вдоль бортов. И тот, и другой признак – грубейшая ошибка. В открытом море суда двигались только под парусом, весла применялись лишь в плавании по извилистым фьордам. Щиты же вывешивали вдоль фальшборта, когда корабль стоял в гавани. В открытом море они бы мешали управлению судном, да и запросто могли сорваться в воду.

 

Людских ресурсов в Скандинавии было достаточно. Достаточно для викингских походов – но не для того, чтобы установить свою власть в завоеванных землях или основать жизнеспособные колонии. Скандинавам не хватало места на родине, но их оказалось слишком мало, чтобы заселить, освоить и удержать за собой все территории, доставшиеся им в чужих краях.

                                                                                                                                                              Автор коллажа neangel

 

Ещё одной «движущей силой» викингов было стремление добыть себе богатство, славу и власть в морских походах. Возвратившись домой, норманны рассказывали о своих походах и о том, что доводилось им видеть в чужом краю. Они были источником знаний и новостей. Слушая их рассказы, молодежь загоралась желанием посмотреть на мир и себя показать. «Тот кажется не слишком сведущим, кто не знает никакой другой страны, кроме Исландии», – говорил исландец Болли Боллесон, прослуживший многие годы наемником в Константинополе. Сигурд Свинья сказал своему пасынку Олаву Толстому (будущему Олаву Святому) после возвращения последнего из десятилетнего путешествия: «Теперь ты сделался опытным в боях и узнал обычаи иноземных вождей».

Не набравшись опыта в морских походах, не завоевав славы и уважения, приличных вождю, сыновья конунгов и ярлов не могли рассчитывать на высокое положение в своей стране. Кроме того, доходы конунга, приносимые его хозяйством и усадьбами, были малы, в то время когда королевств насчитывалось множество, и все они являлись небольшими. Конунгам было просто необходимо отправляться на войну за богатством, чтоб содержать пышный и знатный двор.

После летней жизни, исполненной разных приключений на море, викинги обыкновенно возвращались к осени домой, проводили зиму на своих или отцовских дворах. Само состояние «викинг», по мнению ученых, было для воинов с Севера временным. В походах и поездках они проводили совсем немного времени – в основном в молодые годы, а потом начинали обустраивать свою жизнь в Скандинавии.

 

А как же жили викинги дома?

 

Повседневная жизнь

 

Где жили?

Естественная среда, в которой жили скандинавы (прежде всего гористая местность и малые «лоскутки» пригодной для пахоты земли), определила характер их поселений. В Норвегии и Швеции преобладали хутора – отдельные усадьбы, которые часто были расположены на большом расстоянии друг от друга. Вплоть до IX века в Скандинавии на хуторах существовала большая патриархальная семья. Вместе с родителями жили не только малолетние дети, но и семьи взрослых сыновей. Жили они все в одном доме. Длина таких домов достигала иногда более 30 метров.

 

Все усадьбы огораживали. В центре располагался главный дом, а вокруг – строения поменьше: дома для рабов, амбары, мастерские, клети для хранения припасов, баня и кузница, которую, как правило, ставили на отшибе, дабы избежать пожара.

Длинный дом из крепости Фюркат, Дания.

Реконструкция

Главным строением в усадьбе считался так называемый «длинный дом» (как правило, длиной около 17 и шириной около 6 метров), в котором располагался центральный зал. Это было большое помещение с земляным полом и длинным очагом посередине. Иногда в домах бывали и печи круглой или овальной формы. Дым от очага и печи распространялся по жилью и отравлял воздух, ибо проветривать дома, особенно зимой, было трудно, если вообще возможно. В крыше имелось отверстие для выхода дыма, а под стрехой часто прорубались небольшие бойницы для света. Отверстия в стенах и потолке зимой закрывали кожаными затворками, чтобы сохранить тепло. Свет давали масляные лампы.

Кроме голой земли другого пола не знали, и этот пол устилался соломой.

 

Дом при строительстве строго ориентировали по сторонам света: обе длинные стены его были обращены к югу и северу.

В дом вели два главных входа в коротких стенах: один – с восточной стороны, другой – с западной. Первый предназначался для хозяйки и назывался женские двери, последний – для хозяина и мужчин, он назывался мужскими дверями и считался главным.

Первоначально бревна, из которых делали стены, зарывали в землю. Срок существования таких домов был не слишком продолжительным – через 20–30 лет строения требовали полной реконструкции. Внутри также ставили столбы, на которые опиралась крыша. С течением времени столбы перестали зарывать в землю, стены начали укреплять на фундаменте, а внутренние опоры крыши вынесли наружу, «опоясав» дома ажурной «верандой».

Крыши покрывали тесом, древесной корой и дерном. Наружные стены обмазывали дегтем для лучшего предохранения от влияний воздуха.

Дома, особенно в богатых усадьбах, часто украшали богатой резьбой и красили в яркие цвета. Входные двери также украшались резьбой или оковывались железными полосами.

 

Длинный дом из

крепости Треллеборг, Швеция.

Во времена викингов эти земли

принадлежали Дании

По длинным стенам дома из угла в угол шел ряд лавок, называвшихся длинными. Лавка у южной стены считалась главной и называлась хозяйской; в средине ее находились высокие кресла хозяина. Лавка с другой стороны, шедшая по северной стене, называлась низшей, или северной. В середине ее также было высокое кресло, оно располагалось напротив хозяйского, было почетнейшим и предназначалось для самого знатного или уважаемого гостя.

И хозяйское, и почетное сиденья были несколько выше лавок и с обеих сторон отделялись от них спинками и двумя большими столбами – кресловыми столбами, – считавшимися святыней дома. Норманны верили, что в этих столбах обитают духи, которые охраняют покой в доме.

Лавки делали широкими, чтобы можно было положить на сиденье за собой меч и щит. Люди сидели на таких своеобразных нарах-лавках на корточках или поджав ноги.

 

Спальные места в длинном доме. Иллюстрация норвежского живописца Кристиана Крога к сборнику саг «Круг земной» исландского скальда 13 века Снорри Стурлусона

Небольшие низенькие столики - просто доски на козлах - приносили в комнату прямо перед едой и ставили перед обедающими. Но за лавками помещались еще и кровати со ступеньками. В богатых домах эти кровати устраивались в глубине комнаты и могли затворяться дверями, словно шкафы. Это были своего рода альковы. В них спали гости. Постель, которую на день скатывали и убирали с глаз подальше, состояла из матраса, набитого соломой или сеном, подушек и одеял, набитых перьями, пледов, а вероятно, и шкур, которыми можно было прикрыть все это сверху.

Во многих домах вместо западных дверей устраивали особенную лавку, за которой располагалась супружеская постель хозяина и хозяйки. Она называлась закрытой кроватью, потому что располагалась в алькове и закрывалась. Лавка перед закрытой кроватью называлась поперечной. На ней также находилось почетное место. По обе стороны от лавки ставили небольшие чуланы для хранения еды.

По всему периметру дома шли полки, на которых расставлялась посуда. В обычные дни на стенах висели лишь щиты и оружие, а на пирах стены украшали коврами и шкурами. Также вдоль стен стояли сундуки и лари с имуществом, запиравшиеся на висячие замки.

 

Дома конунгов отличались разве что по размеру и внутреннему убранству. Стены убирались цветными щитами, шлемами, кольчугами, что придавало палатам «воинственный вид», либо украшались искусной резьбой, либо завешивались дорогими гобеленами. Лавки покрывались дорогими «заграничными» полавочниками. Не только на хозяйских креслах, но и на лавках лежали подушки.

В залах во время пиров горел продольный огонь, потому что очаговую яму в таких помещениях устраивали во всю их длину. Такие большие очаги были нужны на пирах, потому что через огонь – для очищения – обязательно проносились рога или кубки.

На пирах столы покрывались сукном, на которое ставились тарелки и блюда. У простых людей кушанья клались перед гостями прямо на стол.

 

Что ели?

 

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображенийКартинка из детской книжки, но дает приблизительное представление о жилье викингов.

Картинка кликабельна.

Свежая и сушеная рыба, жареное, вареное и вяленое мясо занимали главное место в обеде скандинавов. Конина и ветчина принадлежали к числу лакомств. Молоко, свежее и кислое, служило обыкновенным питьем, но особенно любимым напитком было пиво. Из молока умели приготовлять сыр и масло.

Пшеницу возили в житницы и там обмолачивали, потом мололи муку (исключительное занятие служанок) и сушили проращенное зерно для солода. Из муки варили кашу и пекли хлебы, из солода приготовляли пиво и, с прибавкой сотов, делали мед, пенный напиток, пользовавшийся особенным уважением на пирах. Упоминается в сагах род меда, приправленного разными травами: он так и назывался - травяной мед, был очень хмелен и крепок. В числе товаров, привозимых на Север, хотя и встречается иногда вино, однако его употребление было ограниченным.

Овощи в те времена еще не выращивали, и лишь в конце эпохи викингов стали употреблять в еду капусту. В шведских законах даже была особая статья, устанавливавшая штраф вору капусты с огорода или из дома.

Обедали и ужинали скандинавы в полдень и вечером. Опаздывать или вообще не приходить к общей трапезе считалось большим проступком. За обедом пили мало, за ужином – неумеренно.

 

Готовили еду на открытом огне над очагом либо в закрытых печах. Из саг известно, что в земле выкапывали яму и выкладывали ее стены досками или камнями и закладывали туда мясо или рыбу. Затем раскаляли на огне большие камни и бросали их на мясо, а саму яму при этом накрывали досками и присыпали землей, чтобы дольше сохранялось тепло.

Руки скандинавы мыли до и после еды – ведь ели они пальцами. Еду подавали в деревянных чашках и мисках. Их разносили служанки, которые также должны были наполнять пивные кружки и роги для питья; если за столом были гости, хозяйка дома и ее дочери могли сами им подавать еду. Вилки в те времена были еще неизвестны, лишь жареное мясо накалывалось неким приспособлением, наподобие современного шампура, а суп ели ложками из дерева или кости.

 

Как выглядели?

В английских хрониках встречаются сообщения о том, что викинги были необыкновенно чистоплотными людьми и любили часто мыться. И это действительно так. В скандинавской усадьбе обязательно была баня, в которой по субботам мылись. В скандинавских языках само слово «суббота» означает «банный день». Бани викингов были парными, вроде современной финской сауны, и их устраивали в специальном домике с замощенным камнями полом и стоком для отвода воды; здесь имелась каменная печь или открытый очаг, который топили торфом. Зачастую банную процедуру заканчивали холодным душем или катанием по снегу.

Английский хронист пишет о том, что викинги пользовались успехом у дам, так как мылись по субботам, содержали в чистоте и порядке волосы и были нарядно одеты. Особенное внимание дам к скандинавам неизменно вызывало зависть и раздражение у англов, что, впрочем, неудивительно.

 

Представления о внешности и образе жизни людей в эпоху викингов чаще всего может быть получено путем изучения захоронений, найденных в разных районах Скандинавии. В среднем рост викингов был несколько меньше, чем рост человека в наши дни. Рост мужчин составлял 172 см, а рост женщин 158-160 см. Разумеется, отдельные личности могли быть значительно выше, - встречаются останки людей, рост которых достигал 185 см. Ревматизм в эпоху викингов был весьма распространенным заболеванием, как, впрочем, и во все другие времена. Кроме того, у многих были проблемы с зубами: люди постепенно лишались зубов из-за твердой, грубой пищи. Вместе с тем, кариесом страдали лишь немногие, в отличие от того, что мы наблюдаем сейчас.

Средний возраст взрослых на удивление высок – как мужчин, так и женщин. Так, среди 240 обследованных захоронений 140 человек достигли 35-55 лет, а 100 – 20-35 лет. Возраст свыше 55 лет является все же редкостью. Было обнаружено всего 2 человека, переступивших эту возрастную границу.

 

На Севере считались красивыми одни только белокурые волосы. Довольно терпимо (с точки зрения красоты) относились к каштановому цвету волос. Рыжие же волосы были у любимого народного бога Тора, поэтому неудивительно, что многие короли и знатные люди называются в сагах рыжебородыми. Но черные волосы считались безобразными. В сочетании со смуглой кожей и густой бородой они служили верными признаками колдуна или нечестного, подлого человека. Если же все-таки черноволосого человека считали красивым, в сагах это особо оговаривалось.

 

О повседневной жизни викингов можно рассказать еще много интересного, но, увы, это не укладывается в формат данной статьи, а я и так уже слишком отклонилась от темы.

 

Кошелек или жизнь?

 

Ирландская хроника середины 8-го столетия гласит: «Океан принес потоки чужеземцев на Эрин, так что не осталось ни гавани или пристани, ни форта или крепости, не занятых кораблями скандинавов и пиратов.»

Ей вторит англосаксонский хронист: «Мы и наши прадеды, жили на этой земле около 350 лет и никогда не испытывали такого ужаса и таких бедствий, которым мы подверглись в Британии и которые должны сейчас вынести от язычников. Невозможно было и представить, что когда-либо может быть произведено такое опустошение».

Что ж, история повторилась с безжалостной точностью. Датчане обошлись с англосаксами так же, как те когда-то поступили с бриттами, и достигли их результатов за более короткое время.

 

Через столетие викинги уже перешли от роли береговых разбойников к роли завоевателей. Во второй половине 9-го века мы находим норвежские королевства в ирландских Уотерфорде и Лимерике. Положение этих королевств всегда было непрочно – в течение 50 лет Дублин и Уотерфорд раз двадцать переходят из одних рук в другие. Завоеватели одерживали верх в те минуты, когда на время прекращались вторжения в Англию или Францию и незанятые норманны отправлялись искать приключений в Ирландию. Мы нередко встречаем в ирландских хрониках имя какого-нибудь норманнского вождя, который за несколько лет перед тем упоминается в англосаксонских или франкских хрониках.

Однако мало-помалу норманны Англии и Франции стали «оседлыми» и перестали доставлять подкрепления ирландским «коллегам». С другой стороны, открытие Исландии дало новое направление норвежской эмиграции. Норвежские королевства Ирландии пришли в упадок, а их население начало «кельтизироваться». Из хроник мы видим, как короли таких колоний были обращаемы в христианство ирландскими монахами и женились на дочерях вождей кланов.

 

На Англию викинги регулярно нападали в 835–865 годах. Иногда к берегу одновременно приставали до 350 драккаров. Разорению подвергались Корнуолл, Эксетер, Винчестер, Кентербери и, наконец, Лондон. До 851 года викинги не остаются на зимовку в Англии, а поздней осенью возвращаются домой, увозя добычу. Некоторое время не решаются они проникнуть вглубь страны и не уходят от берега дальше, чем на 15 километров.

Огнем и мечом подавляя малейшее сопротивление, викинги не щадили никого, – например, в 867 году попавший в плен король Нортумбрии Элла принял смерть от «кровавого орла» – ему живому разрезали спину, загнули наружу несколько ребер и вынули легкие. Точно неизвестно, существовал ли этот король на самом деле, но такой вид казни упоминается в сагах.

 

В 860 году был жестоко разграблен Константинополь. В течение 10 дней викинги опустошали предместья византийской столицы с яростью, которой Запад еще не знал. Проповедь, которую патриарх Фотий прочитал по завершении набега, в какой–то степени отражает растерянность и отчаяние, охватившие жителей Византии при виде обрушившейся на них напасти: «Неведомый народ, живущий вдалеке от нашей земли, дикий, кочевой, не знающий жалости, внезапно, в мгновение ока, как морская волна, хлынул через наши границы и, подобно дикому вепрю, принялся истреблять людей, словно траву. Детей отрывали от материнской груди и швыряли на камни, становившиеся их могилой. Матерей убивали и бросали на еще дергавшиеся в конвульсиях тела младенцев. Реки окрасились человеческой кровью; фонтаны и бассейны невозможно было разглядеть из–за гор сваленных в них трупов».

 

Викинги нападали на Константинополь в 907, 941 и 944 годах. Каждый раз они добивались все более выгодных для себя условий перемирия. Их купцы получили для себя неограниченный доступ на богатые рынки Константинополя; кроме того, им полагалась бесплатная еда, жилье и право пользоваться банями. Император же со своей стороны испрашивал лишь возможность рекрутировать наемников в свою императорскую гвардию. Вполне возможно, один из таких наемников от скуки вырезал несколько рун на мраморной балюстраде великолепнейшего из Константинопольских соборов – Святой Софии. Сама надпись стерлась, но имя Хальфдан по-прежнему можно разобрать.

 

Немногие западные правители могли оказать достойное сопротивление «неистовым норманнам» – историки называют лишь трех королей, которые были способны организовать оборону своих государств. На континенте это были императоры франков Карл Великий (742814), который сформировал флотилию для защиты своих берегов, и Карл Лысый (823877), а в Англии – Альфред Великий (849–890). Во всех остальных случаях после нескольких жестоких набегов викингов христианские правители не оказывали грабителям никакого сопротивления и избавлялись от них испытанным во все времена способом – откупались.

 

В 991 году будущий король Норвегии Олав Трюггвасон атаковал английские города с девяносто тремя кораблями. Тогда впервые народ Англии уплатил особый налог напавшим на них норманнам – данегельд (датские деньги) в размере 10000 ф. ст. Сумма налога постоянно увеличивалась и к 1012 году достигла 48000 ф. ст. В 1013 г с прибытием короля Дании и Норвегии Свена Вилобородого в Хамбер целью нападений викингов вновь стало завоевание новых земель, а не только нажива. Свен был признан правителем в Дэнло – норманнской половине Англии. Он умер в 1014 г, и его сын Кнуд, позже названный Великим, был изгнан из Англии. Но вскоре вернулся с войском, разбил англичан и стал королем Дании, Норвегии и Англии. Кнуд правил в обстановке относительного мира вплоть до своей смерти в 1035 году. Сын Кнуда оказался весьма непопулярным правителем, и на нем эпоха датского правления в Англии закончилась.

 

Однако исследователи часто упускают из виду, что вначале практика выколачивания денег была опробована во Франции. Карл Лысый в 845 году проявил нежелание платить дань, но был вынужден сделать это под давлением представителей знати, которая испытывала неприязнь к идее сильной централизованной монархии и могла способствовать тому, чтобы тяжесть выплат «датских денег» падала на крестьянство, а не на их собственные владения. 7000 фунтов серебра купили в 845 году мир всего на семь лет.

Подобная эксплуатация франкского королевства норманнами продолжалась до 926 года. «Датские деньги» взимались 13 раз, и общая сумма семи платежей, данные о которых сохранились, составила 39 700 фунтов серебра.

Поистине, эти страны сами способствовали растущим аппетитам грабителей!

 

Лирическое отступление. Ролло Нормандский

 

В вопросе о происхождении Ролло, основателя Нормандской династии, средневековые историки сильно расходятся. Спор между сторонниками датской и норвежской теорий до настоящего времени окончательно не разрешен.

Большинство современных историков склоняются к версии, изложенной в «Саге об оркнейцах» и сагах, записанных Снорри Стурлусоном. В соответствии с этой теорией, отцом Ролло был Рёгнвальд Эйстейнссон, ярл Мера, небольшого раннегосударственного образования на западном побережье Норвегии.

В 860-х годах Мер был завоеван королем Норвегии Харальдом Прекрасноволосым. Многочисленная и беспокойная местная знать, не найдя себе применения в рамках единого норвежского государства, устремилась на запад, совершая набеги на побережье Западной Европы и колонизируя новые территории. Ярлу Рёгнвальду удалось закрепиться на Оркнейских и Шетлендских островах, где он основал автономное княжество.

 

Один из сыновей Рёгнвальда, Турф-Эйнар стал основателем линии ярлов Оркнейских островов, доминировавших на крайнем севере Британских островов до XII века.

Другой сын, Хрольф (или Рольф) возглавил крупный отряд датско-норвежских викингов, и в 886 году отправился грабить королевство франков. Он был прозван «Пешеходом», потому что ни одна лошадь не могла нести его, так он был велик и тяжел, и он вынужден был всегда передвигаться пешком. В 889 году Хрольф, имя которого франки произносили как Роллон, поселился в области нижнего течения реки Сены, совершая набеги на остальные части Франции, включая и окрестности Парижа.

 

В 911 году король Карл III Простоватый, не имея сил для борьбы с викингами, заключил с Ролло договор. По нему монарх передавал вождю викингов в наследственное владение побережье в районе Сены с центром в Руане (современная Верхняя Нормандия), Кан, Эр (Нижняя Нормандия), и Бретань, и отдавал в жены свою дочь Гизелу, а тот взамен признавал своим сеньором короля Франции и переходил в христианство. Это соглашение заложило основы Нормандского герцогства, которое стало наследственным владением Ролло и его потомков. Новый вассал короля при крещении получил имя Роберта. Обычай того времени требовал, чтобы вассал, присягая королю, целовал ему ноги. Говорят, что гордый Ролло, вместо того чтобы припасть к ногам Карла, схватил его ступню и поднес к своим губам, и король шлепнулся на спину.

 

Памятник Ролло в городе Олесунн, Норвегия

К 912 году Ролло и его дружина забросили свои языческие амулеты и формально приняли христианство. Постепенно скандинавское влияние во всех сферах жизни сокращалось, уступая место французской культуре и феодальным отношениям. Детям давали два имени – скандинавское и франкское. Так, Ролло в отношениях с внешним миром и духовенством использовал имя Роберт I, а его дочь Герлок именовалась одновременно Адела. Сподвижники Ролло брали в жены француженок, а не скандинавок, и их дети говорили по-французски. Через несколько поколений уже мало кто в Нормандии изъяснялся на старом скандинавском наречии.

 

И самое интересное – у представителей Нормандской династии долгое время (до XI века) сохранялись обычаи норманнского брачного права, идущие вразрез с церковными нормами, – герцоги Нормандии зачастую женились без венчания и при жизни предыдущей супруги. И вот тут-то «все смешалось в доме Нормандском». Ролло женился в 912 году на королевской дочери Гизеле, уже будучи женатым!

Еще в 891 году он взял в жены 19-летнюю Поппу де Байе, происхождение которой неизвестно. Правда, христианка Поппа стала женой язычника Ролло по языческому же обряду, и не считалась законной супругой. Смейтесь-смейтесь, для русского уха это имя звучит, мягко говоря, неблагозвучно, но в переводе с латинского «поппея» – это бабочка или мотылек (а вовсе не птичка). У них уже было, по меньшей мере, двое детей. И если Поппе пришлось «уйти в тень» при официальной нормандской герцогине, то в отношениях с Ролло, похоже, ничего не изменилось. Очередные дети у них родились и при жизни Гизелы, и после ее смерти в 919 году. Теперь христианин Ролло мог заново жениться на матери своих детей уже по всем правилам. Поппа умерла на 7 лет раньше Ролло, который дожил до 72 лет, что поразительно для того времени.

Такая вот романтическая история, которая вдохновляет авторов сентиментального жанра.

 

Марка с изображениями Ролло и Вильгельма Завоевателя

В своем правлении Ролло показал себя деятельным правителем и мудрым законодателем: принуждал норманнов к оседлой жизни, установил строгое правосудие.

Одна из его правнучек была женой Этельреда – короля Англии из Саксонского дома, что послужило основанием для притязаний нормандских герцогов на английский престол.

 

Со временем норманны утратили связь со своей исторической родиной, став – с любой точки зрения – французами. Но по своему духу они оставались скандинавами, сохранив свое духовное наследие – бесстрашие, дерзость и жажду власти, которое предопределило колоссальные изменения в политической жизни Европы.

 

Считается, что потомок Ролло по имени Эрик Ролло сопровождал в 1066 году Вильгельма Завоевателя, получил земли в Шотландии и является основателем клана Ролло.

 

Шотландия. Королевство Островов

 

Соседнюю Шотландию стлкновения норманнов и англичан интересовали мало, пока они происходили на английской территории. У шотландских королей была своя «головная боль» – Королевство Островов.

Кельтская брошь со

скандинавской

надписью на обороте

Ирландия и Шотландия находятся к Скандинавии ближе всего, и они первыми испытали ярость норманнов.

С ними боролся еще Кеннет МакАльпин с переменным успехом. К середине 9 века викинги захватили Внешние Гебриды и образовали там свои поселения, а затем распространились и на все западное побережье Шотландии. С Оркнейских островов захватчики полностью вытеснили гэльское население, а на побережье и острове Скай сильно потеснили хозяев. Как это всегда бывает, со временем пришлые и местные переженились, культуры смешались, и в итоге возникла уникальная общность воинственных гэло-норвежцев. Наряду с гэльским языком, в тех краях вплоть до 1700-х годов существовал скандинавский диалект «норн».

Норвегия, конечно, зарилась на лакомую территорию, откуда удобно было совершать набеги на соседнюю Ирландию, и к тому же гэло-норвежцы теперь уже сами отправлялись «викинговать наоборот», т.е. грабить бывшую родину Норвегию. В 1098 году норвежский флот захватил-таки Гебриды, а Шотландии пришлось признать независимость островов.

 

В 1130-х годах у гэло-норвежцев появился сильный вождь, легендарный Сомерлед. Он подчинил своей власти западное побережье (Аргайл), и завоевал все Гебридские острова. Это означало рождение нового государства на западном побережье Шотландии, получившего название Королевство Островов. Оно жило за счет военных походов и захвата добычи. В средневековых источниках содержится много упоминаний о походах сыновей и внуков Сомерледа на прибрежные города Ирландии, остров Мэн и Уэльс. Норвежско-гэльских наемников использовали ирландские короли в борьбе с англичанами.

Воинственный Сомерлед погиб при попытке урвать еще кусок шотландской территории, и скандинавы тут же отхватили себе Внешние Гебриды. Но Внутренние Гебриды (и Скай в том числе), а также побережье осталось во власти его сыновей.

В ирландских хрониках Дугал именуется королём Аргайла, а Ранальд – королём Гебридов. От Дугала ведёт свое происхождение клан МакДугалл, господствовавший в Аргайле на протяжении последующих столетий. Борьба между ним и потомками Ранальда продолжалась еще долго. Сыновья Ранальда в свою очередь поделили между собой владения отца; Дональд считается основателем клана МакДональд, а Родерик – клана МакРуари.

 

Короли Островов не очень-то праздновали королей Шотландии, поддерживая мятежи шотландской знати, и получали за это ответные удары. Замок Эйлен Донан был построен именно для усиления влияния шотландской власти в этом регионе.

В 1230 году опять появился норвежский флот, и силой оружия восстановил сюзеренитет Норвегии над Королевством Островов, которое оказались в центре конфликта двух держав. Все три ветви потомков Сомерледа – МакДугаллы, МакДональды и МакРуари – владели территориями и на островах, юридически признающих сюзеренитет Норвегии, и на побережье Аргайла, находящимся в вассальной зависимости от Шотландии. Двойное подчинение и конфликты между родами осложнили ситуацию.

В результате периодических рейдов на спорную территорию то шотландских войск, то норвежского флота, победа осталась за Шотландией. В известной битве при Ларгсе (1263 год) норвежцы были наголову разбиты. Потомки королей Островов стали называться просто лордами, но как это звучало! До сих пор вождь МакДональд именуется «Происходящий от древних Королей и Лордов Островов».

 

Княжество Островов при МакДональдах

История наследников Сомерледа сложилась по-разному.

Уже в 1286 году МакДональды заключили союз с Брюсами, и в дальнейшем стали главной опорой короля Роберта Брюса в западной части Шотландии. МакДугаллы же встали на сторону Баллиолей и Коминов, а позднее – короля Англии. В результате межклановая борьба за власть на Островах переплелась с общешотландской гражданской войной, и в 1308–1309 годах войска Брюса вторглись в Аргайл и изгнали МакДугаллов. Их земли получил лэрд МакДональд и стал крупнейшим землевладельцем этого региона. Но одновременно клан приобрел своих будущих врагов – Кэмпбеллов, которые получили от короны немалые владения по соседству.

Гэльские отряды с Гебридских островов сыграли важную роль в знаменитой победе шотландцев над англичанами в битве 1314 года при Бэннокберне.

 

МакДональды создали из своих владений фактически независимое государство. В то время, как на остальной территории страны англо-шотландский язык (скотс) вытеснял гэльский, во владениях лорда Островов сохранялись и поддерживались гэльские традиции, гэльская культура и язык. Сложилась особая церемония коронации лорда Островов, во время который новый правитель вставал в отпечатки ног, выбитых в камне.

Независимое положение лордов Островов не могло не волновать королей Шотландии. Когда глава МакДональдов начал тайные переговоры о возвращении Гебридов под сюзеренитет Норвегии, шотландский король Яков I собрал крупную армию и вторгся во владения лорда Островов, однако королевские войска были разбиты. Последней каплей явились интриги лордов Островов по отделению от шотландского королевства. Яков IV конфисковал владения лорда Островов, и автономное гэльское княжество на западном побережье Шотландии перестало существовать.

Однако оно сыграло свою роль по сохранению гэльского языка и традиций. Именно на этих территориях до сих пор население говорит по-гэльски, или по крайней мере, знает его как второй язык, и здесь же находятся основные центры по изучению гэльской культуры.

 

О временах же викингов напоминают многочисленные остатки их поселений. Самым знаменитым является Ярлсхоф – норманнское поселение на острове Мейнленд Шетландского архипелага. В ходе раскопок здесь был обнаружен так называемый «длинный дом» – типичное жилище викингов.

Население этих островов помнит о своих скандинавских корнях: каждый год там проводится костюмированное представление – Фестиваль огня. Колонны «викингов» в доспехах, с оружием и факелами в руках пройдут маршем мимо восхищенных зрителей, а с наступлением темноты факелы полетят в макет драккара, и толпа начнет распевать песню викингов. Веселье еще долго будет длиться даже после того, как погаснет последняя искорка огня.

 

Кому достанется корона Англии?

 

С появлением герцогства Нормандия Англии и Шотландии начала угрожать новая опасность, так как эти страны фактически были взяты в норманнское кольцо. Англичане и шотландцы то совместно отражали нападения северных захватчиков, то воевали друг с другом, причем обе стороны использовали наемников-викингов.

Датчанин Кнут Великий, король Англии, Норвегии и Дании, стремился присоединить и Шотландию к своим владениям, но так и не преуспел в этом. Более того, в 1018 году шотландский король Малькольм II нанес такой сокрушительный ответный удар, что северная половина Нортумбрии стала частью Шотландии навсегда, Кнут так и не смог отвоевать эту территорию. Кроме того, Малькольм принудил бриттов Стратклайда признать королем своего внука Дункана. Унаследовав корону Шотландии, Дункан I получил королевство, практически в границах современной Шотландии, за исключением самых северных провинций, Аргайла, Сазерленда и островов, которыми владели норвежцы. До присоединения этих земель еще оставалось два столетия.

 

А у нас на календаре – 1058 год. На шотландском престоле – сын Дункана, 27-летний Малькольм III Кенмор. Датское правление в Англии закончилось еще в 1042 году, и английская корона – на голове Эдуарда Исповедника из династии англосаксонских королей. С Англией у Шотландии мир, но история легких путей не ищет.

Английский король умер бездетным в 1066 году, и корону получил самый могущественный из английских вельмож – граф Уэссекса Гарольд Годвинсон, у которого не было и капли королевской крови. Он был братом жены покойного Эдуарда, и стал королем в обход законного наследника саксонской династии – 15-летнего принца Эдгара Этелинга. Но тучи уже сгустились над Англией, потому что еще два человека – один по ту сторону Ла-Манша, другой из-за Северного моря – считали, что имеют право на английскую корону.

 

Лирическое отступление. Вильгельм Завоеватель

 

Немногим более ста лет прошло с тех пор, как викинг Ролло получил земли на французском побережье Ла-Манша. За это время герцогский титул получил его сын – Вильгельм Длинный Меч, затем внук – Ричард I, правнук – Ричард II, и праправнук Ричард III. Но в результате какой-то темной истории 19-летний Ричард погиб, в чем закулисно обвиняли его брата, которого за необузданный нрав прозвали Робертом Дьяволом. Но доказательств не было, и Роберт I стал шестым герцогом Нормандии. Вполне в духе своих далеких предков он купил у кожевника из Фалэза красавицу-дочь Гарлеву (Херлев), и в 1027 (1028?) году на свет появился мальчик Гильом, к имени которого еще долго будут прибавлять прозвище Бастард. Говорят, что Роберт Дьявол любил Гарлеву. Но это не помешало ему через пару лет отдать ее в жены виконту Контевиля, которому он родила двух сыновей – Одо и Роберта.

 

О детстве Вильгельма практически ничего не известно, вероятно, он провел его в Фалэзе в полной безвестности, и никто не рассматривал его как наследника герцога Нормандии, пока вдруг Роберт Дьявол не собрался в паломничество. Люди XI века жили в атмосфере постоянной борьбы и религиозных убеждений. Первое заставляло их совершать страшные поступки, второе – накладывать на себя почти столь же строгие епитимьи. Из Святой земли отец не вернулся, и семилетний Гильом Бастард оказался герцогом Нормандии Вильгельмом II. Ему повезло, что противники на тот момент были не столь сильны, чтобы отнять титул у незаконнорожденного мальчишки, а также нашлись и влиятельные сторонники.

 

Позже повзрослевший Вильгельм проявит себя как способный организатор и полководец, и упрочит свою власть настолько, что ему станет тесно в своем герцогстве, и он замахнется на нечто грандиозное. Основания для этого были – считается, что бездетный английский король Эдуард Исповедник назначил своим преемником именно Вильгельма. И первый вельможа Англии королевский шурин Гарольд Годвинсон поклялся святыми мощами, что не будет претендовать на корону. Правда, эта клятва была дана, когда Гарольд попал в плен к Вильгельму, поэтому он надел английскую корону со спокойной совестью.

Вильгельм же стал в позу борца с клятвопреступником, заручился поддержкой церкви, кинул клич по Франции и окрестностям, и собрал 30-тысячную армию. Гарольд получил английскую корону в начале января 1066 года, а уже 12 сентября 3000 судов и войско ждали попутного ветра в порту Ла-Манша. Вильгельм подготовил к переброске через пролив даже 2000 лошадей, и это сыграло свою роль.

 

А трон уже шатался под Гарольдом. В Англии еще не забыли, что Годвинсоны погубили старшего брата Эдуарда Исповедника, и ради власти не брезговали ничем. Угроза исходила с севера. Центром оппозиции был Йорк. В Шотландию, к другу Малькольму в ярости бежал родной брат короля, Тости Годвинсон, которого Гарольд изгнал из Нортумбрии. Дружеский прием Тости получил, но поддержать его войсками Малькольм отказался. Переговоры с датским королем тоже были безрезультатными. На счастье (или на горе), остался ещё на земле последний викинг – король Норвегии Харальд Суровый.

 

Лирическое отступление. Харальд Суровый

 

Хотя времена викингов практически закончились, норвежский король в полной мере обладал всеми присущими викингам качествами – жадностью к славе и богатству, воинственностью и жестокостью. Он был воином до мозга костей, и о его боевых походах до сих пор существуют легенды, где правда смешана с вымыслом. Гораздо меньше известен Харальд в качестве скльда. Ему приписывается авторство немалого количества вис, а знаменитые «Висы радости» и связанная с этим романтическая история женитьбы Харальда на дочери Ярослава Мудрого до сих пор занимает умы историков, литераторов, а уж сентиментальных барышень – и подавно. По этой причине и я не осталась равнодушной, внеся свою скромную дилетантскую лепту.

 

В то время, когда Харальд еще добывал богатство и славу, королем Норвегии был его племянник Магнус, а королем Англии – Хартакнут, сын Кнута Великого. Поскольку оба были не женаты, или по какой-то другой причине, был заключен договор о том, что, если один из них умрет, не оставив прямого наследника, освободившаяся корона должна перейти к тому, кто остался в живых. Возможно, все это не имело бы особого значения, проживи Хартакнут подольше. Но он умер 8 июня 1042 года в возрасте 23 лет, считается что от пьянства (да уж, природа явно отдыхает на детях великих людей). Захватить английскую корону Магнусу вначале помешала война с Данией, а затем и собственная смерть в 1047 году в возрасте 23 лет. Харальд Суровый уже тогда был соправителем Магнуса, и знал, что договор дает ему официальное право претендовать на английский престол. Но пока что ему хватало Норвегии, которой он правил 20 лет твердо и разумно, воевал с Данией и Швецией, и не забывал об Англии.

 

Таким образом, в сентябре 1066 года главные претенденты на английскую корону были готовы сражаться за нее до победы:

Гарольд Годвинсон, 8 месяцев назад избранный английским королем, 44 года.

Вильгельм, герцог Нормандский, 39 лет.

Харальд Суровый, король Норвегии, 51 год.

Союзник Харальда Норвежского - Тости Годвинсон, 40 лет.

И еще скромно проживал в Англии совершенно не амбициозный подросток Эдгар Этелинг, единственный наследник королевской англосаксонской династии. Ему будет суждена долгая жизнь, но корона ему не достанется, и с его смертью угаснет династия Этелингов.

 

Битва при Стемфорд-бридж, 25 сентября 1066 г

 

Пока Вильгельм Нормандский нервничал в ожидании попутного ветра на французском берегу, Харальд Суровый уже высадился на севере Англии, где его ждал Тости Годвинсон со своим отрядом. 18 сентября норвежский флот вошел в устье Хамбера, где объединенная армия высадилась в районе города Риккол и стала наступать на Йорк. 20 сентября у заставы Фулфорд состоялась первая из трех великих битв английской кампании 1066 года. Это было кровопролитное сражение, в котором обе стороны бились отчаянно и упорно. Но военное счастье было на стороне Харальда. Его армия одержала победу и «на плечах противника» ворвалась в Йорк. Жители города сразу подписали договор о признании его своим властелином, после чего победители вышли из города и вернулись в Риккол.

 

Гарольду Годвинсону предстояло решить весьма непростую задачу: возможно ли совершить бросок на север и, разгромив непрошеных гостей из Норвегии, успеть вернуться на южное побережье до того, как ветер переменит направление? Король Гарольд решил рискнуть и в ходе последовавшей за этим операции еще раз доказал, что он был храбрым и решительным полководцем. Со всеми имеющимися под рукой силами он немедленно направился на север. Скорость, с которой это было проделано, поражает. О нападении норвежцев король Англии едва ли узнал ранее, чем они высадились в Рикколе, а уже через 5 дней после битвы при Фулфорде возглавляемая им армия миновала Йорк, перерезала дорогу, ведущую из Риккола к Стемфордскому мосту, по которой продвигался противник, и с ходу его атаковала.

 

Самоуверенность Харальда Сурового на этот раз обернулась против него. Треть его войска оставалась на кораблях, остальные были на берегу, причем без кольчуг, хотя и при остальном вооружении. Англосаксы кружили вокруг строя викингов, не в силах преодолеть стену щитов и копий. Когда, однако, англичанам удалось пробить брешь в стене, там завязалась жестокая сеча, и Харальд поспешил в гущу сражения. Что ж, он действительно «высоко держал голову», как продекламировал в своей последней висе, сочиненной перед боем, и английская стрела пронзила ему горло. Возник перерыв в сражении, английский король предложил мир Тости и пощаду викингам, которую те с негодованием отвергли. В возобновившемся бою эрл Тости был убит. В этот момент подоспело подкрепление с кораблей, и бой продолжался до вечера, пока не полегло большинство скандинавского войска.

Увидел ли из Валгаллы Харальд Суровый, что его победитель менее чем через месяц сам падет на поле боя?

Петер Арбо. Битва при Стемфорд-бридж

 

В этой кампании проявилось не только мужество, но и полководческий талант Гарольда Годвинсона. Конечно, к тому времени норвежские войска понесли потери в сражении у Фулфорда, но по-прежнему это была сильная и хорошо подготовленная армия, возглавляемая к тому же одним из самых прославленных воинов той эпохи. Гарольду же пришлось собирать своих воинов в спешном порядке, и к моменту встречи с противником они были утомлены длительным переходом. Этот молниеносный марш-бросок был одним из главных слагаемых успеха Гарольда Годвинсона. Ему удалось не только мгновенно собрать крупные силы, но и всего за несколько дней привести их из Лондона к Стемфордскому мосту. Первая часть поставленной задачи была полностью выполнена. Теперь многое, если не все, зависело от того, успеет ли король Англии перебросить свои войска на юг достаточно быстро, чтобы воспрепятствовать высадке нормандцев.

 

Битва при Гастингсе, 14 октября 1066 г

 

Через два дня после сражения у Стемфордского моста, когда утомленные воины Гарольда Годвинсона отдыхали в Йорке, флюгер на французском берегу Ла-Манша развернулся в сторону Англии. Нормандская армия немедленно начала погрузку на корабли, и ночью 27 сентября нормандский флот вышел в море. Герцог Вильгельм, отправляясь через пролив, еще не знал, с каким из двух Гарольдов ему придется столкнуться: с норвежским Харальдом и его скандинавской армией, или с английским Гарольдом и его уэссекской дружиной.

Утром 28 сентября нормандские войска высадились в Англии и заняли городок Гастингс. Гарольд, узнав об этом, вернулся в Лондон, где дал передышку своему войску всего на несколько дней, и двинулся навстречу неприятелю. Зачем он так поспешил? На север с ним ушли практически все воины, которых можно было быстро собрать в то время. Когда армия резко развернулась и форсированным маршем двинулась на юг, значительная часть пехотинцев и лучников отстала. Остановка в Лондоне оказалась слишком короткой, чтобы дождаться все отставшие части или заменить их новыми. Причем особых причин торопиться не было. Время играло на руку англичанам. Вместо того чтобы воспользоваться этим, Гарольд двинулся навстречу противнику с ослабленной армией в полном соответствии с планами герцога Вильгельма.

Скорее всего, король надеялся провести операцию, аналогичную той, которая так успешно завершилась у Стэмфордского моста. Однако он не учел, что пятидесятимильный марш-бросок от Лондона до Южного Уэссекса будет слишком тяжелым для пеших воинов. Когда в ночь с 13 на 14 октября английская армия подошла к побережью и начала занимать позиции, солдаты были крайне утомлены и нуждались в отдыхе. Герцог Вильгельм понял это, как только ему сообщили о появлении противника, и, не теряя времени, решил воспользоваться неожиданно возникшим преимуществом. Уже утром 14 октября нормандские войска вышли из Гастингса. Согласно хроникам, нападение для Гарольда было «совершенно неожиданным» и англосаксонские войска к этому моменту «даже не успели развернуться в боевые порядки».

Нормандцы двинулись в наступление от подножия холма, то есть с менее выгодной позиции, к тому же армия герцога Вильгельма несколько уступала англичанам по численности. Но она почти целиком состояла из профессиональных воинов, и в ее составе было больше лучников, а также кавалерия в доспехах. Вильгельм не зря переправил через пролив лошадей, конные рыцари частично рассеяли авангард англичан. Но когда атака захлебнулась, англичане нарушили строй и пустились вдогонку за нормандцами. Последние, как сообщает хронист, неожиданно для преследователей «развернулись и изрубили их на куски».

Позиция Гарольда несколько ухудшилась, но основные силы ему удалось сохранить. И тогда герцог Вильгельм использовал новую тактику. Его лучники получили приказ стрелять таким образом, чтобы стрелы, описав дугу, поражали английских воинов в голову. Возможно, уже в начале этой атаки был убит сам Гарольд. Его войска дрогнули и начали отходить с занимаемых позиций, и отступление вскоре превратилось в паническое бегство. Нормандцы прекратили преследование только с наступлением темноты. Считается, что Вильгельм Завоеватель победил в битве при Гастингсе потому, что сделал ставку на конницу, поддерживаемую стрелками с дальнобойными луками.

 

Гарольд Годвинсон, последний англосаксонский король Англии, несомненно заслуживает уважения за мужество и искусность, которые он проявил, ведя в течение девяти месяцев неравную борьбу за Англию с самой судьбой. Обстоятельства оказались сильнее его.

Более четырех столетий после этого сражения – за это время на престоле сменилось семнадцать королей – Англией правили французские принцы, продолжавшие говорить по-французски почти триста лет.

 

Как все это аукнулось в Шотландии?

 

Эдгар Этелинг пару раз участвовал в анти-нормандских восстаниях, которые неизменно проваливались, каждый раз бежал в Шотландию к другу Малькольму, в последний раз – с матерью и сестрами. Красавица Маргарет Этелинг так приглянулась овдовевшему на тот момент 38-летнему Малькольму, что в 1069 году они поженились.

С точки зрения нового короля Англии ситуация, когда претендент на его корону укрывается поблизости и при любой оказии может выступить как лидер недовольных нормандским правлением, не могла считаться нормальной. Поэтому в 1072-м году армия Вильгельма вторглась в Шотландию. До сражения дело не дошло. Так ли слабы были силы Малькольма Кенмора, решил ли он заранее, что сопротивление бессмысленно, но подписал договор о мире.

Хотя, с другой стороны, положения этого договора особого вреда Альбе и её правителю не принесли. Старший сын Малькольма должен был стать заложником – так при английском дворе принцу Дункану ничего не угрожало. Малькольм должен был отказать в приюте опасному для Англии родственнику – тут же нашлись желающие приютить Эдгара Этелинга, да и в Альбу он потом возвращался не раз. Возможно, Малькольм даже получил несколько поместий в Англии.

Все же Малькольм Кенмор не мог удержаться от того, чтобы совершать иногда рейды в Нортумбрию. Были это походы с благородной целью пограбить, или так выражалась поддержка королём Альбы англосаксонского сопротивления, но рейдов было по крайней мере больше одного. В 1080-м старший сын Завоевателя Роберт Куртгёз перешёл с армией границу Альбы, но дело закончилось новым мирным договором, и только. Умел, однако, Малькольм выходить сухим из воды.

 

Считается, что с момента женитьбы шотландского короля на англичанке, в Шотландии усилилось английское влияние.

В шотландский двор были привнесены английские традиции, а в шотландскую церковь – английские епископальные принципы. Периоды войны с Англией чередовались периодами мира. Но в 1093 году в ходе кампании в северной Англии, Малкольм был убит, а королева Маргарет, не пережив смерти мужа, умерла тремя днями позже в благочестивых молитвах. Она была причислена к лику святых.

 

А что же с английским влиянием?

Оказывается, культура Англии в то время вовсе не была английской. И в политическом, и в культурном отношении Англия была тогда французской. Тот слой населения, что дал Англии ее законы и обычаи, говорил по-французски, думал по-французски, принес с собой из Франции свою ученость, свою письменность, свое искусство, всю свою политическую и социальную систему и образ мышления. Языками английских школ были французский и латинский. Конечно, английская Англия сохранилась, но она была лишена права политического или художественного голоса. Со временем, когда разрушатся тесные связи с Францией, Англия ассимилирует своих завоевателей. Но это произойдет гораздо позже.

Английский не получил статуса официального языка в Шотландии, пока не добился его в своей родной стране. На коронации Александра III в 1249 г. королевская клятва переводилась с латыни на французский. Французский был языком повседневного общения при шотландском дворе, отчасти благодаря тому, что он обладал почти таким же статусом языка межнационального общения, как и латынь, а отчасти, может быть, из-за того, что с 1100 по 1363 г. французский был родным языком всех шотландских королев – Сибиллы, Мод, Эрменгарды, Жанны, Марии, Маргариты, Йолетты, Елизаветы и вновь Жанны. Три последние, хотя и происходили из шотландских семейств, также пользовались французским наряду с гэльским языком своих родных мест.

 

После Малькольма Кенмора на протяжении тридцати лет страна управлялась слабыми королями, которые делали уступки то англичанам, то датчанам и норвежцам. Страна была аграрной, городов было мало, торговля развита слабо, а части страны были разрозненны. В различных регионах и разных сословиях говорили на разных языках – латинском, французском, английском, и на множестве диалектов гэльского. В 1124 году королем стал Давид I, девятый сын Малькольма. Воспитанный в Англии, он имел много друзей среди нормандцев. Огромные поместья в Шотландии были розданы его англо-нормандским друзьям, таким как Брюс, Вальтер Фитц-Алан (основатель династии Стюартов). Одновременно Давид внедрил в Лоуленде феодальную систему, опиравшуюся на франкоязычную англо-нормандскую аристократию. Но уже через несколько поколений нормандская знать не отличалась от шотландской, смешавшись посредством браков, и такие известные кланы как Синклер (Сен-Клер), Рамсей, Комин, Уоллес, Гордон, Фрейзер ведут свою родословную от какого-нибудь нормандского предка (хотя есть версия, что первый Фрейзер не нормандец, а фламандец).

В Хайленде же оставалась старая патриархальная система, где мало внимания обращали на королевские указы и центральную власть. В то же время на островах и прибрежных районах доминировало норвежское влияние.

 

Во время правления Давида стала развиваться торговля с другими странами, была принята национальная система веса и расстояний, развивались города.

Увы, наследник престола принц Генрих, популярный правитель, талантливый полководец и достойный человек, умер в 1152 году в возрасте 38 лет. Король Давид I умер через год, пережив всех своих четверых детей. Зато остались три внука и четыре внучки – все дети Генриха. Внуков звали Малькольм, Вильгельм и Давид. Через сто сорок лет, когда прервалась прямая линия династии, именно потомки дочерей Давида II стали главными претендентами на трон Альбы – Баллиоли, Брюсы и Гастингсы.

 

Но это уже совсем, совсем другая история...

 

 5.12.13г                                                                                                                                                              Allegra

 

Источники:  1,  2,  3,  4,  5.

Мак-Кензи Агнес. Рождение Шотландии. – СПб.: Евразия, 2003.

Иохен фон Фиркс. Суда викингов. – Ленинград: Судостроение, 1982

Арбман Хольгер. Викинги. – СПб.: Евразия, 2006

Будур Н.В. Повседневная жизнь викингов IX–XI века. – М.: Молодая гвардия, 2007

Симпсон Жаклин. Викинги. Быт, религия, культура. – М.: Центрполиграф, 2005

Джонс Гвин. Викинги. Потомки Одина и Тора. – М.: Центрполиграф, 2007

Роэсдаль Эльсе. Мир викингов. – СПб.: Всемирное слово, 2001

Дэвид Дуглас. Вильгельм Завоеватель. Викинг на английском престоле. – М.: Центрполиграф, 2005

Викинги: Набеги с севера. – М.: ТЕРРА, 1996. (Энциклопедия «Исчезнувшие цивилизации»).

 

 

 

 

 

 

 

 



Комментарии: Автор статьи Allegra разрешил добавление комментариев только пользователям со званием не ниже Леди/Man.

Всего отзывов: 7 в т.ч. с оценками: 4 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Леди ЭлвиЛеди Элви [05.12.2013 20:01]:
Аллегра, отличная статья)) будучи даней поклонницей викингов прочитала с удовольствием! (5)

AllegraAllegra [05.12.2013 20:11]:
А я только сейчас открыла для себя Скандинавию, но... страшно сказать... теперь в моей душе у Шотландии появилась конкурентка)))

ИринкаИринка [10.12.2013 12:08]:
Аллегра,это ТРУД!!! Умничка-девочка Скандинавы всегда были в моей душе ,поэтому читала с удовольствием,спасибо. (5)

SaniaSania [15.12.2013 13:11]:
Блестящая статья! Очень увлекательно написано, читала с удовольствием. Ты проделала большую работу, это достойно восхищения! (5)

AllegraAllegra [15.12.2013 13:45]:
Да уж, вечно меня заносит в дебри истории)))
Ваше одобрение очень много для меня значит. Есть ещё читатели, которых я не уморила своими пространными исследованиями!

ИрэнаИрэна [24.12.2013 15:05]:
Аллегра, ну просто энциклопедическое исследование!Список источников внушает уважение. (5)

AllegraAllegra [24.12.2013 17:09]:
Ирэна писал(а):
Список источников внушает уважение

Вот представь, как долго я это читала))) Но специально решила ориентироваться на книги, а не на интернетовские источники, копирующие друг друга.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
14.11.14 16:25  Народы Альбы. Часть 3. Викинги   Комментариев: 7
15.04.13 16:16  Гробница Дуорфи-Стейн   Комментариев: 5
04.12.13 22:24  Народы Альбы. Часть 2. Бритты и англы   Комментариев: 6
04.12.13 22:24  Народы Альбы. Часть 1. Пикты и скотты   Комментариев: 4
04.12.13 22:26  Кеннет МакАльпин, король пиктов   Комментариев: 1
07.10.12 18:07  Тайны часовни Росслин   Комментариев: 6
30.04.12 23:27  Шахматные фигурки с острова Льюис   Комментариев: 5
01.05.12 01:37  Шотландский национальный костюм   Комментариев: 3
27.07.13 23:05  Красавчик принц Чарли – последний лидер якобитов   Комментариев: 5
27.07.13 23:06  Мегалиты Шотландии   Комментариев: 14
04.12.13 22:26  Мерлин и Артур были шотландцами ?   Комментариев: 4
01.03.12 09:48  Двадцать лет спустя   Комментариев: 4
24.01.12 23:42  Интересная находка в доме Вальтера Скотта   Комментариев: 5
30.11.11 22:09  УОЛЛЕС БЫЛ НЕ ОДИН   Комментариев: 9
30.11.11 22:40  ТАЙНА ПИСЬМА ВЕЛИКОГО ШОТЛАНДЦА   Комментариев: 2
08.07.11 14:13  Баллада - летопись событий   Комментариев: 6
12.07.11 19:04  Black Watch - мужество, доблесть, истинно шотландский характер   Комментариев: 9
12.07.11 11:39  Древнейший и благороднейший Орден чертополоха   Комментариев: 10
15.02.11 10:07  Воспоминания о XVIII столетии   Комментариев: 1
07.02.11 23:41  Английский костюм 18 века   Комментариев: 3
17.10.10 13:49  История одной переписки   Комментариев: 4
20.07.10 09:35  Роберт Брюс I, Король Шотландии   Комментариев: 2
07.05.10 22:17  Идея для сюжета   Комментариев: 2
08.02.10 12:17  Таблица царствований   Комментариев: 4
03.02.10 14:21  Древняя Шотландия   Комментариев: 2
Добавить статью | Little Scotland (Маленькая Шотландия) | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение