Джереми Бейтс "Беги" - новый перевод
Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Спираль жизниСоздан: 24.05.2009Статей: 46Автор: kosmetПодписатьсяw

Интуиция Глава 1

Обновлено: 10.07.09 22:25 Убрать стили оформления

Она привлекала внимание. Определенно. Дмитрий замер, окидывая девушку повторным взглядом. И он не был одинок в своем интересе. Каждый прохожий, в чье поле зрения она попадала – оборачивался. Будь то мужчина или женщина. Даже дети…

Трудно было сказать определенно, в чем тут дело. Мужчина не видел ее лица, стоя на противоположной стороне улицы. Не мог сказать: красива она или страшна как смертный грех. Но что-то в ее фигуре, движениях, одежде – заставляло удерживать взгляд на девушке.

Было ли дело в том, что одета она была абсолютно нетрадиционно для города, и улицы, вообще? Возможно, усмехнулся Дима сам себе. На девушке была, определенно мужская, белая рубашка, черные брюки со стрелкам, от которых через тонкие плечи перехлестывались подтяжки. И это при тридцатиградусной жаре! А на голове, частично закрывая каштановые локоны, красовалась черная фетровая шляпа. «Оригиналка, не иначе», - решил для себя мужчина.

Или, свою роль играло то, что она танцевала? Нет, не совершала сложные «па». Просто весело порхала по бортику фонтана, создавая ощущение какого-то праздника и беспричинного счастья. Абсолютно не обращая внимания ни на устремленные на нее взгляды, ни на указующие пальчики вездесущей малышни, вытянутой заботливыми мамашами на ежедневный променад у прохлады фонтана и огромных деревьев старой площади. Весело щебетали птицы, слепили солнечные лучи, уж больно жаркого июньского солнца – и кружилась в непонятном танце одинокая девушка, столь явно наслаждаясь жизнью. Интригующая, привлекающая внимание картина.

Отсюда, с этой стороны дороги, Дмитрию казалось, что девушке просто плевать на всеобщее оживление, вызванное ее персоной. Тонкая, хрупкая фигурка, с болтающимся на шее плеером и воткнутыми наушниками – излучала только радость и удовольствие от каждой минуты жизни.

Она так раскрепощено раскидывала руки, кружась под мелкими брызгами холодной воды и с улыбкой подставляя им лицо – что хотелось подойти и самому попробовать ощутить их прохладное касание.

Дима вздохнул, всматриваясь в, искривленные недоумением, лица случайных прохожих. Возможно, будь он простым обывателем – и, вслед за многими на площади, просто напросто – покрутил бы указательным пальцем у виска.

Но в его бурной жизни было очень многое. В том числе и законченный с красным дипломом медицинский университет. А потому – мужчина не спешил судить людей, прекрасно осознавая, что мало кто из нас, вообще, подпадает под определение «нормальности». И хоть мелькнула такая мысль, подпитываемая близким расположением Седова 6*, но мужчина отогнал ее довольно быстро. Хорошо человеку, что же в этом ненормального?

Наконец, отвернувшись, он захлопнул дверь своей машины, опираясь на которую и стоял все это время. И, нажав на кнопку брелока, ступил на переход, ведущий его на ту сторону площади. Где-то там, в прохладе и кондиционерном холоде новомодного суши-бара, его ждала сестра. И Димка уже «предвкушал» удовольствие от целого часа ничем не прикрытых намеков, что ему давно пора перестать смотреть на девушек, как на дополнение к постельному белью, и пробовать заглянуть глубже…

«Словно он не пытался»,- хмыкнул мужчина своим не радостным мыслям. И, помимо своей воли, вновь устремил взгляд к фонтану, где находился человек, которому было так явно хорошо. Он даже позавидовал ей немного. Везет же, некоторым. Вот ей, совершенно точно, не предстояло выслушивать нудную лекцию от младшей сестры, еще и живущей за его же счет. Но что поделаешь? Родственники…

Когда Димка почти дошел до тени деревьев, растущих вокруг фонтана, со стороны проспекта подъехал и резко остановился темно-бордовый «лексус», привлекая внимание визгливым скрипом шин по асфальту. Из машины, сильно хлопнув дверью, вышел высокий мужчина в белой футболке, джинсах и солнцезащитных очках. Окинул взглядом площадь, вытащил из кармана пачку сигарет и взял одну, щелкая зажигалкой. Глубоко затянулся и, не оглядываясь больше по сторонам, прямиком направился  к девушке, которая продолжала стоять у фонтана. Подойдя вплотную – он просто протянул руку.

Дмитрий даже приостановился, наблюдая за происходящим.

Теперь, находясь совсем рядом, Димка прекрасно видел, что девушка очень симпатична, а та радость, которая всего мгновение назад была на ее лице – еще больше красила свою хозяйку. Но, при виде мужчины, всякие счастливые эмоции исчезли с миловидных черт. И, в противовес, сменились напряженностью и какой-то злобой. Она уставилась на него так, словно именно этот человек олицетворял все беды мира для нее, или, хотя бы, их половину. Даже атмосфера вокруг, словно бы привязавшись к странной нарушительницы сонного покоя города, изменилась, вмиг став вязкой и тревожной. Дмитрий ощутил, что и у него возникло желание подобраться, оглядываясь в поисках непонятного недоброжелателя. Только, по всему выходило, что оглядываться – нужды не было. Виновник таких изменений окружения стоял прямо перед ним. А точнее, перед ней.

- Пошли. – Коротко бросил мужчина приказным тоном, делая упор на единственном слове.

- Ненавижу. – Не уступая ему в напоре, негромко ответила девушка. Но с бортика спустилась, даже вложила в предложенную руку свою ладошку, продолжая прожигать того, кто нарушил ее веселье, недобрым взглядом. Не замечая, что и в этом своем чувстве, привлекла внимание всех вокруг, правда, уже иного рода. Теперь, люди настороженно следили за странной парой, а молодые мамочки притянули своих чад поближе, опасаясь повисшей в воздухе напряженности.

- Переживу. – В тон ей ответил мужчина, делая очередную затяжку.

Он повернулся, потянув девушку за собой к машине. Она не сопротивлялась, следуя за ним. Но, проходя мимо, бросила на Диму случайный взгляд, и у мужчины кольнуло что-то странное в душе от той опустошенности, которая заполонила голубые глаза девушки. А ведь совсем недавно она была такой счастливой…

Но это было не его дело. И, мысленно пожав плечами, Дмитрий продолжил свой путь к сестре, выкидывая странную оригиналку с ее проблемами и глазами из головы.

- Вот ты мне скажи, Дим. – Ленка неодобрительно смотрела на брата, который сидел напротив в сумраке помещения и курил. – Ты когда с девушкой встречался в последний раз?

- Вчера. – Ответил Дмитрий с широкой насмешливой улыбкой.

Лена сделала абсолютно верные выводы о характере этой встречи по иронии, светящейся в серых глазах старшего брата.

- Я не о том говорю, Димка. – Девушка даже скривилась. – Ты когда встречался с девушкой по-настоящему? Ухаживал, время проводил, гулял? Разговаривал, в конце концов, А не просто переспал с очередной пустоголовой подружкой?

- А зачем? – Не знай Лена своего брата лучше, могла бы и поверить в искренность его удивления. – Меня и так все устраивает, зачем тратить время, усилия, если результат тот же?

- Придурок ты, Димка. Тридцать лет скоро, а ведешь себя как пацан. – Лена глотнула зеленого чая.

- Отстань, Лен. А то я урежу твое содержание. – Шутливо пригрозил старший брат. – Мне это не интересно. Лучше расскажи, как твоя учеба?

Но девушка на смену темы разговора не купилась. Даже угрозы не испугалась, прекрасно зная, что брат ее обожает и никогда не воплотит это в жизнь.

- Дима, я за тебя волнуюсь, между прочим. – Она многозначительно посмотрела на брата. – Пора бы уже и остепениться. А то, совсем старым скоро будешь, а ума так и не наберешь.

- Да что ты прицепилась, как клещ, мелкая. Закрыли тему. – Ну все, если он ее назвал так, она его серьезно достала. «Надо давать задний ход»,- подумала Лена, наблюдая, как Дима с силой гасит недокуренную сигарету о дно пепельницы. Он был раздражен, сестра видела это по нервным и резким движениям старшего брата.

- Ладно, Дима. Позже поговорим. – Признала девушка свое поражение, еще отпивая чая. – Нормально у меня с учебой. Все хорошо.

- А Санька как?

- Здорово. – Лена улыбнулась при мыслях о любимом парне и начала мечтательно крутить чашку в руках.

- Вот его разговорами и доставай, а меня не трогай. – Димка усмехнулся, уже остывая. – Мне и без всяких ухаживаний проблем в жизни хватает. Думаешь, тебя содержать – легкое занятие. – поддел он сестру. – Поверь мне, ох, какое нелегкое.

Мужчина встал, кидая на стол несколько крупных купюр. Обошел стол, чмокнул сестру в щеку.

- Ладно, побежал я, Ленка, работать надо. Вечером позвоню. – И Дима стремительно покинул помещение.

Но не дела так спешно притягивали внимание мужчины.

И брат, и сестра знали, что он просто убегает от неприятного для себя разговора, который Лена с постоянным упорством заводила последние три года при каждой встрече.

                                                                                      ***

- Какого черта ты убежала, Лина? – Валик сердито смотрел на девушку сквозь черные стекла своих очков.

Она окинула мужчину пустым взглядом и отвернулась к тонированному окну, даже не думая отвечать.

Валик негромко выругался. Как же с ней трудно, когда она этого хочет. И ведь может же пойти навстречу, ан нет, ерепенится.

- Где заключение? – Хмуро спросил он.

Лина засунула руку в карман и протянула мужчине небрежно смятую бумажку.

- Ты что с ним сделала?! Твою мать, Лина! Это же твоя жизнь, черт тебя побери! – Валик ударил кулаком по рулю, пытаясь согнать злость.

И тут же пожалел. Краем глаза видел, как вздрогнула девушка. Все, теперь не будет с ним говорить вообще, как минимум до вечера. Если не до завтра.

Валик опять выругался. Тяжело вздохнул и полез за сигаретой.

- Ты хоть представляешь, сколько я уламывал заведующего? Во сколько мне это обошлось? Лина, может хватит, а? Ну зачем ты это делаешь?

Но девушка продолжала молчать, уткнувшись в стекло. «Да что она там не видела, спрашивается?», - сам себе возмутился мужчина. Но знал, что теребить Лину бесполезно.

Глубоко затянувшись, он затормозил перед подъездом. Девушка быстро вышла из машины и, аккуратно закрыв двери, юркнула в дом. Соседи и не оборачивались, давно привыкнув к ее поведению. Новость устарела, была уже мало интересной. Разве что, новоселы приезжали, вот тогда все вспыхивало с новой силой. На памяти Валика такое было два раза.

Еще раз ударив по рулю, он, наконец, выбрался из машины и устало прислонился к горячему металлу, докуривая сигарету.

Пусть успокоится, ей это надо. Сейчас – никакого толку разговаривать не было, только еще больше разозлятся оба. Иногда у него мелькала мысль, зачем он этим занимается? Кому это надо? Неужели, ему?

Получалось, что да, ему это надо больше всех. Лине - безразлично все было, во всяком случае, она упорно пыталась убедить в этом и себя, и всех вокруг. Только Валик не верил, он помнил, какой она была несколько лет назад, до того, как тетя Марина…

Дьявол, даже вспоминать не хотелось!

Мужчина бросил окурок на асфальт и пошел домой,  здороваясь с соседом.

«И какого черта она так вырядилась? Клоун, твою…» - Валик не собирался ждать лифта, может хоть так немного расслабится, злость спустит. До шестнадцатого этажа далеко, устанет, успокоится. Попробует посмотреть на это по-другому.

« Знала же, что серьезно все. Прекрасно знала. Но опять выделывается, на весь мир обижается. Но он-то тут причем? И кому хуже делает-то, спрашивается? Только себе».

Валентин промолчал, когда она утром вышла из комнаты, вот так одетая. Хотя хотелось сказать очень многое. Но мужчина сдержался. А вот тетя Марина – себя не сдерживала, говорила все, что думала. И Валентин серьезно пожалел что, вместо ног, у матери Лины, язык не отнялся после инсульта. Как им всем легче было бы, честное слово. И чтоб инсульт - не два года назад случился, а лет так на восемь раньше.

Валик не считал, что думает плохо. Как хотел, так и думал, имел полное право. Именно он платил за ее лечение, и за сиделку. И именно он заткнул женщину, не давая продолжать говорить то, за что расплачиваться Лина заставит его. Только, все равно, поздно уже было. Девушка  захлопнулась, как моллюск закрывает свои створки. И уже тогда мужчина понимал, что проблем не оберешься. Назло все делать будет.

Можно было просто заставить ее вернуться и переодеться, заставить вести себя так, как надо. Она не смогла бы сопротивляться Валику. Только вот, горький привкус желчи после того, как он так поступал и ненависть в ее глазах – как-то отбивали желание уж сильно злоупотреблять своим влиянием.

Валентин остановился на своей площадке, приводя в норму лишь слегка сбившееся дыхание. Вот гадость. Он ни капли не успокоился. Но не спускаться же назад.

Уже приближаясь к двери, Валик услышал оглушительное звучание музыки и, прорывающиеся сквозь них, крики тети Марины. Он тяжело вздохнул, и толкнул дверь, которую Лина и не подумала закрыть.

Но мужчина знал, что не рассеянность или невнимательность были причиной этому. Она для него двери не закрыла, хотя сама едва переносила сидеть вот так, незащищенной. Боялась. А он, так долго поднимался…

 Валик скривился. Еще одна ошибка сегодня. Эх, не простит его Лина. Хотя, ну в чем он виноват-то?

- Лина, музыку умерь! – Крикнул мужчина, перекрикивая своим басом и голос певицы, и ор матери девушки, которая, на чем свет стоит, ругала дочь, обзывая всеми известными ругательствами. А матерный словарный запас у тети Марины был немалый, это Валик знал прекрасно. Переступил порог, вспоминая, как впервые пришел в эту квартиру семь лет назад, проситься жить у дальней родственницы, пока вступительные экзамены сдавал. И какое жалкое впечатление произвело на него обшарпанное, пусть и многокомнатное, жилище. Да так и остался тут, поскольку тетя Марина с Валика денег за проживание не требовала, даже, порою и не замечала самого его присутствия…

Сейчас здесь все было совсем не так. Три года назад они сделали капитальный ремонт, и ничто не напоминало о прежнем состоянии квартиры, только их воспоминания.

                                                 ********************

Лина вздрогнула от резкого окрика, но ослушаться не решилась. Как бы она ни была зла – у Валика терпение не железное, в конце концов, может и сорваться. А ей не хотелось этого. Итак, долго сегодня испытывала пределы выдержки мужчины. Он ей это вспомнит, позже…

Но, главное, что он вернулся, и она не была больше один на один с матерью. Такое общество – было равнозначно одиночеству. А одиночество Лина ненавидела, после того, как ее запирали в комнате с самого детства, чтобы не мешала матери уходить развлекаться. Правда, значительно позже, Лина поняла, что такое заточение было несравнимо лучше, нежели участие в развлечениях родительницы.

Хорошо, что тогда с ними уже жил Валентин. Он был альтернативой. Пусть и не особо хорошей, но все же. Он не давал ее в обиду. И если бы не армия, в которой парень был вынужден отслужить полгода, кто знает, как сложилась бы судьба Лины? Те шесть месяцев, когда Валика не было рядом, стали самым большим кошмаром в ее жизни…

- Лина. – Мужчина стоял в дверях, с хмурым выражением смотря на девушку. – Кончай беситься. Все. Депрессия кончилась. С меня на сегодня хватит. Понятно? – Валик говорил с нехорошим обещанием в голосе.

Лина судорожно кивнула, пряча лицо за упавшими локонами. Когда он говорил вот так – спорить не стоило... У нее задрожали пальцы, но девушка крепко зажала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Все хорошо. Хорошо…

- Я не слышу, малыш.- Он нахмурился, сжимая губы в жесткую линию.

- Понятно. – Голос девушки был тихим, без возражения или недовольства.

Мужчина холодно посмотрел на нее еще несколько мгновений своими синими глазами и кивнул.

- Вот и хорошо. Пошли есть. – Валик отвернулся, выходя в коридор.

А Лина уронила голову на руки и начала глубоко дышать, пытаясь совладать с приступом паники.

 

Тарелка тихонько звякнула о стол, когда Лина расставляла посуду. Руки, все-таки, еще дрожали. Но лицо было спокойным и невозмутимым. Валик бросил на нее задумчивый взгляд. Внимательно всмотрелся в лицо, прошелся глазами по фигуре, и откинулся на спинку стула.

- И зачем ты так оделась, Лин? – Мужчина уже успокоился. От былого напряжения в голосе не осталась и следа. Значит, можно было говорить нормально. Хоть и не хотелось.

Лина набрала воздуха в легкие, зная, что ему не понравится ее ответ.

- Я не знаю. – Ответила девушка, не глядя на собеседника.

-Серьезно? – Валентин хмыкнул, приподнимая бровь. – А вот я не поверю. Это ты кому-нибудь другому рассказывай.

- Я же сумасшедшая, забыл?! – Лина таки не сдержала раздражения, срываясь на язвительность. – А какой смысл в поступках безумцев? Вот, что хочу, то и творю!

– Лина. Стоп. – Валик недобро растягивал слова, недовольный ее тоном. А потом полез в карман, доставая смятую пачку сигарет. – Ты мне этим зубы не заговаривай. – Мужчина затянулся. - Уж я-то, прекрасно знаю, что ты нормальней нас всех будешь.

- А ты у моей матери спроси. – С ехидством ввернула девушка, прекрасно понимая, что сама нарывается, но не могла прикусить язык. Как же ей все надоело. Сама жизнь надоела….

- Вот матери и высказывай все, что хочешь. Я тебе и слова не скажу. А мне свой характер не показывай. – Он раздраженно струсил пепел. - Не я тебя в психушку упрятал. Я тебя оттуда вытащил, если забыла.  

Валик сильно сжал кулак, не замечая, что еще больше мнет пачку, зажатую в нем, ломая оставшиеся сигареты. Лина слышала, как хрустят костяшки его пальцев. А когда и он увидел, что делает – раздраженно выругался, отбрасывая комок табака и картона в мусорку.

Лина скривилась и подошла к окну, открывая створку и высовывая в проем голову, наслаждаясь ветерком, треплющим ее волосы. Хотелось опять начать кричать, но к предупреждению мужчины она прислушалась. Его не послушать – себе дороже.

Задумчиво смотрела вниз, на суетящихся людей, больше похожих на букашек с такой высоты. «Как просто было бы все прекратить»,- мелькнула крамольная мысль. Но Лина даже не дрогнула в душе. Она уже не боялась этих размышлений. Такие идеи посещали ее все чаще в последнее время. Девушка устала жить. Устала подстраиваться, терпеть, мириться… и ненавидеть… устала...

- И зачем ты это сделал? – Все-таки, тихо пробормотала Лина, не оборачиваясь. Но Валентин услышал.

- Я же для тебя старался, дура! – Мужчина не выдержал, резко поднимаясь со стула и за плечо отдергивая девушку от окна, словно зная, какие именно мысли крутятся в ее голове.

- Извини. – Буркнула Лина, наконец, вырываясь из его рук и потирая плечо. Она отвернулась, быстро подходя к холодильнику, пытаясь спрятаться за его дверцей от злости Валентина.

- Да не нужны мне твои извинения, Лина! – Он с силой хлопнул по столу открытой ладонью, заставляя с дребезжанием подпрыгивать расставленные тарелки и приборы. – Твою мать, ну зачем ты творишь такое, а?

Валик потер лицо рукой, бросив тлеющую сигарету в пепельницу. Шумно выдохнул, устало смотря, как съежившаяся от его крика девушка тихо режет мясо, вынутое из холодильника, дрожащими руками. Выругался сквозь зубы, и подошел к ней, лбом ей в затылок упираясь.

- Меня разозлить хотела, да? – Угрюмо прошептал мужчина, прижимаясь губами к волосам Лины, и опираясь о столешницу руками, запирая девушку, словно в ловушке.

Она задрожала, отбросила нож, понимая, что вполне может палец себе отрезать, при таком положении дел. Тот громко застучал по деревянной поверхности доски.

- Пусти, Валик. – Лина старалась, чтобы голос звучал уверенно, но знала, что это не удается. – Вода закипела, мне надо макароны бросить. – Девушка посмотрела в сторону плиты, где, и в самом деле, начала весело бить ключом вода в серебристой кастрюле.

- Подождут твои макароны, не убегут никуда. – Хрипло прошептал Валентин, обнимая ее за талию руками, понуждая обернуться к нему.

- Ты же есть хотел. – Продолжала сопротивляться Лина, упершись взглядом ему в грудь. – Пусти, я приготовлю. Ну, отпусти, Валик. – Она дернулась, стараясь освободиться.

Мужчина обхватил ее подбородок ладонью, с нажимом, заставляя поднять лицо и посмотреть на него. Лина задохнулась, встречаясь с ним глазами. Ей не нравилось то, что она прочитала в их синеве.

- И не надейся, малыш. Я тебя никогда не отпущу. – Валик, будто завороженный смотрел на ее лицо, поглаживая большим пальцем щеку Лины. Слегка царапая чуть шершавой кожей своей ладони. – И дурь из головы выбрось. Думаешь, я не вижу, как ты в окна поглядываешь?

Валик почти вплотную приблизил свое лицо к ее, так и не убирая руки.

- Я тебя не отпущу, и с того света вытащу. И там достану. Поняла? – И не дожидаясь ответа, мужчина жестко впился в губы Лины, заставляя выдерживать его напор, не давая отстраниться. Но она уже и не старалась вырваться, отвечая на этот поцелуй с привкусом табачного дыма, и ощущая, как по щекам катятся тихие слезы бессилия.



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 2

Другие мнения о данной статье:


maarika [15.07.2009 14:06] maarika
интересно! даже очень! только тяжело читать наверно каждый переживал то что переживают главные герои этой истории

kosmet [15.07.2009 14:27] kosmet
maarika, спасибо, рада, что читать интересно))А тяжело... да, этот рассказ очень похож на ситуации, которые у многих в жизни бывали, к сожалению.
Дальше выкладывать здесь?

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
kosmet: Плей-лист к бонусу+бонус ;-) kosmet: Тизер романа kosmet: Плейлист к роману Интервенция любви kosmet: Лютый. Бета-версия

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение