Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Серебряная капельСоздан: 08.01.2016Статей: 7Автор: ЛенцяПодписатьсяw

Точка невозврата или зачарованный остров

Обновлено: 08.01.16 18:08 Убрать стили оформления

Точка невозврата или зачарованный остров

Часть первая.

Не ходите, девки, замуж

 1. Шторм.

 Солнце  стояло в зените. Зеркальная поверхность моря мерцала миллиардами блесток. Они слепили глаза, мешая рассмотреть далекий берег.

 - Ну, надо же было такому случится! Сплошные неудачи, - ворчал рыбак, вытаскивая, в очередной раз, пустую сеть. - И ветер утих, и улов никудышный.

 Он бросил взгляд на пять рыбешек, лежащих на дне лодки.

 - Ну, вот чем прикажете семью кормить? Эх, это только колдунам хорошо живется: захотел - рыба сама в сети пойдет, а то и вовсе прямо на сковороду плюхнется. Просил же я амулет « На удачу» у дара Дру. Так нет, не продал, шельмец. Видите ли, денег маловато ему. А где ж эти монетки взять, если который день рыба в сети не идет!

 Рыбак приставил ладонь к глазам, прикрываясь от яркого света, и посмотрел вдаль.

 - Странно, где же остальные? В море поутру выходило семь лодок. А теперь ни одной не видно.

 Он долго всматривался, оглядывался по сторонам, пока заприметил маленькие темные точки, двигающиеся к берегу. Паруса у всех безжизненно свисали. Рыбак пересчитал их, загибая пальцы.

 - Э-э-э! Ты посмотри-ка! Все ушли. Я - один здесь остался. Эх, не к добру это. Старый Проха, видать. непогоду почувствовал. Может же, хитрый пройдоха. Интересно, и каким же это он местом предчувствует? - хмыкнул моложавый мужчина и взялся за весла. - Нужно поторопиться. Гляди, как бы и в правду шторма не было.

 Вдали показалось маленькое синее облачко, которое стремительно разрасталось и быстро двигалось в его направлении.

 Сначала повеял небольшой ветерок, паруса встрепенулись, расправились и бойко понесли маленькое суденышко вперед. Затем стал накрапывать мелкий дождь. С каждой минутой берег становился ближе, а гроза -  сильнее.

 Небо почернело, поднялись высокие волны и белыми бурунами побежали наперегонки с лодочкой, раскачивая ее в разные стороны..

 Уже вытягивая на берег свое суденышко, рыбак услышал первые раскаты грома. Домой он возвращался под проливным дождем.

 - Ух, успел! - вздохнул облегченно рыбак, переступая порог и стаскивая с себя на ходу мокрую одежду.

 Навстречу ему степенно вышла еще молодая женщина  в длинном холщовом сарафане, с вышитым замысловатым узором. Толстая русая коса ее аккуратно была уложена корзинкой вокруг головы. В ушах покачивались затейливые сережки. А в синих глазах отражалась любовь и радость от того, что супруг благополучно вернулся с рыбалки.

 Она протянула ему вышитое полотенце и сухую одежду.

 - Слава Пресветлой, ты - дома! Проходи, Силушка, сейчас на стол накрою, отобедаешь. Голодный ведь, - она метнулась к печи, затем в погребец, накрывая на стол.

 - Прости, но сегодня только вот это, - рыбак виновато усмехнулся и бросил на стол свой небогатый улов.

 - Ничего, бывало и хуже. В другой раз обязательно повезет. Главное - сам жив вернулся,  - улыбнулась  в ответ женушка.

 С соседней комнаты выбежала с маленьким пушистым пестрым котенком на руках девчушка лет четырнадцати и прильнула к отцу.

 - Ой, тятенька, я так испугалась за тебя. В окошко смотрю, все наши уже с моря вернулись, а тебя всё нет и нету. А тут дождик: как спустится, гром: как бабахнет! Мурёна и та от страха дрожит, с рук не сходит. Я уже плакать вздумала, а тут и тебя приметила!

 - Ну, что со мной могло случиться? Разве пристало рыбаку грозы бояться? Я еще не в таких передрягах побывал! - обнял дочку отец и посмотрел в окно.

 - А расскажешь? - всматриваясь в глаза отцу, выпрашивала девочка.

 - Даяна, не теперь! Иди к себе! Видишь, отцу поесть нужно, отдохнуть! Займись лучше вышивкой в своей комнате!- прикрикнула на дочь мать.

 Девочка метнулась в свою комнату и хлопнула с досады дверью.

 - Лорана, оставь девчонку в покое, - заступился отец. - Ей и так здесь не сладко. Ровесниц нет, поговорить не с кем. И ты еще покрикиваешь на нее!

 - Ну, разве моя вина в том, что она одна без подружек растет? Даяна - не знатная дара, чтоб в праздности жить и разговоры водить. За каждую ее вышивку можно копеечку выторговать, да кое-как концы с концами свести.

 - Но не всё же ей у окна сидеть и иголкой вертеть. Растет доченька... Скоро женихи в двор постучатся...

 - Да кто постучится-то? Во всем поселке нет ни одной девицы и ни одного парня старше семи лет! Разве что за вдовца или за деда-бобыля просватать. Эх, водились  бы деньги, съездили б к далекой родне, может, там жениха ей и сыскали, - вздохнула мать.

 - Неужто, и впрямь семь лет прошло?

 - Да, Силушка...- заплакала тихонько мать.

 - Ну, хватит, хватит причитать! - обнял жену за плечи моряк. - Садись лучше рядышком, да поешь со мной.

 Лорана послушно села на лавку у стола и зачерпнула ложкой наваристой ушицы, но так и не донесла ее до рта.

 - Силушка, ты посмотри. Страх-то, какой, может, спрячемся в подпол от беды подальше? - с тревогой она указала в окно.

 А там бушевал ураган. Сильный ветер вырывал, выламывал плохо закрытые ставни. По морю и улице, словно стоголовый змий, разгуливал огненно-водяной смерч, раскрывая дома и втягивая за собой всё, что попадало на его пути.

 - Нет, не бойся. Нашему дому это не грозит. Еще мой дед упросил одного мага поставить на нем защиту. Что бы ни случилось, а в нашем доме безопасно. Любую беду переждать можно.

 - Всё равно мне не спокойно, - женщина снова посмотрела в окно. - На богов надейся, а сам не плошай! Ой! Силушка, не корабль ли это?

 - Где? - подхватился рыбак.

 - Да вон, на кромке. Да не там, смотри: между ясенем и кузней в море виднеется! Точка яркая на тле темного неба. Да спасет их Пресветлая Веда!

 - И впрямь корабль! Эх, гиблое дело в море сейчас находиться! Ох, да их же прямо на скалы несет! Прости, женушка, но не до еды мне сейчас. Нужно туда бежать. Авось, кого и спасем! - Силан чмокнул Лорену в губы, и пока та не успела понять, куда собрался муж, выбежал в сени, на ходу прихватив свой рыбацкий плащ и сапоги.

 - Постой! Да куда ж тебя понесло!- закричала женщина, но в ответ услышала только стук входной двери...

 

 2. Найти и обезвредить!

Силан  быстро накинул на себя  плащ и побежал к ближайшему дому. Дождь хлестал по спине, ветер рвал полы, заставляя мужчину передвигаться медленно, боком, пряча лицо, чтобы случайно сломанная ветром ветка, или поднятый с земли камень не повредили глаза. Рыбак оглядывался по сторонам, стараясь обходить предполагаемый путь смерча и не попасть в его круговорот.
 - Эй, Нафет, открывай!  - забарабанил он громко в дверь.

Через несколько минут та скрипнула, пропуская хозяина.
- Мор бы вас всех побрал. Кого там еще принесло? - высунул голову в дверной проем рыбак с огромной черной, косматой бородой. А затем, рассмотрев того, кто его потревожил, втянул за рукав непрошеного гостя в сени. - Чего не сидится тебе в такую погоду? – недовольно проворчал он и смачно зевнул.

Силан провел пятерней по русой бороде, отряхивая капли дождя:
- Хватит спать, Нафет. Штормом на скалы корабль несет. Там же люди!  Давай, собирайся. И поднимай всех наших мужиков. Я пойду в эту сторону звать их, а ты - в другую.  Скоро темнеть будет, пусть и фонари с собой прихватят да багры.
 - Силен ты командовать,- пыхтел сосед, одеваясь. Но особо не возражал. Помочь беднягам, попавшим в такое положение, было делом чести каждого честного рыбака. - Так ты ж  и того прохиндея с собою клич. Может, подсобит чем, - уже миролюбивей проворчал Нафет.
- Какого прохиндея? А, мага нашего. Само собой. Так, встречаемся у спуска, по одному ходить не стоит, чтоб ураганом кого не снесло в воду. - Силан поплотней запахнул плащ и быстро, как только позволяли рывки ветра, стал обходить один за другим дома в их поселке по левую сторону от своего дома.

Природа наградила мужика огромным ростом да богатырской силой. Другого, на его месте, уже давно ветер свалил бы с ног, а Сила только ниже наклонялся, но упорно шел дальше.

Один за другим к нему присоединялись рыбаки.

К дому старосты зашли просто сообщить о терпящих бедствие. Сам староста - дар Дрегот, физически помочь не смог бы. Еще в прошлый набег, когда тарки напали на их общину, он вступил с ними в схватку и лишился обеих ног. Но мужик  был толковый, рассудительный, честный, совестный, поэтому всегда спешили к нему люди за советом. К тому же и споры судил он справедливо. Вот и остался при маленькой власти в поселке.  Но негласно, в трудную минуту, люд прислушивался к Силану. Уважая его за ум, находчивость, воинское умение легко подчинялись приказам, зная, что так будет лучше для всех.

Вот и сейчас, собравшись воедино, держась друг за друга, поспешили мужики к спуску, ведущему к берегу моря.

- Нафет, продвигайтесь к скалам, а я к магу загляну. Затем догоним вас, - окликнул соседа Силан.

- Добро! – ответил чернобородый, и повел всех дальше.

Дом чародея стоял за околицей, одной стеной примыкая к скале. Дар Дру сам пожелал жить в отдаленности  от рыбацкого поселка. Оно было и верно. Живи он на одной улице с рыбаками -  ходил бы ежедневно с разбитым лицом. Да и по делам было бы ему.

Первое время, когда Дру только поселился рядом, люди опасались его и смотрели скоса. Маг есть маг. Такому не то скажи -  сразу в отместку  так наколдует, что мало не покажется.

Но на поверку оказалось, что маг с него никудышный: ни заклятий сотворить, ни стихией управлять. А вот бражничать и за молодушками местными увиваться был первый мастак. За такие проказы, время от времени, били его ревнивые мужья.

Но и от него общине была небольшая польза. Магом он был плохим, а вот лекарем – хорошим.  Травки разные знал, снадобья делал, кровь мог остановить. Убедились в этом, когда он безногого старосту выходил, да всех раненых вылечил.

Кроме того, приторговывал дар Дру разными амулетами: и для удачи, и от сглаза, и от  всякого лиха. Особого уважения он так и не снискал среди жителей, но и чужаком уже не был. Зазря его не обижали. А чародей, зная свои грешки, обиды не таил.

Едва Силан подошел к дому, маг сам вышел навстречу. Видно сработали предупреждающие чары, или просто увидел направляющегося к нему рыбака. На высоком, тощем теле обвисал черный балахон. Рыженькая длинная борода развевалась на ветру. Покрасневший кончик носа свидетельствовал, что чародей был подвыпившим. ДРУ покосился на Силу, заметил, как недовольно тот сдвинул брови, икнул и, сделав, как можно обаятельней улыбку, заплетающимся языком пролепетал:

- А я что? Ик! Я – для храбрости! Ик! И для здоровья! Вон как дождь хлыщет, а спиритус виниус – лучшее средство для профилактики всех болезней! Ик! Эх! – досадно он взмахнул рукой. – Ни чегосеньки вы в этом не понимаете. Ну! – встрепенулся и, сделав пару шагов вперед, спотыкнулся, затем выпрямился, удерживая равновесие, добавил:

 - И чего стоим? Почему не идем спасать? Вперед!

Силан вздохнул: что взять с такого помощника. Но если на берег вынесет разбитый корабль, тогда умение даже такого пьяницы будет очень полезным. Рассудив, что под проливным дождем Дру быстро протрезвеет, взял его за руку и повел за собой к морю.

- Ух, ты! Какая стихия! Силан, ты только посмотри как красиво: Несочетаемое сочетаемое: вода и огонь, земля и ветер! Я так не умею. И ты так не умеешь! И вы все так не умеете! Ик! А вот он, - Дру махнул рукой в сторону моря, указывая на предполагаемого колдуна, - умеет! Вот вы думаете Дру - дурак, неумеха! Может и дурак! Может и неумеха! Но вот, что я тебе скажу: вот это – он повертел пальцем указывая на смерч,- не спроста! Такая погода просто так не бывает! Не веришь? Вот, если бы это был обычный смерч, он бы: фух- и улетел! А этот из четырех стихий соткан: вода с огнем обнимаются, по земле идут и ветром подгоняются. Ну чего ты молчишь, я ж тебе умные вещи растолковую...

- Лучше под ноги смотри, умник! Сделать всё равно ничего не сможешь! Поэтому, помолчал бы, – огрызнулся Силан, придерживая чародея за локоть, чтоб тот не упал.

- Я – не могу! – согласился маг.- А ты – можешь! Хочешь научу?

- Да, иди ты! Учитель тоже мне сыскался!

- А я что? Не хочешь, как хочешь! Мокни дальше! – обижено протянул Дру, семеня за рыбаком и спотыкаясь на каждом шагу.

- Что, и впрямь могу? – скептически спросил Сила. – Вот я, обычный моряк, возьму и колдовской шторм остановлю!

- Ага! – кивнул в согласии маг.

- Ну, тогда рассказывай, учи: что и как!

- Ты Силан стань спиной к смерчу, плюнь три раза через левое плечо, затем свисни три раза, что есть силы и как двинь по скале багром, чтоб искры полетели, да погромче крикни: « Уймись, зараза!»– всё и утихнет! «Зараза!» - можешь не произносить, но по мне, так бы надежней было б.

- Да, что ж ты, рыжебородый, до сих пор сам этого не сделал, если так это просто! – разозлился моряк, тряхнув Дру за шиворот.

 - Это тебе просто! Ты – вон, какой дядина вымахал. А я твой багор и с места не рушу, не то, что б искры высечь! –обиделся Дру.  - И поставь меня  на землю, а лучше к скале прислони. Что-то притомился я маленько, отдохнуть нужно. Ик!

Силан недоверчиво взглянул на свой багор, затем на мага. А чем Мор не шутит, а вдруг  не врет чародей. Да и не видит никто: ни с поселка, ни с моря этот уступ не просматривается. Поэтому и не засмеют, если не получится. Да и дождь укрыл их сплошной плотной серой пеленой.

Повернулся Рыбак лицом к скале, сделал всё, как учил колдун: плюнул, свистнул, искры выбил и крикнул что есть силы. Когда же развернулся, не поверил своим глазам: шторма, как и не бывало. Всё утихло! На море небольшой ветерок, на небе ясно светит солнце и только вывернутые с корнями деревья напоминали о былом ненастье.

- Ты смотри! – удивился моряк. –Сработало! Эй, Дру! Спасибо! Помогло же, слава Пресветлой! – он оглянулся на чародея. Но тот уже не стоял, а сполз на землю и мирно посапывал во сне.

- Вот же, моровый прихвостень!  - ругнулся Силан. – Тащи теперь его на себе к морю.

Он подхватил спящего мага, перекинул через плечо, словно куль муки, и зашагал быстро к своим однопоселянам.

Спустившись совсем близко к воде Силан прошел по берегу к скалам. Перед его взором открылась печальная картина: разбитый корабль лежал на боку, и был крепко  насажен на мелкие подводные выступы. А на берегу местные рыбаки отыскивали и сносили обездвиженные тела моряков. Кто жив, а кто мертв пока было непонятно..

Силан подошел к мужикам, на его плече всё также мирно посапывал дар Дру.

- Ты что ж его прямо с постели умыкнул,- засмеялись рыбаки, указывая на спящего мага. – Портки хоть не забыл на него натянуть? А то ветерком продует все колокола!

- А что ему будет! Он всеми четырьмя стихиями закален! Видали, какую бурю усмирил! – пошутил Силан, затем снял свою ношу и положил на прибрежный песок подальше от воды. – Ну что тут у нас? Рассказывайте! Вижу, что без меня почти управились.

- А что рассказывать? Когда мы пришли, то корабль уже выбросило на камни. Волны еще стояли высокие. Затем в один миг всё утихло. Вот эти, - Нафет указал на тела моряков,- пытались на лодке спастись. А как тут можно было спокойно причалить? Вот и разбились. У них не было ни одного шанса на спасение, – рыбак стянул с головы капюшон, обнажив голову.

- Сколько их здесь? – спросил Силан. – Всё хорошо осмотрели?

- Шестеро всего. Троих мы из воды вытащили, еще троих вдоль берега подобрали. Их волна выбросила. А если кто и был еще, то того течением могло на глубину утянуть.

Силан подошел ближе, присел у тела одного моряка, чтобы лучше его рассмотреть.

- Видать, издалека они. Не припомню, чтоб кто в наших краях так чудно одевался...

- Э-ге-гей! Тут еще двое! Нет, четверо! Кажется, живые еще! – вдали послышались голоса рыбаков.

И Нафет, и Силан, оставив усопших, побежали в их сторону.

Действительно, в маленькой бухточке нашлась еще одна разбитая лодка, и на песке в бессознании находилось четверо ее пассажиров. Рядом толпились рыбаки из поселка, разглядывая чужаков.

- Точно они живые? – спросил Силан.  -  Гранд, Лекс, смотайтесь к спуску, растормошите и приведите Дру, хватит ему спать. Пусть осмотрит каждого. Может, помочь им можно.

Рыбаки без возражений побежали за магом. Вскоре раздался истошный вопль. Силан поднял голову, пытаясь рассмотреть, что же там произошло.

На берегу стояли и смеялись посланные им рыбаки, а из моря на четвереньках выползал Дру. Рыжая бородка тряслась, с нее стекала вода. Это так мужики решили поразвлечься и привести побыстрее в чувства чародея: спящего донесли до воды, раскачали и бросили в холодную воду. Маг сразу протрезвел и теперь ругался несусветно:

- А, чтоб у вас семь лет подряд одни девки рождались! А чтоб вас рыбьи блохи закусали! Олухи окаянные, такого человека чуть не загубили! Вот погодите, доберусь я до вас. Вот только на ноги встану, я тогда вас...

- Эй, дар Дру! Хватит ругаться. Тут помощь твоя нужна! – окликнул его Силан.

Маг сразу умолк, сделался молчаливым, и, выкарабкавшись из воды, трусцой подбежал к пострадавшим.

Где делось опьянение, смешливый тон? Дар Дру стал сосредоточенным. Что-что, а к врачеванию он подходил очень серьезно, понимая, какая ответственность лежит на нем.

Маг подошел ко всем четырем пострадавшим, по очереди подержал за руку, заглянул в глаза, поднимая их веки, послушал, как бьются сердца. Затем стал во весь рост, вытянул вперед руку, закрыл глаза и запел монотонно, занудно, тоскливо, словно вынимал душу.

Как ни нравилось рыбакам его пение, но они дружно отошли в сторону.

Через полчаса Дру умолк и открыл глаза.

- Всё, теперь они жить будут. Сон – самое лучшее для них средство. Каждый из них поспит столько, сколько это будет нужно для восстановления сил.

- И сколько же? – поинтересовался Силан.

- Кому - как! Вот этому, - он указал на худенького черноволосого паренька,  - дней семь придется поспать, а потом еще месяц-второй полежать. Переломов много. Пока срастутся, затем пока ходить научится. А у остальных не такие увечья, быстро оклемаются. Дней через пяток сами побегут. Я-то их зельями поить буду. Но всех к себе не возьму. Хлопотно это. За ними постоянный уход нужен. А я один живу, отлучаюсь часто.

- Так, мужики, давайте решать, что с чужеземцами делать. Кто кого может приютить и позаботиться? – созвал Силан рыбаков на совет.

- А что решать, Силан? В каждом доме детишки малые, несмышленые. За ними самими присмотр нужен. Нянек нет. Жены наши хоть бы с ними справлялись, а то еще один беспомощный прибавится. Пусть берут те, у которых их нет, или постарше будут. Так справедливей будет.

После недолгого совещания порешили, что легкораненых заберут Гранд, Лекс и Нафет, а паренька – Силан. Малых ребятишек в доме у него нет, шуму не будет, а две пары женских рук больше пользы принесут пареньку, чем одна.

- Добро! Значит, так и сделаем. Сейчас часть из вас поможет раненых донести, часть – мертвых. Уже темнеть начинает. А завтра с первыми лучами берите лодки – поплывем к кораблю, осмотрим его. Может какой товар ценный там. Жалко, если пропадет. Бедняги совсем без ничего остались, Хоть деньжат сторгуем, чтоб их домой было за что отправить. Согласны? – спросил Силан, окидывая взглядом стоящих мужиков. Мародеров отродясь не было в поселке. Но вдруг у кого проснулась жажда обогатиться за счет потерпевших крушение?

- Согласны, - единодушно ответили мужики. - Не переживай! Совесть еще никто не потерял! Да и ночью к тем камням опасно плыть. Никто себе смертушки раньше времени не желает.

- Ну и лады! Давай, дар Дру, командуй, как кого доставлять по домам, чтоб не навредить ненароком.

Дру засуетился и каждому стал разъяснять, как переносить раненых, соорудив из багров и плащей импровизированные носилки.

Рыбаки аккуратно перенесли раненых в поселок, а мертвых схоронили на кладбище за околицей.

 

Раненого паренька уложили на доски  из разбитых лодок, спеленали плащом. И как младенца на руках Силан понес его к себе домой.

 3. Приказано выжить!

От переживаний Лорена не находила себе места. Она нервно поглядывала на дверь и всю работу делала, словно заводная кукла: помыла и убрала посуду со стола, вымела горницу, взяла в руки спицы и клубок шерсти, села на лавку у окна. Спицы мелькали в умелых руках мастерицы, создавая белое тонкое ажурное полотно. Ей не нужно было смотреть и считать петельки. Пальцы сами знали свою работу. Взгляд Лорены был прикован к дорожке, ведущей к дому.

На дворе стало темнеть, гроза прошла, а мужа всё не было. Уже и Вель, яркая серповидная луна, вышла на небесный простор, указывая путь припозднившимся рыбакам.  Наконец, темная тень промелькнула по дороге, и послышались приглушенные голоса и топот ног.

- Дру, не метельши передо мною - отдавлю ненароком ноги! – раздраженно прорычал Силан.

- Так я что? Мне нужно тебя обойти да дверь открыть. Сам же ты этого не сделаешь. Во какая ноша. Коль прямо пойдешь – в дверь не пролезешь! Бабы твои, небось, спят. Ни одного огонька нет. Хоть бы свечу зажгли, павы, - ворчал маг, и чуть не упал, налетев в темноте на помойное ведро.

- Тише ты, маг недоученный! Коль уснули мои лапушки, значит, умаялись за день. Они  не приучены  без дела прохлаждаться: всё в трудах да заботах.

Щеки Лорены запылали, когда женщина услышала, с какой нежностью заступился за них муж. Спохватилась, быстро зажгла фонарь и побежала открывать двери.

Силан в руках держал огромный сверток. На первый взгляд, это были доски, неровные, края которых торчали с обеих сторон рыбацкого плаща.

- Да что ж ты его в дом несешь? Под навес положил бы. Что с ним до утра будет? -  женщина не сразу поняла, что в свертке был закутан человек. Но, присветив фонарем ношу, устыдилась своих слов:

- Ох, Силушка, это же человек! Что ж я такое говорю, проходи скорее, заноси его в дом. Вот, на лавку укладывай! А я сейчас побегу медвежьи шкуры принесу. И ты, дар Дру, проходи.

Лорена сбегала в кладовую и вскоре вернулась с ворохом звериных шкур. Зимой часто в рыбацкий поселок забредали дикие звери в поисках пищи. Поохотиться и добыть трофей было почетно среди молодых мужчин. А Силан ее удачливей  других оказывался.

К  удивлению хозяйки, комната к ее приходу сияла множеством маленьких магических светящихся шариков. Дру щелкал пальцами, выпуская их по одному в полет.

- Ох, как красиво! – восхитилась она, но тут же беспокойно осмотрела свое жилище. – Э-э-э! Дру! Ты дом не подожжешь? Они же огненные!

- Нет, не бойся! Они - волшебные! Холодные! Можешь даже в руки поймать и подержать! – возразил маг. Он сидел, прислонившись спиной к теплой печи. – А еще лучше, воды горячей в лохань набери. Будем утопленника нашего отогревать, отмывать.

- А мне можно шарик поймать? – раздался тихий голосок Даяны.

- Можно, - согласился маг, - ну а потом брысь в свою комнату! Пойди Мурену свою напугай огоньком.

Девочка  подпрыгнула, пытаясь дотянуться до огонька, но он, словно живой, отлетел в сторону. Сделав несколько неудачных попыток, девочка разочаровано вздохнула и понуро поплелась к себе, чтобы не мешать взрослым. Но огонек сам подлетел, завис над плечом, сопровождая девчушку.

Лорена быстро приготовила воду, достала чистую мужнину рубаху, огромную простынь, чтобы завернуть после купели раненого. А когда того распеленали, охнула от удивления. Перед ней лежал совсем юный парнишка, лет шестнадцати. Длинные, черные, кудрявые волосы слиплись от крови и соленой морской воды.

Дру отстранил и мужа, и жену, сам стал раздевать мальчишку. Сначала он снял и отдал  Силе кованный пояс и короткий меч в ножнах. Затем сапоги, сделанные из неизвестного материала, скользкого на вид и ощупь, но не пропускавшие воду. И штаны, и камзол были смастерены вперемешку из маленьких кожаных и металлических пластин. Металл рыбаку тоже был неизвестен, хотя сам он частенько баловался в кузнице с молотом. Рубашку из тончайшего батиста пришлось разрезать, чтобы снять. Но Лорена прикинула в уме, что если на месте разреза после стирки вышить небольшой узор, то никто и не заметит, что одежда была испорчена.

Но, какое же удивление было у всех присутствующих, когда под верхней одеждой у парня вместо кожи сияла серебряная чешуя.

- Ах! – в страхе  вскрикнула женщина, и, сложив пальцы в охранный знак, отступила на несколько шагов назад. – Пресветлая Веда! Кого же ты, муженек, в дом принес? Не иначе – чудовище морское, змия проклятого! Заберите его от сюда и прибейте, пока зла ни кому он не сделал! - жена рыбака прикрыла ладошкой рот и попятилась к печи, словно искала там защиту.

- Уймись, Лорена! – шикнул на нее Силан.- Не твоего ума дело, что с ним делать надобно. Тут посмотреть еще нужно, что за зверя водой принесло. На змия не похож.  Что скажешь, маг?

- А то и скажу – в первый раз вижу такое. Да не вой, Лорена, человек это! – гаркнул Дру. -  Ты погляди, Силан, какая тонкая работа: каждая чешуйка как мастерски выкована, от настоящей не отличишь!

- Так это не шкура? – уточнил рыбак.

- Да какая шкура! Это больше на кольчугу похоже. И я проверил, она от тела отстает. Разве шкуру можно было б так просто пальцем поддеть? Тут главное понять, как это с парня снять. Сколько не смотрю: ни одной застежки не вижу. А кольчуга, как влитая сидит.

- Может, порвем?   - предложил Силан, почесывая бороду.

- Ты что! Это ж каких денег она может стоить! Давай сначала попробуем ее растянуть, только легонько, чтоб мальчишку не травмировать больше.

Дру и Силан ухватились за чешуйки у горловины и потянули потихоньку вниз. К их изумлению, кольчуга была очень эластична, легко растягивалась и - почти невесомая. Без особых усилий стянули ее вниз. Вся кольчуга поместилась в ладони рыбака.

- Чудно всё это! Какой мастер мог такое сделать? – удивлялся рыбак, рассматривая чешуйки под светом огоньков.

- Какой, какой! Заморский! Наши точно на такое не способны! – подтвердил Дру. – Лорена, хватит в углу прятаться. Иди сюда, помоги парня обмыть да рубаху на него натянуть. Раны я уже присушил маленько, кровоточить не будут!

Женщина послушалась, и вскоре мальчишка обмытый, в чистой одежде лежал на груде мягких медвежьих шкур.

- Ну всё! Пусть теперь спит недельку-другую. Будешь его поить отварами по чуть-чуть. Я сейчас запарю в печи.

Лорена подошла к парнишке, пригладила кудрявые волосы, внимательно посмотрела на его лицо. Вздохнула, потом предложила:

- Силушка, а давай мы мальчонку в комнату к Даяне занесем. Кровать там одна пустует. И приглянет за ним девочка, пока вышивать у окошка будет. И спокойнее, чем здесь. Не помешает никто.

- А люди что скажут? – засомневался в правильном решении муж. – Будут судачить, что парня к девке подложили!

- А что люди? Они в любом случае будут говорить: в этой ли комнате будет лежать раненый, или в той. Ты только подумай, как лучше будет нам и ему. – разгорячено стала настаивать на своем Лорена.

- Точно, точно! Там сподручней будет,- поддакнул чародей.

Силан бережно перенес раненого в комнату дочери. Мать засеменила следом, чтобы объяснить всё девочке, и подсказать, что делать той, присматривая за подопечным.

Рыбак вернулся в  горницу, достал кувшин с медовухой. Откупорил ее и предложил магу:

- Выпьем? День был тяжелый!

- А что ж не выпить! День и впрямь интересный был.

Когда кувшин опустел мужчины вышли на улицу. Присели на огромном бревне, что лежало у дома.

- Дру, вот только правду скажи, как же это удалось такую стихию усмирить?

- Нууу! – протянул маг.- Вот сам поразмысли. Сколько стихий было?  -  и тут же сам и ответил.- Четыре! Три в движении, а одна в относительном покое. Чтоб их усмирить нужно было тоже самое сотворить: породить четыре стихии! Притом, чтоб три -  в движении были, а одна – в покое. Понял?

- Нет, не понял! – отрицательно замотал головой Силан.

- Ну, что тебе не понятно? Вот, что ты сделал? Плюнул! А слюна  - это вода! Первая стихия! Затем ты искры из скалы выбил. Это вторая, огненная стихия была. Но ты же не только искры выбил, а и куски горной породы – вот и третья стихия. А когда свистнул – четвертую привлек, воздушную.  Так и получилось, что твои стали наперекор тем, первым.

- Ох, не верится мне в это, что- то ты темнишь маг! Сам только что выдумал? – нахмурил брови Силан.- Посмеяться хочешь?

- Ну что ты, в самом- то деле! Какой посмеяться!  Ну выдумал я, признаюсь! Но сработало же! А это главное! – подбадривающее ляпнул ладоней по плечу рыбака. Темнота скрыла лукавую улыбку чародея и на секунду вспыхнувшую руну четырех стихий, вытатуированную на запястье и прикрытую длинным рукавом мантии.

Ночь пролетела в мгновение ока: вот только сомкнул глаза рыбак, а уже загоралась заря.

Силан встал потихоньку, чтоб не разбудить хозяйку. Та бедная, поздней его легла, всё ворковала возле раненого да с дочкой перешептывались.

Рыбак на цыпочках пробрался в комнату Даяны. Та посапывала во сне, свернувшись калачиком на кровати. Силан поправил одеяло и повернулся к парнишке. Мальчонка лежал недвижимо, не меняя положение с ночи. Мурена устроилась рядом, под боком, вытянувшись во весь рост и урчала от удовольствия.  Когда рыбак захотел ее убрать от раненого, то зашипела и обнажила когти и зубы.

- Тьху ты! И эта зараза к парню прилипла, словно он не человек, а кот матерый. Ладно, лежи пока. У Дру спрошу, можно ли тебе по парню топтаться.

Силан вышел, отломил краюху хлеба, всунул ее за пазуху и поторопился к берегу, где стояли на приколе лодки.

Он был первым. Вскоре стали сходиться остальные рыбаки.

- Здорово, мужики! Как ночь прошла? Какой беды вчерашняя буря наделала? Из наших никто не пострадал? -  спросил Силан, когда все были в сборе. – Что со спасенными, странного ничего не заприметили?

- Люди все целы, у двух домов крыши сорвало, да утварь утянуло стихией. Но те дома и так пустовали. А чужеземцы: люди, как люди. Одежда не такая, как у нас. А так обычные мужики. Спят по велению достопочтенного дара Дру.

«Значит, с чешуей только один был», -  подумал Силан, а вслух добавил. – Сейчас разобьемся на тройки. И будете ждать моего сигнала. Я первым разведаю проход среди камней. Если окажется, что подняться на корабль будет безопасно, тогда первая тройка  пойдет к кораблю. Если на нем что ценного будет, то возьмет столько, сколько лодка выдержать может. Когда от корабля отчаливать будет, то махнет рукой, подавая сигнал следующим. Тогда вторая тройка пойдет. Затем третья и далее по счету. Всё, что удастся спасти, перенесем в дом старосты.  Всё ясно?

- Да ясней некуда, Силан ! – согласились рыбаки.

- А меня с собой возьмешь!- утвердительно, не терпящим возражения голосом, произнес Дру, что незаметно подошел к рыбакам.- Вдруг, там какое колдовство осталось. Сам, как определишь? Тут нужен знающий дело.

- А ты, значит, ведающий? – недовольно протянул Силан. Лодка и так была маленькой, и если мага с собой брать, то места для поклажи почти совсем не останется.

- Оно-то верно, - загалдели рыбаки. – Пусть идет. Нам всем спокойнее будет.

- Ладно, - согласился Силан.-  Не будем мешкать. Пока погода благоволит. Давай, чародей, полезай в лодочку, да помалкивай. Не то уроню нечаянно в воду, коль болтать без толку будешь.

Рыбаки помогли спустить суденышко в воду, а легкий ветерок с берега подгонял его к цели.

 

- Ставлю на одну кружку крепкого эля, что Силан искупает нашего мага в соленой водице! – протянул руку Нафет, чтоб заключить пари с любым желающим поспорить.

- На кружку! Только для всех.- протянул руку Марвей,  тощий рыбак, у которого было семеро детей. – А ну, ребятушки, разбейте наш спор! Посмотрим чья возьмет! -  мужики захохотали, уселись на притопленное дерево, что вынесло прибоем на берег и стали наблюдать  за Силановой лодочкой.

4. Тайны разбитых кораблей

Отлив слегка обнажил верхушки подводных скал. Возле них бурлила и кипела в белой пене морская вода. Силан ловко вел свою лодочку среди неравномерно торчащих из воды камней, находя правильный  и безопасный путь к кораблю. Парус был спущен, управлял лодкой рыбак только веслами. Вопреки ожиданиям Нафета маг молчал всю дорогу. Только изредка выпускал щелчком пальцев крохотный красный светящийся шарик, что подвисал  над водой сразу после того, как они преодолевали этот участок моря. Вскоре над водой засияла целая гирлянда магических фонариков.

- Ты смотри!  - удивлялись рыбаки. – Так это ж он нам путь указывает, чтоб об скалы не разбиться! Силен маг!  Нафет, а с тебя проигрыш, как только в поселок вернемся! – хохотали они над неудачливым спорщиком.

- Само собой! Только не спешите ли вы? Им еще назад вернуться надобно! – огрызался последний, еще не потеряв полностью надежду на выигрыш.

 

Наконец лодка причалила к месту. Рыбак напряг все силы и попробовал пошатнуть лежащий на боку корабль. Результатом он остался доволен. Судно намертво было насажено на подводные рифы. Даже самый сильный прилив не снял бы его с камней. Значит, можно было попытаться взобраться на палубу, в трюм, поискать что-то ценное.

- Ну что, Дру? Пахнет тут магией? – с иронией произнес Силан, привязывая лодочку к скисающемуся к самой воде канату.

Маг и впрямь потянул носом воздух, вдыхая на полную грудь.

- Пахнет! – утверждающе кивнул он, но увидев как посуровело лицо рыбака, торопливо добавил.- Но нам оно не угрожает. Магия была здесь,- сделал ударение на слове «была», - но теперь она рассеялась. 

- Смотри у меня, шутник! – погрозился кулаком Силан. – Искупаю, если не прекратишь! А теперь жди. Я поднимусь и тебя вытяну. А то хлипкий ты больно по канатам лазать.

Дру согласился, стал насвистывать незамысловатую песенку, ожидая, когда рыбак поднимется на корабль.

- Да что ж ты делаешь! Маг недоделанный! Рот свой закрой! Змия еще морского насвистишь! Держись лучше крепче за канат, а то уроню, как пить дать, уроню тебя окаянного! – сердился Силан.

- Силан, так ты ж добрый! Душегубцем не был! Разве поднимется твоя рука на бедного слабого мага? – стал причитать Дру, выбираясь на палубу.

Силан только махнул рукой, что взять с такого мужика. Жужжит только, как надоедливая муха, и вреда нет, но и покоя тоже.

Хотя крен судна был большим, он всё же позволял худо-бедно продвигаться по палубе людям, стоя на двух ногах. 
- Ну что скажешь, Дру? Есть кто живой на корабле? – спросил Силан, продвигаясь не спеша к капитанскому мостику. 
- Скорее нет, чем - да. Живыми тут не пахнет. Не чувствую я их, – пожал плечами маг. 
- А ты что, как собака их унюхиваешь? – пошутил рыбак. 
- Ну почему, как собака? Если бы был кто живым, то аура на судне была бы совсем другая. 
- Кто, кто? Авура? Что это еще за птица? 
- Темень, что с тобой разговаривать. Всё равно ровным счетом ничего не понимаешь. Потом объясню, как на берег сойдем. 
Они зашли в небольшую постройку на корабле, осмотрели всё там, собирая в мешок вещи, представляющие хоть какую-то ценность. Для потерпевших крушения любой хлам может пригодиться, а если и без надобности, то найдут применение таким вещам в общине рыбаков. В крайнем случае продать или обменять на что-то более нужное. 
Вдоль стены и на штурвале заметили прикрепленные защитные амулеты. Силан хотел их снять, но Дру остановил рыбака, одернув за рукав. 
- Тебе что, жизнь надоела? А как они сейчас бабахнут со всей силы! Да от тебя и косточек не останется! 
- Врешь! Так и не останется ничего, – перекривил мага Силан. 
- Ну заладил: вру, выдумал... Может и вру, может и выдумал. Только к таким вещам голой лапой нечего лезть. На них любое проклятие может стоять. Сейчас проверю. 
Дру подошел ближе, вытянул руку над амулетами, закрыл глаза и забормотал тихонько. Силан только слушал и ничего не мог понять в той болтовне. 
Амулеты ярко вспыхнули, ослепив на несколько секунд рыбака. 
- Ну вот, теперь их можно снимать. Пригодятся. Возьмешь, Силан? – протянул их Дру, посмеиваясь. 
- Да ну их, сам неси,- обиженно протянул Силан.- Теперь разделимся. Ты пойдешь по каютам пройдешься, может, что по твоей части найдешь чего. А я в трюм полезу. Сам управлюсь. Если что увижу странное, тогда позову. 
Дру кивнул головой и, молча ушел в сторону кают. 
Силан же спустился в трюм, запалив факел. Через пробоины в борту торчали острые камни, воды было много, почти до пояса. Если раньше груз был сложен аккуратно, то от удара многие сундуки, бочонки, тюки хаотично лежали или плавали. Силан осветил все стены, затем товар. На некоторых из них стояли печати. Рыбак решил не испытывать судьбу и не вскрывать запечатанное. Это можно будет сделать и на берегу, после осмотра их магом. 
Силан выхватил их воды несколько объемных свертков и понес на палубу, чтобы потом погрузить в лодки. Едва он поднялся по трапу на несколько ступенек вверх, как услышал за собой легкий шорох. Рыбак обернулся, но никого не увидел. Только продолжил путь, как еле различимые шаги преследования возобновились. 
Силан перехватил ношу в руках, резко развернулся. На него из темноты трюма двигалось чудовище с горящими глазами. Оно грозно зарычало, вытянуло лапы с огромными когтями, пытаясь дотянуться до ноги, чтобы схватить и утянуть за собой. 
Силан, не долго думая, бросил ношу и со всей силы двинул огромным кулаком между глаз чешуйчатой твари. 
Та отлетела в сторону, перед глазами рыбака только промелькнули ноги, обутые в кованные сапоги, и туша плюхнулась в воду, поднимая небольшой фонтан брызг. 
Рыбак стал подходить к ней ближе, чтоб добить, если тварь попытается напасть снова. Но к его удивлению из воды, отплевываясь, потирая огромную шишку на лбу, выбирался местный чародей. За собой он тянул шкуру неизвестного зверя. 
- Ну ты, Силан, и крепок на кулак! Я ж только пошутить хотел! А ты сразу - в лоб! – промымрил маг. - Знаешь кто это? Королевская виверна! Я такую тварь только один раз видел. А тут целая шкура в каюте лежала! 
Терпение Силана лопнуло. Он молча схватил мага, перекинул через плечо, быстро поднялся на палубу и, не обращая внимания на вопли и протесты, сбросил Дру в море. 
- Охладись, шутник! В лодку сам выберешься. 
Затем подал сигнал рыбакам, ожидающим на берегу. 

- Всё таки выигрыш мой! – закричал обрадованный Нафет. - Выкупал таки Силан нашего мага!
5. Скажи мне - кто ты, друг мой милый?

Целую неделю свозили  рыбаки товар с корабля. Староста тщательно записывал каждый сундук, тюк, наносил на них свои метки, чтобы было всё в строгом порядке и отчетности. По неписанному закону треть всего найденного должна была отойти в пользу общины. Поэтому дар Дрегот, несмотря на увечья, целыми днями и ночами проводил в амбаре. Ему не хотелось, чтобы кто-то мог упрекнуть честного человека в стяжательстве и крохоборстве. Нажиться на чужой беде – это последнее, что мог бы позволить себе добрый человек. От того и вскрыть запечатанный товар, до выздоровления спасенных, он тоже не разрешил. Многое из груза побывало в воде и могло потерять свой товарный вид, если бы все вещи  на корабле не хранились  герметично упакованными  в странные прозрачные пленки, а потому испортить их морская вода не могла.

Староста выделил немного денег на нужды раненых и раздал их семьям, приютивших  чужеземцев. За каждую потраченную монету они должны были перед ним отчитаться, чтобы потом можно было справедливо вернуть в казну  деньги за уход и лечение из будущей доли товара, что причитался потерпевшим крушение.

Но  на этом дар Дрегот не успокоился. Он вызвал своего друга, корабельных дел мастера, чтобы тот оценил состояние разбитого корабля. После тщательного осмотра приняли решение, что корабль не пригоден, и починке не подлежит. Поэтому рыбаки и его разбирали по частям и свозили на берег. Хорошая корабельная доска дорого ценится. И оставлять на волю четырем стихиям такой куш не хотелось.

Дру больше в море не выходил. Он проведывал спящих чужеземцев, отлучался неизвестно куда по своим делам, а остальное время уделял старосте, помогая сортировать груз   и исследовать его на предмет магии.

Первым проснулся в доме Лекса  еще моложавый, очень худой мужчина.  Ни как его зовут, ни кто он и откуда так и не удалось выяснить.  В момент просыпания жена Лекса выходила кормить скотинку, а когда вернулась, то ее подопечный стоял на коленях лицом к окну, в глубоком трансе, неистово шептал что-то на непонятном языке и время от времени бился головой об пол.

Ни на людей, ни на разговоры он не реагировал. А когда хозяюшка побежала за магом, то и вовсе сбежал с дома в том, в чем спал, прихватив с собой свою чистую одежду, что лежала у его постели, нож, хлеб со стола и огниво с печи.

Возможно, он сошел с ума, а может, испугался тех, кто его приютил. Но больше его в поселке не видели. Рыбаки пытались расспрашивать проезжающих по тракту о таком человеке и описывали приметы. Кто-то подтвердил, что похожего видели недалеко от большого города, и он спешил на почтовую карету, ведущую в Темногорье. Признаков безумия за ним не замечалось. Но странности были: он умилялся по каждому поводу, плакал от радости и говорил, что чудом вернулся на родину, где не был уже много лет.

Дрегот решил, что о дальнейшей его судьбе беспокоится не стоит, они свой долг перед пострадавшим выполнили сполна, и вычеркнул незнакомца из списка тех, кому полагалась доля товара.

Следуюшим в доме Нафета пришел в себя полноватый мужчина, покрытый татуировками, узкоглазый, с длинными черными волосами, которыми незнакомец сразу заплел в косицу.

Он молча осмотрел комнату, поднялся. Увидел свою одежду. Переоделся. Затем уселся на пол, скрестив ноги. Руки сложил на груди, соединив вместе ладони. Закрыв глаза, пробормотал, как догадались рыбак с женой, благодарственную молитву. Вставать с пола он отказался, тарелку с кашей  подали ему туда же. На все вопросы незнакомец утвердительно кивал головой и говорил: «Спасибо!» и «Хорошо!» при этом искренно улыбался.

Позвали Дру. После тщательного осмотра больного и попыток разговорить незнакомца, маг вынес вердикт, что тот здоров. Но не разговаривает по простой причине – не знает местный язык. Через два дня налаживания контакта маг добился, что незнакомца зовут Шатмаямараялунь. Он из страны Шатранвэй. Товар с корабля не его. И то, что он очень хочет домой. На вопрос : от куда они плыли мужчина только округлял в страхе глаза, и вырисовывал на полу восьмерку и при этом приговаривал: «Плохо! Очень плохо!»

Задерживать человека в поселке не было причин. Его снабдили всем необходимым в дорогу, дали денег, еду, проводили на тракт, и уговорили торговцев взять беднягу с собой, чтоб довести до ближайшего портового города. Там разный народ обитает. Авось и подскажут, как добраться к его родине. Староста не без удовольствия вычеркнул и второго претендента на долю товара.

Прошло в общей сложности уже три недели с момента крушения корабля, но до сих пор никто не узнал чей был корабль, куда он шел и что с ним случилось.

 Наступила ранняя осень. Солнце уже не было таким немилосердно-палящим. По ночам становилось довольно прохладно. Над морем жалобно кричали чайки, предвещая непогоду. Вскоре задождило. В доме Гранда собирался народ, ожидая пробуждения третьего спасенного с корабля.  Рыбаки сидели за столом, распивали эль, играли в кости, судачили, ставили ставки на то, кем является седовласый мужчина, спящий на лавке, и сможет ли он пролить свет на интересующие вопросы.

Шумное застолье прервал громкий вздох старца. Все, кто был в комнате, подхватились и окружили кровать, на которой тот спал, со всех сторон.

- Просыпается!

-Тише!

- Не напугайте! 

- Подвинься, стоишь тут, всё загораживаешь,- выкрикивали самые нетерпеливые.

- Так! Все – марш за стол! А еще лучше по домам! – скомандовал Дру, покачиваясь от выпитого эля.

Он подошел к старику, потрогал руку, посчитал в уме пульс и довольно улыбнулся:

-Уважаемый, можете спокойно открывать глаза. Здесь врагов нет. Только друзья. Ручаюсь  вот этим недопитым божественным напитком, что вашей жизни ничего не угрожает! Если вы только понимаете, о чем я вам толкую!

 Незнакомец вздохнул еще раз и открыл глаза. Он окинул взором комнату, людей, мага, попытался что-то сказать, но ему это не удалось. Во рту сильно пересохло. Он показал жестом, что хочет пить.

Маг протянул ему бутылку с элем, предварительно с нее хлебнув, чтоб доказать, что напиток не отравлен.

Старик припал губами к горлышку бутылки, жадно сделал несколько глотков. Напиток приятно обжег горло. На щеках сразу проступил румянец. Незнакомец  прокашлялся и с волнением и  хрипотцой в голосе спросил:

- Кто-нибудь еще выжил?

- Не волнуйтесь, кроме вас еще трое человек! Но пока вы спали, двое успело покинуть наш гостеприимный поселок.  – попробовал успокоить его чародей

- А мальчишка, такой чернявенький, совсем юный? – старик от волнения приподнялся на один локоть.

- Как раз юный парнишка волею судеб еще жив! Только он в другом доме. Если хотите, завтра вас отведут туда. А сегодня вам нужно еще немного полежать. – посоветовал маг.

- Нет, отведите меня туда немедленно! Я должен убедиться, что с ним всё в порядке,- настаивал старик.

- Как скажете, уважаемый! Но вы сами уже не юнец,  и должны понимать, чем это может грозить вам и вашему здоровью.

Старик был непреклонен в своем желании. Ему помогли подняться, одеться и дойти до дома Силана. Рыбаки всей компанией тоже увязались вслед. Так сильно им хотелось услышать рассказ старика.

Лорена сначала возмутилась появлению стольких незваных гостей, но потом усмирила свой гнев, вынесла дополнительные лавки, чтобы всем хватило места.

Старик прошел в комнату Даяны. Убедился, что парнишка тот самый, о судьбе которого он спрашивал. Облегченно вздохнул, наклонился и поцеловал мальчишку в лоб.

- Это ваш внук? – спросила Лорена, скупо утирая слезу.

- Нет! – ответил старик. – Он мой ученик. Я его наставник.

Седобородый старец прошел в горницу, где его ожидали рыбаки. Горько улыбнулся.

- Вижу, вам не терпится услышать мой рассказ? Хозяечка, если позволите, угостите кружкой воды.

Старика усадили у натопленной печи. Подали ему воду, предложили ужин. От еды он отказался, прислонился спиной к теплой стене, устало закрыл глаза  и спросил:

- Что хотите узнать? Чтобы я знал, о чем вести разговор.

- Для начала: кто вы и откуда? Как попали в наши края? Кто были ваши спутники? И что за странный шторм принес вас сюда? – со всех сторон посыпались вопросы.

- И если можете ответить, какой и чей груз перевозил корабль? – добавил староста.

Старик покивал в согласии головой, затем неторопливо повел свой рассказ.

- Меня зовут – Аллен Галлан, я учитель и наставник того юноши, который находится в соседней комнате. Зовут его Веллин.  Мы родом с острова, которого люди называют Сердце Мира или Ательсуэль.

- Не может быть! – вскрикнул Дру. -  Я слышал легенды об этом острове! Это остров мертвецов! Все, кто попадал на него, не возвращаются.

- Не все легенды говорят правду, не все легенды врут! – горько усмехнулся Галлан. -  Но вы ошибаетесь, молодой человек. На этом острове можно прекрасно жить сотни лет. Правда в другом – покинуть этот остров по своей воле можно только один раз в сто лет!

- Как это? – удивились рыбаки.

- Остров окружен со всех сторон опасными рифами, покрытые вечным плотным туманом. Через них не пройдет ни одно судно. К тому же сильные течения не дадут отплыть дальше полмили.  Корабль развернет и снова пригонит к берегу. А вот попасть туда довольно легко. Достаточно найти единственный проход в одинокой скале посреди океана и твой корабль сам поплывет туда, не в состоянии противиться бурному течению. Если кораблик будет небольшим, он спокойно пройдет через проход  в скале, а если  большим, то его разобьет о скалы, а останки вынесет к Ательсуэли. Один раз в сто лет течение меняет свой ход. Пять дней ветра дуют в обратную сторону. Кто желает, может покинуть эту страну.

Как вы думаете, много ли таких было, кто жаждал вернуться на родину?  Те, кто прожил на острове очень долго, создали свои семьи и возвращаться туда, где их давно считали мертвыми, не хотели. А те, которые прожили совсем немного, были рады такому шансу.

 Правитель Ательсуэли добрый и справедливый человек. Каждому, кто захотел покинуть остров, он дал много товара, чтобы люди могли вернуться к родным не с пустыми руками. Было решено побывать на родине каждого невольного пленника острова. А моему ученику выпадала редкая удача воочию увидеть, изучить историю, быт и нравы тех стран, о которых мы знали только понаслышке и собрать магические травы, которые не растут в нашем краю.

На корабль сели не только честные люди, но и закоренелые грабители. Они решили отобрать корабль и присвоить весь товар. Сговорившись, напали и убили капитана и всю команду, а также многих добропорядочных людей. С нами был маг, который должен был собирать нужные редкие травы и зелья. И среди мятежников нашелся чернокнижник. Они вступили в бой, призвав на помощь все четыре стихии. Погибли сами,  вместе  с ними полегло много народу. Стихии вышли из под контроля, подхватили корабль, и перенесли его в ваши воды. Во время шторма было не до разборок и убийств. Нужно было думать, как спастись самому. Когда стало понятно, что корабль несет на скалы, мы разделились и, уповая на Веду, отчалили от гибнущего судна. И слава Пресветлой, мы – выжили!

Что до спутников наших, то они на острове не пробыли даже месяца. Это счастливчики! У одного жена должна была родить наследника. И он сильно горевал, что больше никогда их не увидит. У другого вскоре должна была быть свадьба. Он так любил свою невесту, что готов был пойти на всё, чтобы вернуться к ней.  И если они живы, то теперь скорее всего на пути к своему счастью.

И теперь отвечу на ваш вопрос, - поклонился Галлан старосте. – Если вы спрашиваете о товаре, значит, вы смогли спасти его и доставить на берег. Я был распорядителем его. За наше спасение можете оставить его полностью себе. Только разрешите взять небольшую долю, чтобы купить небольшое суденышко, нанять команду, собрать всё необходимое, чтобы вернуться нам на родину.

- И вы думаете, что небольшой доли хватит на всё это? – скептически усмехнулся староста.

- А вы весь груз перевезли? – поинтересовался старик.

- Всё, что было в трюме! У меня всё записано! Только никто не вскрывал и не смотрел, что в запакованных вещах есть!

- Тогда я успокою вас. Достаточно будет одной горсти из любого сундука, чтобы купить и снарядить три больших корабля! Но нам хватит одного! И то, только чтобы довезти  до одинокой скалы! Потом сам корабль может остаться во владении команды! Нам он не пригодится больше.

- Так что в сундуках-то? – заинтересовано воскликнули все.

- То, чем богата наша родина – самоцветные камни, да шкуры диковинных для вас зверей...

-А теперь, простите, достопочтенные хозяйка и хозяин. Разрешите остаться в вашем доме возле моего ученика. Мне достаточно будет места на полу у печи и кружки воды до краюшки хлеба.

- Да что вы такое говорите! Место в доме есть! И поесть найдем! Оставайтесь. Разве мы не люди!

Лорана отвела старика в пустующую комнату и расстелила ему постель.

 

- Отдыхайте, учитель.  Спокойной ночи!

6.  Заройте ваши денюжки  на черный день во тьме!

В эту ночь дару Дреготу не спалось. Мысли: одна страшней другой не давали покоя. Он тихонько проклинал и шторм, и сокровища с него, и пострадавших в буре,

сделавших такой щедрый дар. Что не говори, а богатство – это большое зло.  А несметные сокровища – зло, усиленное в несколько раз.  Даже за пару медных грошей

злодеи могут убить человека. А в сундуках, которые еще предстоит вскрыть, не медяшки – самоцветы! Такое долго не утаишь. Слухи поползут, и тогда жди

 

нападение. Мало тарков, истребивших в прошлый набег всех стариков и детей. Так теперь и всякая тать ночью подкрадываться станет. Но не только этого страшился 

староста. Из спокон веков их предки жили у берега моря, ловили рыбу, занимались незатейливым промыслом. Тем и жили. Теперь же, имея богатство, можно было не

работать. Лень и праздность нарушат вековые устои. 

Староста, лишь только замаячил рассвет, попросил жену позвать в его дом Галлана и мага. Втроем они ушли к амбару, где хранился товар.

- Галлан, твой дар нашей общине поистине бесценен. Но ради высшей справедливости я решил несколько иначе. Нам полагается за спасение третья часть товара. Ее мы и

примем. Остальное ваше по праву. Теперь пройдем, и ты сам отберешь то, что вы посчитаете нужным. Дру свидетель. Он принимал груз и делал отметки.  Он лучше здесь ориентируется, где и что лежит.

Галлан неторопливо прошелся по амбару. По одну сторону стояли сундуки, по другую – тюки, дальше – ящики, коробки, свертки. Дру, как оказалось, действительно имел

неплохие знания в складском деле. В каждом ряду хранился товар с одинаковой маркировкой и печатями. Отдельно лежали товары с кают и капитанского мостика. Всюду

царил идеальный порядок.Старик усмехнулся. Он показал на личные свои вещи и одежду ученика. Среди них нашлась и небольшая тетрадь с надписями и бесчернильная ручка, маленькая  шкатулочка, закрытая на хитроумный замок, а также резной ларчик, на котором было выгравировано лучезарное солнце с двадцатьючетырьмя лучами. Попросил он еще несколько навигационных приборов для нового корабля и нарисованные карты материков и океана. Затем раскрыл один сундук, наполненный самоцветами. Зачерпнул

несколько горстей и положил в кошель.  И попросил в пользование любой из тюков, на выбор самого старосты. В них хранились шкуры очень редких зверей, чтобы потом

можно было сделать за них обмен редких трав.

- Дар Дрегот, вот это, пожалуй, всё, что нам будет необходимо. Остальное я поручаю вам, как честному человеку, который хорошо знает людей и неплохо ориентируется в

 этом  государстве. Помогите: или купить корабль, или нанять мастеров, чтобы построить новый. Собрать туда припасы, воду и нанять неплохую команду. Я уже говорил,

что корабль этот мне не нужен будет в конце путешествия. И я его безвозмездно передам в дар капитану судна, который согласится постранствовать с нами  по океану.

Дар Дрегот махнул в согласии головой:

- Хорошо, можете не сомневаться. С завтрашнего дня этим займется очень хороший мастер-корабел. Я думаю, что он и команду подберет ту, что нужно.  А теперь,

простите дар Галлан, но нам с Дру нужно поговорить о делах общины. А ваши вещи вам помогут отнести мои старшие сыновья.

Галлан ушел. Но спокойствия Дреготу выбор старца не принес. Он думал, что иноземец обрадуется и заберет две трети товара с собой, а вышло так, что товар снова почти

полностью принадлежал общине.

После недолгого совещания решено было созвать всех жителей на сход.

Поздно вечером, когда все дела были завершены, дети уложены спать, в доме старосты собралось всё мужское население общины. Женщин звать не стали: не их ума дело

безопасность поселка.

Дрегот поделился своими опасениями и красочно описал, какие беды могут свалиться на их головы, если они оставят сокровища в поселке. А затем добавил:

- Кто хочет получить свою долю сполна – завтра пусть на рассвете приходит к амбару. Но он должен будет поклясться предками, что навсегда покинет с семьей общину и

никому не расскажет, откуда у него сокровища. Клятву закрепим магически. Этим займется наш уважаемый маг. При попытке выдать тайну клятвопреступник умрет. Это

всем понятно? Теперь идите по домам. Тех, которые остаются в поселке и не захотят уехать, вечером снова жду у себя.

Ночь снова была беспокойной. Дрегот продумывал каждое слово, сказанное на собрании и  каждый свой поступок, сделанный на пользу общины. Оценивал все степени

риска, если всё пойдет не так, как он задумал.

На заре к амбару пришел только один человек. Марвей –отец семерых детей.

Он виновато топтался у дверей, в руках мял свою шапку.

- Прости, Дрегот, но мне детишек поднимать на ноги нужно... И жена опять на сносях... Трудно ей... Сам знаешь, мы еле концы с концами сводим. А тут такой шанс. Она мне до утра спать не дала – едем, говорит, к дальней родне и всё!

Дрегот молча кивнул головой. Он подозвал мага и велел с Марвея взять непреложную клятву, которая распространялась и на всех членов его семьи.

Затем велел подъезжать с лошадьми. В телегу погрузили причитающуюся им долю от всего товара. А к вечеру семья Марвея покинула поселок. Своего скарба было немного.

Все поместилось на трех телегах.

Когда вечером люд подтянулся к дому старосты, он снова поделился своими опасениями и предложил:

-  Мое мнение такое: возле нашего поселка в скале есть огромный грот. Его видно, только когда наступает отлив. Мы туда снесем почти всё, что было на этом корабле.

Оставим и распределим между семьями одежду, утварь, продовольствие, а также немного золота. Часть товара отправим продать в город. Но только такое количество,

чтоб не вызвать подозрение у нечистого на руку народа. Шкуры диковинных зверей пусть забирает Галлан. Нам они без надобности, а беды своим присутствием наделать

могут. На вырученные деньги накупим то, кто в чем нуждается и отремонтируем дома и лодки. Закупим оружие, чтобы встретить тарков или какую другую тать, если им

вздумается напасть на поселок. Раз в год по решению сходки будем брать определенную часть самоцветов и пускать их на общее дело для пользы всех в равных частях от

каждой семьи. Вход в грот закроем огромным камнем, который будет не в силах открыть одному и маг поставит магическую печать, чтобы не возникло ни у кого соблазна

пойти на воровство и братоубийство. А также каждый поклянется непреложной клятвой, что тайна сокровищ не выйдет за пределы нашей общины.  Это позволит

обеспечить безопасность и достаток не только наших детей, но и пра-пра-правнуков, если благословит на это Пресветлая Веда. В любую минуту, если кто вздумает

покинуть общину и перебраться жить в другое место, получит свой долю полностью. Но вернуться обратно – никогда! Как и поведать, где расположен наш поселок! Клятва

сделает свое дело! Если так случится, что судьба разбросает жителей поселка, не получив своих сокровищ в полном обьеме, то открыть тайник смогут те потомки, которые на тот момент

будут живы и только совместными усилиями. Если кто-то, решит завладеть сокровищами сам, убив наследников, то магия печати такого выродка уничтожит. Я думаю, что это справедливо. Теперь каждый, кто не согласен, может высказать своё мнение по этому вопросу. Возможно, оно будет более правильным, чем мое предложение, – староста обвел

похмурым взглядом сидящих за столом и, закрыв глаза, стал ожидать, кто из рыбаков выскажется. В комнате на долгих полчаса повисла напряженная тишина – люд молчал,

обдумывал слова дара Дрегота.

- У меня есть предложение,- вполне серьезно начал Дру.- Я же могу вносить их? Я ж не чужой?

- Да вроде свой стал! Вноси! – согласились рыбаки.

- Предлагаю: чтоб ром, спирт и эль раздавался бесплатно строго по квоте на каждого человека. Квоту установим проверочно – столько, сколько выпьет за один присест

испытуемый. Сверх квоты спиртное нужно будет покупать. Остаток неизрасходованный квоты переходит на следующий день!

Рыбаки засмеялись. Напряжение снялось. С предложением старосты согласились единогласно. А с Дру только частично: в праздничные дни наливать эля каждому по

желанию, купленного за деньги из общей казны общины.

-  Чтоб не спился народ! – крякнул и вытер усы и бороду староста, ставя недопитый кувшин напитка на стол.

За неделю сокровища были перевезены и спрятаны, часть товара справедливо распределена по домам. А корабельный мастер, с обломков разбитого судна, начал

постройку нового корабля.

7. Проснись и пой!

Только недавно было лето, а теперь приближалась зима. Постройку корабля пришлось отложить до будущей весны. Все страсти в поселке улеглись, жизнь потекла по старому руслу: рыбаки выходили в море, если позволяла погода, жены их занимались рукоделием и нянчили детей. Старый Галлан помогал ухаживать за спящим парнем. А еще, чтобы быть полезным, старшеньких детей рыбаков учил счету и письму.

Веллин оставался лежать в комнате Даяны, хоть Галлан и просил перенести его в общую со стариком комнату. Лорена не соглашалась, мотивируя, что парнишку нельзя тревожить и, что тут за ним неусыпно наблюдают. А  в другую комнату уже такого свободного доступа не будет: вдруг, Галлан не возрадуется внезапным визитерам.

Даяна сидела у окошка, в руках держала незаконченную вышивку и смотрела в окно на первые пролетающие снежинки. Но не о погоде были ее мысли, и не о сложном узоре на полотне. Все думы ее были о черноглазом красавце, почивавшем рядом.

Ох, зря матушка положила его здесь. Сначала любопытно было видеть незнакомого парня, каждый день повторять одно и то же: умыть лицо,  причесать непослушные кудри, протереть тело, чтобы не было пролежней. Напоить отваром, приподнимая голову, сменить постельное белье, если оно запачкалось. Для удобства справлять естественную нужду в кровати проделали дыру. Выносить ведро на улицу, в первые недели, была ее работа, но потом в этом сменил ее Галлан.

Шли дни, и забота о раненом стала приносить Даяне удовольствие. Она разговаривала со спящим, рассказывала то, что тревожило ее, пересказывала новости, что приносили рыбаки, пела песни. Когда омывала лицо, то пальцем водила по каждой черточке, линии губ, чтобы запомнить их навсегда. Девчушка понимала, что рано или поздно, Веллин выздоровеет и уедет. А она останется совсем одна.

 Тарки лишили ее надежды найти себе мужа среди своих. Они убили всех, кто был слишком мал и забрали с собой тех, кто мог ходить, даже ее двух старших братьев и меньшую сестру.

Даяне повезло тогда. Она с родителями отлучалась: ездила на ярмарок.. А остальным – нет. Поселок словно вымер. Когда рыбаки вернулись с моря, их ждали разграбленные дома и мертвые родные. Раненых выходили, мужчины привели новых жен издалека. Стали рождаться дети. Но, для почти взрослой девушки, они: ни в женихи, ни в мужья не годились.

С появлением незнакомцев всё изменилось. Можно было взять свою долю сокровищ и уехать на поиски лучшей жизни. Мать даже пыталась уговорить отца на это. Но потом изменила свое решение. Стала подолгу задерживаться в комнате дочери, предполагать, кем был на родине этот черноволосый парнишка, фантазировать совместное будущее дочери и Веллина.

Сначала все разговоры матери Даяна воспринимала не более, чем шутку. Но чем дольше оставался парень в ее комнате, тем сильнее росла к нему привязанность.  Она подолгу любовалась им, украдкой целовала в пухлые губы.

Время бежало быстро. Местный маг наведывался каждый день к спящему. И по его словам пробуждение должно было произойти со дня на день. Этого и страшилась Даяна.

Что, если он оттолкнет ее, не обратит внимание, а еще хуже, посмеется над бедной деревенской девушкой, что уже не представляла свой жизни без Веллина.

 

***

Сон длился вечность. Сколько раз Веллин пытался разорвать сонные чары и вернуться к реалиям жизни, но это не удавалось. Одно и то же видение не отпускало его: бушующий шторм и медленно проваливающийся в круговерти  в морскую бездну утлый кораблик.

Паренек пытался удержаться на ногах, ухватившись за корабельный канат, но ветер: сильный, порывистый, поднимал его вместе с канатом в воздух, намереваясь сбросить в пучину вод. Когда сил не оставалось, и Веллин готов был разжать руки, выпуская канат,  с небес раздавалось дивное пение. Ветер стихал. И парень, обессиленный, падал на мокрую палубу.  Бег по кругу замедлялся. Течением корабль относило подальше от бездонной воронки. И только высокие волны выплескивались, перекатывались через весь корабль. Их брызги и  влагу на своем лице, парень чувствовал сквозь сон.

Голос с небес успокаивал, нежно ворковал, обнадеживал. Но как ни пытался Веллин рассмотреть этот источник или позвать на помощь, это не удавалось.  Проходил день, солнце садилось за горизонт. Но сказать, где восток, где запад было невозможно. Как ни поворачивался парень: со всех четырех сторон видел одну и ту же картину: последние лучи светила отсвечивали черные, грозовые тучи. Поднимался ветер, и корабль снова несло по центробежной к безжалостному водовороту.

Голос, нежный, успокаивающий был единственным, кто не давал отчаяться и удержаться на проклятом корабле.

 Невидимый певец умолк,  и вместе с ним утих в очередной раз ветер.

Но в этот раз всё было не так, как всегда. Море успокоилось, воронка исчезла. Веллин поднялся на ноги. Опасность миновала. Он потянул за цепочку и вытащил из-за пазухи амулет с изображением Пресветлой богини. С благодарностью о спасении поцеловал его.

И в то же время почувствовал наяву, как в ответ к нему припали в сладком поцелуе нежные девичьи губы...

8      Каждый сверчок, знай свой шесток!                                                                                                                                                                                                           

Лорена вошла в дом, разъяренная, словно злая фурия. Достала ее и эта жизнь, и эти соседи. Как же было не сердиться, если она одна на весь поселок разменяла четвертый десяток. Остальные – молоденькие дуры, ей чуть ли не в дочеря годятся. А всё туда же: сплетни водят и подсмеиваются еще над ней.

Да что они вообще в этой жизни видели? Свиристелки! Привезли их сюда рыбаки. Во вдовцах ходить не стали долго. У них, кобелей, одно на уме: поесть, эля налакаться да поспать с молодухой всласть и с  первой зарей  в море выйти. А ты тут целыми днями: то у печи, то по хозяйству, то с детьми нянчись, а теперь и за больным ухаживай!

Нет! Такой доли единственной дочери она не хочет. Хватит! Троих сыновей потеряла! Нелегко было такое пережить. А соседушкам не понять ее. Их дети маленькие, сосунки. Сами бабы ничего страшней мужниного кулака не видели.

Пусть терпят и дальше такую жизнь. А она не будет!

Хотела уехать и забыть все ужасы прошлых лет, набег тарков, жизнь впроголодь.

Такой шанс выпал! С долей сокровищ можно было жить  и горя не знать. И дочку замуж отдать за богатого человека. Может, даже лорду какому обедневшему приглянулась бы Даяна. А там и мать она забрала бы к себе.

Так нет, мужу родина дорога, дух предков, видите ли здесь обитает. И не поспоришь!

Одним ударом Силан дерево валит. Поспорь тут. Годить приходиться.

Как же  не нравилось, по-первах,  решение разместить у них больного. Она и так занята целыми днями. А тут и обуза, и рот лишний в доме. Но поразмыслив, пришла Лорена к выводу, что им даже очень повезло! Будь то или старик, или те двое, что уехали, то шансов на лучшую жизнь не было бы.

А вот молодой паренек – совсем другое дело!

Коль дочка приглянется, увезти он может в свои края далекие, где под ногами не песок и галька, а самоцветы грудами лежат! Да и тонкая чешуя его говорит, что парень-то не из простых. Обычному крестьянину или рыбаку такое добро не по силам раздобыть.

А как сделать, чтоб приглянулись молодые друг другу? Коль целыми днями Даяна рядом будет, то привяжется к парню и он к ней. А еще внушить дочери нужно, что мальчонка – единственный, кто нужен для счастья.  А как влюбится, то и до свадьбы недалечко.

И так намекала дочери Лорена и эдак, как мужика покрепче привязать к себе. Всё не понимала Даяна и  слушала в пол-уха. Пока вчера напрямую не пришлось сказать:

- Дурой будешь, дочка, если такой шанс упустишь! Ты же любишь его. Я вижу. Забеременеешь – он никогда не покинет тебя! Забудет всех, если кому обещался!  А если и уедет, то будет у тебя ребенок от любимого. А Веллин, коль тебя не полюбит, то дитя обеспечит достатком, едва домой вернется. А не послушаешь мать – будешь век одна куковать. Или сосватаем с отцом тебя за вдового старца с поселка! Сама выбирай, какую судьбу себе хочешь! И не мешкай! А очнется парень от спячки, уйдет в другую комнату, со стариком время проводить станет. На тебя и не посмотрит! Не ровня мы ему.

Эх, скинуть бы годков двадцать пять! Не упустила бы такой случай, Лорена.

А тут еще бабы у колодца, чтоб их дождь намочил, подшучивают.

Лафетова жена, Верги, корова толстобрюхая, аж брюзжала слюной, смакуючи каждое слово. Видно зависть ее ела. Самой-то двадцать два годочка стукнуло, а Лафету - все пятьдесят семь! Что она там молола?

- Ой, бабоньки! Пока Силан в море Лорена-то со своей Даянкой, наверное, по очереди к парнишке в кровать сигают!. Такое счастье само в дом привалило. Я на днесь забегала, соли попросить. Позвала – никто не отозвался! Слышу, а в соседней комнате голоса раздаются. Дверь приоткрыла, чтоб хозяйку-то позвать, а там такое!  Я аж присела!

Бабы захохотали. А терпение Лорены лопнуло, словно злобная кошка засычала, ухватила рукой за косу сплетницу:

- Так, что ж ты присела, корова безмозглая! Самой захотелось прокатится, а такого счастья нет. Лафетов конь давно мертвым сном спит, так на чужого заришься!

Завизжала Вирги, вырываючись. А Лорена лишь отбивалась от рук обидчицы и продолжала таскать ту за космы, чтоб не повадно было впредь язык распукать.

 

Ели их растянули бабы в разные стороны. Домой Лорена вернулась злая...

9. Наяву, как во сне.

 

Нежный поцелуй, томной негой, разлился по всему телу. Веллин еще не мог точно определиться: снится ли это всё, или происходит с ним  на самом деле. Он осторожно приоткрыл глаза. Его взору предстала необыкновенное видение: в свете солнечных лучей волосы, склонившейся над ним девушки, блестели, создавая над хозяйкой ореол сияния. Юноша ни минуты не усомнился, что перед ним предстала сама Пресветлая Веда.

Он протянул руку, чтобы дотронуться до богини, поблагодарить за спасение.

Но та вдруг охнула, закрыла ладошками свое, вмиг ставшим пунцовым,  лицо, быстро отпрянула и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

- Мама! – донеслось к нему. – Мама! Он – проснулся! – сомнений больше не было. Это был тот самый голосок, что удерживал песней его на краю бездны, не давая затянуть корабль в морскую пучину.

Дверь снова хлопнула, теперь впуская двоих: статную еще не старую женщину и юную, белокурую девушку.

Женщина склонилась над ним, в глазах ее читался интерес и тревога о состоянии здоровья.

- Слава Веде! – прошептала она.- Как ты, Веллин? Тебя что-то беспокоит?

И сразу же добавила:

- Вставать не спеши. Сейчас позовем нашего мага и твоего учителя. Даяна, - обратилась она к девушке, - беги скорей, зови их. Да не мешкай!

«Значит, мою богиню зовут – Даяна!» - подумал Веллин и закрыл глаза. Говорить с незнакомой женщиной  не хотелось. Он решил помолчать, пока не придет Галлан, если речь шла о нем. И с закрытыми глазами предался воспоминаниям прекрасного видения  - белокурой его богини с глазами лазурного неба...

Прошло совсем немного времени и в комнату, запыхавшись, вбежал седобородый учитель.

Он упал на колени возле кровати парнишки и, не сдерживая слез радости, припал к его груди.

- Веллин, мальчик мой, как же я рад видеть тебя снова и обнимать. Я никогда бы себе не простил, если бы с тобой что-то случилось. Как бы я смог посмотреть в глаза твоему отцу? Вечные скитания стали бы мне моим уделом.

- Учитель, - тихо прошептал парнишка,- успокойтесь! Я – жив. И мы еще попутешествуем с вами, как задумывали сначала, – он попытался приподняться, отперевшись рукой об кровать, но рука дрожала, не выдерживая тяжести тела. Пришлось снова откинуться назад, на подушки.

Дверь в комнату снова открылась, впуская незнакомого худощавого черноволосого с рыжиной мужчину в темном балахоне. На вид ему было не больше двадцати – двадцати пяти лет. От него несло пивным духом и сушеной рыбой. Из-за спины выглядывала Даяна, стесняясь  показаться полностью пред лежащим.\.

«Маг!» - догадался  Веллин.

 - Дар Дру! – обратился к нему Галлан.- осмотрите пожалуйста, юного при... дворного его величества. Всё ли с ним в порядке? Как долго ему еще надлежит находиться в постели?

Дру, покачиваясь, подошел ближе, сел на край кровати. Закрыл глаза и не прошло и пару минут, как громко засопел. Всем показалось, что маг просто напросто уснул. Но тут же он открыл глаза и смачно зевнул. Затем отбросил одеяло, стал щупать руки, ноги, живот больного.

Веллин, оказавшись полностью обнаженным перед дамами, покраснел. А затем просто отвернулся к стене, чтобы не смущаться самому.

Чародей закончил осмотр, набросил на парнишку одеяло снова.

- Ну, что. Он практически здоров! Кости срослись, вот только от длительной лёжки мышцы слабоваты. Если будет хорошо кушать, да заниматься каждый день, разминая руки и ноги, то к весне станет таким, как и прежде.

- Его можно перевести в мою комнату? – поинтересовался старик.

Дру посмотрел на парнишку, затем на такую же смущенную девицу, затем на Лорену, что старалась подавать незаметные знаки чародею. Усмехнулся он  и вынес вердикт:

- Нет, пусть еще недельку-другую тут полежит. Как сможет сам дойти к вашей комнате, вот тогда и в самый раз будет. – Дру пошел на выход. А когда проходил мимо Лорены, легонько ущипнул пониже спины и успел шепнуть:

- Вечером сочтемся! С тебя кувшин медовухи...

 

***

С каждым днем Веллин становился сильнее. Даяна по-прежнему ухаживала за ним, приносила еду, помогала разминать непослушные руки, ноги.

  Юноша всё еще оставался в её комнате,  и перебираться к учителю не торопился. Ему и здесь было уютно. С окна открывалась прекрасная панорама: бесконечное море, покрытые снегом прибрежные утесы, блестящие в свете полуденного солнца.  А еще он полюбил те минуты, когда белокурая красавица садилась у его ног, брала в руки нехитрое шитье и пела песни. Когда же солнце скрывалось за горизонтом, и вышивать становилось невозможно, тогда Даяна полностью забиралась к нему на кровать, умащивалась напротив, брала в руки Мурёну и начинала рассказывать разные истории, поверья, сказки своего народа. В свою очередь Веллин любовался девичьей красой и делился воспоминаниями о путешествии и рассказывал истории, что происходили на его родном острове.

Время для них словно останавливало ход, и в разговорах не замечали, когда наступал рассвет.

- Расскажи мне о своей родине? У вас есть лес? Какой он? Такой же, как и у нас? А зверушки в нем водятся? – спрашивала Даяна.

- Хорошо. Расскажу, если пообещаешь, что подаришь один поцелуй...- улыбаясь, проговаривал Веллин, и тут же уточнял, - в щечку.

У девушки при этом от смущения алели щеки. Она опускала глаза, прижимала покрепче к груди свою кошку и в согласии кивала головой.

-  Наш остров зовут «Сердце мира». Он огромный, и своими очертаниями похож на огромную бабочку. Как говорит мой учитель: «Две перекрещенные восьмерки, или две пересеченные бесконечности, соединяющие неисчислимые количество миров!» . К острову можно причалить только в одном месте. Там построена пристань. Туда же и  приносит сильное течение разбитые корабли, лодки и несчастных людей, выживших в кораблекрушениях.

- А в других местах, что: скалы?

- Да, отвесные скалы. По ним вверх не вскарабкаешься. В расщелинах гнездится много разных птиц.  С противоположной стороны острова, тоже есть небольшая бухточка, и пологий берег весь устлан  белым сверкающим песком. Но причалить к нему ни один корабль не может. Течение идет от острова в океан, делает круг и возвращает корабли к первой пристани. Только один раз в сто лет течение меняет направление и открывается единственный путь к другим землям. И то, не все могут покинуть наш остров. Только отдавшись на милость течению, и если судно сможет пройти сквозь небольшой грот в скале.

- А где эта скала?

- Она стоит в океане в трехдневной отдаленности от острова.

- А почему только через грот? Возможно, легче было бы в другом месте уплыть?

- В другом точно не получится. Выход и вход только один. Подводные рифы широким непреодолеваемым кольцом всплошную  окружают наш остров. К тому же густой туман, вечно клубящийся над морскими водами, скрывает не только их, но и сам остров от взора любого человека.  Моряки не знают, что их ждет впереди. Они видят скалу и сплошную стену плотного тумана.  Если решат плыть дальше, то их корабль наткнется на рифы и потерпит крушение. Обломки подхватит течение и принесет к нашему острову.

- А как же уберечься от такой участи? Разве моряков нельзя предупредить?

- Наши предки пытались это сделать. Над входом в грот были прикреплены огромные золотые  пластины, на которых огромными буквами на пяти основных языках было высечено: «Возврата нет!» Сначала с корабля видно только этот блеск на скале. Он привлекает внимание. А когда корабль подойдет немного ближе, так, чтобы  можно было бы разобрать написанное, тогда  моряки могут еще сделать выбор, и воспользоваться  шансом избежать кораблекрушения. Они или развернут корабль и уйдут в безопасное место, или пренебрегут предупреждением и поплывут навстречу  своей гибели. Люди падки на золото. И чаще всего пересекают точку невозврата.   Выживают среди них единицы.

- И что они потом делают? Где живут?

- Кто хочет, остается жить с нашим народом, по желанию могут даже создать семью. А тот, кто не приемлет наши законы и не смирился со своею участью, поселяются отдельно.

- Расскажи еще что-нибудь об острове? – просила Даяна.

- В самой центре острова стоит огромная гора, верхушкой упираясь в облака. На солнце сверкает огромный ледник. Он тает и дает жизнь двум горным рекам, которые с огромной высоты стоголосым водопадом падают вниз, а затем широкой рекой текут через все земли и впадают в океан. Только одна из них течет на запад, а другая на восток. Как гора делит остров на две части, так и обе реки разделяют наши земли наполовину.  Северные части не пригодны к жизни. А в южных  растут в изобилии разные плодовые деревья, кустарники. Там и поселились люди.  Мой народ обитает в восточной половине, а те, кто захотел жить отдельно, поселились на западной части острова.

- А почему северная часть не пригодна к проживанию?

-  В отличие от южной, там сплошные болота, непроходимые леса, которые кишат разными злобными тварями.

- И что, они через реку перебираются к вам, эти чудовища?

- Нет, реку может пересечь только король. Он один знает все тайны. Чистые воды Аллинэли не пропускают зло  на благословенные земли  Ательсуэли.

- Как интересно!  А ты реку переходил?

- Нет, не приходилось. Кто туда переплывал , назад больше не возвращался.

- А почему остров так странно назвали: Сердце мира?

- Легенды говорят, что Пресветлая богиня Веда когда создавала этот мир, то первым творением ее был этот остров. Она в основу его положила свою любовь и сердце. На нем же были сотворены все люди, растения, животные. Всё жило и развивалось в гармонии, пока не явился с задворков мира злой бог Мор. Он решил подчинить всех живущих своей воли. Много зла стало свершаться. Не выдержало сердце богини, раскололось на четыре части от горя. Отгородила она своих чад от зла, поселившись с ними на южной стороне острова. А Мор со своей паствой занял северную часть.

Но вскоре разгорелась между ними безжалостная война. Вступили в битву не только люди, но и сами боги, приняв образ двух грифонов: белого и черного.

Мор был побежден, его силу запечатали где-то в Призрачной долине. А Пресветлая Веда долго лила слезы над погибшими в этой войне. Эльтэль – Слезы Матери Создательницы – так называется озеро, что появилось от этого, и  вокруг него построен наш город.

Веда покинула наш мир и увела за собой волшебный народ – эльфов. А наш народ оставила на страже ворот мироздания. Уходя, оградила остров надежной защитой, чтобы вездесущему злу было не просто добраться до перекрестка миров. Только король и его потомки, в трудный для них час, могут позвать на помощь призрачных воинов , живущих в другом измерении и  которые тоже охраняют свой мир от вторжения зла.

- Веллин, а ты их видел, этих призрачных рыцарей? – шепотом спросила девушка.

- Нет, не пришлось.

- А хотел бы?

- Нет, Даяна. Пусть лучше ничего плохого не случается. Наш мир очень красив. А самая красивая в нем ты, моя богиня! – Веллин приподнялся, ухватил за руку Даяну, притянул к себе и нежно стал целовать счастливую  девушку...

 

К новому году Веллин стал подниматься и ходить понемногу.  И, как бы не хотелось им быть всё время рядом, но юноше пришлось переселиться в другую комнату. Теперь, чтобы остаться наедине, им нужен было придумывать веский повод для этого.  Галлан, идя навстречу желаниям ученика, предложил Даяне по вечерам заниматься с Веллином: учить вместе языки, ботанику, историю. 

Они садились за огромный стол на маленькой скамеечке, настолько малой, что приходилось тесно прижиматься друг другу, слушали учителя, украдкой бросая друг на друга  влюбленные взгляды .

С первыми весенними днями строительство кораблика возобновилось. А Даяна и Веллин часто выходили вдвоем из дома, держась за руки, гуляли  по окрестностям поселка...

10. Выйти замуж не напасть, лишь бы замужем не пропасть!

Темная, бархатная ночь, миллиардами звезд мерцала над спящим поселком. Ласковые волны нежно раскатывались по прибрежному песку, оставляя на нем мокрые, сверкающие в  лунном свете, пятна.

Двое, взявшись за руки, брели по зыбкой кромке, разделяющей сушу и море.

Веллин остановился, поднял причудливую длинную раковину и начертил на песке огромное сердце.  Он обнял девушку и, глядя ей в глаза, прошептал:

- Вместе и навсегда! – затем передал дар моря Даяне.

Та начертила еще одно сердце, переплетая два рисунка между собой.

- Вместе и навсегда! – повторила она. Веллин наклонился, закрепляя клятву поцелуем, а море, нахлынувшей волной унесла их тайну в свои неизведанные дали.

Они целовались долго, не замечая перемены погоды.

Внезапно налетели тучи, море зашумело, поднялись высокие волны, с силой ударяясь о берег. От мелких брызг  одежда промокла. Затем прогремел первый весенний гром и плотной стеной полил холодный дождь.

Но двоих влюбленных это приключение только насмешило. Они, взявшись за руки, побежали вдоль берега, чтобы найти тропинку и подняться по склону вверх.

Дождь усиливался. По дороге домой они увидели светящийся огонек в окошке дома мага.

Веллин кивком указал на него, предлагая там укрыться от непогоды.

- Бежим скорей! – смеясь, потянула его за руку Даяна.

 

Дар Дру не спал, в огромной печи бушевал колдовской огонь, нагревая железную емкость, от которой змеились трубки, проползая через глыбы льда. Варево булькало, одинокие струи горячего пара шипели, вырываясь наружу сквозь плотно закрытую крышку. Из раструба только-только стали капать первые прозрачные капли колдовского зелья. Маг подставил палец и слизнул эликсир, пробуя на вкус.  Довольная улыбка расползлась от уха до уха.

- Кто бы мог подумать! Такие невзрачные морские водоросли на вид, а дали такой прекрасный результат! Нужно записать рецепт, пока память свежа!

В двери постучали. Маг удивился, столь поздним посетителям.  Но слыша, какой за окном шумел дождь, поспешил впустить в прихожую нежданных гостей.

- Даяна? Веллин? Что вы в такую пору забыли на улице? Может, что-то дома случилось?

Юноша и девушка посмотрели друг на друга, счастливо засмеялись и отрицательно замотали головой.

- Дома всё в порядке! Мы просто гуляли у моря и не заметили, как приблизился шторм!

Дру внимательно посмотрел на влюбленных, на лужу, что появилась на полу от стекающих мокрых одежд. Вздохнул. И махнул рукой, приглашая молодежь войти в дом, поближе к теплой печи.

Чародей порылся в огромном сундуке, доставая два больших белых полотна:

- Вот, умотайтесь в это и снимайте с себя мокротень побыстрее. Не хватало еще простудиться! А ты, Даяна, марш в соседнюю комнату, с глаз долой. Потом вынесешь свое платье. Развесим над печкой просушиться.

Вскоре, замотанные, словно в кокон, влюбленные были усажены у печи. Дру зачерпнул из бадьи свежесваренный  эликсир.

- Вот, по три глотка не более! Чтоб не заболели! – протянул им сосуд с прозрачной жидкостью со специфическим запахом морской тины.

Веллин и Даяна поморщились от не слишком приятного запаха, но сделали несколько глотков. Едкая, огненная жидкость опалила все во рту, на несколько секунд перебивая дыхание. Но от выпитого по всему телу разлилось тепло, а в голове приятно зашумело.

Дру засмеялся, допил содержимое сосуда и подал ковш с водой и ломоть хлеба с жареной рыбой.

- Привыкнете! Запивайте, заедайте! – он внимательно следил за охмелевшими подростками.

- А вы мне не все рассказали!  У вас изменились цвета ауры! А ну признавайтесь, чем вы занимались у моря?

- Ничем!  Только бродили, гуляли и ... целовались – смущенно пробормотала Даяна.

- И клятв не давали? – уточнил Дру.

- Только одну: «Вместе и навсегда!» - призналась девушка. Веллин молчал, опустив глаза.

Дру засмеялся:

- Ну и хитер, братец, ну и хитер! Даяна, ты же этой клятвой брачный договор с этим оболтусом заключила!

- Как договор? Но у нас в деревне всё не так происходит! – она растерянно смотрела то на мага, то на Веллина.

- Так это у нас! А то – у них! А ты что, против? – прищурил глаза чародей.

- Я – нет!  - еще тише пролепетала девушка и закрыла руками лицо. – Ой, мамочки! Что ж теперь будет! Как  я матушке и батюшке такое скажу! Без их благословения!..

- А то и скажешь, мол, замужем ты теперь! Думаю, что этим только обрадуешь их! Что не хватает для полного обряда по нашим законам? Одна чаша на двоих, и хлеб пополам! Это вы только что сделали – и выпили и закусили, – хохотал маг. – А! Осталось колечко на пальчик одеть! Веллин, сними свой перстень и отдай законной супруге. Или заранее, что другое приготовил, шельмец?

Веллин, всё еще опустив виновато глаза, снял свое кольцо. Несколько замысловатых движений и оно распалось на два одинаковых металлических кружочка из белого и красного золота. Парень стал на одно колено перед девушкой, взял ее дрожащую руку и надел на палец ей одно из них.  Затем протянул второе. Даяна, смущаясь, натянула его на палец Веллина.

- Ну вот, теперь я, как свидетель, и наделенный высшей силой, подтверждаю ваш союз: вместе и навсегда!

Дру щелкнул пальцами и множество огненных шариков засияли в комнате, заключая влюбленных в огненные сердца.

- Так, молодожены! Теперь марш спать в ту комнату,- Дру махнул в сторону своей спальни. – Праздновать и гулять будем завтра!

 

11. Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба....

Наутро от непогоды не осталось и следа. Первые ласковые лучи солнца пробивались сквозь оконное стекло, гуляли по стенам, переползали на спящие лица молодоженов.

Веллин еще спал, а Даяна, привыкшая вставать на рассвете, уже проснулась. Она лежала счастливая возле мужа, не веря своему счастью. Вставать не хотелось. К тому же она была крепко зажата в его объятьях, и освободиться из них, не разбудив при этом красавчика, не представлялось возможным.

Девушка любовалась его идеальными чертами лица. А озорная улыбка не сходила с ее губ. Даяна осторожно выдернула из подушки длинное перо и стала водить им по губам возлюбленного, его щекам, подбородку.

Он, всё еще сонный, свободной рукой пытался отогнать, как ему казалось, назойливую муху.

Даяна тихонько хихикнула, наблюдая за реакцией Веллина, но свое занятие не бросила.

Легкое перышко пропутешествовало по переносице и постаралось проникнуть в маленькое отверстие ноздрей.

Веллин не выдержал ласкового щекотания, громко чихнул и открыл глаза. Он сразу понял по озорным глазам супруги, что это была ее проделка. Улыбнулся сам, зажал в своих руках маленькие ладошки Даяны и попытался повторить весь фортель с перышком.

Девушка смеялась, извивалась, вырывалась, визжала от щекотки. Они дурачились, пока не свалились оба с кровати.

Белые куски ткани, что дал им Дру, почти сползли и размотались, оголяя части тела.

Разлохмаченные, полуобнаженные, счастливые молодожены стали целоваться тут же на полу.

Неожиданно в дверь постучали и тут же, спустя минуту, вошел, посмеиваясь, маг. Он посмотрел на своих гостей, на их позы, затем развел руками.

- Дааа, видать моя кровать для вас сильно жесткая, раз на полу удобней спать. Нужно и себе попробовать!

Даяна и Веллин переглянулись и, крепко обнявшись, снова пырснули от смеха.

- Что собственно я вам хотел сказать, - Дру почесал озадаченно бороду.- Родителей и учителя я еще ночью поставил в известность, что вы у меня ночуете. Ну, и то, что теперь вы одна семья. Так, что возвращаться можно безбоязно. С мечом и багром вас встречать не будут. Вот вам ваша одежда, можете уже переодеться. А я вас за дверью подожду, чтоб домой провести. Так как обещался доставить вас в целости и сохранности. Только сперва позавтракайте, а то , как провинившимся, не остаться бы голодными целый день...

Дру вышел. Даяна и Веллин, всё еще смущаясь друг друга, быстро натягивали на себя  одежды.

Дру пошел с ними, а возле околицы поселка немножко поотстал, пропуская вперед молодоженов.

А к их удивлению, вся тропинка и  дорога устилалась сорванными цветами. Возле каждого дома стояли семьями рыбаки. И когда с ними равнялись, то они осыпали молодых зерном, мелкими монетками, лепестками цветов и, сверкающей на солнце рыбьей чешуей, чтоб Даяна и Веллин жили в счастье и достатке. Затем присоединялись к Дру, шествовали вслед жениха и невесты к дому родителей.

Наверное  к свадьбе Лорена и Силан готовились всю ночь. Во дворе стояли накрытые столы с разными нехитрыми яствами и напитками.

Мать с отцом и учителем вышли наперед, обняли детей, расцеловали, затем повели к центру стола. Лорена подняла с лавки сверток, резко развернула его, взмахнула в воздухе,  и легкая кружевная шаль, словно сотканная их паутины, накрыла дочь и ее избранника, скрывая от любопытных глаз однопоселян.

- Совет вам да любовь. Да укроет вас Покров Пресветлой Веды от черной злобы и несчастья.- Прошептала Лорена, вытирая слезы.

Затем мать, Силан, и Даяна с Веллином поклонились гостям.

- Просим разделить вас наше счастье.

Все дружно расселись по местам. Начались гулянья. А молодожены, укрытые полотном, пересматривались, улыбались друг другу. Есть им, как молодоженам, было не положено.

 

Свадьба гудела в полном разгаре. Поздним вечером Дру устроил целое представление, вызывая щелчком пальцев яркие огненные шары. Они плавно кружились в воздухе, превращаясь то в сказочные огненные цветы, то в причудливые фигурки неведомых зверушек. А напоследок в небе ярко засияли два силуэта, в которых угадывались жених и невеста, в обрамлении пылающих сердец. Затем изображение задрожало, взорвалось и разлетелось на множество крошечных разноцветных огоньков. Искорки падали вниз, и почти у самой земли превращались в маленькие живые цветы всех оттенков радуги.

Когда детвора попыталась взять их в руки, то цветочки встрепенулись лепестками, и в небо взвились уже сотни пестрых бабочек. Малыши визжали, хлопали в ладоши. А те счастливчики, кто смог удержать в своих руках цветочек, вместо бабочки получали вкусные сладости.

 

К утру пьяных в стельку рыбаков можно было найти под любым ближайшим кустом. Чем и воспользовался хорошо подвывший Дру, навещая жадных до мужских ласк рыбачек.

12. Прощание славанки.

 

Пришло лето. На волнах у пристани покачивался новенький кораблик с вышитыми парусами. Это суденышко и кораблем было трудно назвать, скорее  - крупная яхта, в которой легко могли разместиться десять человек.

Мастер сдержал слово и нашел хороших, добросовестных людей, что согласились ради приключений, а не наживы, походить по морям-океанам, посмотреть белый свет.

Трюм наполнили едой и питьевой водой. Снесли тюки с товаром. Всё было готово к отплытию.

Галлан в каюте перечитывал свитки, внося изменения в записи, где следует им побывать и что нужно будет прикупить или обменять на диковинные шкуры. Старик вздохнул. Одним из пунктов был поиск невест. Веллин нашел свое счастье. А вот остальным, кто отправился на поиски своей пары, нет.  Женщины всегда ценились на острове, отрезанного от всего мира. Их всегда недоставало. Поэтому у одной жены могло быть до десяти мужей. Только король и королева оставались верными друг другу на всю жизнь. 

Самому Галлану пару создавать уже, мягко сказано, было не к чему. А добровольно заманить на остров, о котором ходили страшные слухи, представлялось для старика невозможным. Он поколебался, вычеркивать, или нет, этот пункт. Затем поставил возле него огромный вопросительный знак. Время покажет. Затем сложил все записи в ларец, и сошел на берег, в поисках ученика.

Веллин со своей женой бродили по колено в воде, собирая красивые ракушки и спрятавшихся в них маленьких рачков.

Старик, глядя на них, улыбнулся. Молодость – самая прекрасная пора! Но разговор предстоял серьезный, и откладывать его дальше было нельзя.

- Веллин, Даяна! Подойдите! -  позвал Галлан, умащиваясь на огромном валуне.

Те, взявшись за руки, поспешили к учителю, по пути брызгаясь друг на друга теплой водой.

- Дети! Я позвал вас сюда для очень важного разговора. Мне пришлось долго думать, как правильно поступить. Ведь это касается не только вас двоих, но и всей Ательсуэли. Даяна, я знаю, что Веллин скрыл от тебя и от всех тот факт, что он единственный сын правящей четы нашей страной. Сделал он это преднамеренно, чтобы его полюбила девушка не за титул, а за доброе сердце и ум. И ты теперь, как его законная супруга, должна нести ответственность за благополучие нашего народа, с ним в равной степени. Мы вчера разговаривали с даром Дру. Он ставил на корабль охранные амулеты, чтобы обезопасить наш путь. И в разговоре упомянул, что ты, Даяна, хоть и не догадываешься пока, носишь под сердцем дитя Веллина...

Молодой принц от этой новости сначала опешил, затем схватил в охапку счастливую жену, закружил на руках, затем поставил и нежно стал целовать, не стесняясь учителя. Даяна только смущалась и крепче прижималась к мужу.

- Я не окончил разговор,- окликнул их Галлан. – Послушайте внимательно и постарайтесь понять. Если раньше мы планировали  взять Даяну с собой, то теперь ей нужно остаться дома. Первые месяцы самые важные в развитии малыша и рисковать его жизнью было бы непростительно. Тем более, что нас не будет всего два-три месяца от силы. Отпала необходимость развозить бедняг  по их странам. А нужные травы можно будет найти на нескольких островах и материке. Еще до зимних холодов мы вернемся сюда в поселок. Пробудем здесь до следующей весны. К этому времени появится наследник, и тогда уже все вместе вернемся на Ательсуэль.  Возможно, что и твои матушка и батюшка решатся на переезд, чтоб быть с вами рядом.

Даяна встревожено посмотрела на мужа, с глаз скатились непрошенные слезы.

- Не плачь, богиня моя! Я же теперь твой, пока сияет на небе солнце, до конца веков. Если действительно для тебя и малыша будет лучше подождать меня дома, тогда так и поступим. Меня не будет всего чуть-чуть. Ты не успеешь даже вышить мне рубашку, а я уже вернусь к вам! – утешал ее Веллин.- Пойдем к Дру, пусть он нам всё сам скажет.

Супруги взялись за руки, осторожно стали подниматься по склону, привыкая к новому статусу родителей, ответственных за своих малышей.

Галлан остался сидеть на камне, подставляя ноги набегающей волне. Он уже не улыбался. С тревогой смотрел на катящееся к закату солнце.

**

Дру лежал под раскидистым деревом на мягкой зеленой травке. Он пальцем чертил знаки и символы, которые  в воздухе превращались в маленькие облачка и медленно таяли на глазах.

Он сосредоточенно жевал травинку и не сразу заметил подходящих к нему гостей.

- Веллин, Даяна?!! Что привело вас ко мне? – искренне улыбнулся маг, приглашая присесть рядом с собой.

- Дру, скажи только честно, почему Даяна не может завтра плыть с нами?- прямо спросил Веллин, которому не хотелось оставлять свою супругу ни на один день. – Это действительно важно? Ты можешь предвидеть будущее?

- Ну, скажем, с меня предсказатель не такой уже и хороший, как бы хотелось. Я даже свое будущее плохо вижу. Это и сказалось однажды. Представляете, мой учитель, уверял, что мне суждено жениться на принцессе. Я решил убедиться в этом. Разложил руны. Они тоже посулили царскую жизнь. Когда же я забрался в покои королевской особы, то выбираться пришлось спешно, оставив на полу всё одеяние, чтоб не оставить там более ценное - свою голову. А она мне пока дорога, - пошутил чародей.

- Дру, ты не увиливай от ответа. Говори прямо! Да, или нет! – Веллин начинал сердиться и повышать голос.

- Если Даяна поплывет с вами, то ребенка потеряет! Это ты хотел услышать? – заорал в ответ Дру.

- Дру, миленький, а с Веллином ничего не случится в дороге? – волнуясь спросила Даяна.

На нее страшно было смотреть, вмиг она стала взрослая, тень тревоги не сходила с лица.

- Успокойся, девочка, с ним всё будет впорядке. Сама Веда хранит этого оболтуса.

И будете вы еще вместе и навсегда.- маг погладил по голове девушку, стараясь успокоить. – Это я точно знаю!

   К  советам Дру решили прислушаться. Все понимали, что если что и скажет маг сгоряча, то будет только правдой. И пренебрегать таким предсказаниям непростительно  для всех.

   Всю ночь рыдала Даяна, не желая смирится с тем, что нужно остаться дома. Веллин, Лорена, Силан, Галлан, утешали, как могли .

Ну, как не понимали родные, что не развлечений искало девичье сердце, а боялось разлуки, и то, что Веллин может забыть ее и не вернуться забрать с собой. Вдруг,  в далеких странах, найдется другая, что приворожит сердце любимого.  За себя она была спокойна, клятву давала не ради красного словца. А вот Веллин? Он так молод и других девушек еще не видел. А сколько красавиц предстоит ему встретить! Вдруг, образ простой рыбачки померкнет на фоне высокородных дар.

За окном стало сереть. Нужно было спешить на корабль, чтобы с первыми лучами уйти в плаванье.

Веллин обнял свою жену, затем снял с пояса свой короткий меч, протянул его Даяне:

-          Богиня моя! Я не знаю, какие слова мне подобрать и как убедить тебя, что я навсегда останусь верным только тебе. Возьми этот меч. Их таких два: один всегда находится у короля, второй -  у его сына. Это не просто оружие, а могущественный артефакт, с помощью которого можно, в лихой для страны час, призвать призрачных воинов. Я отдаю его тебе и будущему нашему сыну, чтобы ты была спокойна - я обязательно вернусь! Он будет залогом нашей любви и доверия!. Верь мне! Наша разлука будет недолгой!

Веллин крепко поцеловал жену, затем стал перед ней на колени, прижался щекой к еще плоскому животу Даяны, тихонько зашептал:

-          Малыш, слушайся маму. Ты даже не заметишь, пока будешь подрастать, что меня не будет рядом.  Я не хочу с вами расставаться, но так нужно. Потерпи совсем немножечко. Я очень быстро вернусь и увезу вас  с мамой в край, где царит счастье и живут чудеса.

Принц поднялся, и не оглядываясь, решительно покинул комнату, спеша к кораблику, что вот-вот должен был отчалить от берега.

Даяна бледная, как стена, продолжала стоять у окна, покачивая меч, словно это было маленькое дитя...

13. Тарки.

Прошло три недели с того времени, как Старый Галлан и Веллин отбыли в дальние страны на поиски редких магических трав.  Даяна успокоилась немного, уже не рыдала. Она брала  с собой шитье и поднималась на самый высокий утес. От туда было видно всё, как на ладони.

Девушка то вышивала, то подолгу смотрела вдаль, высматривая вышитый парус суденышка, на котором должен был вернуться муж.

Иногда с ней вместе проводил время Дру, развлекая разговором, рассказывая интересные истории, а иногда для утешения гадал, бросая мелкие разноцветные камешки в очерченный круг, на котором схематично палкой нарисовал  материк и острова, где должен был побывать Веллин.

- Вот смотри, Даяна. Видишь этот сияющий разноцветный камешек? Это суденышко твоего благоверного. Вот он куда уже доплыл! Вчера был тут, а сегодня здесь. Рядом с ним нет ни одного темного. Значит, все благополучно! И волноваться не стоит!

Девушка с надеждой смотрела на рисунки, свято веря в слова мага и шептала благодарные молитвы Пресветлой Веде.

Она предавалась мечтам о том, как встретятся с мужем после разлуки, как подарит ему вышитую своими руками рубашку. Даяна улыбалась и с новыми силами принималась за работу.

Дру лежал рядом, охраняя покой беременной. Он дал нерушимое слово, что присмотрит за девушкой, пока Веллин не вернется домой.

Маг лежал на спине, считая в небе маленькие пестрые облачка. Пушистые и невесомые, словно белые барашки, бежали они по голубому небу, подгоняемые легким ветерком.

Дру водил пальцем по воздуху, и от его нехитрой магии, облачка выстраивались ровными рядами, словно солдаты на строевой. Он равнял ряды, затем выкладывал их в узоры. И вот уже по небу плыли огромные ушастые зайцы, ослики, драконы... Даяна наблюдала за ними и посмеивалась, когда “Звери” вдруг начинали танцевать, прыгать или драться.

Дру нравились такие детские забавы. Тем более, что его представление видели и другие жители в поселке. А возможно, что они доплывали и в дальние страны, удивляя их детей и взрослых причудами природы.

Около полудня в небе среди белых облачков появилась серая непрерывная полоса, уходящая вдаль, и начинающаяся где-то за дальними лесами. Маг приподнялся, выискивая источник непонятной дымки. С утеса его не было видно, но похожие дымчатые полосы, словно извивающиеся змеи, стали подниматься в воздух и в других местах. Это означало одно: кто-то зажигает костры, или худшее, что можно было предположить - горят дальние деревни и города.

-          Даяна, нам нужно поскорее вернуться в поселок.- произнес маг, всё еще всматриваясь в непонятные дымовые полосы. Если это то, что я думаю, тогда всем нам вскоре придется хорошо помолиться богине, чтобы она защитила  от наступающих бед.

-          Хорошо, Дру! Только соберу в корзинку шитье, - ответила девушка. - Это тарки?

-          Возможно. Нужно поскорее выяснить это. Судя по отдаленности у нас есть не больше двух дней до прихода диких племен.

Даяне стало страшно. В прошлый набег погибли ее братья и многие семьи тарки угнали в полон. Что ожидать в этот раз?

Торопясь, чуть ли не бегом они вернулись в поселок. Дру поспешил к старосте, по пути созывая рыбаков на совет.

-          Что будем делать? - спросил Дрегот, тяжелым взглядом окинув понуро сидящих  мужчин. - Примем бой, защищая родных и своё добро, или уйдем в безопасные места? Давайте решать вместе, как поступить. Многие из вас помнят, что случилось семь лет назад. Тогда на наш поселок напал небольшой отряд этих дикарей. Сколько их тогда было? Пятьдесят? Сто? Теперь, если судить по растянувшимся дымкам, идет не сотня беспощадных головорезов, а тысяча, а то и несколько тысяч!

-          Мы закупили мечи и луки! Можем вступить в бой!- стал горячиться  Свен, самый молодой из сидящих рыбаков.

-          А как ловко ты владеешь ими, умеющий держать в руках только сети? И сколько положишь врагов, пока сам не поляжешь в бою? Это счастье, что дар Дру увидел знаки и упредил нас. У кого есть еще предложения? Хочу снова повторить: если мы останемся - погибнут все! Нам не выстоять против такой силы.

-          Есть ли у нас шансы, что тарки минуют поселок? - спросил Силан мага.

-          Нет, один к ста что их здесь не будет. Тарки, словно саранча, расползаются и проникают всюду, пока есть возможность идти вперед. Они повернут назад только тогда, когда на их пути встретится или море или очень широкая река, через которую не смогут переплыть их лошади.

-          Тогда нужно уходить! Второй раз потерять семьи и детей и самим сложить головы будет глупо! - стукнул изо всех сил по столу кулаком Силан.

-          Уходить? А далеко ли мы уйдем на груженых повозках? Остались ли пути отступа? Уже горят ближайшие города! - стали по очереди обеспокоенно выкрикивать рыбаки.

-          Так, тихо! - крикнул староста. - По суше нам далеко не уйти! Нужно уходить морем!

-          Но у нас только небольшие лодки! Они не смогут перевезти и людей, и груз!  И выдержат ли длительный переход женщины и дети? А провизия, вода? А если буря разыграется в море! Так лучше здесь остаться. Может ничего страшного не случиться! А может, маг ошибся! - снова возмутился  Свен. - Я никуда со своей семьей не поеду. Мы останемся здесь!

-          Глупец! На море шторма не будет! Только легкий попутный ветер. Что-что, а это я вам гарантирую! - вступил в спор Дру. - С собой ничего брать не нужно, кроме самоцветов и самых ценных вещей. Их хватит, чтобы хорошо устроиться на новом месте. И еду с водой можно на плотах перевозить. А бочки сами поплывут.

-          Тебе хорошо говорить, ты без роду и племени. Всего добра, что на тебе висит! А я дом своими руками строил! В этой земле мои предки лежат!- кричал Свен. - Кто со мной согласен, пошли, нужно прятать добро и готовится к бою. Трусы пусть уходят! - он с вызовом пошел к выходу, напоследок громко хлопнув дверью.

 На несколько минут  в комнате повисла тишина. Затем встали и молча вышли еще пятнадцать рыбаков.

-          Безумцы! - с болью проговорил маг. - Даже я, со всеми своими знаниями не смогу противостоять такому войску.

-          Мы уйдем! - подытожил Силан.  - Трусом никогда не был. Но и глупцом тоже. Уходим завтра на рассвете. Сейчас расходимся по домам и ставим в известность семьи. Затем жду вас на пристани. Будем сбивать плоты и нагружать на них провизию, готовить питьевую воду. И еще, лодки у нас новые, вместительные. Сядут все. А завтра еще до восхода солнца тронемся в путь. В трех днях перехода находится широкая река. По ней спустимся и пройдем вглубь материка подальше от этих мест. Если на этот раз повезет и кто-то в нашем поселке останется жив, то в следующий набег полягут и они. Тарки пришли во второй раз, и придут еще не раз. А нам нужно думать о детях и внуках.

 

 Силан с тяжелыми думами вернулся домой. Едва он переступил порог, как к нему подбежали жена и дочь:

-          Силанушка, что там? Что решили? - Лорена в страхе кусала кончик кружевного платка.

-          Завтра мы покинем наш поселок и уйдем в безопасные места. Собирайте самое ценное и необходимое в дороге.

-          Я никуда не поеду! - закричала Даяна. - Я останусь здесь и буду ждать Веллина!

-          Нет!  - гаркнул Силан.-  Вот как раз ты первая покинешь поселок! Ты и твой пока нерожденный сын должны выжить! Если Веллин захочет, то разыщет тебя и там. Те, кто останутся здесь, будут знать куда мы отправимся. Если что, они расскажут где нас искать.

-          А если он не найдет? Если он уплывет на свой остров без меня? - рыдала девушка

-          А если вы оба погибнете, ему от это легче станет? Твоих братьев не вернуть! А вот тебя и внука я спасу. Хочешь ты этого или нет, но завтра на рассвете мы покинем наш поселок.

Силан поспешил на пристань, оставив бьющуюся в истерике Даяну и утешающую ее мать.

 

Маг вернулся в свой дом. Он окинул взором нехитрые пожитки. В небольшой кожаный мешок сложил несколько флакончиков с зельями, мешочки со смесью трав, пару исписанных дневников, и вынутый из тайника небольшой сверток. Это всё, что представляло для него какую-то ценность. От выделенной прошлым летом доли сокровищ осталось всего пара самоцветов, из которых маг создал красивые женские подвески в  виде порхающих мотыльков. Их он завернул в сменную рубашку и тоже всунул в мешок.

Затем на небольшую тележку водрузил несколько баллонов с прозрачной жидкостью, опустошил содержимое сундуков, где хранились охранные амулеты.

Маг в последний раз взглянул на свое пристанище, затем, насвистывая незамысловатую мелодию, направился к поселку.

 Дру заходил к каждому, кто решил остаться и попытался уговорить покинуть селение, уйти вместе с другими. Но слыша отказ, раздавал амулеты, которые могли на время защитить своих хозяев.

Затем, посчитав, что сделал для рыбаков всё, что в его силах, направился к пристани. Там, вдоль спуска к морю расставил наполненные баллоны. На лодки и готовые плоты прикрепил амулеты, хранящие от бед на воде.

Чародей снова вернулся в поселок. Из общественного склада помог перенести к плотам  ту часть продовольствия, которую не разобрали рыбаки, что  не захотели с ними плыть.

Тайник с сокровищами открывать не стали. Во-первых, был прилив и вода закрывала вход. Во-вторых, только недавно часть самоцветов была отобрана на нужды поселян. Этой доли вполне хватало и тем, кто оставался и другим, чтобы прекрасно устроится на новом месте. Староста справедливо разделил самоцветы на две части, как и общественные деньги.

Свен, взявши на себя роль главного, после совещания, причитающуюся долю раздал по домам. Каждый был волен распоряжаться богатством по своему разумению, они же и разобрали скотину и другую живность, которую с собой рыбакам взять было невозможно.

Дрегот же разделил сокровища по числу лодок и припадающих на них людей. Если кто в море отстанет, то будет обеспечен, куда бы его не занесла судьба.

Работали мужчины всю ночь. Никто не спорил, не ругался. Было не до того. Каждый понимал, что от их слаженности зависит благополучие семей.

Затем мужчины вернулись в дома за своими женами и детьми. Силан и Дру помогли донести малышей и разместиться в лодках.

Рыбаки отчалили от берега, отойдя на безопасное расстояние, чтобы не достала летящая стрела. Там они бросили якоря, ожидая, пока к ним не примкнут Дру и Силан.

В поселок вернулся один Силан. Дру хотел идти вместе с другом, но рыбак настоял, чтобы маг охранял лодку.

Лорена стояла у ворот, выглядывая мужа. В ее руках был небольшой узел с вещами и кошка Мурёна На себя она надела несколько юбок и платьев, повязалась лучшими своими кружевными платками.

-          Где Даяна? - спросил Силан.

Лорена всхлыпнула:

-          Не знаю, она до вечера рыдала, потом стала собираться. Затем собрала в узел рубашку, что вышивала мужу. На пояс нацепила меч Веллина и вышла подышать свежим воздухом.. Когда я кинулась, ее нигде не было. Что за непослушная у нас дочь? - женщина разрыдалась.- Силан, найди ее!

-          Найду! Ты сама к лодке дойдешь? А я пойду искать.

-          Дойду! - завыла еще громче Лорена и медленно, спотыкаясь побрела к пристани.

Силан обошел весь двор, но дочери нигде не было. Рыбак был очень сердит. Уже рассветало и им давно нужно было быть в море.

Он услышал осторожные шаги. Когда человек подошел ближе, Силан узнал в нем мага.

-          Ты что тут делаешь? - спросил его.

-          Лорена сказала, что Даяна пропала. Без меня ты ее быстро не найдешь.

-          Как искать будем? - спросил рыбак.- Разделимся?

-          Нет, что ты! Попросим помощницу! - Маг вынул из-за пазухи Мурену, которую отобрал у Лорены. Стал что-то шептать той на ухо. Кошка внимательно слушала, потом посмотрела своими огромными глазами на мага, мяукнула, приглашая следовать за собой и прытко помчалась по улице.

Чародей и Силан еле поспевали за лохматой помощницей. Кошка повела их за околицу, затем помчалась к утесу. Там на самой вершине они нашли Даяну,  которая выцарапывая из земли огромные белые валуны, выкладывала большое сердце.

-          Что ты делаешь? - закричал Силан, хватая дочь за руку.

-          Ты ничего не понимаешь! Мне нужно доложить узор! Здесь мы любили сидеть с Веллином! Если он увидит этот знак, поймет, что со мной всё в порядке! Лучше помоги! Мне осталось найти всего пять камней!

-          У нас нет на это времени!  - Силан схватил в охапку вырывающуюся дочь, перекинул через плечо, понес на себе. - Поспешим, Дру!

Маг подозвал к себе кошку, всунул ее за пазуху, чуть ли не бегом устремился за широко шагающим рыбаком.

Они почти дошли до спуска, когда раздались дикие вопли. Небольшой отряд дикарей на невысоких лошадках ворвался в поселок. Тарки мчались по улице, оголив острые сабли, выпуская быстрые стрелы во всех, кто попадался на их пути: собак, кошек, рыбаков, что, забыв осторожность, выскакивали с мечами на открытую местность.

Дикари заметили троицу, спускающуюся к морю. Двое отделились от отряда, поскакали в догонку. Кони мчались быстрее ветра. Один рывок, другой, третий... И острые сабли тарков занеслись над головой Силана и Дру.

Маг резко вытянул руку вверх, яркое пламя на секунду заслепило дикарей и их лошадей, и этим спасло от неминуемой гибели. Кони стали на дыбы, пытаясь сбросить седоков.

Силан и Дру побежали. Тарки, слетев с седел, уже поднимались, натягивая свои луки.

Дру приостановился. Он направил руку на емкости с жидкостью, которые они с Силаном уже минули. Несколько огненных шаров помчались к баллонам. В ответ стрелы дикарей полетели в беглецов...

Магические шары с силой ударили в стеклянные емкости. Те взорвались. Огромное пламя взвилось вверх, и горящая жидкость раскинулась на многие метры, воспламеняя всё на своем пути. Огонь перекинулся на тарков, поджигая их, словно свечи. Дикари с воплями катались по песку, стараясь потушить огонь. Но дикую магическую стихию нельзя было укротить.

В спешке никто не заметил, что движения Силана стали медленнее. Он оттолкнул лодку, передал Даяну Лорене и Дру, что уже сидели за веслами и сам свалился в беспамятстве на дно. Из спины торчали две стрелы...

14. Через тернии к звездам...

Солнце краем поднялось над горизонтом, окрашивая в кроваво-розовый цвет низко летящие тучи. Дру склонился над раненым. Положение было серьезным. К тому же остальные дикари, сделав свое черное дело в поселке, спешили к морю. Нужно было срочно уйти подальше от берега. Но ни  Даяна, что находилась в полной прострации, не реагируя на действительность, ни Лорена, что  рыдала над Силаном, были не в состоянии взяться за весла.

Дру поднял парус, кое-как закрепил его, прошептал заклинание. Легкий ветерок, играя, надул парус, погнал лодочку к остальным  в открытое море.

Их уже заждались. В лодках плакали дети и жены рыбаков, видя, как вспыхивают и горят словно факелы их дома, как гибнут люди, с которыми прожили бок о бок много лет.

Дрегот махнул рукой, дав сигнал всем сниматься с якорей. На берегу бесновались дикари, посылая тучи стрел, но те так и не достигали своих целей, и описывая большой круг, падали в воду.

**

Три дня и три ночи шли рыбаки по морю, не приближаясь близко к берегу. Силы у всех были на исходе. Лодка - не корабль, где можно вольно гулять по палубе. Особенно тяжело было малышам, не привыкшим сидеть на одном месте. На четвертые сутки они приблизились к широкому устью реки. И здесь помощь мага была очень кстати. Грести против течения не было сил ни у кого. Только магический ветерок вел лодочки к заветной цели. Ближе к ночи

Дрегот дал знак править к берегу, чтобы дать всем отдохнуть от трудного плаванья.

Среди высоких камышей, в свете заходящего солнца, еле проглядывалась прогалина. Туда и направили свои лодки беглецы. Вскоре они причалили у берега и разбили лагерь на зеленом лугу, обрамленного с трех сторон высокими деревьями и глубокими тихими заводями. Можно было не опасаться преследования и внезапного нападения.  Сама природа хранила это место от вторжения чужаков. Ветки невысоких кустарников низко склонялись к земле от изобилия ягод. В заводях плавали разнообразные птицы, плескалась довольно крупная рыба.

Но маг решил не рисковать, поэтому призвал на помощь туман, и тот плотной молочной стеной лег на реке. Мужчины закрепили лодки, помогли выбраться женам и детям. От долгого сидения у многих  затекли ноги. Пришлось заново учиться ходить.

Рыбаки дружно стали разбивать лагерь. Они, пока еще позволял дневной свет, насобирали и принесли из леска много сухого хвороста. Разожгли костры, чтобы приготовить жидкую, горячую пищу. Дети помогали матерям устроить ночлег, присмотреть за младшими сестренками и братишками. А особо шустрые успели насобирать горсти спелой ягоды.

Силан всё еще был без сознания. Маг сразу вынул стрелы, едва они отплыли на безопасное расстояние, остановил кровотечение. Но ранение оказалось сильно тяжелым. Дру пришлось оставить в теле наконечник, что одним концом зацепился за ребро, а другим чуть ли не проткнул сердце. Маг плел одно заклинание за другим, пытаясь исцелись друга. Он отдал почти все свои силы на это, пытаясь сделать так, чтобы острый металлический кончик никогда не сдвинулся с места и не оборвал жизнь богатыря.

Теперь оставалось только  ждать результата. Крепкий организм Силана должен был победить  и справиться с жаром. Раны оставались чистыми. А это вселяло надежду, что мужчина скоро придет в себя и пойдет на поправку.

С Даяны ушло оцепенение. Но она избегала разговоров, считая себя виноватой в беде отца. Поэтому молча сидела у костра, привычно лаская на руках любимую кошку.

Лорена суетилась возле мужа и дочери, не забывала и о чародее, который за последние дни стал  словно близкий родич.

-          Дру, дружочек, подлить горячей похлебки? Смотри, ах, какая славная запеченная рыбешка получилась! Ешь, ешь. От тебя одни глаза остались: исхудал, аж светишься насквозь,- приговаривала она, а в глазах стояли непрошеные слезы благодарности.

Маг не мог отказать славной женщине, ел уже пятую рыбешку и только вздыхал, вспоминая крепкую медовуху, что могла готовить только Лорена, скрывая ото всех в поселке  рецепты мастерства.

После ужина Дру прогулялся по поляне, подходя к каждой семье, чтобы подбодрить, или оказать посильную помощь тем, кто в ней нуждался.

Староста, сидя в своей тележке, подозвал мага к себе, усадил рядом на небольшое бревнышко.

-          Что думаешь, дар Дру? Опасно нам тут оставаться на ночлег, али нет?

-          А что ответить, достопочтенный дар Дрегот. Явной опасности я здесь не вижу. Влияния чуждой магии тоже.  Мы хорошо защищены и с моря туманом, и на суше: лесом и оврагами. Только береженого, сами знаете... - маг не договорил пословицу. - Дозорных  не помешало бы расставить...

 

Дрегот прислушался к совету и назначил дозорных, чтобы враг не смог подобраться незамеченным к спящим. Сменяться мужчины должны были, следя за движением луны.

 

Вроде бы всё учли, всё предусмотрели, но Дру не покидало чувство, что с темноты за ними кто-то наблюдает...

15. Безумству храбрых поём мы песни

В лагере наступила полная тишина. Только изредка ее нарушали всплески рыбы, да уханье ночного филина в лесу. Первым на страже вызвался стоять сам Дру. Он был более выносливым за других, да и проверить свои опасения тоже не помешало бы.

Маг, чтобы ненароком не уснуть, бродил по периметру лагеря, считая то свои шаги, то звезды на небе, то рассуждая о своей судьбе. Он не задумывался о будущем. Время само подскажет по какому пути ему следует двигаться вперед. Пока судьба привела к этим людям. С ними он прожил несколько лет, разделял их радости и беды, теперь вместе убегали от опасности.  Свободный маг мог просто взять и уйти, предоставив рыбакам самим добираться к новому месту жительства.  Он ничем перед ними не обязан, ничего не задолжал. Их не связывают ни обеты, ни договора, ни родственные связи. Зачем же тогда ему чужие проблемы? Всё свое только в заплечном мешке.   В любое время  сотни дорог приведут  в другие места, полные тайн  и приключений. А что будет дальше? Ждет ли кто его там, за дальним горизонтом? Позаботится ли кто о нем, если он будет лежать вот так, как сейчас лежит Силан? И еще он дал слово позаботиться о Даяне. А если дал слово, то его нужно держать.

Чародей улыбнулся. Он понял, что не обещание оставило его здесь, а просто он привязался к этим людям, ему не безразлична их судьба и то, что у него есть друзья! А это не мало, даже для не сильно могущественного  мага, каким  он считал себя.

Было далеко за полночь, когда Дру разбудил следующего дозорного, а сам улегся рядом с Даяной, подложив под голову все свои пожитки. Потревоженная кошка злобно зашипела, но признав мага, успокоилась, забралась девушке на плечо. Маг, слыша ее тихое успокаивающее мурлыканье, провалился в крепкий безмятежный сон.

Он проснулся от того, что его сильно трясли за руку. Даяна, чуть ли не плача, стояла рядом на коленях, причитала:

-          Да очнись же, Дру! Да что ж это такое! Миленький, только на тебя вся надёжа!

Чародей открыл глаза, приподнялся. Он не сразу понял, что произошло. Ему казалось, что всё еще спит и видит необычайный сон.

Дру осмотрелся по сторонам. Над спящими мужьями выли бабы и маленькие детишки. Но не это было самое странное. Поляна, на которой они разбили лагерь, исчезла. Не было ни леса, ни реки. Повсюду, куда ни бросал взор маг, пролегло серое мглистое болото. Лодок с припасами тоже не было, хотя маг сам лично устанавливал на каждой защиту от потери. Одно радовало, что лагерь стоял на единственной твердой почве среди бездонной топи.

-          И давно тут так? - стараясь сохранить спокойствие спросил у Даяны.

-          Я не знаю! - стала всхлипывать девушка.- Мы, - она указала рукой на плачущих женщин, - проснулись. Сначала ничего не поняли.  Стоял сильный туман. Затем начало подниматься солнце, мы стали готовить завтрак., потом будить наших мужчин. А они не просыпаются. И ты тоже. А когда туман рассеялся, то увидели вот это! - она показала на болото, в некоторых местах которого вздувались и лопались огромные пузыри воздуха.

-           А все ли на месте? - уточнил Дру.

-          Нафета нет! Он последний пошел в дозор, почти перед самым рассветом и... пропал! Его жена воет, думает, что он в болоте сгинул! Дру, миленький, придумай что нибудь! Спаси нас! Мне страшно!

-          А Мурена твоя где?

-          Не знаю! - чуть ли не кричала Даяна. - Я ее докликаться не могу! - девушка подбежала к отцу, упала, легла рядом с ним, зарывшись  лицом в отцову рубаху, чтобы не видеть и не слышать того ужаса, что царил вокруг них.

Лорена присела рядом. Покачиваясь со стороны в сторону она молча гладила дочь по спине, успокаивая и отрешенно напевая детскую колыбельную.

**

Дру закрыл глаза, сосредоточился и произнес заклинание. А когда приподнял веки, то  увиденное ему очень не понравилось. Всё вокруг было пропитано чужеродной магией, она словно плотный кисель повисла над каждым человеком, травинкой, водой. От ее кислого вкуса сводило челюсти. Источник определить было невозможно. Он мог находиться рядом, а мог быть и на противоположной стороне болота. С таким проявлением магии Дру еще не приходилось встречаться. Он обошел спящих мужчин. Отметил про себя одну странную особенность. У всех рыбаков, за исключением Силана, что всё еще был без сознания, на лице сияла блаженная улыбка.

Дру прошелся по островку, но не нашел ни единого признака чужого вторжения. Солнце поднялось уже  высоко, ярко освещая всё вокруг. У кромки болота лежали притопленные стволы деревьев и огромные валуны серого камня. Что-то было в них неправильно. Но что именно, этого маг  пока не мог понять.

Он вернулся к тому месту, где спал ночью, и попробовал в уме восстановить все события вчерашнего вечера и ночного дежурства. Они прибыли с востока, сошли на берег и закрепили лодки. Затем прошли вглубь материка, разбив лагерь. Когда Дру ложился спать, то лицом лежал к реке. Лес тогда рос на западной стороне поляны. Теперь со всех сторон стояла вода. Он прислушался, стараясь уловить звуки, недоступные простому человеку.

Отчетливо расслышал шелест листвы на деревьях, перезовы птиц, журчание воды в реке и жалобное мяуканье кошки. Дру подхватился, устремился на ее голос.

Он пробежал всего несколько шагов в сторону вчерашнего леса, как неожиданно его окутал густой туман, появившийся  в одно мгновение ока. Дру щелкнул пальцами и огненный шар осветил и словно вобрал в себя молочную занавесь. Пейзаж вокруг мага изменился до неузнаваемости. Под ногами простирался ковер сине-зеленого мха, болото сменило бледно-розовое море, и впереди возвышался холм, поросший карликовыми химерно-искривленными деревьями. От туда и слышалось кошачье мяуканье. Дру оглянулся. К его удивлению ни лагеря, ни людей не было видно. Только могучие каменные стволы высились над поляной. Нужно было возвращаться, но куда?

Маг только мгновение колебался, делая свой выбор. Стенания невидимых женщин было почти не слышно, и с той стороны не доносились ни их воплей ужаса, ни криков помощи. Животное, наоборот, орало до хрипоты. Его и бросился спасать маг.

Только подойдя близко к холму, Дру понял, что было не так и выбивалось из слаженной картины окружающей действительности. Тени!  Они отличались очертаниями от предметов, что их отбрасывали. От маленьких кривых деревьев отходили тени огромных лиственниц.

Маг, больше не доверяя своему зрению, закрыл глаза и протянул руку вперед, прощупывая проход среди растущих деревьев.

Войдя в лес Дру открыл глаза. Картина снова сменилась. На этот раз вокруг него возвышались могучие сосны, разлапистые ели, разноперистые лиственницы. Под одной из них зияла огромная яма, от туда и слышались кошачьи крики.

Маг подошел осторожно к краю и заглянул туда. Мурена прыгала на стены, стараясь зацепиться когтями и выкарабкаться на поверхность. Но это у нее не получалось и она снова и снова съезжала вниз. Завидев Дру отчаявшаяся кошка задрожала, из глаз покатились слезы. Маг подобрал длинную толстую жердь, опустил ее в провал. Не долго думая Мурёна ловко уцепилась за палку, а, выбравшись из ямы, юркнула магу за пазуху.

-          Ах, ты, глупое животное,- приговаривал маг,- И что тебя понесло в этот лес!  - он развернулся, чтобы вернуться на поляну.

 У подножья сосны сидела маленькая белокурая девочка, играя со своей длинной косой.

-          Ты зачем спас эту царапушку! - гневно выкрикнула она, указывая на кошку, при этом пальцы ее продолжали плести косу. - Она должна была быть моей игрушкой. А ты всё испортил! - девочка встала, даже топнула от досады ножкой.

-          А у тебя что, игрушек нет? - спросил маг, складывая пальцы в охранный знак.

-          У меня были игрушки, но они сломались. Может, ты будешь нею? - девочка тряхнула головой, коса развилась, укутав с ног до головы малышку бело-золотым дождем волос. А когда волосы подобрала, то уже перед Дру красовалась юная обнаженная девица небывалой красоты.

-          Хочешь со мной поиграть? - она вожделенно качнула бедрами, провела себя по груди.

Дру был заядлым бабским угодником и ценил женскую красоту. Но не поддался чарам прекрасной девы, теперь понимая, кто находится перед ним. Это была тремера - ткущая иллюзии. Он считал, что эти существа  исчезли несколько веков назад. Расплетая и заплетая свою косу девушка преображала реальность, завлекая в свои сети путников, а потом, искушая своей красотой, отбирала у них все мужские силы.

Мужчин в лагере было много, поэтому изголодавшееся существо от каждого взяло по чуть-чуть, и изменяло реальность, чтобы люди не могли покинуть ее вотчину и обеспечить, таким образом, себя надолго вкусной едой. Мужчины спали волшебным сном и только от призыва тремеры смогли бы очнуться и заняться с ней любовными утехами.

Дру она ночью не тронула. Он отличался от простых людей и запахом и цветов ауры, и исходящей магической силой. Поэтому тремера оставила его себе на потом, на “десерт”, когда людишки немножко поднадоедят. Женщины не были для существа помехой. Она для них оставалась невидимой, как  и для мужчин оставался невидимым тремера - самец.  Но рыбачки и их дети нужны были для другого: ухаживать за своими мужьями, отцами и растить сильных сыновей.

Одиночество и голод надоели существу, поэтому оно и решило  оставить путников навсегда здесь, на своей земле, покинуть которую тремера не могла в силу того, что в другом месте создать иллюзию у нее не получилось бы.

-          Ну так, что, согласен поиграть? - белокурая девица улыбнулась, протягивая Дру изящную ручку.

-          А почему бы нет?!! - маг приблизился к красавице почти вплотную...

**

Ох, и жарким  был поцелуй у девицы. Все планы, что выстроил в своей голове маг, полетели в тартарары. Только одна мысль билась, как птичка в клетке: обладать такой красоткой! Сейчас! Немедленно!

Дру полностью отдался во власть тремере. От жарких поцелуев перешли к более чувственным ласкам. Девушка принялась срывать с мага одежду, прижимая того к высокой сосне.

В порыве страсти она одной рукой рванула на себя тесемки, на которых держались штаны, а другой обвила его за шею и попыталась очень крепко прижаться к  телу, но ... придавила кошку, что ютилась у того за пазухой. Потревоженная Мурена взревела и впилась когтями в грудь возбужденного мужчины. Штаны падали вниз, и вместе с ними сползала кошка, оставляя на теле кровавые полосы от острых когтей. Белая рубашка окрасилась в алую кровь. Боль пониже пупка быстро привела в чувство опьяненного ласками мужчину. Он сперва оттолкнул тримеру, затем ухватил ее за косу, чтоб не сбежала, притянул к себе и только тогда, прислонившись к голой спине девушки стал оседать на землю, другой рукой сжимая раненное причинное место. Мурена, очутившись на земле, быстро вскарабкалась на дерево и от туда шипела на обоих неудавшихся любовников.

Девушка попыталась вывернуться, чтобы снова продолжить соблазнение молодого мужчины. Но маг крепко держал волосы, не допуская поворота головы красотки. Когда перед глазами перестали кружиться от боли звездочки и рассеялась темень, Дру нашарил и поднял с земли выпавший из кармана маленький ножик.Он приставил его к шее прелестницы.

-          Ну, что, а теперь поиграем? - с болью просипел он.

-          Опусти нож,- промурлыкала тремера,- он мне ничего не сделает. Давай я тебе лучше раны залижу. Я это очень хорошо умею,- она руками попыталась дотянуться до мужчины, что был всё еще сзади нее.

-          Неет, это плохое предложение. А вот с косой твоей я поиграю!

Маг твердой рукой решительно чиркнул ножом по волосам, подкрепляя удар магической силой и заклинанием. Острое лезвие отсекло косу с первого раза.

Тремера сильно закричала. От ее крика поднялся ветер, закачались деревья, в небо взлетели стаи черных птиц.

Когда всё утихло, природа приобрела свой первозданный вид. А у ног мага лежала обыкновенная обнаженная девушка и горько плакала.

-          Убей меня, жестокий человек! Ты лишил меня всей силы! Я теперь умру здесь одна...

Дру подтянул штаны, затем поднял и протянул ей порванный свой балахон.

-          Возьми, прикройся. Я не убиваю женщин и не мучаю красивых девушек. Не плачь! Я заберу тебя с собой.

Тремера удивленно взлянула на него, но плакать перестала.

-          Я не могу покинуть этот лес и луг.. Я хозяйка этих мест. Только тут смогу ткать иллюзии. В других местах духи природы меня слушаться не будут! И без косы я теперь стала видима для людских самок. Это опасно, они убьют меня.

Дру рассмеялся.

-          Так это же хорошо, что не сможешь! А то, что видима - тебе ж самой понравится. Что одной сидеть среди зверушек в лесу. У тебя столько будет поклонников -  голодной не останешься! Насильно приманивать женихов не надо будет! Вот доберемся до ближайшего города, найду тебе красивый домик - и заживешь припеваючи. А по дороге расскажу, как вести себя нужно, чтоб наши женщины тебе косы полностью не выдрали. Еще спасибо скажешь, что здесь не осталась. А не понравится, всегда вернуться сможешь!

Маг поднял девушку с земли, приманил кошку, а косу тримеры всунул в карман штанов. Такая вещь может в жизни пригодиться: хоть на короткое время, но с ее помощью соткать иллюзию.

-          Ну, что? Пошли мои милые в лагерь. Там, наверное, уже нас заждались!

16. Дорога дальняя мне снится ночью.

В лагере действительно ждали возвращение Дру. Чудесные превращения закончились. Снова зеленела поляна, темнел старый лес, журчала река. Проснулись мужчины. На все расспросы своих жен только пожимали плечами и отводили в сторону глаза, умалчивая о странном сне, посетившем каждого из них. Нашелся Нафет. Он спал в лодке, скрытый мороком. Не было среди них только мага. Рыбаки уже стали беспокоиться его долгим отсутствием. И староста подумывал не отправит ли кого-нибудь на поиски чародея.

Но тут из леса показалась тощая фигура мага. Все облегченно вздохнули. Без него продолжать путь было страшно и опасно. К всеобщему удивлению маг шел не один, а вел за руку девчонку-подростка, укутанную в рваную мантию Дру.

Девушка боялась поднять глаза, стыдливо смыкая на груди  порванные полы одежды. Впереди, опережая мага и его спутницу, бежала кошка.

Маг первым делом подошел к Дреготу. Женщины оставили все свои занятия и с любопытством осматривали незнакомку. Рыбаки, увидев ее лицо, просто отворачивались, делая выражения лиц, как можно равнодушней. Но при этом про себя отмечали некое сходство с той, что им снилась, и о проделках с которой нельзя было рассказывать женам.

-          Это кто? - спросил староста.

Дру не мог рассказать правды. Тогда  тремеру не разрешили бы взять с собой, а еще похуже - могли бы и камнями забить. О тяжело вздохнул:

-          Это сиротка.

Маг не соврал, существо было единственным в своем роде, поэтому никого из родных не имело.

-          Она, как и мы, жертва набега.- Дру тщательно подбирал слова. То, что набег на тремер был несколько сотен лет назад, было просто не досказанно. Зачем такие подробности знать старосте и людям? - Жила и пряталась тут в лесу, немножко одичала, бедняжка. Всех боится. Не оставлять ее было одну? А так с собой возьмем, к людям отвезем. Вы не возражаете?

Возражать никто не стал. Рыбачки смахнули непрошенные слезы, разделяя участь “сиротки”

-          А зовут тебя, как?- поинтересовался староста у девчушки. Но та только спряталась за спину мага и опасливо посматривала на окруживших ее людей.

-          Не бойся, милая, тебя здесь не обидят, - Дру взял незнакомку за руку. - Вот видите, бедная девочка и имя своё от страха забыла. - Не говорить же в самом деле, что имени у нее отродясь не было?.

-          Дела...- протянул староста. - Бабоньки, как же мы ее кликать будем?

Рыбачки всхлипнули и после недолгого совета решили назвать девушку Милой,  пока незнакомка не вспомнит своё настоящее имя. Затем порылись в своих узлах, поделились, кто чем смог, своей одеждой.

Задерживаться на этом месте не стали. Староста дал команду собирать пожитки и отчаливать дальше.

Дру привел Милу к Лорене и Даяне. Жена Силана предложила девочке похлебку, но та отказалась от нее. А вот кружку горячего навара диких ягод приняла. Она с благодарностью прихлебывала  напиток, щурясь от удовольствия.

Затем мужчины перенесли в лодку Силана. Всё погрузили. Усадили своих жен и детей и отправились вновь вниз по реке.

Так, с некоторыми остановками на ночлег, они добрались до первого ответвления большой реки, а по нем - до огромного озера, которое смело можно было бы назвать морем.

Беглецы остановились в порту большого города. Но суета многотысячного поселения была не по душе рыбакам. Пробыв несколько дней, они снова пустились в путь.

Маг разыскал в городе мужской монастырь, славившийся врачеванием и заботой о болящих. Туда отвел “потерявшую память” Милу, оставив на попечение монахам. Те пообещали добрый уход за девушкой, и найти в городе семью, что согласится бы на опеку или найти для юной девы достойного мужа. А пока будут идти поиски, обучить манерам, правилам поведения и самое главное - говорить!

Дру усмехался, возвращаясь в порт, и  в то, что монахи, не практикующие воздержание, отпустят тремеру от себя, очень сомневался.

 

17. На новом месте.

Они плыли вдоль берега, любуясь красотами девственной природы. Вскоре их взору попался огромный песчаный берег, обрамленный высокими скалами. Этот пейзаж очень напоминал им их родной край. Туда и направили свои лодки.  Мужчины поднялись по пологому склону вверх. Побродив вокруг обнаружили красивое озеро и речушку, вытекающую из него и маленьким водопадом сбегающую в море. Рядом с озером росли березы и сосны. Из-под земли били ключом пять родников чистой воды. На многие километры уходил старый дремучий лес, в котором, как оказалось позже, водились в огромном количестве зайцы, косули, дикие кабанчики и множество птиц. Высокие горы, что виднелись у самого горизонта, плотным неприступным кольцом огораживали долину.

Рыбаки посчитали, что это очень хорошее место для нового поселения, надежно защищенное от вражеского вторжения. Здесь и решили обосноваться. Пока разбили временный лагерь. В первый же вечер пришел в себя Силан. Все были неслыханно рады, что он снова вместе с ними и ждали его распоряжений. Дрегот решил отказаться от власти, передав все дела  шедшему на поправку рыбаку. Но Силан  упросил его вести как и прежде счета казны, а сам принял  на себя все остальные обязанности старосты.

Он с Нафетом и Дру вернулись в город, закупили всё, что было необходимо для постройки домов, а также скотину, фураж, провизию, наняли плотников. Небольшими партиями на корабликах всё это перевезли. А к зиме уже стояли двенадцать уютных домиков, по шесть в ряду, образуя небольшую улочку. Посередине соорудили небольшой алтарь, чтоб приносить благодарственные молитвы милостивой богине.

Силан уговорил мага остаться жить с ними, так, как считал себя  обязанным ему своей жизнью. Дру не хотел обременять своим присутствием  семью друга, но и отказывать не хотелось. Сошлись на том, что во дворе Силана была сложена небольшая бревенчатая избушка, к которой  с улицы вела отдельная дорожка.

Дни пробегали очень быстро. Даяна сторонилась всех, была задумчива. Все ее мысли занимал Веллин. Ночами напролет рыдала в свою подушку. Она прекрасно понимала, что теперь в зиму, отправиться в путь к родным местам, ее никто не отпустит. А по другому узнать что с любимым, возвращался ли он за ней, было невозможно.

Маг отвлекал ее от плохих мыслей, рассказывая разные небылицы и выдумывая приключения Веллина. Так пролетела осень, за ней зима, а в начале весны пришло время родин.

**

Чуть светало, когда Силан ворвался в комнату Дру, и стал тормошить сонного друга.

-          Ты чего ? - спросил тот, еле-еле раскрывая сонные глаза. - У нас что, всемирный потоп начался или извержение вулкана?

-          Похлеще будя!  - дрожащим голосом ответил рыбак. - Даяна, того..

-          Чего: того? Померла? - вскочил маг на кровати.

-          Да, не! Рожать вздумала!

-          Тьху, на тебя, Силан! Рожать! Это нужное дело. Я уже грешным делом чего похуже придумал. А трясет тебя от чего?

-          Так внук должен появиться, первый! О, как! - поднял назидательно вверх палец.

-          Внук - это тоже хорошо! - усмехнулся маг. Он подошел к шкафу, вынул сулею, наполненную до верху золотистой настойкой.  Налил огромную чарку, протянул другу - Выпей! Это, чтоб нервы подлечить!

-          А сам?

-          А вот когда внука поймаем, тогда и я нервы подлечу! - засмеялся маг.

Вдвоем они вошли в дом, но Силан выскочил на улицу, едва услышал крики дочери. Нервно стал ходить взад-вперед под окнами, затем присел на завалинку. Настойка сделала свое дело. Нервы не только успокоились, но и погрузился рыбак в глубокий сон.

Дру же было не до смеха. Малыш шел попкой. Лорена только плакала и больше мешала, чем помагала. Даяна вся измучилась. Она уже не кричала, а только бессвязно мычала, находясь в полубессознательном состоянии. Делать поворот хоть руками, хоть заклинаниями было поздно. Оставалось только одно, что мог сделать для матери и ее малыша маг. Он щелкнул пальцами, вызывая огненный шар. В нем прожег короткий меч Веллина, что всегда находился рядом с Даяной, и решительно вспорол живот роженицы.

Лорена при виде всего этого грохнулась об пол, теряя сознание. Но Дру только скосил на нее взгляд, сам же непрерывно выкрикивая заклинания на остановку кровотечения, бережно вынул младенца, перевязал и отсек пуповину, положил рядом с матерью, наскоро завертев в кусок полотна. Затем пальцами, на которых плясали маленькие огоньки стал слепливать края разреза. Вскоре от раны на животе остался только розовый бугрящийся рубец.

Он посмотрел на троих, кто нуждался в его помощи. 

-          Ну, хоть разорвись! - пробормотал он, пытаясь шутить сам с собой, потом подошел к Лорене, стал хлестать по щекам, приводя в сознание.

Та очнулась, увидела залитую кровью дочь и постель, снова побелела и стала оседать на пол.

-          Тьху, ты! Помощница! Нужно было бы кого другого в повивалки брать,- ругнулся Дру.

Он проверил самочувствие Даяны. Та тоже находилась в глубоком обмороке от потери сил и крови. Но критическим ее состояние уже не было. Сердце билось ровно, дыхание восстанавливалось. Несколько часов целительного сна должны были помочь.

Звать в помощники Силана тоже было бессмысленно. От такой дозы он должен был проспать еще часок-другой.

Его взор остановился на беспомощном младенце. За всем этим, он даже не обратил внимание на его пол. Дру вытер вспотевший лоб, вынул из печи горячую воду, налил в огромную лохань.

Затем бережно развернул тряпицу, вынул младенца, чтобы искупать. На него сквозь пухлые щелки смотрели темные глазки новорожденной темноволосой девочки.

Дру улыбнулся:

-Ну, здравствуй, принцесса! Пойдем купаться!

Малышка улыбнулась первый раз в жизни и сделала мокрое дело, омочив одежду мага.

-          Я так и знал, что неотразим! Все женщины при виде меня готовы описаться,- рассмеялся Дру.

Он искупал девочку, кое-как запеленал в чистые пеленки, уложил в колыбель. Затем омыл Даяну,  переодел в наготовленную рубаху, сменил постель. Убрал все следы крови и только потом, уставший, но довольный, привел в чувства Лорену.

 

-          Принимай внучку и дочку, мать!  А меня до вечера прошу не кантовать! Устал, как собака!. Пойду и напьюсь на радостях! - обнял Лорену  и зашагал к своему домику к припасам спиртного.

18. На поклон в святую обитель

Рождение внучки отметили с размахом. Гуляли всем селом. Что ни говори, а это было первое радостное событие на новом месте.

И Лорена, и Силан души не чаяли в малютке.  Да, и Даяна вышла с депрессии, отдавая всю материнскую любовь малышке. Девушка всё еще надеялась, что, как только сойдет лед, ее отыщет Веллин. Подолгу гуляла с дочкой по берегу, высматривая желанный парус.

По прошествии сорока дней от рождения малютку нарекли Веллиной, Лунноликой девой, в честь отца.

Силан, видя, как страдает дочь, вызвался проведать родные места, разузнать судьбу оставшихся и пополнить общественную казну самоцветами, взяв их из схрона в гроте.

Вместе с ним  согласились идти Дру и Нафет.  У мага не было выбора: без него охранные заклинания не пустили бы старосту в тайник. А Нафет, был единственным мужчиной, не обремененный детьми.

С  попутным ветром небольшой парусный кобль(лодка) отошел от берега, унося троих пассажиров верх по течению.

У города сделали остановку. Нафет остался сторожить суденышко, а Силан и Дру отправились на рынок закупить в дорогу недостающих продуктов.

Силан молча поглядывал на друга, что несколько нервно посматривал на прохожих и часто оглядывался.

-          Ты чего это? Мерещится, чтоль? - не выдержал староста.

Маг виновато улыбнулся, на несколько секунд замолчал, подбирая слова.

-          Понимаешь, Силан, мне б в одно место заглянуть.

-          В какое такое место?

-          Нуу! - протянул Дру,- в монастырь... мужской...

-          Ты чего это, совсем свихнулся? На кой ляд в монастырь? Тебе с нами плохо? - пробасил староста.

-          Понимаешь, я ж туда Милу отвез...

-          Милу? Не припомню такую.

-          Так, как ты ее помнить можешь, ежели сам тогда беспробудно спал раненым? Это девушка молоденькая, мы ее случайно в глуши нашли, тоже пряталась от тарков.

-          А чего ж тогда не в женский? - удивился Силан.- В мужском девице не место. Монахи там, скорее холостяки-отшельники, чем целомудренные послушники. Они не обременяют себя ни женами, ни детьми и до женских ласк охочие.

-          Да, мне особо  не было времени искать женский. И врачеватели в мужском знатные. Так сходим туда, а?

-          Ну, пойдем. Это ж додуматься! Голодным котам голубку подсунуть! Слушай, Дру, ежели за девицу так беспокоишься, так, может, женишься на ней. Семья будет, детишки...

-          Ну, нет, брат Силан! Жениться я еще не готов! Я слишком молод для этого. Не нагулялся. Моя невеста, наверное, еще не родилась, или в пеленках барахтается. - рассмеялся маг.

Они купили гостинцы, сладостей, отправились в монастырь.

**

У ворот обители в томительном ожидании застыла длинная очередь. Такого раньше не было, припоминал Дру. Женщины не задерживались у входа. Они беспрепятственно проходили во двор, ведущий в храм и вскоре уходили домой. Мужчины, всех возрастов и сословий, долгими часами, а то и днями ожидали своей очереди. Во взгляде каждого отражалось нетерпение, ревностная озлобленность, озабоченность.

Дру подошел к старцу, что сидел на земле, опираясь на посох и мирно дремал, коротая время.

-          Скажите, почтенный, а что здесь происходит? Почему тут такое скопление народа?- спросил Дру.

Старик устало открыл глаза, вздохнул:

-          А разве вы ничего не знаете? Разве вы не по этому сюда пришли?

-          Что мы не знаем? - уточнил Силан.

-          Чуть больше полгода в монастыре поселилась святая! Сначала к ней отнеслись, как к бедной несчастной девушке, потерявшей в войну всю свою родню и память. А затем в ней проявилась сила самой  Премилостивой Веды. Девушка стала творить чудеса, но самое главное, она может пробудить в каждом мужское начало, что уже много лет не проявляло даже признака! Для нее построили отдельно храм и все здесь жаждут прийти к ней на поклон, чтобы заполучить частицу ее благословения!

-          И вы, почтенный туда же?

-          И я жду своей очереди. Святая Мила никому не отказывает в благословении. Несчастные жены приводят сюда своих мужей, чтоб снова познать радость близости.

-          Мила? - переспросил Силан. - Не твоя ли знакомая? - повернулся к Дру.

-          Думаю, что это она и есть. Значит, святая! И чудеса творит! - и добавил просебя- Значит, волосики отросли - а вслух,- Вот видишь, Силан. Еще один веский аргумент не жениться - святая и любитель алкоголя - совсем не подходящая пара! Пошли лучше к Нафету! Здесь нам больше делать не чего. За девушку я теперь спокоен.

19. Там где дом стоял, только пепла след.

К родным берегам добрались быстрее, чем занял тогда путь к новой родине.

Сердце щемило  у всех троих, проходя мимо знакомых мест. Время сделало свое дело. Снова зеленела травка, затянув пропалины от вражеского огня. Снега и дожди смыли копоть сажи, кровавые следы. От домов и построек не осталось ничего, словно невидимая рука перенесла их в невиданные дали. Только кладбище напоминало о том, что когда-то здесь было рыбацкое поселение.

Мужчины сдерживали свои слезы. Они собрали валяющиеся кое-где обгорелые куски древесины, сложили в одну кучу, затем подожгли, хлюпнули в огонь из своих бокалов медовуху, поминая так своих сородичей и друзей, погибших от рук диких тарков.

Силан прошелся по пустынным местам. Он искал хоть какой-то след, что могли бы оставить выжившие или Веллин.

-          Ну, что, нашел что-нибудь? - догнал старосту Дру. 

-          Не-а! - отрицательно мотнул головой Силан.- Ни-че-го! -отчеканил по слогам.

-          Как ничего? Разве ты не заметил? Никаких следов убитых и сгоревших! Ни трупов, ни единой косточки! Тарки даже своих убитых не хоронят. Значит, кто-то побывал здесь и предал земле павших! Или это были свои, или это сделал Веллин. Ты понял? Нужно еще искать, лучше!

Они вдвоем обошли снова поляну, где  были их дома. Нафет уселся прямо на земле на бывшем своем подворье. Медленно покачиваясь со стороны в сторону, затянул печальную песню. Дру и Силан решили подняться на вершину утеса, откуда они забирали Даяну в ту страшную ночь.

На первый взгяд ничего не изменилось. Вот и огромные белые валуны, что бедная девочка выкладывала в виде сердца. Рисунок так и остался не закончен. Не хватало каких-то трех-пяти камней. Силан присел у первого, закрыл глаза. Что он расскажет дочери?

Маг продолжал ходить от камня до камня, пристально рассматривая их.

-          Силан! - позвал он друга.- Посмотри!

Староста устало встал, подошел ближе, посмотрел на то, что ему показал маг. На камне было нацарапано: “ Спи вечным сном, любимая! Моё сердце будет всегда с тобой!” И высечено два переплетающихся сердца.

Дру обнял Силана.

-          Он был здесь! Но не правильно понял знак. Посчитал, что Даяна погибла. Он похоронил всех, думая, что среди обгоревших до неузнаваемости тел, есть и мы с тобой и Даяна. Если б кто-то остался из наших в живых, то ему рассказал бы,  где нас искать. А так, он вернулся на свой остров. А от туда в ближайшие сто лет  никто к нам не приплывет. Даяна напрасно будет ждать его возвращения.

Друзья молча сошли вниз. Дождались отлива.  Маг вскрыл тайник. После недолгого совещания решили все сокровища не перевозить. Взять только часть, что могла хватить на долгих тридцать лет. Дорога всегда непредсказуема. И потерять всё в один миг, если случится что-то неординарное, было бы не простительно.

Закрыв тайник, перенесли сокровища на кобль. В последний раз оглянулись, прощаясь с родимой землей.

-          Силан, смотри, кто это там? - толкнул рукой Дру.

По песчаному берегу с радостным лаем бежали к ним три тощих  собаки. Маленькая стая, чудом выжившая  и сплотившаяся, в ожидании возвращения хозяев. Староста присел, развел руки, принимая в объятья лохматых четвероногих. Из глаз покатилась скупая слеза.

Собаки ластились, радостно скулили, прыгали на грудь рыбаков. Силан поднял их на руки, перенес на кораблик. Там пса и двух его подруг накормили. А затем подняли паруса, направили кобль в море, возвращаясь к своему новому  дому...

20. Не неси на крылышках весть печальную.

Нелегко было возвращаться домой с плохими новостями. Силан тяжко вздыхал, считая себя виноватым в том, что Веллин вернулся на родину, не разыскав Даяну.

Ну, что ему стоило тогда внять  мольбам дочери и доложить тот проклятый узор на утесе! А теперь, как ему смотреть в полные надежды глаза любимицы и произнести страшные вести?

Дру молча посматривал на друга, понимая, что тот переживает. А дома их возвращение ждали все жители поселка.

 На высоком утесе с ребенком на руках стояла Даяна. Она всматривалась вдаль. От рассвета и до заката молодая девушка проводила время там. Ни угрозами, ни уговорами ее нельзя было увести домой. Только дождь и кромешная тьма ночи заставляли вернуться в дом. Мать вынуждена была носить обед и следить за состоянием ребенка, контролируя: сыта ли та и не лежит ли мокренькая в пеленках. Благо летняя погода позволяла держать младенца полураздетой, в одной легкой рубашонке, чуть прикрытой батистовой пеленкой.

Едва завидев знакомый парус Даяна бросилась бежать к пристани, чтобы услышать новости.

Она крепко прижимала маленькую Вель. Платок, что был наброшен на плечи, одним краем сполз и развевался позади под порывом ветра. От быстрого бега девушка запыхалась, жадно хватала воздух ртом. Она с тревогой и надеждой всматривалась в кораблик, ожидая увидеть родного долгожданного человека.

Едва отец сошел с трапа, Даяна бросилась к нему. На секунду прильнула, протянула отцу младенца, а затем поднялась на цыпочки, чтобы увидеть следующего, спускающегося по трапу. К ее большому разочарованию вторым был маг, третьим сошел на берег Нафет.

Даяна не хотела верить, что Веллина нет, что его не привез с собой отец. По ее расчету, муж должен был оставаться до весны в их старом поселке и ждать новостей.

Отец положил тяжелую руку на плечо дочери, слегка сжал, выражая этим полную поддержку.

-          Даяна, его нет!  Он вернулся домой, к себе на остров!

-          Не правда! - забилась в истерика Даяна.- Он не мог уехать, бросив нас здесь. Мы клялись! Ты просто его не искал!  Ты просто не добрался к нам домой!

Отец прижал к себе рыдающую дочь:

-          Поплачь, если тебе от этого станет легче. Но он уехал. Посчитал вас убитыми. На тех камнях, что ты выкладывала, мы нашли запись, вырубленную его рукой. Он не придет за тобой. Смирись.

Девушка с силой оттолкнула отца и с кулаками набросилась на мага:

-          Это ты во всем виноват! Если бы не ты, я  уехала бы вместе с Веллином! Из-за тебя мы вынуждены жить без него. Лучше бы я умерла рядом с ним, чем вечно оставаться одной, зная, что никогда его больше не увижу.

Маг стойко принимал удары. Любые его слова и доводы попросту сейчас не дойдут до сознания отчаявшейся девушки. Он прекрасно помнил все видения, если бы Даяна тогда села на корабль с Веллином: шторм, сломанная мачта ударяет беременную в живот, сильное кровотечение и за ним ее гибель. Если бы она осталась на берегу, то ее ожидало бы бегство от войны, но и сама девушка  и малышка остались бы живы. И он ВИДЕЛ, что Веллин и Даяна будут вместе, пусть чуточку взрослее, чем теперь. Он не жалел о сказанных тогда словах- предупреждениях, поэтому молча принимал удары маленьких кулачков.

Девушка колотила его в грудь, вымещая все свои обиды. Затем  в голову ей пришла идея отправиться самой на поиски таинственного острова. Она отпрянула от мага, безумными глазами посмотрела на корабль, отца и молча побежала в сторону поселка, чтобы собрать необходимое в дорогу.

К пристани подтянулись и другие жители поселка. Они стали сгружать привезенный товар, запасы, сокровища. Силан попросил за всем присмотреть Нафета, а сам, с внучкой на руках, поспешил домой за невменяемой дочерью.

В доме царил полный хаос. Все шкафчики были раскрыты, на  полу лежали разбросанные вещи. В углу, сцепив руки на груди, в ужасе стояла Лорена, наблюдая за действиями дочери. А та рылась везде, пока не отыскала небольшой меч Веллина, что спрятала мать еще сразу после отстройки дома. Даяна стала заматывать его в рубашку Веллина.

-          Ехать,- бормотала девушка,- нужно срочно ехать. Это же совсем рядом. Сначала в порт, затем к острову.

Силан не в силах видеть метания дочери, стукнул кулаком об стол так, что столешница не выдержала и раскололась на куски.

-          Никуда ты не поедешь! Подумай об ней! - рявкнул грозно отец, протягивая девочку матери.

Вель испугалась дедового крика, громко заплакала. Плач ребенка отрезвил Даяну. Она схватила ребенка, прижала к себе, затем забилась в уголок комнаты, присела и тихо заплакала.

Вскоре вошел в дом Дру. Он протянул Силану стакан с отваром трав и молча махнул головой в сторону Даяны. Силан напоил дочь, что не стала противится воли отца.

Через время Силан осторожно отнял у спящей Даяны малышку, передал Лорене, а дочь перенес на кровать.

Дру протянул Лорене флакон с янтарной жидкостью.

-          Будешь по утрам добавлять в еду по одной капле. Это поможет пережить разлуку и не дать полностью свихнуться с ума. А через месяц боль немножко уляжется, да и Вель не даст матери отчаяться полностью.

Маг вышел, Силан баюкал на руках крошечную девочку, сосущую во сне свой пальчик. А мать занялась приборкой в доме.

 

Время лечит. Нужно просто подождать...(Только оставляет на сердце огромные шрамы...)

21.Года бегут, а розы расцветают.

Шло время. Даяна смирилась с тем, что нужно подождать, пока подрастет маленькая Вель.Только при таком условии Силан соглашался отпустить в дорогу дочку.

С грустью и счастьем наблюдала молодая мать за тем, как подрастает ее  малышка. Все без исключения не чаяли души в маленьком темноволосом сорванце. Чем старше становилась Вель, тем озорнее были ее проделки. Но любые проказы прощались, достаточно было только посмотреть в ее лукавые, покаянные глаза,  хоть деда и грозился крапивным прутиком отхлестать непоседливую попу.

Уже все в поселке знали: если где-то раздавался шум и гам, значит там маленькая черноглазая предводительница и ее многочисленное войско затеяло очередной переполох.

Вель росла небоязливой. Любимым занятием было: прыгать с невысокого утеса в море, а затем плавать и нырять, разыскивая на дне красивые разноцветные, необычной формы камешки. Она и плавать научилась раньше, чем  ходить пешком по земле, а еще любила лазать по деревьям и  взбираться на крышу дома, чтобы потом с визгом прыгнуть от туда на копну сена. Туда, на конек кровли, ни мать, ни баба не могли залезть. Поэтому, если Вель провинилась, то быстренько вылазила на самый верх и  дразнилась языком. Бедное дитятко просиживало там до поздней ночи, пока деда не начинал грозиться прутиком или тем, что больше никогда не возьмет ее с собой на рыбалку.

Для настоящей, серьезной работы она была еще мала. Поэтому ей доверяли и поручали мелкую работу, посильную для такого маленького ребенка: полить цветочки, загнать в загородку гусей, когда те шли на огород, выщипывая всходы овощей или собрать яйца в курятнике. Вель, наскоро одевшись, вылетала во двор, а вся живность разбегалась и разлеталась в разные стороны, завидев мамину помощницу.

В курятнике девочка поднимала полный переполох. Бедные куры с криком разлетались в разные стороны, а единственный  петух лишался чудесных перьев со своего хвоста. Но не только хвостовое оперение становилось трофеем, но и теплые сырые яйца. Сложив в корзинку, она чинно несла их в дом, при этом в карманы прятала несколько штук для своих проказ.

Больше всех доставалось от Вель магу. Девочка прокрадывалась на заре в дом к Дру, затем подкладывала яйца в сапоги, пока чародей сладко спал. Дверь у него никогда не закрывалась, на ней только стояла защита от врагов. А Вель не являлась таковой, поэтому и страдал маг довольно частенько. Бывало, что он попадал даже под обстрел яичного дождя, устроенного любимицей с крыши. Но если бы проказы ограничивались только яйцами.

. Маг каждый раз проверял тщательно  постель, прежде чем лечь в нее спать. Под одеялом  можно было найти кого угодно: от живой лягушки до осиного гнезда.  В бутылки со спиртом девочка умудрялась по-впихивать разных жучков, тараканов и дохлых мышей, что добывала Мурена. Дру ничего не оставалось, как использовать настойки для лечения и растирания, а не для внутреннего применения. Поневоле приходилось становиться трезвенником. Кроме того,

Вель любила шпионить за магом и появлялась для него в самый неподходящий час.  Дошло до того, что Чародей не выходил на улицу, пока не убеждался, что девчушки нет поблизости.

Но все проказы компенсировались огромной любовью и преданностью. У Дру замирало сердце, когда маленькая девочка обнимала его за шею и шептала на ухо свои секреты. Она приглаживала его волосы и бороду, целовала в щеку, называла самым лучшим волшебником в целом мире.

 Дру и сам не представлял своей жизни без  своей маленькой принцессы. И устраивал по вечерам целые представления с чудесами магии и светящимися огоньками. Девочка искренне радовалась, смеялась, хлопала в ладоши. Маг подбрасывал ее высоко-высоко в небо, а поймав, прижимал крепко к сердцу. Еще никто не любил его так искренне, бескорыстно  и поэтому хотелось подарить всю красоту этого мира  своей черноволосой Вель.

И Лорена и Даяна не мешали дружбе девочки и мага. Они стоили друг друга, и иногда устраивали во дворе целые “побоища”. Иногда рядом с Вель Дру забывал о своем статусе и годах, баловался и подшучивал над своей любимицей. Он мог поймать и всунуть той за шиворот живого жука, или сотворить десяток разноцветных бабочек и гоняться за ними по лугу, маг иногда вызывал маленькую тучку, что как привязанная на ниточке, следовала за Даяной, поливая ее теплой водой. Тогда девочка в отместку сбивала мага с ног, и вместе боролись в растущей луже, перепачкавшись в грязи, словно поросята.

Заставить Вель сесть за вышивание или вязание у матери и бабушки не получалось. А вот заниматься с дедом девочке было интересней.Она ловко научилась править лодкой  и закидывать сети. Деда научил ее стрелять из лука и немножко держать отпор деревянным мечом.

Лорена только  укоризненно качала головой: не девица подрастает, а самая ни есть пацанка. Ей не юбку носить, а штаны, да с мечом на лошади скакать.

Даянане была не столь категорична. Для нее Вельродилась настоящей принцессой, поэтому памятуя рассказы мужа о житье на острове, считала, что девочка должна уметь всё. Кто его знает, что придется встретить им на родине отца, если всё же они туда доберуться.

Образование и обучение этикету взял в свои обязанности маг. Он жил при царском дворе и все обычаи и правила знал. Правда, каждый урок сводился к погоне за смеющейся ученицей, подстроившей своему учителю очередной подвох. Но всё же, что-то да и оставалось в прелестной голове юной принцессы.

Но не обошлось и без досадных приключений.

Вель, уже десятилетняя, однажды нечаянно застала Дру, обнимавшегося  в высокой кукурузе  с любвеобильной рыбачкой и сильно расстроилась. Девочка почувствовала и обиду и боль, познав первую в  жизни ревность. Она сперва бросилась бежать, чтобы выплакаться в укромном месте, но чем дальше отбегала от высокого кукурузника, тем  уравновешенней и злее становилась она.  Вель укротила свои чувства, присела у дерева, на несколько минут задумалась, вырабатывая план мести. Затем, следуя ему, сбегала к большому муравейнику, набрала в передник несколько горстей рыжих муравьев и еловой хвои, подкралась сзади и высыпала их на оголенную спину мага и его подругу. Сама же быстро скрылась и спряталась в небольшой пещере  в скале на берегу моря. Домой она вернулась очень поздно. Домочадцы не находили места, что девочка так надолго пропала.Силан  уже стал собираться на поиски. Вель, не говоря ни слова, прошла в свою комнату, рухнула на кровать, и ни на какие расспросы не отвечала.

На второй день, как только все страсти улеглись, ( новый день, как новый чистый лист) и  вчерашние проделки уже не считались, Вель подошла к Дру, нахмурила грозно брови, уперлась кулачками в бока, пригрозила.

-          Если я увижу тебя с кем-то еще раз, подпалю кукурузу! Ты - мой! Вот вырасту, мы с тобой поженимся! - и гордо удалилась в свой дом.

Дру посмеялся от всей души, но больше  с таким делом на глаза малышке не попадался. То ли скрывал хорошо, то ли действительно остерегался  таких приключений, чтоб не травмировать любимую Вель.

**

Из года в год, с наступлением весны, собиралась Даяна в дорогу. Но что-то обязательно, очень серьезное вставало на пути ее замысла. Словно проведение было против, чтобы жена пошла на поиски мужа: то Вель была еще слишком мала, то отец несколько месяцев лежал - давал знать наконечник стрелы, что одним концом застрял в его сердце, то неожиданно слегла мать. Даяне приходилось ухаживать за всеми, крутиться, как белке в колесе, чтобы успевать повсюду. Долг перед родителями не давал отчаяться. Даяна верила, что однажды предсказание Дру сбудется и она снова будет счастлива со своим принцем. Ей только-только исполнилось тридцать.  Молодая, красивая, в русой косе не было ни единого седого волоска. Исчезла вся детская угловатость, налилась женскими соками, как наливное яблочко. К ней приезжали свататься с соседнего города, рыбаки вздыхали, глядя на ее красоту.

А рядом подрастала Вель, и всем было понятно, что красотой она перещеголяет мать.

Лорена уже третий месяц не вставала с постели. Дру только разводил руками, не в силах помочь. Он облегчал страдания, поддерживал как мог. Кто мог подумать, что Лорена, почти в шестьдесят лет,  понесет от мужа, семидесятилетнего белобородого старца. Она не догадывалась о происходящих в ней переменах, пока однажды в утробе не зашевелился  малыш. Новость было шокирующей для всех. Дру только подсмеивался над постаревшим другом, а Силан хмыкал в кулак и довольный собой, поглаживал бороду. По все приметам на свет должен был появиться мальчик. Только последние три месяца Лорене стало худо - сильно болели и наливались ноги, поэтому приходилось много лежать.

Бросить мать в таком состоянии Даяне не позволяла совесть. В лунную майскую ночь Лорена родила благополучно сына. Управившись с родами, запеленав младенца, Даяна оставила мать отдыхать, а сама вернулась к себе..

Лунный свет озарял всю комнату, серебрил каждый предмет. Уставшая Даяна присела на свою кровать. Она взглянула в окно, чтобы полюбоваться луной. Но ее там не было! В это время луну можно было видеть с комнаты Вель. Но что тогда так ярко освещало комнату?

Даяна металась из угла в угол, ища источник серебристого цвета. Интуитивно женщина отбросила с кровати матрац, под которым прятала меч мужа. Яркое свечение за-слепило глаза. Такого не было ни разу на протяжении пятнадцати лет!

В страхе и тревоге Даяна взяла в рук меч и поспешила к Дру, пока тот не напился на радостях за рождение мальчика.

Она вбежала, запыхавшись, с белым от страха лицом.

-          Дру! Что это с ним? - вскрикнула с тревогой и протянула меч чародею.

Тот молча взял в руки оружие, низко наклонился и стал шептать слова заклинаний. Будто отвечая, меч тихо зазвенел, а свечение постепенно угасало.

-           Меч зовет наследника на помощь к отцу. С Веллином случилась беда. Ему нужен этот меч и сама Веллина!

Даяна как стояла, так и рухнула на пол, рыдая над своей судьбой. Как никогда ей хотелось бросить всё и помчаться на выручку мужу, но и родная мать нуждалась в ней так же сильно.

Дру не трогал молодую женщину, давая выплакаться. По прошествии некоторого времени Даяна поднялась, подошла к магу, выставила перед ним меч:

-          Клянись, что неотступно будешь сопровождать Веллину! Помогать и защищать, пока бьется твое сердце!

-          Клянусь! -прошептал Дру, вспарывая себе ладонь кончиком меча. Капля крови выступила и меч впитал ее, принимая клятву.

-          К рассвету будь готов! - отдала распоряжение Даяна, а сама поспешила домой, собрать в дорогу дочь, что еще не подозревала о предстоящем путешествии...

 

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ                                                                

Вперед! Назад за лиловыми кроликами)))

гл 1 Труба зовет: “Вперед в поход!”

Вель снился прекрасный сон. Она летала под облаками. Вокруг нее кружились в танце белые цветы. В чашечках блестела не роса, а крупные ограненные алмазы. Выделывая сложные па, цветы роняли сверкающие камни, и они ослепительным дождем осыпали девушку, оставаясь мерцать в волосах. Навстречу ей на белом грифоне мчался молодой красивый юноша. Он подхватил Вель на руки, усадил впереди себя. И помчались верхом на диковинном звере наперегонки с ветром. Девушка счастливо смеялась, оглядываясь на повелителя грифона. Юноша, вдруг, обнял Вель, как-то по особенно нежно. Она явно чувствовала дрожь его рук. Затем он стал наклонятся к ней ближе и ближе, и губами прикоснулся к губам Вель. Затем, взглянул на девушку, чтобы прочесть по ее глазам, не обидел ли он ее этим. Вель дотронулась рукой до своих пылающих губ, не веря в то, что это был ее первый поцелуй. Такой желанный и такой короткий. Как мог он обидеть? Она прильнула к мужскому плечу, закрыла глаза от счастья. А юноша,очень похожий на Дру, стал склоняться, чтобы вновь слиться в поцелуе со своей возлюбленной. Сердце Вель застучало, она потянулась навстречу губам и... проснулась от того, что мать тормошила ее за плечо.

-          Мам! Что случилось? Мне такой сон снился...- недовольно бормотала Вель, натягивая на себя одеяло и закрывая глаза.

-          Вставай, Вель.  - строгим голосом, не терпящим возражения, приказала Даяна. -Не до сна теперь. Тебе в дорогу отправляться нужно.

-          Какую дорогу? - зевая и сползая с кровати промямлила Вель.

-          Так, марш умываться. Отцу помощь нужна.

-          Какому отцу? Какая помощь?  - не понимала  спросонья девушка.

-          Твоему отцу! Беда у него случилась

-          А я тут при чем? Чем я ему могу помочь? Я и знать его не знаю и в глаза не видела никогда. Это ты его всё ждешь, а он нас так за долгие годы и не разыскал! А теперь ему помощь нужна! Он что, объявился?

-          Не смей так говорить! Отец очень нас любил. Только от туда, где он сейчас, ему не просто нас разыскать!

-          Тогда, как ты знаешь, что он в беде? Сорока на хвосте принесла?

-          Не мели глупости! Его меч позвал на помощь.

-          Меч? Это что, тот, который ты под матрасом прячешь?

-          Сядь рядом, Вель, я тебе всё расскажу. И о том, что ты знаешь, и о том, что поведал твой отец незадолго до своего отъезда.

Даяна вздохнула и начала свой рассказ с той минуты, как в дом к ним занесли пострадавшего в буре молоденького паренька...

-          И по всему, Веллина - ты наследная принцесса, дочь правителя Атэльсуэли или Сердца Мира. Он оставил для младенца, что должен родиться, этот меч, как доказательство его происхождения и власти над тайнами этого зачарованного острова. Все эти годы меч не проявлял себя, а сегодня он стал светиться ночью, говоря, что ты нужна отцу и своему народу. Поэтому тебе нужно добраться к Атэльсуэли как можно быстрее.

-          А почему я, а не ты? Или  давай поедем вместе?

-          Вель, я родилась и выросла на этой земле. А в тебе кровь правителей. Ты принадлежишь им. И я не могу бросить престарелых родителей самих, с младенцем на руках. А брать всех их с собой и искать то, не зная что, очень опасно.

-          Но мне тоже одной страшно отправляться в путь. Тем более, что остров зачарованный. Где мне его искать?

-          Не бойся детка, ты поедешь не одна. С тобой отправится Дру, наш маг. Он дал слово, что поможет тебе и не оставит в беде.

Вель бросилась обнимать мать

-          Ой, мамочка, Дру будет со мной! Вот, здорово! - все страхи остались позади. Вель уже предвкушала приключения, она дотронулась до своих губ, вспоминая яркий сон.

Даяна принесла вещи, положила на край кровати.

-          Одевайся.

-          Мам, но это же мальчуковое? Почему я не могу поехать в свей одежде?

-          Вель, ты молода и неопытна. Вам предстоит долгий путь. И неизвестно кого вы встретите на пути.. Поверь мне, в этом одеянии дорога для тебя будет безопасней. Деньги, драгоценности я отдала на хранение магу. Всё, что необходимо купите в ближайшем городе. Теперь прими мое благословение и отцовский меч.

Даяна расцеловала на прощанье дочь.

-          Теперь пойдем. Во дворе нас ждет Дру. А дед твой ждет на пристани, чтобы отвести к городу. И еще, если придется увидеть отца живым, то передай ему, что я никогда его не забывала и люблю, как прежде. И что зла на него не держу - Щеки матери заалели, слезинки градом покатились вниз. - Позавтракаете с магом на кораблике. Деда всё взял с собой. А сейчас нужно не пропустить отлив.

Вель оделась. Длинные волосы спрятала под шапку. Во дворе их ждал маг с небольшим подорожным мешком за плечами. Он молча обнял Вель за плечи и так в обнимку дошли до кораблика.

Если бы не новорожденный сын, Силан сам бы повел кораблик на поиски заветной земли. А так, вызвался хоть проводить любимицу и побыть с ней еще немножко.Он понимал, что в этой жизни свидеться с ней и другом больше не придется.

На кораблике престарелому старосте помогали два молодых рыбака.

Как только Вель и Дру поднялись на борт, развернули парус и с попутным ветерком отправились в ближайший город.

На берегу осталась стоять Даяна, молясь и оплакивая свою судьбу...

2. Не нужны мне самоцветы! Верный конь и меч в руке...

Вель не грустила. Ее душа жаждала приключений. Она еще не понимала с какими трудностями может встретится.  За свою короткую жизнь ей не пришлось побывать в других местах. Тот кусочек суши, где жила, обрамленный высокими горами, она изучила вдоль и поперек. А земля за горизонтом всегда манила своей таинственностью и сказачностью.

Дру с грустью смотрел на веселящуюся девочку. Он как раз понимал, какие беды могут с ними приключиться  и составлял на  бумаге список всего необходимого, что могло им понадобится в пути.

Причалив в пристани Силан, Дру и Вель отправились к торговым рядам , чтобы  купить провиант и снаряжение.

Было решено взять четыре лошади: двое - для Дру и Вель, а двое - для перевозки багажа. Силан настоял, чтобы оба путешественника облачились в доспехи. Пусть в них тяжело и неудобно, но так было больше шансов не схлопотать вражескую стрелу на чужих землях. У лучших торговцев оружием выбрали луки со стрелами, щиты и меч для Дру. Как оказалось, маг неплохо владел мечом, продемонстрировав это, проведя небольшой тренировочный бой с торговцем, чем немного удивил Силана, считавшего своего друга слабаком.

Силан давно разучился удивляться причудам Дру. Вот сколько помнил он его, тот всегда был в одной поре. Как прибыл в поселок юношей, так и остался им до сих пор, хоть  прошло немало лет. Ну, разве что прибавилось пару лет. Он даже спросил как-то мага, отчего тот не стареет. На что чародей пояснил, что маги, в отличие людей живут очень долго, почти в три раза дольше.

У торговцев, бывающих в разных городах, спросили о Сердце мира. Но те только пожимали плечами и отрицательно махали головами. Никто из них никогда не слышал, где находится этот остров. Моряки в порту  о таком острове слышали только в страшных легендах, но в какой части земли он расположен, также не знали.

На небольшом совете было решено, что Дру с Вель поднимутся вдоль реки к океану. А затем поедут вдоль берега и будут расспрашивать всех об Ательсуэли. Во всяком случае, один капитан должен знать туда дорогу. Тот, кто отвозил Веллина к проходу. Его-то и нужно было разыскать.

 

Силан, было, хотел отвезти всех к их прежнему поселку, но Дру отговорил, посылаясь на то, что тогда у друга возникли бы трудности  с возвращением из-за сильного течения, сопротивление которого без магии  втроем не преодолеть.

Расставались без слез, чтоб не рвать душу. Силан на прощанье крепко обнял внучку и друга, быстро поднялся на корабль и тот отчалил от берега.

Вель наблюдала, как все дальше и дальше уходит кобль,  и вскоре маленькая пестрая точка-парус исчез за горизонтом.

-          Ну, что, Дру? В путь? - спросила Вель, гордо восседая на темно-рыжей лошадке с белой звездой во лбу.

-          В путь! - ответил, улыбнувшись маг, и пришпорил своего черного, как ночь, скакуна. За ними, на длинных поводьях плелись вьючные лошади.

Они ехали не спеша. Накатанной дороги не было. Только узкая тропа то уходила в лесную чащу, то снова возвращалась к берегу реки. К длинным переходам ни маг, ни девушка не были приспособлены. Приходилось часто останавливаться, делать привал. Если на первых остановках Вель резвилась, пыталась собрать букетик из цветов и листьев, то к вечеру она рада была плюхнуться на землю рядом с магом и постараться привыкнуть к боли в отбитой пятой точке.Ей уже не казалась поездка увеселительным приключением.

Дру тоже устал. Но ему нужно было позаботиться и об ночлеге, и о  еде, и о  конях. Вель в этих вопросах помощницей не была.

Маг расседлал лошадей, сводил к реке, напоил, искупал, затем привел обратно на поляну. Спутал им ноги, чтоб не убежали и оставил пастись на сочной траве. Затем собрал сухие ветки, развел костер, вскипятил в небольшом казанке чай с лесных ягод.  На улице было тепло, поэтому на землю он бросил один, подбитый мехом плащ, что взяли в дорогу, если бы им пришлось путешествовать и зимой.

Вель неохотно пожевала хлеб с колбасой. И шлем и доспехи сняли оба, чтоб отдохнут от них. Девушка лежала на животе, боясь перевернуться на спину.

Дру понаблюдал за ней, затем решительно положил ладонь на пухленький задок девушки.

-          Ты что?!! - подскочила, как ужаленная Вель.- Больно же!

-          Ну, извини! Хотел проверить насколько тяжелое положение у тебя .

-          А ты что, спросить не мог? - разозлилась девчонка.

-          А что спрашивать? Я и так знаю, что болит. Но нужно было уточнить насколько больно.

-          И что, понял?

-          Понял. Спускай штаны, сейчас мазь достану. Буде синяки и потертости лечить.

-          Да ты что, сдурел? Не буду я перед тобой штаны снимать - раскраснелась Вель. - Еще чего!

-          Снимай, снимай! Что я там не видел? Я твою попу первым мыл, еще когда ты только родилась. Больно мне нужно твои прелести рассматривать. А если не обработать их сегодня, то завтра и сидеть не сможешь. Я -маг и твой друг. Поэтому, добровольно не снимешь, насильно стяну, а лекарством намажу.

Хмурясь и негодуя, заливаясь пунцовой краской стыда, Вель легла на живот, приспустив сзади штанишки. Дру увидев красные, саднящие пятна на ягодицах, ужаснулся и удивился, как могла с такими ранами ехать Вель. И что теперь делать дальше? Это был только первый день их путешествия.

Маг достал из заплечного мешка коробочку с целебной мазью. Затем вытащил из кармана перо с вороньего крыла, и набирая ним мазь, легонько смазал раны. Он водил пером по кругу, а в мозгах мелькала шальная мысль: “Эх, хороша!”Но  тут же постарался отогнать от себя соблазн, размышлением о завтрашнем дне.

До утра раны затянулись. Дру наложил еще несколько целебных заклятий, снова смазал ягодицы мазью  и сменил повязку. Этого должно было хватить до вечера.

Вот так, привыкая к езде в седле, небольшими переходами, Дру и Вель к концу второй недели добрались до родных мест.

Там они пробыли пару суток. Дру показал Вель всё: и разрушенную деревню, и надпись, сделанную ее отцом, и пещеру со спрятанными сокровищами.

Две недели похода изменили обоих. Они действовали слажено, как команда. Вместе готовили еду, ухаживали за лошадьми. На длинных привалах Дру обучал девушку держать оборону мечом, тренировались в меткости стрельбы из лука. 

От  родных мест, по старому тракту отправились в некогда большой порт. Прошло более пятнадцати лет с последнего набега тарков, а земля еще хранила память о тех событиях. Повсюду выросла высокая трава, выжженные огнем проплешины уродливо чернели повсеместно.

Чем ближе приближались странники в городу, тем мрачнее становилось небо.

3. Разорвалось небо пополам...

 

Дру насторожено оглядывался по сторонам. Он сам не понимал, что ему не нравилось. Беспокойство возрастало. Может от того, что не было видно солнца, и сизая дымка плотным кольцом окружила путников.  В это время года, да еще в полдень, туман никогда не ложился на землю. А, может, отсутствие звуков, что характерны для большого города.  В воздухе витал запах серы и примесь еще чего-то противного, что щекотало ноздри и на языке оставался кислый привкус..

Вель, напротив, беззаботно напевала веселую песенку, следуя за магом.

Они въехали в город и Дру дал знак остановиться. Туман должен был скрадывать шаги, а здесь, наоборот, цокот копыт эхом разносился по пустынным улицам. Серые дома угрюмо смотрели на путников черными, неживыми глазницами-окнами. Мертвая тишина в спящем городе... Внезапно, в доме напротив, скрипнула дверь. От туда, озираясь и в страхе посматривая на небо, выскочила маленькая старуха с небольшим узлом, из которого торчала булка хлеба. Она мелкими перебежками от двери к двери пробиралась на другую улицу. Дру, было, хотел откликнусь ее и расспросить, что твориться здесь, как раздался жуткий крик, от которого похолодело в груди.

Маг быстро ухватил Вель за руку, спрятал ее за своей спиной, а сам обнажил меч. Вель последовала его примеру и вынула свой. Тот светился бело-голубым светом. Расспросить почему он засиял и удивиться этому у девушки не хватило времени. С крыш домов, широко распластав крылья с рычанием, шипящим свистом, слетели три огромных тени.

Растопырив когти, черные крылатые создания  набросились на старушку и в мгновение ока разодрали ее на куски, тут же стали насыщаться кровавыми кусками плоти.

Вель впервые столкнулась с такой жестокостью и кровожадностью тварей. Она вжалась со страху в спину Дру и громко закричала, чем привлекла внимание демонических чудовищ.

Те подняли головы, и издавая урчащий звук, стали приближаться к новым жертвам.

Вель с широко раскрытыми глазами, не мигая смотрела на них. Птицы, если это были они, совсем не имели перьев, только кожаные крылья и тело переливались мелкой чешуей, длинные пальцы на четырех лапах заканчивались острыми когтями, что с цокотом ударялись о мостовую. Маленькая голова с небольшими, как у кошки ушами и длинный, слегка закрученный клюв-пасть, в котором виднелись несколько рядов острых зубов. Длинный тонкий хвост с серповидным когтем извивался сзади твари.

Они разделились, обступая путников с трех сторон.

-          Не отставай! Держись строго моей спины! - крикнул Дру, и выпустил по чудовищам огненные шары, а затем стал биться  своим мечом.

-          Вель, держись, будем отступать. Нужно покинуть город. Возможно, что этих тварей больше. Нужно успеть уйти, пока они не слетелись все.

Вель, еле передвигаясь на ногах, что внезапно стали отказываться слушаться.  Одна из чудовищных птиц подошла к ней совсем близко, но не приближалась, и не нападала, а с опаской отпрыгивала от светящегося меча и наблюдала за движением девушки.

Дру отбивал нападения то мечом, то огнем. Две раненые птицы остались лежать на мостовой. Над домами показались еще две темные тени. Чуя запах крови, они полетели к раненым, добивая и разрывая на куски.

Дру подсадил Вель на лошадь, вскочил на свою, и не выпуская поводья из рук, галопом помчали из города. Благо, погони за ними не было.

Целый час скакали путники, пока не выехали на развилку из трех дорог и освещенную солнцем поляну. Здесь они спешились, давая отдохнуть лошадям.

Вель упала на землю и долго плакала. Дру молча гладил ее по спине.

-          Дру, кто это был? - спросила Вель, когда немного успокоилась от пережитого шока.

-          Мне не приходилось еще с такими встречаться, девочка моя. Но я читал о подобных тварях, и думал, что никогда их  здесь не увижу. Их называют дрокхи - дьявольские птицы Мора. Если мне не изменяет память, то здесь недалеко должен стоять храм, посвященный Веде. Там служат одни женщины. Способных учениц разыскивают по всему миру и привозят сюда на обучение. Там мы сможем укрыться и получить ответы на все вопросы. Ну, что в путь?

-          В путь! - Согласилась Вель.

Они свернули на южную дорогу. По пути сломали оливковую ветку, покрытую плодами и нарвали пучок зеленых колосьев. В храм являться с пустыми руками было не гоже. За очередным холмом показались руины некогда огромного и красивого храма.

-          Странно, - бормотал про себя Дру.- После набега тарков прошло столько лет, а храм до сих пор не восстановлен! Хоть остался кто из жриц в живых?

Они привязали лошадей  у обломка высоких колонн. Крыша храма давно рухнула, среди обломков расписных камней росла высокая трава. Вдвоем прошли в самый дальний конец, где торцом друг об друга упирались огромные плиты. Им пришлось пригнуться, чтобы зайти туда. Глаза быстро привыкли к полутьме. Сделав еще пару шагов, Вель аж вскрикнула, когда пол внезапно под ногами закончился и в провале показалась длинная каменная лестница, ведущая под землю.  Едва они ступили на нее, по обе стороны вспыхнули факела, освещая путь.

Вель удивленно рассматривала настенные фрески с изображением сцен боя женщин-воинов с разными монстрами. Помещение было огромным. Посредине, выложенный разноцветными камнями стоял круглый фонтан. Вот только вместо воды из него билась струя огня, рассыпая вокруг себя мелкие искры.

-          Подойди и брось туда ветку и колоски, - чтобы не нарушать тишину, тихо прошептал Дру.

Вель послушалась. Она подошла ближе и бросила в огонь свое подношение. Пламя взметнулось высоко, принимая жертвоприношение, его языки коснулись колокола, подвешенного у самого потолка. Раздался легкий звон и мелодичный звук тихо распространился по всему храму.

 

Одна из стен отъехала в сторону и к путникам опираясь на  огромный посох вышла одетая во все белое очень старая жрица.

4. Храм огня

-          Ну, здравствуй, дочь Луны и ты, маг! Ваш приход давно мне напророчили звезды. Меня зовут Огнеталь. Я верховная жрица священного огня. Ступайте за мной. Нам  нужно о многом поговорить.

Жрица развернулась и скрылась в проеме тайного хода. Вель и Дру, удивляясь, последовали за ней. Едва они вошли в коридор, стена плавно стала на свое место, отрезав пути к отступлению. Подземная дорога виляла со стороны в сторону, уводя всё дальше и дальше под землю. Факелов здесь не было, стены сами излучали слабое свечение. Ответвления от главной дороги темнели и уходили в неизвестность. Вель оглянулась. Там, где они уже прошли, было темно. Без проводника,  с этих запутанных ходов, им самостоятельно не выбраться. Наконец они дошли до огромной каменной пещеры. Жрица остановила Дру, велела подождать у ее входа.

-          Это женская обитель и мужчине здесь не место находиться. Смотреть - смотри, а что-либо трогать или брать не смей!

В каменных стенах было выдолблено сотни тысяч маленьких, не больше ладони, ниш. В каждом из них, словно на ветру, трепетал маленький огненный лепесток. Одни из них уже угасали, еле-еле светились. Другие толь-только разгорались. Только один ярко и сильно светил  в темноте, озаряя всё кругом.

Жрица подошла к нему и пригласила Вель подойти ближе.

-          Протяни руку и попробуй взять этот лепесток в руки. Не бойся. Если ты та, кто нам нужен, он тебя не опалит, а лишь согреет озябшие руки. Если я ошиблась, взять его не сможешь.

Вель неуверенно протянула руку. Огонек пробежал по ее пальцам, затем переместился в центр ладони. и снова прыгнул на свое место. Девушке было совершенно не больно, только смешно и щекотно. Он посмотрела на жрицу, ожидая пояснений.

Та, довольная, повела за собой Вель и Дру  совсем другой дорогой в небольшую светлую комнату, пригласила присесть на мягком диване. Словно ниоткуда появились совсем юные девочки, они поставили перед путниками скромную еду: лепешки, орехи, ягоды и фрукты, родниковую воду.

-          Подкрепитесь с дороги, а затем я отвечу на все ваши вопросы.

А пока вы будете утолять голод, вот, что я вам поведаю. Вы уже знаете, что мир вокруг нас многогранен. Среди множества этих миров есть - черная обитель злого Мора и белая обитель богини добра Веды. Мир людей стоит между этими мирами. Пока вера людей была крепка, зло не могло проникнуть к нам. Но вот много лет никто не приносил жертвоприношения великой богине. Народ отвернулся от нее, стал забывать Храм остался лежать в руинах, хотя его нужно было восстановить в первую очередь.

Между мирами возникла маленькая брешь, которая с каждым днем становится всё шире и шире. Сквозь нее стали просачиваться ужасные чудовища. Лучшие воины уходят на битву с ними и погибают, не в силах противостоять адским тварям.

Я не даром водила вас в дольние пещеры. Я хотела убедиться что ты- избранная дева, что сможешь помочь всем нам.  В тебе течет кровь повелителей времени и пространства, истинных воинов - защитников, избранных самой Ведой. В доказательство этого светится твой меч.

Здесь был не простой храм. Мы собирали сюда светлых воительниц, рожденных по всему миру и воспитывали их и обучали для борьбы со злом во всех его проявлениях. После обучения девочки сами выбирали себе путь - или воина, или целительницы.

Когда рождается новая жрица - в пещере воспламеняется новый огонек.  Чем слабее стает с годами такая избранная, тем тусклее и слабее огонек. У маленьких девочек он только разгорается. Если умирает жрица - огонек тухнет. Ты сама видела, что сегодня только один горит ярко - твой! И тебе решать:  станешь ты помогать, чтоб закрыть эту брешь, или откажешься и мир со временем поглотит тьма.

Он услышанного Вель чуть не поперхнулась.

-          А что я могу  сделать? Я же ничего не умею!

Жрица засмеялась старческим смехом.

-          Ты даже не представляешь, что можешь сделать! И на что способна!. Тебе не нужно драться с адскими тварями. Нужно всего-навсего добыть Амулет Добра! Это могучий артефакт, способный затянуть брешь среди миров. Туда, где он хранится, простой смертный добраться не может. А вот тебе, дочери Луны, это под силу. Тем более, что с тобой пойдет твой... друг, маг. Вдвоем вы одолеете все трудности.  Не для этого ли тебя в дорогу позвал твой меч?

Вель прижалась к Дру, ища у него совета и поддежки.

-          Я так понимаю, выбора у нас нет? - спросил Дру.

-          Выбор всегда есть. Главное, сделать правильный. - ответила жрица. - оставайтесь здесь до утра. О конях ваших позаботятся. А утром я приду за ответом.

Жрица вышла. Появившиеся девочки в белых платьицах убрали со стола и бесшумно исчезли.

Дру продолжал сидеть, а Вель легла на диван, положив голову ему на колени.

-          Может, это судьба? - спросила она, наматывая на палец черный локон. - Если всё, что говорят, правда, то вскоре повсюду будут пировать адские птицы. Пока они в одном городке, а потом доберутся  и до мамы, и до деда с бабушкой и их малыша. Как ты думаешь, под силу нам его добыть, этот Амулет?

-          Я не знаю, малышка. Всё, чем я владею - это повелевать четырьмя стихиями.  А с чем нам придется столкнуться за кромкой миров - не знаю. Но не попробовав, как мы это узнаем? И к тому же нас будет двое!!! А это -сила!.

Вель схватилась, обняла Дру за шею и чмокнула в щеку:

-          Да! Нас двое! И нас не победить! - а Дру пожалел, что этот поцелуй был не настоящим.

В этой комнате они проспали до утра. На заре за ними пришла верховная жрица. Она вывела их из храма. Рассказала, как добраться до нужного места. Вьючные кони остались в храме. С собой взяли только самое необходимое в дорогу и много питьевой воды.

Жрица махнула рукой, деревья и поросшее травой поле задрожало и исчезло, открыв панораму сплошных песков пустыни.

-          Помните! Ехать нужно только навстречу солнцу!  И возвращайтесь!  - пожелала она путникам...

5 По ту сторону бытия

 

Дру и Вель, держась за руки, следовали за солнцем. По песку было тяжело идти, в некоторых местах ноги проваливались в него по колено. К полудню, когда тень почти не отбрасывалась, путники добрались к двум холмам. Между ними отыскали засыпанный песками старый- престарый храм, построенный еще в те времена, когда на земле жила сама Веда.  Раньше крышу украшали двенадцать небольших статуй животных, но ветер, солнце и года их сильно повредили, превратив в бесформенные глыбы камня, возвышающихся на постаментах. Дру и Вель расчищали руками песок, разыскивая нужное изваяние.  После долгой, кропотливой работы была найдена и опознана статуя лежащего дракона, что зубами ухватился за свой хвост. Он был огромен. Плита-основание насчитывала по пятьдесят шагов в ширину и длину. Маг помог напарнице забраться в кольцо, образованное телом дракона. Затем девушка вытащила из-за пояса отцовский меч и воткнула его в вертикальную щель ока дракона. Меч точно опустился по самую рукоятку вниз. Затем взявшись вдвоем за рукоять, они провернули ее трижды по часовой стрелке.

Плита задрожала, а затем стремительно понеслась вверх. Поднялся огромный песчаный вихрь, песчинки били в лицо, всё порынуло в круговерти. Вель спрятала свое лицо, прижавшись к груди  мага.. А Дру крепко обнял девушку, чтобы ветер не смог их разлучить. С каждым витком спирали их тела подвергались метаморфозам: Это уже не были юноша и девушка, а огромный чудовищный осьминог и маленькая рыбка, или колючая лиана и нежный цветок, маленькая птичка и сверкающий камень. С каждым витком удержаться вместе было всё труднее и труднее, огромная сила старалась разлучить их, пользуясь тем, что у них больше не было рук. Но они тянулись, старались хоть одним атомом, не разорвать своё единство. Иногда даже превращались в ядовитых монстров, в чудовищ с кошмарных снов, но только сердца твердили, что даже в такой оболочке они остаются сами собой: Дру и Вель, и, наперекор всему, крепче прижимались друг к другу. Сколько было таких витков? Десять,сотня или  тысяча?

Искатели совершенно сбились со счета, да и не до него им было. Наконец был сделан последний виток и они в своих человеческих телах упали на зеркально гладкую каменную поверхность. Вокруг была кромешная тьма и только впереди отсвечивалась длинная лестница и выход. Ступеней было очень много, по подсчетам мага столько, сколько дней насчитывал год. На самом верху росло огромное дерево, даже его первые ветки не были видны, а корни сплетались, огромными извилистыми змеями спускались вдоль лестницы. Несколько переплетенных корней образовывали выход. Туда и направились Дру и Вель.

Они вышли на поверхность, осмотрелись. Небо бирюзового цвета, росла голубая трава вокруг маленького лилового озера. На противоположном берегу засеребрился свет и стали появляться полупрозрачные духи, своими чертами слегка напоминали людей.

-          Ты звала нас-с-с, дочь луны-ы-ы? - промолвили духи, их речь напоминала шелест осеннего ветра среди опавшей листвы.

-          Да, я пришла просить о помощи. В наш мир проникло зло и мы не в силах ему противостоять.

-          Чего же ты хочеш-ш-шь?

-          Мне нужен Амулет Добра!

-          Ха-ха-ха! - разнеслось по округе.- Мы не зна-а-а-ем тебя-я-я! Его нуж-ж-ж-жно зас-с-с-слу-ж-ж-ж-ить.! Пройди три ис-с-с-пытания! И он - твой!!!!

-          Я готова! - Сделала шаг вперед Вель, не отпуская руки мага.

-          То, что ты дош-ш-ш-ла сюда, одно ис-с-с-пытание тобой пройдено! С-с-с-луш-ш-ш-ай второе: ответь, что это?

-          Из одного - четыре, из четырех по четыре, через четыреста -четыре тысячи!

Вель задумалась, зато Дру улыбнулся, такая загадка ему была знакома. Он прошептал ответ Вель.

-          Это жизнь! Человеческий род!. Если взять одного человека, то он один. Но,  у каждого есть отец и мать и нужна пара для создания семьи. Вот уже четыре. Для продолжения рода нужны и дочь и сын и они в свою очередь найдут свою пару - вот и будет их снова четверо. А если род жил правильно, не нарушая законы добра, каждая ветвь будет целой, то через четыреста лет в роду будет насчитываться четыре тысячи потомков!

-          Чтож-ж-ж, верно говориш-ш-шь! Жизнь бесконечна, если служить добру! Второе ис-с-спытание ты прош-ш-шла! Теперь с-с-слуш--ш-шай третье: ты должна победить серебряного дракона, не причинив ему вреда!

После этих слов вода в озере забурлила, заклокотала, разлилась вокруг, оставив тоненькую полоску каменной тропинки, что шла от дерева Жизни до середины озера, на которой стояли Дру и Вель.

У самой поверхности засверкала чешуя серебряного дракона. Извиваясь, он то выныривал, то погружался, подставляя свои кольца под лучи белого солнца.

Затем медленно стал подниматься над водой, раскрывая пасть, чтоб проглотить пару маленьких людей.

-          Ты не справишься с ним - выкрикнул Дру и бросился в воду, восседая на драконе и ухватившись двумя руками за его шею, пытаясь слегка придушить, чтоб лишить того силы.

Дракон только усмехнулся, свился кольцом и нырнул под воду. Когда через минуту он вынырнул, Дру по прежнему пытался руками сдавить его шею. Магия в этом мире не действовала, хоть маг и шептал заклинания. Но Вель увидела в друге перемену: С каждым погружением в воду, Дру становился старше, год проходил за секунду. И вскоре в воде сражался не юноша, а уже молодой мужчина двадцати пяти лет, затем тридцати пяти...

Вель поняла, что еще несколько минут бессмысленной борьбы и Дру превратится в дряхлого старика и так и умрет, но не победит дракона.

Она закричала и бросилась отчаянно в воду на подмогу. Змей только начал погружаться в озеро. Перед лицом девушки взметнулся его кончик хвоста. Он был без серебряной чешуи! Его единственное слабое место! Вель в голову пришла шальная мысль и она со всей силой укусила дракона за хвост.

Зверь взревел со страшной силой так, что стали опадать с деревьев листья. А затем ушел под воду, сбросив обессиленного мага.

Озеро сразу уменьшилось и маг и его спутница очутились на берегу. Сзади послышался перезвон. Вель оглянулась. На дереве расцветал золотой цветок. Когда он полностью раскрылся, в его цветоложе лежал серебряный амулет на одной стороне которой был изображён дракон, а на другой - ветвистое дерево.

Как только девушка взяла его в руки, поднялся сильный ветер, листва закружилась вокруг Дру и Вель. А когда ветер утих они очутились  у руин храма. Вель посмотрела на возмужавшего Дру, провела по его щеке рукой:

-          А таким ты мне больше нравишься,- прошептала она и первая поцеловала счастливого мага.

 

6. Ставка больше жизни.

 

Вель вынула с глазницы змия свой меч. Мир вокруг задрожал, стал изменяться  и они с Дру очутились у развалин другого храма, где их ожидала верховная жрица.

Им очень были рады. Уставшей паре дали время отдохнуть и подкрепиться.

Верховная жрица выслушала обоих, а затем стала объяснять Веллине, что  теперь ей и чародею предстоит сделать:

-          Вам предстоит вернуться  в город,  в котором поселилось зло. С таким Амулетом вам не грозит опасность. Достаточно будет объехать местность, покрытую серой мглой. И запомни, дочь моя, Амулет - очень сильный. Его ты не должна снимать с себя. Если потеряешь - он вернется туда, где ты его добыла. Придется снова проходить испытания. Но и никто другой им воспользоваться не сможет - в руках не удержит, он просто исчезнет. Это я тебе, маг, говорю, чтоб не пытался рассмотреть амулет и испытать его силу.

-          Скажите, достопочтенная Огнеталь, не могли бы вы объяснить, а где мы были? И что за странным перевоплощениям подверглись? - поинтересовалась Вель.

-          Мне трудно сказать где вы были. Я просто не знаю где находится этот мир. Это совершенно другая Вселенная. Туда можно попасть или так, как вам пришлось: пройти сквозь спираль времени или можно попасть, побывав в Сердце Мира, Ательсуэли.

-          А вы знаете, как добраться до Сердца Мира? Мы как раз ищем туда дорогу! - воскликнула Вель.

-          Нет, дитя мое. Я не знаю, как добраться до волшебного острова. Знаю только, что он находится где-то далеко на севере.  Туда не ходят корабли: там одни препятствия: сплошной лед и вода. Если только по ошибке кто заплывает в такую даль, но они не возвращаются и погибают. Я бы не советовала вам искать туда путь. С амулетом вы можете принести мир  и процветание нашим землям, сражаться за добро и всегда побеждать. Вы прекрасно дополняете друг друга и ваши чувства проверились на прочность. Вы предназначены друг другу судьбой.  Тем более, что спираль времени испытывала вас. Она показала все ваши прежние жизни и вы ни разу  не оттолкнули друг друга. Двое, как один.

Вель и Дру смущенно переглянулись.

-          Спасибо, достопочтенная Огнеталь. Но мы продолжим наши поиски. Зло не просто так проникло в наш мир. Что-то случилось на самом острове.

-          Я не смею вас запрещать его искать. Это ваш выбор. Кони ваши ждут у подножья храма.

Дру и Вель поклонились жрице, затем прошли к священному огню, бросив в него немного зерен. Огонь вспыхнул, мелодичный звон колокола проводил их до выхода.

К городу они вернулись уже ближе к вечеру. Едва пересекли границу мглы, как амулет засиял, огненные лучи освещали всё вокруг, даже озаряя облака. Все адские птицы, что взлетали над домами погибали в его сиянии, превращаясь в пепел. Дру и Вель скакали по спирали вокруг города. Мгла уменьшалась с каждым кругом, пока не осталась последняя точка, но и она взорвалась миллионами огней. Солнце осветило город розовым цветом заката.  В городе почти не осталось жителей. А те, кто выжил, со страхом выходили на встречу спасителям со слезами благодарности. Люди обошли каждый дом, разыскивая тех, кто уцелел. Многие умерли от голода, боясь выйти из дома. а обессиленные лежали и ждали своей участи. Были и такие, кто рисковал и выходил на поиски пропитания, но погибал сам, а дома оставались голодные дети- сироты. Всех собирали в городской ратуше и лазарете.

А Веллине и магу пришлось в городе остаться на две недели, чтобы исцелить каждого живого и дождаться, пока город сможет снова зажить своей жизнью.

Спасенные жители не знали как отблагодарить великих воинов-победителей. Они готовы были  провозгласить их своими правителями и отдать все сбережения . Но ничего этого  ни Вель, ни магу не было нужно. Только посоветовали как можно быстрее восстановить храм и укрепить свою веру в великую богиню.

7.  Рыжий кот и гарем шахтрана?

С собой они взяли только еду, что могла долго храниться и отправились в путь:

от селения к селению, от города к городу. Они побывали уже  в трех королевствах, но нигде пока не встретили нужного человека, знающего путь к острову.

У очередного пограничного камня Дру остановился.

-          Вель, я должен тебя предупредить, что в этой стране я нежеланный гость. За мою голову назначена высокая цена.

-          Почему, Дру? Что ты такого сделал?

Маг улыбнулся, вспоминая свое прошлое:

-          Понимаешь, детка, у меня была очень бурная молодость. Я учился в местной магической академии, а затем был королевским магом при дворе. Здесь мне напророчили принцессу в невесты. Я же не знал, что моей принцессой будешь ты,- он слегка губами коснулся уст девушки. - С Оделиной у нас был очень бурный роман, пока ее отец, шахтран и владыка Иппомен второй не застукал меня в ее покоях. Только чудо позволило мне скрыться и сберечь свою голову от казни.  Вот с тех пор я и перебрался жить к нашим рыбакам на далеком побережье. Кто же будет искать великого мага, коим себя не считаю,  в глухой дыре и в чужой стране.

-          А ты ее что, совсем не любил?

-          Да, о какой любви могла быть речь, если кровь кипела от страстей и азарта попробовать запретный плод. Мне стольких трудов стоило пробраться незамеченным в гарем его владычества. И я верил, что любовь придет потом, когда мы поженимся. Но глубоко ошибался.

-          А я? - заалела, как маков цвет Веллина.- Кто я для тебя?

-          Ты же слышала, что сказала верховная жрица. Мы - единое целое. А разве можно не любить самого себя и причинить себе вред? Ты -больше чем моя возлюбленная. Ты- жизнь моя! Это я понял, едва взял тебя в первый раз на руки. - Дру обнял девушку, нежно целуя. - Только тебе нужно чуть-чуть подрасти. Вот тогда я порошу твоей руки у твоих родителей.

-          ты веришь, что они будут вместе?

-          Я не верю, я это знаю! Но мы отвлеклись, мой цветочек! Что же нам делать? Будем въезжать на территорию государства или объедем?

-          А ты точно больше ничего не натворил?

-          Ну, - замялся Дру,- так, по мелочи. Когда бежал, то схватил первое, что под руку попало. Маааленький артефактик.

-          Артефактик маленький, а сила его? - поинтересовалась с улыбкой Вель. Она была совершенно спокойна. Сколько лет прошло с тех пор, как Дру сбежал? Больше двадцати лет! За это время о нем давно позабыли и правитель мог уже десять раз почить. - Ты его куда дел? Выбросил, спрятал, использовал?

-          Да, нет. Он всегда со мной. Даже сейчас в мешке лежит.

-          Покажи! - загорелись глаза у Веллины. - Ну, пожалуйста!!!!

Чародей вздохнул, но отказать не смог. Он и так боялся реакции девушки на свой рассказ. Но бури в отношениях не намечалось. Поэтому развязал мешок, затем вытащил крохотную шкатулку.

-          Вот, смотри! - протянул ее Вель.

Девушка осторожно открыла деревянный футляр. Внутри шкатулка была оббита зеленым бархатом, а  в углублении покоилась маленькая роза, сделанная из цельного алмаза.

-          А что это? - почему-то шепотом произнесла Вель, так необычно было то, что она увидела. Ей казалось, что там должна лежать вещь страшная, серьезная. А увидела только маленький цветок.

-          А ты ее возьми в руки и подыши на розу. - произнес лукаво маг.

Вель послушно, двумя пальцами вынула розу, положила себе на ладонь и слегка подула.

Цветок засиял, затем завертелся на ладони и превратился в небольшую медную каплеобразную пластину, с двух сторон которого было по выемке,  и в них быстро вращались: побольше -  серебряный шар и поменьше - золотой.

-          А что это? - переспросила Вель.

-          Как тебе сказать. Это - модель человеческой жизни и всего мироустройства.

-          Чего, чего? - не поняла девушка. - Для чего всё это вертится?

-           Ну, я же простой маг, не всесильная богиня Веда. Мертвых не могу воскрешать. А с помощью вот этого - можно спасти одного человека, если он угодный богине или лишить жизни того, кто им воспользуется в личных целях и попытки воскресить злодея. Поэтому и ношу его много лет. Кто ж знает, кто достоин второй жизни, а кто нет. Да и вещь сама по себе  интересная, красивая. Плюс компенсация за потерянную работу и жилье.

-          А как оно работает? - с опаской протянула Вель пластину Дру. В его руках та снова превратилась в маленькую алмазную розу.

-          Просто! Нужно только попросить Веду и положить розу в рот умирающего или мертвого.

-          Прячь ее подальше. И я думаю, что нам нужно ехать . Вряд ли кто тебя узнает. Ты изменился. На нас доспехи, ты выглядишь не так, как маг. На тебе нет балахона.  Лицо можно вообще скрыть. И я тебя буду называть Дронк. А, вдруг, нам повезет и мы найдем здесь нужного человека.

Дру согласился. После небольшого отдыха они направили коней в столицу Шахтраяра, одного из семи великих государств этого мира...

**

У Веллины было отличное настроение. Она с усмешкой наблюдала за Дру . В глазах разгорались озорные огоньки.

-          Дру! А, Дру, а как ты в гарем пробирался? Его же, поди, охраняли хорошо?

-          Да по разному,- почесывал затылок маг. - Иногда чары сонные применял, чтоб стражу усыпить. Потом самому пришлось защиту от сонных чар ставить, когда донесли владыке, что стража на посту спит. Иногда переодевался в женское платье. Я был хорошенькой продавщицей благовоний. Борода еще не росла, волосы у меня длиннее были, глазки сурьмой накрашены! Такая красотка получалась - сам шахтран пытался ухаживать и замуж звал. Пытался руки протянуть, облапать, но я была девушка скромная, стыдливая и под обетом целомудрия,- засмеялся чародей. -  Как же меня пытался уговорить отказаться от обета владыка! У придворного мага , меня то есть, совета спрашивал и зелья любовного достать просил. А, однажды, когда с красавицей - торговкой Индиш пришлось расстаться, иначе полностью себя бы раскрыл, под широкой юбкой торговки тканями в гарем пробрался. Оборотное  зелье один раз пришлось применить. Ну, чем не рискнешь, если в гареме двести молоденьких красавиц скучает.

-          И в кого же ты превратился?

-          Понимаешь, нужно было как-то по крыше со своего окна в окно Оделины пробраться...

-          И что? Орлом стал?

-          Нееет! - засмеялся маг - Котом! Огромным, рыжим котом!. Но что-то не так пошло, видно ошибся в подсчете капель, торопился на свидание, и рыжий цвет бороды остался до сих пор. Ну, а потом,  три недели мяукал по ночам.

-          И всё!? А мышей не тянуло ловить? - рассмеялась Вель.

-          Мышей не ловил. Не помню такого - проворчал под нос маг.

**

В город они въехали без препятствий. Люди охотно делились с незнакомцами последними новостями. Народом правил уже Иппомен третий, у которого тоже был гарем и дочь на выданьи. Нашелся и жених для нее. Но корыстный шахтран так просто не хотел отдать свою дочь за богатого купца, который не был царской крови. Владыка поставил условие, что согласится на свадьбу только в том случае, если купец привезет подарок невесте - самоцветы, каких не видывал этот свет. Поговаривали, что отец жениха некогда заработал огромное состояние и корабль впридачу, потому что побывал в сказочных водах северного моря, чуть ли не в самом сердце мира. В это мало кто верил. Но если там был один раз, значит сможет и второй раз побывать. В сказках говорилось, что на этом острове есть самоцветы, что меняют свой цвет от настроения того, кто их носит и продлевает молодость. А если самоцветы опустить в воду, то их совершенно не будет видно.  Вот и запросил владыка то, что по его мнению было не под силу никому из живущих.

Молодой купец собирал желающих отправится с ним в опасное путешествие. Но таких глупцов не было. А сам он в одиночку в открытом море с кораблем не справится .

Дру и Вель расспросили где найти этого купца и отправились к нему в гости.

8. Здравствуй новый, старый друг!

К дому купца добрались довольно быстро. Слуги провели их в дом, оставили в огромной комнате дожидаться аудиенции у хозяина дома.

Роскошные покои удивляли своим богатством и изобилием ценных и редких вещей. Вель слегка приуныла. Она выросла в скромной обстановке рыбацкого поселка, хоть и не нуждалась ни в чем, но жили в доме довольно скромно, слуг не держали. Дед, хоть и староста, но, как и все выходил в море ловить рыбу. А мама и бабушка вели хозяйство, занимались рукоделием. Разве станет такой богатый человек разговаривать с ними или помогать в чем?

Дру, напротив, был воодушевленный и взволнованный предстоящей встречей.

Вскоре дверь открылась и в комнату вошел довольно пожилой, богато одетый мужчина. Он сел на высокое кресло и жестом пригласил присесть посетителей.

-          Я рад приветствовать вас, чужеземцы, в своем доме,- произнес купец.- Кто вы, откуда, и по какому делу ко мне пришли?

Вель и Дру встали, поклонились

-          И мы вас приветствуем,  дар  Гранд Ли - произнес маг.

От этих слов купец вздрогнул. такое обращение он в последний раз слышал давно, более пятнадцати лет назад. Еще больше удивился, когда незнакомец подошел и вложил в руку небольшую золотую монетку, с вычеканенными на ней двух грифонов, сцепившихся в смертельной схватке, и  вставленную в  деревянную рамочку. Купец переводил взгляд то на монету, то на подавшего ее. Недоумение, радость, растерянность отразилось на лице купца.

-          Дру? Неужели это ты, дружище?

-          А кто же еще? - засмеялся маг, а Гранд Ли кинулся обнимать старого друга.

-          А это кто с тобой? Сын?

Дру рассмеялся.

-          Дааа, дружочек! Здорово ты постарел, что девчушку от мальчишки не отличаешь!

-          Так пойми, кто перед тобой: если в доспехах и в шлеме. Так, больше ничего не хочу пока знать. Вы остаетесь у меня. Сейчас распоряжусь выделить комнаты. Идите, располагайтесь, а через полчаса жду вас на обед. Там обо всем поговорим! - купец подозвал слуг и отдал распоряжения.

Дру и Вель последовали за ними в свои гостевые спальни, расположенные рядом.

-          Дру, ты его знаешь? - удивлялась Вель, - А почему ты ничего не рассказывал? Мы его искали?

-          А что было рассказывать? Он давным- давно увозил твоего отца на корабле в дальние страны.  Где потом пропадал, мне не ведомо. Ты сама видишь, он очень стар. И я был не уверен до конца, что он жив и что он тот, кто нам нужен. Мы с Ли подружились, когда шло строительство кораблика, на котором уплыл твой отец. И это он сделал мне вот эту рамочку для моей медальки. По ней от меня  признал, а я его - по глазам да голосу.

-          А что это за медалька?

-          Ее я получил после окончания магической академии. Носить на шнурке мне не хотелось. Медалька реагирует на всякое магическое воздействие и предупреждает об опасности: то делается  холодной, как лед, а то горячей, как раскаленное масло. Вот Ли и предложил сделать ей деревянную рамочку с железного дерева, что б я не отвлекался на ее причуды и соприкосновения были не такими болезненными. - засмеялся Дру.

-          А он нам расскажет об отце и об острове?

-          Расскажет! Не переживай. Пусть попробует умолчать. Я его тогда в лягушку превращу .

Их развели по комнатам, помогли обмыться с дороги и принесли чистые одежды. Вель впервые надела на себя роскошное шелковое платье, достойное самой капризной принцессы. Непослушные волосы, доселе не знавшие ничего сложнее косы, были уложены по последней моде.

Дру одели в дорогой костюм и шелковую рубашку, шитую серебром.

Когда они вышли из комнат, то настолько разительно отличались от привычных взгляду образов, что несколько минут стояли друг перед другом, рассматривая, удивляясь, радуясь и восхищаясь красотой. Затем рассмеялись. Какую бы личину они не примерили , оставались прежними и сердцем и духом.

Их проводили в столовую, где за накрытым столом ожидал сам хозяин и еще один молодой мужчина. Оба догадались, по тому, насколько он похож на главу дома, что это и есть пылкий влюбленный, готов отправится на край земли за сказочным богатством для своей невесты.

Ли пригласил гостей к столу и представил своего сына:

-          Это мой младший  - Эдвин. Старший сын давно живет самостоятельно  в другом конце государства. Но ты так и не представил мне свою очаровательную спутницу.

Дру усмехнулся, галантно поцеловал пальчики Вель.

-          Это принцесса Веллина,  дочь владыки Ательсуэли. Ты еще не забыл своего путешествия с ним на край земли?

-          Не может быть! - Воскликнул побледневший Ли. Мы же все убедились, что из жителей поселка никто не остался в живых? Ты в этом точно уверен?

-          Уверен, как в самом себе- усмехнулся Дру.- Я сам спасал ее мать и сам принимал роды у нее.

-          Бедный Веллин! - прошептал с горечью Ли,  - он так убивался с горя. Хорошо, что его наставник был      мудрым человеком. Напоил молодого принца сонным зельем и так спящего  увезли на корабле, а затем и переложили в лодку, когда корабль больше не мог совершать путь. Иначе с могилы жены, его увести  было невозможно.

-          Так мой отец жив? -  спросила Веллина - и вы знаете, как туда добраться?

-          Жив он до сих пор или нет  я не знаю. Я его в последний раз видел спящим. А что до острова. Карты у меня сохранились, только приходится прятать хорошенько. Мой оболтус втемяшил себе в голову побывать там, диковинку раздобыть. Сколько не доказываю, что от туда никто не возвращался, он твердит свое: Мне бы только попасть туда, а назад дорогу найду.

-          Да, я уверен, что найду! - разгорячился Ли- меньший. - Да я за одну улыбку своей Милены готов жизнь отдать.

-          Ну, зачем отдавать? - рассмеялся Дру. - У меня есть то, что тебе нужно.  - маг вытащил из кармана тряпицу, которую предварительно вытащил из своего мешка и спрятал в камзол. Положил на стол и медленно стал разворачивать. Всё внимание присутствующих было приковано к ней. Дру, улыбаясь, поднял и показал всем пару красивых сережек, в виде небольших порхающих бабочек.

Он показал их Ли-меньшему.

-          Я хотел их подарить своей жене на свадьбу. Но у меня еще будет такая возможность. А сыну моего друга они пригодятся больше.

-          Где ты их взял? Это точно они? Какие красивые! Ты уже был на этом острове? - прозвучало одновременно со всех сторон.

-          Не угадали! - рассмеялся Дру. Это была моя доля сокровищ с погибшего корабля Веллина. Когда мы с покойным Дреготом,( помнишь его Ли?) разбирали и вели подсчет товарам, спасенными всеми рыбаками, то среди всех самоцветов лежала единственная пара камешек, не похожих ни на один, который я видел. А повидал их немало в своей жизни. Потом почитал кое-какие рукописи, нашел упоминания о них. Вот и взял себе. Два маленьких самоцвета легче носить с собой, чем груду тяжелых камней. - Дру взял высокий стеклянный стакан, налил  в него воду и бросил туда порхающих бабочек. Камушки ушли на дно, исчезая у всех на глазах, в стакане виднелись тоненькие полосочки серебра - подвески от сережек. Затем Дру вытянул их ложкой, протянул молодому купцу.-

-          Будь счастлив со своей принцессой.  А ты, друг, умойся этой водой, да напейся. И силы прибавятся и морщин уменьшится - протянул стакан Ли-старшему.

-          Да, я для тебя, что хочешь сделаю, проси, ничего не пожалею - радовался Ли- меньший.

-          А нам ничего не нужно! Только если вы отвезете нас к Атэльсуэли. Думаю, что теперь отец поделится картами. Вам на остров заходить не нужно!

-          Думаю, что мы договоримся - закивал глава дома...


10. О чем мурлыкают кошки.

Эдвин Ли побывал во дворце шахтрана, преподнес заветный подарок. Правитель удивился  такой быстротой исполнения, а в душе негодовал, злился, но от своего слова, данного при большом скоплении народа, отказываться не посмел. В городе объявили помолвку и дату свадьбы - через три месяца. Дру и Вель были приглашены почетными гостями, но они вынуждены были отказаться: надвигалась осень, с проливными дождями и сильными ветрами И попасть в северные моря  в это время им не хотелось. Их могли ожидать и ледяные заторы и смертельные снежные вихри. Пока на корабле присутствовал бы маг, конечно, это никого бы не волновало. А когда они покинут его? Что ожидало тогда корабль и его моряков?

У Дру и Вель было несколько свободных дней, пока Ли-старший снаряжал свой корабль. Маг уже не опасался преследования, всё же много времени прошло с тех пор, как он был в этом городе последний раз. Дру решил показать девушке все самые красивые места, где когда-то  бурно прошла его молодость.

Парки,  фонтаны, озера, величественные замки, магическая академия, магазины и торговые ряды - всё вызывало восторг и удивление. 

Дру детально посвящал свою маленькую Вель в историю возникновения города и его легендами.

Девушке всё было интересно. Дворец шахтрана был венцом соединения  рукотворного чуда и магии стихий. Множество позолоченных башен, висящие в воздухе причудливые разноцветные поющие фонтаны, множество цветов, вместо ограды - огненные фигуры зверей, которые изрыгали пламя, не пропуская нежелательных гостей. Вель хотелось побывать на территории замка и в середине, но рисковать  не хотелось. Она только внимала рассказам Дру, что за красоты могли ее там ожидать.

-          Слушай, Дру! Мы проходим здесь который раз и я не могу понять, а как ты выбрался тогда? Укротил огненных зверей?

-          Нет! Они не поддаются дрессировки))) Их не уговорить и не обойти. Мне помог в этом мой хороший друг

-          В гареме - друг? Охранник?

-          Охранник - засмеялся маг.- Только четвероногий.

И, видя недопонимание девушки, объяснил:

-          Ночью, чтобы никто не ходил по замку, выпускали пару черных пантер - голодных и свирепых. Они караулили проходы, коридоры и неосторожного ночного посетителя могли поймать и посчитать вполне пригодной едой. А меня они не трогали. Во-первых,  на мне долго оставалась остаточная аура кота и пантеры принимали меня за своего, а во-вторых: я никогда не ходил с пустыми руками - хороший кусок мяса вполне удовлетворял голод, тем более, что он был магически каллорийным и сытным. Вскоре пантеры не только пропускали меня беспрепятственно, но и с благодарностью терлись об ноги, мурлыча и требуя ласки.  Когда шартран узнал, что я в покоях его дочери, (донесла служанка), послал огромный отряд на мою поимку. Пока они пытались взломать одну внутреннюю дверь, я выскочил, прикрываясь простынкой в другую - ведущую в наружные коридоры, что охраняли пантеры.  Умные звери поняли, что мне грозит неприятность и тогда самец остался, чтоб задержать преследователей, а самка повела меня вперед, затем у одной из стен толкнула камень. Он повернулся по оси, открывая небольшое отверстие. Туда влезла пантера, ухватив кончик простыни, как бы приглашая за собой. Мне ничего не оставалось, как следовать за ней, тем более, что слышался  за углом топот ног стражников.  Мы проникли в тайную комнату, а камень повернули на место. Я зажег огоньки и мы пошли. Пантера вела. Оказалось, что я попал в сокровищницу шахтрана через один из тайных проходов подземной пещеры. Умные животные не раз ходили этой тропой, добывая себе пищу и возвращались обратно во дворец. Убежать они не могли, так как в заложниках под замком оставались их детеныши. Она провела меня дальше, вновь открыв небольшой лаз. По дороге я прихватил небольшой артефакт, как компенсацию и немного денег. Пантера привела меня к подземному озеру и выходу к реке. Среди огромных валунов была небольшая щель. Но стража, поднятая по тревоге, окружила и дворец и все окрестности. Долгих две недели я оставался в пещере, а преданные пантеры поочередно выходили на свободу, добывали дичь в лесах, что были за рекой или ловили рыбу и делились со мной. А воды было предостаточно. Ночные холода не мешали, магический огонь и согревал и помогал прожарить мясо и рыбу.

-           А почему маги не могли тебя найти? Ты же был  почти на волосок от смерти!

-          Возможно, что стены пещеры не пропускали магический взгляд, или же моя  аура напоминала кота, - засмеялся Дру.

-          А потом что было?

-          А потом, когда стало чуть безопасно, я выбрался с пещеры. Под прикрытием ночи, перебежками, крадучись, добрался к дому друга. Он мне помог с одеждой и уплыть с ним на корабле в другую страну, где было безопасно.

-          А что с твоими вещами случилось?

-          Как я узнал позже, то дом мой и всё имущество отошло в казну. Попросту отобрали у меня всё, что было. Если меня приговорили к смерти, то зачем смертнику дом и всё остальное?

-          А там было что-то ценное для тебя?

-          Вель, детка, я же был на службе у самого шахтрана! Конечно, не бедствовал! Дворец мой не уступал почти дворцу владыки. Всего там было: и золота, и серебра, и камней самоцветных...

-          И гарем?

-          Вот чего не успел завести, так не успел! Не хотел этим голову заморачивать. Их всех кормить нужно, одевать, ублажать. Девы, хоть красивые, но склочные, завистливые, чуть что и сразу друг друга извести норовят. Зачем мне такая головная боль нужна была, если под боком скучают вполне устроенные, но обделенные мужским вниманием жены и наложницы шахтрана?

-          Дру, а сам ты кто? Кто твои родители?

-          Я-то? Ну, родители мои тоже были маги. Ну ты же знаешь, как люди к магам относятся - не любят их: и за силу и за кровь лазурную. Я уже учился в академии, когда беснующаяся толпа убила моих родителей и сожгли родовое поместье.

-          Так они же маги! Почему же не дали отпор?

-          Вот поэтому и не дали. По закону маг не имеет право применить силу и насилие по отношению в человеку, если его не наняли для этого. Тогда  вина возлагается на нанимателя. Родители не хотели причинять вред людям, очень верили в добрососедские отношения. За это и поплатились.

-          Извини, я не хотела...

-          Да, ладно, малышка. Что было, того не вернуть. Жаль только, что некоторые вещицы памятные, что родители дарили, пропали тогда, когда из города бежал. В дом свой вернуться я уже не мог...

-          Слушай, а куда все ценные вещи из дома вынесли? На продажу?

-          Думаю, что всё досталось новому хозяину, а особо ценные - в сокровищнице у шахтрана или подарено кому-другому.

-          А давай проверим?

-          Как? - удивился маг.

-          Ну ты же сам сказал, что через сокровищницу бежал. Вот тем путем и вернемся?

-          Нет, дорогая, так мы рисковать не будем. Всё могло измениться за столько лет.

-          Ну, Дру, ну, миленький, мы только одним глазком? А? Если этот проход был тогда и о нем никто не знал, значит он и до сих пор неизвестный!  И рисковать не будем! Мы подойдем, посмотрим и уйдем! А вдруг там твои памятки родительские найдутся.

-          Ну, вот на что ты меня подбиваешь? Сокровищницу шахтрана обчистить? Чтоб снова нас объявили внезакона?

-          Так мы же сюда никогда не вернемся! Сам всё время твердишь - с острова возврата нет! - передразнила мага Вель, надувши губы.- Мы ж с тобой по яблоки лазали к Нафету... И ничего... А там стрёмней было. Нафет знал, что кто-то яблоки таскает и выходил охранять сад. А тут нора бесхозная, безохранная и нельзя...

-          Ну ты и сравнила - сад и сокровищницу!. Ладно, горе моё, к входу мы пройдем, покажу тебе где я прятался. Но внутрь залезать не будем!

-          Ура! - завизжала от радости девушка, бросилась обнимать мага за шею.

Они свернули с дороги и по небольшой тропинке, что вилась через луг, отправились к реке, что текла за городом, держась за руки.

Река была неширокой, но глубокой и очень быстрой. По обеим сторонам лежали насыпью огромные валуны, словно огромный великан строил пирамидки, но не достроив, развалил камешки в разные стороны. Дру переходил от одного камня к другому, приседал и всматривался в камни на другом берегу, выискивая нужные ориентиры.

Вскоре он обнаружил камень, своими очертаниями напоминавший спящего большого кабана: два торчащих уха, длинное рыло. Из трещины, заменяющий рот, торчали клыки-камни разной длины. Дру вылез на огромный плоский камень, помог взобраться на него Вель. Прошли вдвоем  по его дальней кромке. Дальше лежали плотно сложенные  домиком три кругляка. Если передними торцами с плоской плитой они составляли, как бы  единое целое, без трещин и зазоров, то верхний камень нависал карнизом, а  задние стены прислонялись неплотно, оставляя почти метровую щель. Вот туда и спрыгнул маг, а затем помог спуститься девушке. Щель постепенно сужалась и в подземную пещеру пришлось протискиваться боком. тучный человек точно бы не пролез.

Дру щелкнул пальцами, вызывая огненный шар, чтобы получше осветить полутемную пещеру. Она была огромная.  Над небольшим озером неправильной формы клубился  теплый пар. Несколько журчащих родников, впадающих в водоем петляли по каменному полу, выбив в них за многие годы узкие желобы.

-          Ну, вот, собственно, здесь я и прожил две недели. Смотри! Даже кости остались лежать до сих пор! - маг ткнул носком сапога в небольшую груду белеющих  рыбьих голов и черепков мелких грызунов.

-          Ты что, крыс ел? - хмыкнула в кулак Вель.

-          Я ел то, что пантера приносила. Особо перебирать не приходилось. А крыс она сама поедала. С голоду и не такое съешь. -немного обижено протянул Дру.

-          А вход в сокровищницу где?

-          .Покажу, если ты туда не полезешь!

-          Ага, покажи сперва! - не унималась Вель.

Маг прошелся по периметру, затем нажал на один из камней дальней стены. Валун легко повернулся по оси, став поперек стене, обнажив ход в другое темное помещение. Не успел Дру подняться с колен, как хрупкая девчушка юркнула туда, заползая на животе.

-          Тьфу, ты! Ну что за непослушание и ребячество!  - он попытался протиснуться сам, но проход стал немного маловат для него. И сам возмужал после последних событий и одежда была громоздкой. Но оставлять в сокровищнице девушку саму было рисковано. Дру пришлось раздеться до нижнего белья и только тогда пролез через проход.

Вель сидела у входа. Она не могла видеть в темноте, поэтому тихонько притаилась  у стены, зная, что маг придет за ней.

-          Вель! - тихонько позвал ее маг, зажигая крошечный огонек в руке.

Девушка сзади набросилась на него, обнимая за шею и взволновано зашептала:

-          Дру, миленький, как хорошо, что ты сюда пришел. Давай тут всё осмотрим! Видишь, кругом темнота и никакой охраны!

Маг хотел возразить и поскорее вернутся в пещеру, но  чувства риска опьянило кровь, глаза зажглись азартом и от уступил.

-          Давай! Только ничего не трогай руками - здесь полно ловушек для воров! И тихо! Следуй только за мной!

-          Хорошо! - согласилась Вель и два любопытных грабителя медленно стали обходить сокровищницу шахтрана, подсвечивая огненным шариком.

Чего тут только не было: сундуки, заполненные золотыми и серебрянными монетами, раазличные украшения, аккуратно разложенные по полкам и развешанные по стенам, оружие, достойное правителей, золотые статуэтки, рулоны златотканной материи, очень красивая посуда и еще тысячи разного предназначения предметов быта.

Вель удивлялась, представляя для себя куда бы она применила ту или иную вещь, если бы была она в ее собственности.

-          Вель! - окликнул тихо Дру с дальнего угла, когда она замешкалась у зеркала, на котором висела очень красивая диадема.- Вель, представляешь! Тут действительно лежат вещи с моего дома! Отдельно сложены!

-          Где? - девушка протиснулась между большими вазами, заполненными мелкой монетой.- Так чего ждешь? Поищи среди них то, что тебе очень дорого!

Дру неуверенно взглянул на девушку, затем на бывшее свое добро. Несколько раз провел рукой, проверяя на магические ловушки. Их не было. Он стал аккуратно перекладывать одну вещь за другой. Вель  присела рядом, рассматривая раритеты...

Резкий скрип поворота ключа в замке входной двери их застал врасплох.

На полу лежал только что отброшенный ковер. Под него и юркнули незадачливые грабители. Огонек потух, оставляя сокровищницу в темноте. Дру лихорадочно вспомнил, что камень они не поставили на место. Поэтому проход можно было легко увидеть и тогда  вошедший поймет, что в сокровищнице кто-то есть. А выбраться, без убийства свидетелей им не удастся. Холодный пот выступил на лбу и тонкой дорожкой скатился по щеке на землю. Дру крепко сжал руку девушки, боясь отпустить на мгновение. Будто от силы сжатия зависела ихняя жизнь.

Было поздно что-либо предпринимать. Дру и Вель замерли, прислушиваясь к шагам визитера.

Он бы один. Судя по въедливому, расползающемуся по всей комнате дыму, что забрался даже под ковер, вошедший нес горящий факел. Человек немного потоптался у входа, затем долго возился у сундуков, что стояли недалеко от лаза.

Дру в мыслях взывал к  пресветлой богине, чтобы человек не заметил вход и не обратил внимание на колеблющееся от сквозняка пламя факела.  Неизвестный громко захлопнул крышку сундука, повернул в их сторону. Гулким эхом раздавались шаги. Сердце мага готово было выскочит из груди. Он не переживал за себя, а боялся испугать девушку, если придется схватиться в  смертельной драке с незнакомцем.

Тот подошел совсем близко. Дру пальцем расширил небольшую дырку в ковре, постарался заглянуть в нее, не выдавая своего присутствия.

Толстый, разодетый в шелка казначей стоял у кучи, где рылись Вель и Дру и смотрел на вещи, сброшенные как попало. Дру пытался по выражению лица прочесть, что за мысли сейчас витают  в голове у казначея: или ему что нужно, или заметил и недоумевает, почему они лежат не так, как лежали раньше...

Но толстопуз сделав шаг вперед, чуть ли не наступив на руку  Дру, схватил и бросил на ковер несколько увесистых узлов. Тяжелая ноша грохнулась на спины грабителей, едва не выбив из них дух. Вель укусила себя за палец, чтобы не застонать от боли. Дру прикусил губу.

 А казначей выудил золотой канделябр, и довольный собой, повернул к выходу. Как только маг услышал скрипучий поворот ключа, отбросил ковер, помог выбраться из-под него Вель.

-          Да ну его к Мору! - потирая спину простонал маг,- пошли отсюда, пока еще кто не застукал.

-          Ты что! - посасывая укушенный палец возразила Вель. - Уйти позорно без добычи? Ни-ко-гда! Давай, шевелись и ищи свои подарки!

Маг не стал спорить, ему и самому не хотелось уходить бз памятных вещей. И вскоре из груды была вытащена красивая коробочка, украшенная резьбой и позолотой.

-          Это отец подарил мне еще в детстве.  - пояснил Дру, открывая и показывая девушке содержимое.- Видишь стрелочку. Она вертится и всегда показывает путь к дому. Отец не хотел, чтобы я заблудился или потерялся, смог всегда отыскать дорогу назад. А теперь, когда дома нет, стрелка приведет к его развалинам и не даст забыть своих родных.

Затем нашел небольшой медальон, на котором был нарисован парящий орел.

-          Это подарок мамы. Она мне его вручила в тот день, когда я уезжал учится в академию. Смотри! - Дру раскрыл медальон, в него были вставлены портреты мужчины и женщины. - Это мои родители.

Вель взяла в руки вещицу, чтобы лучше рассмотреть в свете огненного шара.

За всеми переживаниями и поисками они совершенно забыли о времени. А тем временем на улицу уже опустилась ночь!

-Всё? Больше ничего интересного нет? Ты всё нашел? - поинтересовалась Вель, возвращая Дру семейную реликвию.

- Вроде бы всё. Остальное меня мало волнует. Может тебе диадему ту прихватим? - подшутил маг.

- Ага! Вещь занятная, особенно она хорошо будет смотреться поверх рыцарского шлема,- прыснула от смеха девчонка. - Пусть повисит еще на зеркале. Мы - честные воры! Чужого нам не нужно! Мы своё забираем! Пойдем уже!

Но не успели грабители сделать пару шагов, как путь им преградила огромная пантера. В свете огненного шара злобно светились зелеными огнями прищуренные глаза. Хвост в гневе хлестал по бокам, а сама пантера оскалилась и приготовилась к прыжку.

Дру заслонил собой девушку , выставил вперед руку, чтоб выпустить боевой разряд огня, но не успел!

Хищник прыгнул, повалив на землю бедного мага...

 

**

Вель очень испугалась за Дру. Она, не задумываясь о последствиях, схватила первое, что попалось ей под руку, замахнулась на черную кошку, чтобы треснуть по башке со всей силой. Девушка  уже занесла руку для удара, как увиденное заставило опустить ее вниз.

Дикий зверь то облизывал длинным розовым языком щеки мага, то терся об его голову и при этом громко мурлыкал, словно был маленьким домашним котенком.

-          Зарда! Девочка моя! - отвечал на ласку зверя маг, обнимая и почесывая ее голову за ухом. - Постарела! Ты так и не ушла от сюда!

Он уже встал, но продолжал поглаживать пантеру по спине.

-          Слушай, Вель, это моя спасительница! Я думал, что она уже умерла или сбежала! А оказывается, по прежнему охраняет дворцовые переходы. Давай ее с собой заберем. Лишний друг в дороге не помешает! Подойди поближе, погладь ее по спине. Не бойся! Ты же со мной!

Дру посмотрел зверю в глаза, внушая, что Вель ей друг, а не очередная порция еды. Девушка приблизилась, с опаской вытянула руку, дотронулась до мягкой черной шерстки. Зарда оскалилась, но ласку приняла.

-          Дру, я даже не знаю, что сказать! С одной стороны такой друг не помешает, а с другой, если мы ее возьмем с собой, то как незаметно провести ее по улицам города? Нас заметят. А если и не заметят, так утром обнаружится, что пантера исчезла из дворца и начнутся ее поиски. Тогда и тайный вход в сокровищницу найдут. Пусть остается тут. Она уже старая, и лучше для нее коротать свой век здесь. Но если ты так беспокоишься о ней, то познакомь Зарду с Ли.  Эдвин будет ее кормить, а Зарда его впускать в сокровищницу. Взаимовыгода на лицо! И шахтрана немножко накажем, чтоб не заносился своим величием.

Дру согласился с доводами Вель. Они покинули сокровищницу и вышли втроем к реке. Зарда пошла на охоту, а маг с девушкой в город.

Они уже почти дошли до дома, как темная тень мелькнула перед ними, и дорогу преградила черная пантера, с добычей в зубах.

-          Ну, вот, что мне с тобой делать, девочка? Зачем ты увязалась за нами? Тебя же искать будут? - объяснял Дру Зарде. - Домой иди! Тебя там ждут! - но пантера только положила у ног мага маленького ягненка и тыкалась мордой в руку, требовала ласки.

-          Ладно, пойдем! - вздохнул маг. - Сама видишь, Вель, Зарда выбрала с кем она хочет остаться.

Пантера не отставала от мага ни на шаг. В доме купца не спали, переживали, что гости так надолго задержались в городе. Ли-старший хотел уже организовывать поиски. Предположений было много: могли и ночные грабители напасть на них и стража арестовать (обвинения, ведь, до сих пор сняты не были с мага).

Но к большому облегчению и удивлению гости вернулись сами да еще с таким необыкновенным сопровождением. Пантера не проявляла излишней агрессивности к домочадцам, только рычала и не подпускала никого близко к магу, но бросаться на людей, без приказа мага не собиралась. Ягненка она принесла с собой, уложила на пол возле Дру, а сверху поставила лапу. Делиться своей добычей пантера не собиралась.

Пришлось всем смириться с  ней.

-          Вот, кошечку свою нашел,- пошутил маг, на всякий случай держа руку на холке зверя.

Кушать хотелось всем. Поэтому Ли-старший отдал приказ накрыть столы. Зарда тоже принялась ужинать, или вернее уже завтракать, лежа под столом.

Через сутки корабль к отплытию был готов. Дополнительно погрузили несколько туш коров для нового пассажира. Дру, чтоб они не испортились,  наложил на них ледяное заклинание.

 

И вскоре маленький корабль отчалил от берега, неся своих пассажиров в холодное северное море к затерянному острову посреди океана.

 

11. Точка невозврата

Путешествовать в северных морях во второй половине осени -  нелегко. Частые штормовые ветра рвали паруса, поднимали высокие волны, готовы были опрокинуть и затопить маленькое суденышко. По ночам температура воздуха падала, и за ночь все корабельные снасти оледеневали. Если бы не магические амулеты и не прямое колдовство Дру, что призывал огненную стихию для таяния льдов, было бы совсем худо. Моряки потихоньку проклинали своих пассажиров, за то, что понесло их в неведомые дали в это время года. Но обещанная хорошая плата за рейс заставляла держать свои мысли при себе. Возможно, что команда взбунтовалась бы и выбросила спящих за борт, чтоб не рисковать и не плыть дальше. Но мужчину и девушку стерегла неусыпно черная пантера, а с бодрствующим магом вряд ли кто хотел вступить в пререкания.

Вторая неделя плавания подходила к концу. К всеобщей радости прекратились дожди, утихли ветра. На море стоял почти полный штиль. Дуновения ветра были настолько слабы, что кораблик, казалось, стоял на месте. Измученная постоянной болтанкой поднялась на палубу Вель. Солнце светило ярко, но тепла давало совсем мало. Девушка поворачивалась то лицом к нему, то спиной, согревая их поочередно. К ней присоединился Дру.

-          Замерзла? - спросил он, участливо заглядывая в лицо, а затем обнял за плечи.- По моим подсчетам, мы уже совсем близко. Я внимательно читал записи Ли. Если не сегодня, то завтра - послезавтра точно прибудем на место.

Вель слегка передернулась, крепче прижалась к мужскому плечу:

-          Вроде бы не холодно. Страшно немного. Мы же будем только вдвоем  посреди моря и никто не придет  на помощь, если там, впереди, ждут неприятности.

-          Ну, по-первых нас не двое, а трое - усмехнулся Дру,- а во-вторых, если этот пусть могли преодолеть простые люди, то маг обязан это сделать.

Вель прижалась спиной к чародею.. Так, обнявшись, они стояли на носу кораблика, наблюдая за тихим движением судна.

-          Дру, смотри, что-то темное и огромное движется  совсем рядом с кораблем, у самой поверхности. - Вель указала на пятно и мелкую рябь на воде. - Как ты думаешь, что это - кит?

Маг перегнулся через перила, всмотрелся в морскую пучину. Всего пару минут ему хватило, чтобы распознать неведомого большого зверя. Он с тревогой отпрянул от борта, схватил девушку за руку, потянул за собой:

-          Скорее! Нельзя медлить ни минуты! Быстро прячься в своей каюте!

Вель еле успевала за бегущим магом. Ей было больно, так сильно сжал ее руку мужчина, боясь, что девушку может постигнуть страшная участь. Она вырывалась и сопротивлялась, не понимая зачем нужна такая спешка.

-          Да постой же, объясни толком, что ты там увидел! - возмущалась она, семеня ногами вслед.

-          Потом объясню! И чтоб носа не смела высовывать на палубу, чтобы ты не увидела! - наставлял Дру.

-          Я с тобой останусь! - заупрямилась Вель.

-          Марш! Это не шутки! - закричал на нее маг, дав шлепка по мягкому месту и впихивая в дверь каюты ее и черную кошку, плотно закрыв и подперев деревянным бруском.    Затем побежал к капитану.

-          Дар Лаэрт! Срочно собирайте все масло, что есть в запасах и выливайте за борт!

Капитан посмотрел на мага, на его серьезные  и строгие глаза, побледнел сам:

-Что там? - спросил, после того как отдал распоряжение морякам.

- Ледяной дракон! - на ходу ответил Дру, выбегая на палубу.

Моряки уже выливали последние кувшины, как прямо перед кораблем из воды стала подниматься огромная, белая шипастая морда  длинношеего дракона.

Он скосил красные глаза на суденышко, стал втягивать с шумом в себя воздух.

-          Скорее! - закричал маг - бросайте всё и бегите прячьтесь! - послал огненный шар, чтобы поджечь масло и упал вниз, прячась за лодкой, натягивая на себя плотный тент.

Он едва натянул на себя полотно, как дракон выпустил струю ледяного дыхания, целясь в бегущих моряков. Один человек сразу превратился в ледяную статую, скатился за борт, пошел ко дну. Другому зацепило только руку и плечо и от ввалился в рубку, прячась от следующего потока льда.

 В это время огонь стал набирать силу, вокруг корабля выросла  огненная стена. Пока дракон втягивал новую порцию воздуха, Дру направил эту стену прямо на него. Воздушные вихри подхватили пламя, закружили вокруг зверя, затягивая всё туже и туже огненную петлю. Выпустит вторую струю дракону не удалось. Огонь обжег его кожу. Зверь заревел,  хлестнул по воде хвостом и быстро скрылся  в морских глубинах. Огонь стал затихать.

Вель, с трудом открыв дверь, выбралась и  первая выбежала на палубу к Дру.

-          С тобой всё в порядке? - с тревогой схватила она мага за руку. - Я так за тебя испугалась!

Дру в бешенстве закричал на девушку.

-          Я кому сказал - из каюты ни на шаг! Марш обратно! Дракон может в любую минуту вернуться, а  мы потратили все запасы горючего масла. Мне одному не призвать столько огня, чтоб  прогнать его снова !

Вель потихоньку заплакала, обидевшись на грубый тон мага. Она прекрасно понимала, что находиться на палубе опасно, но что поделать, если быть не рядом с любимым мужчиной и переживать за его судьбу стало невыносимо!

Она не послушалась, и не ушла, только крепче вцепилась в рукав друга.

Дру всматривался в морскую гладь, выискивая приметы возвращения дракона. А Вель посмотрела вдаль. На горизонте показалась огромная скала среди сплошной бескрайней воды.

-          Дру! - обратилась  она виноватым голосом - смотри вон туда. Мне кажется, что  это то, что  мы ищем.

-          Похоже и вправду добрались. Пойдем, расскажем капитану об этом

Вся команда окрысилась и отказалась плыть дальше. Они вооружились всем, что попало им под руку, чтобы дать отпор магу и девушке, если те будут настаивать на продолжении путешествия. То, что маг только что спас жизнь всех, их не волновало. Моряки  решительно  настроились высадить своих пассажиров именно здесь и тот час повернуть корабль домой.

Капитан рассмотрел на горизонте цель и еле-еле успокоил подчиненных, чтобы мирно доплыть последние мили к заданной цели. Команда недовольно перешептывалась, но спорить со своим капитаном не стала.  Дру подошел  к раненому моряку. Жизни того ничего не угрожало, вот только рука осталась мертвой, промороженной насквозь. Поэтому пришлось ее отнять полностью до самого предплечья.

Пока корабль медленно приближался к точке невозврата, в лодку были перенесены личные вещи пассажиров, еда и вода.

Под лучами заходящего солнца на скале блестели яркие золотые точки. Чем ближе подходил корабль, тем больше и разборчивее становились буквы. Когда же в бинокль капитан мог разобрать надпись, выбитую на трех языках  над входом в темный грот: “Возврата нет!”. Корабль остановили, бросили якорь. Скупо попрощались. Вель, Дру и пантера забрались в лодку и ее спустили на воду.  Маг взялся за весла, стал править к скале.

Капитан и вся команда наблюдала за ними. С полчаса пришлось Дру усердно поработать гребцом. Затем стало легче и вскоре лодку подхватило сильное течение и понесло на скалу. Дру положил весла на дно, обнял Вель. Вдвоем отдались на волю  течения и судьбы . Пантера положила голову на колени магу, закрыла глаза, уснула, убаюкиваясь легким качанием со стороны в сторону лодочки...

 

12. Вместе весело шагать по просторам

 

Вскоре стало понятно, почему так трудно было пройти тут любому кораблю. Течение несло лодку через узкий проход среди широкой, полу-мильной гряды подводных рифов. Острые вершины то тут, то там выглядывали из воды, неся смерть каждому, кто захочет покорить их, проложить путь самостоятельно. Веллин упоминал, что это сплошное кольцо подводных скал с маленьким узким входом. Пассажирам ничего не оставалось делать, как безвольно дожидаться приближения к скале.

-          Дру, как ты думаешь, почему дракон напал на корабль? - спросила Вель, прижимаясь сильнее к магу и пряча у него под мышками озябшие руки. Вода вокруг торчащих камней бурлила, шумела, волны разбивались и обдавали лодку мелкими брызгами. Неудивительно, что одежда слегка промокла и девушка замерзла.

-          Так уже почти зима. - стал объяснять маг, распахивая свой плащ и укутывая им девушку. - А это зверь живет в ледяной северной стороне. Летом спал. Теперь проснулся, вышел на охоту. Наверное никто ему не попался на пути, вот и посчитал наше суденышко за легкую добычу. Кушать всем хочется: будь-то человек, или зверь. - при этом погладил пантеру по голове, она же в ответ попыталась тоже побольше залезть под плащ мага.

-          А как ты думаешь, кто сделал надпись здесь, на скале и почему на трех языках? Один я знаю, а вот два других - нет.

-          Кто сделал? Наверное те, кто живет по ту сторону, как предостережение.  Остров -то не простой. Обитель самой богини. Сколько охочих захотело бы побывать там и обогатиться, выпросить для себя благодать и уехать обратно домой. Поэтому и поставила она такую защиту , чтоб не тревожить ее покой. Пусть подумает человек, захочет он всю жизнь прожить вдали от родных? А языки: один - наш человеческий, на нем говорят все народы в мире, второй - написан на эльфийском, его уже почти забыли, а третья - это язык самой богини, магическая фраза, что словно печать накладывает на это место, питает силой и не дает возможности изменить предначертанное - вернуться. На таком языке активируют все заклинания, и магия становится послушной.

-          И я так смогу, если на нем заговорю?

-          Нет, малышка. Чтобы магия стала послушна одних слов мало, нужно, чтоб в крови твоей потекла эта самая магия, заструилась потоками. ты же замечала, кокого цвета твоя кровь?

-          Красная..

-          А моя - лазурная! Полная энергии...

Так, разговаривая, они подплыли к небольшому гроту. Теперь было ясно, что не просто буквы были выбиты в скале, а в полученные  углубления древние люди вставили огромные, кованные из золота, пластины. Посредине красовалась звезда с двадцатью четырьмя лучами.

Вель оглянулась на стоящий вдалеке корабль, помахала на прощание, в надежде, что этот жест увидит капитан. В этот мир они больше не вернуться и свидится им не придется.

Маг зажег огненные шары-фонарики, освещая путь. Лодка вошла в проем. По обе стороны стены пещеры были разрисованы разноцветными красками с изображением различных сцен из жизни людей, битвы богов, страшных чудовищ. Часа через три их стало клонить в сон. Глаза закрывались сами.

Сколько они проспали - неизвестно. Сутки или двое, но когда проснулись, вокруг стоял сплошной густой туман. Не видно было даже дна лодки. Солнце не пробивалось через эту густоту. Сыро, серо, холодно, есть совершенно не хотелось, как и шевелиться. Дру и Вель прислушивались, но ничего кроме всплесков воды за бортом лодки не было слышно. Памятуя о ледяном драконе, Дру развесил огненные шары со всех сторон лодки и покрепче обнял свою подругу. Монотонное движение убаюкивало и пассажиры вновь, потеряв бдительность уснули...

В следующий раз они проснулись ночью.Покормили голодного зверя, сами слегка подкрепились кусочком вяленого мяса и запили разбавленным вином, чтобы немного согреться. Говорить им не хотелось, чтобы ненароком не привлечь к тихо идущей лодке непрошеных гостей - хищников. В таком тумане любая тварь могла подкрасться незаметно. Маг про себя шептал охранные заклинания, и изредка для успокоения целовал девушку в макушку, не выпуская их объятий.

День наступил незаметно. Тьма отступила. Туман закончился внезапно, словно кто его отрезал острым ножом. Нос лодки уже освещало яркое солнце, а конец сквозь пелену не было видно. Стало жарко. О зиме, холоде, ничего не напоминало. Дру потрогал воду, она была теплой, словно в тропиках. Впереди величественно раскинулся огромный остров. Заснеженная верхушка горы куталась в белые облака. Об отвесные скалы разбивались огромные волны, стаи птиц летали над ними, гнездились в расщелинах. Всюду из воды торчали останки разных кораблей. Течение мягко вынесло лодку в одно единственное пологое место -песчаную косу.

  Первой выскочила пантера, потягиваясь и разминая затекшие лапы. За ней вылез Дру и помог выбраться Вель. Пока девушка снимала с себя теплую одежду, приводила в порядок, маг вынул из лодки все ихние вещи. Они поднялись немного выше, туда, где начинала расти трава. Сделали привал. Ноги еще отказывались  идти: сказывалось долгое плаванье. Вель только удивлялась здешнему теплому лету. Она искупалась и слегка сполоснула свою одежду, вопреки запретам мага.  Дру не хотел светиться подолгу на открытой местности на незнакомом острове. Это могло быть небезопасно. Но молодой девчушке хотелось иного. Она верила, что на острове ее отца плохого ничего не случится, поэтому и не слушала мудрого друга. Девушка не пререкалась, просто поступала так, как ей хотелось. Разве мог маг понять, что дочь хотела предстать перед отцом не грязной замухрышкой, а красивой, ухоженной принцессой, достойной правителей этого государства.

Маг приготовил на маленьком магическом костре еду. Скормили пантере последнее говяжье мясо. Теперь хищнику придется самой добывать себе пищу. Из еды у путников оставалось пару лепешек и несколько кусочков мяса, одна фляжка воды. На сутки-двое, если сильно экономить, им хватит. А за это время они должны будут добраться до селения. Все их вещи уместились в двух заплечных мешках. И как не сопротивлялась Вель, маг заставил ее облачиться в доспехи и надеть шлем. Сам поступил аналогично, подавая пример.

В тяжелых доспехах было жарко, они затрудняли ходьбу. Но маг был беспрекословен Никто из них не знал, кого они могут встретить на своем пути.  Безобидная на первый вид зверушка могла обернуться кровожадной тварью. Это земля мифов и древних созданий. А поэтому нужно быть готовым ко всему...

**

От места привала вверх вела только одна тропинка. По обе ее стороны чернели глубокие отвесные расщелины, кое-где поросшие неизвестными кустарниками. В скальной породе умелые мастера вырубили широкие ступени. Дру попытался увидеть где заканчивается древняя лестница, но так и не смог рассмотреть ее конец. Тонкой змеей она вилась, казалось, до самой вершины одинокой горы, что поднималась посредине острова.

Только ближе к вечеру, с краткими остановками для отдыха, они дошли до широкой площадки, вправо и влево от которой отходило две тропинки. С высоты птичьего полета остров походил на огромную летящую бабочку с разноцветными крыльями. С горы, в зеркальном отражении падало два водопада и далее текли широкими бурными реками по долинам, пока не впадали в море.. Южные части поросли сплошным зеленым массивом леса, северные - выглядели  серо-бурыми  и над ними вилась туманная дымка. Среди зарослей рассмотреть города и поселки не удалось. А почему, путники узнали, когда стали спускаться вдоль водопада и реки, выбрав, по совету Даяны, правую тропу. Деревья росли не просто высокими, а супер-гигантскими - в стволе каждого спокойно мог разместиться целый дом. Спать пришлось тут же на лестнице, прижимаясь друг к другу. Сон охраняла Зарда.

Было очень неудобно, Дру и Вель пожалели, что не остались ночевать на площадке, к тому же им показалось, что в горе даже имелась небольшая пещера специально для этого..

Едва наступило утро, путники продолжили путь. Спуск занял гораздо меньше времени, чем было потрачено на подъем. И вскоре, небольшая тропинка вела их на восток, повторяя изгибы широкой реки. Дру удивлялся каждому кустику, травинке, цветочке, что встречался на их пути.

-          Представляешь, Вель! Это же всё используется в магических зельях!!! У нас они дороже золота! Чтобы найти щепотку сушенной травы, нужно обойти полсвета! А здесь они просто растут, как сорняки! - с азартом он подбегал  к каждому новому растению.

Вель только пожимала плечами и подсмеивалась над чрезмерным возбуждением мага. И что здесь особенного? Травы, как травы, цветочки, как цветочки!  Она слушала красивое пение птиц, мерное журчание реки, вдыхала сладкие ароматы цветов. Ей всё нравилось и по дороге девушка представляла встречу с отцом, его удивление, и добродушно улыбалась своим мечтам.

Зарда то шла с ними рядом, то исчезала в густых зарослях вековечного леса, что рос по правую сторону тропинки. Вскоре пантера вернулась с добычей в зубах. Ноша для нее была тяжеловата: молодая годовалая свинка. Но зверь догнал и  приволок  добычу, чтоб поделиться едой со своими друзьями.

Сделали привал. Дру освежевал свинку, отрезал несколько больших кусков мяса, а остальное отдал охотнице. Часть жаркого завернули в листья и положили в заплечные мешки, остальное съели. Вместо воды собрали росу, что стекала в свернутые трубочки листьев. Ею пополнили запасы, набрав в кожаный бурдюк.

Пока ничего угрожающего их жизни им не встретилось. Они продолжали путь, удивляясь и восхищаясь красотой и разнообразием местной флоры и фауны. По дороге нарвали дивных плодов. В их безопасности путники  не сомневались, так как стайка птичек спокойно клевали сочные плоды на деревьях и не падали на землю. Несколько раз дорогу перебегали зверюшки, очень странные, никогда ранее не виданные. Вель прозвала их для себя: кот, с панцирем улитки на спине, огромный муравей, но только весь покрыт иголками, как у дикобраза, мышь, с перьями на ушах и хвосте, хомячок, порхающий на огромных радужных крыльях бабочки. Один зверь вообще был ни на кого не похож: огромный чешуйчатый шар на пяти ножках с тремя пальцами, на ногах по восемь лупатых глазок и длинный кожаный хоботок свисал почти до земли. Это потом Вель узнает, что это был самый вкусный зверек на острове: кокопоп. Питался он исключительно соком плодов, а огромный шар вкуснейшего мяса с ароматом ананаса, был нежней любой курицы.

Ближе к вечеру в одном из деревьев заметили дупло. В нем решили заночевать. Дру помог девушке забраться в него, затем, подтянувшись на руках, вскарабкался сам. Пантера легко заскочила сама. Дупло было огромным, всё выстелено мягким мохом. Весь свод мерцал маленькими огоньками, как звездочки. Наблюдая за их светом, путники заметили, что рисунок звездного свода медленно, но меняет очертание - это маленькие светлячки, сродни улитки, переползали с одно места на другое.

По утру снова отправились в путь. Если есть тропа, значит рано или поздно она должна была куда-то привести.   Ближе к полудню четвертого дня Дру и Вель увидели небольшие обработанные поля, на которых росли злаки. А значит, что поселение людей было уже близко. На всякий случай  проверили крепление доспехов и опустили забрала у шлемов. Зарда отстала, снова   пустившись на охоту .

За резким поворотом тропинки путники натолкнулись на местных жителей, собирающих овощи на небольшом поле. Аборигены ухватились за длинные металлические пики и воинственно стали окружать непрошеных гостей...

13. Мой белый город, ты - цветок из камня...

Дру и Вель ничего не оставалось, как  стать спиной к спине и выхватить свои мечи для обороны. В это время их догнала пантера и, став в боевую стойку, оскалила зубы.

Среди аборигенов послышались возгласы страха, удивления, радости, они побросали копья и рухнули на колени, склоняясь  покорно к земле .

Путники переглянулись, не понимая, такой резкой перемены. Вель развела руки в стороны, поднимая их вверх, но не выпуская меч.

-          Мы пришли к вам с миром и добром! Прошу вас, отведите нас к правителю.

Она рассматривала жителей острова. Все мужчины  и женщины были смуглыми, черноволосыми, идеально сложенными и очень высокими. Их одежда напоминала чешую, выкованную из тончайших пластин, крепленных между собой. Волосы и тех и других вились ниже пояса. Чтобы не падали в лицо, для поддержки,  носили   обруча с разными рисунками. Двух одинаковых Вель не увидела. У многих женщин брови плавно соединялись  у висков с волосами.  Присмотревшись, девушка улыбнулась: женщины сами дорисовывали полосы, следуя своим канонам моды. Подниматься с колен никто не спешил. Все молчали.

Вель не выдержала, подошла к убеленному сединами старцу, помогла подняться.

-          Встаньте, пожалуйста.  - попросила она. - И отведите нас в город. Нам нужен правитель.

Старец поднялся, но головы не поднял. Он виновато теребил свою бороду , а затем промолвил:

-          Простите нас великодушно, что не признали вас сразу и подняли оружие. Мы не можем выполнить вашу просьбу: город разрушен, правитель Веллин исчез. Мы отчаялись ждать его возвращения. Само приведение прислало нам вас, юный принц, в тяжкий для народа час. Меч в вашей руке доказывает, что вы сын нашего правителя и теперь наш повелитель. С вами рядом священное животное, что когда-то прислуживало самой богине! Мы признаем вас нашим королем и просим милости для всего народа!

Веллина вскрикнула, поняв, что с отцом случилась беда:

-          Как правитель исчез? Его убили, он умер, уехал?

-          Прости, повелитель. Мы этого не знаем. НО остров он не мог покинуть. Сюда в Сердце мира попадают разные люди. Кто соглашается следовать нашим законам - остается жить вместе с нами, остальные уходят на вторую половину острова. Они не хотели пребывать вечно на Ательсуэли, обвиняли правителя, что тот не хочет поделиться тайной и силой. Взбунтовали. Тем более, что численностью чужаки превысили жителей нашего города. Они стали нападать на наше поселение. А однажды правитель ушел в погоню с самыми лучшими воинами и не вернулся. Зато вернулись злодеи и заявили, что правитель мертв. Но ни его тела, ни меча не было предоставлено для доказательства. Злобствующие бандиты убивали всех, кто им не нравился, разрушили город, пытаясь отыскать сокровищницу и завладеть всеми богатствами. Не найдя искомое, они вернулись к себе, обязав нас раз в месяц отдавать дань: продукты и самоцветы, которые можно добыть по ту сторону великой реки. Но с вашим возвращением мы больше не будем им подчиняться.  Повелевай нами юный принц! Простите, но мы не знаем, как вас величать!

Вель поняла, что в доспехах ее принимают за юношу. Она подняла забрало, затем с помощью мага сняла шлем и броню, превратившись на глазах изумленных жителей в прекрасную девушку. А после обратилась к  своему народу

-          Меня зовут Веллина! А это великий маг и чародей Дру и наша спутница Зарда! И поднимитесь, наконец, с коленей!

-          Да здравствует повелительница Ательсуэли - альфанелла Веллина! - единогласно радостно  поприветствовали поднявшиеся мужчины и женщины.

-          А тебя как зовут? - спросила девушка старика.

-          Я - Гром, распорядитель садов и цветников на этом острове. Слежу за ними, сажаю, если их вид начинает пропадать, скрещиваю и выращиваю новые сорта с ранее не известными свойствами.

-          Простите,- вмешался Дру,- а жив ли еще Галлан, учитель Веллина?

-          Он жив, но только очень болен. Над ним особенно поиздевались чужаки, выпытывая тайны.

-          А разве некому его полечить?

-          Раньше это мог сделать только сам повелитель. У нас в городе есть удивительное озеро - в нем собраны слезы самой богини. Если воду из нее пить, то человек не болеет, и не стареет. Для него время как бы останавливается. Но если воду зачерпнет кто-то другой, то он  осквернит источник и вода потеряет целебные свойства. Да  и не сможет он этого сделать  - вода сожжет его. Только правитель может войти в воды и выйти невредимым. Только он может своей рукой искупать полумертвеца, чтобы воскресить к жизни. Вам, моя госпожа, это будет под силу.

-          Тогда давайте поспешим, пока Галлан еще жив.

Гром повел Дру и Веллину к руинам города, остальные продолжили работы в поле.

Некоторые дома были  целыми, другие - разрушены только частично. Своей формой они напоминали огромные грибы на толстой ножке с полупрозрачными светящимися куполами. Дворец правителя состоял из сотен таких “грибов”, выросших один на другом и соединенные прозрачными переходами. Он как раз пострадал больше всего. В одном из уцелевших маленьких шарообразных комнат лежал на мягком ложе из живого растения учитель Веллина.

Он услышал, что к нему пришли посетители, с трудом открыл глаза. Один взгляд на меч и на Мага и из глаз старика потекли слезы.

-          Узнал! - Дру бросился обнимать Галлана. - Что ж ты так, дружище! Держись, сейчас я тебя подлатаю немножко!

-          Узнаю тебя, шалапутный маг! А это кто ж  с тобой? Ты ж утверждал, что будет мальчик! Какая красивая, и на мать похожа и на отца! Прости, моя повелительница, что принимаю тебя лежа...

Девушка улыбнулась, подошла ближе, взяла старика за руку.

-          Я - Веллина! А тебя мы обязательно вылечим, ты поднимешься и научишь меня всему-всему, как и моего отца. Договорились?

-          Договорились. Вот только, госпожа, пусть этот маг не усыпляет меня. Знаю его методы. Приспит на многие дни, а как народом управлять? Тебе помощь нужна будет. Помогите лучше добраться до источника. Только идти нужно на рассвете, когда первые лучи коснутся вод Эльтэли - Слез Богини Матери.

Веллине и Дру хотелось о многом поговорить с Галланом. Но тот был очень слаб. Поэтому всё отложили до его выздоровления, а пока их провели  в полуразрушенные комнаты поесть, отдохнуть с дороги. ..

**

Отдыхать юная правительница отказалась. Она решила прогуляться по городу. Ей было интересно посмотреть как живут горожане.. Дру от нее не отставал. Повсюду их сопровождал уже знакомый Гром. Он водил по улочкам, рассказывая, где что было раньше и как обустроен город.

-          Мы восстанавливаем потихоньку здания, но на это  нужно время. Если заметили, то стены у них цельные, выращенные специально. Сначала размечаем контур, где должен стоять дом, делаем углубление и сажаем споры ангринеллы - гриба. Гриб растет до нужного размера, затем его подпитываем  соком дерева мерринг. От этого стены и свод стекленеют. Нам остается только во время роста вставить где нужно двери и окна, а гриб сам их оплетет.  В природе сам по себе таких размеров гриб достигает  лет через пятнадцать. А мы применяем ускоренный метод - нужен только один год, или два, если  строится.особо крупное здание. Город наш старый, дома стояли сотнями лет. И тут варвары разрушили всё в один миг. Стекло легко разбивается. Теперь нужно расчистить руины, добыть в нужном количестве семена,  сока, дождаться пока дом вырастет.

-          А если магию применить?

-          И нарушить гармонию? Вы же присмотритесь: у каждого здания свой неповторимый узор на стене, а это и вплетенные цветы и травы, пыль и колебание ветра.  К тому же руками можно придать будущую форму любой мебели: будь то шкаф или кровать. А использовать магию - значит всё одним махом, шаблонно, без пожеланий того жителя, кто будет долгие годы обитать там? Да и мебель бывает разная: и из гриба выращенная. и из травы выплетенная.  А у Галлана - вы видели: живой листок, в форме ложа. Он, если хочешь: и укроет и покачает. Женщины любят спать  на таких кроватях, а сверху  пологом служит огромный цветок. И форму и расцветку выбирают сами. Достаточно посадить семя в специальный горшочек, свисающий с крюка, вбитого в потолок.

Так беседуя они дошли до огромного искусственного круглого озера. Вокруг из цветного мрамора был выложен невысокий, но  широкий бордюр. На нем легко мог расположиться лежащий человек. Всё озеро было поделено на семь сегментов. В каждом из них из воды торчали каменные головы пантер, из пасти которых лилась тонкой струей вода. От бордюра вглубь уходили каменные дорожки, постепенно скрывающиеся под водой.

-.  Вот это - наше священное озеро Эльтэль. Вода его целебна. Но если ее захочет набрать житель не царских кровей, то она теряет свои свойства.

- А что это за каменные дорожки? Куда они ведут?

- По ним ходит правитель, когда нужно набрать воду для лечения. Вы же видите, голов священных животных - семь. Из каждой пасти течет вода с разным вкусом и лечебным свойством. Один раз в год, в праздник благодарения, правитель обходит все семь источников , собирает  в особый сосуд воду и дает каждому жителю по одному маленькому глотку, продлевая этим  здоровье и силы на еще один год.

- И что, можно так жить и не умирать? - удивилась Вель.

- Ну что вы, госпожа! Разве вы не знаете? Всему есть предел. Но об этом вам лучше расспросить мудрого Галлана, когда он поправится.

Вель очень хотелось попробовать воду на вкус, но побоялась испортить источник. Вдруг нужен особый ритуал для этого. А она ничего об этом пока не знает .

Дру интересно было всё.Он рассматривал даже мелкие трещины на мостовой. Восхищался, удивлялся, но вопросов не задавал. Словно знал всё это раньше или читал об этом, а только теперь довелось вспомнить, когда  со всем столкнуться воочию.

Гром показал им мастерские, хранилища, поля, знакомил с жителями. Уже темной ночью они уставшие вернулись во дворец и отказавшись от ужина легли отдыхать.

**

Едва небо засерело в предрассветный час, в комнату вошла молоденькая служанка, разбудила Вель, затем проводила в купальню для омовения. Повсюду горели мягким светом фонари. девушка прислушалась: от них шел шелест и нежный тихий перезвон. Вель приоткрыла такой фонарь, чтоб посмотреть, что может издавать мелодичный звук. В стеклянный сосуд были заключены сотни крошечных светлячков, они и создавали мягкое освещение подземной купальни.

Вель с удовольствием поплескалась в небольшом бассейне с теплой водой. Служанка  подала чистое белье и серебряную чешую вместо старой одежды, помогла привести в порядок волосы и укрепила прическу золотым царским венцом.

Вскоре подошел Дру и они вместе отправились к немощному учителю. Дру по дороге со смехом вспоминал, как он увидел первый раз такое одеяние и как Лорена приняла его за шкуру морского змия.

Четверо мужчин на ношах вынесли Галлана и отнесли к озеру. Уложили на теплых мраморных плитах бордюра.

Он подозвал Веллину к себе, стал рассказывать, что она должна была сделать.

-          Рядом со мной лежат три небольших ковша. Ты сейчас зайдешь в озеро на ближайшую дорожку, что смотрит прямо на восток. Не бойся, чешуя защитит тебя от ожогов и не даст испортить воду в озере. Хотя ты и дочь правителя, но пока еще не прошла инициацию. Поэтому нужно быть осторожной. Когда утренний луч солнца осветит источник, наберешь первую чашу. Это, чтобы омыть раны. Вскоре луч солнца упадет на второй источник, - эта вода нужна будет, чтобы вылечить меня. Когда солнце осветит третий источник - эту воду выпьешь сама и дашь напиться  мне и своему другу. Она вернет силы и восстановит работу всего организма, если такой сбой был.

Вель поднялась на бордюр, вошла в озеро, спускаясь  по первой дорожке и стараясь не сходить с нее. Озеро было бездонным, и оступись с пути, можно легко было утонуть. Вода была очень теплой, жар проникал сквозь чешую. Но что было интересно и необычно, так то, что сквозь серебряную одежду влага не проникала внутрь.

Но вот, первый луч солнца упал на голову каменной пантеры, окрасив струю в красный цвет. Вель набрала полную чашу, вынесла и поставила рядом с учителем.

Сопровождающие слуги обнажили пожилого человека, аккуратно, по капле поливали открытые раны и ссадины. И те на глазах затягивались, шрамы рассасывались, словно их никогда не было.

Тем временем солнце поднялось еще выше и его лучи достигли второго источника: вода окрасилась в оранжевый цвет. Вель набрала ее в другую чашу и принесла напиться Галлану, а сама прошла к третьему источнику, что уже начинал приобретать желтую окраску.

Она вынесла чашу, разделила содержимое на три части.Дру, учитель и Вель выпили ее. На вкус она была сладкой, газированной с привкусом миндаля и кунжута.

 

Вель почувствовала прилив сил, бодрость. Она взглянула на Дру, ожидая его реакции и ахнула! Маг на глазах становился моложе: исчезли первые морщинки у глаз, ярче заблестел глаза. А Галлан поднялся со своего ложа, обнял юную правительницу и пригласил всех вернуться во дворец..

 

14. Куда идем мы с Пятачком: большой, большой секрет!

 Во дворец срочно были созваны все советники, что остались вживых после битвы с чужаками. После недолгого совещания приняли решение, что пока о возвращении юной правительницы на остров следует умолчать. Противник был намного сильнее, многочисленней и к тому же вооружен. Воины правителя ушли вместе с ним и не вернулись. А простые жители себя не защитят, если варвары снова решат напасть на них. Пусть пока считают, что этельсуэльцы покорились и по-прежнему согласны платить дань. А в это время юная правительница должна пройти инициацию, призвать на помощь призрачных воинов и разыскать своего отца.

-          А почему альфанел Веллин не воспользовался помощью призрачных воинов? - поинтересовалась у присутствующих юная правительница.

-          Для их вызова нужно два меча. Но у правителя остался только один, тот что перешел от его отца ему. А второй он неосмотрительно оставил своей жене, и этим поставил под угрозу существование всего острова и его жителей. Кто мог предвидеть, что нарушатся тысячелетние устои и гости острова восстанут против правителя, что милостью своей оставил их жить на нашей земле.

-          Но я не знаю как это сделать? - Веллина готова была расплакаться от незнания и бессилия.

-          Я расскажу вам, госпожа Веллина,- успокоил ее Галлан  -   и научу.

Все разошлись, оставив в комнате Вель, Дру и Галлана. Пантера еще с утра ушла на охоту и пока не вернулась.

-          Послушай, госпожа, пройти инициацию и отыскать путь к призрачным воинам нелегко. По той тропе может пройти и вернуться только истинный правитель острова, заслуживающий расположение и покровительство богини. Всем остальным ступать на нее нельзя.

-          И что с ними будет?

-          Каждого ждет награда или наказание за прожитую жизнь. А вот какая - никто не знает. Правитель всегда проходил этот путь сам и никому ничего не рассказывал с чем ему приходилось встречаться на пути.

Атэльсуэльцы живут очень долго. Вода поддерживает нас, даруя силы, здоровье, но не делает бессмертными. Когда приходит к концу время пребывания на этом свете, то во сне прилетает ангел Смерти. Он предупреждает человека и дает три дня чтобы закончить все дела, проститься со своими близкими. В городе проходят ритуальные празднества с песнями, танцами, молитвами, чтобы богиня смилостивилась над обреченным  и даровала ему новую жизнь. Затем спящего беспробудно человека омывают в воде озера. Если он не просыпается, значит действительно его ожидают духи -хранители острова. Такого человека одевают, укладывают в лодку и правитель острова отводит ее в тайную пещеру, где протекает река Жизни, а сам возвращается назад. Что со спящим дальше происходит, только догадки.  По реке Жизни проходят последний путь и убитые воины. По этому пути надлежит пройти и тебе.

Если Веллин, твой отец, погиб, то духи острова об этом знают и второй меч, необходимый нам для вызова, находится у них. Если Веллин жив, то духи помогут разыскать его, указав место, где находится альфанел. В любом случае, тебе нужно сначала пройти дорогой мертвых по реке Жизни. И еще: в сокровищнице хранится монета- солнце. Ты должна взять ее с собой. Она поможет вызвать призрачных воинов в их храме.

-          Так чужеземцы всё разрушили, когда искали сокровищницу.  И не смогли ее отыскать Как же я найду?!!

Галлан улыбнулся.

- А ее особо и искать не нужно. Завтра будет полнолуние. Ступай к озеру ровно в полночь, только одна! Встань на первую линию и жди. Только не спеши. Меч возьмешь с собой.

- А потом что делать?- поинтересовалась девушка

- Сама поймешь! - главное, не спеши!

Они еще немного посидели, поговорили о жизни  и приключениях Веллина. Галлан расспрашивал о судьбе рыбаков из их поселка. Радовался, что у Силана появился на свет сын и огорчился, что Даяна не смогла приплыть вместе с ними. Веллин до сих пор убивался с горя, что потерял жену и ребенка.

**

Дру  встретил Веллину, выходящую ночью из своей комнаты.Он схватил руку девушки и крепко сжал.

-          Я тебя никуда одну не отпущу! Хоть на озеро, хоть на дорогу мертвецов. Я пообещал твоей матери быть рядом. Поэтому слово свое сдержу! И не только ради данного слова. Ты мне очень дорога, поэтому я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Моя помощь пригодится в неизведанных далях.

-          Нет, Дру! Ты останешься в городе. Я не хочу потерять тебя! Ты же слышал, что простому человеку возврата нет!

-          А я не простой человек - я маг!!! И мы с тобой - одно целое!!! Вспомни, мы уже прошли одно испытание и были у духов- хранителей. Вот твой амулет, что висит на шее, этому доказательство! - горячился чародей. - И пусть я не вернусь, но за то весь остаток жизни пробуду с тобой!!  И не буду мучиться неизвестностью!!! И сейчас мы пойдем к озеру вместе! Я старше тебя, опытнее и ты, как моя будущая жена, должна верить и не возражать!

Щеки Вель от последних слов заалели, она миролюбиво провела по щеке Дру:

-          А ты действительно решишься на это?

-          И не сомневайся! Вот только найдем твоего отца: живого или мертвого  и выпрошу согласие на наш брак! Если б ты знала, как же сильно я тебя люблю!

-          И я тебя! - прошептала Вель, нежась в объятьях и тая от поцелуев мага.- Дру, нам идти нужно.. Скоро полночь!

Дру неохотно отстранился, но отпустить саму Вель не захотел.

Они молча прошли к озеру. Зарду оставили во дворце, хоть та и хотела присоединится к ним.

Вель поднялась на бордюр, ступила на первую дорожку. На всякий случай обнажила меч. Неизвестно, что может обитать в глубинах бездонного озера. Дру присел на мраморные плиты, нервно посматривал на водную гладь.

Ровно в полночь, вокруг озера стал стекаться туман, полностью отрезая от жилых домов. Сквозь молочную пелену маг едва различал стоящую на дорожке Вель. Она же, осторожно шаг за шагом стала продвигаться вперед.  Пройдя несколько метров, девушка ощутила, как одна из плит под ногой тронулась, опускаясь всего на несколько сантиметров вниз. От неожиданности Вель отпрянула назад. Насколько это опасно она не знала, поэтому решила подождать и понаблюдать, что может произойти.

Вода впереди забурлила и из недр озера стала подниматься гигантская голова каменной пантеры. Когда она вышла полностью на поверхность - из глаз животного стали бить огненные лучи, не подпуская ближе.  К тому месту, где стояла юная повелительница они не достигали.

Дру , кривясь от боли, так обжигала вода, пробежал по дорожке, ухватил девушку за руку и увел на бордюр. Как только Вель вышла из озера  - голова  ушла под воду.

-          И что теперь делать?- чуть не плача, спрашивала Вель. - Должно же быть хоть какое-то решение!

-          Должно!  - маг снял сапоги, стал лечить покрасневшие от ожога ступни.- Мы мало что знаем. Давай ступай снова и хорошенько рассматривай эту статую. Что-то ты упустила из виду.

Три раза Вель наступала на подвижную плиту и возвращалась к магу, пока не рассмотрела, что во лбу пантеры есть тонкое отверстие, в которое может войти меч.

Она решительно двинулась вперед, и когда уши и лоб каменного изваяния показались над водой - всунула в отверстие оружие по рукоятку и провернула по часовой стрелке. Послышался скрежет, голова вышла на поверхность и раскрыла огромную пасть. Полная луна осветила проем и ведущие вниз ступеньки винтовой лестницы.

Едва девушка наступила на них, по обе стороны стен зажглись светильники. Вель оглянулась, ища поддержки друга. Тот кивнул и ободряюще махнул рукой.

Ступенька за ступенькой девушка спустилась вниз и замерла от удивления. Таких богатств она сроду не видела. Даже сокровищница шахтрана выглядела жалкой помойкой. Груды самоцветных камней слепили глаза, золотых украшений и предметов было неисчислимо, ханилсь здесь и магические амулеты и артефакты, дивной красоты одежды и оружие. В самом центре на пьедестале под хрустальным колпаком лежала золотая монета-солнце. Огромная, на всю девичью ладонь, она имела двадцать четыре луча, что отбивались от края и, преломляясь под углом, переплетались в дивный узор. Не долго думая, Вель подняла колпак и взяла монету.Затем девушка стала рассматривать фрески на стенах сокровищницы.  Среди них она различила и карту острова. Отыскала на нем изображение города и озера. Нашла  и храм, куда ей нужно было дойти, чтоб вызвать помощь. Храм призрачных воинов находился на северной стороне западной части острова. Судя по рисунку, это были непроходимые болота, в которых кишели монстры. Художник не поскупился красок, вырисовывая мелкие детали.К храму, нарисованному в видя тонкого обелиска вела цепочка из спиральных деревьев. Наверное, это была подсказка, как преодолеть путь. Как не рассматривала Вель карту, больше таких деревьев она не видела. Оставаться дальше в сокровищнице было бессмысленно, понимая, что наверху волнуется Дру.

Вель поднялась по ступенькам, вынула меч и бегом бросилась бежать к магу.

Пасть пантеры захлопнулась и она медленно погрузилась в воду.

Счастливая девушка протянула свою находку магу. С рассветом можно было отправляться в путь..

15. Безумству храбрых поем мы песню...

Как ни сопротивлялась Вель, но Дру настоял на своем. К реке жизни они пошли вдвоем. Маг прихватил с собой свой вещевой мешок, с которым в последнее время не расставался. Вель  - три сосуда с водой, что набрала на рассвете в озере. Шесть человек тянули по реке на длинных канатах лодку, преодолевая сопротивление течения. Через трое суток добрались к подножью водопада. Там, по еле приметной тропинке прошли сквозь падающий водяной поток. После небольшого каменного перешейка  шел вход в пещеру, заполненную водой. Вель и Дру простились с провожатыми, легли на дно лодки. Мужчины столкнули их в озеро. В это время, растолкав атэльсуэльцев, в лодку прыгнула Зарда. Она выбралась с клетки, куда запер ее Дру и догнала своего хозяина, чтобы быть рядом с ним.

Дру обнял бестолковое животное, что лизала от радости лицо мага, и уложил рядом с собой. Свод пещеры был низким, над головами угрожающе нависали сталактиты. Тихое течение подхватило суденышко и понесло вглубь скалы.

Они плыли кругами по спирали, с каждым поворотом пещера становилась всё уже и уже, лодка черкалась (царапалась)о стены и свод. Захоти сейчас вернуться, у лежащих беспомощно на дне суденышка, не было ни малейшего шанса. Лодку уже не развернуть, а усиливающееся течение толкало ее с неудержимой силой вперед. Пантера только прижимала  уши, когда скрежет был особо громким.

Не смотря на то, что они были глубоко под землей, было не темно. Стены слегка флюоресцировали. При каждом  столкновении с стеной свет становился ярче. Затем появилась легкая туманная дымка с неприятным запахом. Надышавшись, Вель, Дру и Зарда уснули...

**

Проснулись они, когда лодка проплывала вдоль берега, поросшего непроходимыми зарослями колючего кустарника и диких лиан. Второго берега видно не было, только бескрайняя водная гладь.  Царил полумрак.

Лианы, к ужасу, были живыми. Они, слыша приближение лодки, шевелили отростками и тянулись к лежащим людям.

-          Замри и не двигайся,-  прошептал Дру, выпуская пару крошечных огоньков и прижимая ко дну и пантеру и девушку.

Лианы от огня отскакивали, пропуская лодку дальше.  Пассажирам ничего не оставалось делать, как смирно лежать и рассматривать то, что было над ними. Течение продолжало нести лодку дальше. Вель почувствовала, как сверху на нее что- то капнуло. Она чуть не закричала от ужаса. На колючих ветках было насажано неизвестное животное, лиана разрывала его на части и высасывала внутренности. Пару раз встретились скелеты людей. Обглоданные кости устрашающе белели. Вель благодарила всемилостивую богиню, что рядом с ней Дру, а с ним было чуть спокойней. Девушка не могла больше смотреть на подвешенные кости, слышать чавкающие звуки. Она крепко зажмурилась.  А когда в следующий раз открыла глаза - лодка плыла посреди моря, берег с хищными лианами остался позади.

Дру помог подняться и сесть Вель, растер занемевшие ноги. Где-то за тучами ночного неба, если это было оно, прятался огромный лунный диск, придавая всему сине-голубой оттенок.

Рядом с лодкой послышался всплеск.               

Вель прижалась к Дру  и посмотрела осторожно за борт, пытаясь рассмотреть, что это могло быть. У самой поверхности плавали желеподобные розовые и голубые, даже зеленоватые безволосые животные с умными глазами, прозрачной чешуей. Видно было, сквозь тело, как  внутри них перемещается жидкость. Ног у животных не было, только рыбий хвост. Короткие передние плавники заканчивались кистями рук с длинными пальцами с прозрачными перепонками. Маленькие ушки прижимались к лысой голове. Нос, как маленькая пуговка был втоплен  в голову. Крошечные рот вытягивался в трубочку. Звери попискивали, несколько раз протрубили, глядя на людей. Они миролюбиво переворачивались на спину, выставляя живот, показывая свое дружелюбие и складывали передние руки-лапки в приветственный жест.

Дру и Вель ответили тем же. Зла они не желали никому. Ундины, так их прозвала девушка, ухватились за край лодки и очень быстро поплыли.

Вскоре, словно ниоткуда, перед ними возник огромный водяной замок, в форме закрученного панциря улитки. Лодку повели прямо  в устье. Со стен и потолка в воду падали тысячи маленьких капель. Ударяясь об воду каждая капля издавала свой звук. Людям показалось, что играет небольшой оркестр. Они даже различали печальную мелодию.

В конце пути лодка вошла в последний зал. Посреди сухого клочка земли на большом каменном троне восседала золотая королева ундин. На голове ее сиял хрустальный венец, в виде сплетенных водяных лилий. Сверху на нее с потолка мелкими брызгами падала вода, чтобы тело королевы не пересушивалось.

Королева улыбнулась, если ее оскал можно было так назвать, вытянула трубочкой кольцеобразные губы, продудела и показала лапой на сушу.

В голове Дру и Вель прозвучали слова:

-          Приветствую вас, правители, воспользуйтесь последним приютом и отдохните.

Дру и Вель поклонились, сошли на берег.

Королева дала сигнал и на ее зов приплыли ее подданные. Они принесли корешки, клубеньки, кубки с водой, показали, что это еда и питье.

Дру выпустил искру, проверил их на пригодность. Затем взял сам и предложил отведать Веллине и пантере. Клубеньки были на вкус яблока, корешки походил на редьку. Но в целом оказались очень сытными и вкусными.

Королева пока они ели стала объяснять:

-          Мы такие же стражи, как  и вы. Должны препятствовать проникновению зла и его порождениям в ваш мир. Чем дальше вам предстоит путь, тем страшней будут встречаться монстры. Раньше все они были людьми, но когда настал их последний час, они предстали перед Зеркалом Истины богини Веды. Его нельзя обмануть, в нем отражается сущность смотрящего. А отразившись, человек превращается в то, кем он есть на самом деле. Чистые душой возвращаются в мир людей и вновь рождаются людьми. А злые - становятся монстрами и населяют эту землю, поедая друг друга и пытаясь вернуться в прежний мир. Проходят сотни лет, и если монстр осознал свои прегрешения, ему позволено снова заглянуть в Зеркало и родится человеком.

Королева указала на ложа из сухих водорослей:

-          Можете отдохнуть, ваш сон никто не потревожит. Впереди вас ждут еще испытания. 

-           Спасибо!  - поблагодарили за гостеприимство Дру и Вель. - Чем мы могли бы вас отблагодарить?

-          Как бы мне хотелось, чтобы вы подарили мне это чудное черное  животное. Жаль, оно не выживет здесь, среди воды. А большего мне ничего и не нужно. У меня всё есть, что нужно для счастья.

Королева покинула их, нырнув в воду. А гости легли на ложе, обнявшись, немного отдохнуть...

16. Зеркало Истины.

 

После отдыха Дру, Вель и Зарда продолжили плаванье. Королева долго махала на прощанье лапой.

-          Я была рада познакомиться с вами. Нам  вместе еще долго предстоит стоять на страже ворот мира. И как жаль, что больше никогда мы не свидимся. Дорогой мертвых живые ходят очень редко. И запомните, если мы не сможем противостоять злу - я позову вас и вы услышите меня. Вот, возьмите эти маленькие ракушки, носите их всегда с собой.

На тонком шнуре поблескивали маленькие ракушки- башенки.

 

Разноцветные ундины долго сопровождали их в море, затем прощально хлопнув по воде хвостом, уплыли к своей повелительнице.

Тьма постепенно рассасывалась, небо становилось светлее. Белая луна засияла ярче. Вскоре показался пустынный песчаный берег. А за ним раскинулся зеленый лес , а за деревьями выглядывали высокие горы.

Вель обрадовалась, что водное путешествие подошло к концу, опустила руку в воду, пропуская струи между пальцев.

Неожиданно что-то сильно ухватило ее за кисть и резко потянуло в воду. Девушка вскрикнула, попыталась освободить руку, другой вцепилась за борт лодки. Но монстр был сильнее. Суденышко не выдержало, стало крениться на бок и перевернулось, сбрасывая своих пассажиров в воду.

Вель сопротивлялась, барахтаясь в воде. Зарда поплыла на помощь: кусая отросток с присосками, что норовил утянуть девушку на глубину.  Дру отбивался мечом еще от одного такого,  и при этом выкрикивал заклинания, но это мало помогало. Со всех сторон к ним спешили под водой сотни таких чудовищ. Вода рябила, указывая на их приближение.

Хорошо, что это было мелководье. Глубина достигала всего по пояс!.

-          Вель! Меч доставай! - кричал Дру, отбиваясь от очередного зверя - Скорее, пока нас не окружили!.А ну разойдись, Морово отродье! С кем тягаться надумали!  - посылал огненные разряды налево и направо.

Девушка наконец вытащила свое оружие, перерубила отростки. Шаг за шагом, сражаясь, они отступали к берегу. На сушу монстры не полезли. Больше всего досталось кошке. Ее тело не было защищено броней и рваные раны сильно кровили. Запах свежей крови разносился по округе, привлекая других хищников.

Пантера ползком добралась до сидевших уже на песку в изнеможении мага и Вель.

Веллина откупорила первый флакон, по капле полила большие раны Зарды, затем и Дру. В последнюю очередь обработала свою руку.

Резкий звук ломающихся веток, отвлек от лечения. Из лесной чащи по направлению к ним пробирались огромные мутанты: помесь волка, паука и скорпиона. Запах живой плоти разбудил в них жажду крови.

Вель поднялась с колен, крепче сжимая меч. Они с Дру стали спина к спине, чтобы дать отпор монстрам. Впереди в боевой стойке рычала Зарда.

Все понимали, что втроем им не отбить атаку. Это были последние минуты их жизни.

-          Помни Вель, я люблю тебя! - прошептал Дру, на минуту повернувшись к девушке с прощальным поцелуем.

-          Дру, любимый, ты жизнь моя - прошептала в ответ Вель, целуя его.

Монстры шаг за шагом приближались к своим жертвам.

Сердца от страха громко стучали, руки вспотели,  с лиц схлынула вся краска, превратив их в подобие белой маски. Они уже чувствовали смрадное дыхание зверей, как над головой послышался трепет крыльев.

Мощные руки подхватили бойцов и взмыли вверх, буквально вырывая из пастей беснующихся животных.

Вель попыталась оглянуться на своего спасителя, но ей не удалось. Тогда она посмотрела вниз - чтоб увидеть тень: огромные крылатые люди несли их в сторону гор. Да и держали ее вполне человеческие руки, только очень большого размера.

Объятья спасителей были настолько сильными, что девушка еле дышала и не смогла проронить ни слова. Дру всё так же молчал, пугая этим Веллину.

Горы стремительно приближались. Крылатые люди вынесли их почти на самую вершину, где была крошечная площадка перед входом в пещеру. Там они оставили всех троих, а сами, взмахнув крыльями, улетели прочь.

С уступа спустится вниз было невозможно, гладкие отвесные стены уходили вниз. Ни единой трещины или впадины, или ступеньки не просматривалось. Им оставалось только войти в пещеру.

Дру обнял Вель,

-          Малышка! Успокойся! Не для того нас сюда принесли, чтобы мы нашли в этой пещере погибель. Они  оставили бы нас умирать на берегу  Чтобы там не произошло, помни - я очень сильно тебя люблю. И вернусь, даже если мне придется пройти через преисподнюю.  И еще, мне кажется, что это уместней отдать тебе- маг вынул из мешка футляр с маленькой хрустальной розой и протянул ее девушке - Я чувствую, что он вскоре тебе понадобится.

-          Дру, может, пусть она с тобой будет? Столько лет ты ее хранил и берег...

-          А, может, берег именно для такого случая? Я знаю, что делаю.И сейчас же мы вместе, какая разница, кто ее понесет?

Вель согласилась, спрятала вещицу в нагрудный карман.

-          Теперь давай руку и пойдем смело на встречу своей судьбе! - улыбнулся маг и повел девушку в пещеру.

Внутри скалы было светло, словно светило маленькое солнышко. У дальней стены из сплошного горного хрусталя стоял огромный крылатый старец. Кончик  белоснежной  бороды касался пола.

-          Я ждал вас! - произнес он и жестом пригласил подойти к хрустальной стене.

-          Здравствуйте! - поклонились Дру и Вель и несмело подошли ближе.

Старец улыбнулся. Внимательно посмотрел на девушку.

-          Ты юная правительница Ательсуэли?

-          Да! А вы кто?

-          Некогда я был первым ее правителем, а теперь хранитель зеркала Истины!

-          Это оно? - спросила девушка, крепче сжимая руку мага.

-          Да! И вам нужно поторопиться. Здесь долго нельзя находиться.

-          А что нужно делать?

-          Просто подойти, посмотреть на свое отражение и попытаться пройти дальше.

-          Мы пойдем вместе! - заявила Вель, не отпуская мага.

-          Попробуйте, -улыбнулся крылатый старец,- еще никто не пытался  сделать это вдвоем.

-          А что там? - спросила Вель.

-          У каждого свой путь.

Зарда нервно подергивая хвостом, увидела свое отражение и осторожно стала подходить все ближе и ближе к стене. Та замерцала, поверхность зарябила, сделалась прозрачной. Непреодолимая сила потянула зверя вперед. Пантера сопротивлялась, но притяжение было сильнее. Вель и Дру наблюдали с происходящими метаморфозами.. Зверь, проходя сквозь стену изменялся, превращался в огромного сфинкса.  Затем, прощаясь, махнул огромными крыльями, сделал два круга, попытался пробиться к магу, но это ему не удалось. К Зарде подлетал еще один сфинкс. Он радостно проревел, призывая самку. Та, втянула воздух в дрожащие ноздри, угадала по запаху свою пару, ринулась на встречу. Звери кружились в воздухе в дивном танце, а затем полетели бок о бок  к далекому горизонту.

-          Теперь ваш черед, -улыбнулся старец.- От судьбы не уйдешь!

 

Дру схватил покрепче Вель, решительно направился к стене...

16. Духи озера, хранители жизни.

Хрустальная стена манила и притягивала со страшной силой.  И Дру и Вель было не по себе. Что их ожидает? Насколько чисты их сердца и помыслы? В кого они превратятся переступив черту? А что, если их участь - стать кровожадными монстрами и сотни лет прозябать в болотах междумирья?

Маг снова зашептал Вель слова для успокоения, вытянул вперед руку и первым переступил границу миров.Остановился и с опаской посмотрел на пальцы, ожидая перемены, помня как проходила метаморфоза у пантеры. Но его рука не изменилась, по прежнему оставалась человечьей. Воодушевленный и радостный маг сделал еще один шаг и почувствовал, что рука Вель, которую он сжимал со всей силой, стала истончаться, сделалась за мгновение прозрачной, а затем еле видной, неощутимой, призрачной. Он потерял девушку. Его любимой больше не было рядом.

Дру развернулся, чтобы вернуться в пещеру, но стена стала темной, черная поверхность блестела на солнце и не пропускала через себя. Он стал стучать со всей силой, сбивая в кровь костяшки пальцев.

-          Вель! Любимая! Если ты еще слышишь меня! Я отыщу дорогу и обязательно к тебе вернусь! Помни- мы с тобой одно целое!

И тут он обратил внимание на свою тень. Солнечные лучи освещали его спину, а на скале четко вырисовывались два огромных крыла. Его крылья!

Дру взмахнул ними, и с болем и отчаяньем помчался навстречу солнцу.

**                                                                   

Вель с ужасом чувствовала, что хватка мага становилась всё слабее, его рука истончалась и стала призрачной. Дру превратился в крылатого человека, попытался пробиться к ней, а затем улетел, оставив ее одну с белобородым старцем.

Девушка нахмурилась, внутренне собралась: не дождутся они ее слез и слабости и, зажмурив глаза, шагнула в неизвестность. ..

Когда же открыла их, то оказалась внутри темной пещеры. Впереди маячил мягкий зеленоватый свет. Девушка прощупала свое лицо, руки, потрогала одежду. Никаких изменений по себе не обнаружила. Она по прежнему оставалась Вель. Боль и тревога за судьбу Дру разрывало сердце, но плакать и раскисать было неуместно. Она даст волю слезам, когда вернется домой. Если вернется...

Веллина направилась к источнику света. Вскоре показалось огромное озеро, а в нем чуть колышась, отражался город. На поверхности и на берегу и под водой не было никаких строений.

Эта было загадкой, которую нужно решить. Как попасть в город, если он призрачный?

Девушка присела на один из сталагмитов, словно по наитию, достала из потайного кармашка монету -солнце. Та, вдруг вспыхнула.  Все двадцать четыре луча упали на поверхность озера. Мир изменился до неузнаваемости. Она уже была здесь однажды, когда добывала амулет Добра. Вот и то самое дерево, на котором росли золотые цветы и под ним вход в пещеру.   Хрустальный город на берегу. Хотя в прошлый раз его девушка не видела.

Вода в озере забурлила, на поверхность стал подниматься огромный змий, а затем выползать по плитам к ней. Вель вспомнила, как пришлось драться с ним Дру, при этом теряя года жизни. Она всхлипнула. Сейчас ей в одиночку не справиться с чудовищем. Но просто сдаться она не могла. Переложила в другую руку сияющую монету , обнажила свой меч.

Змей отразился в стальном клинке и превратился в красивого юношу с хрустальным обручем на челе. Длинные острые ушки выдавали в нем эльфа. Так когда-то называли первую рассу, ушедшую с земли вместе с богиней Ведой.

Его голос был похож на перезвон хрустальных колокольчиков.

Он сложил руки в приветствии.

-          Добро пожаловать эльфанелла Веллина. Хранители озера Жизни ждут тебя. - и жестом указал на хрустальную дорогу, ведущую в город. - Я провожу тебя, кузина.

-          А ты кто? - спросила Девушка, разглядывая бывшего змия.

-          Я - страж озера. Но мы с тобой уже встречались.  - улыбнулся он.

-          Надеюсь, я не сильно тебя искусала?- Вель лукаво состроила рожицу.

-          Шрам на пятке всегда будет напоминать тебя - рассмеялся юноша.

-          А зовут тебя как?

-          Сольвельсоль. Можешь называть меня просто Соль. Двух с именем Вель многовато будет в нашем городе.

-          А почему ты назвал мня кузиной? Разве мы родственники?

-          Очень дальние. Когда мой народ покидал землю, то богиня Веда оставила хранителем своего Сердца Мира потомка эльфа и человеческой девушки. Даже титул правителя Атэльсуэли звучит теперь как альфанелл - первый среди людей. Хотя по началу звучало по другому: эльфанелл - человек, с эльфийской кровью.

Соль и Вель прошли на главную площадь города. Их окружили жители. А затем подошли правители, отличавшиеся особой красотой и мудростью.

-          Мы слушаем тебя, дитя! С чем ты пришла к нам? Что за беды привели тебя, ибо не настал еще час твоего правления, как эльфанеллы Ательсуэли! Отец твой жив и с него никто не снял тяжкое бремя правления!

-          Он жив? - Веллина безмерно обрадовалась.- Тогда где же он?

Соль шепнул, что правителей зовут Линьлуань и Ляньсолень, но чаще их знают, как Инь и Янь - хранители женского и мужского воплощения.

Инь повела девушку к водному зеркалу, где по желанию можно было увидеть любое место многогранной вселенной. Она дотронулась до поверхности, по воде пошли круги, а когда вода успокоилась, то Вель увидела маленький островок среди болота, на котором спали двенадцать воинов и тринадцатый бородатый человек в одеянии из серебристой чешуи и золотым венцом на голове. Рядом с ним в землю был встромлен меч, очень похожий на тот, что держала сейчас в руке Веллина.

-          Они что, умерли? -вскрикнула девушка.

-          Нет, но если им не помочь, то это произойдет.

-          Тогда что с ними?

-          Они отравлены и спят уже много месяцев. Меч создал полог над ними, не допуская к телам хищников и людей и поддерживает жизнь. Но и его силы не бесконечны.Тебе нужно поторопиться. Меч-близнец поможет разрушить полог и спасти всех.

-          Да, да. Спасибо! А как мне туда попасть?

-          Соль поможет тебе найти путь.

Повелитель погладил Вель по голове, словно маленькую девочку:

-          Дитя моё, ты проделала очень длинный и опасный путь. Как награду, ты должна была получить второй меч, повелевающий призрачными воинами и подтвердить этим свое звание эльфанеллы. Так бы было, если бы твой отец умер и тогда меч появился бы у нас здесь, ожидая нового повелителя. Возможно, что вскоре тебе вновь придется проделать этот путь за ним. Но тогда ты уже будешь знать, что может ожидать тебя в пути и  будешь знать, как избежать опасностей. Но это будет потом. Отпустить тебя просто так, без награды сейчас мы не можем. Чтобы ты пожелала. И мы попробуем выполнить твою просьбу.

-          У меня только одно желание: чтобы те, кого я очень сильно люблю, были со мной рядом.

-          Мы подумаем над его исполнением. - улыбнулся Янь. - А теперь Соль, проводи принцессу Веллину к выходу.

Девушка поблагодарила гостеприимных хозяев и поторопилась. Длинноухий юноша проводил ее по хрустальному мосту к входу в маленькую пещеру и помахал на прощанье рукой. Монета-солнце освещала путь. Несколько крутых поворотов и она вышла у подножья другой, северной стороны горы западной части Атэльсуэли прямо за водопадом.

Вель очень устала. Поэтому решила немножко отдохнуть здесь, скрываясь за водной бесконечной стеной. Северные болота были такими же опасными, как и те воды, где пришлось им сражаться с Дру...

 

 

 

17. Обретение

Вель прислонилась к стене, закрыла глаза, попыталась оценить ситуацию.  Сколько дней прошло с того момента, как она на лодке поплыла по подземной реке?  Не знает. Это мог быть и день и месяц и год. Кто знает, как течет время в других измерениях. Что будет лучше: вернуться в город, собрать людей и пойти на поиски отца и его воинов, или продолжить одной путь? Южная часть безопасна, если не встретить воинствующих разбойников - чужеземцев. А она сейчас на северной. Через пещеру вернуться не удастся. Если бы был такой ход, то Соль провел бы ее по ней. Или был? но если она здесь, значит это решение верное, и ей предстоит в одиночку преодолевать опасности болот. Вель стала вспоминать карту острова, что видела в сокровищнице.  Храм призрачных воинов, в виде высокого обелиска она помнила, туда вела дорога из винтообразных деревьев. Деревья росли поодиноко. Она еще тогда обратила внимание, что среди болот есть три небольших островка и путь ее будет проходить рядом с ними.

Вель прошла сквозь водопад и всмотрелась в болота. Солнце стояло высоко, значит был полдень. К вечеру можно уйти далеко. Возможно, что ей удастся добраться до первого островка. Она еще по путешествию с Дру помнила, что ночью нужно надежное укрытие. Создания тьмы любят поохотиться на беззащитных людей. А в этом болоте они точно есть. Красочные рисунки до сих пор стояли перед глазами.

В нескольких метрах росло огромное дерево. Оно было необъятным. Даже те, что ей уже встречались, были стебельками по сравнению с этим гигантом. Вель подняла с земли длинную жердь, прощупала дно. Узкая тропа чуть покрытая болотной водой вела по направлению к дереву. Но стоило оступиться в сторону - дно не прощупывалось. А в бездне могли таится страшные монстры. Вель обнажила меч, взяла его в левую руку. Правой рукой жердью прощупывала путь.

Дерево было очень странным. Его широкие жесткие пятидесятиметровые листья, словно лопасти корабля уходили по спирали вверх. Болотная тропинка заканчивалась прямо у первого листа, что покоился на воде. сколько не прощупывала Вель воду - дороги в обиход не было. Путь был один - карабкаться наверх. Листок даже не колыхнулся, вес девушки был для него, что и вес мелкой мошки. Он не прогнулся , даже если бы на него залез огромный слон.

С листа на лист девушка шла, переползала, подтягиваясь на руках, поднималась всё выше и выше. Последний лист лежал поверх такого же листа другого дерева. Она перешла на него. Только теперь Вель приходилось спускаться вниз по спирали.

Иногда она от дерева к дереву пробиралась по болоту, иногда шла по цепочке из двух-трех деревьев. К вечеру оказалось, что эльфалина от водопада ушла недалеко. Ночевать осталась на верхушке дерева, соорудив себе подобие гнезда у ствола между листьями, что росли чаще, чем нижние. Длинная ворса ствола позволила выплесть боковые стены . Вель спиной оперлась о ствол, впереди воткнула в лист меч, и не выпускала его из рук. Надеялась, что будет защищена так же, как  и отец с воинами незримым пологом.

Едва солнце закатилось за горизонт, болота ожили. Тучи крылатых созданий поднялись в воздух, ища добычу. Что происходило внизу девушка не могла видеть. Она только слышала душераздирающие крики, чавкающие, воющие, шипящие. И старалась отвлечься, вспоминая всё хорошее, что было в ее жизни.

Иногда крылатые твари, с красными светящимися глазами подлетали совсем близко, но решетка из ворсы не подпускала близко. А сил разорвать или разгрысть  ее у них не было. Веллина благодарила Веду, свою мать и бабушку, что в свое время заставляли работать и учили плести из прутьев корзины. Это умение теперь спасало ее жизнь.

-          Мама, Дру, где вы теперь? - чуть всхлипывала девушка. Она уже не так беспокоилась о ночных тварях. А чуть небо засерело, наплакавшись, уснула крепким сном. Звуки на болоте утихли. Все монстры отправились в бездну.

Еды с собой не было. А сил тратилось много. Вель пришлось откупорить третью бутылочку и испить маленький глоток. И снова в путь.

Полная сил она прошагала целый день. На первом  и втором острове отца не было. Ночевать снова пришлось на ветках в сплетенном гнезде. Только теперь времени у нее до заката было больше, а гнездо покрепче. Не ожидая ночных гостей, девушка уснула, чтобы пораньше выйти в путь.

К третьему острову ей пришлось добираться по болоту. Хорошо, что она жердь не выбросила, а носила с собой. Вода здесь на дорожке достигала уже по пояс. Вязкая тягучая жидкость очень затрудняла путь.

Наконец Вель добралась до твердой почвы, ползком поднялась подальше от берега, немного полежала, отдышалась. Затем поднялась, стала всматриваться  в окрестные заросли густого кустарника, ища признаки пребывания здесь живых людей. островок выглядел пустынным. Но  именно эту местность, в этом девушка была уверенна на все сто, она видела в водном зеркале повелительницы Инь. Возможно, что невидимый полог скрывает спящих людей. Вель шаг за шагом шла по заросшему мхом островку, пока не наткнулась на невидимую пелену. Эльфанелла взмахнула своим мечом, разрубая тягучую субстанцию. Полог упал. На небольшой поляне в разных позах спало тринадцать человек. 

 

Девушка откупорила первый сосуд, обработала каждому открытые раны. Затем напоила их, вливая в рот по  капле со второго сосуда . Прошло совсем немножко времени и люди стали шевелиться, приходить в себя. Действие яда было нейтрализовано. Воины поднимались и с удивлением смотрели на хлопочущую возле них девушку в королевских одеяниях.

Веллина улыбалась и подносила очнувшимся третий флакон для восстановления сил.

Уже все двенадцать воинов, полные сил, стали в круговую оборону по периметру острова.А их повелитель никаких признаков жизни всё еще не подавал.  Веллина растирала ему руки, ледяные на ощупь. Пыталась услышать сердцебиение. Но всё напрасно. Повелитель по всем признакам был мертв. Но волшебный меч еще оставался стоять рядом с ним, и это давало надежду, что Веллину еще можно помочь! Она вливала в рот каплю за каплей со второго флакона. но всё тщетно - вода не помогала и повелитель не просыпался.

-          Отец! очнись! - ухватившись за грудки, тормошила его Вель - Не смей умирать! Я только нашла тебя!! - плакала она, хлесткая его по щекам маленькой ладошкой.-Дру! Где же ты, когда так мне нужен? Ты бы нашел решение!

Веллина  вспомнила мага и его последний подарок. Что он сказал? “Это тебе вскоре понадобится!” Это был последний шанс. Девушка вытерла слезы. Дрожащими руками вытащила небольшую шкатулочку, открыла ее и вынула маленькую бриллиантовую розу.

-          Только живи, - шептала она, впихивая ее в рот умершему.

-          Воины не вмешивались. Они молча стояли, опустив головы, наблюдая за действиями маленькой повелительницы.

Пару минут ничего не происходило и Веллина подумала, что артефакт не работает, как раздался громкий треск, словно от разряда молнии. Грудь повелителя поднялась и опустилась. Он стал дышать. Но всё еще находился в бессознательном состоянии.

Вель не верила своим глазам. Неужели всё получилось? Она влила в рот последнюю воду со второго сосуда и чуть ли не всю их третьего.

Веллин громко вздохнул и открыл глаза. Он увидел родное заплаканное лицо.

-          Даяна? - протянул он неуверенно.- Ты пришла за мной?

-          Нет, - улыбаясь сквозь слезы, промолвила девушка - Я - Веллина. Ваша дочь. Мама осталась дома.

Веллин вскрикнул, обнял дочку и долго не выпускал из объятий. Они сидели так, разговаривая, вспоминая Даяну. Но солнце уже катилось к закату, поэтому нужно было подумать о безопасности.  Разговоры пришлось отложить. Небольшой отряд тронулся в путь к ближайшему дереву, поднялись на его вершину. Там и переночевали.

Веллин с Веллиной проговорили почти до утра. Дочка рассказывала о своих приключениях, делилась утратой. Веллин вспоминал  свою жену и рассказывал о жизни на острове.

С первой утренней звездой они отправились дальше к храму Призрачных воинов.

18. Храм Призрачных воинов.

-          Два наших меча,- объяснял по дороге Веллин,- это два ключа между мирами. Один разрешает открыть наш мир и выйти за его пределы. Другой - открывает дверь и может впустить сюда призрачных воинов, дав им на время телесную оболочку, стать осязаемыми. Воины бессмертные и крылатые. Стать ими - это великая честь, которую не все могут заслужить.

-          Мой друг стал таким - всхлипнула девушка, боль разлуки полоснула по сердцу.

-          Я ничего не буду говорить тебе в утешение. Знаю, как это терять самых близких людей. Но видишь, судьба не всегда жестока. Она мне вернула тебя. И теперь мы вместе подумаем, как сделать так, чтобы твоя мама была здесь вместе с нами.

Вскоре показался островок  с отстроенными на нем жилыми помещениями и высоким обелиском.

Воины, что сопровождали повелителя ушли разжигать огонь, готовить еду, располагались в комнатах на отдых. Если обряд пройдет успешно, то до настоящего боя  оставалось менее пяти часов. А дорога по болоту уже утомила. Нужно было набраться сил. Воды из Озера осталось совсем немного.

Веллин с дочерью пошли к обелиску.

Каменная пирамида в раз десять превышала рост девушки. Как насчитала Вель, было двадцать четыре метровых в ширину граней с небольшими узкими бойницами вверху, у самой вершины. На одном из стыков граней была проделана щель. Вся пирамида пестрела  картинками и надписями на неизвестных языках.Веллин указал на вход, предлагая девушке пройти внутрь.

Вель пожала плечами, недоумевая, как можно протиснуться и поместиться внутри.

Но это оказалось гораздо проще. Щель только на первый взгляд была узкой. А на самом деле девушка даже не коснулась стен. А помещение, куда она попала, было огромным: сто воинов, вытянув руки и став рядом не соединили бы две противоположных стены. Стены изнутри покрывал черный полированный мерцающий камень. Посредине храма на мозаичном полу стоял огромный, хрустальный цветок с двадцатью четырьмя лепестками. В чашеложе было отверстие.

Веллин взял два меча, соединил между собой, рисунки на них были выполнены в зеркальном отображении. И вставил в середину хрустального цветка. Затем сверху рукоятки меча вставил монету-солнце.

-          Теперь будем ждать полдень - улыбнулся Веллин.

Они сели прямо на пол, наблюдая, как солнечный луч перемещается от бойницы к бойнице.

Когда солнце достигло самой высокой точки на небосклоне, солнечные лучи одновременно упали со всех бойниц прямо на монету солнце, отразившись в ней, полетели в стены, от них  в лепестки. Затем от лепестков снова отзеркалились в стену. За мгновение все помещение покрылось многотысячной сеткой отраженных лучей. А на лепестках материализовались очень высокие крылатые воины.

-          Мы слушаем тебя, правитель Веллин, - произнесли они одновременно.

-          Сердце мира поразило зло: чужеземцы, волею судеб попавшие на него творят бесчинства, убивают мирных жителей и рушат дома и устои. Помогите очистить землю от скверны. И если можно, невиновные пусть не пострадают!

-          Мы выполним твою просьбу. Да свершится правосудие во имя богини Веды!

Все воины были на одно лицо, словно близнецы. Вель надеялась, что одним из воинов будет ее Дру, она узнает его  и он хоть ненадолго побудет рядом. Но это осталось только мечтой.

Веллин вынул мечи. Пирамида раскрылась. Крылатые воины воспарили в небо, прихватив с собой всех с острова. Они перенесли их за реку на южную сторону.

Разбойники и мятежники не ожидали нападения. Они метались по своему поселку, отстреливаясь и отбиваясь. Но разве могли простые смертные противостоять могуществу крылатого племени. Всех, кто не упал на колени перед Веллином и не подчинился, были схвачены, унесены в болото и оставлены на островках. Всех, кто пережил встречи с ночными обитателями болот и тех, кто отдался милости правителя крылатые воины унесли в свой мир на суд зеркала  Истины. Восставший один раз, поднимет голову еще раз. Выполнив свою миссию, призрачные воины удалились.

Веллин с дочерью и отрядом воинов отправились домой на восточную сторону острова.

 

19. Любовь сильнее смерти.

Атэльсуэльцы радовались возвращению повелителя и юной Веллины. Жизнь на острове потекла своим чередом.

Ререз два дня всех разбудил перезвон колоколов. Такого раньше не было. Все: от мала до велика выбежали на улицу. На берегу реки рядом с их городком мерцали огни, сияло в небе северное сияние, звенели колокола. Потом закружил световой вихрь, а когда всё утихло, на этом месте появился в родной поселок Веллины: со всеми домами, постройками, людьми и животными. Все жители безмятежно спали в своих домах и не знали о происшедших переменах.

Веллина завизжала от радости, ухватила отца за руку, потянула за собой в родной двор, а затем в дом.

От громких криков домашние проснулись. Было всего: и радости, и слез. Силан и Лорена прижимали к себе уже чуть подросшего сынишку и Веллину. Даяна и Веллин не могли налюбоваться и намиловаться друг другом.

Из своих домов выходили рыбаки со своими семьями. Они не особо переживали, что оказались в неведомых краях. Один раз они теряли всё. А здесь их ожидала долгая жизнь без болезней и опасностей.

Устроили огромный праздник на острове. Веллин набрал воды из всех источников, напоил ею всех жителей. И новых и старых. Все помолодели. Даже борода Силана вновь почернела. А что говорить о Лорене и Даяне, что стали вновь юными, словно и их Веллина.

На острове отыграли несколько свадеб. Местные воины женились на рыбацких дочерях. Теперь за невестами не нужно было ехать за три-девять земель.

Лорена все искала глазами разбросанные на земле самоцветы. Но их не находила. Веллин пообещал ей прогулку за реку, где самоцветами была устлана вся земля. Вель же рассказала бабушке и об монстрах, обитающих на той стороне реки и жаждущих полакомиться человечиной. После этого Лорена о самоцветах больше не заикалась. А когда услышала рассказ внучки о Зеркале Истины, старалась быть не сварливой и негорделивой. И это ей удавалось.

Даяна ушла жить к Веллину во дворец. А Веллина поселилась в домике Дру.

Она понимала, что духи-хранители выполнили ее просьбу, переселив сюда родных и тех, с кем она выросла., кого любила.

Но того,  без которого она не могла жить, не было. Длинными вечерами и ночами плакала в пустой постели, убиваясь за любимым.

Прошел год. Веллина собралась и ушла на пристань, куда принесло их лодочку в первый раз, пройдя точку невозврата. Она забралась  в нее, смотрела в воду, обрывая и спуская на воду лепестки цветов в память чародея.

Яркий свет  в небе заслепил на секунду глаза. А когда зрение восстановилось, к ней с небес опускался Дру.

Он подхватил на руки Вель, закружил с ней в воздухе, целуя.

-          Дру! Любимый, это мне не снится? Это действительно ты? Как? Ты меня не бросишь?

-          Ни-ког-да! - отчеканил Дру, продолжая целовать Вель. - Я же обещал вернуться - и вернулся!! Или ты мне не рада?

-          Я не могу поверить! Как тебе удалось?

Дру с Вель на руках опустился на землю  и за мгновение крылья исчезли, словно из никогда не было. Видя, как изумилась девушка, он пояснил.

-          Ну, с этим придется мириться. Я могу их прятать, могу и материализовать. Такой довесочек никуда не деть. раз м наградило Зеркало Истины. А что до того, как мне удалось вернуться,- маг улыбнулся, обнял покрепче девушку к себе. - Помнишь, однажды я рассказывал тебе, как ко мне попала очень любопытная вещица. Ты всё ее хотела в детстве умыкнуть у меня, косу тремеры? Ну, я в том мире такого накуролесил. Брал косу и менял реальность по несколько раз на день. Все путаться стали- где реальный мир, а где иллюзорный. У них и так этих миров не счесть,  а еще я их начинаю путать, накладывая одни на другой. Надоело им это неопределенность. И отобрать косу не могут, закон такой и  добровольно я им не отдавал. Вызвали меня вновь  на суд Зеркала Истины. А что оно: приговор свой выполнила, бессмертием и крыльями наградила. А назад человеком родить не может. Тогда меня к духам-хранителям повели. Выслушали они жалобы на меня. Сказали, что это у меня баловство,и вреда этим никому не делаю. Но если останусь у них с этой косой тримеры, то вечность не да никому покоя. Вот духи и спросили, что я хочу в обмен на то, что отдам им артефакт. А у меня только одно желание - прожить с тобой рядом все годы, что мне отведены. Засмеялись Инь и Янь. Сорвали с дерева Жизни вот этот цветочек и велели дать тебе, чтоб ты его проглотила. Я отдал им косу, а они открыли мне небо. И вот я здесь. Ты согласна со мной прожить всю причитающуюся нам жизнь?

-          Согласна - прошептала Вель, тая в его объятьях.

-          Тогда ешь цветочек  повторяй: “Вместе и навсегда!”

-          Вместе и навсегда!!!

Дру поцеловал Вель, закрепляя клятву поцелуем. Огненный вихрь подхватил их, закружил. А когда утих, два крылатых человека, держась за руки и счастливо улыбаясь, полетели на восток, к дворцу повелителей Этельсуэли...

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 7 в т.ч. с оценками: 4 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


натаниэлла [08.01.2016 18:49] натаниэлла 5 5
Все уместила в одну статью? Вот и молодец!
Спасибо за историю!!!

sveta-voskhod [08.01.2016 21:17] sveta-voskhod 5 5
Спасибо огромное за прекрасную сказку! Скопировали и читаем! И, спасибо большое, за то, что добавила в друзья!

Ириша П [08.01.2016 22:17] Ириша П 5 5
Бесподобно! Волшебно! Красиво! Лена, браво!!!

Ленця [09.01.2016 09:28] Ленця
Спасибо, девочки, за поддержку и добрые слова!!!

Margot Valois [13.01.2016 18:40] Margot Valois 5 5
Очень понравилась сказка - легкая, чистая, гладкая, окутывающая и обволакивающая, добрая, с юмором, и просто - волшебная:о дружбе и любви, о том, что сильнее любой магии, и о том, что настоящее волшебство - в отважном и любящем сердце.

Sunny [14.01.2016 13:07] Sunny
Лена! Спасибо большое, что добавила меня в друзья. Конечно, я сразу же побежала к тебе в блог.:-)))
Замечательная сказка - пир твоей фантазии! Прочла всю, до конца.
Вот только ей бы еще хорошего редактора - очень режет слух, когда твой красивый, певучий, плавный язык вдруг "разбавляют" канцеляризмы - просто железом по стеклу. Ты создала собственный, чудесный, не похожий на другие, мир, где в итоге побеждают добро и справедливость - сейчас так не хватает таких светлых киниг и авторов! Вдохновения тебе!

Ленця [14.01.2016 19:40] Ленця
Спасибо, Sunny, это черновик.Его ждет переработка, правка и возможно, дополнения сюжета. Обновленный вариант потом снова загружу..

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Натаниэлла: Милка и Соловей. Книга первая. Глава 3. Визит Натаниэлла: Милка и Соловей. Книга первая. Глава 2 Операция внедрения Натаниэлла: Милка и Соловей. Книга первая. Глава 1. Пансионат Настёна СПб : Тихвинские монастыри

Список статей:
ДатаНазваниеОтзывыОписание
13.07.16 16:42 Снежное счастье для Бедной Тани 
Машинист тепловоза Иван Иваныч нервно поглядывал на циферблат ручных часов. Вместо положенных пятнадцати минут они стояли на разъезде уже все тридцать, а встречного поезда всё еще не слышно. Если так дело пойдет и дальше, то на этом перегоне он снова
24.02.16 18:14 Последний приют 
рассказ о перемещении во времени
24.02.16 18:14 За гранью реальности (Пародия на ЛФР) +18 
Доре улюлюканья показалось мало. Она посмотрела на полную луну, что сияла в темном небе, задорно громко завыла.Протяжный зов стократным эхом разнесся по округе, пугая обитателей замка, убегающего мужчину и лесных зверушек. Девушка
13.01.16 11:51 Под покровом призрачных туманов 
Сказка о добре и зле
09.01.16 16:12 Фитнес: его плюсы и минусы4
Хотите верьте, хотите - нет, выдумывать особо я не люблю. Но случилось это со мной в прошлом году.Моя пятнадцатилетняя дочка как-то вечером подошла и на полном серьезе говорит:- Мам, мне на тебя уже страшно смотреть и стыдно по улице рядом
09.01.16 10:51 Береги любовь3
Рассказ о любви, изменах и потерях
08.01.16 18:08 Точка невозврата или зачарованный остров7
Точка невозврата или зачарованный остров Часть первая.Не ходите, девки, замуж 1. Шторм. Солнце стояло в зените. Зеркальная поверхность моря мерцала миллиардами блесток. Они слепили глаза, мешая рассмотреть далекий берег. - Ну, надо же было



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение