Грот Прекрасной Дамы. Глава 2

Обновлено: 11.11.10 09:30 Убрать стили оформления
     

 

Ангелина замерла, еще не понимая, что произошло, и не смея надеяться, что кто-то пришел ей на помощь. Безжизненное тело лежало на ней, тяжелое и чужое, но оно хотя бы прикрыло немного ее наготу. Каторжники ошеломленно уставились на продырявленную между лопаток спину мертвого атамана. Но их остолбенение длилось не дольше нескольких секунд.

- Это он, хозяин, - первым опомнился Волчок, хватая наизготовку свое ружье. - Нельзя дать ему живым уйти, Алтын!

Хрипло выругавшись, клейменый бросил взгляд в окно, но никого не увидел.

- Эй ты, - заорал он, тоже вооружившись, - иди сюда, тварь, если не боишься!

- Я здесь, - раздался бесстрастный голос у них за спиной.

Оба обернулись. На пороге появилась высокая мужская фигура. В руках незнакомца блеснули пистолеты.

- Лови пулю! - рявкнул Волчок, взводя курок, и Алтын последовал его примеру.

Четыре выстрела грянули почти одновременно, заполнив избушку облаком порохового дыма. Столкнув с себя тело атамана, испуганная Ангелина спрыгнула со стола и забилась в угол. Зарычав от боли, Алтын упал на колено и выронил дымящееся ружье из раненой руки. Он промахнулся, но пуля Волчка, скользнув по одной из массивных железных скоб, вделанных в дверь и срикошетив, все-таки чиркнула по плечу незнакомца, окрасив его кровью. Сам же Волчок остался невредим.

Увидев кровь, струящуюся по руке ее избавителя, Ангелина похолодела. Мысль о том, что он может погибнуть, была страшна, как конец света. Один, раненый, против двух негодяев, которые не остановятся ни перед чем! Как ей быть?

Отбросив бесполезные пистолеты, неизвестный одним движением плеч избавился от длинного кавалерийского плаща, оставшись в зеленом мундире драгунского офицера и выхватил из ножен тяжелый палаш. Широкий, мощный клинок со свистом рассек воздух.

- Предупреждаю, - раздался в наступившей тишине низкий, глуховатый голос незнакомца. - Живыми вы отсюда не выйдете.

- А ты, сука, надеешься живым остаться? - точно разозленный кот, прошипел Волчок, и, сплюнув, картинно провел пальцем по лезвию казацкой шашки, появившейся в его руке.

- Посмотрим, - отозвался драгун. - Не будем торопить события.

Только теперь, краем глаза он взглянул на Ангелину, и сжавшаяся в углу девушка отчаянно покраснела, еще плотнее стянув на груди остатки платья, словно и не лежала только что, голая, как ладонь, на глазах троих насильников. Незнакомец не произнес ни слова, только едва заметно кивнул ей,  успокаивающе прикрыв веки. Она ответила ему взглядом, в котором отчаянно кричали боль, страх и невыразимый стыд. Но боялась она уже не за себя.

Обмен взглядами занял не больше секунды. А в следующий миг Волчок с шашкой и Алтын, вооружившийся тяжелой булавой с шипастым наголовьем, набросились на офицера.

Зазвенела сталь. Прислонившись спиной к двери, драгун молниеносно  отражал удары обоих противников, не подпуская их слишком близко благодаря длине палаша. Но неумолимое желание убить так ясно читалось на остервенелых физиономиях разбойников, что исход поединка вряд ли мог быть для него благоприятным. Ангелина, никогда не отличавшаяся особой наблюдательностью, неожиданно заметила: ее спаситель держал палаш в левой руке, а ранена была правая. Значит, к счастью, он был левшой, и использовал для боя здоровую руку.

Но и Алтыну, казалось, не мешала раненая рука, он со свирепым упорством кидался на драгуна. Кривая шашка тоже легко ходила в ладони Волчка, судя по всему, молодой разбойник получил неплохие навыки казацкого фехтования. Но палаш неминуемо отбрасывал назад и того, и другого. Поистине, незнакомец орудовал своим клинком с исключительным мастерством. Удары сыпались на него с обеих сторон, но он не пропустил ни одного, жестко парируя каждый выпад. Он больше защищался, чем нападал, по-видимому выжидая подходящего момента, но даже эта осторожная тактика в конце концов вывела из себя каторжников, привыкших к более легкой добыче.

- Живучий, сука, - хрипло выдохнул Волчок между двумя ударами. - Только надолго ли хватит тебя, красавчик? Все равно я тебя здесь за яйца повешу, и буду эту курву у тебя на глазах...

Договорить он не успел. Клинок палаша просвистел в воздухе, повинуясь руке невозмутимого драгуна и с омерзительным капустным хрустом голова Волчка с выпученными глазами  слетела с плеч.

Вид стоящего обезглавленного тела, из шейных артерий которого мгновенно хлынул фонтан крови, был так ужасен, что Ангелина невольно закрыла лицо руками. Тошнота подкатила к горлу. Тело Волчка с глухим стуком завалилось набок и бесформенной тушей распростерлось по полу. В эту секунду Алтын, взревев от ненависти, которая удесятерила его усилия, всем телом бросился на драгуна, не обращая внимания на грозящий ему клинок.

Все произошло почти одновременно: острие палаша вошло в грудь Алтына, а булава в его дрогнувших руках полоснула шипами по бедру драгунского офицера. Ошеломленной Ангелине, не сдержавшей хриплого вопля, показалось, что разбойник метил в живот или пах, но удар палаша сбил его прицел.

Невнятно выругавшись, драгун выдернул клинок из груди сдавленно застонавшего разбойника, и оттолкнул его тело, грузно опрокинувшееся на спину. Затем, сдернув шейный платок, разорвал его на две полосы, туго перетянул раненые предплечье и ногу, и отпихнув валявшуюся под ногами булаву, остановился над умирающим.

- Кто вас послал? - резко осведомился он. - Говори!

Алтын с трудом открыл глаза, из которых с каждой секундой уходила жизнь. Несколько мгновений он молча смотрел на вопрошающего, словно желая до конца запечатлеть в памяти черты своего убийцы, и наконец, тяжело переводя хриплое дыхание, прошептал:

- Тебе... все равно... не жить, князь. Таких... как я... много.

- А умереть с чистой совестью ты не хочешь? - бросил драгун, нахмурившись. - Скажи то, что знаешь, будь хоть перед смертью человеком!

Губы умирающего слабо шевельнулись, словно он пытался улыбнуться.

- Будь ты проклят, - выдавил он едва слышно.

Слабая судорога пробежала по его телу, и глаза закатились. Драгун тщательно вытер клинок носовым платком, бросил его на землю, и вложил палаш в ножны. Несколько мгновений он молча стоял возле трупа, скрестив руки на груди, словно в глубокой задумчивости. Слабый шорох, раздавшийся из угла, где пряталась девушка, напомнил ему о спасенной им жертве, заставив поднять голову.

Глаза их встретились.

Ангелина, не выдержав его взгляда, опустила ресницы. Нагнувшись, офицер поднял свой плащ, тщательно отряхнул его и прихрамывая, приблизился к девушке. Ангелина схватила предложенное одеяние и поспешно закуталась в него. Правда, плащ был мокрый, но какое это имело значение?

Почувствовав себя более уверенно, когда нагота ее скрылась за складками плаща, девушка бросила на своего спасителя осторожный взгляд. Она подозревала, что выглядит не лучшим образом. Скула припухла и горела от удара, не исключено даже, что на ней появился кровоподтек.

- Как вы, барышня? - негромко произнес офицер, стараясь не смущать девушку слишком пристальным взглядом.

Ангелина попыталась ответить, но не смогла. Ее колотила дрожь. Несколько мгновений она боролась с собой, но сдержаться все-таки не сумела, и закрыв лицо руками, отчаянно разрыдалась.

Офицер смотрел на девушку с искренним сочувствием, но, по-видимому, не решался прикоснуться к ней, боясь испугать.

Он был очень красив. Высокий, прямой, как лезвие, крепко и безупречно сложенный. Густые, черные волосы обрамляли необыкновенно притягательное, загорелое лицо, возраст которого определить было бы нелегко. Быть может, двадцать пять, а может, уже и за тридцать. Черты лица могли принадлежать и юноше, но из-под соболиных бровей смотрели большие, беспросветно-черные глаза с тяжелой поволокой, во взгляде которых не было и тени юношеской наивности. Это были глаза зрелого мужчины, прошедшего огонь, воду и медные трубы. Точеный римский профиль, чуть крупноватый и чувственный рот, и небольшой, но жестких, упрямых линий подбородок только усиливали ощущение трагического и завораживающего противоречия, исходящего от его лица.

- Простите, - всхлипнула Ангелина, - я...

- Не говорите ничего, - мягко перебил ее драгун. - Все понятно без слов.

Но она плакала, не в силах остановиться, выплескивая пережитый ужас, отвращение и унижение, и офицер наконец осторожно взял ее за хрупкие, вздрагивающие плечи и притянул к себе. Без малейшего страха или стеснения, Ангелина прижалась лицом к  широкой груди своего рыцаря и зарыдала еще горше. Она чувствовала, как сильные руки сомкнулись на ее спине, гладя и успокаивая, точно ребенка. Рядом с ним, большим и сильным, она казалась себе такой маленькой. Его пальцы коснулись ее спутанных волос, ласково перебирая их. Так она стояла в объятиях незнакомца несколько минут, постепенно затихая, лишь временами всхлипывала и вздрагивала от пережитого, слушая его тихий, успокаивающий шепот, завороженная этим низким, бархатным голосом и теплом его дыхания, касавшегося ее щеки.

- Ш-ш-ш, малышка, не плачь, все прошло. Тебя больше никто не обидит, никогда.

Он говорил, словно любящий отец. Отец, которого у нее никогда не было... Внезапно Ангелина ощутила под пальцами кровь, и виновато отстранилась.

- Вы ранены, - она готова была снова заплакать, - ранены из-за меня. Как я могла забыть об этом?

-Успокойтесь, - произнес офицер. - Прежде всего, скажите мне, кто вы и как здесь оказались?

Ни на секунду не усомнившись в праве ее спасителя выпытывать у нее все эти сведения, Ангелина послушно назвала себя. Судя по проблеску некоторого интереса, промелькнувшему в глазах ее собеседника, имя ее деда, которое она упомянула, было ему хорошо известно. Без всякого колебания, точно под гипнозом, она изложила вкратце и историю своего появления в сторожке, не умолчав даже о притязаниях Максима. Едва ли она осознавала в эту минуту, что говорит.

Пока Ангелина рассказывала, офицер перезарядил пистолеты, каким-то образом отыскав в горнице запас сухого пороха. Краем сознания Ангелина отметила, насколько свободно он чувствует себя в этой избушке, словно не раз бывал здесь. Едва она договорила, за окном послышалось конское ржание, и негромкое чваканье копыт по раскисшей земле. В глазах Ангелины вновь заплескался страх.

- Я узнаю, кто это, - отрывисто бросил молодой человек, взводя курок пистолета.

 Он бережно, но решительно отстранил цеплявшуюся за него девушку, и  вышел за порог. Несколько мгновений Ангелина, напрягая слух, прислушивалась к тихому разговору, доносившемуся извне. Наконец драгун вернулся  в сопровождении Максима Токмакова.

Юноша, мокрый, грязный и явно усталый, невольно попятился назад при виде трупов, но заметив истерзанную подругу, бесстрашно перескочил через обезглавленное тело Волчка, бросившись к ней.

- Анжель, - воскликнул он. - Господи, что случилось с тобой?

Ангелина смотрела на него, точно не узнавая. Господи, как давно она видела его в последний раз, и насколько безнадежно выпало из ее памяти это лицо. Не появись Максим здесь, она еще нескоро вспомнила бы о том, что он когда-то был в ее жизни...

- Ничего, - без всякого выражения отозвалась Ангелина. - Зачем ты пришел?

- Зачем я пришел? - патетически возопил Максим. - Я чуть с ума не сошел от беспокойства, я уже три часа брожу по лесу под проливным дождем, разыскивая тебя, и когда я, наконец, тебя нахожу, ты спрашиваешь, зачем я пришел?

Еще несколько часов назад возмущение Максима, может быть, и нашло бы какой-нибудь отклик в душе Ангелины, но сейчас она была слишком далека от старого друга и всего того, что было с ним связано. «Как странно, - с полнейшим безразличием внезапно подумала она, - если бы я согласилась вытерпеть поцелуи Макса, то, скорее всего, этот день уже завтра выветрился бы из моей памяти».

Прервав свои размышления, она машинально прислушалась к тому, что продолжал говорить Токмаков:

- Когда я нашел в лесу Каллисто, у меня чуть сердце не остановилось от ужаса. Я решил, что она сбросила тебя, может быть, затоптала, и ты лежишь без сознания, или не можешь идти. Только Богу известно, что я пережил за это время. Хорошо, что потом я вспомнил об этой сторожке...

- Ты нашел Каллисто? Как это мило.

Юноша немного смутился:

- Не совсем так. Я видел ее, но, к сожалению, не смог задержать. Она убежала.

- Очень жаль, - бесстрастно произнесла Ангелина.

Максим озадаченно взглянул на подругу, начав, наконец, понимать, что здесь явно что-то не так.

- Но что с твоим лицом, ma cherie[1]? И почему здесь эти мертвые тела? Не молчи, Анжель!

Но девушка равнодушно молчала, словно не слыша.

- Послушайте, сударь, - помедлив, свысока обратился Максим к драгунскому офицеру, - я хотел бы знать, что здесь, собственно, происходит.

Драгун, который стоял возле стола, раскладывая на куске чистого полотна моток льняного бинта, корпию и несколько кусочков адского камня, извлеченных из маленькой кожаной шкатулки, которую он, очевидно, нашел в доме, даже не повернул головы в ответ на эту надменную тираду. Но до ответа все же снизошел:

- В таком случае, попросите барышню просветить вас, сударь.

- По какому праву вы разговариваете со мной в подобном тоне? - раздосадованный юноша остановился перед драгуном, требовательно глядя в его невозмутимое лицо, на котором не дрогнул ни один мускул.

- Ну, хотя бы по праву хозяина этого дома. Между прочим, я вас сюда не звал.

- Хозяин? - брови Максима недоверчиво приподнялись. - Стало быть, вы...

- Князь Андожский, к вашим услугам, - сухо сообщил офицер, и добавил: - Если вас это не слишком затруднит, соблаговолите оба отвернуться на несколько минут. Мне нужно обработать рану.

- Может быть, я все-таки могла бы помочь вам? - робко спросила Ангелина, между тем как Максим, нарочито пренебрежительно осмотрев залитую кровью одежду князя, молча отвернулся к стене.

Андожский бросил через плечо взгляд на девушку.

- Благодарю вас, мадемуазель. Со второй я справлюсь сам, а потом... если хотите, вы поможете мне с первой.

Покраснев, Ангелина поспешно отвернулась. В самом деле, пожалуй, было слишком рискованно с ее стороны предлагать свое содействие в перевязке столь интимно расположенной раны. Несколько минут она молча стояла рядом с Максимом, и, наконец, юноша прервал молчание:

- Я все-таки хотел бы знать, что здесь произошло.

- Именно то, чего не случилось бы, если б вы не бросили девочку одну в глухом лесу, - услышала Ангелина спокойный и неторопливый голос Андожского.

- Но это не по моей вине! - Максим с отвращением покосился на трупы разбойников. - Поймите, я сделал все, что от меня зависело, чтобы разыскать ее...

- Приберегите оправдания для князя Сабура, юноша. Его они заинтересуют больше, чем меня.

При мысли о том, что ему придется держать ответ перед дедом Ангелины, крутой нрав которого давно стал притчей во языцех во всем уезде, Максим переменился в лице.

- Но, я надеюсь, непоправимого все же не произошло? - осторожно осведомился он. - Эти люди... они ничего не успели сделать тебе, Анжель?

Не глядя на него, девушка меланхолично пожала плечами.

- Смотря что считать непоправимым, - потеряв терпение, рявкнул Андожский. - Если душевное потрясение, которое она пережила, не кажется вам существенным, то вы можете спать спокойно: непоправимого не произошло.

Вспышка гнева, так неожиданно поколебавшая спокойствие этого человека, которого, казалось, невозможно вывести из себя, погасла так же внезапно, как и возникла. Спустя несколько мгновений он добавил, уже тоном ниже:

- Вы можете повернуться, я закончил.

Красный, как рак, Максим обернулся и шагнул к офицеру:

- Я хотел бы знать, сударь, как долго вы еще намерены демонстрировать свою доблесть, попутно втаптывая меня в грязь? Допустим, вам повезло оказаться в нужное время в нужном месте, но только не старайтесь убедить меня, что трое грязных бродяг были такими уж опасными противниками...

- Максим, замолчи. - ногти Ангелины непроизвольно впились в ладони, глухая ненависть шевельнулась в сердце, никогда не знавшем прежде даже тени подобных чувств. - Замолчи и уходи отсюда. И как можно скорее.

- Уйти? - развернулся к ней вспыхнувший Токмаков. - И оставить тебя в обществе этого du chevalier errant[2]? А ты не боишься, ma petite[3], что он может потребовать определенную награду за твое спасение?

Эти гнусные слова оказались последней каплей, переполнившей чашу терпения Ангелины. Они еще не успели затихнуть на губах юноши, как его щеку обожгла хлесткая пощечина, - вторая за этот день, нанесенная той же рукой, но на этот раз гораздо более внушительная.

- Пошел вон, - сквозь зубы процедила девушка.

Мгновение Максим смотрел на нее диким взглядом, потом молча развернулся и пошел к порогу, демонстративно игнорируя Андожского. Но когда рука его коснулась двери, тишину нарушил голос князя, заставивший его замереть:

- Одну минуту, юноша. Постарайтесь больше не попадаться мне на глаза. Иначе, как Бог свят, я прихлопну вас раньше, чем из никчемного мальчишки вы превратитесь в такую же никчемную особь мужского пола.

Несколько секунд Максим раздумывал над ответом и, наконец, не оборачиваясь, произнес:

- Спасибо за предупреждение, князь. Только и вы будьте настороже. Поверьте,  мальчишки иногда могут быть опаснее мужчин. Вы еще убедитесь в этом... со временем.

Дверь захлопнулась за ним, половицы скрипнули под торопливыми шагами, и вскоре тень всадника мелькнула за окном.

- Господи, - выдохнула Ангелина, бросив виноватый взгляд на своего спасителя, - мне так стыдно за него. Я никогда не думала, что он способен на такое. Если бы не вы... Я не знаю, как мне благодарить вас, сударь...

Андожский вынул часы.

- Уже почти девять, - сообщил он, щелкнув крышечкой. – Пойдемте, мадемуазель Ангелина. Ваш дед, должно быть, уже надежду потерял вас увидеть, так что не будем испытывать его терпение.

- Я только перевяжу вашу рану, - предложила девушка.

- Ну что ж, пожалуй, - после паузы согласился Андожский, и принялся расстегивать мундир.

Сняв его и окровавленную рубашку, он опустился на скамью, стоявшую возле стола. Ангелина молча перевела дыхание, чувствуя, что краснеет.

До сих пор ей не приходилось видеть вблизи мужчину с обнаженным торсом, но то, что открылось ее глазам в эту минуту, оказалось по-настоящему прекрасно. Андожский был, пожалуй, немного худощав, но тем не менее, пропорции его загорелого тела были способны вызвать опасное сердцебиение не только у невинной барышни. Рельефные мускулы рук, великолепная, широкая грудь, отмеченная шрамами, тонкая талия и узкие, крепкие бедра могли бы принадлежать античной статуе, но вряд ли нашлась бы женщина, способная воспринимать этот соблазнительный образчик мужского пола, только как произведение искусства.  

Запахнув плащ максимально глубоко, чтобы он не мешал работе, девушка закатала рукава. Молодой человек молча сидел на скамье, не глядя на нее, и с трудом преодолев внезапную робость, Ангелина все-таки решилась прикоснуться к каменно-твердому бицепсу, чтобы осмотреть рану. Она была, к счастью, неглубока, и уже не кровоточила. Пуля прошла по касательной, не оставшись в теле. Смыв кровь дождевой водой, плескавшейся в кадушке, Ангелина прижгла рану адским камнем, и наложила тугую повязку.

- Знаете, о чем я думаю? - тихо сказала она, наблюдая за тем, как Андожский, поблагодарив ее, взялся за рубашку.

Он вопросительно приподнял брови, глядя на нее, что на мгновение сделало его лицо совсем юным и волнующе беззащитным. Щеки Ангелины жарко полыхнули. Отступив на шаг, она продолжила дрогнувшим голосом:

- Я все еще не знаю вашего имени. За кого мне молиться, князь? Как зовут моего спасителя?

- Слишком громкие слова, мадемуазель Ангелина, - чуть помедлив, ответил Андожский. - Благодарите лишь Бога за то, что я, как сказал этот мальчик, оказался в нужное время в нужном месте. А зовут меня Даниил. Даниил Романович.

- Мой судья Бог, - грустно улыбнулась Ангелина.

- Что?

- Ваше имя означает - «Мой судья - Бог», - объяснила девушка.

Даниил Андожский коротко рассмеялся:

- Вот забавно. Неужели вы знаете древнееврейский?

-Нет, я не настолько образованна. Просто... это мое самое любимое имя, - призналась девушка. И помолчав, добавила: - И оно вам удивительно подходит. Вы вершите правосудие так, как считаете нужным, соглашаясь держать ответ лишь перед Богом...

Несколько мгновений, застегивая пуговицы зеленого мундира, Андожский внимательно вглядывался в задумчиво отстраненное девичье личико и, наконец, негромко кашлянув, произнес:

- Ну, раз вы уже превратили меня в романтического героя, значит, с вами все в порядке, мадемуазель. А теперь идемте, я отвезу вас в Вознесенское. Наш интересный разговор мы сможем продолжить в дороге, включая оды и панегирики в мою честь.

- А эти... люди? - боязливым кивком головы Ангелина указала на трупы.

- Это дело капитана-исправника. Вернувшись домой, я пошлю за ним. Если же они не нужны властям для опознания, что вряд ли, их похоронят мои слуги.

Зачерпнув воды березовым ковшом, Данила Андожский залил огонь в печи и остановился на пороге, ожидая Ангелину. Но прежде чем они покинули избушку,  девушка тихо произнесла:

- Простите, что я задаю вам этот вопрос, Даниил Романович, но... как вышло, что вы оказались в лесу именно в это время?

Данила медленно повернулся к девушке, но ответил не сразу.

- Я тоже думал сейчас об этом, - отозвался он наконец. - Мое появление здесь - не случайность. Сегодня утром я получил анонимное письмо с просьбой о встрече, именно в этом месте,  и в это самое время. И насколько я понимаю, ждать, что автор письма явится сюда сам, уже не имеет смысла...

 

                                                       * * *

До села Вознесенского Ангелина и князь Андожский добрались уже в полной темноте. Въехав под арку ворот, отмечавших границу усадьбы, они оказались в начале длинной аллеи, обсаженной старыми липами. Данила натянул поводья, и светло-гнедой гунтер, безропотно несущий двойную ношу, остановился. Ангелина, сидевшая в седле впереди, бросила на князя вопросительный взгляд. Несмотря на усталость, она держалась прямо, как струнка, смущенная тем, что рука молодого человека обнимает ее за талию, а    спина невольно опирается на его широкую грудь. Но Данила казалось, не замечал ее смущения, сосредоточившись на едва различимой во мраке дороге.

Ночь была темная. Тусклый свет луны едва пробивался сквозь облака. Но за деревьями, немного рассеивая мрак, поблескивали огоньки - это светились окна старого особняка. Он был едва виден отсюда, но Данила смотрел не на него. Ангелина поняла, что внимание князя привлек небольшой, слабо освещенный флигель, расположенный неподалеку, по соседству с длинным фасадом оранжереи.

- Кто живет в этом доме, мадемуазель? - осведомился молодой человек.

- Наш управляющий, - ответила девушка.

- Вы ему доверяете?

- Да, конечно, - отозвалась Ангелина, немного удивившись вопросу. - Вы хотите...

- Да. Не стоит появляться в доме в подобном виде, потом при всем желании сплетен не оберешься. Давайте навестим вашего управляющего.

Проехав между деревьями, Данила бросил поводья возле обшитого тесом маленького домика, и осторожно сошел на землю, стараясь не беспокоить раненую ногу, затем помог сойти Ангелине, и привязал коня. Но едва они ступили на крыльцо, как за дверью послышались торопливые шаги, она распахнулась, и на пороге появился невысокий, грузноватый мужчина, вооруженный карабином.

При виде двух темных теней, застывших на пороге, он невольно отпрянул, но в следующий миг, точно не веря своим глазам, уставился на девушку:

- Ангелина Николаевна! Неужели вы?

- Я, Лев Яковлевич, - едва слышно выдавила Ангелина.

На языке у управляющего вертелось, должно быть, немало неласковых слов, но, услышав этот измученный голос, он невольно сдержался. Краем глаза взглянув на безмолвного Андожского, Лев Яковлевич негромко и торопливо произнес:

-  Что случилось? Уже несколько часов вас вся дворня разыскивает. Когда мадемуазель Ленуар одна вернулась, у Матвея Степановича едва удар не случился. Мужики уже и в Горицах были, и до самого Белозерска все деревни обошли, нигде вас нет. Я в Токмаковку два раза уже людей посылал - говорят, нет Максима Петровича дома, и все тут. Думал сейчас сам туда поехать, душу вытрясти из этого мальчишки...

- А дедушка? - Ангелина едва сдержалась, чтоб не заплакать. - Он дома?

- Пока да. Мы с ним вместе собирались к Токмаковым поехать, так что он меня ждет... Но где же вы были, Ангелина Николаевна?

- Простите, что вмешиваюсь, - раздался голос до сих пор молчавшего Андожского, - но будет лучше всего, если вы приведете сюда князя Сабура и кого-нибудь из женской прислуги. Ваша барышня попала в затруднительное положение, и в таком виде ей нельзя возвращаться домой.

Управляющий бросил цепкий взгляд на говорившего:

- Прошу прощения, сударь. Я могу узнать, что вы имеете в виду под словами «затруднительное положение»?

Но терпение Данилы, было, видимо, уже на пределе.

- То, что я имею в виду, никоим образом вас не касается, - сухо отчеканил он. - Надеюсь, я выразился понятно?

Было и вправду слишком темно, чтобы управляющий мог разглядеть в каком плачевном состоянии находится его юная хозяйка, но резкие слова сопровождавшего ее незнакомца, яснее ясного обрисовали ему положение дел. Он хрипло перевел дыхание, с ужасом глядя на Ангелину, и наконец, справившись с собой, выдавил:

- Пройдите в дом, и подождите. Я сейчас приведу князя и вашу горничную...

Приближающийся стук копыт прервал его слова.

- Впрочем, вот и он сам... - пробормотал управляющий, оборачиваясь к всаднику, силуэт которого мелькнул на свету между деревьев.

Старый князь Сабур натянул поводья и бросил взгляд на испуганно сжавшуюся при его появлении внучку.

- Ты?!.. Матерь Божья! Жива и невредима! Так где ж ты была все это время, дрянь?

- Матвей Степанович, побойтесь Бога, - запротестовал было управляющий, но его прервал Андожский.

- Поосторожнее с выводами, князь. Не пугайте девушку, ей и без того досталось.

Он выступил из темноты, заслонив собой онемевшую, дрожащую Ангелину.

- А это еще кто? – в бешенстве выкрикнул старик. – Что за заступник? Да что, черт возьми, здесь происходит?

- Я князь Андожский-младший, ваш сосед, - спокойно представился Данила. - Если помните, сударь, мы знакомы.

- Допустим, и что с того?

- Если вы дадите мне возможность, я расскажу все с самого начала.

- Может быть, вы пройдете в дом? – рискнул вставить Лев Яковлевич. – Там вам будет удобнее.

Выругавшись сквозь зубы, старик спешился, и бросил поводья управляющему.

Он первым переступил порог, за ним последовали Данила и Ангелина. Проведя гостей в небольшую гостиную, управляющий зажег свечи и вышел, повинуясь знаку хозяина. Расположившись на диване, князь Сабур резко произнес:

- Я слушаю, сударь, только покороче.

Когда пламя свеч озарило комнату, Ангелина поспешно отвернулась к стене, боясь, что дед снова придет в ярость, увидев синяки на ее лице. Ободряюще улыбнувшись ей, Данила сел на стул посреди комнаты.

- Я думаю, начало этой истории вы уже знаете, - заговорил он. – Мадемуазель Ангелина оказалась наедине со своим приятелем на берегу реки. И он начал домогаться ее.

- Что?!.. – старик резко поднялся с места и бросил взгляд в сторону скорчившейся в углу внучки. – Этот сукин сын посмел?..

- Сначала выслушайте, сударь, - не слишком вежливо оборвал его Данила, терпение которого сверх меры подвергалось испытаниям за этот вечер. – К сожалению, это еще не самое худшее.

- Так говорите, черт бы вас взял! – в ярости выкрикнул старый князь, снова плюхаясь на диван.

- Проще говоря, он полез к ней с поцелуями, - вновь обретя свое обычное бесстрастие, продолжал молодой драгун. – Мадемуазель Ангелина испугалась и чтобы избавиться от него, решила скрыться в лесу. Вскоре после этого началась гроза, и конь сбросил ее, испугавшись молнии. Она пыталась догнать его, но только заблудилась в чаще. Потом набрела на сторожку, которая принадлежит моей семье, и решила переждать дождь там. А потом туда вломились трое беглых каторжников...

Голос Данилы оборвался, когда он заметил, как дрогнуло и помертвело лицо старика. Но, собравшись с духом, все-таки договорил:

- Я появился там, когда они хотели надругаться над ней. И остановил их.

Воцарившаяся в комнате после этих слов тишина, в которой отчетливо слышался лишь мерный стук часового маятника, была невыносима. Князь Сабур медленно поднялся, едва переставляя ноги, пересек комнату и, остановившись перед Ангелиной, развернул ее лицом к себе.

Багровая от стыда, девушка вжала голову в плечи, и зажмурилась, не в силах встретиться с ним взглядом. Негнущимися пальцами приподняв ее голову за подбородок, Матвей Степанович вгляделся в изуродованное синяками, распухшее лицо внучки. На миг она подняла на него глаза, полные слез, но не выдержала его взгляда, и снова опустила веки. У старика задрожали губы. Тяжело переведя дыхание, он отвернулся от Ангелины и выпрямившись, как шест, в упор взглянул на поднявшегося Андожского.

- Где эти выродки? – его голос был леденяще спокоен.

- Мертвы, - глухо отозвался Данила, бессознательно до боли сжав в ладони рукоять палаша.

- Все?.. – голос старика прервался.

- Да.

Несколько мгновений князь Сабур оставался неподвижен, затем шагнул к Андожскому, молча стиснул его ладонь в крепком рукопожатии, и резко развернувшись, вышел из комнаты.

Переступив с раненой ноги на здоровую, Данила устремил взгляд на зияющий чернотой дверной проем, в котором скрылся старик. Он не ждал благодарности. Но теперь знал, что ему не надо больше того, что он сейчас получил...

 

 Читать дальше

 


[1] Моя дорогая (франц.)

[2] Странствующего рыцаря (франц.)

[3] Моя маленькая (франц.)

   


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 6 в т.ч. с оценками: 3 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


[05.03.2011 14:33] Rin 5 5
Супер!

Бедная девушка... так испугалась! Всё-таки повезло ей, что спасение вовремя пришло.
А офицер... настоящий рыцарь! И как сражался! Описание этого молодого человека -
Максим заносчивый юнец... строит из себя оскорблённого, дурак Да ещё все эти его некрасивые слова. Пощёчину заслужил!
Интересно, что там с анонимным письмом, которое пришло Даниле... https://lady.webnice.ru/forum/images/advsmiles/scratch_one-s_head.gif
Князь Сабур не очень-то вежливым сначала показался... но его тоже можно понять.

Одинец [05.03.2011 20:49] Одинец
Лена, спасибо, мне так приятно, что ты оценила Данилу.
А дедушка Сабур вообще ужасный грубиян, но я его больше всех люблю))

Lady in White [06.03.2011 10:33] Lady in White 5 5
О, а вот и герой появился!!! Мне очень понравилось, как ты описала Данилу... Да-а, как в такого не влюбиться было?..
Рада, что все насильники получили по заслугам!
Вот только интересно, кому понадобилось убить Данилу? https://lady.webnice.ru/forum/images/advsmiles/scratch_one-s_head.gif
Максим - отвратительный тип. Вроде и хорошо поступил, искал Ангелину, но... какой-то он скользкий да ещё и так грубо себя повёл... Молодец, Ангелина, что дала ему пощёчину! вторую за день
только вот насторожила меня последняя реплика Максима... Мне кажется, придётся им ещё с Данилой столкнуться, и скорее всего Максим покажет себя не с хорошей стороны...
Дедушка Сабур мне очень понравился! Мне вообще нравятся такие вот образы... Грубый, но всё же видно, что внучка ему очень дорога хотя уверена, что жить с таким трудно

Спасибо, Марина!

Одинец [06.03.2011 15:27] Одинец
Ри, спасибо, когда герои производят впечатление, это такая радость! Ты всех так правильно по полочкам разложила!

натали [28.06.2015 01:11] натали 5 5
Марина, Даниил безупречен сильный, смелый и красив как Аполон. Ай да спаситель!Как он бесстрашно сражался с этими тремя выродками и одержал победу. А вот Токмаков так повел себя отвратительно. А дедушка Ангелины хотя и крутого нрава,но умеет быть благодарным. Марина чудесное оформление романа, прекрасные образы героев, спасибо.

Одинец [28.06.2015 17:44] Одинец
натали писал(а):
Марина, Даниил безупречен сильный, смелый и красив как Аполон. Ай да спаситель!Как он бесстрашно сражался с этими тремя выродками и одержал победу. А вот Токмаков так повел себя отвратительно. А дедушка Ангелины хотя и крутого нрава,но умеет быть благодарным. Марина чудесное оформление романа, прекрасные образы героев, спасибо.


натали, благодарю, что продолжаешь делиться своими мыслями о прочитанном. Очень рада, что Даниил и дедушка Ангелины тебе понравились. За оценку оформления и образов - отдельное спасибо. так ценно, когда старания не остаются незамеченными)

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Одинец: Беззаконная комета. Главы 16-20 Одинец: Маска первой ночи. Книга 2. Главы 1 и 2 ЕлеNка: Пролог Ирина Сахарова: История в фотографиях. Усадьба Ляхово. Формула любви.

Список статей:

Исторические любовные романы Марины ОдинецСоздан: 11.11.2010Статей: 39Автор: ОдинецПодписатьсяw

Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY




Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение