Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Twisted Reality of AngelusСоздан: 04.12.2012Статей: 27Автор: ValeryAngelusПодписатьсяw

Интервью с Алексом

Обновлено: 17.07.16 21:41 Убрать стили оформления

One Shot: Evidence

(Выстрел 1: Доказательство)

 

Годы тянулись серо и уныло, сознание теряло яркость. Привычные радости жизни давно наскучили, вышли в тираж раз и навсегда. Хроническая усталость плюс царящая вокруг жара сговорились и методично добивали меня. Казалось, целый мир застыл, и стоит лишь коснуться призрачной реальности, как она расколется, разлетится на куски, погребет всех нас под рваными осколками.

Alles wird gut. (Все будет хорошо). Бодро вещал Bushido в моих наушникахно я ему совсем не верила.

Родиться мной – уже достаточное наказание. Честно. Хотелось чего-то другого, хотя бы на день, хотя бы на час. Хотелось закрыть глаза, а открыв их вновь, понять, что оказался на новом месте. Желательно на побережье Средиземного моря. Роскошная вилла, крутой шезлонг. Высокая ограда, частная территория.

Могу ли я? Хочу ли я? Говно ли я?

Приблизительно такое унылое философское дерьмо лезло в голову по утрам. И даже ночью. И вообще двадцать четыре часа в сутки. Регулярно. Ой, стоп. Кажется, это уже было. Повторяюсь. Теряю хватку, выдохлась, исписалась.

Батарея на нуле. Но существует проблема похлеще. Энергия заканчивается не только в моем телефоне.

Захожу в темный подъезд. Духотища. Поднимаюсь по лестнице. Дурацкие ступеньки выглядят бесконечными. Доползаю до двери, еле шевелюсь, отворяю замок за замком, проникаю внутрь.

Лето – не лучшая пора для прогулок. Существовать можно лишь в симбиозе с мощным кондиционером.

Кто-нибудь, напомните, почему я не родилась в семье миллиардера? Почему должна работать? Исправно трудиться? Настоящая пытка для ленивой задницы. Я бы мечтала коротать срок на земле иначе. Валяться на диване, смотреть сериалы, объедаться до тошноты, предаваться гедонизму целиком и полностью.

А, черт. Я уже все это делаю. Ну, собираюсь. Надо ведь снимать стресс.

Бросаю сумку на пуфик в коридоре, разуваюсь, прохожу в гостиную. Не включаю свет, зато врубаю кондер. Мягко оседаю на кресло и тут же подпрыгиваю под аккомпанемент дикого кошачьего визга.

- Прости, родная, - сползаю на пол, на колени, стараюсь загладить вину.

В прямом смысле – загладить. Нежно поглаживаю пушистое создание. Сперва за ушком, потом шейку.

Мурчит, сверкает глазищами.

Да, у меня есть кошка. Как у всякой приличной сильной и независимой женщины. Ничего удивительного.

Потягиваюсь, подхватываю сумку, плетусь на кухню, намереваюсь выгрузить покупки. Бросаю взгляд на холодильник, тяжело вздыхаю, нервно облизываюсь.

Двадцать килограмм назад я могла позволить себе еду. Теперь не могу. Остается только вода, солнце, воздух. И сельдерей.

Продукты покупать нельзя, поэтому я приобрела магниты. Прикольные, очень яркие. В форме букв алфавита.

- Красота! – любуюсь на свои сокровища, оборачиваюсь и уточняю у кошки: – Ты согласна?

Не спорит, молча трется о мои ноги.

Раскладываю магниты на столе. Умиляюсь. Теперь можно составлять из них прикольные надписи, вешать на холодильник.

Депрессию как рукой снимет. Надеюсь. Наверное.

Что за...

Тихо. Подозрительно тихо. Однако вдоль позвоночника струится холод, пальцы немеют, сердце дает перебой.

Мне кажется или рядом мелькнула тень?

Шумно сглатываю.

Пора завязывать с «Битвой экстрасенсов». А еще неплохо бы возобновить прием таблеток. Успокоительных.

Прислоняюсь к стене, щелкаю выключателем. Ничего. Вот и плати после всего этого за электричество. Подводит в самый нужный момент. Невероятное везение.

Добираюсь до своей комнаты. Крадучись, короткими перебежками. Еще не стемнело, повсюду властвует лишь зыбкий полумрак.

Толкаю дверь и замираю на пороге.

Боже мой.

Господи.

Ну, почти.

Не то выстрел, не то удар ножа.

Высокая темная фигура у окна. До боли знакомые контуры, каждая линия вырезана внутри. Под ребрами, стальным клинком.

Не выдумываю, не воображаю.

Ощущаю.

Скрежет металла оглушает, лязг железных оков вынуждает содрогнуться. Поцелуй с привкусом свинца пылает прямо на моих губах.

Стоп, не нагнетай. Хватит метафизики, оставь эпитеты и метафоры для глав. Ситуация вполне объяснима с логической точки зрения.

Рано или поздно это должно было случиться. До него дошли слухи о моей писанине. Закономерное развитие событий.

Принеси извинения, попроси не подавать в суд.

- Я могу объяснить абсолютно все, - заявляю робко. – Ваш образ использован случайно, без задних мыслей. Хм, ладно. Не совсем случайно и не так чтоб вообще без мыслей. Но, господин Вессельски, постарайтесь понять. Вы слишком классный, я не смогла устоять. Да кто бы смог? Тут сломался бы даже святой. У вас идеальная внешность. Хотя возраст никого не щадит. Кроме книжных персонажей.

Черт, звучит обидно.

- Не обижайтесь, хорошо? – лихорадочно пробую исправиться. – Седина и морщины только украшают настоящего мужчину. Я просто к тому, что вы сейчас немного другой, отличаетесь от моего героя и...

И не отличаетесь.

Он подходит вплотную, останавливается, чуть склонив голову. Внимательно изучает, точно хищный зверь наблюдает за жертвой.

Горящий взгляд скользит по мне сверху вниз и обратно.

Проклятье.

Горящий взгляд, который я описывала столько раз.

Как это возможно? Это нереально. Моргаю часто-часто, однако же морок не спешит развеяться.

Передо мной стоит Александр Вессельски. Один в один, будто мгновение назад вышел из клипа „Schwarze Witwe“. Никакой седины, никаких морщин. Выглядит лет на тридцать, не больше. Одет в строгий деловой костюм и высокие кожаные сапоги.

Все ясно.

Сон.

Если реальный Алекс еще способен нагрянуть с визитом и подать иск за столь наглое использование образа, то фон Вейганд живет лишь в моем бурном воображении.

А жаль.         

Сейчас прозвенит будильник, и я очнусь на самом интересном месте. Западло. В кои-то веке снится любимый персонаж, а придется вернуться в унылую серость, не дойдя до ярких спецэффектов.

- Ты выше, чем я думал, - тишина нарушена.

Хриплый голос обвивается вокруг моего горла смертельно опасной петлей. Сдавливает и душит, заставляет поежиться.

- Ты тоже, - выдаю на автомате.

Офигеть.

Он знает русский. Значит, фон Вейганд. Неужели фон Вейганд думал обо мне? О моем росте? Или это Вессельски? Выучил язык, чтобы поразить?

Расслабься, дура. Ты же спишь. Вдохни и выдохни, ничего особенного не произошло. Во сне и не такое пригрезится.

- Если это сон, то почему не можешь проснуться? – мрачно спрашивает мой идеальный герой. – И почему чувствуешь?

Горячие пальцы скользят по щеке, вынуждают запрокинуть голову назад.

Добро пожаловать в кровавый ад.

- Потому что не хочу просыпаться, - отвечаю практически беззвучно. – И перегрелась на солнце. Впечатлительная очень.

Даже не вздумайте меня будить.

Никаких там щипков, звонков и прочей лабуды. Планирую растянуть столь сладкое видение до бесконечности.

- З-зачем ты здесь? – нервно запинаюсь.

За любовью. За неземной страстью. За поддержкой и понимание. За нежной заботой. За слепым поклонением.

Давай, Алекс, выбери правильный вариант.

Он склоняется ниже, практически касается моих губ и жарко выдыхает:

- За продолжением.

Ммм, звучит многообещающе.

- За продолжением моей истории, - уточняет вкрадчиво.

Ох, милый, нет ни «твоей» истории, ни «моей», существует лишь наша общая, и мы создадим ее вместе, прямо сейчас, выведем каждую строчку...

- Да, о да, - бормочу с придыханием. – С удовольствием.

- Отлично, - заключает он. – Когда новая глава?

- Что?! – резко трезвею.

- Ты обещала дописать все за лето, - продолжает нарочито холодно.

- Но я не сказала за лето какого года, - парирую в тон ему. – И вообще – руки прочь, соблюдай субординацию.

Разрываю контакт, отступаю на безопасное расстояние.

- Я автор, а ты всего лишь персонаж, - заявляю уверенно. – Никаких вольностей. Я говорю, ты делаешь. Понял? Слушай и повинуйся.

Молчит и ухмыляется, выжидает. А потом одним движением приближается, хватает меня за талию и толкает в кресло. Ударяюсь о подлокотник, морщусь от боли.

Это точно фон Вейганд.

- Эй, поосторожнее, - бормочу недовольно.

Ощущения подозрительно реальные, действительно больно.

Прикольный эффект.

- Пиши, - повелевает коротко.

Вот наглец.

Ставит мне на колени мой же лэптоп.

- Чего раскомандовался? – бросаю с вызовом, потираю ушибленный бок. – Я устала, силы на исходе. Настроения нет, вдохновение кончилось.

- А как ты собиралась проводить интервью? – его брови насмешливо изгибаются.

Гад усаживается напротив, совершенно по-хамски располагается на диване, вытянув свои невероятно длинные ноги вперед.

- Да что тут сложного, это же не новая глава, - фыркаю, открываю файл, сохраненный на рабочем столе. – Начнем по порядку – «Хочу знать мысли и чувства Алекса в первый раз с Лорой в гостинице».

Бодро строчу ответ:

«Я чувствовал, что задыхаюсь, судорожно открывал и закрывал рот, жадно глотал ртом наэлектризованный воздух. Я едва мог скрыть смущение, чудом не упал в обморок прямо посреди отельного номера. Я замер, наповал сраженный ее красотой. Васильковые глаза навеки взяли мое сердце в плен».

- Полагаешь, кто-то поверить в такую чушь? – раздается над ухом издевательский вопрос.

Вздрагиваю всем телом, инстинктивно хватаюсь за горло.

- Черт, когда ты успел? – оборачиваюсь.

Фон Вейганд невозмутимо стоит за моей спиной. Скрестил руки на груди, изучает своего создателя, будто подопытного зверька.

- Ты слишком много о себе возомнила, - замечает нарочито ленивым тоном. – Почему ты решила, что сама меня сотворила?

- Ну, наверное, был повод, - бросаю раздраженно. – Вернемся в далекий 2011 год, на завод, стало скучно и... стоп, кому пытаюсь доказать очевидное? Надо только захотеть, ты мигом ответишь на все вопросы.

- Неужели?

- Да! - восклицаю торжественно. – Иначе введу гейскую линию, сейчас это модно, а почва у нас благодатная. Андрей служит верой и правдой, здесь явно подтекст. Между тобой и Гаем Мортоном вообще искры летят. С Муратом тоже темная история.

- Рискни, - хлопает по плечу.

Черт.

Почему внутри царит неприятный холодок?

Это же просто сон. Просто сон и просто выдуманный персонаж. Все это происходит исключительно в моей голове.

- Единственная верная мысль, - хвалит фон Вейганд. – Я в твоей голове.

- Прекрати, - морщусь, старательно стискиваю виски. – Просыпайся, просыпайся...

Что за фигня?

Обычно не возникает проблем, легко возвращаюсь в реальность.

- Кстати, у Лоры не васильковые глаза, - елейно сообщает он.

- Ты не читал отредактированную версию, - отмахиваюсь. – Просыпайся, про...

- Не напрягайся так, - советует с обманчивой нежностью. – Складывается впечатление, словно боишься собственного героя. Какая глупость. Я персонаж, ты автор. Я исполняю любой приказ.

- Тогда я приказываю убраться отсюда, - охотно подхватываю идею.

- Обязательно, - согласно кивает. – Чуть позже.

Опять возвращается на диван, гипнотизирует тяжелым взором.

- Пиши, - произносит с нажимом. – Я подумал, что она выше ростом.

- В смысле?

- Моя первая мысль, когда я увидел Лору на пороге гостиницы, - поясняет терпеливо.

- А ты хорош, - угрожающе трясу указательным пальцем. – Подкат с оттяжкой, да? Сперва мне задвинул про рост, теперь привязываешь фразу к эпизоду про первый раз с Лорой. Не надейся, никакого секса не светит. Я тебе не Лора, и у меня принцип – никогда не спать с музой. Нельзя трахать собственное вдохновение. Это неэтично. © https://lady.webnice.ru [-1.18.204.227.117.394.e08ea5eac4023fc74c05b98d1dade2a0]

- Не бойся, - полные губы растягиваются в улыбке. – Я адекватно оцениваю свои шансы.

- Супер, - сглатываю с трудом.

- Я не конкурент Богдану из отдела закупок, - роняет небрежно.

- Откуда, - осекаюсь, медлю и выпаливаю: – Откуда знаешь про Богдана?

- Какой там следующий вопрос? – продолжает невозмутимо.

- Чувства, - хмурюсь. – Чувства при встрече с Лорой в отеле.

- Никаких.

- Так не бывает.

- Я был слишком пьян, чтобы чувствовать.

- Это не ответ.

- Но именно это я отвечаю.

Крышесносная откровенность. Благодарю.

- Давай, что дальше? – спокойно интересуется он. – Тебе еще новую главу дорабатывать, поэтому не затягивай.

- Ладно, - мстительно щурюсь, ищу вопрос позаковыристее, однако в итоге решаю действовать по справедливости, то есть по порядку: – «Алекс, следил ли ты за жизнью Лоры, после того как уехал?»

- Разумеется, - легкая улыбка приобретает зловещий оттенок. – Какой хозяин оставит собственность без присмотра?

- Не нагнетай, - хмыкаю. – Все знают, в душе ты очень нежный и ранимый, романтичный психопат. Кого надеешься обмануть? Тут и вопрос в тему подоспел «Когда признаешься сам себе и Лоре, что любишь ее и жить без нее не сможешь?»  

- Я показываю свое отношение каждый миг, - произносит мрачно. – Каждым действием, каждым поступком.

Блин, ревную.

- «А Стаса ты подослал?» - деловито поправляю воображаемые очки, хотя учитывая мои беспорядочные связи с дисплеями самых различных гаджетов, мне скоро потребуются реальные.

- Нет.

- «Нет» - и все? – возмущаюсь.

- Ну добавь смайлик, - разминает пальцы, хрустит костяшками.

- Я бы тебя предупредила насчет грядущей встречи со Стасом, но не стану, - стараюсь прозвучать зловеще. – Больнее будет.

- Боль меня не пугает, - смотрит на меня, словно уже все знает.

- «Было ли желание все бросить к чертям? Послать деда? Хотя бы маленькая мысль в эту сторону была?» - оглашаю новый блок, пытаюсь отогнать дурное предчувствие.

- Я всегда довожу начатое до конца.

- «Что чувствует человек, мир которого рушится? Планы которого пошатнулись... когда стройная отлаженная система дает сбой?»

- Понятия не имею. Мои планы всегда воплощаются в реальность. Нужно уметь ждать, нужно терпение. Важно рассчитать все шаги наперед. Чего стоит план, в котором не предусмотрены альтернативные пути?

- «Бывает ли страшно? Просто страшно, как всем людям? Или это чувство не знакомо?»

- Я – не все люди.

Самодовольный ублюдок.

- Абсолютно верно.

Обалдеть.

Прочь из моей головы.

- Заставь меня, - смеется, неожиданно наклоняется вперед, вынуждая вздрогнуть и вжаться в кресло. – Сможешь?

- Предлагаю придерживаться основной линии вопросов, - откашливаюсь. – «Кто для тебя Лора? Кто она в будущем рядом с тобой?»

- Моя.

- Чересчур лаконично, - бракую ответ.

- Зато полностью отражает суть. Моя собственность. Моя вещь. Моя шлюха. Моя, моя. Сколько раз я должен повторить, чтобы ты поняла?

- Я надеюсь на более развернутое и традиционное признание, - вздыхаю. – Ой, сюрприз, пара вопросов для Лоры.

- Нет, - бросает хлестко.

- Почему «нет»? Тут действительно вопросы для нее. «Хотела ли по-настоящему уйти от него? Что не смогла бы простить и не сможешь простить в нем?»

- «Нет, не хотела» и «нет, все прощу», - произносит с расстановкой.

- Да ладно? – посмеиваюсь, торжествующе потираю ладони. – Отвертеться не выйдет. Уж мы-то с тобой понимаем. Лора захочет, и Лора не простит.

- Я ее верну, - произносит сухо.

- В третьей части? – коварно усмехаюсь. – Очень вряд ли.

- Ты обещала счастливый финал, - напоминает выразительным тоном.

- Но я не сообщала с кем и для кого.

Шах и мат, неудачник.

- Учитывая события, учитывая то, что ты уже сотворил, и то, о чем Лора просто не догадывается, - присвистываю. – Даже не рассчитывай. Я выступаю за правильные ценности. Есть вещи, которые нельзя простить.

Фон Вейганд проводит пальцами по моим губам, призывая заткнуться.

Господи, вот ведь наваждение.

Моя кожа пылает от его прикосновений.

- Так ты не простила? – спрашивает вкрадчиво.

- Я – не Лора, - роняю глухо.

- Верно, ты гораздо сильнее, - хриплый голос обволакивает темным бархатом.

Отшатываюсь.

- Прекращай, не надейся провести, мне известны все твои приемы, - впиваюсь пальцами в лэптоп. – Польстил, очаровал, теперь рассчитываешь на помощь. Опять запудришь мозги, вырвешь индульгенцию. Не катит, не сегодня.

- От тебя ничего не скроешь, - легко соглашается. – Но я и не пробовал.

- Вот снова, - заявляю сердито. – Завязывай.

- Слушаю и повинуюсь, - парирует сладко.

- «Он верит в Бога?» - возвращаюсь в русло вопросов, безуспешно пытаюсь выровнять дыхание.

- Я верю в автора, - обезоруживает. - В святую волю, которую никто не смеет пресечь.

- Сволочь, - выдаю беззлобно.

- Не самое оригинальное из твоих ругательств.

- Какая с тобой оригинальность? Тут бы ноги унести, не чокнуться окончательно и бесповоротно.

- Что будоражит в моем ответе?

- Ты не веришь ни в кого. Ни в господа, ни в черта.

- Я верю в Лору, - опять бьет под дых. – И в ее всепрощение.

Поджимаю губы.

- «Какой его самый страшный грех (в смысле он сам считает его самым страшным)?»

Прямо в цель.

- Какой? – повторяю с вызовом. – Скажи, Алекс?

- Я против спойлеров.

- Нет такого греха, ты даже не раскаиваешься, - выдыхаю судорожно. – Вот, что самое страшное.

Ну, погнали дальше.

- «Планировал ли он, серьезно планировал, что-нибудь ужасное сделать с Лорой?»

- Нет.

- Лжешь, - взвиваюсь. – Не только планировал, но и сделал. Точнее сделаешь. Проклятье, лучше бы ты ее убил.

- А кто это придумал? – мастерски отражает удар. – Кто ведет нас по кругам ада?

- Судьба.

Стараюсь избавиться от угрызений совести, отворачиваюсь, прячу взгляд и вдруг содрогаюсь. Осознание накатывает тягучей волной.

- С чего столько милости? Явился лично, послушно отвечаешь на вопросы, - сдвигаю брови. – Господин фон Вейганд ничего не делает просто так.

Пожимает плечами.

- Ты специально все подстроил, - бормочу лихорадочно. – Решил договориться? Типа ты мне ответы для интервью, я тебе прощение от Лоры.

- Не трать время попусту, - отмахивается, сам зачитывает вопрос, не глядя на экран: – «О каком поступке в своей жизни он сожалеет?» Ни о каком.

- Кто бы сомневался, - набиваю ответ. – Циничная скотина.

- Разве не по этой причине ты всякий раз ко мне возвращаешься? – интересуется нарочито невинно. – Другие не помогают утолить голод.

- Посмотри на файлы с историей про твоего деда и обломись, - заявляю саркастически.

- Мимолетная страсть.

- Сейчас я вообще пишу «Историю Х», поверь, там тебе нашлась замена и недурная.

- Чушь. Это невозможно читать.

- А про актера? – завожусь. – Про актера ты видел?

- Кому нужен твой актер, если есть я?

Резонное замечание, затихаю.

- «Самый глупый поступок всей жизни?» - вновь обращаюсь к вопросам.

- Нет таких, - отмахивается.

- Давай запишем «попытка раскрутить автора на счастливый финал третьей части»?

- Давай обсудим этот пункт после финала? – нежно обхватывает мое запястье, слегка сжимает. – Надо же еще добраться до эпилога второй.

- Сомневаешься, что доберусь? Ты недооцениваешь мою мощь.

- Посмотрим, - бросает уклончиво. – Говорят, достаточно трудно печатать со сломанными пальцами.

- Мои пальцы в порядке, - вырываю руку, прижимаю к груди, пробую урезонить нервно стрекочущее сердце.

- Всякое случается, - заявляет насмешливо. - Не уверен, что в подземельях замка ловит вай-фай. Возможна проблема с загрузкой глав.

- Ты вроде хотел, чтоб я дописала, - замечаю осторожно.

- Все зависит от твоего поведения.

Пора сменить тему.

- «Что в Лоре раздражает его больше всего?»

- Доброта.

- «Самая тайная/сокровенная сексуальная фантазия?»

- Я покажу. Нужен доброволец.

Нервно подрагиваю.

- Я пас, - сообщаю поспешно.

Срочно требуется безопасный, нейтральный вопрос.
- «Он хочет детей?»

- Да.

Черт, все равно не ощущаю себя в безопасности.

Какая на хрен безопасность? Когда этот гад рядом, хочется упасть на колени и ползти, тереться о его сапоги, молить о наказании, осуществлять самые больные и запредельные фантазии.

Лора еще хорошо держится в его присутствии.

- «Почему он так жесток был с ней (сцена в кабинете, со стеклом)? Что хотел этим сказать?»

- Я не был жесток. Я всего лишь ее приласкал. На свой лад. Я хотел, чтобы она поняла, как сильно я по ней тосковал.

- «И Стас – это его подстава? А бандиты?»

- Бандиты – это подстава на уровне Стаса. Если бы я намеревался устроить подставу, все оказалось бы гораздо интереснее.

- «Подвал – это тоже для устрашения или наказание?»

- Это чтобы вернуть к реальности, - многозначительно ухмыляется.

Шумно сглатываю.

- «В одной из глав, он мыслил "не она, не она..." это о ком?» - наглею. – А действительно, о ком же это?

- Автору виднее, - хмыкает.

- Отвечай.

- Что отвечать?

- Правду.

- Там не «о ком», а «о чем». О препятствии. Автор в очередной раз пытался постичь мои мысли, однако скатился в напыщенный пафос и сопливую романтику, ввел читателей в заблуждение.

- Думаешь, подобная интерпретация спасет? Обезличивание?

- Обезличить можно лишь то, в чем есть личность. Там личности не было.

- Ты безнадежен.

- Я такой, каким ты хочешь меня видеть.

Не отваживаюсь возразить.

Дальнейший диалог вписывается в формат стандартного интервью.

- «А когда посреди зала своего дворца насиловал её во все... наказывал?»

- Я ее никогда не насиловал. Я не делал с ней ничего из того, к чему она не готова. И я не наказывал ее по-настоящему. Пожалуй, в этом заключается моя единственная ошибка. Я слишком мягок с ней. Она веревки из меня вьет.

- «А когда романтическое сердце на земле устроил, это он уже в любви объяснялся?» 

- Я просто решил сделать ей приятное. Она заслужила.

- «Выделяет ли он среди всех женщин Лору, как нечто особенное? Стала ли она ему близкой, родной, чтобы просто зайти в комнату и обнять её от всего сердца?»

- Конечно, иначе бы я не держал ее рядом.

- «Какой свадебный наряд будет у Лоры на вашей свадьбе? *можно с фото*»

- А кто сказал, что будет свадьба?

Нервно покашливаю. Офигеть, опять все помидоры достанутся автору.

- «Вопрос, который мучает меня постоянно и, пожалуй, больше всего: почему сказал "увидимся" и смылся без объяснений? Когда собирался вернуться и как? Если бы не было в ее жизни Стаса, если бы она его ждала, каким было бы его возвращение?»

Я поступил так, как того требовали обстоятельства. Лора слушает меня, но не слышит. Наверное, думает, будто я шучу, развлекаюсь. А ей надо меньше думать. Пусть выполняет приказы. Я от нее многого не требую, очень мягко к ней отношусь. Стас никак не повлиял на мое возвращение. Я не умею быть жестоким по отношению к Лоре. Я ей все спускаю на тормозах. 

- «Когда Алекс ехал на завод украинский, он знал, что там работает такая девушка Лора и о ней самой что-то, или это была случайная встреча?»

- Случайная встреча. Я бы не стал намеренно загонять себя в такую западню.

- «Кого Лора ему напомнила, что там за девушка была у Алекса? Первая любовь?»

- Напомнила близкого человека. Но разве я говорил, что это девушка? И уж точно я бы не стал говорить о первой любви. Хотя бы потому что ее не было. Единственная есть. А вот первую упустил.

- «Где Лорин крестик и с какой целью похищен?»

- Лора принадлежит мне. Я не похищал, я взял часть своего собственного. 
- А где? – пытаюсь уточнить. – Где же крестик?
- Под подушкой храню, - широко ухмыляется.
- Нет ничего под твоей подушкой, - разочарованно фыркаю.
- А ты откуда знаешь? – спрашивает с наигранным удивлением. - У меня тоже строгие принципы. Вдохновение автора не трахает.

Насупившись, печатаю ответ, воздерживаюсь от комментариев, перехожу к следующему пункту.

- «Лечить бесплодие собирается?»

- Зачем лечить то, чего у меня нет?

Вновь отрываюсь от клавиатуры.
- Ну как бы, - мямлю. - Ну врачи.
- Да что они понимают? – бросает с уничижительным смешком. - Если я захочу, ребенок появится. 
- Нормальный ход, - устало вздыхаю. – Значит, хватит твоего желания?
Риторический вопрос, понимаю.

- «Что чувствует Алекс каждый раз, когда смотрит на Лору (в первое мгновение)? Не знаю, понятно задала вопрос - ну, вот видишь в первую секунду того, кого любишь, и сразу, как укол, ощущаешь нежность, или радость, или желание».

Тишина.

Затянувшееся молчание напрягает, опять взираю на незваного гостя. Его ухмылка становится шире, в глазах полыхает дьявольский огонь.

- Меня затапливает нежность, - наконец, произносит фон Вейганд. - Бывает видишь человека и сразу хочешь потрогать. Подойти, взять за горло, почувствовать, как пульс бьется прямо в твою ладонь. А потом сдавить. Крепко. И вроде ничего не бьется. Хотя нет. Трепыхается. И ты понимаешь, если давить достаточно долго, все затихнет раз и навсегда. Поэтому отпускаешь. Пусть живет. Пусть дальше бьется, трепыхается. В твоей собственной груди от этого тепло.

Святые небеса.

Невольно сжимаю свой крест, пробую отвлечься, возвращаюсь к сути.

- «Мой вопрос таков: Господин фон Вейганд, вы что же, серьезно полагаете, что Лора может вам изменить? Сбежать от вас кем-то другим? Не верится, что вы не видите ее к вам отношение...»

- Если бы я так полагал, я бы ее убил. Но речь не о физической измене. Она не позволит другому мужчине к себе притронуться. Тут я спокоен. 

- «Еще вопрос: Ваш самый большой детский страх?»

- Я сам.

- «Уважаемый Алекс, почему Ваш выбор пал на Лору?»

- Потому что это она.

- «Что Вас в ней привлекло?»

- Ничего не привлекло. Она меня раздражала и продолжает раздражать до сих пор.

- «С чем связан такой стиль отношений с этой девочкой?»

- Что такого необычного в моем стиле? Что в нем такого, чего не должен делать каждый мужчина? Я защищаю свое.

- «Будет ли уменьшен тотальный контроль во всем?»

- Там не уменьшать, а усиливать надо. Она же вечно ищет приключения, впутывается в авантюры.

- «Назовите, пожалуйста, поступок, за который вам больше всего было стыдно перед Лорой».

- Нет такого поступка. Если стыдишься, не делай. Если делаешь, не стыдись.

- «Алекс, как это – владеть человеком? Какие именно чувства Вы при этом испытываете?»

- Это большая ответственность. Испытываю интерес, всегда увлекательно разгадывать очередной ребус, искать ключ к новому человеку. Или к группе людей. Чем труднее задача, тем любопытнее решать ее.

- «Всегда ли себя контролируете, наказывая героиню?»

- Я не наказывал Лору. По-настоящему. Я контролирую себя в любой ситуации. 
- «И что вы чувствуете, видя искалеченное тело Лоры после наказания?»
- Я ее не калечил. Пока что.
- «На себе испытывали такую боль?» 
- Еще и не такую испытывал.

- «Если Лора забеременеет, поверите ли ей на слово, что это ваш ребенок или будете проверять? Накажет ли ее, думая что она врет?

- Если Лора и забеременеет, то исключительно от меня. Конечно, я ублюдок. Но я не мразь. Наказывать беременную женщину? Никогда.

- «Если бы Лоры не было в Вашей жизни, жалели бы Вы об этом?»

- Я бы наслаждался каждым мгновением.
- «И когда Вы поняли что любите ее?»
- Когда мой член оказался у нее во рту.
Пальцы замирают над клавиатурой, даже затрудняюсь подобрать приличные слова.

[Внимание! Текст данного произведения, размещенный автором на странице своего блога https://lady.webnice.ru/blogs/?v=12591 в Дамском клубе LADY, охраняется законом об авторском праве и запрещен к копированию на другие ресурсы без согласия автора. Если вы видите данный текст на другом сайте, это означает, что он был сворован и размещен без разрешения автора.]

Фак.
- А что, – невозмутимо заключает фон Вейганд. – Я люблю минет.

Устало закатываю глаза, дочитываю.

- «Потому что я сомневаюсь, что это любовь с первого взгляда».

- Я тоже, - он смеется.

Озвучиваю другой вопрос.

- «Александр, почему вы такой крокодил? И почему от вас невозможно оторваться?»

- Это все вина автора. Я здесь марионетка. Нити у нее.

Разводит руками.

Сволочь.

Всю душу вымотал.

- «У меня такой вопрос к Алексу: когда он уехал и оставил Лору одну, о чем он думал, на что надеялся, что она будет ждать его без каких-либо обещаний, было ли для него неожиданностью то, что Лора собралась замуж за Стаса или же это была своеобразная проверка для Лоры стоит ли вообще ее впускать в свою жизнь или же наоборот, это была проверка для себя, сможет ли он без нее дальше продолжать жить и сколько он без нее продержится?»

- Я должен был уехать и решить важные вопросы. А она должна была ждать. Разумеется, ей на месте не сидится. Ну ладно. Я все равно не могу ей ни в чем отказать. Ни в любви, ни в ласке. Простил ее глупость. Хотя там и прощать нечего.

- «Что повлияло на выбор такой радикальной прически?»

- Имидж отражает внутренний мир.

- «Дорогой Алекс, объясни-ка нам зачем ты порезал Лоре и себе руки, что за ритуал или это был минутный порыв?»

- Я показал ей свое отношение. Свою страсть. Она сама хотела понять, что у меня на сердце. Вот я и объяснил.

- «И каково было видеть ее с синяком на лице, стыдно хоть чуточку?»

- Я сожалел. Хотелось оставить на ней несмываемый след, а синяки быстро проходят. Со шрамом получилось удачнее.

- «Было такое, что ты пугал Лорочку специально, точно зная, что твои слова или действия приведут ее в ужас?»

- У меня никогда не было цели ее напугать.

- «Мой вопрос: Алекс, как вы собираетесь уладить проблему с нынешней женой?»

- Никак. Я не рассматриваю это как проблему. Жена не мешает, у меня своя жизнь, а у нее своя.

- «Была ли первая страсть к другой женщине?»

- Страсть была к разным женщинам. Но к Лоре страсть сильнее. Это даже не страсть. Бешенство. Дикость.

- «Алекс, говоря "увидимся" в Киеве, знал ли ты, когда и как произойдёт новая встреча с Лорой?»

- Представлял в общих чертах.

- «Следил ли за ней постоянно в течение года разлуки?»

- Я не оставляю любимые вещи без присмотра.

- «Планируешь ли обеспечить Лоре простое женское счастье с детками, свадьбой и общением в дальнейшем с родными (ведь ситуация пока складывается так, что это всё не возможно)»

- Я дам ей ровно то, что считаю нужным. Свадьба уже состоялась, родители должны быть всем довольны. Я же подобрал отличного жениха.

- «Как сильно ты любишь Лору и на что готов пойти ради неё, чем пожертвовать?»

- Я не люблю ее, на жертвы не готов. Я ради нее живу, сам ей все отдаю. Она мое море. Жажда. Голод. Безумие.

Плотно смежаю веки, соль щиплет глаза.

Черт, вроде ничего особенного не сказал. Почему же пробирает. До костей, до утробной дрожи.

Смахиваю наваждение тыльной стороной ладони. Пара слез не в счет. Реален лишь полумрак и скупая подсветка лэптопа.

- «Хочешь избавиться от действующей жены?»

- Вообще об этом не думаю.

- «Как ты относишься к срывам своей любимой женщины, зачем нервируешь её умышленно, доводишь до крайности, планируешь ли дальше вести себя так или поменяешь тактику, ведь постоянно на грани ей сложно?»

- Пусть привыкает. Она сильная, справится. Лучше я ее натаскаю, закалю, немного поломаю. Другие же не пожалеют, не дадут второго шанса. Пусть на мне тренирует выдержку.

- «Господин Алекс, что Вы планируете сделать со Стасом и планируете ли демонстрацию этого действа для Лоры?»

Стас не стоит планирования. А что там показывать? Как в старину, отрубить ему голову и насадить на копье? Ну так его голова плохо впишется в фасад моего замка.

- «Когда впервые упомянули своей бабушке о Лоре, как Вы ее представили ей?»

- Сразу как вернулся из Украины. Сказал, что приобрел занятный сувенир, но на таможне не пропустили, прихвачу с собой в следующий раз.

- «Когда организовали встречу с Лорой после своего ухода, знали ли Вы, что она не спит со Стасом?»

- Знал. Иначе бы мы встретились в другом месте.

- «Были ли у Вас женщины в период разрыва отношений с Лорой?»

- Женщины? Были или нет. Не знаю. Но вот чего точно не было, так это разрыва.

- «Знаете/понимаете/верите/принимаете тот факт, что Лора любит Вас?»

- Ей кажется, что она любит. Она храбрится, воображает всякое, хочет быть посмелее, пожестче. Но она живет в иллюзиях.

Приходится прикусить язык, едва удерживаюсь от язвительной ремарки на его ответ.

- «Как видите (и видите ли) свою жизнь с Лорой через 10 лет?»

- Мы вместе. Все остальное меня мало волнует. Пусть хоть мир рухнет.

- «Алекс, скажите пожалуйста, что бы вы почувствовали, если бы Лора вас оставила, что бы вы делали в таком случае?»

- Она бы меня не оставила.
- Да неужели? – срываюсь.
- Я у нее в крови, - заявляет спокойно. – От этого нельзя избавиться. Чем больше она сопротивляется, тем крепче затягивается петля вокруг ее горла. 
Инстинктивно касаюсь шеи.

Вот же гад.

- «Как вы сами чувствуете себя, когда причиняете боль Лоре?»

- Я ограждаю ее от боли, - бросает холодно, а после обращается прямо ко мне: - О чем ты там пишешь? Калечу, издеваюсь, унижаю. Столько вопросов на эту тему. Пожалуй, надо внимательнее просматривать твои главы.

- Введешь цензуру? – спрашиваю иронично.

- Введу, - обещает сладко. – Так, что мало не покажется.

Игнорирую выпад. 

- «Когда свадьба? И что должно произойти, чтобы ты решил что она тебе нужна, ведь это такой гемор, нужно ругаться с дедом, куда то девать первую жену...»

Когда я захочу. Не замечаю здесь никаких трудностей. Посмотрю на поведение Лоры и решу.

- «Всегда ли ты контролируешь свои действия с Лорой, я имею ввиду моменты страсти, наказания. Все продумано до мелочей или бывает, когда срывает крышу? И если ты допускаешь момент срыва, то есть ли предел, после которого ты решишь, что Лора этого не заслуживает?»

- Лора заслуживает все, что я с ней делаю. Срывов у меня не бывает, но я могу далеко зайти в жажде познания. Только Лора сама стремится проникнуть по ту сторону двери. Она так упорно молотит кулаками. Однажды придется ей открыть.

- «Нам тут автор шепнул, что Лора сбежит. Не знаю, что уж ты там натворишь, учитывая что она тебя любит и разделяет твои предпочтения. Но вопрос в другом: какова будет твоя реакция? Ты расценишь это как предательство или же поймёшь что перегнул?»

- В отношениях часто возникает некоторое недопонимание. Я верну Лору, объясню ей все доступными способами, - нарочито печально вздыхает. – С автором я тоже разберусь.

- Супер, - пытаюсь слиться с креслом. – Лора далеко не убежит.

- Никто не убежит, - заговорщически подмигивает.

- «Сравниваешь ли ты, где то на подсознательном уровне, ваши с Лорой отношения и отношения Вальтера и Лили? Ведь, несмотря на то, что у деда более жестокие методы достижения своих целей, чем у тебя, ты не можешь не замечать его отношения к жене».

- Если ублюдок вроде моего деда способен поддерживать нормальные отношения, то мне будет еще проще. Этот пример вдохновляет.

- «Господин фон Вейганд, а какой смысл вы вложили в подарок в виде Кадуцея? Для кого этот знак?»

- Очень красивый символ. Разве всегда должен присутствовать смысл? Этот подарок я сделал в первую очередь для себя.

- «Вопрос для Алекса: в какой момент вы осознали, что любите Лору?»

- Когда она мне отсасывала.

- Ну хватит уже хамства! – взрываюсь, раздраженно бью по лэптопу.

- Осторожно, клавиатуру испортишь, - ровно произносит фон Вейганд. – Смотри, тут и для тебя вопрос появился – «Интервью с Алексом означает ли, что главы от лица Алекса не будет, так как в интервью должны быть даны ответы на многие вопросы?»
- Главы будут, - заявляю мстительным тоном. - Еще какие! Наберется на целую историю.
- Зависит от третьей части, - заключает самодовольно.
- Эти главы пойдут до нее, - обещаю торжественно.
- Да ладно? – посмеивается. – И много ты без меня напишешь?

Врезать бы ему. Сковородой. Точно. Почему я раньше этого не делала? А Лора ведь хотела, мечтала. Прекрасная идея. В новой главе обязательно воплотим.

- «Имеется ли у Вас справка о том, что психически Вы здоровы и вменяемы?»

- Да. Поэтому повторюсь – эти врачи ничего не смыслят.

- «Какие чувства у Вас были, когда Лора выходила замуж? Ощущали ли вы её мучения, понимали ли как ей больно?»

- Все женщины мечтают о свадьбе. Пышное платье, официальная церемония. Со мной у нее все равно такого не будет. Пусть порадуется, пока есть возможность. Хотя ей трудно угодить. Я приехал, примчался как последний сопляк. И что? Опять недовольна.

- «Что ему пришлось сделать чтобы войти в этот загадочный орден?» 

Ничего такого, о чем стоило бы сожалеть. И ничего такого, чего я раньше не делал.

- «Он когда-нибудь открыто разговаривал с Мортоном?»

- Наша главная беседа еще впереди.

- «Вопрос про задание Алекса уже прозвучал... А зачем он так стремится попасть в этот орден, и что даст ему членство в этой организации?»

- Пора навести в мире порядок. Но для начала нужно получить необходимые ресурсы.

- «Что он чувствует когда причиняет боль Лоре? И почему он это делает, какой цели добивается?»

Когда я причинял ей боль?

- «Если бы была возможность начать жизнь сначала, изменил бы что-нибудь? Может, хотелось бы стать обычным шефом-монтажником с обычными проблемами земных людей))... Или сделал бы все тот же выбор?»

- Я бы при всем желании не смог стать обычным человеком.

- «Если взять человеческую историю, есть ли в ней личность, с которой бы хотелось встретится?» 

- Да. С моим дедом в молодости. В сороковых, пятидесятых годах. Тогда я бы мог надрать ему зад, а сейчас не могу. К людям пожилого возраста надо относиться уважительно.
- «Как назовешь вашу с Лорой дочь?»

- Когда у нас появилась дочь? Похоже я слишком долго даю ответы на этом интервью.

- «Учитывая собственный характер и отношение к женскому полу, сложно представить себя отцом девочки?»
- А причем моя предполагаемая дочь ко всему остальному женскому полу? И вообще я нормально отношусь к женщинам. Я даже приблизил одно из этих созданий вплотную.

- «Появился ещё один вопрос.. Появление Алекса и Фортуны на маскараде в одинаковых масках, какая цель у этого маскарада?.. Продемонстрировать козырь или что-то иное?»

- Мы приготовили сюрприз для лорда Мортона. Его сложно удивить, однако нам удалось.

- «А ещё, игры с портретом в квартире леди Блеквелл это проделки Алекса, или личная инициатива Дианы?»

- Леди Блэквелл мне не интересна, - демонстративно зевает. 

- «Его первая мысль при встрече Лоры?»

- На колени ее поставить, - мигом оживляется.
- Вот опять унижаешь, - заявляю с укоризной.

- Да какие унижения? – искренне изумляется. – Пусть опускается на колени и сосет. Ей приятно, мне тоже. Что здесь плохого?

- «Что он хочет сделать с Лорой когда её видит? Обнять до хруста костей, задушить?»

- Ответ на этот вопрос я оставлю для Лоры. Я и так непривычно разговорчив.

- «А мне хочется узнать зачем притворялся еще будучи шеф-монтажником, что не знает русский и что он при этом чувствовал».

- Не было необходимости показывать знание языка. Ни кем я не притворялся. Я занимал разные должности.

- «Ревнует ли к Гаю».

- Нет.

- «Что чувствовал, когда узнал, что Лора беременна?»

- Смутился. Не знал, как обращаться с женщинами в таком положении. Опасался навредить, если слишком крепко обниму. Вдруг пораню по неосторожности?

- «Что чувствовал, когда видел как она выходит замуж за другого? Причем два раза». 

- Радовался, что все идет по плану.

- «Что будет со Стасом?»
- Жить будет.
- «Простит ли обман с ним?»
- Я ей все прощу, - бросает мрачно. - Как и она мне.

Даже не пробую спорить.

- «Лора в кружеве или латексе? (только не надо отвечать - голая)» 
- В цепях. Ей идет.
- «Твой самый любимый член семьи?» 
- Отца любил. А потом семьи у меня не стало.
- «Любимое домашнее животное (Не надо отвечать, что Лора)» 
- У меня есть верные псы, которых я стараюсь кормить вовремя.
- «Ударить ножом или пустить пулю?»
- Забить до смерти. Голыми руками. 
- «Леонардо ди Каприо или Джонни Дэпп?»
- Майкл Фассбендер. Кого-то он мне напоминает.
- «Поступок, за который тебе стыдно?»
- Не припоминаю.
- «Дед твой друг или враг? Рассматривал ли ты его как своего кумира?» 
- Он моя зубная боль. Так и рассматриваю. Иногда терплю, иногда лечу.

- «Самое большое приобретение?»

- Знания. 

- «Самая большая потеря, утрата? (Если это можно сказать при всех)»

- Время.
- «Самый большой человеческий грех?»

- Лень, - выразительно окидывает меня ироничным взглядом.

- Попрошу без примеров, - бросаю обиженно.
- «От чего устал?»

- Я полон энергии. Адреналин кипит, азарт бурлит. Усталость мне не знакома.
- «Жизнь бессмысленна?»

- Смотря чья. Хотя даже безвольная масса играет определенную роль на моей шахматной доске.
- «Одиночество это свобода?»

- Это клетка. Запереться в башне – не свобода. Иллюзия. И жизнь ее быстро развеет. Я уверен, нужно общаться со многими людьми. Чем их больше вокруг вас, тем лучше.

- Удивительно, - не удерживаюсь от ремарки.

- Что именно? – интересуется невозмутимо.

- Удивительно слышать подобное от человека, у которого явные проблемы с доверием.

- Я не призываю доверять и открываться всем подряд, - поясняет небрежно. – Нельзя обнажать свою душу. Общайтесь, учитывайте чужие интересы. Побуждайте других обнажаться. Они не заметят, как отдадут козыри, осуществят все ваши желания.
- «Часто ли ошибаешься?»

- Никогда.
- «Наслаждаешься ли ты своей правотой?»

- Нет. Зачем? Это как наслаждаться тем, что я родился мужчиной, или тем, что у меня карие глаза. 
- «Вариант ответа: а) Любовь это слабость. б) Любовь дарует силу. в) Любовь дарует спасение».

- Это то, что любому перебьет хребет. 
- «Право на преступление?»

- Тут не право, а естественная потребность. 
- «Власть. Какую цену за нее приходится платить. Стоит ли власть утраты человеческой души. И вообще, можно ли власть купить».

- В обществе потребителей можно купить абсолютно все. Когда жаждешь власти, никакая цена не окажется слишком высокой. Я признаю, у меня нет предела. Всегда довожу свои начинания до конца. Душа? Встречаются романтики, у них она есть. Но у большинства я ничего такого не замечал. Людям нравится говорить про тьму и про свет. Только у многих вместо тьмы просто дерьмо внутри, а вместо света сплошное лицемерие.
- «Как воспринял поражение сборной Германии на Евро?»

- Главное, в других сражениях побеждаем.
- «Твое отношение к выходу Великобритании из Евросоюза?»

- Вы еще нового президента США не видели, - усмехается. – Мой добрый друг.

- Что? – мигом отлипаю от экрана. – Трамп выиграет?

- Я не упоминал фамилию, - произносит ровно. – Другом может быть и женщина.

- Ты бы не стал дружить с Хилари, - заявляю уверенно.

Гад хранит молчание. Не колется. Тщетно сканирую его тяжелым взором. Ну ладно, продолжим.
- «Цель оправдывает средства?»

- Моя – да.
- «Что лучше: внушать любовь или страх?»

- Уважение. А как его проявлять пусть решают самостоятельно.

- «В одной из глав Алекс говорит: "А знаешь, чего желаю до одури? – жаркий выдох, точно выстрел в висок. - Чтобы ты никогда не менялась", но при этом так или иначе благодаря Алексу и его поступкам Лора меняется, поэтому у меня возник вопрос: какой сам Алекс хочет видеть Лору?»

- Счастливой. И я точно знаю, что ей для этого необходимо.

- Кто бы сомневался, - устало вздыхаю.

- Наконец-то, просветление, - улыбается. – Я оказываю на тебя положительное влияние.
- «Также интересно узнать какую музыку предпочитает господин фон Вейганд».

- Рок. Классика.

- «Когда Алекс (в конце первой части) уехал, то сразу знал что вернется к Лоре или принял это решение позже?»

- Я сразу все знал.
- «Смог бы Алекс отказаться от всего (богатства, власти) ради Лоры, ну, если нужно было бы выбирать?»

- Нет. Отказаться от самого себя? Лоре не нужен раб.

- «Ещё интересно на каком языке Алекс думает (учитывая достаточно большое количество языков, которыми он владеет)».

- Думаю на разных языках. Если о делах, то по-немецки или по-английски. Перехожу с одного на другой. Если о личном, то по-испански. На остальных языках думаю гораздо реже. Но в последнее время стал часто переходить на русский.

- «Хочу задать вопрос Вам, будут у него и Лоры дети (знаю он не может иметь их, ну вдруг Чудо)»

- Если захочу, то будут. В чудеса я не верю. Наша воля определяет нашу реальность.
- «Что чувствовал Алекс когда в первый раз увидел Лору? Похоть, желание, страсть, бабочки в животе?»

- Раздражение. Она так смотрела на меня. Странно, нагло. Не отводила взгляд. Она меня сразу взбесила.
- «Был ли приступ ревности когда ты увидел её с Гаем в спа?»

- Нет.

- «Когда ты уехал и оставил её в Украине, ты хотел забыть её или разобраться в своих чувствах или был другой повод (если да, то какой)?»

- Я занимался своими делами. Забыть не пытался. Я во всем разобрался.
- «Ты знаешь, что Стас жив?»

- Да. И надеюсь, проживет еще долго.
- «Убьёшь ли свою жену?»

- Я не собираюсь оказывать ей столько внимания. Она того не стоит.
- «Собираешься ли делать предложение руки сердца Лоре? 1 если Да, то в каком городе и как? 2 Если нет, то почему?»

- Я уже сделал. В ее родном городе. Когда вручил ей ключ от своего номера.

- «Как Вы оказались в России?»

- Проездом.

- «Что Вас (такого богатого и влиятельного господина) привело на завод, где работала наша красавица, умница и скромница Лора? (Хотелось бы поподробнее об этом узнать, всю предысторию этой ситуации)».

- Скучно это, нечего рассказывать. Обычные дела.

- «Опишите пожалуйста, Ваши чувства, в тот момент, когда Вы решили, что Лора беременна».

- Я обрадовался за нее, ведь женщины мечтают о материнстве. Мне нравится видеть ее счастливой. Потом стало грустно. Я понял, что Лора еще не готова к ответственности. К тому же, она сможет родить ребенка только от меня.

- «И семья Лоры, что она для Вас? Задаю этот вопрос, так как, считаю, но это конечно же мое мнение, человек не будет в полной мере счастлив, когда его отрываю от истоков, а в особенности от матери!»

- О ее семье я регулярно забочусь. Но дети не должны сидеть на шее у родителей. Надо свою жизнь строить. Самостоятельно.

- «Если бы Лора попросила о смерти, ты бы убил ее? (естессно, все знают, что Лора никогда бы о таком не попросила)»

- Нет. Я ее с того света вытащу. Если потребуется.

- «Любовь – всего лишь инстинкт или нечто большее?»

- Это гармония. Смахивает на дурман от запаха свежей крови. Придушить тянет, а убивать не хочется. Впечатаешь чужое тело в стену, ощутишь дрожь. Ярость резко проходит.

- «После смерти хоронить или кремировать?»

- После смерти мне не важно.

- «Есть художники, чье творчество производит особенное впечатление?»

- Нет.

- «Опиши пожалуйста свои мысли, эмоции и ощущения, в тот самый момент, когда ваши с Лорой ладони соприкоснулись в кабинете?»

- Я горел. От счастья. Меня захлестывала радость. Я так истосковался по Лоре, а она по мне. Это не скроешь.

- «Возвращение Лоры от Стаса, после разрыва, - это продуманный план или судьба?»

- Это единственный вариант.

- «В какой период произошёл тот момент, когда Лора из любимой шлюхи стала дорогой маленькой девочкой?»

- Она моя. Шлюха. Девочка. Женщина. Я ее не разделяю.

- «Как по твоему, Лора с тобой по любви, добровольно или все-таки по принуждению, в силу обстоятельств? Если ты предложишь ей свободу от себя, она ее примет с радостью, уйдет от тебя? Есть желание отпустить ее и попробовать добиться заново?»

- Если бы не любила, ушла бы. Давно. Ногами вперед. Зачем ей свобода от меня, если только со мной она свободна? Отпускать нужно лишнее.

- «Вопрос к Лоре: если Алекс отпустит, уйдешь от него?»

- Настал мой час! – восклицаю, не скрывая коварства.

- Не твой час, а Лоры, - обламывает фон Вейганд.

- Значит, позовем ее и лично допросим, - пожимаю плечами.

- Пока я здесь, ты до нее не доберешься, - бросает ровно. – Ответ очевиден: нет, она никогда не уйдет.

- Посмотрим, - роняю вкрадчиво.

- «Были моменты, когда ты хотел Лору убить, закончить таким образом свои и ее страдания? Если Лоре будет угрожать реальная опасность в виде мучительной смерти в руках Мортона, сможешь убить ее своими руками? А после этого убьешь и себя? Ты романтик?»

- Я не романтик, а реалист. Такая ситуация не возможна в принципе. Мы не страдаем, а наслаждаемся жизнью. Лорд Мортон скорее надорвется, чем дотянется до того, что мне принадлежит.

- «А меня давно мучает вопрос: ПОЧЕМУ Лора (при всей ее эмоциональности) ни разу не завела разговор о том, как и почему Алекс ее оставил. "Увидимся" и всё?! А потом претензии к ее отношениям со Стасом?!»

- А что непонятно в слове «увидимся»? Я сказал. Значит, так и будет. Я даю те обещания, которые выполняю, - медлит и насмешливо бросает: - В отличии от автора.

- Ну да, молодец, подловил на горячем, - покорно соглашаюсь. – Я мастер ложных клятв. Я не выкладываю продолжение годами. Я никого не люблю. Ничего не ценю. Я ужасный человек. Я плохая. Гореть мне в аду.

- Именно поэтому я здесь, - широко ухмыляется. – Буду помогать совершенствоваться, поработаю над твоим исправлением.

- «Алекс, у меня родился еще один вопрос, ну может не один. Скажи ты... собирался изменить Лоре в тот день, когда был в ресторане вместе с той девушкой облегченного поведения, а?»

- Вот с ней я точно изменять не собирался.

- «И еще не знаю почему, но история с тем испанцем во время отдыха Лоры постоянно приходит мне на ум, ведь Лора тогда готовилась утешиться с ним, я так до конца и не поняла, она тебе о нем рассказала во время своей вынужденной исповеди...»

- Я и без ее рассказов все знаю.

- «Что Вы прочитали на лице Лоры в момент знакомства на заводе?»

- Глупость. Лора же глупая очень, только такая могла прийти в мой номер.

- «Какие чувства у Вас вызвала Лора, когда на приеме в киевском офисе решила начать новую жизнь со Стасом без Вас и после приема чуть не переспала со Стасом?»

- Она меня очень позабавила своей наивностью.

- «Почему решили подарить Лоре "ошейник" и что для Вас означает, что она его сохранила?»

- Я захотел побаловать, выбрал подарок. Раз сохранила, значит, ей понравилось. Я угодил ее вкусам.

- «Почему Вы храните ее крестик?»

- Хочу быть ближе к Богу.

- «Зачем вы заставили Лору поцеловать ваши ботинки? Что вы чувствовали в тот момент? Ощущали ли вы её унижения, понимали ли как ей от этого больно?»

- Я не считаю это унижением. Я не каждому позволяю целовать обувь. Это поощрение. Я поставил Лору на то место, которое ей и полагается. Я освободил ее от предрассудков. Я уверен, она оценила и все поняла правильно.

- «Зачем вы ей подарили именно "ошейник " в качестве подарка? Почему вы отобрали её крест и оставили себе?»

- Я так пожелал. Не каждый поступок продиктован логикой, иногда следуешь порыву.

- «Фактор девственности Лоры сыграл ли особую роль в твоих будущих отношениях, планах к ней?»

- Я всегда первый. Девственность роли не играет.

- «Хотя, мне интересно, какая первая мысль была, когда Алекс увидел Лору?»

- Эти губы будут отлично смотреться вокруг моего члена.

- Ну все, - опять не выдерживаю. – Пошлости говоришь ты, а обвиняют меня. Не катит, предлагаю заменить столь грязный ответ красивой метафорой.

- Заменяй, - охотно соглашается. – Только не забудь указать, что я к этой красивой метафоре не имею никакого отношения.

Окей, погнали дальше.

- «И когда он понял, что она ему важна, нужна, любима? Ведь любима же?»

- Лора сразу пробудила во мне бешенство. Я понял, что не могу ее отпустить, нужно понять в чем причина раздражения.

- «Куда подевался крестик Лоры?»

- Он на своем месте.

- «Почему подарком стал кадуцей?»

- Интересный знак.

- «А если бы Лора не поехала с тобой после свадьбы, твои действия?»

- Она бы поехала. В любом случае.

- «Как хочешь поквитаться с Мортоном?»

- Я продемонстрирую. Наглядно.

- «Что ты подумал когда впервые увидел Лору? Возникли ли твои чувства при вашей первой встречи или значительно позже?»

- Чувства возникли моментально.

- «Если бы ты понял как много боли причиняешь Лоре и что кто-то другой может ей дать ей то, чего не можешь ты ( детей, свободу, безопасность, стабильность, ...) - отпустил бы ты её?»

- Никто другой из ничего из этого не даст. Только я. Что тут понимать? Я ее не отпущу. Никогда.

- «Если бы Лора влюбилась в другого, как бы ты поступил?»

- Такого бы не произошло.

- «Имеет ли схожесть Лоры с твоей бабушкой для тебя какое-то значение?»

- А они похожи?

- «Почему ты выбрал Лору? Почему не Анну или кого-нибудь другого?»

- Она вызывала у меня эмоции. Остальные – нет.

- «Почему отношения между Вами и Лорой в определенной степени стали прохладнее после ее возвращения из Украины?»

- Я не заметил этой прохлады.

- «Что Вы знаете о встрече Лоры и Стаса и почему так хотите его найти?»

- Я знаю все, что мне необходимо. Со Стасом хочу переговорить. Нам необходимо обсудить некоторые вопросы.

- «Вы реально подозреваете Лору в измене (не обязательно в физическом плане)?»

- В физическом не подозреваю.

- «Насколько сильно ты доверяешь Андрею? Чем вообще вызвано доверие к нему?»

- Он умеет меня рассмешить. Я это ценю. А доверия нет ни к кому.

- «Возможен ли такой случай, что ты бы мог насовсем отойти от дел компании? И если да, то из-за чего?»

- Смерть станет серьезным препятствием для продолжения деятельности. Но даже в таком случае, я бы приберег несколько альтернативных вариантов.

- «Как ты относишься к тому, что Вальтер вполне возможно в скором времени затмит всех, в том числе и тебя?»

- Я не возражаю. Пусть мой дед получит минуту славы. Все равно мне уготована вечность, поэтому грех жаловаться.

Скромно, ничего не попишешь.

- У кого-то явно завышенная самооценка, - качаю головой. – Спорим, Вальтер тебя в порошок сотрет?

- Я не переживаю насчет конкурентов, - произносит спокойно. – Я им сочувствую.

Ладно, близимся к завершению.

- «Рассматривал ли ты безвозвратный вариант с самоустранением Сильвии?»

- Она действительно самоустранится.

- «Душка Алекс (прости за фамильярность, бабушка у тебя русская, поймешь, а как ты отнесешься к тому, что твоя бабуля уговорит-таки дедулю (можно помечтать?) изменить завещание? Уязвит ли это твое мужское эго? Будешь ли считать, что невольно деду проиграл? Ведь сразу столько проблем одним махом решатся!»

- Если мой дед и поменяет завещание, то лишь по собственной воле. Ни один человек на свете не способен повлиять на его решение. Как и на мое. Мы исповедуем одинаковую религию. Свой личный интерес.

- Благодарю, - хлопаю в ладоши, довольно потираю руки. – Теперь осталось загрузить текст на форум. Интересно, какой выйдет томат из гнилых помидоров? А сколько яду соберем? Делаем ставки. Эй, ребята из «Джойказино» не хотите заказать здесь немного ненавязчивой рекламы или проблемы с доступом решились?

Сохраняю файл.

Мой главный герой собирается скрыться из виду.

- Так, полегче, - хватаю его за пиджак. – А вас, фон Вейганд, я попрошу остаться. Мы не обсудили мои персональные вопросы. Например, «История Х». Я опечалена столь грубой характеристикой и...

Он нежно гладит меня по щеке и чмокает в макушку.

- Пора спать, - бросает на прощание.

Я хочу запротестовать, но сознание гаснет. Отключаюсь.

...

Просыпаюсь утром. Неохотно. В позе эмбриона, скрючившись на диване. Кошка пляшет канкан на моей голове. Совсем уже страх потеряла.

Зеваю, потягиваюсь, поднимаюсь.

Надо почаще перегреваться на солнце, раз такая прикольная фигня снится.

Проверяю комп. Ого. Ничего себя за ночь накатала. Перечитывать лень, тем более, во рту настоящая пустыня, мучительно хочется пить.

Ползу на кухню, на ощупь наливаю стакан воды. Еще и еще.

Эх, жрать охота. Может к черту диету? Один раз живем.

Взираю на холодильник и обмираю изнутри.

Яркие магниты выстроены в лаконичное «See you» (Увидимся).

Моргаю несчетное количество. Не помогает. Ни капли не спасает ситуацию.

Медленно оседаю на пол.

Как говорит мой коллега – «Реальность для тех, кто не может придумать что-нибудь получше».

А нет, это говорит Генри Миллер.

Мой коллега сказал немного иначе – «Реальность для тех, у кого не хватает денег на ЛСД».

И это не пропаганда наркотиков. Нет, нет.

ЛСД.

Любовь. Садизм. Доминирование.

Мой любимый формат. И привет от фон Вейганда.

До новых встреч, друзья. А сейчас вы уж меня простите, я вернусь на свой диван и упаду там с сердечным приступом.

 

________________________________________

Дорогие мои, жду ваши впечатления!shuffle

Если понравилось, жмем на сердечко)))



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 26 в т.ч. с оценками: 14 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


MarinochkaN [25.02.2017 18:28] MarinochkaN
Как всегда,неподражаемый ,шикарный,любимый автор!!!!!!!!!

[05.10.2017 08:13] Ра 5 5
И все-таки как бы фон Вейганд не выкручивался-он любит Лору до безумия,от которого срывает "крышу ";любит,но даже самому себе боиться признаться в этом,так как в его понятии любовь-слабость,а слабым он себя никогда не признает...

[19.01.2018 01:42] Tosia
Да!))

[08.03.2020 20:29] Tomik
Фуух, такая прям неожиданная статья... Даже как то непревычно читать такое интервью, не пойму даже понравилось или нет, но автор большая молодец!

[03.05.2020 18:10] Iva
Так что же с Историей Х?

[18.05.2020 12:32] Glina 5 5
Очень сильно ржала на:
..." - Твой дед твой друг или враг? Рассматривал ли ты его как своего кумира?»
- Он моя зубная боль. Так и рассматриваю. Иногда терплю, иногда лечу"...

Интервью с Алексом великолепно, крышесносно, офигенно!
Но Алекс не отвечает прямо ни на один из вопросов! Если его дневник будет в этом же стиле, то мы не увидим прямые ответы на наши вопросы!
Или его ответы абсолютно не те, как я думала он ответил бы... Блинннн.. Слов нет, одни эмоции!

  Еще комментарии:   « 1 3

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Ирэн Рэйн: Черновик Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 12 Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 11 ValeryAngelus: Заказ

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение