Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Любовь моя – ШотландияСоздан: 18.02.2013Статей: 94Автор: AllegraПодписатьсяw

Ирландия. Как Феникс из пепла...

Обновлено: 30.10.13 14:25 Убрать стили оформления

 

 

Знакомые все лица

 

Когда Бернарда Шоу (George Bernard Shaw, 1856–1950) спросили, где бы он предпочел оказаться после смерти, в раю или в аду, этот всемирно известный ирландец ответил: «В раю, конечно, климат хорош, зато в аду – такое интересное общество!»

 

Общество ирландских знаменитостей и впрямь замечательно. Среди писателей, кроме Шоу – Оливер Голдсмит (Oliver Goldsmith, 1730–1774), Оскар Уайльд (Oscar Wilde, 1854–1900), Сэмюэль Бэккет (Samuel Beckett, 1906–1989), Джеймс Джойс (James Joyce, 1804–1920), сестры Эмилия и Шарлота Бронте (Emily Bronte, 18181848; Charlotte Bronte, 18161855), поэт Уильям Батлер Йейтс (William Butler Yeats, 1865–1939).

 

Среди актеров – Лайам Нисон (Liam Neeson), Морин О’Хара (Maureen O'Hara) и один из симпатичнейших Джеймсов Бондов прошлого века Пирс Броснан (Pierce Brosnan).

 

Среди музыкантов – легендарная группа U2, Шинед О’Коннор (Shinaid O'Connor), Энья (Enya).

 

По числу победителей «Евровидения» эта маленькая страна превосходит других – семь раз за всю историю конкурса. Кстати, на том же «Евровидении» мир открыл для себя риверданс, танцевальный стиль, который всего за десять лет покорил все континенты благодаря одноименному ансамблю.

 

Ирландских предков имеют самые известные президенты США – Ричард Никсон (Richard Nixon, 1913–1994), Рональд Рейган (Ronald Reagan, 1911–2004), Билл Клинтон (William Clinton, 1946) и Барак Обама (Barack Obama, 1961) - по линии матери.

 

Джон Кеннеди (John F. Kennedy, 1917–1963) к тому же, стал первым (и на сегодняшний день остается единственным) в Соединенных Штатах президентом, крещеным по католическому обряду.

 

Экскурс в историю

 

История народа, давшего миру этих знаменитых людей, полна трагических страниц.

 

Кельтские гэльские племена обжили приглянувшийся им зеленый остров в VI веке до н. э. От них в наследство их потомкам-скоттам достались гэльский язык, клановая система и фамилии с приставкой Мак.

 

Остров, где жили скотты, так и назывался – Scotia или Scotland, а земли будущей Шотландии именовались Альбой. Когда ирландское королевство Дал Риада отхватило себе кусок территории Альбы, вместе с захватчиками пришло и название. Со временем землей скоттов (Scotland) стали называть нынешнюю Шотландию, а родина скоттов получила название Эринн – в честь хранительницы страны богини Эйре. Это уже англичане переиначили ее в Ирландию.

 

Римлянам не суждено было добраться до этого острова, зато сами ирландцы под предводительством верховного короля Ниала (конец IV века) нередко совершали разбойничьи набеги на Британию и на римские колонии.

Однако в конце VIII века страну захватили викинги – датчане и норвежцы. Через 300 лет, в 1014 году объединенное ирландское войско разгромило викингов, но передышка была недолгой.

В 1171 году в Ирландию вторгся английский король Генрих II и захватил часть земель неподалеку от Дублина. На остальной же территории острова продолжали происходить постоянные стычки между многочисленными ирландскими королями.

 

Англичане, не желавшие допускать собственной ассимиляции местным населением, в 1336 году приняли так называемый статут Килкенни, согласно которому были запрещены не только смешанные браки, но и вообще все ирландские законы, обычаи и даже язык. Всерьез и надолго английское владычество в Ирландии установил Генрих VIII (годы правления 1509-1547).

В связи с проводимой им жесткой политикой уже к началу XVI века возникло то непримиримое противостояние католиков и протестантов, которое длится и по сию пору, отразившись даже в гимне и на флаге современной Ирландии.

 

Флаг Республики Ирландии состоит из прямоугольников зеленого, белого и оранжевого цвета.

Зеленый цвет отражает ирландскую национальную традицию.

Оранжевый цвет – оранжистскую (протестантскую) традицию.

Белый цвет – мир, или скорее, перемирие, между ними.

 

Слова из ирландского гимна (кстати, написанного изначально на английском языке, а потом переведенного на ирландский):

 

Our camp fires now are burning low;

See in the east a silv'ry glow,

Out yonder waits the Saxon foe,

So chant a soldier's song.

 

 

Наши лагерные огни затухают;

Смотри, на востоке серебристое свечение,

Там ждет саксонский враг,

Так запевай солдатскую песню.

 

Но вернемся в средневековье.

Генрих VIII, разорвавший в 1530 году отношения с католической церковью, не только подавил выступления ирландской знати, но и, предварительно разорив, закрыл множество монастырей, забрал земли у ирландцев-католиков и сдал их им же в аренду. А в 1542-м ему удалось добиться того, чтобы ирландский парламент признал его королем.

 

Шло время, но даже смена власти, произошедшая в Англии, не обернулась для ирландцев ни малейшими послаблениями. В 1641 году они, воспользовавшись благоприятной ситуацией, сложившейся в стане врага, подняли мятеж, но в 1649-м в страну вторгся Оливер Кромвель, возглавлявший парламентское войско, и безжалостно утопил восстание в крови. Города Дроэда и Уэксфорд около Дублина были взяты штурмом. В Дроэде Кромвель приказал вырезать весь гарнизон и католических священников, а в Уэксфорде сама армия учинила бойню уже самовольно. В течение 9-ти месяцев армия Кромвеля покорила почти весь остров.

 

Многие ирландцы бежали из страны, а их земли раздавались английским колонизаторам, в основном из армии Кромвеля. Если в 1641 году в Ирландии проживало более 1,5 млн. человек, то в 1652 году осталось лишь 850 тыс., да и то из них 150 тыс. были английскими и шотландскими колонистами. Ирландский народ потерял до 50-56% своего населения. Это ли не геноцид! Ирландцев, даже тех, кто не воевал с англичанами, лишали земель и ссылали в бесплодную и пустынную область Коннахт на западе острова, обрекая людей на голодную смерть (акт о поселениях 1652 года). Если же к 1 мая 1654 года кого-либо из депортированных ирландцев ловили вне этой области, его ждала смертная казнь. Ирландцы этот акт назвали «Ад или Коннахт».

 

Значительную часть ирландцев, включая женщин и детей, превратили в белых рабов и вывезли в английские колонии в Вест-Индии. Люди в тот период в Ирландии стоили меньше волков – так, английским солдатам платили 5 фунтов за голову «бунтаря или священника» и 6 фунтов – за волчью голову.

 

Колонизацию продолжали и в последующие столетия: в 1691 году Лондоном был принят ряд законов, которые лишали католиков и протестантов, не принадлежащих к Англиканской церкви, свободы вероисповедания, права на образование, права на голос и права на государственную службу.

 

В конце XVII века, согласно принятому Уголовному праву («Penal Laws»), католикам было запрещено принимать участие в выборах, заниматься юриспруденцией, приобретать землю и собственность на сумму более 5 фунтов.

 

В 1800-м, после принятия Акта об объединении, ирландский парламент был упразднен. Абсолютно бесправное положение ирландских католиков сохранялось вплоть до 1829 года, когда, наконец, был издан Акт послабления католикам, впредь позволявший последним занимать политические посты.

 

Памятник ирландскому голодомору 1845-1849 годов

 

В итоге малоземельность ирландских крестьян стала главной причиной страшного голода, начавшегося в Ирландии в 1740-х годах и повторившегося столетием позже, в 1845-1849 годах. Во время Великого Голода 90% урожая картофеля – основного блюда в рационе бедняков – погибло, зерно же активно вывозилось в Англию. Погибло от 500 тысяч до 1,5 миллиона человек, примерно 1,5 миллиона человек уехали в Америку и Австралию. Трюмы грузовых судов были забиты беженцами, которые сотнями гибли в многомесячном плавании к австралийскому континенту.

 

Болезнь картофеля перекинулась на другие европейские страны, но нигде больше не вызывала столь катастрофических последствий. Поэтому ирландцы винят не столько фитофтору, сколько англичан, проводивших крайне невыгодную для местных крестьян экономическую политику.

 

Если в 1841 году численность населения Ирландии составляла 8 миллионов человек, то к началу XX века – примерно 4,5 миллиона человек. Старики ещё помнят тяжелую нужду: как и в СССР после войны, тут во многих семьях на 7–10 детей была лишь одна пара ботинок, а дневной рацион ограничивался картошкой с рыбой.

В Англии ирландских эмигрантов не жаловали. В некоторых английских общественных местах висели таблички «Никаких собак, негров и ирландцев».

 

Эмиграция стала постоянной чертой исторического развития Ирландии и её народа. И сейчас ещё страна живет «неполным составом» – 4,2 миллиона человек.

 

Восемь столетий были последовательностью завоеваний, ассимиляции завоевателей и безуспешных восстаний.

В 1916 году грянуло восстание за независимость. Ирландские революционеры были из интеллигенции. Ирландский «Ленин» – поэт Патрик Пирс (Patrick Pearse, 1879–1916) родился на 9 лет позже нашего вождя пролетариата, зато на год раньше «родил» революцию. Восстание было подавлено англичанами, но мужественное сопротивление, а затем скорая казнь руководителей восстания способствовали тому, что они и их последователи стали считаться мучениками, и привлекли к себе симпатии значительной части общества.

 

С 1919 по1921 год Ирландская Республиканская Армия сражалась за независимость. В итоге, в декабре 1921 года Южная Ирландия стала свободным независимым государством, но шесть ольстерских провинций остались частью Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. После мирного договора часть ИРА отказалась сложить оружие и перешла к террористическим методам борьбы. Обвинять их в этом трудно, вспомним Дроэду. Только в 2005 году ИРА прекратит вооруженную борьбу и объявит о переходе к политическому решению конфликта.

 

Ирландцы до сих пор не могут простить Великобритании сотни лет оккупации.

Англия была мировым лидером в работорговле, на её счету миллионы убитых и погубленных жизней. Англичане в своих колониях в Вест-Индии, в том числе в североамериканских, использовали так называемых «белых рабов» – военнопленных шотландцев, ирландцев, а затем и вообще ирландцев, включая женщин и детей. И только затем повезли негров.

Причём англичане вели еще один вид работорговли – вывозя в колонии так называемых «законтрактованных слуг» из былых европейцев, включая и граждан Англии, фактически это тоже были «белые рабы», без элементарных прав.

 

Измышления псевдо-ученых

 

По утверждению одного историка, занимавшегося вопросами расы и империи, для многих англичан ближайшим местом жительства «ниггеров» был уже Кале (или Дублин, населенный «низшей кельтской расой», эмоциональной и недисциплинированной).

 

Считалось, что «примеси... иностранной крови» (французской, ирландской, еврейской) «угрожают врожденному превосходству англосаксонской расы». Англичане не рассматривали даже французов как белую нацию, ведь подчас цвет их кожи почти не отличался от цвета кожи какого-нибудь брамина из Индии. Ирландцы же с пороками, присущими кельтской нации (в противоположность добродетелям англосаксов) являлись постоянным объектом для критики в литературе викторианской эпохи. Ирландцев – в противоположность англичанам – обвиняли в излишней эмоциональности. «Из всех черт характера, вменяемых ирландцам в вину... эмоциональность... была самой худшей».

 

Вывод был совершенно очевиден: «кельтам с их характером необходима власть англосаксов, им необходим порядок, навязанный сверху». А поскольку британские свободы являлись привилегией тех, кто добровольно подчинялся власти, тех, кто способен управлять собой, то кельты попросту не подходили для англосаксонских свобод. И действительно, раз «дикие ирландцы» понимают только силу (как и азиаты), то необходимо, чтобы ими (как и азиатами) управляла превосходящая раса. Такую точку зрения высказывал, например, оксфордский профессор истории Джеймс Фрод.

 

Кельты, по мнению англичан, стояли на столь низкой ступени развития, что их описывали как «наполовину людей, наполовину обезьян». Англичане часто проводили параллели между обезьянами, дикарями и ирландцами. Так, в 1845 году Джеймс Фрод уверял, что он встречал ирландцев, которые больше смахивали на грязных обезьян, чем на человеческие существа.

 

В 1860 году популярный британский писатель Чарлз Кингсли жаловался на то, что в Ирландии его «преследовали толпы человекоподобных шимпанзе». Ирландцев приравнивали также к свиньям, китайцам, маори и готтентотам. А «ученый» Джон Биддоу полагал, что предками ирландцев были негры. Даже «социалисты» Сидней и Беатриса Уэбб называли ирландцев «отвратительной нацией»: «мы ненавидим... ирландский народ так же, как и готтентотов».

 

Британский публицист и философ Томас Карлейль (Карлайл) во время Великого голода 1845–49 годов советовал выкрасить два миллиона ленивых ирландских попрошаек в черный цвет и продать их в Бразилию под видом негров. И это тот самый человек, который с одобрением отзывался о французской революции!

 

Американские реалии

 

В середине XIX века, после Великого голода 1845–1849 годов, началась массовая эмиграция ирландцев в Америку. Они были первой многочисленной этнической группой в Америке, чья культура очень сильно отличалась от доминантной протестантской/англосаксонской – католики, носители анти-британских настроений и, кроме того, сельские жители.

 

Ирландцы были предвестниками будущих «новых» иммигрантов (китайцев, поляков, итальянцев), представителей сильно отличающихся культур, прибывающих в больших количествах, живущих в тяжелых условиях и допущенных только к низкоквалифицированным работам, столкнувшихся с невиданной доселе дискриминацией, но сумевших отстоять свое место под солнцем Америки.

 

Хотя жизнь в Ирландии была тяжкой, эмиграция в Америку тоже не считалась радостным событием. Те, кто уезжал, понимали, что больше никогда не увидят Ирландии. Но остаться означало жить в нужде, болезнях и под гнетом англичан. Америка становилась мечтой, тем более что первые эмигранты описывали ее как страну изобилия. Их письма читались вслух на вечеринках и воодушевляли будущих эмигрантов. Толпы осаждали отправляющиеся в Америку суда, условия на которых были таковы, что их называли «кораблями-гробами».

 

С момента причаливания иммигранты понимали, что жизнь в Америке будет борьбой за существование. Нищие ирландцы не имели средств на переезд вглубь страны, поэтому они оставались в портах прибытия. Все богадельни были переполнены. Многие, отчаявшись, начинали побираться. Ирландские эмигранты эпохи голода были самыми неблагополучными, каких когда-либо видели в Соединенных Штатах.

 

Свободная земля отторгала их. Очень долго бостонские объявления о работе включали фразу No Irish Need Apply (Ирландцам не беспокоиться).

Они вынуждены были жить в подвалах и хибарах, и не только из-за бедности – их считали нежелательными соседями. Их акцент и одежда вызывали насмешки, бедность и безграмотность – презрение.

 

Chicago Post писала: «Ирландцы затопили наши тюрьмы и ночлежки; поскреби заключенного или нищего – и найдешь ирландского католика. Если посадить их на лодки и отправить домой, мы уничтожим преступность в стране.»

Ирландцы стереотипизировались как алкоголики, дебоширы, криминальные элементы, а добравшиеся до какой-либо власти – как сплошные взяточники.

Иллюстрация из статьи-«исследования» в Harper’s Weekly, обосновывающая связь между обезьяноподобными ирландцами и неграми, которым противостоят благородные англосаксы.

 

Ирландцы прибыли в то время, когда растущая страна сильно нуждалась в рабочих руках. Большинство ирландцев работало на тяжелых низкооплачиваемых работах. Мужчины – в шахтах, на строительстве мостов, каналов и железных дорог. Это была опасная работа (как говорилось, «под каждой шпалой похоронен ирландец»). Женщины работали на текстильных фабриках или домработницами.

 

Во время Гражданской войны ирландцы проявили себя суровыми воинами знаменитых «Ирландских бригад».

 

Ирландцы были уникальными иммигрантами. Они любили Америку, но не отказались ни от верности Ирландии, ни от своей католической веры.

 

Когда позже американцы столкнулись с многочисленной китайской, еврейской, славянской и итальянской иммиграцией, ирландцы перешли в категорию национального сокровища. Враждебность теперь была направлена на других.

 

Дни «No Irish Need Apply» закончились. Парад в День Святого Патрика заменил конфронтацию. Ирландцы не только добились признания своего праздника, но и заставили каждого почувствовать себя ирландцем в этот день. Амерканизация по-ирландски состоялась.

 

В 1850 г, в разгаре ирландской иммиграции, публицист O. Brownson писал:

«Из этих узких переулков, грязных улиц, сырых подвалов, удушливых чердаков когда-то выйдут одни из самых благородных сынов нашей страны, которых она будет рада признать и чествовать.»

 

Его предсказание сбылось чуть более чем через сто лет, когда американец ирландского происхождения, католик по имени Джон Кеннеди въехал в Белый Дом...

 

Итоги и надежды

 

Несмотря на тяжелые испытания и постоянное политическое давление, ирландцы упорно хранили память о своих корнях и своей самобытности. Но, возрождаясь каждый раз, как Феникс из пепла, Ирландия теряла не только население. Страна постепенно забывает свой родной язык и переходит на язык своих поработителей.

 

Говорят, что «Англичане завоевали Ирландию, а ирландцы – английский язык». Трудно представить, как бы выглядела английская литература без этих имен: Бернард Шоу, Уильям Батлер Йетс, Оскар Уайльд, Сэмюэл Беккет, Джеймс Джойс.

 

Но это слабое утешение. Да, ирландский гэлик является, наряду с английским, государственным языком страны. Но язык, выученный взрослым человеком как иностранный, теряет выразительность, становится бедным, урезанным. Не откажется ли народ от последнего символа того, что делает его кельтской нацией?

 

Во 2-й половине XX века «эмоциональные и недисциплинированные» ирландцы совершили экономическое чудо. Ирландия сегодня – вторая богатейшая нация в мире с более чем 30 тысячами миллионеров. После вступления страны в Евросоюз в 1973 году ирландцы умело воспользовались инвестициями оттуда, и теперь имеют лучшую сеть дорог, тысячи предприятий в своей «свободной экономической зоне», являются мировыми лидерами в производстве программного обеспечения и фармацевтической продукции. В то же время они не «делатели денег», в отличие от американцев. Бизнес ирландцу должен «лечь на душу» и быть в удовольствие, иначе он просто не будет этим заниматься.

 

Северная часть острова до сих пор все еще входит в состав Великобритании. Но жизнерадостные дети богини Эйре не теряют надежды на то, что придет тот день, когда их родная земля будет единой, неделимой и совершенно самостоятельной.

 

Источники:  1,  2,  3,  4,  5.

 

 



Комментарии: Автор данного блога Allegra разрешил добавление комментариев только пользователям со званием не ниже Леди/Man.

Всего отзывов: 2 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Nafisa [14.01.2014 18:40] Nafisa 5 5
С удовольствием прочитала статью, очень познавательная для меня. Столько лишений перенес народ Ирландии, не меньше, чем наш. Им всем можно гордиться своей историей и достижениями. Я очень люблю читать романы, где главные герои ирландцы или действие романа происходит на террирории Ирландии, поэтому данная статья была полезной и интересной для меня. Большое спасибо.

Allegra [14.01.2014 20:55] Allegra
Nafisa, рада видеть! Ирландия и Шотландия, где ещё сохранилось кельтское наследие - язык, мифы и легенды, - занимают особое место в душе таких сдвинутых на кельтах, как я)))

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Настёна СПб : "Плачи" по царевне Ксении Allegra: Масленица: от язычества до христианства Allegra: Вокруг круга Настёна СПб : Анна Колтовская, жена Грозного

Список статей:
ДатаНазваниеОтзывыОписание
20.02.20 08:56 Масленица: от язычества до христианства4
Происхождение и смысл древнего праздника Масленицы



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение