История девятая

Обновлено: 12.04.17 23:54 Убрать стили оформления

Летнее утро было солнечным и неестественно тихим для микрорайона маленького провинциального городка под названием Калинки. Сегодня была суббота, и многие жители ещё нежились в своих постелях. Участковый Сергей Никитович Добрынин устроился на крыльце своего офиса, держа в одной руке чашку кофе, а в другой – наполовину скуренную сигарету. При каждой затяжке он задумчиво смотрел в сторону общежития текстильной фабрики, находившейся как раз напротив. А причиной этой задумчивости стала Марья Андреевна, тамошняя консьержка, которая вчера вечером встретила его по дороге домой и рассказала странную историю. Оказывается, в старом заброшенном доме, приютившемся под старыми ивами рядом с оврагом, она видела какие-то огни, что шастают туда-сюда после полуночи. Этой даме доверять можно, она из тех, кто знает всё и обо всех. Но все же информацию требовалось проверить, потому Сергей Никитович отправился не домой, в маленькую служебную квартирку в пятиэтажной хрущёвке, а в старый заброшенный дом. Просидев там в засаде до раннего утра, он так и не увидел никаких огней. Может, Марья Андреевна обозналась? Мало ли что может показаться после одной-двух рюмашек самогона из деревни, который она продавала в свою смену. Но разве может ошибаться самый надёжный информатор? Интерес участкового подогревало ещё то, что в течение этого месяца было совершено два ограбления. 
В первый раз обокрали ларёк с пивом: воры унесли оттуда ящик настоящего (по крайней мере, так утверждал хозяин ларька) баварского пива и дневную выручку из кассы. Второй раз ограбление поразило всех жителей Калинок своей наглостью. Грабители забрались в квартиру ветерана Пал Палыча Булыкина и унесли все военные награды и сбережения в размере пятидесяти тысяч рублей. Но сколько бы он и полицейские из районного управления ни искали воров, воз и ныне там. Опрос жителей микрорайона и просмотр видеокамер у ларька не дали результатов. 
Добрынин давно усвоил, что разгадки порой лежат на поверхности. Стоит только присмотреться. Во времена свой работы в органах в звании капитана убойного отдела он не раз раскрывал дела, полагаясь на чутьё и интуицию, и в этот раз чутьё подсказывало ему, что информация Марьи Ивановны достойна внимания. Да и была эта дама человеком, к которому он проникся симпатией с первых дней, когда его понизили в звании и отправили из столичного центрального управления в этот городок в качестве наказания. Да, не стоило ему бить тогда, год назад, подполковника. Но порой эмоции берут верх над разумом. Так было и в тот вечер, когда он, придя домой после длительной засады, двух бессонных ночей и раскрытия серии убийств молодых девушек, застал свою Светку голой на кухонном столе и устроившегося между её бёдер подполковника Сычёва, своего бывшего начальника. При виде того, как толстый подполковник со спущенными штанами имеет его дуру-невесту, Сергея накрыло такой волной гнева, что образумился он, лишь услышав крик Светки: «Серёжа, прекрати, он уже не дышит». Нет, Сычёв остался жить, насколько знал Добрынин, даже получил очередное продвижение по службе, а вот его самого хоть и не уволили, но выгнали из Управления и, если бы не связи отца, генерала в отставке, единственная работа, на которую он мог после всего рассчитывать, – охранник в одном из московских супермаркетов. 
Затушив сигарету и бросив окурок в урну у крыльца, мужчина посмотрел в сторону дорожки, по которой, неся в руках две шины, шёл водитель маршрутки Валера. Люди в Калинках были доброжелательными, но порой весьма специфическими. Здесь Добрынин понял, насколько ценны такие человеческие качества как доброта, искренность (даже если она выражена нецензурной лексикой) и взаимопонимание. Жители микрорайона хоть и были подвержены разным порокам, и что таить, бытовых ссор и драк тут хватало, но как только у соседа случалось горе, они могли сплотиться в одну команду и прийти на выручку. 
– Фух, – Валера опустил шины на асфальт у крыльца и, достав из кармана старый грязный платок, протёр им шею. – Привет, Серёга, уже на работе? 
– Как видишь ... – Добрынин пожал протянутую руку. 
– Слышал новость? 
Участковый насторожился. С «новостями» необходимо быть аккуратным, люди любили посплетничать. Всякий раз пустяковая история обрастала таким невероятным снежным комом «отсебятины», что даже первоисточник не мог в ней признать свою новость. 
– Нет, не слышал, – пригубив чашку с уже остывшим кофе, он вопросительно посмотрел на Валеру, побуждая рассказать. 
Водитель маршрутки, опершись бедром о железные кованые перила крыльца, расплылся в улыбке. Сплетни в Калинках рассказывать любили. 
– Вчера с ребятами из автопарка зашли в ресторан «У Лизки» (ресторан на самом деле являлся пивнушкой, но Добрынин не стал поправлять Валеру). Там были девчонки из парикмахерской: Райка, Зойка и Лидочка. Ну, Райку ты должен знать, это та, что с... – он красноречиво изобразил руками пышные женские формы. 
– Да, знаю, – участковый кивнул, ожидая, когда прелюдия закончится, и начнётся сама новость. 
– Ну так вот, они рассказали, что видели вчера Пашку Безухого, это тот, который полтора года назад сел за драку по пьяни, – уточнил водила, вспоминая, что в то время Добрынин ещё не жил и не работал в Калинках. – По ходу, уже выпустили. 
– И давно выпустили? – Добрынин встрепенулся, вспоминая о кражах. Может, всё настолько просто, что вскоре дело будет раскрыто. 
– Не знаю, он сидел где-то под Калининградом, но в городе его увидели только несколько дней назад. – Валера пожал плечами и, наклонившись, подхватил в руки шины. 
– А где живёт этот Безухий, и как фамилия? 
– Живёт с матерью, Тамарой Васильевной, она учительница математики в нашей школе. Мои малые у нее учатся, хорошая женщина, да вот только с сыном не повезло. Она его сама растила, а вот оно как вышло. А фамилия у него так и есть – Безухий. Ну, бывай, Серёга. Пора на работу. 
– Ты же вчера пил, какая работа? – для порядка спросил участковый, хотя знал, что Валера после перепоя за руль не садится. 
– Я же каплю выпил. Да и сегодня работаю в гараже, так что всё путем. – Валера кивнул головой и пошел дальше по дорожке, оставляя Добрынина с его размышлениями. 
В деле наметился прогресс, а точнее, ещё одна ниточка, которую нужно проверить. Вылив остатки давно остывшего кофе в урну, мужчина зашел в свой офис. Пять минут поиска в базе единого реестра дел, и у него на руках была вся подноготная Безухого: общие сведения, преступление, расследование, слушанье дела и приговор. Дело, по сути, было обычным для местной публики. Не рассчитал силы и отметелил сынка главы райгосадминистрации. За что и получил срок в виде лишения свободы за тяжёлые телесные на четыре года, но по амнистии отсидел только полтора. Учитывая то, что он должен был отметиться по прибытии, но так этого и не сделал, Сергей решил навестить горе-парня. 

Листва шумела над головой. Теплый ветерок немного разгонял зной летнего дня. Свернув с тропинки, ведущей между гаражами вдоль однотипных пятиэтажных хрущёвок, Добрынин прошел рядом с боксами и вышел на детскую площадку, где сидела компания местных парней. Из телефона в руках одного парня лилась песня Фактор-2 – «Класс, детка, класс». 
Устроившись на качелях, они пили пиво и громко смеялись, но, заметив участкового, притихли. Бутылки, наполненные хмельным напитком, сразу же были спрятаны за спины. Увидев одного из знакомых парней, Сергей подошел ближе. 
– Привет, ребята. – Участковый чувствовал, как капли пота стекают по его спине, пропитывая ткань рубашки, в костюме под солнцем было неимоверно жарко. Добрынин не любил носить форму, но теперь был лишен привилегии ходить «по гражданке» на службе. – Вы не видели Павла Владимировича Безухого? 
Маленький щупленький паренёк по имени Никитка, местный заводила и хулиган, а так же любитель девок пощупать в общежитии фабрики, вышел вперёд. С Добрыниным они были хорошо знакомы. Часто после посещения общаги Никитка просыпался в стенах РУВД. 
– Сергей Никитович... – всё ещё пряча бутылку за спиной, парень подтянулся, – нет, не видели. 
Он утёр свой нос рукавом спортивной кофты, глаза забегали, на скулах проступила краска. Явно лжёт. 
Добрынин перевёл взгляд на второго парня, который не так давно переехал с родителями из Сибири. Тихий такой. Но не в том месте и не с теми он начал заводить себе друзей. Ох, не в том. Имени новенького Серёга не знал, а по информации из дела выходило, что парень живёт в том же доме, где и Безухов. 
– А ты видел Павла Безухого? 
– Нет, не видел, – на щеках парня, покрытых шрамами от угрей, появился румянец. 
Лгут ребятишки. Добрынин и не таких раскалывал. 
– А если я арестую вас за распитие спиртных напитков в общественном месте? – Припугнул он парней, надеясь на то, что у тех хватит разума не юлить. 
– Ну, Сергей Никитович ... – заныл Никитка, доставая бутылку из-за спины. Чего уж теперь прятать. Но строгий взгляд участкового явно дал понять, что нытье не прокатит. Что греха таить, за этот год Добрынин заслужил себе славу честного мента, который сделает всё, чтобы добиться правды и наказания преступников. 
– Хорошо, хорошо, – парень примирительно поднял руки вверх, словно сдаваясь, всё ещё сжимая в руке горлышко бутылки. – Я его на днях встретил в гастрономе, он сигареты покупал... а вон и он, кстати, идёт... 
Никитка ткнул пальцем куда-то за спину Добрынина. Тот развернулся и увидел долговязого парня в майке и шортах. В руках у него был пакет из продуктового, а на лбу – солнцезащитные очки. Он словно почувствовал взгляды, устремлённые на него, потому что резко остановился и посмотрел в сторону детской площадки. Может, его испугал вид участкового при полном параде (в форме и фуражке) или же внимание компании хулиганов, но парень бросил пакет на землю и, развернувшись, стремглав бросился бежать в ту сторону, откуда пришел. 
– Да чтоб тебя... – чертыхнулся Добрынин себе под нос и бросился следом. – Безухов, стой!!! 
В молодые годы Добрынин бегал на длинные дистанции, а в университете МВД был рекордсменом, и его рекорд никто и до сих пор не смог переплюнуть. Теперь же, в свои тридцать пять, он тоже бегал по утрам, чтобы не утратить форму, но видимо молодость Безухова и его скорость дали ему фору. Потому что уже через десять минут погони парень скрылся за поворотом на расстоянии тридцати метров. Завернув за угол, участковый внезапно налетел на кого-то. От резкого столкновения он неловко крякнул, пытаясь удержать равновесие и не дать упасть женщине. А то, что это была именно женщина, Добрынин почувствовал, когда мягкая, упругая грудь уперлась в него при столкновении. Равновесие удержать не удалось. Прижав женщину к себе, чтобы смягчить удар от падения, он спланировал на землю. Жар её тела, упругая грудь, распластанная об его грудную клетку, округлые бёдра, прижатые к его паху (в штанах стало невероятно тесно), всё это он подметил. Не зря способность замечать детали сделала из него того, кто он есть сейчас, а точнее был ... год назад. 
Женские ладони упёрлись в его грудь, пытаясь отстраниться, и через минуту он увидел ту, на которую налетел. 
– Ну, привет... – расплылся он в улыбке, погоня за Безуховым может и подождать, раз уж подвернулась такая удача. Никуда он не денется, Добрынин всё равно его найдёт.

И теперь внимание Сергея было сосредоточено на незнакомке, с которой он так неуклюже лежала по середине улицы. Место, так сказать, не подобающее, но разве это помеха для приятного знакомства? Женщина, которую он до этого никогда не видал, не торопится с ответным приветом. Вместо этого она порывисто встает и, поправляя свою одежду, окидывает Добрынина злобным взглядом.

Улыбка медленно, но верно сползает с лица участкового. Он начинает предполагать, что виной этого негодования первобытные рефлексы, которые заметил не он один. Вероятность велика, что данный факт не ускользнул от внимания женщины. Чувство неловкости постепенно нарастало пока он принимал вертикальное положение.

– Простите, хотел смягчить падение, – начал оправдываться Добрынин, и теперь думал, как бы смягчить её ответную реакцию, но поздно.

Первое, что он услышал в ответ, было:

– Упырь!

– Чт... – Но Сергей не успел договорить, поскольку получил затрещину, – за чтоо?! – Вопрос вырвался невольно, и он злобно начал потирать место удара. Всё пережитое наваждение как рукой сняло.

На лице незнакомки появилось сожаление, которое явно было наигранным:

– Ой, простите, мне показалось вам на щёку сел комар, – и гордо пролетела мимо него, продолжая путь в том направлении, в котором, видимо, шла до этого. Теперь нет сомнений – всё дело в реакции его тела. Именно поэтому она не смогла удержать злобного порыва. Ишь какая недотрога. Добрынину только и оставалось, что проводить её взглядом.

– День с утра не задался? – Ехидный голос Семёныча вывел участкового из ступора.

– Да ну тебя, – бросил Добрынин знатному пьянице, – иди-ка лучшей домой. Отсыпайся!

А сам направился к себе домой – свою смену на сегодня он отслужил. Да вот только никак не оставляло в покое гнетущее чувство, будто что-то очень важное ускользнуло у него буквально из под носа.

 

Сергей устало потёр лицо. С самого утра он корпел над бумагами, но так и не нашёл зацепок. По показаниям продавщицы налётчиков было двое: среднего телосложения, в чёрных куртках с капюшоном, лица были прикрыты платками. Один из них был вооружен пистолетом. Денег им показалось мало, что очень возмутило преступников, и поэтому они в придачу унесли последний ящик баварского пива. Входили и выходили они через главный вход. По крайней мере так утверждает единственный свидетель преступления. Записи с камер видеонаблюдения были не качественными и ничего невозможно было разглядеть. Грабители ловко растворились в ночи, не оставив за собой ни отпечатков пальцев, никаких отличительных черт.

От бессвязных мыслей Сергея отвлёк его коллега, который просунул голову в его кабинет и доложил:

– Подполковник велел пройти к нему, – и сразу закрыл за собой дверь.

Добрынин устало выдохнул и откинул папку в сторону. Ничего хорошего эта встреча не предвещала. Участковый мысленно застонал. Во-первых был уверен, что Алексеенко желает встречи не из большой любви к его персоне. Во-вторых, эта встреча убьет драгоценное время, а его как раз таки всегда не хватало. Ну черт с ним, надо так надо. Встав с места, он уже покидал кабинет, когда в дверях столкнулся с Карташовым:

– Ты куда?

– Подполковник вызвал к себе, – без особого энтузиазма ответил Сергей.

– Хорошо, тогда моя новость подождёт.

– Что там у тебя?

– Ты иди-иди. А то задержишься и Алексеенко тебя по головке не погладит. А я пока подготовлю всё к твоему приходу.

Добрынин не стал перечить, поскольку в чём-то Славка был прав, и уже через пару минуту костяшками пальцев дважды уверенно и громко ударил в дверь начальника.

– Заходите, – услышав приглашение, участковый прошёл в кабинет. – А, это Вы, капитан Добрынин. Я Вас заждался, – в голосе слышится еле уловимый упрек.

– Честь имею, товарищ подполковник.

– Мне доложили, что в Вашем деле никаких продвижений. Что за безобразие, Добрынин? – приветливая интонация куда-то улетучилась.

Вот если б его не отвлекали, продвижения как раз намечались. У Славки явно была какая-то важная информация. Поскольку Добрынин не владел конкретными сведениями, просто проговорил:

– Я делю всё возможное.

– Всё возможное делает Полин Евгеньевна! – Возмущённо проговорил Алексеенко, и перед Сергеем легли пару листов формата А4. Заявление, на котором крупным шрифтом красовалось слово «Жалоба», – да-да, это жалоба на Ваше бездействие. И как будете отчитываться?

– Сроки расследования пока не истекли, товарищ подполковник. Прокурор лично продлил его. У меня ещё есть время, – участковый пожимает плечами, давая понять собеседнику, что уверен в своих силах, хотя на самом деле самому Сергею так не казалось.

– Сроки сроками, но прокуратура взяла под строгий контроль расследование вашего дела.

Ему только этого как раз и не хватало, но на деле спокойно проговорил:

– Лучше бы Полина Евгеньевна за своим Никиткой так рьяно следила, а медали её деда нас волнуют не меньше, чем её саму, – не удержался от замечания Сергей.

– Ну советы давать мы не имеем никакого права. А вот выполнять свою работу в наших силах. Справитесь с натиском? – В голосе начальника слышатся нотки иронии.

Как легко говорить. Сергей не то что справляться, он ввязываться не хотел во всё это. Но начальник дал понять, что поддержки с его стороны не будет.

– Постараюсь, – буркнул он и покинул кабинет Алексеенко, направляясь к Карташову.

 

Добрынин и Карташов уже пол часа напряженно всматривались в экран, выискивая нужные кадры. Один они уже нашли, как в двадцать восемь минут десятого машина подозреваемого зарулила во двор рядом с ларьком.

– Райка говорит, что видела его в районе семи часов утра. Она спешила на укладку к невесте. И увидев Шувалова во дворе их дома, удивилась.

Добрынин хмыкнул:

– И чего удивительного? Мало ли какие дела у него могли там быть.

– Вот! – воодушевленно проговорил Карташов, и нажал на паузу.

Сергей внимательно изучал серебристую Тойоту Камри на экране. Он был полон сомнений:

– Да, Славка, сходится с её словами. Вот только понимаешь, этот человек не стал бы красть в ларьке деньги и ящик пива. Зачем это ему, в уме не укладывается.

– Но согласись – проверить стоит. Он там не живет. Родных в этом районе тоже не имеет. Не смотри на меня так, я успел проверить. Можно ж просто уточнить, что Денис делал в той местности?

Добрынин призадумался. Они сами вели расспрос жителей – не видел ли кто что-либо необычное. В принципе ничего подозрительного нету в том, что Денис останавливался в ту ночь там, но и не согласиться со Славкой не мог.

– Давай, звони. Вызовем сюда, расспросим и отпустим восвояси. Вообще бред подозревать заместителя глав врача травм пункта в такой мелкой краже.

– Не преувеличивай его заслуги. Будь у мой папка главой райгосадминистрации, я б наверно сейчас сидел на месте Алексеенко.

– Так это его отметелил Безухов?

– Именно его. А какие продвижения в деле Пал Палыча? – поинтересовался Карташов, пока они искали контакты Шувалова.

– Здесь намного сложнее. – Сергей пожимает плечами, - такое чувство, что действовал профессионал – никаких следов взлома. Безухого я все же поймал и допросил. После у меня не осталось сомнений, что он не при чём. У него алиби – он в город приехал две недели назад, а кражи были совершены до этого. Теперь никаких зацепок. Боюсь, продуем дело.

– Ты же говорил, что при виде тебя он убежал?

– Да. Говорит, якобы сам не понял почему. Заметил человека в форме и дал дёру. Видимо пока не оправился после тюрьмы. Всякое может быть.

– Странно, да?

– Всё здесь странно. Всё. Придётся вызвать на допрос внучку Пал Палыча. Вот Полина Евгеньевна удивится. Сама жалуется во всевозможные инстанции, но и сама становится фигурантом дела.

Пропажа медалей и суммы ею была выявлена после выходных, проведенных с отцом на даче. По возвращению женщина обнаружила открытую дверь, столкнулась с бардаком в квартире и отсутствием ценных вещей – медалей и пятьдесят тысяч рублей.

Карташов усмехнулся:

– Сомневаюсь, что это она.

– А у меня круг подозреваемых сузился до членов семьи. Дверь не взломана. Не смотря на то, что в квартире всё было верх дном, преступник хорошо ориентировался в ней. А весь этот хаос мог быть устроен для виду. Ещё остается её сын, – и мужчины понимающе переглянулись.

– Никитка? Согласен, здесь вероятность не малая, – вслух раздумывал Карташов, – но допрос несовершеннолетнего муторное дело.

– Ну а если он единственный подозреваемый?

– Да, – и после недолгих раздумий добавил, – Полина Евгеньевна не будет в восторге от своих жалоб, – и резко сменил тему. – Всё, нашёл я контакты нашего врача. Буду звонить.

 

Вячеслав и Сергей на служебной машине притормозили у новенькой девятиэтажки. До Шувалова они так и не дозвонились, поэтому решили искать уже по адресам, которые были известны им.

– Время одиннадцатый час, – заметил Славка, – он должен быть на работе.

Внимательно всматриваясь через лобовое стекло в окна здания, будто что-то там мог увидеть, Сергей проговорил:

– Я дозвонился в регистратуру. Мне сказали, что он взял отгул. Да и мобильник что-то у него не отвечает.

Карташов никак не отреагировал, и мужчины вышли из машины. Кажется воздух замер от невыносимой летней жары. И скорее из-за нее двор был практически пуст, загоняя всех горожан обратно по домам выискивать прохладные уголки. Сам Добрынин тоже был не прочь сидеть в прохладе своего офиса, который обеспечивал кондиционер. Но долг перед горожанами был превыше всего. Пройдя к подъезду и набрав нужную комбинацию цифр на домофоне, стражи общественного порядка застыли в ожидании. Женский приглушенный голос ответил быстро:

– Да?

– Участковый Добрынин. Откройте, пожалуйста.

Женщина ненадолго притихла. Видимо замешкала, но, не задавая лишних вопросов, просьбу выполнила. А вот дверь в квартиру не торопилась открыть. Добрынин нажимал на звонок уже в третий раз. За дверью явно были слышны шорохи. Он с напарником удивлённо переглядывались и прислушивались. Но в итоге дверь всё же открыли. Какого было изумление Сергея, когда узнал в женщине на пороге квартиры «Ван Хельсинга в юбке», с которой столкнулся неделей ранее. Сегодня она не казалась такой воинственной, как в тот день. В голубых глазах читалось волнение, а жесты полны нерешительности. Но она была так же хороша, как Сергей успел запомнить. Короткая мальчишечья стрижка цвета сажи смотрелась изящно на личике с безупречными чертами.

– Я думала вам только входную дверь в подъезд нужно было открыть, – попыталась оправдаться она.

Добрынин всё ещё прибывал в небольшом ступоре, поэтому Славка ответил сам:

– Разрешите представиться! Лейтенант Карташов, а это капитан Добрынин. Нам бы увидеть товарища Шувалова.

Женщина повернула голову в сторону комнат и, пытаясь замаскировать раздражение, проговорила:

– Он спит.

– Разбудите, – почти приказал Сергей.

Она удивлённо посмотрела на него. Во взгляде читался протест и, казалось, вот-вот последует возражение, но вместо этого она просто закрыла дверь перед носом незваных гостей. А им оставалось просто ждать. Сергей со Славкой слышали приглушенный спор между женой и мужем, но слов не могли разобрать. Вскоре сам Шувалов лично предстал перед ними с заспанным лицом, на котором читалось недовольство.

– Что вы здесь потеряли? – он не пытался скрыть раздражения.

Участковых он сразу узнал. Они не редко общались в стенах травм пункта после незначительных стычек горожан. Некоторые случаи докладывались полиции, и им приходилось вести беседу и с Шуваловым лично. Последний всегда оставлял впечатление приличного человека, верного своей профессии. И даже сейчас Сергею всё это казалось до невозможности нелепым.

– Надо поговорить. И лучше без свидетелей. Предпочитаете здесь или предпочитаете пройти с нами в участок? – дружелюбно предложил Добрынин. Хотя поводов доставлять врача в участок он не видел.

– Ваше дело не могло подождать до завтра? – Не смотря на нежелание вести диалог, Шувалов всё же отошел в сторону, пропуская милиционеров в квартиру. Их провели в гостиную и Добрынин сразу начал допрос:

– Где Вы были в ночь с двадцать шестое на двадцать седьмое июня?

Шувалов, который до этого казался полусонным, сразу встрепенулся. С опаской посмотрев в строну дверей комнаты и убедившись, что их никто не подслушивает, прошептал:

– Какого вы мне задаёте такие вопросы?

Реакция была весьма неожиданной, что заставило Добрынина насторожиться. Но, несмотря на это, он спокойно продолжил:

– Вопросы задаём мы, а Вы должны просто отвечать. Если сумеете ответить убедительно, то все остальные отпадут сами собой.

Немного призадумавшись, врач предложил:

– Я оденусь. Лучше в участке.

Добрынину не понравилась взволнованность мужчины. И он напряжённо ждал, когда тот соберётся. Тем временем жена Шувалова зашла к ним в гостиную и удивлённо посмотрела на милиционеров, не понимая, что происходит. И Добрынин не удержался от вопроса:

– Где был Ваш муж в ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое июня?

Женщина встретилась с ним взглядом и замерла. Взгляд, по которому можно было судить, что явно помнила их первую встречу. Это было заметно не только по её глазам, но и по румянцу на щеке, который постепенно становился заметнее. Казалось она изучает его, но на самом деле рылась в глубинах памяти:

– Кажется у него было дежурство. Денис в тот день вернулся раньше обычного. – Она смутилась и перевела взгляд на Карташова, и более уверенно продолжила. – Да, я точно помню. Двадцать седьмого у меня День рождения, и он даже раньше обычного вернулся со смены, чтобы поздравить меня, - довольно продолжила жена Шувалова.

Участковые переглянулись, поскольку её слова не совпадали с действиями мужа.

 

Часы на стене показывали шесть часов вечера. Шесть часов, потраченных впустую. Часы, которые больше не вернуть и которые были потрачены зря. Хотя драма, все это время разворачивающаяся у него на глазах, могла бы стать неплохой основой для очередной мыльной оперы. Да вот, к счастью или к сожалению, она Добрынину была ни к чему. Во всей суматохе сегодняшнего дня для него только одно имело смысл. Добрынин узнал имя той, которая успела так взволновать его. Её звали Нина... Женщина, которая так переживала, провожая мужа в участок. Любящая и верная, чего такой мерзавец как Шувалов совершенно не заслужил. Перед глазами участкового всё ещё стояли заплаканные глаза грудастой Райки. Чего-чего, а становиться свидетелем любовного треугольника он никак не планировал. Но воспоминания о пережитом предательстве волной нахлынули на Добрынина, и он тяжело задышал, представляя, через что придётся пройти Нине, когда она узнает о похождениях мужа. А судя по настрою Райки, она всё узнает. Последняя даже опустилась до ложного доноса. Видите ли, ей не понравилось, что Денис избегал общения. Даже номер телефона сменил, планируя оборвать все связи с ней. Да вот только он забыл, какие обещания давал ей, Райке! А она, глупая, строила планы, мечтала, и была полна надежд. Надежд, которым не суждено сбыться. И страдать в одиночку она не собиралась. Хотя алиби доктору обеспечила – ту злосчастную ночь они провели вместе.

– Я смотрю, сегодняшняя постановка произвела не тебя впечатление, – проговорил Карташов, заходя в комнату. В руках он держал маленькую брошюру.

Добрынин откинулся на спинку стула:

– Если честно, просто устал. Да и, согласись, силы были потрачены впустую. Хотя днём, в какой-то момент, мне так не казалось. Возможно, это разочарование, что мы пошли не по тому следу.

– Наверно, – взгляд Славки переместился с друга на брошюру, - тут хозяин ларька заходил, по твоей просьбе занёс это. Говорит в нём есть экземпляр украденного пива.

И передал её Добрынину. Последний безразлично начал листать небольшую глянцевую книжку.

– Давай, собирайся домой, я тебя подброшу, – продолжал Славка, направляясь к двери. – Сегодняшний день нас порядком вымотал. – И удивлённо посмотрел на друга, когда услышал от того что-то на подобии нецензурной брани. – Что такое? Серёг, ты чего?

Добрынин оторвался от фотографии и посмотрел на партнёра:

– Пиво, Славка! Пиво! Как я мог упустить эту деталь! – После чего вскочил и потянулся за фуражкой.

– Ты куда это собрался? Время семь часов вечера, – запротестовал уставший Славка, понимая, что его рабочий день хотят продлить помимо его воли.

Тем временем Добрынин быстрыми шагами подошёл к двери:

– Мы едем к подозреваемому, - и уже было вышел в коридор, как наткнулся на Полину Евгеньевну. – Ой! Здравствуйте. А я как раз к Вам и собирался.

Сорокалетняя, с виду очень интеллигентная женщина удивленно посмотрела на него:

– Это кто Вам успел сказать, что пропажа уже нашлась? Неужели, Никитка?

– Нет. Нам никто ничего не успел сказать. Но с Вашим сыном мне есть о чем поговорить.

 

Утро следующего дня выдалось нелегким. Тяжело было смотреть на задумчивую женщину, которая сидела напротив. Добрынин ожидал, что она будет протестовать, сопротивляться или, как минимум, упрекать их в непрофессионализме. Но нет, она молчала, и это немного тревожило задумчивого участкового. Видимо Полина Евгеньевна смирилась с неизбежным.

Сам же виновник всех событий сидел в углу и со скучающим видом изучал кабинет. По его виду можно было судить, что ожидание его порядком утомило. И когда парень встретился взглядом с Добрыниным, они долго и пристально смотрели друг на друга. В глазах Никитки читалась решительность. Вот только Сергей не мог понять – это был настрой обороняться или сказать всё, как было. В этот раз Добрынин не сомневался, что напал на нужный след. Оставалось дело за малым – добиться его признания. Это упростит жизнь всем. Особенно ему.

Да, Добрынин оплошал при последней встрече с Никиткой и его друзьями, не придав значения незнакомой марке пива, которую парни распивали во дворе своего дома. Он настолько был увлечён мыслями о Безухове, что не обратил внимания на эту незначительную деталь и не придал ей значения. Хоть в список подозреваемых подростки у него не входили, но с чем чёрт не шутит. Сергей слишком поздно понял, что тогда ребята пытались скрыть не сам факта распития спиртного, а бутылку, по которой могли быть пойманы с поличным.

Заметь он тогда это, сколько всего можно было обойти стороной...

 

Сидя напротив Алексеенко, Добрынин готов был передать ему на подпись два дела, которые после признания Никиты слились в одно. Но начальник не торопился взять определение из рук участкового. Каждый из них всё ещё сомневался в верности принятого решения.

Ещё вчера они долго беседовали, раздумывая возбуждать или нет уголовное дело против Никитки и его друга Алексея, который недавно приехал из Сибири. У Леши, с виду приличного мальчика, оказалось «богатое» прошлое в виде небольших грабежей. Сам парень тоже когда-то попал под влияние плохой компании. И родители, в попытках повлиять на будущее своего сына, решили переселиться в спокойный город, где, по их мнению, он встанет на правильный путь. Но Сам Лешка, по всей видимости, от прежних привычек не желал избавляться. Задиристый Никита легко попал под его влияние – крутой парень из большого горда красноречиво рассказывал о своих прошлых подвигах. И ему захотелось подражать. Поводом послужило желание иметь новомодные гаджеты, на которые у родителей никогда не хватало средств. Вот он легкий путь к исполнению мечте. Так они и решили ограбить ларек. Первое «дело» не принесло приличного дохода, и Никита поделился с другом о богатстве, нажитым прадедом. Украденное они спрятали в заброшенном доме у оврага. Да вот только парни не подозревали, какой ценой было нажито ограбленное ими.

В отличии от Леши, Никита за время следствия получал свою долю уроков. Дед до этого никогда не делился воспоминаниями о прошлом. Но после кражи так и стремился рассказать внуку о былом. Никитка поначалу избегал этих разговоров, но в какой-то момент и сам не понял, как начал вслушиваться в рассказы бывшего фронтовика. Впервые в жизни парень иначе взглянул на события далекого прошлого, которое так чтили в его семье. Как ни печально, для некоторых его сверстников Великая Отечественная война была «названием» тяжкого периода в истории их страны, о котором они читали на уроках и каждый год что-то новое узнавали на майские праздники. Это уже вошло в привычку и стало обычным ритуалом. А ещё дополнительными выходными. Оно не было переполнено воспоминаниями. Все как-то прошло мимо Никитки, а пропажа медалей послужила поводом, и дед чуть ли не каждый день вспоминал своё далекое прошлое. Он с трудом разбирал старческий лепет, но боль в глазах старика оставило неизгладимое впечатление на паренька. Совесть... Дед пробудил спящую совесть. Никитка не хотел, что б всё и дальше так продолжалось, поэтому вернул украденное на место. Да вот только слишком поздно – очень много людей были уже вовлечены в это дело.

Мать Никитки сумела договориться с хозяином ларька, и тот написал заявление, что претензий не имеет и оставлял решение по данному вопросу на усмотрение милиции. Сама поступила так же. Своё заявление Полина Евгеньевна не стала забирать, поскольку хотела, что б для сына этот случай послужил хорошим уроком. Ну а Добрынин С Алексеенко всё же решили возбудить уголовное дело по статуе 158 УК РФ, кража, оставив окончательное решение за служителями Фемиды.

Взяв определение из рук Добрынина, Алексеенко поставил свою подпись для того, что бы направить дело в прокуратуру.

 

Год спустя

– Слышал, Никитка поступил в университет МВД? – заявил Карташов в конце рабочего дня, когда они выходили из прохладного офиса.

Ещё восемь месяцев назад весть об условном наказании пареньков осталась практически незаметной для местных зевак, поскольку те были поглощены слухами о разводе Шуваловых. Тогда это неприятное событие внесло некий переполох в тихую и размеренную жизнь горожан, и каждый пытался словить очередную порцию сплетен.

– Нет. Но я рад это слышать.

Жара на улице стояла более невыносимая, чем год назад. Мужчины пользовались служебной машиной вместе, поэтому Славка поинтересовался:

– Тебя подбросить?

– Нет, мне тут недалеко, к общежитиям. Пешком пройдусь.

На том и распрощались.

Для самого Сергея последний год не был спокойным. Он был переполнен волнениями. Волнениями за Нину. После развода «любитель больших размеров», как прозвали Шувалова горожане, покинул их маленький городок. Что сказать – за внешностью интеллигента скрывался трус.

Почему-то Добрынин был уверен, что Нина нуждалась в поддержке. Возможно, эти выводы были сделаны из собственного опыта. Тогда он приложил немало усилий, выискивая поводы для сближения с ней. Поначалу Нина, конечно, избегала его. И ничего удивительного в этом не было. Но первый проблеск в их отношениях появился тогда, когда она приняла его приглашение вместе отметить восьмое марта в ресторане «У Лизки». После всё уже было проще. И День её рождения они отмечали уже вдвоём – только он и она. От воспоминаний Сергея отвлекла Марья Андреевна, которая впопыхах бежала к своему автобусу.

– Ой, Серёженька, здравствуйте, – бросила она на ходу, забираясь в автобус, – всё хотела Вас увидеть и предупредить – странно, но те огни у оврага, они и нынче там.

 

________________________________________________________________________________________________

 ВНИМАНИЕ! ОТКРЫТОЕ ГОЛОСОВАНИЕ!

Если вам понравилась эта история, проголосуйте за неё ЗДЕСЬ! 

Или нажмите на сердечко "Мне понравилось", при этом не забудьте поставить галочку видимости.

Без неё ваш голос учтён не будет. Спасибо за понимание.

Вы можете проголосовать за 3 истории.

________________________________________________________________________________________________

 

Читайте также:

История №1 _*_ История №2 _*_ История №3 _*_ История №4 

История №5 _*_ История №6 _*_ История №7 _*_ История №8

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 11 в т.ч. с оценками: 5 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Croshka [03.05.2017 19:53] Croshka
Красивая концовка с огнями у оврага.
Может быть, героев и не стало больше, но для меня было многовато нитей и фактов во второй части. Первая более размеренно-выверенная.
В целом работа добротная и хорошая. Спасибо.

  Еще комментарии:   « 1 2

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Allegra: Филипп Маунтбаттен герцог Эдинбургский. На шаг позади happy girl: ролевая игра "Между прошлым и будущим" happy girl: Подарки, Эпиграфы, Обойки и прочее. happy girl: Графика 2019-2020

Список статей:

Open woundsСоздан: 05.11.2009Статей: 80Автор: ФройляйнПодписатьсяw

Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY




Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение