Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Спираль жизниСоздан: 24.05.2009Статей: 46Автор: kosmetПодписатьсяw

Кольца Мирты Пролог - 2 глава

Обновлено: 29.01.12 08:26 Убрать стили оформления


Кольца Мирты

Роман будет теперь выкладываться в блоге, так я пишу его медленно Smile


Пролог

 

Кайл немного отклонился назад, уклонившись от летящего стакана. Тот со звоном рассыпался мелкими сколками, столкнувшись со стеной угла, который заняла их компания. Никто из троих даже не обернулся, чтобы посмотреть на «пункт отправки» почившей тары. Драка в баре, на любом перекрестке любого мира мало чем отличалась друг от друга, и не была способна удивить хоть кого-то, потершегося в подобных местах больше месяца-двух.

Поставив собственный бокал на дощатый стол, Кайл стряхнул с рукава пару осколков.

Глупая трата. Тем более в нынешних условиях экономики Мирты. Навряд ли, чтоб хозяин таверны сумел полностью восстановить запас стекла в ближайшее время. Разве что имел припрятанные сервизы с былых дней.

С какой радости дергающийся коротышка, управляющий этим баром, вообще разливал джин в стекло кому не попади, Кайл понятия не имел. Но давно усвоил, что незнание и отстраненность — благо.

Того же мнения придерживался каждый в их тесной компании.

Они не переговаривались, давность совместных скитаний способствовала прекрасному пониманию мыслей товарищей по сумрачным взглядам.

Вот и сейчас было ясно, насколько скучно здоровяку Филу, следящему за колебанием уровня джина в бутылке, стоящей в центре стола. Вероятно друга заинтересовали причудливые спирали на фиолетовой поверхности жидкости, рождаемые тряской деревянного пола под ногами дерущихся. Но при этом он не забывал внимательно следить за любой вероятной угрозой. Как и любой из них.

Где-то за их спинами прозвучал грохот и ругань, послышались крики, явно свидетельствующие, что вышибалы принялись разнимать драчунов.

Переведя глаза на свой стакан, Кайл допил его содержимое одним глотком.

Эта тягучая бурда меньше всего походила на джин по внешнему виду, но чем-то напоминала им аромат напитка, оставшегося в родном мире, про который давно позабыли. Оттого в их компании и прицепилось это определение местному варианту крепкого алкоголя.

Справа от него Трэв с видимым безразличием рассматривал блики масляных ламп на лезвие кинжала. Но Кайл знал, куда на самом деле направлен пристальный взгляд стальных глаз.

Он и сам повернулся, скользя глазами по задымленному залу. Игнорируя окружающих, особенно тех, кто проиграл в только затихшей драке и норовил отыграться на ком-то еще. Пропустив пару подмигнувших ему девчонок, щедро демонстрирующих богатство своих тел низкими вырезами тесных платьев, он только хмыкнул. Наконец Кайл остановился взглядом на темной фигуре, с ног до головы закутанной в грубый плотный плащ.

Серая материя пропыленная и износившаяся не меньше, чем у любого из них, надежно скрывала силуэт человека, безучастно замершего у крохотного окошка, неподалеку от их стола. Тот стоял настолько неподвижно, что было не так уж и просто различить — живое ли это существо, или же странное украшение, придуманное нервным коротышкой-хозяином для своего заведения. Однако Кайл слишком хорошо знал, что под этой тканью скрывается столько жизни, сколько иным и не снилось. Или, по крайней мере, раньше все обстояло именно так. Теперь же...

В этот момент, будто ощутив на себе их взгляды, человек медленно и плавно обернулся. Из-под низко опущенного капюшона практически невозможно было разобрать черты лица. Только резкий, немного скошенный влево тяжелый подбородок, да губы, сжатые в тонкую линию. Поперек кончика губ и через подбородок белела толстая кривая полоса шрама.

Теми же плавными движениями, почти бесшумно, он двинулся в их сторону, быстро преодолев так четыре шага. И замер у стола.

- Пора, - Кайл уже давно не вздрагивал от мертвого, скрежещущего голоса старого друга и капитана. За последние месяцы он прекрасно научился скрывать собственную реакцию, как и остальные парни.

Все в том же молчании компания поднялась.

Фил бросил на стол несколько монет, оплачивающих их ужин, далеко не самый лучший, но и не худший в Митре.

Командир посмотрел на них льдистыми зелеными глазами, такими же мертвыми, как и его голос, но никто из парней не отвел взгляд. Ройс кивнул, будто они только что пришли к какому-то итогу в разговоре.

Не нуждаясь в словесных приказах, Кайл накинул на голову свой капюшон, видя, что и остальные делают то же самое. Их команда порой казалась единым механизмом, четко и без ошибок выполняющим то, что требовалось. Друзья быстро подхватили небольшие сумки, в которых находилось то малое, в чем эти парни испытывали необходимость.

Ройс же все еще стоял у стола, вновь напоминая каменного истукана.

Кайл знал, что как и он сам, каждый из парней старается не опускать глаза, чтобы не видеть левую руку капитана, пальцы которой даже сейчас были согнуты так, будто он все еще держал в них чью-то ладонь.

Почему-то это все еще пугало их гораздо больше его неживого голоса и глаз, и сейчас, спустя столько месяцев. Словно рядом с ними, пятым, ходил невидимый никому кроме Ройса, мертвый дух.

Заметив что нехитрые сборы окончены, Ройс первым двинулся к двери так и не проронив больше ни слова.

Кайл, Фил и Трэв пошли следом за командиром. Серые плащи и выглядывающие из-под тех рукояти мечей мало выделялись среди таких же одеяний других посетителей. Но никто не рискнул привязаться к этим четырем. За внешней потрепанностью одежды и малоприметным видом скрывалось нечто, что заставляло остальных завсегдатаев бара отодвигаться ближе к стене. Словно те стремились дать этим чужакам больше пространства. Особенно, если люди оказывались слишком близко к капитану.

Кайл не мог не признать, что Ройс и раньше вызывал в окружающих обширный спектр чувств — от почитания, до ненависти и трепета. Теперь же, после падения Правящего дома Митры и всего произошедшего, капитан, казалось, излучал нечто такое, что бросало в дрожь всех, кому случалось не повезти оказаться рядом с ним.

Они втроем тоже не сразу преодолели это внутреннее сопротивление, но сцепив зубы дежурили и ухаживали за другом, когда ценой одного-единственного их сомнения могла стать его жизнь. Впрочем, порою Кайлу, да и всем им, наверное, казалось, что несмотря на неоднократное «спасибо», которое Ройс скупо ронял сквозь зубы — капитан предпочел бы сгнить на том обрыве, с которого они его еле вытащили почти бессознательного, и все равно — сопротивляющегося.

Командир небрежно толкнул дверь кулаком, правым, вечно затянутым в тонкую кожаную перчатку черного цвета, даже летом, в жару. Кайл не знал, снимал ли Ройс ту хоть тогда, когда оставался наедине. И не решился бы спросить.

На них пахнуло свежим воздухом начавшейся осени. С удовольствием втянув в себя запах леса неподалеку,  четверо мужчин шагнули в темноту, практически не рассеиваемую скудным светом из окон близлежащих домов.

С тех пор как в Митре произошел переворот ситуация становилась все хуже. Новая власть, похоже, совершенно не интересовавшаяся интересами народа, доставшегося в комплекте с троном, и теперь не собиралась заботиться о том. Экономика находилась в состоянии агонии, прервались практически все связи с соседними государствами. Ремесленники предпочитали сбегать в более стабильные регионы и миры. Туда, где правительство могло обеспечить порядок и защиту от мародеров и власти многочисленных банд. И хоть по улицам городков и деревень Мирты регулярно проходили патрули, они мало что могли сделать для поддержания порядка.

Без Правящего Дома Мирта погибала. Слишком сильна была связь этого народа со своими Предводителями. Слишком крепкой нитью они все были повязаны с самой Миртой, дающей жизнь этому миру.

Потому теперь, когда не осталось в живых никого из герцогской семьи, все медленно умирало, распадаясь на куски подобно тому, как распадается на ошметки гниющая плоть под когтями стервятников.

Кайл не раз намекал Ройсу, что неплохо было бы перебраться в соседнюю Трину. Да и Фил с Трэвом поддержали такую идею. Команда наемников их класса дорогого стоила в любом мире.

Против был только Ройс. И они все знали, что он никогда не согласиться покинуть пределы Мирты, которая даже не была его истинной родиной.

Никто не держал остальных. Капитан давно заявил, что каждый может отправляться на все четыре стороны, он никого не заставляет катиться в ад вместе с ним. Но никому из их четверки и в голову не пришло воспринять эти слова всерьез. А пока Кайл, Трэв и Фил находились с ним — они выполняли команды Ройса. Даже если ему самому было обременительно помнить о своих обязанностях. Но человеку необходима причина, чтобы жить. А Ройс, несмотря на все, что случилось, независимо от того, как он себя вел — все еще оставался человеком. И Кайл считал, что имеет немалое право гордиться своим взносом в то, что капитан все еще числился среди живых.

Они быстро пересекали улочки и площади деревни, все ближе подбираясь к черте, которая отделяла это поселение от наступающего леса.

Никто не интересовался пунктом назначения. Более того, Кайл подозревал, что у командира вообще не было четкой схемы их блужданий по стране. Хотя, может он и ошибался, и Ройс руководствовался каким-то, только ему одному ведомым планом.

Сейчас они оббивали дороги самых окраин.

До границы было не так уж и далеко, слишком большой искус для крестьян, уже начинающих забывать, какой устроенной их жизнь была когда-то. Искать пристанища в соседнем княжестве и мире было проще, чем пытаться хоть что-то противопоставить власти, которую не признал ни народ, ни Храм. Что, впрочем, не мешало новой правительнице планомерно выжимать из страны все, что та только могла дать. Потому, видимо, на пути им все чаще попадались уже пустые дома и заброшенные жилые постройки.

На фоне темного неба, на котором лишь изредка выглядывали из-за черных облаков звезды, неожиданно показался высокий купол, слишком огромный даже для обжитого крестьянского дома.

Ройс остановился, лишь на пару градусов повернув в ту сторону голову, укрытую капюшоном. Но они все знали, куда он смотрел.

Следом за капитаном замерли остальные.

Трэв привычным движением откинул полу плаща, чтобы удобней было выхватить меч. Мало ли кого могла принести нелегкая в такой час на эту дорожку. Тем более что и веры Мирты новая правительница пыталась лишить эту страну.

Фил занял такую же позицию с противоположной стороны. Порою они напоминали Кайлу близнецов.

Сам он остался на своем месте, прикрывая спину капитана.

Ройс за эти пару секунд не сдвинулся и на миллиметр. Он все еще стоял, глядя на Храм. И, честное слово, Кайл не знал, что его друг надеялся там увидеть, тем более в такой темени. Но это давно стало почти традицией — в любом, даже самом захудалом городишке, где имелось пристанище служителей Мирты, оно подвергалось пристальному вниманию Ройса.

И вдруг, в привычном ритуале произошел какой-то сбой.

Кайл прищурился, поначалу решив, что ему показалось. Но тут задержал дыхание Фил, и тихо втянул воздух Трэв, подтверждая, что Кайл еще не так плох, и не страдает галлюцинациями.

Ройс медленно свел руки, на какой-то миг, даже разогнув вечно согнутые пальцы левой кисти и...

Что-то загремело, нарушив ночную тишину.

Кайл выругался когда кто-то врезался ему в плечо и принялся нещадно проклинать его родословную.

Он мог бы поклясться, что еще миг — и капитан снял бы перчатку с правой руки.

Не то чтобы Кайл считал такой поступок необходимым. Более того, его даже испугало изменение привычного порядка вещей. Живя в хаосе, поневоле начнешь ценить прелесть постоянства подобных мелочей.

Очевидно именно поэтому он с таким раздражением заехал кулаком в ухо одному из шести громил, которые пытались столкнуть их с дороги.

Кто-то взвыл. Видно его жертва. А может еще один олух, рискнувший приблизиться слишком близко к Филу. Трэв любил ломать челюсти — его противники оказывались не в состоянии реветь.

Краем глаза Кайл заметил, что капитан стремительно обернулся, уже обнажив свой меч. И серебристый, испещренный письменами клинок Главы стражи внутреннего круга герцогского дома Мирты тускло заблестел в сумраке ночи.

Лично его всегда удивляло, каким образом этот треклятый метал умудрялся находить блики света даже в кромешной тьме подземных переходов.

Однако тем и славилась Мирта — своим металлом. И восхищенный вздох со стороны нежданных «гостей» показал, что и они не так часто любовались тем, что когда-то производило их герцогство.

Что-то глухо грюкнуло. Раздался сдавленный стон.

Кайл удивленно перевел глаза, не успев проследить за движением капитана, который теперь упирал кончик лезвия в чью-то голову. Но на Ройса не нападали. В этом Кайл мог бы поклясться. Значит, это они сами случайно оказались на пути у развлекающейся компании, видимо, помешав этим пятерым избивать какого-то несчастного.

Кайл видел, как настороженно застыли вокруг эти парни, не успев еще ничего понять или осознать.

Ройс же медленным движением откинул кончиком меча рваный капюшон с лица человека, лежащего у его ног. Тот вновь застонал.

Слабые серебристый свет высветил несколько длинных шрамов, пересекающих все лицо паренька, которому было явно не больше двадцати лет. Одна глазница чернела пустотой, в то время как другой глаз сейчас был закрыт. Видимо, парень находился в беспамятстве.

Кайл посочувствовал мальцу, которому так прилично досталось в настолько раннем возрасте. И подумал, что есть что-то очень знакомое в его лице. Только шрамы мешали уловить, что именно. Отметил, что раны не выглядели свежими, если не считать пары темных пятен недавних синяков. Так что вряд ли, чтобы кто-то из тут находящихся приложился к...

- Кто участвовал в этом? - вопрос Ройса прервал его мысли. Заставил Кайла вздрогнуть и стремительно перевести глаза на капитана. Парни, так и замершие вокруг, явно занервничали.

И было отчего. Глаза Ройса почти пылали. А его голос...

Кайл моргнул. И опять посмотрел на командира, краем глаза видя ошеломленные искры в глазах друзей.

Мирта помоги! Как давно он не видел капитана таким...

- Кто? - почти нараспев повторил Ройс свой вопрос, видя, что местные не торопятся с ответом. И от такой интонации слово прозвучало еще зловещей. Лезвие меча дрогнуло, поднимаясь, и казалось, поплыло в воздухе, покачиваясь в опасной близости от шей нервно дергающихся крестьян.

- Да вы че, милорд? - затараторил один, видимо, самый храбрый. - Мы тут не при чем, чес слово. Мирта ясная видит, что не вру! - парень воздел левую руку к небу, видимо призывая кару на свою голову, если обманет.

Небо молчало. А вот лезвие Ройса продолжало покачиваться у самого дрожащего кадыка селянина. Не было похоже, чтобы тот убедил командира.

- Да мы просто помогали этому убогому добраться до Храма, - видно и до парня дошло, что ему не особо поверили. Он же сам не разбирал в темноте дорогу-то, да и не местный, видно из соседнего городка прибрел в поисках приюта али милостыни, - продолжал тараторить парень. Его дружки старались незаметно сбиться тому за спину. Два из низ них тихо поскуливали, придерживая головы — видно его и Фила жертвы. Еще один пытался определить, сколько осталось в его распоряжении зубов.

Ройс все так же пристально смотрел на того, кто очевидно управлял этой оравой. Его горящие глаза заставляли ощутимо нервничать парня.

Кайл, Фил и Трэв же молча ожидали распоряжения капитана, независимо от того, что именно тот мог приказать. С равным безразличием они готовы были и убить этих мелких хулиганов, и поддать хорошего пинка под зад, чтобы те убирались на все четыре стороны.

Мальчишка на земле вновь застонал и пошевелился. Кайлу показалось, что он вот-вот придет в себя.

- Вон, - хриплый, ледяной голос Ройса заставил дернуться селян так, словно капитан прошелся по ним хлыстом. - Если увижу хоть кого-то из вас еще раз — убью на месте.

- Но, как же убогий... - подал голос все тот же парень, видимо не поняв, по краю какого обрыва ходит.

Кайл не собирался остерегать его.

Казалось, что лезвие едва покачнулось, но тишину ночи разорвал отчаянный крик. Острие меча капитана застыло в паре миллиметров от глаза парня, распоров кожу щеки. На подбородок уже сбегали крупные алые капли крови.

- Мне повторить еще раз? Или сразу вырезать твой глаз? - со спокойной любезностью уточнил Ройс.

Парни ринулись назад с таким топотом, что и мертвый проснулся бы. Они толкали и пихали друг друга, стараясь как можно скорей оказаться подальше от дороги в Храм.

Капитан же уже не смотрел на тех. Казалось, он полностью утратил интерес к убегающим. Все его внимание было сосредоточено на мальчишке, все еще лежащем на земле. Голова того слабо покачивалась, как у человека, который пытается прояснить сознание, надеясь, что от тряски разум вернется.

- Круг, - им не требовалось объяснений.

Кайл тут же шагнул вперед, его движение повторили Трэв и Фил, образовав вокруг командира и паренька нечто, на подобии живого защитного ограждения. И пусть в глазах команды светилось недоумение, никто не проронил и слова. Их задача — выполнять приказы Ройса, а не выяснять отчего он те отдавал.

Все еще ничего не понимая, они наблюдали за тем, как капитан присел на корточки рядом с головой парня и откинул свой капюшон. Ветер тут же растрепал длинные черные волосы, которые командир предпочитал просто отрезать ножом, когда те начинали особо мешать. Не обратив внимание на непослушную шевелюру, Ройс пристально всматривался в лицо паренька.

А потом протянул правую руку и осторожно прикоснулся к его плечу.

Тот дернулся, будто бессознательно хотел отползти, и наконец-то открыл единственный глаз.

Радужка переливалась жемчужно-зеленым оттенком.

Ровно секунду. Будто молния ударила и скрылась в глубине единственного зрачка.

Больше не было вопросов, где он мог видеть этого паренька.

Даже не задумываясь, ошарашенный Кайл рухнул на колени, склонив голову, не понимая ничего в том, что творилось.

Друзья последовали его примеру.

Мальчишка вновь дернулся и испуганно постарался сжаться в комок, глядя на них почти с ужасом.

- Встать. Вернуть построение, - Ройс не обернулся, и только едва заметная мрачность тона выдала его недовольство тем, что они позволили себе оставить без прикрытия его и...  наследника Правящего Дома Мирты.

Хотя, видит небо, Кайл не понимал, каким образом, принц может сейчас находиться перед ним. Ведь он был одним из тех, кто закапывал могилу с телом, пряча убитого наследника от надругательств мятежников.

Но никто тут не собирался отвечать на его вопросы, судя по всему.

- Марти, посмотри на меня, - голос Ройса, обращенный к наследнику, звучал совершенно иначе. Он явно старался говорить мягче и тише. Никто  другой, кроме членов семьи, не посмел бы так обратиться к Наследнику. Впрочем, Ройс такое право имел, как ни как. И уж если он уверен, что это именно принц... - Как ты себя чувствуешь, парень?

Казалось, капитан хотел задать совсем иной вопрос, но сдержал себя.

Мартин продолжал смотреть на них все с тем же испугом. С момента прихода в себя он не издал ни звука, и только старался плотнее сжаться, будто готовился к тому, что его будут избивать.

Такое поведение, судя по всему, не прошло не замеченным и для Ройса.

- Марти, - он заговорил иначе. В голосе капитана прорезались командирские нотки, которым сложно оказывалось не подчиниться и герцогу, не то, что девятнадцатилетнему парню. - Посмотри на меня.

Мартин послушно перевел глаза на Ройса.

- Ты можешь сказать мне, что с тобой произошло? - требовательно спросил капитан.

«Ага, каким образом ты выкопался из могилы, парень?!», мысленно поддержал Кайл вопрос своего капитана. «Не то чтобы он не был рад такому повороту. Но ведь это просто... невозможно! Разве не так?!»

- Кто вы? - поломанный голосок парня, совершенно не походил на уверенный тон наследника, каким они его помнили. - Почему вы меня так называете?!

Он постарался отползти еще немного.

Ройс резко выдохнул.

Прижал глаза пальцами. После чего, вдруг резко сдернул перчатку с правой руку.

Татуировка в виде трех зубчатых колец Мирты едва заметно светилась в темноте зеленоватым пламенем.

Кровь не ошибается.

Несмотря на всю невероятность подобного факта, независимо от невозможности подобного — перед ними находился принц. Пусть он сам, похоже, совершенно не помнил ни их, ни того, кем является.

- Мы — друзья, парень, - хрипло прошептал Ройс, выпрямившись. - Те, кто защитит тебя от всего. Больше тебе нечего бояться, - эти слова прозвучали клятвой. И Кайл знал, что капитан не преувеличивал. Однажды они уже не сумели защитить Правящий дом.  И теперь не возникало сомнений, что Ройс сам ляжет костьми и их сгноит, но защитит Мартина.

Однако не было заметно, чтобы сам принц испытывал такую же уверенность. Он немного удивленно, но все с тем же испугом, словно затравленный зверек, изучал их с земли.

Ройс поднялся и вновь застыл, замерев глазами на куполе Храма.

Кайл, как и его друзья, прекрасно видели, с какой силой он сжал левый кулак, держа перед лицом все еще мерцающую татуировку.

Он был уверен, что каждый из них знал, о чем в эту минуту думал капитан. И пусть Кайл не мог ощутить всего, что наверняка бушевало в Ройсе, но и его начало трясти и скручивать от страха, волнения, недоверия, и надежды. Он почти готов был упасть на колени и вознести молитву Мирте.

Если принц сейчас находился перед ними живой... Смел ли кто-то из них надеяться на то, что когда-нибудь встретит живой убитую принцессу?

 

 

Глава 1

За полтора года до этого

 

- Странный у тебя вкус, - Парс с подозрением крутил перед собой глубокую тарелку, до краев наполненную чем-то оранжевым и булькающим. К тому же, издающим довольно специфический запах, который, казалось, уже успел пропитать все вокруг.

Ройс холодно посмотрел на посредника. Тот, как обычно, напялил на себя нечто ярко-зеленое, подпоясав этот «заметный» балахон лиловым поясом. В совокупности с двумя метрами роста посредника и его же рыжей шевелюрой — Парс являл собой весьма выдающееся и запоминающееся зрелище. Впрочем, таким он был все пятнадцать лет, что Ройс его знал, с того дня, когда впервые нанялся хлипким пацаном в команду Брайта, своего первого капитана.

Теперь он был сам себе хозяином. И ему следовало заботиться о своих людях.

- Я тебя сюда не обедать звал, - он передернул плечами, игнорируя кривую ухмылку Парса.

 Во всех мирах и на каждой встрече тот вел себя одинаково, словно пытался отравиться подобной белибердой. Лично сам Ройс, даже проведя в Фалне три месяца, так и не решился попробовать местную кухню. Да и никто из парней Ройса не рискнул ставить эксперименты над собой.

Как вот «этим» питаются местные их интересовало слабо. Мало ли, может у них желудки оцинкованные?

- Твой контракт заканчивается сегодня, - кивнул Парс, демонстрируя, что прекрасно понимает, о чем будет идти речь. И поднес ко рту ложку.

Ройс подумал, что лучше бы посредник начал экспериментировать с едой после того, как они все решат. Но в этом вопросе с Парсом бессмысленно спорить.

- Что ты можешь мне предложить? - Ройс отрицательно покачал головой, когда одна из девиц, прислуживающих в баре, попыталась что-то налить ему в стакан.

- Князь очень хочет продлить контракт на год, - задумчиво протянул Парс, с таким выражением пережевывая пищу, словно смаковал ту.

По мнению Ройса то, что пахло настолько отвратительно, никак не могло иметь удобоваримый вкус. Так что и жевать тут нечего.

- Нет.

Парс вопросительно вздернул бровь в ответ на столь резкое отрицание и зачерпнул ложкой новую порцию.

- Что, настолько кухня достала? Или...? - он с интересом посмотрел на Ройса, видимо видя, что тот не спешит объяснять причины такой категоричности.

- Я не хочу продлевать контракт, - Ройс пожал плечами с безразличным видом. - Мне это не интересно.

Посредник хмыкнул.

- Обычно контракты выбирают, чтобы было чем оплачивать жизнь, - насмешливо заметил он. - Но так как речь идет о тебе, то интерес в работе — это, безусловно, важнее, - в замечании Парса звучала неприкрытая ирония.

Но Ройсу было плевать на это. Он давно мог позволить себе вообще уйти на покой. Денег хватило бы с лихвой до конца жизни. Работа, за которую Ройс брался, всегда хорошо оплачивалась, как и любой труд, выживаемость в котором составляла не больше тридцати-сорока процентов. Однако не в его натуре было прожигать жизнь или наслаждаться покоем.

Ройс любил то, чем занимался. Ему нравились звуки боя, запах хорошей схватки, полностью удовлетворяла кочевая жизнь. Но иногда и его доставали заказчики. А потому он не собирался больше служить этому напыщенному, пустоголовому, снобу- индюку.

- Что у тебя еще есть? Или моя кандидатура вдруг утратила интерес у клиентов? - теперь уже иронизировал Ройс.

Обоим было известно, насколько велик спрос на команду Ройса. И Парс имел с этого немалый процент, вот пусть и подыщет ему что-то стоящее.

- Хм, - глотнув содержимое третьей ложки, посредник задумался. - Есть жена Магистра Трины, которую якобы грозились похитить. И теперь супруг стремится защитить ту любым способом, - ему не понравилась улыбка на лице Парса.

- Якобы? - Ройс вздернул бровь.

- По сведениям моих источников — информация об угрозе дело рук самой барышни, уж очень ей хочется добавить остроты в жизнь, - посредник подмигнул. - Работенка не пыльная, я бы даже сказал — наоборот, и будет время отдохнуть, - Парс сально ухмыльнулся.

Ройс и бровью не повел.

- Ты перепутал, Парс, - холодно заметил он, проследив за тем, как собеседник наконец-то оттолкнул от себя почти полную миску оранжевой гадости. - Я клиент твоего агентства для наемников, а не для дорогих шлюх, - Ройс откинулся на спинку скамьи и пристально посмотрел на Парса.

- Да, ладно, ну пошутил я, хотя, кто тебе мешает хоть раз отдохнуть? - подмигнул он, видимо, не теряя надежды уломать старого клиента. А может, это было профессиональным. Ведь помимо устройств сделок для наемников, Парс действительно держал пару борделей в разных мирах. Смерть и секс всегда приносили выгоду. - Хорошо, раз не хочешь, есть еще запрос конкретно на тебя из княжества в Лесте, у них там какой-то конфликт с соседями. Срок — четыре месяца, с возможным продлением. Оплата — золотом. По две тысячи за каждый месяц.

Ройс задумался. Он уже как-то нанимался к нынешнему князю Леста. И воспоминания остались неплохими. Да и война... Им с парнями уже давно не доводилось случая размять кости. В последнее время все больше попадалось дворцовых интриг, от которых уже набилась оскомина на зубах.

Так что предложение показалось заманчивым.

- Еще что-то? - поинтересовался он у Прайса.

Тот широко ухмыльнулся.

- Для тебя всегда есть работа, парень, - развел руками посредник и начал перечислять клиентов, желающих воспользоваться услугами Ройса.

Еще один спор между двумя баронами в Сиерто, охрана Его Святейшества в Рианоне, война в Буадэ...

Ройс прикинул, что и последний вариант — не так плох.

Тянуло его в поле. Видно засиделся во всех этих мраморных стенах. Однако что-то в поведении Парса, которого Ройс знал столько лет — настораживало.

Прищурившись, он присмотрелся внимательней к странному выражению глаз старого приятеля.

- Что темнишь? - в лоб спросил Ройс, прервав пространное восхваление посредника одному из заказчиков.

Парс умолк на середине слова. Посмотрел на него, почесал свою огненную шевелюру. А потом пробормотал проклятие.

- Тут такое дело, Ройс, - непривычно серьезно и как-то неуверенно начал посредник. - Вчера пришел заказ, именно на тебя, клиент не хочет видеть никого другого. Герцог Мирты просит тебя заняться охраной его детей.

- Просит? - Ройс усмехнулся. - Странно, они всегда приказывают, - заметил он, пытаясь вспомнить то немногое, что слышал об этом, достаточно изолированном мире.

- И тем не менее, Герцог именно просит, я передаю так, как сам получил послание. Тебя просят выступить в роли личного охранника двух наследников, с полным обеспечением всей команды. Срок заказа — не ограничен, подробностей - тоже нет. И это настораживает, - Парс уперся локтями в стол, не замечая, что вытирает широкими рукавами своего попугайского одеяния капли и крошки. - Я мало что знаю о Мирте. Но то, что известно — кажется странным. По всем сведением — там тишь да гладь, народ боготворит всех членов Правящего Дома. В том числе и принцессу с принцем. На кой им охрана, да еще и не местная — не смог мне сообщить ни один осведомитель. Потому я и не уверен, что хочу организовывать для тебя подобный заказ.

Ройсу же, напротив, стало интересно.

В Мирте он еще не бывал. А скука, которая все чаще одолевала его, заставляла порой принимать странные решения. А на войну он всегда может успеть. Досрочное расторжение договора никто не отменял, а у Ройса хватит денег выплатить неустойку, если это окажется очередной нудной трясиной интриг.

- А что с оплатой? - поинтересовался он, заметив, что Парс обошел этот пункт.

Посредник пожевал губу.

- Это еще более странный момент, - наконец, выдохнул он. - Герцог предоставляет на твое усмотрение выбор вознаграждения, и гарантирует полный пансион твоей команде на все то время, пока ты будешь служить ему.

Ройс недоверчиво вздернул бровь.

Нонсенс. Такого не бывало.

А может он реликвию герцогского дома запросит? Или скипетр? Мало ли, что наемнику взбредет в голову. Заказчики всегда предпочитали страховаться.

Тут явно был подвох. И к провидцу ходить незачем, чтобы учуять это.

И все-таки, Ройсу стало еще интересней.

- Я согласен, - решительно заявил он, не дав сказать слова Парсу, который уже открыл рот, видно, чтобы посоветовать ему держаться подальше от этого места.

- Ройс, - в голосе посредника звучало непривычное сомнение. - Я ни в чем не уверен насчет этого заказа. И не очень бы хотел потерять лучшего наемника непонятно из-за чего. А ты сам понимаешь, такое за простую охрану не предложат.

Ройс криво усмехнулся.

Он понимал. Но это дело явно обещало развеять скуку и апатию, которая все больше овладевала им в последнее время. Да и войны никуда не денутся, если в Мирте что-то не понравится ему и его людям

- Не надейся, Парс, от меня не так уж просто избавиться, - хмыкнул он, поднимаясь со своей скамьи. - Я беру этот заказ. Сообщи Герцогу, что он может ждать нас завтра утром, - больше не обращая внимания на сомнения в глазах посредника, Ройс развернулся и пошел к выходу.

Ему еще предстояло проинформировать о смене места пребывания своих людей и хоть немного пополнить знания о будущем месте работы. Ройс любил владеть наиболее полной картиной обстановки, в которой приходилось работать.

 

 

- Какое-то сонное царство, - Кайл скептично поджал губы, казалось, вот-вот готовый сплюнуть. - Фил, ты явно найдешь тут друзей, - весело поддел он здоровяка, часто казавшегося заторможенным, неповоротливым увальнем.

Впрочем, все они знали, скольким врагам стоило жизни подобное ошибочное мнение об их друге.

Ройс и сам осмотрелся, перестав прислушиваться к беззлобным поддевкам друзей. Парни заслужили отдых и возможность расслабиться. Даже если они не разыщут тут ничего интересного, хоть передохнут пару дней.

Вокруг портала перехода, в самом деле, царила какая-то сонная атмосфера.

По бокам стояли безучастные стражники, ни капли не заинтересованные в личности вновь прибывших. Да и вообще, настолько отрешенныt, что будь Ройс их командиром — не побрезговал бы лично погонять парней по плацу, так, чтоб потов семь сошло. Глядишь, и выправка появилась бы.

Мягко пригревало солнце, воздух едва шевелил слабый ветерок. И как-то вяло щебетали неизвестные Ройсу местные пичуги.

Нигде не наблюдалось привычной толкотни и криков всевозможных торговцев и жуликов. Никто не кидался в ноги, умоляя подать хоть медную монетку. И дело было не в раннем утре. Похоже неторопливость, основательность и неспешность являлась характерной чертой местных жителей.

Скептично хмыкнув, Ройс незаметно повел плечом, разминая затекшую мышцу. Даже в такую погоду старая рана давала о себе знать тянущим, противным ощущением. Видимо оттого милое и степенное очарование Мирты не тронуло его ни на грамм.

Неподалеку спокойно открывались лавочки торговцев, продающих мелкие сувениры и изделия из металла, которым так славилась Мирта. Однако Ройс сомневался, что в тех кинжалах действительно содержался митлин, разве что крохи. Но цены, наверняка, будут повыше, чем на чистое изделие.

Мимо медленно проехала груженная чем-то телега. Колеса тихо поскрипывали, прогибаясь под весом накрытого материей фургона. Сонный селянин, покачиваясь на лавке, управлял такой же сонной клячей.

И правда, сонное царства. Если весь мир такой, как пригород столицы, зачем им сдались наемники для охраны? Отгонять мух, чтобы те не нарушали сон наследников?

Хмыкнув, Ройс перевел взгляд вдаль. Там, на расстоянии метров восьмисот, наверное, возле одной из лавок, торгующих чем-то съедобным имелось единственное оживление — какой-то толстый, почти круглый коротышка, забавно семеня ногами и нещадно ругаясь на идущего рядом человека, бежал в их сторону. Кружевной воротник и оторочка рукавов пышного камзола забавно развевались, делая его похожим на гротескно перекормленную стрекозу.

«Очевидно, это и есть комитет торжественных встреч Мирты», ехидно решил Ройс, «по крайней мере, для наемников».

- Тихо, - кратко бросил он, не оборачиваясь к команде. Парни тут же умолкли и повернули головы в его сторону. Ройс кивнул на приближающихся. - Это — по нашу душу, я думаю, - задумчиво заметил он.

- Ну и гоблин! - Кайл хохотнул, как обычно, имея свое мнение по любому вопросу. - Его бы на пару боев, мигом потерял бы эту бочку с жиром. Небось, ничего тяжелее свиного окорока дядька в руки в жизни не брал.

Ройс хмуро свел брови, одергивая остряка. Хоть и разделял веселье своего сержанта.

Но заказчики редко обладали достаточно развитым чувством юмора, чтобы по достоинству оценить шутки над собой. И пусть этот коротышка не мог быть герцогом, явно принадлежал к приближенным. И вполне был способен посчитать такие слова оскорблением. Хотя, что уж тут скрывать - те именно им и были.

Не то чтобы Ройса особо волновала тонкая душевная организация дворян Мирты. Но и накалять обстановку не успев прибыть - не стоило.

Заметив хмурый вид капитана, Кайл умолк. А Фил с Трэвом, видно отыгрываясь за предыдущие насмешки приятеля, что-то ехидно, но тихо прошептали тому на ухо. Кайл уже было раздраженно распахнул рот, чтобы им ответить. Однако поймав предупреждающий взгляд Ройса, обиженно стиснул челюсти и фыркнул, пытаясь демонстрировать, что выше их намеков.

«Малые дети, а не отряд наемников», Ройс обвел команду взглядом, красноречиво выражающим его мысли. И повернулся к коротышке, который, несмотря на свои габариты, передвигался довольно быстро, и уже приветственно махал им рукой.

- Мастер Ройс! - безошибочно выделив главного среди их мрачной компании, коротышка подскочил к нему.

Его более высокий спутник застыл в паре шагов. Видимо он был охранником или слугой.

- Мастер Ройс! - похоже этого гнома просто распирало от избытка чувств. Ройс несколько недоуменно наблюдал за тем, как мужчина пытается ухватиться за его руку. - Мы так рады приветствовать вас в Мирте! Так рады..., - приветственный энтузиазм несколько поутих под хмурым взглядом самого Ройса.

Коротышка немного отступил, оставив свои попытки пожать его ладонь, видимо испугавшись за сохранность своих пальцев, когда заметил, как Ройс плавно положил руку на эфес меча.

- Взаимно, - безучастно и скупо ответил он.

Парни за его спиной молча стояли, как и полагалось, ожидая приказа капитана.

- Эм..., - похоже, встречающий немного растерялся от такого... «восторга» прибывших. - Я — барон Вельм, личный секретарь и помощник Герцога, - церемонно взмахнув рукой, представил барон сам себя, немного горделиво вздернув лысеющую голову. - Именно мне Герцог доверил честь встретить своего близкого друга и проводить вас к нему.

- Что ж, ведите, - соглашаясь, кивнул Ройс, отметив для себя, что несмотря на всю «личность» этого секретаря и помощника, Герцог не сообщил барону истинную природу прибывших.

Он почти наяву ощутил в воздухе душок дворцовых интриг, которые уже научился чуять за версту. И чуть скривил ноздри, будто и правда пованивало.

Коротышка-барон несколько раз моргнул, открыл рот, наверное, не ожидая такого обращения и поведения от простолюдина, пусть и друга Герцога, но видимо, почел за лучшее промолчать.

Впрочем, от внимания Ройса не укрылся тот факт, что барону не по нраву такое пренебрежение с его стороны. Что ж, тут он уже ничего не мог менять. Ройсу, например, тоже не всегда нравилось, как люди, подобные барону, обходились с ним самим  и его людьми, но ничего, терпел. И этому урок выдержки не помешает.

- Кгхм, да, прошу следовать за мной, - барон Вельм несколько обиженно развернулся и засеменил в сторону, откуда пришел.

Ройс кивнул своим людям и, проигнорировав любопытный взгляд слуги барона, направился следом за коротышкой.

Как оказалось, за той лавкой, в которой торговали горячими пирожками и какой-то местной разновидностью лепешек, у барона имелся экипаж, куда он и пригласил «мастера Ройса». Для его же «слуг», барон предусмотрительно приволок с собой повозку.

Ройс и сам предпочел бы поехать с отрядом дыша свежим воздухом, а не задыхаясь от благовоний барона. Но следовало поддерживать мало о чем ему пока говорившее реноме «друга Герцога». Потому он все так же молча махнул своим людям на открытую повозку, на козлы которой уже проворно взобрался слуга барона. Легким кивком запретил Кайлу лезть с предложением об охране своей личности, о чем явственно свидетельствовали настороженные глаза сержанта. В случае чего Ройс и сам мог о себе позаботиться. И все-таки, не имея больше поводов оттягивать сие событие, забрался внутрь кареты, обитой лиловым бархатом и парчой. Опустившись на подушки, в изобилии разбросанные по сидению, он усмехнулся неуместной схожести данного средства передвижения с катафалком и гробом в одном механизме. И, чтобы сразу исключить недопонимание между собой и бароном — отвернулся, принявшись разглядывать в окне незнакомый и новый для себя мир Мирты.

Если барон и думал скоротать поездку «приятной» беседой, Ройс не планировал принимать в той участия. Да и не собирался ляпнуть что-то не то, не владея информацией, и не зная, как именно Герцог объяснил их появление.

Однако барон оказался крепким орешком — даже видя явное нежелание спутника общаться, он упорно продолжал задавать вопросы. А где-то, на полпути между порталом и пунктом их назначения, так и не получив ответа ни на один из них, более того, не добившись от Ройса даже междометия, великодушно решил выступить в роли гида. Из него, словно из энциклопедии, сыпались даты и события, связанные с тем или иным столбом или домом. Для каждого камушка в брусчатке улиц, по которым они ехали, барон Вельм находил слезливую историю. Впрочем, Ройс не поддался, и старательно выбирая истинные факты из гор словесной шелухи, не задал Вельму ни одного уточнения. Мало ли, вдруг тот воспримет интерес как поощрение и ринется пересказывать ему всю историю своего мира от сотворения Мирты великой Богиней?

Таким образом, просвещенный о том, насколько сильно народ боготворит Герцога, поставленный в известность об отсутствии в Мирте любых волнений в последние триста лет, и от того еще более удивленный заказом, Ройс с облегчением спрыгнул на гладкие гранитные плиты внутреннего двора резиденции Герцогского дома. Нет, ясно, что никто не выдаст ему вот так, сходу, истинную правду, но зачем...

Размышления Ройса прервало грохотание телеги, в которой с хмурыми лицами покачивались его парни. Он мог тех понять, и самому Ройсу не пришлось по духу то, что их вынудили разделиться в первый же час посещения нового мира. Но вроде бы все обошлось.

В этот момент Трэв, как самый зоркий, заметил капитана. Уже через минуту все трое солдат стояли полукругом за его спиной, на ходу выпрыгнув из повозки, чем до смерти напугали Вельма, который как раз вышел из кареты следом за Ройсом.

- Уверяю вас, нет никакой необходимости так настороженно воспринимать нас, - промокнув платком вспотевший лоб, немного нервно проговорил барон, рассматривая четыре мрачные фигуры, закутанные в одежды серых и черных оттенков. - В Мирте очень низкий уровень преступности, даже воров почти нет. Никто вам не угрожает, Мастер Ройс.  Да и как можно, вы же друг Герцога, - Вельм отбросил использованный платок подскочившему слуге. - Пойдемте, - барон вновь натянул на лицо любезную улыбку. - Вас уже ждут, - он развернулся и направился к высокому дверному проему, стрельчатой аркой нависшему над крыльцом.

Лично Ройса ни капли не убедили доводы барона. Раз его сюда вызвали, этот мир вряд ли подходил под звание самого безопасного. За отдых на курорте подобного вознаграждения не обещают.

А потому ничего не ответил, молча пошел следом по прохладным затененным коридорам, потолки которых венчала странная лепнина из переплетающихся зубчатых колец.

 

Герцог Фредерик встретил его в личном кабинете, достаточно просторном для того, чтобы его команда, замершая у входных дверей, не услышала ни слова из разговора.

Барона герцог отправил восвояси под каким-то благовидным предлогом, несмотря на то, что секретарь очень настойчиво пытался предложить свои услуги в беседе «двух старых друзей». Видимо любопытство не позволяло тому с достоинством удалиться. Но против прямого приказа Герцога Вельму противопоставить оказалось нечего.

Ройс наконец-то остался наедине со своим новым, достаточно загадочным заказчиком.

И вот теперь он внимательно изучал высокого, поджарого мужчину с сединой на висках, который задумчиво стоял боком к нему, на что-то любуясь в высокое окно.

Закинув одну ногу на вторую, Ройс удобней устроился в кресле с высокой спинкой и отметил, что в отличии от своего секретаря, Герцог не вписывается в привычный, мало меняющийся от мира к миру образ дворянина. Скорее,встретив того на дороге, Ройс принял бы Фредерика за собрата по оружию, нежели за Главу благополучного мира.

- Я вызвал ваш интерес? - похоже изучение Ройса не прошло мимо внимания Герцога.

- Мало кто из заказчиков предлагает такие условия за охрану детей в мире, в котором все просто кричит о благополучии и покое, - и не думая темнить, безразлично проговорил Ройс не изменив своей позы.

Фредерик криво усмехнулся. Повернулся, внимательно присмотревшись к нему. А потом снова отвернулся к окну.

- Благополучие и покой, - немного насмешливо повторил он. - Именно эти определения были гордостью всех моих предшественников  на протяжении многих десятков, даже сотен лет.

- Но не вашей? - Ройс выпрямил спину и немного наклонился вперед, почуяв знакомую и привычную интонацию опасности и скрытого страха.

Однако ему не нравилось, что Фредерик не желает смотреть в лицо при разговоре. Герцог что-то скрывал или сознательно не желал открывать Ройсу всю информацию. А он на таких условиях не работал.

- Почему же? - Герцог снова усмехнулся, но скорее со скепсисом, чем с гордостью. - Тридцать лет я гордился этим с таким же правом, как и все мои предки.

- Что же случилось теперь? - Ройс плавно выпрямился и подошел ближе к Фредерику.

Тот мельком посмотрел на него, но ничего не сказал по поводу самовольного перемещения наемника настолько близко к царственной персоне.

- Ничего, - безучастно пожал плечами Герцог. - Однако меня беспокоит то, что все чаще в соседних мирах вспыхивают волнения. И как всякий отец — я хочу защитить своих детей. Потому и нанял лучшего, кто может мне помочь в этом, - Ройс посмотрел на улицу, проследив взгляд собеседника.

На большой открытой площадке двора, сплошь укрытой сочной зеленой травой,  несколько юношей играли в какую-то игру, перебрасывая деревянными палками друг другу кольца. Несложно было вычислить, кто из мальчишек принц. Слишком уважительно и с почтением остальные уступали ему очередь. Да и толпа гвардейцев, толпящихся по краям поля, ясно показывала, что тут прогуливается коронованная особа.

- Это — Мартин, мой сын, - Фредерик заметил внимание Ройса. - Ловкий парень, один из лучших фехтовальщиков среди молодого поколения, несмотря на свои неполные восемнадцать.

Ройс удивился бы, окажись это не так.

- Ловкий, - согласился он, наблюдая, как принц ловит очередное кольцо. - Жаль, что мы с ним так и не познакомимся, - добавил он, уже отвернувшись, и направился к выходу, делая знак своим людям, что они уходят.

- Что вы имеете в виду?! - в голосе Герцога прорезались такие знакомые возмущенные нотки повелителя. - Я нанял вас, вы приняли заказ. Куда вы направились?! Я еще не закончил вводить вас в курс дела...

- Это лишнее, - остановившись, Ройс посмотрел на Фредерика через плечо. - Я не работаю с людьми, которые лгут мне с первого слова, заставляя при этом меня и моих людей рисковать своими жизнями. Какими бы посулами нас не приманивали.

Не похоже, чтобы такой ответ пришелся Герцогу по вкусу. Видимо мало кто смел возражать правителю Мирты. Но речь шла о жизни Ройса и его людей, в противовес жизням двух, вероятно балованных, подростков. И Ройс не собирался бродить в потемках.

- Я нанимаю вас для охраны своих детей. Что вам еще надо знать? - немного заносчиво и с запалом поинтересовался Фредерик. - Что вы еще не увидели или не узнали? Это превентивная мера безопасности. И я не думаю, что вы имеете достаточно силы и статуса, что указывать мне, как общаться с...

- Для превентивных мер меня не нанимают. Для этого существуют отряды охраны, - ничуть не впечатленный, заметил Ройс, пожав плечами. - И меня мало интересует, что вы думаете, если не готовы рассказать мне правду.

- Да как вы смеете...

Вероятно Герцог собирался возмутиться его непочтительным отношением к своей персоне. Возможно даже начал бы угрожать наказанием за подобное отношение. Однако все это Ройсу не суждено было узнать.

Именно в это момент, заставив Фредерика замолчать, двери кабинета распахнулись и в комнату, приветливо, хоть и с некоторым удивлением кивнув его людям, стоящим у самого выхода, медленно зашла невысокая девушка. Комната наполнилась тихим шуршанием дорогого шелка.

Окинув ее быстрым взглядом, Ройс еще больше убедился в мысли, что дело — поганое и стоит быстро отсюда смываться.

Длинные черные волосы, настолько густые что казалось серебристый шнурок, которым они были перевиты, вот-вот не выдержит, лопнет. Огромные глаза, зеленые настолько, что Ройс даже со своего места видел их блеск. И бледная, почти белая кожа.

Выбеливает она ее, что ли? Ройс решил что тут девица явно перестаралась. Он никогда не понимал, что заставляло их гнаться за такой вот, не естественной белизной. Хотя эта девица переплюнула многих — бледность на ее коже казалась почти мертвенной. Что, впрочем, ничуть не умаляло ее красоты.

Определенно, следовало отказываться и уходить, уводя команду подальше от этой крохи.

Он повидал на своем веку немало красивых и богатых дворянок. И прекрасно знал, сколько хлопот приносят эти, с виду беззащитные и хрупкие девицы. Пятитысячная армия профессиональных наемников порой оказывала не такое разрушительное действие, как одна такая балованная девчонка. А взгляды, которыми уперлись его люди в спину этой представительнице сего класса, показали Ройсу, что без проблем не обойтись. Если, конечно, он все-таки плюнет на все сигналы, которые подавал его опыт и интуиция, и возьмется за этот заказ.

Не сложно было сложить два плюс два и сделать очевидные выводы — перед ним, на расстоянии пяти шагов, с интересом глядя на самого Ройса и не скрывающего своего раздражения Герцога, стояла принцесса.

Что-то в ней насторожило его. Какое-то несоответствие. Однако он никак не мог уловить, что именно.

- Извини, отец, я не знала, что ты занят, - ее голос звучал как-то ... тихо. - Не хотела мешать, - она вздохнула, глубоко глотнув воздух.

Такие девчонки обычно щебечут, или звонко оглашают пространство своими пустыми речами. Они любят привлекать внимание. Эта же едва тянула голос, будто неимоверно устала, что ли.

Он не любил несоответствия. Ройс пристально присмотрелся к девушке.

- Ничего, Мэл, ты не помешала, - Ройс с удивлением заметил, что Герцог, похоже, смешался и смутился своего раздраженного запала. - Мы тут как раз обсуждали..., - Фредерик замолк, подбирая слова, чем еще больше удивил Ройса. Он впервые видел, чтобы заказчик вел себя так. - Условия, на которых мастер Ройс возьмется за вашу охрану, - наконец закончил Герцог.

Принцесса, полное имя которой насколько успел выяснить Ройс, было Мелинда, вдруг слабо улыбнулась.

- Ты злился и раздражен, отец, - с некоторым укором заметила она, и вдруг перевела свои глаза прямо на Ройса. - Извините его, мастер Ройс, - с искренним сожалением проговорила принцесса, окончательно сбив Ройса с толку. - Папа иногда бывает излишне резок и некорректен в отношении других людей. Он не хотел вас обидеть. Честно.

Ройс моргнул и даже обернулся к Герцогу, будто надеялся выяснить у того, что за чепуху несет его дочь? В поведении самого Фредерика он не увидел ни единого несоответствия. Именно так и ведут себя те, кто имеют власть. А вот эта девушка...

- Действительно, мастер Ройс, - вдруг кивнул Герцог, видя, что он повернулся к нему. - Я зря вспылил. Просто и ситуация для меня, - Герцог на секунду замолк. - Для всех нас не очень привычная. Вот я и рублю сгоряча.

Ройс посмотрел на свою команду, искренне жалея, что те стоят далеко и не слышат ни слова. Может он вдруг сошел с ума? Или это с данными представителями знати вдруг приключилась какая-то форма душевной болезни?

- Зря я встал на дыбы, вы имеете право получить ответы на свои вопросы, - похоже, Герцог вдруг решил сбросить на стол все карты.

Впрочем Ройс, отчего-то, перестал прислушиваться к тому, что он говорит о своем страхе и неуверенности в верности собственных наблюдений. Всем его вниманием завладело движение принцессы — Мелинда ( он вдруг понял, что это имя его отчего-то раздражает, и разозлился сам на себя) подняла левую руку и попыталась поправить прядь, которая выбилась из ее прически с правой стороны. И теперь волосы настойчиво лезли в глаза, очевидно мешая.

Это было бы гораздо удобней сделать правой рукой, не мог не отметить Ройс. И наконец-то понял, что его так беспокоило в фигуре и личности принцессы — ее правая рука безжизненной плетью висела вдоль тела.

Странно, ни один из его информаторов, ни один источник, в которых Ройс вчера рылся до вечера, не упоминал, что принцесса ... страдает немощью тела. И если хроники могли умолчать о таком факте из тактичности, то его собеседники не упустили бы подобного нюанса, тем более, что Ройс никогда не скупился в оплате информации.

Из этого он сделал один единственный вывод — рука принцессы пострадала совсем недавно.

Ройс прищурился, пытаясь внимательней рассмотреть пальцы поврежденной конечности, которые едва проглядывали сквозь кружева длинного рукава.

Ему показалось, что те...

Ройс пробормотал в уме проклятие. Эта дурацкая материя мешала. Не обращая внимания на то, что Герцог все еще что-то говорил, Ройс в два шага пересек расстояние меду ним и Мелиндой. И, нарушив все мыслимые и немыслимые правила этикета, игнорируя собственное решение уйти, отказавшись от заказа - осторожно ухватил ее запястье, приподнимая руку принцессы так, чтобы хорошо видеть кожу.

Герцог пораженно замолк.

Сама же принцесса охнула.

Правда, это скорее походило на вздох боли, нежели на крик возмущения. Ройс достаточно отирался при различных дворах, чтобы заметить разницу.

Но он не поднял голову и не извинился за свое наглое, почти хамское поведение. Все его внимание приковали пять тонких пальцев, кожа на которых казалось сухой, почти пергаментной на ощупь. Они были синеватыми с тыльной стороны ладони, и бледными-бледными с другой. И настолько холодными, что напоминали прикосновение мертвой ладони.

 

Глава 2

Ройсу потребовалось тридцать секунд, чтобы найти одну-единственную вероятную причину. Но картина казалось не совсем такой, какой должна была бы быть. Он поднял голову и осмотрелся. В кабинете стояла напряженная тишина, ни Герцог, ни сама принцесса, ни его люди не проронили ни слова за время этого осмотра.

- Фил, - Ройс требовательно окликнул одного из своих людей и кивком головы велел тому приблизиться. А сам посмотрел на Герцога. - Как давно это началось? - спросил он, вдруг заметив, что в глазах Мелинды светится мучительное напряжение.

Ройс тут же постарался ослабить захват своих пальцев. Она наверняка ежесекундно мучается от невероятной боли. И удивительно то, что принцесса настолько бодро держалась, вообще находя в себе силы улыбаться.

- Почти две недели, - тихо, но очень внятно ответила Мелинда.

Ройс выругался уже вслух. А за его плечом присвистнул подошедший Фил.

- Невозможно, - негромко заметил помощник, рассматривая пальцы принцессы, которые Ройс осторожно положил поверх своей ладони. - Даже мужчина, в три раза больше Ее Высочества умер бы от сураби через пять дней.

- Какого демона вы не удалили источник?! - отчего-то злясь, потребовал ответа Ройс то ли у растерянной принцессы, то ли у Герцога, который уже стоял рядом с дочерью.

- Источник?!

- Что такое сураби?!

Одновременно спросили отец и дочь.

Ройс снова выругался.

Ради всего святого! Как Герцог мог не знать о ядах?! Тем более, об одном из самых смертельных?! Они тут что, вообще не контактируют с другими мирами в своем ограниченном сытом благополучии.

- Сураби — один из самых сильных  и эффективных ядов, его производство достигло высочайшего мастерства, почти искусства в мире Буадэ. Начинает действовать моментально при контакте с кровью жертвы. Смерть наступает в течении двух-трех дней. Спасти человека можно только если быстро удалить из тела источник, с которым яд ввели, - своим обычным медленным речитативом начал рассказывать Фил.

- Источник? - казалось, что принцесса задыхается. Она выглядела еще более утомленной, чем пару минут назад. И Ройс теперь мог понять, отчего она так слаба. - Я не знала...

Но каким образом она так долго сопротивлялась действию яда?! Если, конечно Мелинда не врала. Впрочем, он сомневался в этом.

- Я пыталась исцелиться, но все что мне удалось — ограничить распространение рукой, - ему показалось, или Мелинда покачнулась?

Ройс ни слова не понял из ее лепета про лечение, но решил, что если они с Филом оба пришли к одинаковому выводу, а принцесса каким-то чудом еще жива - тянуть некуда.

- Значит я не ошибся, и мою дочь пытались отравить, - Герцог, казалось, пришел в ужас от этого, он в один миг показался на десять лет старше.

Ройс решил, что первое впечатление об этом человеке оказалось ошибочным, Фредерик не выдержал бы и месяца в его ремесле.

Игнорируя заинтересованный вопрос Фила, пытающегося выяснить у принцессы, что именно она делала, что смогла продержаться так долго, он решительно достал кинжал из ножен. Со стороны герцога раздался сдавленный, возмущенный возглас.

Ройс даже не обернулся. Как и не посмотрел на испуганно задохнувшуюся принцессу.

- Фил, доставай свои примочки. И чем-то быстро обработай мне лезвие, пока я найду источник, - отрывисто приказал он помощнику, одним надрезом распоров ткань рукава платья принцессы до самого плеча.

Фил кивнул. Молча взял протянутый ему кинжал, присел и принялся рыться в сумке, раскладывая на мраморных плитах пола какие-то баночки, в которых только он и разбирался.

Ройс не следил за этим. Рывком оторвав разрезанную ткань от шва на плече, он осмотрел кожу.

Толку ругаться не было. Проклятия делу слабо могут помочь.

Однако увидев, что синева расползалась почти до самого плеча, он не удержался, прошептал проклятие. Отчего-то именно здесь, на этой тонкой, хрупкой руке, подобная метка приближающейся смерти казалось категорически неправильной. Несмотря на всю глупость такой идеи.

Он просто не понимал, каким образом она еще жива. И подумал, что чем бы она не лечилась, Мелинда может запатентовать свое средство и здорово поднять экономику своего государства. Чтобы ограничить распространение сураби рукой в течении двух недель — надо быть волшебницей.

- Никто не осудит, если вы будете кричать, Ваше Высочество, - негромко заметил он, разглядывая руку принцессы.

- Я справлюсь, - так же тихо прошептала она.

Ройс хмыкнул, но решил не спорить. Сила духа могла ей очень и очень пригодиться.

Он принялся поднимать и крутить ее руку, разыскивая вероятное место, куда могли внедрить переносчик яда. По опыту Ройс знал, что чаще всего для этого использовали маленькие щепки или сколки металла, которые сложно было заметить, если не присматриваться.

Принцесса начала дышать короткими, отрывистыми вздохами.

На личном опыте Ройс не раз проверил, что это мало помогает унять боль, но хоть отвлекает мозг.

- Простите, - прошептал он, поняв, что синюшный оттенок кожи не дает ему нормально осмотреть руку и пальцы Мелинды.

Она удивленно и несколько растерянно подняла на него глаза, наверное решив, что Ройс признает поражение.

Но извинялся он не за это, а за то, что собирался сделать. Позволив руке принцессы упасть, Ройс закрыл глаза, чтобы сосредоточиться только на тактильных ощущениях, и с силой сжал свои пальца на ладошке принцессы, начав ощупывать ее кисть, каждый пальчик и сустав.

Она глухо застонала.

Ройс проигнорировал этот стон, продолжая свое занятие. Когда он добрался до середины тонкого предплечья, что-то теплое уперлось ему в грудь.

Он не открыл глаза, чтобы проверить невероятное предположение о том, что принцесса  отринула вбиваемые с детства правила и позволила себе опереться на простого наемника. В конце концов, боль уравнивает всех. И если человеку так легче... 

Его пальцы продолжили свое исследование.

Мелинда дышала тяжело, но и правда - не кричала. А глухие стоны, вырывающиеся у принцессы, надежно заглушала его грудь, скрывая слабость наследницы. Хотя Ройс сомневался, что кто-то здесь осудил бы девушку и за вой. Его люди не раз видели, как именно сураби убивает людей.

Все так же тщательно он продолжал обследовать ее руку, игнорируя любые иные раздражители.

Дойдя до локтя Ройс замер, осторожно ощупывая едва ощутимый бугорок.

«Он или нет?»

Ройс с силой надавил на маленькую припухлость.

И невольно поморщился от неожиданной боли, отметив что в такой ситуации его женщины еще не кусали. Да еще и в присутствии своих отцов.

- Давай, - Ройс открыл глаза и требовательно вытянул руку в направлении Фила.

При этом он старательно не замечал темную макушку под своим подбородком. Только подумал, что рубашку точно придется зашивать. Зубки у принцессы оказались острыми. Он явственно слышал треск ниток.

Фил тут же вложил в пальцы капитана уже обработанный кинжал.

Никому не объясняя, что именно делает, Ройс крепко зажал пальцами левой руки обнаруженный бугорок с вероятным носителем яда, вынужденно обняв при этом Мелинду. За одно и фиксируя ее, чтобы не дернулась в неподходящее время.

И одним резким движением глубоко вскрыл кожу, придавив припухлость пальцами второй руки.

С тихим, почти неслышным звоном на мрамор упала тонкая окровавленная иголка. Судя по тому, как она засияла, изготовлен переносчик был из того самого митлина, который составлял благополучие Мирты.

Принцесса сдавленно ойкнула и обмякла. Похоже, в вертикальном положении ее удерживали только руки самого Ройса.

Мелинда потеряла сознание от боли, но как и обещала — не закричала. Ройс уважал выдержку и умение держать слово. Даже если подобная стойкость казалась ему немного неуместной в этой ситуации.

- Фил, - не имея возможности разжать руки и таким образом лишить бессознательную принцессу единственной поддержки, Ройс указал помощнику на слабо кровоточащую рану подбородком. А сам удобней переставил ладони и подхватил Мелинду на руки.

Фил споро поднялся с пола и, ловко соорудив компресс из чистого бинта и какой-то своей мази, подошел ближе. Почти две минуты он продолжал терзать руку принцессы, стараясь усилить выделение крови из зияющей бесцветными тканями раны и тем самым удалить из организма хоть часть яда.

Ройс не мог не отметить, что обморок Мелинды пришелся кстати. Навряд ли чтобы данная процедура оказалось приятной.

Завершив эту лечебную экзекуцию, Фил протер рану чистой материей, смоченной чем-то резко-пахнущим, и осторожно накрыл разрез заготовленной повязкой с компрессом. Аккуратно, но надежно забинтовал ту и кивнул капитану.

Мазь будет вытягивать все, что накопилось в это время в ее организме. Повязку придется менять каждый час.

Да уж, Герцогу следовало указать в заказе, что он ищет не охрану, а гибрид телохранителя с нянькой для своих отпрысков. Ясно, что после только что подтвержденной попытки отравления Мелинды Ройс будет дураком, если подпустит к принцессе или принцу хоть кого-то, кроме своих людей. Во всяком случае, не до тех пор, пока досконально не разберется в обстановке. О том, чтобы отказаться — уже не шла речь. Раньше стоило думать, до того, как влез в это по самое горло.

- Кайл, Трэв, - он дождался пока остальные парни подойдут ближе. - Идите в парк, - Ройс кивнул на окно, за которым, по его представлению, все еще веселился наследник. - Найдете принца. Отвечаете за парня головами. Мы с Филом будем охранять принцессу, - дождавшись быстрых кивков своих солдат, он повернулся к потерянному и несколько пришибленному Герцогу. - Вы в состоянии проводить нас в покои принцессы так, чтобы никто не узнал об этом, Ваше Сиятельство? - со всем возможным тактом уточнил он. Фредерик протер глаза рукой и отрывисто кивнул, похоже не в состоянии пока говорить. - Хорошо, - Ройс махнул головой, показывая, что они готовы отправляться. - Надеюсь у вас найдется нечто такое, чем вы сможете расплатиться за это, - добавил он с иронией Герцогу в спину.

Тот только подавленно вздохнул, видимо поняв, что только что нанятый телохранитель не в восторге от того, как именно все обернулось. Но ничего не сказал и не одернул хама. Просто махнул рукой в сторону одной из стен за своим стулом.

Проследив как парни вышли из кабинета, он направился за Герцогом к небольшому проходу, прячущемуся за одним из барельефов стены, продолжая держать все еще бессознательную принцессу в руках. Фил пошел следом.

 

Следующие восемь часов Ройс вряд ли мог бы назвать скучными. Напротив, подобного напряжения он не помнил за последние месяцы. Пожалуй, сейчас, ночью, он ощущал себя не менее вымотанным, чем после какой-нибудь битвы за чье-то очередное баронство.

Тяжело опустившись в глубокое кресло он устало выдохнул, позволив себе подобное проявление слабости только потому, что в комнате не осталось никого кроме него и все еще не приходящей в себя принцессы. Потом поднял голову и впервые за все эти часы нормально осмотрелся.

Покои принцессы состояли из трех комнат — прихожей, кабинета и этой спальни. Кроме того, к ним примыкала ванная.

Обстановка, как и полагается, отличалась роскошью, хотя Ройс не мог не отметить, что при всей дороговизне использованных материалов — здесь явно стремились к простоте и функциональности. Особенно такая тенденция проглядывалась в комнате, которую он определил кабинетом. Там стоял только стол, пара кресел по разные стороны от стола, да лежал простой, ручного плетения ковер. Наверняка именно к этой обстановке больше всего приложила руку сама Мелинда. Он почему-то был уверен в этом.

Прихожую, если честно, Ройс разглядывал не особо. Только проверил на наличие дополнительных скрытых входов-выходов, чтобы исключить неожиданное проникновение чужаков.

В спальне мебели имелось больше, чем в кабинете, но и здесь она была выдержана все в том же простом стиле. Глаза не резало обилие оборок и рюш, дыхание не перекрывало от пыли, набившейся в тяжелые ткани подушечек и салфеток — ни того, ни другого здесь просто не было. Как и кучи всяких безделушек, которые так любят и ценят богатые девушки. Во всяком случае, те, которых ему доводилось охранять или видеть при дворах заказчиков.

Ройс кинул взгляд на кровать, где лежала принцесса, по горло укутанная в четыре одеяла. Он точно знал их количество — сам закутывал Мелинду.

Несмотря на показное спокойствие такой... непосредственный контакт с клиентом, да еще и девушкой — было внове Ройсу. Он только раз выступал в роли личного телохранителя. Князя Леста, заказ от которого мог бы принять и в этот раз, вместо того, чтобы по уши влезть в это странное и неясное дело.

Хотя, не мог честно не признать Ройс, судя по всему, не согласись он на заказ Герцога, и уже через пару дней принцесса была бы мертва. Он не сомневался в этом, учитывая то, как они тут отнеслись к ее состоянию. А она не заслуживала такой участи.

Странно было так утверждать после пары предложений общения. Но Ройсу так казалось. Мелинда понравилась ему своей стойкостью.

«Какое все-таки, нелепое имя», он не мог понять, отчего то его так раздражало.

Но на взгляд Ройса оно совершенно не подходило этой, достаточно смелой и выносливой девушке. Она только с виду казалось хрупкой, тихой и мягкой. Не всякий бы тренированный мужчина с таким достоинством вынес то, что довелось вытерпеть Мэл.

С кровати донесся тихий шорох. Принцесса вздохнула и попыталась распутаться.

Ему показалось, что ее снова лихорадит. Ройс со смирением поднялся и подошел к кровати, положив ладонь принцессе на лоб.

Раз уж взялся за этот заказ — нечего крутить носом и вопить о воинском достоинстве, ущемленном подобными манипуляциями. А кому еще заботиться о ней?

Фил спал в соседней комнате, примыкавшей к спальне принцессы. Кайл и Трэв по очереди дежурили около принца.

Было бы куда проще доверить заботу о Мелинде всем этим нянечкам, служанкам и фрейлинам, толпы которых вечно крутятся при любом дворе.

Только Ройс лишь недоуменно посмотрел на Герцога, когда тот такое предложил.

Кто-то из этих людей уже отравил принцессу. Так что обратиться к тем за помощью следует только в том случае, если Фредерик хочет увидеть закономерный итог подобной просьбы. Но какого демона он тогда вызвал его, Ройса?!

Похоже, холодное недоумение наемника отрезвила идеалистичного отца. Он без возражений, хоть и оторопело сопя, молча наблюдал за тем, как Ройс распорол платье его дочери, не желая возиться с непонятными крючками и застежками.

Ройс честно не смотрел никуда ниже подбородка Мелинды, хоть на той все еще и оставалась сорочка. В конце концов, его пригласили ее защищать, а не ставить репутацию принцессы под сомнения.

И Герцог, кажется, понял, что все действия нового наемника направлены на защиту его же детей. Во всяком случае, Фредерик послушно привел сюда принца, чтобы Ройс поговорил с наследником и ввел того в курс дела.

Нельзя сказать, что паренек так уж обрадовался, что теперь каждый его шаг и вздох будут жестко контролировать. Однако вид бессознательной сестры, сотрясаемой лихорадкой, которую Ройсу то и дело приходилось удерживать, чтобы принцесса не упала, или не сбросила одеяла при всех — произвел на мальчишку впечатление. Да и сложно было не заметить в его зеленых глазах щенячий восторг при мысли, что теперь у него есть два личных телохранителя!

Дите.

Похоже, это здорово подняло самооценку парня. Хотя Ройса и удивило то, что до его появления ситуация с охраной принца обстояла иначе. Он же наследник, в конце-концов!

 Убедившись, что жар принцессы, наоборот, спадает, он  присел на край постели, уже не имея желания  мотаться туда сюда между креслом и кроватью. Да и повязку надо будет менять через десять минут.

И задумался над тем, что не давало Ройсу покоя все то время, пока он обтирал ее кожу и пытался влить в рот хоть какое-то количество горьковатого отвара, приготовленного Филом из своих трав.                                                                                                                                                                   

Почему отравили принцессу?

Да, она была старшей. Однако, насколько Ройс знал из своих вчерашних изысканий, наследование титула и власти в Мирте проходило по мужской линии. Потому логичней было бы предположить, что в первую очередь вероятный удар заговорщиков или мятежников будет направлен на Герцога, с последующим манипулированием малолетним наследником. Либо же, на самого принца, и таким образом те расчистили бы себе путь.

Но Мелинда?!

На ум приходила личная месть.

Она не состояла на данный момент в браке, и не имелось никаких договоренностей о ее вероятном семейном положении, насколько сообщали информаторы. Собственно, личная жизнь принцессы, вообще казалась загадкой.

Она была кристально чистой.

Вот только Ройс не верил, что дожив до двадцати трех Ее Высочество не имело ни единой привязанности. Весь его опыт жизни при различных дворах убеждал в обратном. Выходит, что Мелинда просто умела прятать свои романы и отношения куда лучше, чем многие царственные особы. Такой вывод он сделал вчера.

Сейчас Ройс честно признался себе, что не хотелось проверять достоверность своего мнения. Из-за личного отношения, появившегося в результате короткого общения с этой девушкой. Слишком честной и искренней она казалось.

Впрочем, впечатления бывают обманчивы. Кому, как не ему знать об этом?

Потому не стоило доверяться искренности и невинности зеленого взгляда. Это могло дорого стоить и ему, и самой Мелинде.

Следовало проверить всех, с кем могла иметь отношения принцесса. И у кого, следовательно, могли иметься счеты к ней.

Он посмотрел на часы и повернулся, увидев, что пора менять компресс.

Взяв со столика, который Фил еще утром подтащил к кровати, чистый бинт, Ройс смазал тот приличной порцией вязкой мази и оттянул с одной стороны одеяло.

Это плечо не прятала даже тонкая батистовая ткань нательной рубашки. Так проще было добраться до раны. Они с самого начала отрезали рукав, вслед за рукавом платья. Он смотрел на эту руку каждый час.

Однако именно сейчас Ройс почему-то замер, глядя на ее кожу.

Синюшность медленно исчезала, сменяясь бледно-розоватой, уже куда более естественной окраской. Казалось, что она даже немного светилась, пусть он и понимал, что это отблески ламп.

Видимо мастерство Фила как лекаря росло не по дням, а по часам. Раньше Ройс не видел настолько молниеносного эффекта от его припарок и мазей. Но даже не удивление было виновно в его ступоре.

Зря Ройс согласился.

Может стоит дождаться, пока принцессе станет лучше, и быстро уносить ноги из Миры? Это  малодушно и трусливо. Но остаться — будет просто глупо.

Он осторожно протянул ладонь и легко прикоснулся к ключице. Прошелся пальцами чуть выше, повторяя контур впадинки в основании шеи. Вроде бы говоря себе, что пытается определить жар и нащупать пульс. Только Ройс не выжил бы в своем деле, если бы обманывал самого себя. Он вдруг увидел, насколько тонкая и изящная линия ее шеи, как хрупка Мелинда.

Она была красивой. Очень. Он заметил это и утром в кабинете Герцога. Только тогда Ройс смотрел на нее отстранено. Теперь, после стольких часов проведенных в небольшом замкнутом пространстве рядом с ней, заботясь о принцессе - Ройс ощутил странную и нелепую близость с этой девушкой. Сейчас он  увидел насколько она красива.

Не самое разумное наблюдение.

Приказав разуму прийти в себя, Ройс решительно тряхнул головой и начал разматывать старую повязку. Только все равно, не мог не заметить, что касается руки Мелинды чаще, чем это было необходимо в целях перевязки.

Раскаленная пустыня Буадэ! Ему это нравилось...

Весьма глупое поведение. Тем более, что с момента его прибытия в Мирту не минуло и суток.

Ройс серьезно разозлился на себя.

Но, тем не менее, не позволил раздражению вмешаться в свои действия и аккуратно закончил перевязку.

- Простите, - тихий голос заставил его пальцы дернуться чуть сильнее уже на последнем узелке.

Ройс удивленно поднял голову и встретился глазами с усталым, но удивительно ясным зеленым взглядом. В груди, отчего-то, появилось какое-то ненужное чувство, подозрительно напоминающее радостное облегчение.

- Что? - переспросил он, не поняв к чему принцесса извиняется.

- Я не хотела сердить вас, мастер Ройс, - тяжело сглотнув, пояснила она, еще больше сбив Ройса с толку.

- Я не понимаю вас, Ваше Высочество, - совершенно откровенно признался он и подтянул одеяло, укрыв Мелинду до самого подбородка.

- Вы сердиты, - проговорила она так, словно что-то очевидное. Хотя Ройсу казалось, что он ничем не выдал своих внутренних противоречий. Тем более, что принцесса была еще без сознания тогда. - А поскольку больше здесь никого нет, я думаю, что сердитесь вы на меня. Вероятно это не самое привычное дело для воина вашего уровня — ухаживать за немощной девушкой, - она и правда выглядела виноватой.

Ройс отступил от постели.

- Вы не немощная девушка, а принцесса, которую мне поручено охранять. Что невозможно расценить никак иначе, кроме как проявление высшего доверия со стороны Правящего дома Мирты. А значит, вся моя служба почетна, - спокойно пожал плечами Ройс, отворачиваясь к зашторенному окну. - Кроме того, вы торопитесь с выводами. Ведь вполне вероятно, что кто-то мог находиться в комнате еще минуту назад, и мое раздражение вызвано вовсе не вами, Ваше Высочество.

- О, - казалось, она растерялась и даже смутилось. А может это зеркало, в отражении которого он наблюдал за Мэл, сбивало Ройса с толку. - Простите, - опять извинилась она, едва не заставив его усмехнуться. - Кажется, я чрезмерно самонадеяна, как самая настоящая царственная особа, - Мелинда скривила забавную виновато-ироничную рожицу.

Ей не стоило быть настолько самокритичной. Серьезно. Это усложняло его работу.

- Здесь никого не было, Ваше Высочество, - честно признался он, так и не обернувшись. - Но я сердился не на вас.

Ройс подошел к столику и принялся наводить порядок среди баночек. Налил в стакан отвар и повернулся к Мелинде, с намерением заставить принцессу выпить зелье Фила.

Она лежала, повернув лицо в его сторону и следила за действиями Ройса, нахмурив брови.

- Если вы,  и правда, сердитесь не на меня, - увидев, что он повернулся, Мелинда опять заговорила. - И здесь больше никого нет, то на кого вы сердитесь, мастер Ройс? - она послушно выпила содержимое стакана, который он прижал к ее губам, даже не спрашивая, что в тот налито. Только немного скривилась под конец.

- На себя, - честно ответил Ройс, все еще не поняв, чем же себя выдал. Умение скрывать все свои эмоции было одним из тех навыков, которые не раз спасали его жизнь.

- О, - вновь повторила принцесса и задумчиво поджала губы.

Он снова не понял ее.

Впрочем, похоже в этом счет у них был равен. Судя по всему действия и ответы Ройса так же удивляли Мелинду, как и ее поведение — его самого.

- Вам лучше поспать, Ваше Высочество, - спокойно заметил Ройс больше не комментируя их предыдущую тему. - Организм еще не полностью избавился от сураби. Хотя не могу не признать, что выше самочувствие и так поражает темпами поправки.

- Знаете, мне кажется, что я уже выспалась, - забавно сведя брови, Мелинда просительно посмотрела на него, словно умоляя не укладывать силой спать.

- Вы были в обмороке, а не спали, Ваше Высочество, - резонно заметил Ройс, отходя к окну.

- Для моего организма это равнозначно, мастер..., - она вдруг весело хихикнула, заставив Ройса удивленно обернуться. - Вам не кажется, что это довольно странно — лежать в кровати, насколько я подозреваю, почти обнаженной, наедине с малознакомым мужчиной и церемонно обращаться к вам «мастер», слушая, как вы говорите «Ваше Высочество». Я ощущаю себя одной из тех особ, о которых пишут хроники, как жена Магистра Тирнии, например. Поговаривают, что ей не впервой принимать у себя в спальне незнакомцев. Интересно, она тоже обращается к ним «мастер», а они зовут ее « Ваше сиятельство»? Как думаете? - Мелинда лукаво подмигнула Ройсу.

А он несколько оторопело слушал ее речь.

Честно говоря, он не знал, как именно жена Магистра Тирнии обращалась к своим любовникам. Отказался от шанса узнать это на личном опыте, чтобы принять заказ отца Мелинды.

Стоило ли об этом упомянуть?

- Я не знаю, - наконец, проговорил Ройс, решив, что лучше не сильно откровенничать.

- И я не знаю, - спокойно, и даже слишком весело для своего состояния улыбнулась Мэл. - Но как-то мне не по себе так обращаться к вам. Если честно, сюда мало кто попадал, - она слабо повела головой, видимо имея в виду спальню. - Мама, отец, Марти, да пара моих подруг, и ни к кому я не обращалась так величаво. Может притворимся, что знаем друг друга не так уж мало, и мы хорошие друзья? Тогда я не буду чувствовать себя так странно, - принцесса ему подмигнула.

Ройс молча смотрел на нее, пытаясь понять, где подвох? И стоит ли расценивать ее слова, как ответ на только планируемый вопрос о привязанностях принцессы?

- Я — ваш телохранитель, - резонно, как ему показалось, заметил Ройс, отметая тем самым нелепые слова о дружбе.

- Тем более, мы будем часто общаться, как я понимаю, - спокойно кивнула Мелинда, не отрывая голову от подушки. - И довольно сложно все время выкать и придерживаться церемоний. Давайте, немного упростим себе жизни. Может вы разрешите мне называть вас просто — Ройс, со всем уважением, разумеется, - заверила она его, вздохнув. - А вы можете называть меня — Мелинда. Никто не расценит это как оскорбление. Ведь вы спасли мне жизнь...

- Нет, - даже Ройс понимал, что слово прозвучало довольно резко.

Но что он мог поделать? Эта девушка, похоже, совершенно не понимала, что телохранитель и подопечный, на самом деле, довольно редко общаются, тем более по-дружески. Или не хотела этого понимать?

На какой-то миг ему даже стало любопытно, всегда ли она настолько ... общительна, или это последствия яда и лихорадки?

- Почему, нет? - спокойно спросила Мелинда. - По-моему, так всем было бы проще.

- Мне не нравится ваше имя, - довольно честно привел он первый аргумент, который в этот момент пришел в его, поставленное в тупик, сознание. - Со всем уважением, разумеется, Ваше Высочество, - с иронией добавил Ройс.

- Мне тоже, - тихо рассмеялась она. - Более того, я открою вам секрет, мне кажется, что и моим родителям оно не нравится, - почти шепотом, как самую настоящую тайну, поведала ему Мэл с видом заговорщицы. - Но оно родовое. Всех принцесс Мирты звали так. Традиция, - она слабо пожала плечами. - Наверное, чтобы потомкам было легче запоминать, - она снова скривила ту ироничную рожицу.

Ройс усмехнулся. Правда, про себя. Сам же молча смотрел на принцессу.

- Ладно, вы как хотите, а я буду назвать вас — Ройс, - со вздохом сообщила принцесса. - Надеюсь, что это тебя не очень обидит, - добавила она, перейдя на «ты». - Хотя ты и старше.

Вообще-то, Ройс не видел особой разницы, хотя официоз облегчал отстраненное отношение.

- Вам надо поспать, Ваше высочество, - ровным голосом вновь заметил он, когда она зевнула еще раз.

- Ты повторяешься, Ройс. Я же сказала, что выспалась, - проворчала Мелинда как истинная принцесса, не заметив, что уже закрыла глаза. - Может лучше придумаем, как ты будешь обращаться ко мне, раз уж мое имя режет твой утонченный слух? - с иронией пробормотала она, зарываясь поглубже в одеяло.

Губы Ройса дернулись в улыбке. Хорошо, что принцесса уже почти спала, и его веселье осталось никем незамеченно.

Он отошел от окна, заметив, что край одеяла свисает, грозя вот-вот упасть и раскрыть принцессу.

- Думаю, Инди — единственный вариант, которым можно хоть как-то спасти это имя, - едва слышно заметил он, разговаривая больше с самим собой, чем с уже спящей Мэл.

- Инди..., - она открыла сонные зеленые глаза и невидяще посмотрела сквозь Ройса. - Мне нравится, - принцесса улыбнулась, и опять ровно вздохнула, будто все это время глубоко спала.

Немного опешивший Ройс тряхнул головой, отметив, что уже второй раз за последние полчаса так делает, выдавая свою растерянность. И все же поправил одеяло, подумав, что вариант с побегом как только принцессе станет лучше — не такая уж и трусливая идея.



 

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 5 в т.ч. с оценками: 3 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Talitakum [16.02.2011 13:11] Talitakum 5 5
Олечка, очень заинтриговало начало:-)
Жду, что же дальше?

kosmet [16.02.2011 13:33] kosmet
Лерочка, спасибо)) Я очень рада, что понравилось)) А то боялась, что уже разучилась писать фэнезти))
Дальше будет скоро, только уже, наверное, я выложу в Собственном творчестве.
Это был пробный вариант, пыталась отстраненно оценить содержание))

fima [04.04.2011 14:03] fima 5 5
Очень, очень жду этот роман!!! Вся в нетерпении.. Но оно такое приятное... тягучее... сладостное как мёд... прочитав главу, получаю порцию наслаждения Оленька, спасибо!

шоти [29.01.2012 22:41] шоти 5 5
Читаю.
Очень интересно.

Оля, спасибо!

kosmet [30.01.2012 12:48] kosmet
шоти, спасибо Этот роман, к сожалению, я пишу очень медленно. Но рада, что читать его интересно

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
kosmet: Плей-лист к бонусу+бонус ;-) хомячок: Шаг в темноту 19,20,21, 22 глава. 1 часть 23 гл от 6 мая moxito: Коллажи и обложки по романам Оксаны Сергеевой (fima) moxito: Хобби

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение