Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

В мире реальной фантазии!!!Создан: 16.06.2013Статей: 32Автор: ivsПодписатьсяw

Поглощённый тобой

Обновлено: 05.08.13 21:06 Убрать стили оформления

Ирэна Стефанова

Поглощённый тобой

 

 

 

Аннотация: Молодая девушка, оставшаяся с отчимом-тираном, который так и норовит затащить ее в свою постель.

Красавиц грек, которому она была проиграна в карты отчимом.

Что ему нужно от нее? Во что выльются их странные отношения? А может быть это судьба решила над ними поиздеваться?

 

 

Глава 1.

 

Греция, остров Крит, город Ханья.

 

Из-за дождя ночь казалась ещё темнее. Свинцовые тучи угрожающе нависли над городом, было душно. Сверкали молнии, гремел гром. Складывалось ощущение, что гром клеймил кожу девушки, отчего она всё сильнее и сильнее закутывалась в тонкое одеяло, ища в нём защиту и спасение. Она ненавидит гром с самого детства. Её некому защитить, успокоить, обогреть. В этом мире она одна.

Её жизнь могла сложиться по-другому. И в свои девятнадцать лет, она могла бы иметь любящую семью, уютный и теплый дом. Но всё это она потеряла, сначала отца, потом мать, остался только отчим. Мерзкий, жадный, отчим.

Наверное, ей тоже стоило умереть, но судьба выбрала иной путь для неё.

 

Первый луч солнца проник в комнату, где она спала. Её комната была не большой, выдержанная в постельных тонах. Справа от двери располагалась кровать, а слева была гардеробная и дверь в ванную комнату. Дверь скрипнула, и в комнату вошла женщина.

– Вставай, уже утро! Как хорошо, что ночью шёл дождь. На улице так свежо. Я люблю дождь, после него всегда свежо. Ты меня слышишь? Вставай, Сара. Я кому говорю, вставай! – начала терять терпение женщина.

– Встаю-встаю. Только не кричи, – сонно пробормотала девушка.

– Ты же не хочешь, чтобы Петрос ругался? Тем более, сегодня приезжает сын его давнего друга, Томас Моро. Поэтому нужно подготовить комнату для него. Он хотел, чтобы это сделала именно ты! – сказала женщина, отдергивая шторы до конца.

Сара с трудом встала и подошла к окну. На улице было чудесно, листья деревьев и трава казались еще зеленее, насыщеннее, чем обычно и все это из-за дождя. Она потянулась и сказала:

– Аглая, а ты его знаешь?

– Томаса?

– Да.

– Да, но не видела его лет двенадцать. Он всегда был милым мальчиком. Ну ладно, хватит болтать, пора приниматься за дело. Пошли.

 

Позже на кухне.

– Ипполити, сколько можно?! – сокрушалась Аглая. Она никак не могла успокоиться и поверить, что сервиз, её любимой младшей сестры в дребезге разбит. Женщина уже представляла гнев Петроса. – Быстрее убирай. Шевелись. Ты понимаешь, что Петрос захочет наказать тебя?

Девушка побледнела и замерла на месте, услышав о хозяине дома. Она знала по собственному опыту, какой он жестокий человек. Получив подзатыльник, девушка продолжила судорожно собирать осколки.

 

Близился вечер, а значит, гость скоро прибудет. Сара заканчивала с приготовлениями комнаты для него. Осталось застелить кровать свежими простынями. «И почему я никак не могу сказать «нет»? Я ведь не служанка. Но если я откажусь, отчим накажет меня. Еще год бы продержаться, а в двадцать лет я стану свободной». – Думала она. Вдруг дверь в комнату открылась, девушка вздрогнула и повернулась, на пороге стоял её отчим. Мужчина похотливо смотрел на неё и медленно стал подходить. Попятившись назад, Сара врезалась в стену, бежать некуда, она в ловушке. Отчим подошёл к ней вплотную. Она не знала, как реагировать. Хотелось кричать, плакать, но она понимала, что это бесполезно. Неожиданно послышались шаги, кто-то зашёл в комнату. Сара молилась, чтоб её спасли.

– Петрос, приехал Томас. Он ждет тебя внизу, – сказала Аглая. Мужчина отпрянул от девушки.

– Хорошо, иду... Спасибо! – охрипшим голосом проговорил он и добавил уже шепотом Саре. – Не думай, что ты спаслась, птичка!!!

Дверь за хозяином дома закрылась, и только тогда Сара смогла вздохнуть легко и расслабиться. Женщина смотрела на неё понимающим взглядом. К сожалению, она не могла её защитить от нападок отчима, слишком Аглая была зависима от него. После смерти мужа, Петрос взял её в дом, где она помогала своей сестре. А когда сестры не стало, хлопоты по хозяйству перешли к ней. Даже после как он женился во второй раз, она всё равно руководила хозяйством.

– Тебе нужно найти жениха, который смог бы защитить тебя от него, – с тяжелым вздохом произнесла женщина.

– Наверное, – прошептала Сара. – Но я не понимаю, как он может приставать ко мне! Я же ему прихожусь падчерицей, он был женат на моей маме, хоть и не долго.

– Просто, у этого человека отсутствуют советь и мораль. Он как животное.

– Я всё никак не могу понять, почему ты живешь здесь? Я – понятное дело, до двадцати лет мне не уйти отсюда, потому что, так хотела мама.

– Я ему очень многим обязана, кажется, я тебе это уже говорила?!

Сара кивнула.

 

В это время в гостиной.

– Рад тебя видеть, Том! – поприветствовал Петрос парня.

– И я рад, Петрос, – обнял он мужчину. – Отец просил передать привет, и вот эту бутылочку вина.

– Спасибо! Твой отец всегда знал в этом толк. Не зря он владеет виноградником. Ты, наверное, устал с дороги?!

– Да, немного. Приму душ, и...

– И спускайся ужинать, – закончил за него Петрос.

 

Застилая кровать, Сара услышала вежливое покашливание, и обернулась. В дверях стоял невысокий блондин лет двадцати, смотрел внимательно на неё.

– Закончила?

Она кивнула, а он улыбнулся.

– Как тебя зовут? – медленно продвигаясь в комнату, спросил он.

– Сара, – опустив глаза, ответила она.

– Сара, красивое имя. Если не ошибаюсь, то оно значит «царица» по-гречески. А я – Том. Томас Моро. Приготовь мне ванну после ужина, хорошо? А сейчас, я, пожалуй, приму душ.

Она кивнула.

– Тогда, ты свободна. Можешь идти.

Она не шелохнулась, а лишь подняла глаза на него. Они смотрели друг на друга с минуту, после чего Сара нервно сглотнула, молча, и быстро выскочила из комнаты.

 

Сара забежала на кухню, её руки тряслись. На неё непонимающе уставилась Ипполити.

– Что с тобой? Ты как будто призрака увидела.

– Я... Нет, ничего! Просто, приехал... Том.

– Том? А, гость! Какой он? Он красив? Расскажи!

В это время на кухню зашел хозяин дома. Увидев его, девушки вздрогнули и нервно сглотнули. Он не часто заходил на кухню, видимо что-то случилось. Они испугано уставились на него. Сара, вспомнив попытку домогательства с его стороны, снова вздрогнула и поморщилась. Мужчина осмотрел девушек похотливым взглядом, отмечая их страх, произнес:

– Ипполити, сегодня после ужина зайди в мою комнату, – мягко произнес мужчина.

Девушка сглотнула, руки затряслись, хотелось плакать, но она приказала себе успокоиться, ответив коротко, – Хорошо!

– А ты, – обратился он к Саре, – передай Тому, чтобы спускался ужинать.

Сара лишь кивнула в ответ.

 

Хозяин дома, сорока семилетний мужчина. Седина еще не затронула его голову. Здоровья он был отменного. Высокий, крепкий брюнет с карими глазами. Он был жестоким человеком, не знающим пощады ни к кому. В доме боялись его все.

И так этот «тиран» приготовил наказание для Ипполити и уже разрабатывал план по поимке в ловушку Сары. Уж больно она ему приглянулась. Её чистота и невинность, вот что он любил в молоденьких неопытных девушках. Все его любовницы были очень молоды, хотя нет, было исключение, но об этом в другой раз.

 

Все приготовления к ужину были готовы. И теперь Сара отправилась за гостем. Она боялась, не знала как вести себя с ним. И вот дверь комнаты, она даже не поняла, как оказалась пред ней. Девушка постучала. С минуту стояла тишина, а потом послышался голос:

– Войдите!

Сара на ватных ногах медленно вошла, перед ней предстала очень соблазнительная картина. Молодой человек стоял по пояс голый, и в его глазах читалась легкая раздражительность. Понимая, что краска смущения прилила к щекам, опустив глаза, заикаясь, Сара произнесла:

– Томас, мой отчим просил передать, что ужин готов.

– Отчим? – удивленно произнес он, девушка кивнула. – Так ты и есть его приемная дочь? Какой сюрприз. Передай ему, что я спускаюсь.

Сара, не поднимая глаза, выскочила из комнаты и побежала вниз.

После ухода девушки, он с довольной улыбкой стал одеваться.

 

Ужин проходил в дружеской обстановки. В столовой находились только двое мужчин. Они болтали, смеялись, вспоминали то время, когда Том был ещё ребенком.

– Как твой отец?

– В последнее время стал жаловаться на сердце, но пройти обследование отказывается.

– Стареет. Если хочешь, я с ним поговорю на счёт обследования.

– Спасибо. Было бы здорово... У вас красивая падчерица.

– Да, – Петрос напрягся, меньше всего ему хотелось обсуждать Сару, поэтому решил сменить тему. – Присмотрел себе богатую невесту, а?

– В ближайшее время, женитьба меня не интересует.

– А вот я подыскиваю себе жену. Я, конечно, могу завести любовницу и содержать её, но мои партнеры по бизнесу не поймут этого. Все они женаты, и понятие «семья» – они ценят.

– Понятно, – улыбнулся молодой человек. – Значит, в третий раз.

– В четвертый, – поправил его Петрос. Том уставился на него. – Я был тогда совсем юнцом. Сколько же мне было? Девятнадцать? Да, девятнадцать лет. Меня силой заставили жениться на ней. Я, якобы, лишил её невинности, но на самом деле, там до меня уже побывали, – расхохотался он, и Томас к нему присоединился.

 

Аглая вошла на кухню. Она искала Ипполити.

– Ипполити, ну наконец-то, сколько, можно тебя искать?!!! Тебя завёт Петрос.

Девушка, нервно сглотнув, кивнула и удалилась. Сара с неким волнением смотрела ей вслед, тут ее отвлек голос женщины:

– Сара, милая! Иди к Томасу, и приготовь ему ванну.

Молча повинуясь, Сара вышла из кухни.

 

Трясущийся рукой Ипполити постучала в ненавистную дверь. Ответа не было. Она медленно и с опаской открыла её. Ох, как хотелось убежать сейчас далеко-далеко, но нет такой возможности, и не будет никогда. Медленно она вошла в комнату.

– Это Ипполити. Вы звали меня?

– А ты как думаешь?!!! – холодный, ничего выражающий ответ.

– Но... но... но я...

– Ты провинилась и будешь наказана. Не нужно было разбивать сервиз моей жены. Она его так любила. Ну что же ты стоишь? Я должен объяснять всё сначала? Ты уже должна была привыкнуть. Раздевайся! – прозвучал приказ.

Этот приказ бил девушку морально сильнее хлыста. Она покорно стала раздеваться. И вот пара минут, и она стоит перед своим мучителем обнаженной.

Пристальный похотливый взгляд, девушке от него становится плохо, но она повинуется. А мужчина, рассматривая молодое тело, упивается своей властью над ней.

Снова плетка обжигает всё ещё нежную кожу спины девушки. Она старается не кричать. Удар, ещё удар и снова кровь стекает по истерзанному телу. Под утро она уйдет. Уйдет к себе зализывать новые раны, проклиная своего мучителя. Но это будет позже, ... позже.

 

Сара стояла напротив двери молодого мужчины минут пять, так и не решившись войти или постучать. Она стояла бы ещё так, как неожиданно дверь открылась, а на пороге стоял хозяин комнаты. Он был одет в легкие шелковые брюки и шелковый халат. Халат был не завязан, что позволяло девушке разглядеть накаченный торс молодого человека.

– Что ты здесь делаешь? – вывел из ступора девушку вопрос.

– А... я? Вы же просили приготовить вам ванну, – кое-как проговорила она.

Томас задумчиво смотрел на неё. Сара не могла понять, о чем он думает и это пугало. Неожиданно он улыбнулся и пропустил Сару в комнату. Она удивилась, но всё равно вошла внутрь. Комната была большой, и поэтому Сара чувствовала себя не уютно. Пусть она и была большой, но это логово охотника, так девушка решила для себя.

Приготовив ванну, девушка принялась за постель. Мужчина наблюдал за ней, отмечая, что она ещё совсем ребенок, такая чистая и невинная. И что скорей всего она следующая жертва своего отчима.

Тем временем, Сара старалась быстрей расстелить постель и уйти из этой комнаты. Вдруг она вспомнила о Ипполити и застыла. Она представила, в каком состоянии вернется подруга от отчима. Ей стало так не хорошо, что она готова была заплакать. Сара боялась, что ее ожидает такая же учесть. Из оцепенения ее вывел голос.

– Ты ещё долго? Я очень устал, и хотел бы отдохнуть. А может, ты осталась, чтобы удовлетворить меня, а? – и он расхохотался.

– Да как вы может?! Я не такая. И вы меня не интересуете.

Сначала на его лице читалось удивление, а потом оно плавно переросло в раздражение и злобу.

– Про... простите, я не хотела, но вы... – попыталась оправдаться и извиниться девушка, но было поздно.

Он улыбнулся как хищник. Видевшая это Сара, вздрогнула. Сверкая голубыми глазами, он подошел к ней.

– Не нужно меня бояться. Я больно тебе не сделаю, если будешь слушаться, – и снова усмешка, она ничего хорошего не предвещала.

Сглотнув, Сара кивнула в знак того, что слушает его.

 

Проснувшись рано утром, Сара решила заглянуть к Ипполити. Зайдя в комнату, она увидела её, та сидела и смотрела в одну точку, всхлипывая. Девушка растерялась. Ей хотелось успокоить девушку. Положив руку на голову Ипполити, от чего та вздрогнула и разрыдалась в полный голос, тем самым, давая волю чувствам и обидам. Обняв подругу, Сара только сейчас увидела свежий порез на левой щеке подруги. Будет шрам, решила для себя она. Вскоре пришла Аглая. Взглянув на девушек, она обратилась к Саре:

– Я приготовлю чай и посижу с ней, а ты иди.

Сара уставилась на нее.

– Иди, Томас ждет тебя в саду.

Молча встав, Сара направилась в сад.

 

Погода была ещё не очень жаркой, но душной. «Наверное, опять будет дождь». – Подумала Сара, идя по саду в поисках Тома. Он был в беседке.

– Составишь компанию? Хочу пробежаться, пока жара ещё терпима.

– Но... я не люблю бегать.

– Да ладно тебе! Немного пробежимся, а после прогуляемся по пляжу, – взмолился он, а Сара сдалась.

Он схватил её за руку и побежал вниз по ступенькам на пляж.

– Не сбавляй темп, – приказал он, когда почувствовал, что она стала отставать. Через несколько минут её рука, за которую он её держал, обмякла. Том повернулся и увидел, что Сара теряет сознание. Его крепкие руки подхватили её вовремя. Похоже, он перестарался.

 

Глава 2.

 

Сара потеряла сознание. И как бы Томас не тряс её, как бы ни бил по щекам, она не приходила в себя. Проверив пульс, он вздохнул с облегчением. «Черт! Как жарко. Надо в тень, но куда?» – осматривался парень, пока не услышал мужской голос.

– Что вы делаете с девушкой? – на английском языке спросил мужчина. Том поднял голову, пытаясь разглядеть его, но из-за яркого солнца ничего не вышло.

– Мы бегали, и вдруг она потеряла сознание... – начал объяснять молодой человек.

– Вы что с ума сошли, бегать по такой жаре?! Любому станет плохо. Ей нужно в тень, – незнакомец присел рядом.

– Эй, Никос, что стряслось? – Том увидел ещё одного мужчину, тот говорил на греческом языке.

– Девушке плохо стало от жары, – ответил он, тоже на греческом языке.

– Так тащи её в дом, там прохладно, – предложил мужчина.

Не предупредив, Никос взял на руки Сару, и поднялся. Томас вскочил следом.

– Что вы делаете? – спросил он.

– Вашей подруге нужно в тень, а не лежать здесь с солнечным ударом, – холодно ответил он. – Идите за мной, мой дом недалеко.

– Подождите...

Никос остановился и повернул к нему голову, ожидая, что тот скажет.

– Я сам понесу её. Отдайте, – в Томе взыграли чувства собственника. Хотя это было глупо. Он знал её меньше суток. Откуда в нём эти чувства?

Усмехнувшись, мужчина отдал девушку, и они направились в сторону дома.

В доме было тихо и прохладно.

– Положите её на диван. Смелее! Не съедим мы вашу даму сердца, – в открытую издевался Никос над Томасом.

Сделав так, как ему сказали, Том решил осмотреться. Обстановка в гостиной была спартанской, всего по минимуму. Наткнувшись на любопытный взгляд второго мужчины, молодой человек сглотнул и поспешил представиться:

– Томас Моро.

Второй мужчина, присел рядом с Сарой, и представился.

– Я – Александрос Карандонис, а это мой друг и хозяин этого жилища – Никос Георгиадис.

– Приятно познакомиться, – разглядывая их, сказал Том.

– Взаимно, – ответил Александрос.

«Эти двое, – подумал молодой человек, – очень похожи. Оба крепкие, высокие брюнеты, только цвет глаз разный. У одного голубые глаза, а у другого карие. Неужели все греки на одно лицо?»

– Вы родственники? – зачем-то спросил Том.

– Нет, – коротко ответил Никос. Было видно, что он недоволен и раздражен.

– О! Смотрите, она приходит в сознание, – сказал Александрос, когда Сара пошевелилась. – Даже воды не понадобилось, а про врача я вообще молчу.

– Где я? – спросила Сара, но первое что она увидела, был мужчина сидевший рядом с ней. Как она отметила, он грек. Его голубые глаза так внимательно смотрели на неё, и в тоже время так нежно. Всё её внимание было приковано к нему. То, как он заправил за ухо выбившуюся прядь её волос. То, как он помог ей сесть. Кто же он?

– Сара, какое счастье! Я думал, ты померла. Чтобы я сказал тогда Петросу?! – взволновано говорил Том. Девушка поморщилась лишь при одном упоминании об отчиме.

– Петрос? Случайно не Петрос Дестунис? – спросил Никос, и посмотрел на Александроса.

– Да, это он, – ответил Том. – Вы знакомы?

– Одно время работали вместе, – опередив с ответом Никоса, смазано ответил Александрос.

– Извините, можно воды? – робко спросила Сара.

– Конечно, сейчас принесу, – сказал Никос и ушёл.

– Как ты себя чувствуешь, детка? Голова не кружится, не болит? – поглаживая руку Сары, спрашивал Александрос.

– Я... нормально, – залившись краской, ответила девушка.

«О! Она покраснела? Только не говорите, что он ей нравится. Я лучше и моложе. Этот старик не встанет у меня на пути» – такие мысли крутились в голове парня.

– Извините! – нарочно вежливым тоном сказал молодой человек. – Мы пойдем, а то её будут искать.

Александрос приподнял бровь и посмотрел на него. «Он чувствует во мне соперника, и поэтому так стремится увести её отсюда. Хм... Интересно. А девушка, явно не хочет уходить. Как она смущается! Так нечестно, нимфа. Я уже хочу на тебя наброситься. Черт! Я же не юнец, как он, чтобы поддаваться сию минутным желаниям. Нужно взять себя в руки!»

Тем временем, в гостиную вернулся Никос со стаканом воды. Согнав друга с насиженного места, он присел около Сары.

– Вот, выпей.

Она выпила, и облегченно вздохнула.

– Ну что, ты можешь идти? – спросил Томас. Он не хотел оставаться в компании этих двух греков.

– Да, – неуверенно ответила девушка.

– Вот и отлично. Спасибо за помощь.

– Сочтёмся, – сказал Никос, провожая гостей до двери.

 

– И что ты думаешь? – спросил он, когда вернулся в гостиную, у Александроса.

– Этот мальчишка явно решил со мной потягаться.

– Ты как всегда об одном и том же, – с немалой долей раздражения сказал Никос. – В тридцать один год пора бы уже думать головой.

– Грешен, каюсь, – отшутился мужчина. – А знаешь, это видимо судьба, раз именно его падчерица повстречалась нам.

– Почему ты решил, что это она?

– Её зовут Сара, так же как и падчерицу этого негодяя. У неё смешанная кровь. Отец англичанин, а мать гречанка. Интересно, да? Такая хрупкая и невинная... – отвлекся от темы мужчина.

– Почему бы тебе не поиграть с ней! Может быть, тогда ты успокоишься, будешь думать головой.

– Тебе нужно влюбиться, друг мой. Или увлечься женщиной. А то твой имидж глыбы льда надоел.

– Хочешь сказать, что она тебе понравилась? Ради бога! Она же не твой тип женщин. Ты предпочитаешь высоких, изящных моделей, у которых есть грудь и бедра.

– Это так! Но голод плоти нужно утолять, а не игнорировать его. Кстати, Ренате звонила сегодня.

– И что она сказала? – Никос был рад сменить тему, хотя и эта тема была не из самых приятных, но всё же лучше. Пусть они лучше поговорят об этой заносчивой модели, чем будут обсуждать его. «Интересно, а Ренате приедет?» Поймав на себе задумчивый взгляд друга, Никос откашлялся, тем самым давая другу продолжить.

– Она сказала, цитирую: «Вы два идиота, если решили, что я приеду в гнездо разврата.» Вот так она и сказала, – рассмеялся мужчина.

– Значит, не приедет, – почему-то Никосу стало грустно.

– Ничего не попишешь. Так что будем делать с Дестунисом? – уже серьезно спросил Александрос.

– В чем его порок? Карты. Поэтому ты будешь с ним играть в покер.

– Почему я? Ты же тоже играешь в покер, – начал возражать мужчина. Ему не хотелось снова пристраститься к игре. Он долго и тяжело лечился от этого пагубного пристрастия. Александрос не хотел снова терять голову из-за этой гнилой зависимости. Ну что же, придется рискнуть для дела.

Никос потер переносицу.

– Ты лучший игрок, которого я видел. И еще, ты в этом больше заинтересован, чем я, – начал объяснять мужчина.

Александрос вопросительно на него посмотрел.

– Девушка, – напомнил он. – Я же хочу всего лишь проучить его. Это моя маленькая месть.

– Чтобы впредь он не обманывал своих партнеров по бизнесу. И каждый из нас получит свое. Я девушку, а ты проучишь этого мерзавца. За это надо выпить. 

– Друг мой, сейчас только утро. Вечером мы обязательно выпьем. Я не хочу превращаться в пьяницу, и тебе не позволю, – сердито произнес Никос. – А сейчас нам нужно разработать план.

 

Наконец-то они выбрались из этого дома. Том никак не мог понять, почему его так беспокоили эти два грека. Что-то в них настораживало, особенно в этом Александросе. В них что-то такое, такое... Но что такое? Он никак не мог определить.

Рядом шла Сара. Она до сих пор выглядела неважно. Том сильно ревновал, но разве он имел на это право. Она ему никто, и знает он ее сутки. Как же ему хотелось, чтобы эта чертовка так же смотрела и на него.

– Как ты? – спросил Том.

– Нормально, – она улыбнулась, но улыбка получилась вымученной.

– Может, хочешь отдохнуть? – он, как ни странно, не хотел возвращаться в дом Петроса. Пусть они не много еще побудут наедине.

– Нет. Нужно быстрее вернуться домой.

– Да, конечно, – раздосадованный ее отказом, он ускорил шаг, что Саре пришлось за ним бежать.

 

В доме ее отчима царила суматоха. Петрос был зол, и поэтому гонял обитателей большого дома. Ему не нравилось, что Том увел куда-то Сару, что этот мальчишка положил на нее глаз. Но когда же они вернулись, Петрос долго кричал на них. Молодой человек пытался объяснить, а Сара притихла, понимая, что это бесполезно. Весь оставшийся день, Петрос был чернее тучи. А после ужина, когда Том вышел на террасу, он последовал за ним.

На улице было пасмурно, значит, снова будет дождь. Встав рядом с парнем, он закурил.

– Что происходит, Том?

– Ничего особенного. Я не знал, что она такая слабая. Потеряла сознание... – без всяких эмоций ответил он.

– А если бы знал, то не потащил бы? – злился Петрос.

– Успокойтесь, Петрос. С ней все хорошо. Чего вы так волнуетесь?

– Ну...

– Хочу, чтобы вы знали. Я имею виды на нее. И никому не уступлю Сару, – с ехидной улыбкой заявил Том, и покинул хозяина дома, чтобы тот осмыслил все сказанное сейчас.

– Да как он смеет! Этот щенок. Мы еще посмотрим, чья возьмет, – окончательно рассердился хозяин дома. И как же тут не злиться? Его планы нарушены, и кем? Юнцом. Но он не собирается сдаваться.

 

Взбешенный Петрос ворвался на кухню, в поисках Ипполити. Но ее на кухне не оказалось. Тогда он направился в ее комнату.

Ипполити уже успокоилась, тихо лежала и пыталась заснуть. Неожиданно дверь в комнату распахнулась, и вовнутрь вошел разъяренный Петрос. Увидев, что мужчина в ярости, девушка забилась в угол.

– А я тебя ищу! Чего ты так дрожишь? Я соскучился, – подходя к девушке, говорил мужчина.

– Не... не надо. Прошу вас, – она уже плакала.

– Ну что ты! Я буду, нежен как никогда.

Девушка попыталась убежать, но стальная хватка мужских рук не дала выполнить задуманное. Петрос повалил ее на кровать. Его не заботило состояние девушки. Он выплескивал на нее свой гнев. Сейчас он больше всего на свете хотел, чтобы вместо надоевшей Ипполити была она, его падчерица, его Сара Эванс. «Хоть не сейчас, но позже, позже она обязательно будет его.» – прокручивал эту мысль мужчина.

Бедная девушка, от той боли, которая разрывала ее, она потеряла сознание. Заметив это, Петрос остановился. Он посмотрел на неё. Бледное лицо, синяки под глазами, порез на левой щеке, оставленный им, внушали отвращение. Фыркнув, он встал, привел себя в порядок и вышел. Даже не заметив, что девушка больше не дышала.

Решив, поднять себе настроение, другим способом, Петрос отправился играть в карты. Решение это было роковым.

 

Был поздний вечер, когда Петрос Дестунис добрался до любимого казино. Пройдя вовнутрь, администратор проводил его в vip-залы, где клубились облака дыма. Подсев к своим приятелям, он активно включился в игру. На его беду за этим столом оказался Александрос Карандонис, известный богач и любитель острых ощущений.

Игра была напряженной, ставки были высоки. Петрос поставил все, что у него было, и держался до последнего. И вот их осталось только двое. Он прекрасно понимал, что если сейчас не смухлюет, то проиграет. Именно поэтому он решился на обман. Заметив это, Александрос, второй оставшийся игрок, поднял ставки в трое, чем привел в бешенство Петроса.

– Вам нечего поставить, мой друг? – спросил тот. – Может, заложите бизнес, а? Меня всегда интересовала лесная промышленность.

Тем временем, Петрос судорожно размышлял. Он не мог поставить на кон бизнес. У него осталось только одно...

– У меня есть то, что вам понравится, если выиграете.

– Выиграю.

Это заявление еще больше взбесила Петроса. «Неужели, он так уверен в своих силах?»

– И что же это? – заинтересованно спросил мужчина.

– Моя падчерица, – с ледяной улыбкой ответил тот.

Александрос подумал, что ослышался. Он, конечно, и так бы заполучил Сару, но тут ее просто предлагают. Как мог этот человек закладывать свою падчерицу? Она член его семьи. Неужели у него нет совести?

– Я правильно понял, ваша приемная дочь?

– Именно. Ей уже девятнадцать, красива, умна.

– Позвольте заметить, что мы живем не в Средневековье, друг мой. И вы не вправе распоряжаться ей, словно она вещь.

– Вы принимаете ставку? – проигнорировав его, спросил Петрос.

– Да, – не задумываясь, ответил Александрос.

– Тогда, вскрываем карты.

И они вскрыли. Наступила гробовая тишина.

– Что же, теперь у вас минус один голодный рот, – прокомментировал Александрос. – Я приеду за ней после обеда. Так, что подготовьте ее, – сказав это, он встал из-за стола и направился к выходу. Оставив Петроса сидеть с открытым ртом.  

 

Вернувшись в дом друга. Александрос рассказал Никосу хорошую новость.

– Вот мерзавец. Поставил ее как вещь. Ну что же, первый шаг сделан. Что ты с ней будешь делать? – спросил Никос.

– А что обычно делают с невинными девами, а? Или ты не знаешь? – вопросом на вопрос ответил Александрос.

– Ты никогда не изменишься, – тяжело вздохнул Никос. – Пусть будет так, что ты влюбишься в нее, а эта девушка разобьет тебе сердце.

– Какой ты жестокий. Я же твой друг! Как ты можешь, мне такое желать? – обиженно спросил Александрос.

– Именно потому, что я твой друг, поэтому и желаю. 

 

Глава 3.

 

Вернувшись домой под утро, в пьяном состоянии, Петрос не теряя времени, направился к своей падчерице. В комнате ее не оказалось. Разозлившись еще сильнее, он пошел в свой кабинет. Спускаясь по лестнице, он увидел Аглаю.

– Эй, Аглая, ты чего не спишь? – заплетающимся языком спросил мужчина.

Женщина повернулась к нему лицом.

– Ты чего такая бледная? Много работаешь, изнуряешь себя, хех?! – подойдя к ней вплотную, он обдал ее перегаром.

– Я жду полицию, – бесцветным голосом ответила Аглая.

Мужчина приподнял бровь.

– Зачем?

– Ипполити умерла. Медики тоже едут.

Петрос оторопел. «Как умерла? Но она же... она была жива!»

– Плохая шутка.

– Это не шутка. Сара нашла ее. Бедная девочка, то отец с матерью, а теперь и подруга. Кстати, где был ты?

Он не сразу понял, что она спросила.

– Что? – переспросил Петрос.

– Я спросила, где ты был?

– В казино, – произнеся это, он вспомнил, что проиграл падчерицу. – Где Сара?

Женщина долго смотрела на него, как бы ища ответы на свои вопросы, и не найдя их, сказала:

– Она в саду, в беседке.

– Я пойду к ней.

– Она с Томасом.

Петрос остановился. «Опять этот юнец!»

– Тебе лучше остаться здесь.

– Зачем? – он прекрасно понимал, куда она клонит, но не хотел разговаривать с полицией. Вдруг станет известно, что он изнасиловал Ипполити!

– Разве это не твой дом?!

– Женщина, ты издеваешься? Чтобы я в таком виде предстал перед полицией! Да моя репутация будет уничтожена. Ты их сама встретишь. Поняла? – и, не дожидаясь ответа, он развернулся и пошел в свою комнату.

«Какая репутация? Ты ее давно погубил.» – думала Аглая, смотря в след деверю.

Вскоре приехали полиция.

 

Было около обеда, когда шумиха стихла. Пьяный, не бритый Петрос искал Сару, но нигде не мог найти. Обыскав весь дом и сад, он все же нашел ее в комнате Ипполити. Она была одна.

– Сара? – позвал он, когда зашел в комнату. – Нам нужно поговорить.

– Я хочу побыть одна, – в ее голосе проскальзывала мольба.

– Нет, мы поговорим сейчас, – не выдержал он, схватил ее за руки. – Ты меня выслушаешь, дрянь.

– Отпустите ее!

Петрос повернул голову, в дверях стоял Томас.

– Собирай вещи, – отпустив Сару, сказал он. – Ты уезжаешь.

– Уезжает? Куда? С кем?

– Ну, явно, не с тобой, – больше ничего не сказав, пошатываясь, Петрос вышел.

– О чем он, Сара? Куда ты собралась? А как же твоя подруга?

Она молчала.

– Ответь! – ярость в нем разгоралась все сильнее и сильнее.

– Я хочу побыть одна, – холодно сказала девушка, даже не взглянув на него. И Томас выполнил ее желание. Он мог задать интересующие его вопросы и Петросу.

Догнав хозяина дома на лестнице, Томас приступил к своему допросу.

– Петрос, подождите. Я жду объяснений. Куда вы ее отправляете.

Мужчина ничего не ответил, только злобно посмотрел на парня, и продолжил спускаться вниз.

– Я хочу знать, – не унимался парень.

– Скажу тебе одно, – не выдержал Петрос, – я бы никогда не позволил ей быть с тобой.

Томас побледнел, но вскоре на смену удивлению пришла ярость.

– Это еще почему? Чем я плох для нее? Или вы хотели оставить ее для себя? Не молчите.

– Послушай, щенок! Она мне как дочь...

– Ну конечно. Я как будто не видел, как вы смотрите на нее. Так смотрят не на дочь, и не на падчерицу. Вы смотрите на нее как на очередную добычу. Но я не понимаю, вы ведь воспитывали ее с детства.

– С двенадцати лет. Она из гадкого утенка превратилась в прекрасного лебедя. И да, я хочу ее, не отрицаю.

– Ублюдок, – закричал Томас, и кинулся на Петроса с кулаками. Его остановил голос Аглаи.

– Мальчик мой, не надо. Это ничего не изменит. Ты только себе навредишь, – говорила она спокойно, размерено. – И кстати, Петрос, тебя там дожидается мужчина.

Хозяин дома напрягся. Его терзали смутные догадки о госте. Он предполагал, кто это мог быть.

– Хорошо, иду. Нет мне покоя в собственном доме, – проворчал мужчина, идя в гостиную. Томас с Аглаей последовали за ним.

В гостиной на диване сидел Александрос Карандонис собственной персоны. Увидев его, Петрос тяжело вздохнул. «Это тип настроен серьезно. Но он должен был понимать, что я был пьян, и не соображал. Хотя я и сейчас пьян, но мыслю здраво. Черт! Надо завязывать с выпивкой.»

– Вижу, вы мне не рады, мой друг. Но я приехал за выигрышем. Добрый день, Моро! – улыбнулся он Томасу. Того, передернуло от плохого предчувствия.

– За каким еще выигрышем? Петрос, вы, что проиграли ему? – это было сказано с таким отвращением, что в гостиной повисла гнетущая тишина. Никто не мог предположить, как отреагирует на такой тон гость.

Петрос провел рукой по волосам, как же они его достали. Единственное, что он сейчас хотел, так это, оказаться в своей постели. Но было бы еще лучше, если бы его там ждала Сара. Выругавшись, он ответил Тому:

– А в чем проблема, Том? Порой люди проигрываю, и я не исключение. А на счет выигрыша, – обратился хозяин дома к гостю, – я позже его вам доставлю. Сейчас не подходящее время.

– И как вас понимать? – злобно сверкнув глазами, спросил Александрос. – Пошли на попятную? Но знайте, что уже поздно. Я намерен забрать свой выигрыш. И если понадобится, то силой.

Александрос видел, что в доме что-то случилось, но его это не волновало. Единственное, о чем он думал, это как бы побыстрее забрать Сару, и уехать отсюда. В этом доме он не комфортно себя чувствовал. Только присутствие женщины, сдерживало его не терпение. Он постоянно ловил на себе ее взгляд, и это понятно, какая женщина устоит перед самим Александросом Карандонисом, известным искусителем и соблазнителем. Он привык, что женщины любого возраста и достатка, пытались затащить его в постель. Порой он этим пользовался. Но у него были правила, одно из которых гласило, что, ни одна женщина не задержится в его постели больше месяца. И Александрос придерживался этого правила.

– В доме траур, – сказала женщина. – Этой ночью умерла девушка, которая работала здесь. Подруга Сары.

– О! Понимаю. Примите мои соболезнования, – с сочувствием посмотрел он на нее, и добавил, уже обращаясь к хозяину дома. – Тогда я приду через... месяц. Вас устраивает? – покосился он на Петроса.

– Месяц, – повторил Петрос, на ходу обдумывая, как лучше использовать отсрочку. Приняв это за согласие, Александрос покинул этот дом.

 

Прошел месяц с похорон Ипполити. Медики установили причину смерти: сердце девушки было слабым и не выдержало. По этой причине, полиция не стала заводить дело.

Сара уже не плакала по ночам, но в ней что-то надломилось. Большую часть времени, она сидела в саду в одиночестве. А если кто-нибудь хотел поговорить с ней, отвечала с неохотой.

 

Наступила пятница. Завтра Том возвращается домой, во Францию. Его отцу была нужна помощь.  За этот месяц, он так и не смог влюбить в себя Сару. Ни его ухаживания, ни его утешения, ничто не подействовало на девушку, казалось, что он ей совсем не интересен. Поэтому сегодня был последний шанс, немного приблизится к своей цели. Том пригласил Сару прогуляться на пляж, и она согласилась.

Гуляя по пляжу, их босые ступни обжигал горячий песок. Шли он в тишине, каждый думал о своем. Первым заговорил Том:

– Может быть, поедешь со мной? Я покажу тебе страну, – спросил он, внимательно наблюдая за ней.

Остановившись и отвернувшись от него, Сара посмотрела на море. «Вода не спокойна. К чему бы это?» Том нравился ей, и она понимала, что нравится ему. Но Сара не могла ответить на его чувства. Все ее мысли занимали два человека, погибшая подруга и незнакомец. Она знал его имя, но никак не могла вспомнить. Того, кто бережно и нежно заправил выбившийся локон ее волос за ухо. Этот мужчина был так желан ею. Она хотела увидеть его еще раз, хотя бы издалека. Но не могла же она, не ранив чувства своего приятеля, спросить, кто тот мужчина!

Все также стоя к нему вполоборота, она ответила:

– Знаешь, Том... Извини, но я не могу поехать с тобой.

– Понимаю. Но на всякий случай, оставлю свой адрес, – вздохнул он. – Сара, – она повернулась к нему и улыбнулась, – ты прекрасна.

Подойдя к ней, он обнял и поцеловал ее. Девушка не сопротивлялась. Поцелуй был нежным и невесомым. Отчего ей хотелось плакать. Почему она не влюбилась в него? Почему?

Совсем рядом раздалось вежливое покашливание. Отскочив от молодого человека, Сара испытала стыд. Но когда они повернулись к незваному гостю, девушка ахнула. Перед ними стоял тот самый мужчина, рядом его друг. Глаза мужчины сверкали от гнева, он смотрел на нее.

– Какой сюрприз! – сказал он так холодно, что у Сары по спине пробежались мурашки.

– Добрый день! – поздоровался второй мужчина.

– Добрый! – ответил за них обоих Том. Он был натянут как струна. Ему не нравилось неожиданное появление этих мужчина.

– Сегодня прекрасная погода для прогулки, не находишь детка? – спросил Александрос у Сары. Та лишь смотрела на него расширенными глазами от ужаса.

Когда он увидел их, стоящих на берегу, то решил не беспокоить, а вечером отправиться за выигрышем. Но когда парень обнял и поцеловал «его» Сару, а она не сопротивлялась, в нем разгорелась ярость. Даже Никос не смог удержать его. Ему пришлось последовать за другом, боясь, чтобы тот не наломал дров.

– Да, вы правы, – дрожащим голосом согласилась с ним Сара. Она задавалась вопросом, почему именно он их увидел. Судьба-злодейка сыграла с ней злую шутку. Она хотела его увидеть, но не при таких обстоятельствах.

– Как поживает ваш отчим? – спросил у нее Никос, желая разрядить обстановку.

– Нормально, – уже спокойно ответила она. Второй мужчина излучал спокойствие, и ей это нравилось. Том и первый мужчина были готовы подраться, и поэтому второй встал между ними.

– Извините! – обратилась она к своему собеседнику, который служил сейчас стеной между враждующими. – Простите за мою бестактность. Вы не напомните мне ваше и вашего друга имена. Поймите, а прошлый раз мне было не до этого, – смутилась она.

Никос рассмеялся. Том закатил глаза. А Александрос не мог поверить, что она не запомнила его имя. «Я тут ночами не сплю, думаю о ней. А она не потрудилась запомнить, как меня зовут? Сегодня же заберу ее!»

– Не страшно, – ответил Никос. – Ваше состояние и вправду оставляло желать лучшего.

– Похоже, ваш друг другого мнения, – и они втроем посмотрели на красного от ярости Александроса.

– Не обращайте внимания. Он привык, что женщины падают к его ногам, – посмеялся он, и добавил. – Меня зовут Никос Георгиадис, а моего друга – Александрос Карандонис.

– Спасибо, – поблагодарила она его искренне. – Приятно познакомится. А я – Сара Эванс.

– Да, мы знаем. Но поверь, что нам тоже приятно познакомится.

Она рассмеялась. Том не верил своим ушам, за месяц его стараний, он добился только слабой улыбки, а этот грек рассмешил ее.

– Не хотите ли пройтись? – предложил Никос. Она посмотрела на Тома.

– Простите, но у нас с Томасом, можно сказать, что свидание. Так что в другой раз.

– О! – воскликнул Никос и покосился на своего друга. Было ощущение, что тот сейчас свалится в обморок. «Да-а. Намучаешься ты с ней. Но мне будет интересно на это посмотреть.» – Что ж не будем мешать. Еще увидимся! – подмигнул он ей, и потащил Александроса в сторону дома.

Посмотрев им вслед, Сара взяла под руку хмурого Тома, и направилась дальше гулять.

 

– Нет, ты слышал? – бушевал Александрос, расхаживая взад-вперед по гостиной. – У них свидание! Сегодня же вечером я ее заберу.

Никоса забавляла эта ситуация. Он еще ни разу не видел своего друга таким взбешенным. Эта девушка явно засела в его печенках глубоко.

– Спокойно. Чего ты ожидал, что она кинется к твоим ногам? Она не так проста, как кажется. А этот парень влюблен в нее по уши, хотя наверное сам того не понимает. Да и ты...

– Что я? – прервал его Александрос.

– Никогда не видел, чтобы ты так реагировал, – подтрунивал он над  другом. – Слушай, а может, ты влюбился?

– Не мели чушь. Я просто хочу эту девчонку. Никакая здесь любовь не замешана, – расстроено проговорил мужчина. Ему не нравилось говорить о себе и любви в одном предложении. Когда-то он любил, и Никос знал это, но обжегся. И теперь, любовь для него только плотские утехи, ничего возвышенного.

Видя переживания друга, Никос не стал продолжать эту тему, было необходимо отвлечь его от плохих мыслей.

– Так, – заявил Никос, привлекая внимание. – Завтра... заберешь ее завтра. А сегодня мы поедим развлекаться. И я не приму возражений.

Тяжело вздохнув, Александрос согласился.

 

Эту ночь Сара не спала. И не только из-за отъезда Томаса, но и из-за Александроса Карандониса. «Почему он так на меня смотрел? Как будто я его собственность. Но мы даже толком не знакомы. Не понимаю. Да еще Том со своими поцелуями. Как бы я хотела ответить на его чувства, но... Нет, это не возможно. Я не влюбилась. Нет!» И для убедительности, она слегка ударила себя по щекам. Не помогло. «Интересно, а у него кто-нибудь есть? Глупая девчонка, он тобой никогда не заинтересуется. Ты же из себя ровным счетом ничего не представляешь. Такие, как он, любят моделей. А я далеко не модель.» Вздохнув, она перевернулась на другой бок. «А что если мне проявить инициативу? Нет. Я так никогда не смогу сделать. Да и отчим не позволит. Он как сторожевой пес.» Вспомнив про отчима, она поморщилась.

В течение этого месяца, он к ней не приставал, но и не терял из виду. Следил за каждым ее шагом. И от этого она устала. Почему мать указала в завещании, что она будет свободна только в двадцать лет? Разве она не знала, какой негодяй ее второй муж? А может и не знала, может, не хотела этого замечать.

Проворочавшись еще около получаса, девушка села в кровати, зажгла светильник и достала книгу. Она читала «Ромео и Джульетту» У. Шекспира.

 

Утро выдалось тяжелым, если судить, что двое друзей вернулись из клуба с рассветом, и выпили они столько, что хватило бы на роту солдат.

Александрос разлепил тяжелые веки, пытаясь сообразить, где он находится. Сообразив, что он в своей комнате, в доме Никоса, мужчина попытался сесть, но что-то упорно мешало. Приподняв голову, он смог рассмотреть только копну белых волос у себя на животе. Опусти голову обратно, он попытался вспомнить, один ли он вернулся или в компании. От напряжения, голова разболелась еще больше.

Обладатель копны белых волос пошевелился, и Александрос почувствовал укус в область пупка. Это позволило ему протрезветь моментально. Сев с трудом, он осмотрел себя, свой «груз» и комнату.

Из одежды на нем была только рубашка, на которой были оторваны пуговицы. Девушка, которая устроила свою голову у него на животе, была только в нижнем белье, лица не было видно. Осмотрев комнату, он отметил, что поблизости их одежды нет, а в самой комнате царил хаос. Как будто тут была драка. А может и была? Он никак не мог вспомнить.

Девушка вновь шевельнулась. Александрос легонько подергал ее за волосы.

– Эй, детка! Просыпайся, – никакой реакции. – Просыпайся, я кому сказал! – рявкнул он.

Девушка слегка потянулась и поняла голову так, что Александрос смог рассмотреть ее лицо. Она улыбнулась.

– Доброе утро, милый! – проворковала она.

Мужчина сидел в шоке, меньше всего он ожидал увидеть ее.

– Не ожидал меня увидеть? – спросила, облизывая пересохшие губы, девушка.

– Что ты здесь делаешь, Нэнси?

 

Глава 4.

 

Девушка вновь шевельнулась. Александрос легонько подергал ее за волосы.

– Эй, детка! Просыпайся, – никакой реакции. – Просыпайся, я кому сказал! – рявкнул он.

Девушка слегка потянулась и поняла голову так, что Александрос смог рассмотреть ее лицо. Она улыбнулась.

– Доброе утро, милый! – проворковала она.

Мужчина сидел в шоке, меньше всего он ожидал увидеть ее.

– Не ожидал меня увидеть? – спросила, облизывая пересохшие губы, девушка.

– Что ты здесь делаешь, Нэнси?

– Тобой наслаждаюсь, глупенький! – погладив его по левому бедру, ответила она.

– Перестань! – отдернув ее руку, прохрипел мужчина.

– Несколько часов назад, тебя все устраивало. Так что будь паинькой, – потянулась она к нему, чтобы поцеловать, но мужчина отвернулся и спустил ноги на пол.

«Черт! Я не помню, как мы приехали. Я вообще ничего не помню. Сколько же я выпил, чтобы затащить ее в постель? Стоп! Она, в принципе, одета, в отличие от меня. А из этого следует, что ничего не было. Она просто доставила мне удовольствие.» – с облегчение вздохнул он. – «Даже легче стало. Надо ее как-то выпроводить.»

В свои двадцать пять, Нэнси Джонс была известной моделью в определенной сфере. Она демонстрировала драгоценности. Шикарная блондинка с зелеными глазами эффектно дополняла собой.

По характеру стерва, от которой надо держаться подальше. Но она желала снова заполучить в свои изящные цепкие ручки Александроса Карандониса.

В прошлом она по глупости бросила этого мужчину. В свои тогда семнадцать лет, Нэнси была уже искушенной девушкой. Она хотела большего, чем просто быть возлюбленной двадцати пятилетнего богача. Ей хотелось славы. В итоги: ни славы, ни постоянного богатого поклонника.

– Нэнси, ты уж извини, но не могла бы ты меня оставить.

– Я бы хотела продолжить наши игры, – игнорируя его просьбу, заявила она.

Начиная раздражаться, Александрос встал, скинул рубашку и направился в ванну. Его не смущало не своя нагота, ни то, с какими голодными глазами смотрит на него девушка. Возможно, раньше он был бы рад, что эта красотка не прочь с ним развлечься, но не сегодня. Когда-то он потерял из-за нее голову, хотел жениться, но был брошен, заменен на другой мешок с деньгами.

Вернувшись из ванной свежий и бодрый, Александрос увидел Нэнси на том же месте. Пройдя к шкафу, он стал выбирать одежду. Нужно выглядеть отлично, так как сегодня важный день.

– Почему ты еще здесь? – стоя к ней спиной и выбирая брюки, спросил мужчина.

– Ты хочешь, чтобы я ушла?

– Разве, я не сказал об этом раньше? – выбрав бежевые льняные брюки, спросил он.

– Сегодня какое-то важное событие? – она наблюдала за ним с интересом.

Повернувшись к девушке, Александрос со стальными нотками в голосе проговорил:

– Не заставляй меня быть грубым, и выкидывать тебя силой.

Нэнси недовольно фыркнула. Пошарив рукой около кровати, она достала платье. Оно было мятым, но она все равно его надела. Еще не много поискав туфли, она подошла к зеркалу, придирчиво осмотрев себя. И молча, пошла из комнаты прочь.

«Я уйду сейчас, но скоро вернусь в твою жизнь навсегда.»

Оставшись один, Александрос продолжил тщательно выбирать одежду. Остановившись на бежевый льняных брюках и светло-желтой рубашке с коротким рукавом, он довольно улыбнулся своему отражению.

Час спустя он уже был в доме Петроса Дестуниса.

 

Послеобеденная жара заставила всех обитателей дома Дестунис спасаться в тени в доме.

Сара же сидела в саду в тени старого большого дерева. Утром она проводила Тома в аэропорт, обещала звонить и писать ему. Он же в свою очередь обещал скорее вернуться. Но никто из них не мог и предположить, что их следующая встреча произойдет через два долгих года.

Она видела, что кто-то приехал, но выбираться из тени дерева было не охота.

 

В это время в доме.

Александрос рассматривал фотографии, стоявшие на камине, в ожидании хозяина дома. Вот появился Петрос. Было видно, что он давно не брился. «Решил отрастить бороду?!» – усмехнулся своей мысли Александрос. Петрос выглядел измотанным.

– Неужели месяц прошел?

– Именно, прошел целый месяц.

За это время Петрос смирился с временной потерей Сары. Он полагал, что Александрос поиграет с ней и укажет на дверь. И тогда она вернется к нему. Это было делом времени.

– Аглая! – позвал мужчина. Через некоторое время пришла женщина. Александрос ее уже знал. – Найди Сару, и передай, чтобы она пришла сюда, пожалуйста.

Женщина ничего не ответила, только хмуро посмотрела на мужчин и ушла.

Спустя минут десять, гробовую тишину нарушил девичий голос.

– Что-то случилось, дядя? – Сара звала его именно так, потому что называть его отцом, у нее язык не поворачивался, а звать его по имени, она не смела.

– Да, случилось.

Только сейчас, Сара заметила уже знакомого мужчину. «Что он здесь делает?»

– Собирай вещи. Ты уезжаешь!

– Как?

– Теперь ты принадлежишь господину Карандонису...

– Не понимаю! – она села.

– Я проиграл тебя в карты.

– Что? – девушка подумала, что ослышалась.

– Мой друг, не стоит это все так подносить. Будем считать, что Сара выходит замуж.

– Будь, по-вашему. Чего расселась? Иди, собирайся, – он развернулся и ушел в свой кабинет.

К ошарашенной Саре подошел Александрос. Он присел перед ней на корточки, взял за руку.

– Не нужно переживать, детка. Я тебя не обижу, – поглаживая ее руку, прошептал он. Она не реагировала.

Александрос всегда быстро терял терпение, и этот момент не стал исключением.

– Может, ты хочешь, чтобы я помог тебе? – его тон вернул ее к реальности.

– Нет. Я сама.

– Знаешь, – довольный тем, что его заметили, – бери только самое необходимое... Остальное я тебе куплю.

Она удивленно посмотрела на него. Не дав никакого ответа, девушка направилась в свою комнату, собирать вещи.

 

Жара еще не спала, когда они прибыли в дом Никоса. Всю дорогу они не проронили ни слова.

В доме их встретила Роза, экономка и повар в одном лице. Она распорядилась, чтобы для девушки приготовили комнату. Самого хозяина дома нигде не было видно.

Проводив Сару в ее комнату, которая находилась по соседству с его, он направился к другу. Зайдя к нему в комнату, Александрос увидел интересную картину: Никос лежал на животе, распростершийся на кровати. Из под простыни было видно только верхняя часть его туловища, не считая ног. Он был голым и сопел. У изголовья кровати больше никого не было видно. Зато с другого конца кровати из под простыни виднелись не только ноги Никоса, но еще по две пары с каждой стороны от него. Ножки явно были женские.

«Ну, ты и развратник! Устроил целую оргию!» – подумал Александрос, подходя к изголовью кровати. – «Сейчас повеселюсь.» – Отдернув простынь, Александрос рассмеялся очень громко. Четыре ладошки мирно покоились на пятой точки его друга. – «А девушки явно озорницы.»

Услышав смех, Никос проснулся.

– Ммм... какого черта! – медленно моргая, он попытался приподняться, но во всем теле чувствовалась усталость.

– Да-а. Ренате права, ты развратник! – заливая смехом, проговорил Александрос.

– Ренате? – услышав имя подруги, он тут же проснулся окончательно.

– Спокойней друг мой, а то спугнешь голубок.

– Каких еще голубок? – недоумевал Никос. – Ренате здесь?

Ему все-таки удалось приподняться на локтях. Оглянувшись, он увидел четырех девушек, потом снова посмотрел на друга.

– Ты не ответил! – угрожающе прорычал он.

– Нет. Ее здесь нет. Зато, я привез Сару.

– Сару? – напрягся Никос, но вспомнив о ком речь, тут же расслабился. – Так ты распрощался с Нэнси?

– Я как раз хотел поговорить о ней. Но вижу, что не время.

Встав, Никос быстро отыскал домашние брюки и одел их. Покосившись на девушек, он тихо выругался.

Да, как такое могло произойти? Чтобы он, человек, контролирующий всегда ситуацию, пустился во все тяжкие! Ему же не двадцать лет!

Девушки, потревоженные шумом, стали просыпаться. Открыв глаза, они посмотрели на Никоса. Тот в свою очередь в приказном тоне сказал им уходить. Чтобы их через десять минут не было.

Когда мужчины остались одни, и Никосу принесли очень поздний завтрак, Александрос начал разговор:

– Ты меня не просветишь, как я оказался с Нэнси в одной постели?

– Ну, насколько я помню, мы были в клубе, там же была и она. В отличие от нее, ты не очень был рад встречи.

– Это я помню. А что было после того, когда ушел Саввас?

– С нами был Саввас? – поперхнулся кофе Никос.

– Ты не помнишь?

– Нет. Я был занят другим, – снова переведя взгляд на кровать, сказал Никос. – Ты напился. Не смотри на меня так! Знаю, я не лучше, но сейчас речь о тебе и Нэнси. Так вот, ты пил и пил, а потом она потащила тебя танцевать. Я на это время отлучился, а когда вернулся, вы друг другу глотки изучали. Прости за грубость! Но вас было не оторвать друг от друга.

– Эээ... – только и смог выговорить Александрос. Такого он явно не ожидал.

– Вот-вот. Старые чувства взыграли? Будь осторожен. Мне кажется, она настроена серьезно.

– Молния не бьет два раза в одно и тоже место, – серьезно сказал Александрос. – Ей больше не запудрить мне мозги. Тем более, ...

– ... есть Сара, – закончил за него Никос. – А ты не боишься, что история повторится?

– Не чему повторятся. В Нэнси я был влюблен, а к Саре испытываю только сексуальное влечение.

– Как печально, – протянул Никос. – И что ты планируешь сейчас с ней делать?

– А что делать? Увезу к себе. А там посмотрим. Ладно, пойду, посмотрю, как она там. А ты, приведи себя в порядок.

Никос на это только фыркнул.

 

Еще проходя по коридорам дома до комнаты, Сара отметила, что хозяин дома склонен к минимализму. Эти спартанские условия пугали ее. Она привыкла к уюту, а здесь его не было.

Ее комната также не отличалась обилием мебели. Единственный плюс – это вид из окна. Так как дом находился на побережье, многие окна выходили на море, бескрайнее синие море.

Она уже более получаса находилась в комнате, но так и не знала, чем ей заняться. Она не понимала намерения Александроса.

Минут десять спустя, в дверь постучали. Не дожидаясь приглашения, в комнату вошел Александрос.

– Извини, задержался! – проговорил он, отмечая ее замешательство. – Ты устроилась?

– Что вы намерены со мной делать? – игнорируя его вопрос, спросила Сара. – И как долго я буду вашей пленницей?

Мужчина тяжело вздохнул.

– Для начала, детка, зови меня по имени. Никаких «вы». Можешь звать меня Алексисом или Александросом.

– А кто зовет вас Алексисом?

Он не ответил, только прорычал и возвел руки к небу.

– Из...извини. Кто тебя так зовет?

– Так-то лучше, детка, – улыбнулся мужчина. – Меня так звала бабушка.

– Звала?

– Она покинула этот мир два года назад.

– Извини.

– Не страшно.

– Так ты ответишь на мои вопросы? – ей было трудно с ним говорить.

– Хорошо. Отвечаю на первый вопрос, – усевшись в кресло и закинув ногу на ногу, начал мужчина. – У меня большие планы на тебя. ...

– Какие планы? – перебила она его.

– Меня тянет к тебе. Я буду подолгу не выпускать тебе из постели, – следя за ее реакцией, ответил он.

От такой наглости, она поперхнулась, вытаращила на него глаза. Правая бровь задергалась. Девушка была в шоке.

– А по второму вопросу, ты не пленница. Конечно, пока ты будешь вести себя хорошо.

«Чем он лучше отчима? Не считая возраста и внешности. Он пытается затащить меня в постель, но, видит Бог, ему это не удаться.»

– А если я откажусь?

– Сомневаюсь, – довольный ее реакцией, ответил мужчина.

– Это слишком самонадеянно. Я не стану спать с в... с тобой, – вовремя поправила себя Сара, увидев предостерегающий взгляд Александроса.

– Детка, ты такая наивная. Еще ни одна женщина мне не отказала, и ты не будешь исключением. Хочу, чтобы ты поняла, что я не шучу.

– Александрос, это глупо.

Он удивленно скинул бровь.

– Глупо? Что глупого в том, чтобы обладать тем, что тебе нравится?

– Невозможно обладать всем, что нравится. А если бы и было возможно, – помедлила она, – то это было бы скучно.

– Скучно? – глубоким баритоном произнес он.

Сару передернуло. Он смотрит на нее с не скрываемым желанием. Его голубые глаза стали темней, и в них можно утонуть. Он растягивает свой красивый рот в улыбку. Девушку бросает в дрожь. В ней всколыхнулось что–то древнее, что-то, что она понять еще не могла.

– А Никос дома? – попыталась поменять тему, спросила девушка.

– Да. Но он немного занят. Неужели думаешь, что сможешь найти в его лице спасение от меня? – он рассеялся. – Ты удивительная. Неужто ты меня боишься? – в его голосе была слышна издевка.

– А я должна боятся? Хотя нет, я боюсь. Ты меня пугаешь.

– Пугаю?

– Твой напор. Ты как хищник, который загнал свою добычу в ловушку.

– Мне льстит такое сравнение. Но тебе не стоит меня бояться. Не хочу оставить неприятных воспоминаний после той боли, что я тебе причиню, – он мило ей улыбнулся.

– О чем ты? – она его не совсем поняла.

– Я про твою девственность, конечно, – не моргнув глазом, ответил он.

– Эээ... Понятно. Но боюсь, мне придется тебя огорчить.

– Что? – Александрос напрягся. – Что ты хочешь этим сказать? Ты не девственница? Ха, черт! А я думал, что Дестунис до тебя еще не добрался. Вот, я дурак. Ну, ничего страшного. Ты поймешь, что я лучше его, – Александрос подошел к ней вплотную, погладил ее по щеке. Он не мог понять ее выражения лица. – О чем ты думаешь? – его рука переместилась на шею девушки, потом на плечо.

Сара же стояла, как громом пораженная. «Бежать! Бежать!» – кричал ее внутренний голос. – «Он опасен, этот Александрос Карандонис.» Но она стояла, не отрываясь, смотрела на его губы. «Интересно, какие они на вкус?» Как будто прочитав ее мысли, Александрос медленно и осторожно целует ее.

Сначала он целует осторожно, но не почувствовав сопротивления, он идет в атаку. Поцелуй становится более настойчивым и страстным.

«Боже, он меня целует! Воздуха, воздуха... не хватает.» Услышав мычание девушки, мужчина отрывается от нее. Оба дышат тяжело.

Переведя дыхание, Александрос снова пытается ее поцеловать, но Сара уже взявшая себя в руки, вырывается.

– Не надо, пожалуйста.

– Не надо? – Александрос начал злится.

– Я... я не хочу, – Сара отвернулась от него. Чувства смешались. И она врала, врала ему, что не хочет. Ее тело откликнулась на поцелуй, и она прекрасно понимала это. «Что мне делать? Если так дальше пойдет, то я сдамся. Не хочу, что бы мне сделали больно.»

Из раздумий ее вывел звук захлопнувшейся двери. Она повернулась, Александроса нигде не было. Он ушел.

 

«Мы боимся, что нам причинят боль.

Но сами причиняем боль, и не всегда другому.»

 

Глава 5.

 

Прошло два дня, как Сару увезли из дома отчима, но Александрос больше к ней не заходил. А при встрече держался холодно. Он был обижен. Спасало ее лишь дружелюбие Никоса. Тот вел с ней себя вежливо.

Он показал ей дом. Кстати, дом был не очень большой, но все-таки для холостяка огромен. Сара начала чувствовать симпатию к нему. Никос вел себя как старший брат.

 На третье утро ее пребывания в доме Никоса.

– Не переживай! – подбадривал Сару Никос. – У него задета гордость. Ничего, ему полезно. Привык, что женщины сами тащат его в постель.

– Просто, неприятно, – поглощая салат, промямлила Сара.

– Доброе утро! – зашел в столовую Александрос. Ему кивнули в ответ. – Роза, что вы нам сегодня приготовили? – обратился он к только что зашедшей женщине.

– Салат Цезарь и омлет. Кофе? – спросила Роза у них. Все дружно кивнули. И она поставила тарелки перед Александросом. – Сейчас сварю.

– Роза, вы великолепно готовите, – сделала комплимент Сара.

– Спасибо, – по-доброму улыбнулась она, и ушла.

– Так, сегодня мы идем на вечеринку, – заявил Никос. – И сегодня приезжает Ренате. Я тебе о ней рассказывал, – обратился он к Саре.

– Да, я помню. Но можно, я не пойду на вечеринку? – смущенно спросила она.

Александрос посмотрел на нее хмуро.

– Нет, нельзя. Ты пойдешь, как моя спутница, – твердо заявил он.

– Мне нечего одеть, – девушка залилась краской.

Услышав это, Никос расхохотался, и взглянул на друга.

– Ну что же! – как будто он ставит диагноз, сказал Никос. – Тогда Александрос купит тебе все необходимое. Я ведь прав, друг?

– Как только позавтракаем, поедим в магазин, и что-нибудь купим, – безразлично произнес он.

– Спасибо! – ели слышно прошептала Сара.

 

Вот уже час Александрос сидит в новомодном бутике и ждет, когда Сара подберет себе платье. Он уже выпил три чашки кофе, а она все никак не могла определиться. Устав до безумия, но встал и направился к вешалкам. Отыскав платье, которое ему понравилось, он пошел к Саре в примерочную.

Постучавшись в дверь кабинки, он сказал:

– Знаешь, теперь я ненавижу магазины. Может, откроешь, я принес платье. Оно тебе подойдет. Да не бойся ты, открой.

Дверь немного приоткрылось, и из-за нее высунулась рука Сары за платьем. Тяжело вздохнув, Александрос отдал ей платье.

– Я буду ждать в зале.

Когда она вышла, Александрос потерял дар речи. Она была прекрасна. Платье сидела идеально. Классического покроя, приталенное, на тоненьких лямочках, длина ниже колена. Декольте красиво подчеркивало небольшую грудь, делая ее еще более соблазнительной. А насыщенный темно-синий цвет платья эффектно гармонировал с белыми волосами девушки.

– Как? – вывел его из оцепенения вопрос Сары.

– Потрясающе, – он подошел к ней. – Думаю, волосы нужно собрать в прическу. Также купить туфли к платью и драгоценности.

– Не забудьте про сумочку! – подсказала продавщица.

– Да, и сумочка.

– Спасибо, – она тепло улыбнулась ему.

Вернулись они усталые, но довольные.

 

Наступил вечер. Никос остался ждать Ренате, поэтому Александрос и Сара отправились на вечеринку без него.

Вечеринка проходила в новом отеле в центре города. Отель был в стиле хай-тек. На вечеринке собралась «здешняя знать». Дамы были в красивых вечерних платьях, а мужчины в элегантных костюмах. Народу было столько, что яблоку негде было упасть.

Поначалу, Сара даже запаниковали, не привыкла она находиться в такой толпе. Если бы Александрос не держал ее крепко за руку, то она, наверное, потеряла сознание.

Оказывается, Александрос был знаком с доброй половиной гостей, и уже большинству представил Сару. Поначалу она добросовестно пыталась запомнить имена представленных ей людей, но в итоге плюнула на это дело. В большей степени он представлял ее женщинам, красивым женщинам. Отчего Саре стало интересно, в каких отношениях он находился с ними. Только слепой мог не увидеть, как они смотрели на него. И как эти женщины смотрели на саму Сару, с завистью.

Прошло около часа, когда Сара поняла, что уже устала. Сославшись, что ей нужно в дамскую комнату, она ускользнула от своего спутника. Выйдя на террасу, девушка вдохнула полной грудью свежий воздух. «Так ломит ноги. Не помню, чтобы я так уставала когда-нибудь. И что в этом хорошего?» Ее мысленный монолог прервал женский голос.

– Так ты и есть новая пассия Александроса?

Сара обернулась. Перед ней стояла высокая блондинка в красивом сером платье. Медленно окинув взглядом блондинку, Сара отметила, что у нее великолепная фигура. «Может быть она модель?»

– Что такое? У меня что-то с платьем? – проведя по бедру рукой, спросила она, чтобы как-то вернуть девушку в реальность.

– Простите, – смутилась Сара. – Вы знаете Александроса?

– А кто его не знает! Так я права? – не унималась блондинка.

– Я просто сопровождаю его. Между нами ничего нет, – все еще смущаясь, промямлила девушка.

– Правда? – блондинка явно отнеслась к такому ответу скептически.

– Да, – заверила ее Сара. – Кстати, мы еще не познакомились. Меня зовут Сара Эванс.

Девушка выжидающе смотрела на нее, и та все-таки сказала:

– Нэнси Джонс.

– Очень приятно, – искренне улыбнусь Сара.

– Да, приятно.

– Что тебе от нее нужно, Нэнси? – раздался еще один женский голос.

Девушки посмотрели в сторону говорившей. Перед ними стояла молодая женщина лет двадцати пяти. Ее рыжие волосы сверкали в свете люстр. Она была само воплощение грациозности и изящества.

Блондинка поморщилась.

– Ренате! Как сюрприз. Я думала, что ты работаешь в Милане? А ты здесь. Что же, пожалуй, я пойду. Было приятно познакомится, Сара, – ехидно улыбнувшись, обратилась она к девушке, и ушла.

Ренате проводила ее тяжелым взглядом, а потом обратилась к Саре:

– Я – Ренате. Никос должен был говорить обо мне, – мило улыбнувшись, сообщила она.

– Да, он говорил. Мне очень хотелось с вами познакомиться. Я – Сара.

– Давай на «ты»! А то чувствую себя старухой, – протянув к ней руку, проговорила Ренате. Сара не смогла не ответить на ее дружественный жест, и тоже протянула ей руку. Ренате подвела девушку к перилами, и заговорила заговорщическим шепотом.

– Для твоего же благополучия, лучше не общаться с Нэнси. Когда-то она была любовницей Алекса, но это в прошлом, теперь все его внимание принадлежит тебе. Ты мне очень нравишься, и я надеюсь, что он тебя не разочарует.

– По-моему, вы делаете поспешные выводы.

– Ради бога! – воскликнула женщина на немецком. – Я надеялась, что мы перешли на «ты»? Милая, мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что ты та самая.

– Та самая? – переспросила ее Сара. Она не понимала, о чем говорит ее новая знакомая. Но ей жутко стало интересно, в каких отношениях она находилась с Александросом! Или же она была близка с Никосом?

– Вот вы где! – раздался голос Никоса. – А уже решили, что вас похитили, – улыбнулся мужчина, направляясь к ним. Александрос остался стоять в дверях. Он видел, что Сара разговаривала с Нэнси, и видел, что их разговор прервала Ренате. Его интересовало, что Нэнси успела сказать Саре.

– Алекс, ты так и будешь стоять? – обратилась к нему подруга. Он помедлил, но все-таки подошел. – Из вас получится отличная пара. Правда, Никос?

– Да, милая, – казалось, что Никос изменился.

Может быть, он влюблен в Ренату, думала Сара. То как он на нее смотрел, как разговаривал, все говорило о том, что Сара не далека от истины.

Услышав звуки начинающегося вальса, Никос улыбнулся уже который раз за вечер, и протянул руку Ренате, в знак приглашения потанцевать. Она с удовольствие приняла его приглашение. Они отправились кружиться в вальсе.

Оставшись наедине с Александросом, Сара поежилась. Он смотрел на нее очень внимательно.

– Хочешь потанцевать? – спросил он.

Может быть, ей и хотелось того, но по его тону, она поняла, что спросил он только из вежливости.

– Нет, в другой раз, – солгала она.

– Не устала? – проигнорировав ее ответ, спросил он.

– Немного, – призналась девушка. – А можно мне звать тебя Алексом? – ей понравилось то, как звучит его имя на европейский манер. Мужчина удивленно посмотрел на нее, пожевав нижнюю губу, он ответил:

– Нет.

Сара не ожидала такого ответа. Он явно привел ее в замешательство. Чуть не расплакавшись от обиды, она отвернулась.

– Но ты можешь, звать меня Алексисом, – продолжил он, зная, что обидел ее.

– Почему я не могу звать тебя Алексом? – так же стоя к нему спиной, спросила девушка, подавляя слезы. – Ренате же так тебя зовет!

– Потому что... – помедлил он, – так звали меня... – он подбирал слова, чтобы Сара правильно его поняла, – только мои любовницы, – закончил он.

Сара обернулась. Такого она не ожидала. Ренате была его любовницей? Она не знала, что сказать. Язык как будто прилип к небу. Сара находилась в замешательстве.

– Ренате... была твоей... любовницей? – наблюдая за ним, спросила девушка. Он кивнул. «Почему так больно? Какая мне разница, кто был в числе его любовниц, и сколько их было? Правильно, она такая красивая. Да и Нэнси, тоже...»

– А Нэнси? Она тоже была твоей любовницей? – надрывающимся голосом спросила она.

– Да. Но об этом я расскажу тебе потом, если сочту нужным, – холодно бросил он. – Может быть, ты хочешь вернуться домой?

– Нет, – воскликнула она. Нет, она не хотела домой. Она хотела оказаться как можно дальше от того мужчины. «Что это за чувство? Обида? Да, но почему я чувствую, что меня предали? Я не имею на это никакого права. Он мне не принадлежит. Господи, я ревную!» Она чувствовала, как ревность охватывает ее. – Я хочу танцевать, – заявила она.

– Хорошо, – только и ответил он. Взяв под руку, Александрос повел ее в зал.

Все оставшиеся время, Сара флиртовала с другими мужчинами. И ей это очень нравилось. Сара смеялась, танцевала, и избегала своего спутника. Она чувствовала на себя его тяжелый взгляд, но это только подталкивало ее сделать еще больнее.

– Похоже, твоя дама решила наставить тебе рога!

Александрос повернулся на голос. Рядом с ним стояла Нэнси. И она веселилась.

– Не хочешь ей отомстить, а, милый? – милым голоском спросила она.

Он ничего не отвечал, а только смотрел на нее. Под его взглядом Нэнси почувствовала себя не уютно. К ним подошли Никос с Ренате. Они явно не были в восторге от Нэнси. Та в свою очередь, ничего ни сказав, отошла от них.

– И долго это будет продолжаться? – поинтересовалась Ренате.

– Что именно? – сделав вид, что он ее не понял, спросил Александрос.

– Алекс, неужели тебя ничему не научили старые ошибки? Завязывай с Нэнси. Иначе, она снова причинит тебе боль.

– Как бы наша малышка не причинила ему боль, – подал голос Никос. Он тоже, как и его друг наблюдал за Сарой, и ему не нравилось, что она так быстро приобрела популярность.

– Тогда, какого черта, ты здесь стоишь? – разгневалась женщина. – Иди и уведи ее. Разве она принадлежит не тебе? Ты же по натуре собственник, Алекс! Так действуй, – подтолкнула она его по направлению к Саре и трех мужчин, разных возрастов, которые окружали ее.

Бросив на своих друзей гневный взгляд, он направился к Саре. Та мило болтала, кокетничала с мужчинами. Они были околдованы ей. Бросив быстрый взгляд на приближавшегося Александроса, девушка напряглась. Он был зол.

– Похоже, что мне скоро придется покинуть вас, – печальным голосом произнесла она, когда Александрос поравнялся с ними.

– Ты права, любовь моя, – он специально сделал акцент на «любовь моя», тем самым давая понять ее ухажерам, что им ничего не светит. Попрощавшись с ними, он потащил Сару к выходу.

– Мне больно! – прошипела девушка, но Александрос не обратил внимания. Только когда он вывел ее из отеля, ослабил хватку.

– Зачем так грубо? Мы могли остаться еще немного! – закапризничала она.

– Не могли, – сухо ответил он.

– Но...

– Мы едим домой, – перебил мужчина, и тон его не позволял перечить.

Они сели в машину, и тронулись с места. Не зная, что за ними наблюдаю три пары глаз.

– Как думаешь, он сегодня сдержится? – спросила Ренате у Никоса.

– Да. У него это серьезно. Александрос не тронет ее без согласия. Он влюблен, хотя не хочет признавать этого.

– Надеюсь, что ты прав, – улыбнулась Ренате. Не замечая, что не далеко от них, за отъезжающей парой наблюдала и Нэнси. Она также слышала их разговор.

 

Ведя машину на большой скорости, Александрос, хотел убежать от своих демонов. Он не обратил внимания, Сара вжалась в сиденье. А глаза ее раскрыты от ужаса. Только когда они подъехали к дому, он обратил на это внимание. Удивившись, он спросил:

– Что с тобой?

Девушка ничего не ответила, только тихо заплакала. Это напугало его.

– Сара, что с тобой? – схватив ее за плечи и встряхнув, снова спросил ее.

– Страшно, – кое-как проговорила девушка.

– Ты боишься быстрой езды? – слишком поздно он догадался. Она кивнула.

– Мама разбилась на машине. Я сидела рядом с ней, когда машина врезалась на большой скорости в столб, – сквозь слезы прошептала она. Притянув ее к себе, Александрос попытался ее успокоить, от чего она еще сильней расплакалась.

Растерявшись, он посмотрел ей в лицо. В этот момент Сара выглядела такой ранимой, беззащитной, что он не устоял. Мужчина начала целовать ее, стирая следы слез, поглаживая по голове. Постепенно всхлипы начали затихать, а потом и вовсе прекратились.

Сара выглядела уставшей. Поэтому Александрос взяв ее на руки, отнес в спальню. И сидел с ней пока она не уснула.

Наблюдая за ней во сне, он погладил ее волосы.

– Мой маленький ангел. Клянусь тебе, что больше плакать ты не будешь, – прошептал он. Поцеловав ее в лоб, он вышел.

 

Утром Сара проснулась поздно. Сказались слезы, которые она не сдержала накануне. Сонно потянувшись, она обнаружила, что находится не одна в комнате. В кресле сидела Ренате и читала книгу. Заметив, что девушка проснулась, она отложила книгу и с улыбкой произнесла:

– Доброе утро! Уже двенадцать часов. Наши мужчины уехали по делам, так что мы предоставлены сами себе.

– Доброе утро, – Сара не знала, как ей вести себя с Ренате. Учитывая, что та была любовницей Александроса.

– Я думаю, что он тебе сказал, что одно время мы были любовниками? – напрямую спросила женщина. Сара кивнула. – Что же, постарайся об этом забыть. Мы совершили ошибку, и, поняв это, расстались друзьями.

– А что вас... тебя, – Ренате улыбнулась, когда Сара поправила себя, – связывает с Никосом?

– Если хочешь спросить, не любовники ли мы, то я тебе отвесу, что нет. Хотя я прекрасно вижу, что он любит меня. Но я не могу ответить ему. Я люблю его, но как друга, – тяжело вздохнув ответила она.

– Он знает?

– Думаю, догадывается.

– Но не теряет надежды! – Сара начала проникаться симпатией к этой женщине.

– Ох! Давай оставим эту тему. Ты же составишь мне компанию. Я хочу пройтись по магазинам.

– Сейчас? Но в обед, стараются не выходить на улицу.

– Да-да-да! Но в этом вся суть. В магазинах не будет много народу. Понимаешь?

Догадавшись, к чему она клонит, Сара кивнула.

– Раз ты меня поняла, то собирайся. Я подожду внизу, – улыбнувшись, она вышла.

Сара осталась одна, обдумывая, что ей надеть.

 

Глава 6.

 

Время как ураган, пронеслось мгновенно. И вот Сара обживает новую комнату, в новом доме, в новом городе. В его доме, в его городе. Ретимно – один из старинных и прекрасных критский город. О чем еще можно мечтать. Золотистые пляжи, многочисленные отели недалеко от них. Старая часть города усеяна лабиринтами узких улочек.

Дом Александроса значительно отличался от дома Никоса. В этом доме было обилие красок. Яркие стены, разноцветная мебель, которой было много. В доме царило настроение праздника, ежедневного праздника. Комната Сары была большой, с окнами, выходящими на сад. Обставлена пятью разноцветными пуфиками и двумя диванами, огромная отдельная гардеробная, и кровать для человек четверых с балдахином до самого пола. Увидев все это в первый раз, Сара почувствовала себя принцессой. За те пять дней, что она уже жила в этом доме, ей не удалось еще осмотреть его весь. Она даже пока не знала, в какой части дома комната Александроса.

 

Утро. На небе ни облачка. Девушка медленно спускалась по мраморной лестнице. Все ее мысли были заняты разговором с Ренате, состоявшимся накануне вечером. Ренате позвонила ей в тот момент, когда Сара почти уснула.

 

– Алло! сонно пробормотала девушка.

– Ох, милая! Надеюсь, ты еще не спишь, ответа не последовало. Сара? Это Ренате. Ты меня слышишь?

– Да, с зевком ответила та.

– Я все-таки тебя разбудила. Прости!

– Все нормально. Что-то случилось?

– Да. Не знаю, как и сказать. Сама еще не осознала.

– Так что случилось? поняв по голосу, что Ренате взволнована, Сара проснулась окончательно.

Зато время, что она провела в доме Никоса, они стали подругами. Хотя это и не удивительно. С Ренате было сложно не подружиться. Она притягивала своим обаянием людей. Конечно, были и те, кто испытывали к ней не приязнь.

– Никос...

– Что с ним? Не тяни. Ты меня пугаешь, Ренате.

– Он... сделал мне предложение.

– То есть? Сара знала, что это должно когда-нибудь произойти, но решила подтвердить свою догадку.

– Он хочет на мне жениться.

– Это же здорово! А ты что? Надеюсь, ты согласна? с подозрение спросила девушка.

– Я ничего не ответила. Пойми, я к этому не готова, Ренате устало вздохнула. А ты думаешь, я должна согласиться?

– Да.

Ренате удивилась такому быстрому и четкому ответу, что даже посмотрела на трубку, в порядке ли она.

– Прости, я не ослышалась? Ты сказала «да»?

– Да. Именно это я и сказала.

– Но... Никос мой друг. Я не могу выйти за него замуж.

– Он любит тебя. А ты его, только пока не поняла этого.

– С каких это пор ты спец в таких вопросах. Алекс с тобой ничего не сделал? настороженно спросила женщина.

– Нет. Мы практически не разговариваем.

– Все не может отойти от той вечеринки? Да, ему было не выносимо видеть, как ты флиртуешь с другими мужчинами.

– Я, пожалуй, промолчу. Так что, когда свадьба? поменяла тему Сара.

– Значит, я должна согласиться?

– Именно.

– Надеюсь, что ты права. А об этом сообщу позже. Ладно, ложись спать. А я пойду, обрадую Никоса. Бай!

– Пока!

 

Зайдя на кухню, Сара подошла к холодильнику, открыла его.

– Ты что еще не проснулась? – прозвучал голос хозяина дома за спиной девушки.

– Доброе утро! – поздоровалась Сара, даже не повернувшись к нему лицом.

– Знаешь, я не привык разговаривать со спиной, – прорычал Александрос. Она его проигнорировала.

Все еще изучая содержимое холодильника, Сара услышал, что он встал со стула. Мгновение, и ее локоть в ловушке сильной руки. Мужчина быстрым движение развернул ее к себе лицом. Он опять был зол.

– Почему ты меня игнорируешь? – спросил он.

– Я задумалась. Что? Я не могу задуматься?

Ощутив неловкость от своих действий, Александроса, ища путь к примирению, предложил:

– Не хочешь на пляж? Сегодня не так жарко.

– Можно. Но сначала, я хотела бы позавтракать, – не смотря ему в лицо, проговорила девушка.

– Конечно. Я сегодня всех отпустил. Поэтому мы только вдвоем.

«Двусмысленно звучит.» – подумала девушка.

– Будешь сок? – она кивнула. – Тогда сейчас налью.

– Ты уже позавтракал?

– Да. Не беспокойся.

Позавтракав, Сара надела под шорты и майку купальник. Она не знала, будет ли она плавать, поэтому решила подстраховаться. 

 

Александрос был как на иголках. Еще никогда, ни одна женщина не вызывала в нем такие эмоции. Когда она была рядом – он злился, когда нет – скучал. Порой, видя ее читающую какую-нибудь книгу или разговаривающую с кем-нибудь, он злился, так как ее внимание было отдано не ему. В голову лезли мысли, что он ревнует, но было это смешно. Так ему казалось.

Стоя по колена в воде и наблюдая за ней, Александрос вновь испытывал противоречивые эмоции. То ему хотелось, подойти к тем камням, на которые она пыталась залезть, и помочь ей. А то, схватить ее в охапку и утащить к себе в комнату, где он будет ее любить, снова и снова.

Размышляя над этим, он не заметил, как она упала в воду. Только всплеск воды подсказал ему, что что-то случилось. Посмотрев на камни, где минуту назад она была и, не увидев Сару, он кинулся к ним. Забравшись на них, Александрос испугано смотрел, как Сара пытается забраться обратно. Молча, схватив ее за руку, он вытянул ее из воды.

Девушка была в замешательстве, но не испугана. Она слышала сумасшедший ритм его сердца, так как он все сильнее и сильнее прижимал ее хрупкое тельце к своему. Так они стояли долго. Никто из них не мог отступить первым, у каждого были свои причины.

Позже вечером, они сидели на террасе вдвоем, смотрели на закат. Тишину нарушал звон маленьких глиняных колокольчиков, которые висели у окна.

– Ты знаешь, что Никос сделал предложение Ренате? – первой спросила Сара. Мужчина посмотрел на нее удивленно.

– Первый раз слышу.

– Она позвонила мне ночь, и рассказала.

– Ренате не выйдет за него. Никос ей друг. Она не захочет ломать ему жизнь.

– А, по-моему, она его любит, только еще не осознала это. И Никоса не возможно не любить!

– Что ты этим хочешь сказать? – чувство ревности охватило мужчину. – И чем же он хорош?

– Он добрый, заботливый, внимательный. На него можно положиться. Из Никоса выйдет отличный муж и отец. И Ренате это осознает, мне так кажется.

– Ты заблуждаешься на его счет. Все это показуха. На самом деле, он холодный и расчетливый.

– Как ты можешь так говорить! Он твой друг, – слыша все это, девушка начала злиться.

– Именно потому, что он мой друг, я могу такое сказать. Да, он любит Ренате, но никогда они не будут вместе. Увы! – усмехнулся Александрос. Ему было приятно знать, что авторитет Никоса в глазах Сары пошатнулся. Пусть они и были лучшими друзьями, но он никогда не позволит своей женщине восхищаться другим мужчиной. Пусть сейчас она на него зла, но теперь все ее мысли занимает он.

– Я иду спать, – буркнула девушка.

– Спокойной ночи, любимая, – делая акцент на слове «любимая», попрощался он. И девушка ушла к себе. А Александрос остался сидеть довольный собой. Сейчас он одержал маленькую победу. Но это только начало.

 

Утро выдалось шумным. Не успела Сара открыть глаза, как в ее комнату ворвалась Ренате. Она тараторила и тараторила, и Сара, смирившись с тем, что ничего ей не понять, просто слушала. Когда же Ренате более или менее успокоилась, девушка решилась задать вопрос:

– Что случилось?

Явно этого не следовало делать, так как лицо женщины вытянулось и покраснело.

– Я же сказала. Ты меня не слушала! – обиженным голосом ответила Ренате.

– Прости. Просто ты так быстро говорила, что я ничего не поняла.

– Я согласилась. Я выйду замуж за Никоса. Ты рада?

– Ааа... да. Поздравляю. Быстро ты согласилась. Я думала, что ты подумаешь подольше. Но я рада. Это правильное решение, – Сара прибывала в шоке.

– Ты же сказала соглашаться, вот я и согласилась, – объяснила Ренате. Шоковое состояние не проходило. Девушка сидела с открытым ртом, глазея на подругу.

– Вы с Алексом, что сговорились? Не смотри на меня так. Мы взрослые, цивилизованные люди. Тем более, в наше время брак не все строят на любви, но также и на дружбе. Мы будем хорошими партнерами для жизни.

– Но ты любишь его?

– Что за глупые вопросы! Никос мой друг. Конечно, я его люблю. И он будет отличным отцом для моих детей. Я хочу четверых.

– Ясно, – только это и смогла вымолвить Сара.

 

В это время в гостиной спорили двое мужчин.

– Ты не можешь жениться на ней, Никос.

– Это еще почему?

– Она... – Александрос пытался найти объяснение под напряженным взглядом друга, но все, что он хотел накануне сказать Никосу, все слова забылись. – Она...

– Вот видишь, ты даже ответить не можешь, – злился Никос. – А может, ты ревнуешь?

– Я? Ревную? Не смеши меня. Просто, вы друзья, а на дружбе брак не построишь.

– Я так не думаю. Именно потому, что мы друзья, наш брак будет крепким. И пока ты это не примешь, я не хочу видеть тебя.

– Что это значит? Ведешь себя как баба.

– Либо ты примешь наш союз, либо нет. Выбор за тобой. Ренате! – обратился мужчина к своей невесте. – Мы уезжаем.

– Я не слышал, как ты пришла. Где Сара? – поинтересовался Александрос.

– Она скоро спустится. Вы что поссорились?

– Нет, – в один голос ответили они.

– Я вспомнил, что у меня еще дела, – соврал Никос. – Поэтому нам пора.

– Хорошо. Рада была увидеть тебя, Алекс. Пока.

– Я тоже, – поцеловал он Ренате в щеку на прощание. На что Никос отреагировал так, как будто его погладили против шерсти, но он промолчал.

Спустя минут десять спустилась и Сара. Но не найдя никого в гостиной, она пошла на кухню, где и застала Александроса.

– Чего грустный? Где Ренате и Никос?

– Уехали, – сухо ответил мужчина.

– Как? Уже? Я думала, что они задержатся подольше. Я пообещала Ренате, что помогу ей с приготовлениями к свадьбе, – расстроено проговорила Сара. Она всегда любила свадьбы. Ей казалось, что девушка в свадебном платье выглядела, как принцесса, которую ждет у алтаря ее принц. Ей казалось все это каким-то волшебным. Не реальным. Сказочным. Вот и она, как и любая девушка мечтала о такой свадьбе.

Александрос лишь раздраженно на нее посмотрел.

 

Всю обратную дорогу Никос с Ренате не обмолвились ни словом. Каждый из них думал, просчитывал, предполагал, подозревал, но чтобы озвучить все это не хватало смелости. Если произнести – значит признать, а этого никто из них не хотел.

Только добравшись до отеля, в котором они остановились, Ренате решилась задать вопрос.

– Послушай, Никос, что у вас произошло? И не надо говорить, что все нормально. Я же вижу, что нет, – обеспокоенно проговорила женщина.

– Это наши дела. Ты не должна волноваться.

– Да, но...

– Знаешь, я очень голоден. Давай пообедаем! – перебил ее Никос, давая понять, что на этом разговор окончен.

«Черт возьми! Почему он так себя ведет? Я думала, что он рад тому, что я дала согласие. А он злится. Неужели на меня? Или на Алекса? Да еще и Алекс устроил. Не понимаю.» Ее мысли были прерваны появлением официантом. Она даже не заметила, как они зашли в ресторан. Сделав заказ, Ренате принялась сверлить недовольным взглядом своего жениха.

– Перестань на меня так смотреть. Прожжешь дырку. Лучше скажи, в каком стиле ты хочешь свадьбу, – снова поменял тему Никос. Он знал, как отвлечь Ренате от не нужных расспросов.

– Хочу свадьбу на пляже. Все в белом. Мы с тобой стоим по щиколотку в воде, где приносим свои обеты, а священник скрепляет наши узы. Правда, романтично? – ее глаза светились от счастья. Да, это будет идеальная свадьба.

– Мне нравится, – представив себе эту картину, Никос не вольно улыбнулся. – Только скажи, дорогая, все в белом – это сколько?

– Ну, – начала загибать Ренате пальцы, – ты, я, священник. Потом Алекс с Сарой, мои многочисленные родственники по линии отца. Мои родители, само собой. Потом вся твоя родня.

– В-общем, человек триста наберется. Скромно. А как же друзья? – начал веселиться Никос.

– Точно. Молодец, что подсказал. А я-то думаю, кого забыла. Друзья, друзья...

– Может, пригласить твоих коллег?

– Исключено. Ну, если только Саманту и Хилари. А так больше никого. Это мой праздник, поэтому я хочу быть самой красивой, – гордо вздернув подбородок, заявила женщина.

– Ты для меня самая красивая... и без свадьбы, – это было сказано с такой нежностью, что Ренате прослезилась.

– Как же мне повезло с тобой, Никос. Обещаю, что ты во мне не разочаруешься, – сквозь слезы счастья, сказала она.

 

– Александрос, а мне обязательно ехать? – спросила Сара, пристегивая ремень безопасности.

– Да, обязательно. Развлечемся. Не волнуйся, гнать не буду, – пообещал Александрос.

– Там будут твои друзья?

– Да, – отъезжая от дома, ответил он.

– Значит, Ренате и Никос тоже? – вроде бы невинный вопрос, но лицо Александроса как будто окаменело. Он не ответил. Сара осторожно посмотрела на него. «Да, что с ним такое? Как только я упоминаю о Никосе и Ренате, его как будто парализуется. Я не понимаю!»

Некоторое время пути они ехали в тишине. Сара уставилась в окно, пытаясь рассмотреть мелькающие витрины, лишь бы не смотреть на своего спутника. Ей хватило одного взгляда на него, чтобы испортилось настроение, и уже не хотелось ехать на закрытую вечеринку, которую устраивал его друг.

Но настроение было испорченно не только у нее, Александрос был вне себя, хотя и пытался это скрывать. «Почему она постоянно говорит о них? Любой наш разговор в итоги сводится к ним. Как же это раздражает. Неужели эта девчонка не может понять, что я не хочу говорить о них. Что меня больше интересует наши отношения. И что она сейчас делает?» – он бросил короткий взгляд в ее сторону. – «Делает вид, что смотрит в окно. Глупая!»

– Нам еще долго ехать? – спросила Сара, после долгого молчания. Мужчина, не ожидая ее вопроса, вздрогнул.

– Минут двадцать. Вечеринка будет за городом.

– Ясно. Можно вопрос? – неуверенно спросила она. Александрос напрягся. Он догадывался, о чем ее вопрос.

– Давай, задавай.

– Почему ты против их отношений?

– По-моему, я уже говорил. Они друзья, – ведя машину вдоль набережной, ответил он.

– А, по-моему, дело совсем в другом! – возмущенно воскликнула девушка.

– Думаешь, что знаешь меня. И делаешь выводы. Глупая.

– Я не глупая, – раздражение росло у обоих. – Дело в том, что ты ревнуешь.

– Что?... Бред.

– Признайся. Ты ревнуешь!

«Какого черта! Чего она этим хочет добиться? Я не ревную. Или ревную? Нет, этого не может быть. Все-таки я...»

Хорошо, твоя взяла. Да, я ревную, потому что до сих пор люблю ее, – повернувшись к Саре, прокричал Александрос.

– ТОРМОЗИ!!! – закричала девушка.

Ночное спокойствие нарушил противный визг тормозов и звук удара.

 

Глава 7.

 

Ночное спокойствие нарушил противный визг тормозов и звук удара. Тишина.

Александрос не знал, сколько прошло время после удара, но он никак не мог отпустить руль, как будто в нем было спасение. Лишь только всхлип девушки вывел его из оцепенения. Повернув к ней голову, мужчина увидела ужас на лице девушки, граничащий с истерикой. Та только глотала воздух, и изредка всхлипывая.

– Сара? – позвал он ее. Ответа не последовало. Тогда Александрос дотронулся до ее плеча. – Сара? Ты меня слышишь?

Также ничего не ответив, девушка, разрыдавшись, кинулась к нему. От этого ее поступка мужчина вздрогнул.

– Тише-тише! Теперь все в порядке. Давай выйдем из машины, – крепче обнимая ее за плечи, предложил он.

Выбраться из машины оказалось сложнее, чем думал Александрос. С той стороны, где сидела Сара, крыло, и дверь были искорежены. Так что, открыть их подручными средствами не представлялось возможности. Вытащив Сару из машины, все также обнимая ее, Александрос решил найти то, во что они врезались.

– Ты решил нас убить? – так простой вопрос, от которого у мужчины пошли мурашки. А ведь и, правда, зачем он так гнал? Он же знал, что этот участок дороги очень опасен. Уже не одна машина здесь разбилась, были и летальные исходы. Так зачем?

Пытаясь отогнать не прошеные мысли, он занялся осмотром.

– Так, постой здесь, а я пока посмотрю во что мы врезались, – пытаясь отцепить девушку от себя, предложил он.

– Нет! – вскрикнула она. – Я пойду с тобой.

– Хорошо, – устало вздохнул Александрос. Ему не хотелось спорить.

Обойдя машину и оценив внушительные вмятины, Александрос попытался найти взглядом то, что отставило эти царапины. Это было сделать очень трудно по двум причинам: во-первых, практически уже стемнело, а во-вторых, девушка явно была не намерена его выпускать из своей мертвой хватки. Лишь чувствуя, как сотрясается ее тело, Александрос не оттолкнул ее от себя, чтобы лучше осмотреться.

– Во что мы врезались? – дрожа, спросила Сара.

– Не знаю... не видно. Сейчас позвоню кому-нибудь, и нас заберут.

– А как же машина?

– Машина? Я чуть было не угробил нас, а ты волнуешься о машине. Смешная ты! – первый раз за все это время после аварии, попытался, пошутил он. И шутка удалась, так как Сара улыбнулась ему усталой, но искренней улыбкой.

Александрос сделал пару звонков, и покрепче обнял Сару. Вскоре подъехали его друзья. Он передал им девушку, а сам остался ожидать страховщиков и полицию.

 

Было еще ночь, когда спящая девушка почувствовала нежное прикосновение к волосам. Они были такие нежными, что открывать глаза не хотелось. Но когда эта ласка прекратилась, Сара от возмущения открыла их. Она лежала на мягкой кровати, а рядом сидел Александрос Карандонис. Нежный и уставший взгляд, прикованный к девушке, милая улыбка, и любимые руки, против этого Сара не смогла устоять.

Сама не понимая, что делает, девушка потянулась к его губам. Поцелуй был невесомым, но этого было мало. Следующий поцелуй был более настойчивый, но мужчина оставался безучастным. Ему было интересно, что она будет делать дальше.

Задетая гордость взяла свое. Саре не нравилось, что он не отвечает, поэтому она углубила поцелуй. Не устояв под таким напором, Александрос подмял ее под себя. Страсть охватила обоих. Никто из них не стремился прекратить происходящее. Оба наслаждались друг другом.

 

Первый луч солнца проник в комнату, где двое лежали в объятиях друг друга. На первый взгляд казалось, что оба спали, если бы не тяжело вздымающаяся грудь мужчины. Рядом лежащая девушка улыбнулась.

– А я и не думала, что ты такой ненасытный!

– А ты мне под стать, любимая. Похоже я пробудил в тебе тигрицу, – повернув к ней голову, Александрос улыбнулся.

– Можно задать вопрос? – после не долгого молчания спросила Сара.

– Надеюсь, ты не будешь спрашивать меня про Никоса и Ренате? – насторожено поинтересовался мужчина.

От такого вопроса Сара приподнялась, и посмотрела ему в глаза. Она прекрасно помнила его признание относительно Ренате.

– Нет, это их не касается.

– Тогда смелее, любимая, спрашивай, – обрадованный тем, что речь пойдет не о его друзьях, дал ей карты в руки.

Удобно устроив свою голову на его груди, девушка задумчиво произнесла:

– Что будет дальше?

Такого вопроса он не ожидал.

– Посмотрим.

 

Шло время, приближался день свадьбы. Никос и Александрос не разговаривали. Никто из них не хотел делать первым шаг к примирению. Обоим не позволяла гордость. И учитывая то, что Александрос был шафером, не меняло ситуацию.

Ренате, продумавшая все до мелочей, каждый вечер падала на кровать без сил. В один из таких вечеров, к ней зашла Сара.

– Устала?

– Ни то слово. Эта свадьба такая выматывающая. Клянусь, что это первая и последняя моя свадьба. Еще раз такого я не переживу.

– Вот и хорошо, – присела в кресло Сара. – Никос обрадуется, когда узнает, что он будет единственным, кто сможет называться твоим мужем.

– Ха-ха-ха. Знаешь, а если серьезно, ты была права.

– Права? – удивилась девушка.

– Права на счет моих чувств к нему. Вот... Кстати, я вижу, у вас с Алексом дела идут хорошо. Надеюсь, вы дел не натворите! – сменила тему Ренате.

– О чем ты?

– Я о ребеночке.

– Перестань. Не смущай меня, пожалуйста, – покраснела Сара.

– И все-таки. С Алексом живешь, как на пороховой бочке. Не знаешь, когда рванет. Подумай об этом.

– Я понимаю...

– Хотя... с твоим появлением, он сильно изменился, – перебила ее Ренате. – Даже когда мы были вместе, он изменял мне. А с тобой все по-другому. Ты для него особенная.

– Я так не думаю. Встретит он кого-то еще, и забудет обо мне.

– Не скажи. Ладно, не грусти. Давай, лучше подумаем, как их померить. А то меня эта ситуация доставать стала.

 

Проведя полночи в раздумьях, Никос никак не мог решиться пойти на примирительный шаг. Он считал Александроса виноватым. «Хотя, если подумать, то он всегда ревностно относился к своим бывшим пассиям. Только вот с Нэнси не так. Она разбила ему сердце. Черт! Веду себя как мальчишка. Нужно помириться.»

И недолго думая, Никос отправился к другу.

Александрос же в свое время, тоже никак не мог уснуть. Вся эта ситуация с Никосом изрядно вымотала его. Они, конечно, ссорились, но чтобы так долго не разговаривать, такое было впервые. Поэтому, он решил пойти на примирение первым.

 

А где-то, на другом континенте, блондинка сидела в темноте, лишь огонь, горевший в камине,  слегка освещал комнату.

– Нэнси? – позвал грубоватый голос девушку. – Иди ко мне, а то простудишься.

Девушка только повернула голову. Ее мысли никак не покидал образ Александроса, уводящего девчонку, чем-то похожею на нее. Может это знак? И он все еще любит ее? Но, тогда как расценивать то, что он чуть ли не силой вышвырнул ее из своей комнаты? Она никак не мола найти ответ.

Тяжелая рука легла на хрупкое плечо Нэнси, отчего она вздрогнула.

– И долго, я должен ждать? Знаешь ли, ночи на Аляске холодные, – обняв ее за плечи, мужчина улыбнулся. – Не нужно бояться. Будешь хорошо себя вести, получишь подарок.

Услышав о подарке, девушка кокетливо улыбнулась и прижалась к мужчине.

Пусть сейчас с ней не он, пусть... Но скоро они будут вместе... навсегда.

 

Найдя Александроса в его кабинете, Никос бесшумно зашел.

– Можешь не стараться. Я слышал, что ты идешь, – не поворачиваясь лицом к другу, сказал Александрос.

– Меня всегда поражала эта твоя способность... Надо поговорить.

– Да, надо, – наконец-то, повернулся он к другу лицом.

– Слушай, ты прости. Я ревновал, как последний дурак. Вы когда-то были вместе, но теперь она принадлежит мне. Пойми, я знаю, как ты ревностно относишься к бывшим, но Ренате теперь моя.

– Понимаю, – ответил Александрос, видя, как тяжело даются эти слова Никосу, – у тебя были все основания ревновать. Думаю, пора признаться. Я люблю Ренате.

Никос напрягся. Хотя он и ожидал услышать именно это, но в нем тлелась надежда, что он ошибался.

– Да, люблю. Не смотри на меня так. Не собираюсь я ее уводить у тебя.

– А как же Сара?

– Дай договорить. Да, я люблю Ренате, и всегда буду любить, потому что эту женщину невозможно не любить. Но эта любовь уже не та, что раньше. А Сара? Меня тянет к ней, но это не любовь.

– Ясно.

После недолгого молчания, Никос спросил:

– Она напоминает тебе Нэнси?

– Немного, – с тяжелым вздохом ответил Александрос.

– Но, ты понимаешь, что она не Нэнси?

– Да.

 

Подготовка к свадьбе заняла времени больше, чем планировала Ренате, сама церемония пронеслась мгновенно.

Было все, как она хотела: берег, море, самые близкие (около трех сотен человек). И вот теперь она гордо может сказать, что зовут ее – Ренате Георгиадис. Не понятно для самой себя, но она гордилась этим. Ренате уже давно поняла, что Никос для нее больше чем друг. Что она давно не испытывает к нему дружеской любви, а это чувство было страстным, обжигающим, волнующим, иногда, даже звериным. От каждого его прикосновения нее пробегали мурашки, а от поцелуев она таяла. Все это не смотря на то, что они решили подождать брачной ночи. Возможно, это глупо, но оба хотели, чтобы первая брачная ночь была особенной, запоминающейся.

И вот, невеста, а теперь уже жена, лежала в объятиях новоиспеченного мужа, и была просто счастлива.

– Как хорошо, что мы подождали. Это было так... потрясающе, – ворковала Ренате.

– Да, м-м-м... Знаешь, я вот подумал, может нам в кругосветное путешествие поехать! Как ты на это смотришь?

Ренате села.

– Ты у меня гений, – поцеловала она его.

– С какой страны начнем?

– Австралия. Да, я думаю, начнем с Австралии.

– Прекрасно, – улыбнулся Никос.

 

– Ты ошибся, когда сказал, что они не будут счастливы. Видел, как они светились? – спросила Сара, сидя на полу в своей комнате.

Мужчина, стоявший возле окна, ничего не ответил. Его мысли занимал тот факт, что признавшись самому себе, что он все еще любит Ренате, ему стало легче. Возможно, это к лучшему, что она не с ним. Воспоминания о том, как она страдала по его вине, все еще мучили Александроса.

– Александрос?

– Ммм... Что случилось? – все, также, не поворачивая, спросил мужчина.

– Ты меня игнорируешь? – обиженно спросила Сара.

– Давай, поженимся, – пропустив мимо ушей ее вопрос, предложил он.

– Что? – хорошо, что девушка сидела на полу, иначе бы она упала. «Мне же послышалось?»

– Давай, поженимся, – вновь повторил он, не услышав ни ответа.

– Зачем?

Такое простое слово «зачем». Александрос повернулся. Он смотрел в ее глаза, такие удивленные и озабоченные.

– А зачем люди женятся?

– Но... Я не понимаю. На тебя так подействовало, что Никос и Ренате поженились, или...

– Причем тут они?! – перебил Александрос. – Я хочу жениться на тебе.

– Зачем я тебе? – опять это «зачем». – Разве тебя не устраивают такие отношения, которые у нас сейчас. Никто никому ничего не должен.

Мужчина задумался. Раньше он бы согласился, что устраивают, но теперь все иначе.

– Нет, не устраивают. Так ты выйдешь за меня? – присев около нее на корточки, вновь произнес он.

– Я-я... д-даже не знаю, – от волнения девушка начала заикаться.

Взяв в свою руку ее, он поцеловал каждый ее пальчик. Ее рука была такой маленькой и хрупкой. Словно, детская. Сейчас лицо Сары вызывало в нем самые, что ни на есть нежные чувства. Хотелось обнять, целовать, баюкать это маленькое создание. Защищать от всего, и от себя тоже. Быть ее воздухом, и дышать ей одной. Знать, что в ее жизни не появится другой мужчина.

Сама мысль о другом мужчине вызывала в нем злость и раздражение. Что если кто-нибудь другой будет целовать ее, держать ее руку, обнимать, шептать нежные слова. А она будет отвечать тем же. Чувство собственника просыпалось при мысли, что она не будет его. Как же хотелось запереть Сару в комнате и не выпускать никуда. Чтобы она видела только его одного. Чтобы никто другой ей не был нужен. Но реальность, как ледяной душ, возвращала из мира желаний и фантазий.

– Так что?

– Я могу подумать? – осторожно спросила Сара. Она пыталась скрыть то чувство ликования, которое рвалось наружу. «Он сделал мне предложение. Как же хочется сказать «да, да, да», но...»

– Что ты теряешь? – вывел девушку из раздумий голос Александроса. – Я буду хорошим мужем для тебя. Или ты не веришь мне?

– В-верю.

– Тогда почему?

– Я боюсь.

– Чего? – удивился он. – Что я буду изменять тебе?

– Что ты не серьезно к этому относишься, – пряча глаза, проговорила Сара.

– Хм... А еще говоришь, что веришь. Что ж, – встал мужчина, – у тебя время до утра, чтобы сказать свой ответ. Поэтому я тебя оставлю, – сказав это, он вышел из комнаты.

– Как ты можешь быть таким жестоким? – спросила Сара, когда он уже выходил из комнаты. Александрос ничего не ответив, и даже не остановившись, закрыл за собой дверь.

«Больно. Он играет со мной. Но зачем? Разве он не видеть, что я люблю его? Зачем она делает мне больно.» – всхлипывая, думала Сара. Как же ей хотелось, чтобы все было по-другому. «Ипполити, как же мне тебя не хватает. Ты бы посоветовала мне, что делать.» Мысли о погибшей подруги довели ее, и Сара заревела во весь голос.

 

– Черт! Чем я думал? – стоя на террасе, Александрос накручивал на себя. – Она, наверняка, решила, что это очередная моя прихоть. Какой же я идиот.

– Разговариваешь сам с собой? – послышался за его спиной голос Ренате.

Мужчина вздрогнул.

– Почему ты не с Никосом? – повернувшись к ней, задал он вполне логичный вопрос.

– Пить захотелось, шла на кухню. У тебя проблемы с Сарой? – ее внимательный взгляд нервировал.

– С чего ты взяла?

– Судя потому, что ты тут бормотал, то я права, – победоносно заявила она.

– Отстань от меня, женщина, – начиная раздражаться, проговорил он.

– Да ладно, не злись. Знаешь, Алекс, если ты сделаешь ей больно, то я тебя не прощу.

Он удивлено посмотрел на Ренате.

– Пора возвращаться к мужу, – не объяснив свое заявление, Ренате ушла, оставив Алекса в недоумении.

 

Ближе к утру, дверь в комнату Александроса противно скрипнула. «Надо будет смазать ее.» – невольно подумал он. Перевернувшись на другой бок, он продолжил дремать.

Почувствовав теплую руку на волосах, он открыл глаза. Около кровати стояла Сара.

– Я согласна, – сказав это, она медленно стала продвигаться к двери.

Не сразу поняв, что она имела в виду, Александров приподнялся на локтях.

– На что... – оборвал он сам себя на полуслове. – Ты выйдешь за меня?

Она лишь кивнула, и вышла. Оставив счастливого мужчину одного. 

 

Глава 8.

 

Новость о свадьбе Ренате и Никоса достигла Аляски, где отдыхала Нэнси Джонс с очередным богатым поклонником.

Лежа в горячей ванне, потягивая маленькими глотками шампанское, она наблюдала за Гарри, как он раздевается. Лишь только, когда мужчина присоединился к ней, Нэнси спросила:

– Гарри, милый, ты знаешь Никоса Георгиадиса?

– Банкир? Кто же его не знает. Слышал, он женился на модели, – ответил мужчина грубоватым голосом. – Почему ты спрашиваешь?

Устроившись поудобнее на груди у Гарри, Нэнси ответила:

– Да так. Просто, он женился на моей давней конкурентке на модельном поприще, – сказала она, опустив тот факт, что когда-то они были соперницами и за одного мужчину.

– Хочешь отомстить ей? – деловито спросил мужчина. – Могу устроить. У меня зуб на Георгиадиса.

– Мне нравится ход твоих мыслей.

 

На следующий день после свадьбы, Александрос объявил о том, что они с Сарой тоже в скором времени поженятся. Но как они уже решили, свадьба будет скромной, только самые близкие. Это условие расстроило Ренате.

– Так нельзя. Ты не понимаешь, Алекс, что для девушки свадьба особенный ритуал. Она должна быть в белом платье, с подружками невесты. Необходимо покрасоваться перед гостями. Чтобы все завидовали. И конечно,  она должна похвастаться своим избранником, то есть тобой!

– Я не разделяю твое мнение, Ренате. Тем более, Сара сама захотела скромную свадьбу, я на нее не давил. И...

– Не верю, – перебила его подруга. – Никос, помоги мне убедить этого глупца в его не правоте.

– Эээ... – только начал Никос, как его перебил Александрос.

– Не смей потакать своей жене. Не будь тряпкой. Ты же мой друг, поэтому будь за меня.

Сара с Никосом переглянулись, и молча, удалились, оставив этих двоих спорить.

 

– Значит, женитесь? – задал вопрос Никос, когда они с Сарой шли по коридору.

– Да, – улыбнувшись, ответила та. Ей был приятен Никос. С ним было легко и просто.

– И как ты согласилась, зная его? Он... – замолчал мужчина. – Ты любишь его? Я прав? – эта догадка, почему-то удивила Никоса. Он, конечно, предполагал, что такое возможно, но Сара казалась ему невосприимчивой к методам Александроса. «Может, эта девочка все-таки изменит его в лучшую сторону?»

 

Спустя неделю, Нэнси уже вовсю работала. Знаменитый ювелирный дом предложил ей рекламировать их продукцию на мировом масштабе. Естественно, она решила не упускать такую возможность. И вот сейчас, увешанная изысканными драгоценностями, она стоит перед объективом фотокамеры в не принужденной позе. Она знает, что мужчины, находящиеся в помещении в данный момент, грезят о ней. Как еще о ней не грезит? Ее красота, ее грация, не могут не искушать. Жаль, что тот о ком мечтает она сама, сейчас далеко, и не один.

Во время получасового перерыва, сидя в гримерной, Нэнси случайно подслушала разговор костюмерш.

– Ты слышала, он тоже женится.

– Не может быть. Только не он. Насколько, я знаю, он закоренелый холостяк и бабник. Мир не может потерять такой экземпляр самца.

– Не говори так грубо о моем кумире, – пригрозила первая.

– Он, конечно, божественен, но жениться! И вообще, откуда взялась эта девчонка? Может, она беременна? И поэтому они так скоро женятся?

– Не знаю. Я думаю, что она просто влюблен...

– И решил не отставать от своего друга.

– Ты права, – и обе рассмеялись, и ушли.

Не понимая почему, но их разговор не понравился Нэнси. Было в нем что-то настораживающее. Будто это было предупреждение.

– Нэнси? – подошла к ней Карен, ее агент. – Вечером ты должна быть на встрече с нефтяниками. Что с тобой?

– Что? – переспросила девушка. Она никак не могла выкинуть из головы этот разговор. Он был важен, но почему – это была загадка для нее.

– Неужели ты слышала?! Не воспринимай близко к сердцу. Вы уже давно не вместе, и ...

– О чем ты? – перебила Нэнси. Карен удивленно посмотрела на нее.

– Я о Карандонисе его женитьбе на какой-то девчонке.

– Александрос женится? – только сейчас до нее стал доходить смысл разговора костюмерш.

– Ты не знала?

– Теперь знаю.

– Не бери в голову. Вы уже давно не вместе. Как я поняла, тобой очень заинтересован Гарри. Он богат, у него есть власть.

– Хочешь, чтобы я была его содержанкой, подстилкой? – испытывающее уставилась девушка на своего агента.

– Что ты, что ты! – замахала та руками. Ругаться не было никакого резона. – Ты же ничего не предпримешь?

– Нет. Можешь не волноваться, – холодно ответила блондинка. Мысленно представляя план мести. Она не позволит ему жениться на ком-то кроме нее.

 

Время тянулось так медленно, что казалось, будто оно стоит на месте. Саре предстоял разговор со своим отчимом, как ни как он ее опекун до двадцати лет. Отправившись в Ханья вместе с Александросом, Сару все равно не переставало трясти. Даже спустя столько времени, она до сих пор боялась его. Что ни говори, а Петрос Дестунис был жестоким человеком. Поговаривали, что он заставлял своих любовниц делать аборты, в случае, если те беременели. Но это были слухи, самой правды не знал никто, кроме Петроса и его девиц.

Перешагнув порог дома, где она выросла, Сара невольно прослезилась. Здесь жила Ипполити, ее подруга. Как же не хватало ее девушке. Пусть сейчас у нее новые друзья, пусть у нее есть Ренате, но все равно со смертью Ипполити, что-то умерло и в Саре. Какая-та частичка.

Встретила их Аглая. Казалось, за столь короткое время женщина постарела лет на десять. Появились морщины, взгляд потускнел. Увидев ее, Сара бросилась к ней. Как же хорошо было оказаться дома. Женщина дрожащими руками обняла воспитанницу, и прослезилась.

– Что ты здесь делаешь, дорогая? – женщина посмотрела на Александроса, тот лишь кивнул ей.

– Мы хотели поговорить с Петросом. Он дома? – все также обнимая Аглаю, спросила девушка.

– Милая моя Сара. Я не думаю, что у вас получится с ним поговорить.

– Почему? – вмешался Александрос.

Переведя взгляд на мужчину, ее лицо стало серьезным. Аглая была насторожена.

– Он невменяем.

– В смысле? – настаивал он.

– С тех пор, как вы забрали Сару, он пьет, и пьет по-черному. Ничего не ест, а только пьет и пьет. Со всеми жесток. Он, конечно, и раньше не отличался мягкостью, но сейчас он похож на тирана, или даже на изверга.

– Сейчас он тоже пьян?

– Да.

– Тогда мы зайдем позже, когда он протрезвеет. Пойдем, Сара! – протянув руку к своей невесте, сказал Александрос.

– Кто там так шумит? – послышался пьяный крик из кабинета. А после показался и хозяин дома.

Выглядел он так, будто только что подрался со сворой собак. Одежда рваная и грязная, не бритый. Его глаза стали желтыми от чрезмерных возлияний. Волосы были не только грязными, но и седыми.

Не твердой походкой он подошел к гостям, чтобы рассмотреть лучше.

– Глазам не верю. Сара! Что, маленькая дрянь, решила вернуться? А я говорил, что ты все равно вернешься ко мне, в мою тепленькую постельку, – говоря все это, он потянулся к девушке. Но, не успев даже коснуться ее, был остановлен сильной рукой Карандониса.

– Как ты смеешь, свинья, так разговаривать с моей женщиной! Она тебе ни какая-то там подстилка, она мать моих будущих детей, и моя жена. Поэтому будь разборчив в выражениях, – пригрозил Александрос.

– Ха-ха-ха, – рассмеялся Петрос. – Значит, ты решил жениться на этой шлюхе? Бра... – но, не успев договорить, Петрос отлетел к стене. Забыв, что в гостиной находились еще и женщины, Александрос принялся бить Петроса со всей дури. Тот лишь хрипел.

– Прекрати, перестань! – кричали обе женщины. Но мужчина не слышал их. Им овладели ярость и гнев. Чтобы его женщину оскорбляли? Он этого не потерпит.

Позвав на помощь садовника и конюха, чтобы те оттащили Александроса, Аглая принялась успокаивать Сару, которую била дрожь.

– Спокойней, девочка моя, успокойся. Все будет хорошо. Смотри, им удалось его остановить.

Переведя взгляд на Александроса, Сара видела, как тот сопротивляется. Осознание того, что ее защищают, было приятно, но вид разъяренного мужчины пугал. А если она в будущем разозлит его, что он будет делать? Кинется ли на нее с кулаками? Конечно, разум был прав, когда твердил, что он ее и пальцем не тронет, но страх был, страх перед его мощью, силой.

– М-мы зайдем в другой раз. Александрос, пожалуйста, пойдем, – немного заикаясь, прошептала Сара. Но мужчина никак не отреагировал. Он яростно сверлил взглядом Петроса.

– Да, уходите. И больше никогда не переступайте порог моего дома. А ты, – обратился он к Саре, – забудь, что ты когда-то здесь жила.

Александрос сжал кулаки, но ничего не сделал, только посмотрел на Сару и Аглаю.

– Через две недели состоится наша с Сарой свадьба, надеюсь, что вы, Аглая, придете, – обратился он к женщине, которая все еще удерживала Сару.

– Приду. А теперь, правда, уходите. Только богу известно, что ему в голову сбредет.

– Я все слышу, женщина, – прокричал Петрос, когда его пытались увести обратно в кабинет.

– Хорошо, мы уйдем. Только, обязательно приходи, – поцеловав в щеку женщину, Сара направилась за Александросом к выходу.

Выйдя на крыльцо, Сара взяла мужчину за руку и потянула к машине. Она боялась, что он решит вернуться, и придушит отчима.

 

Сидя в кабинете и допивая очередную бутылку виски, Петрос покосился на дверь.

– Что встала в дверях, заходи, – рявкнул он.

В кабинет зашла Аглая. Осмотрев беспорядок, царивший в помещении, она тяжко вздохнула.

– Ты бы позволил прибраться здесь.

– Не заговаривай мне зубы, женщина. Зачем пришла?

– Ты как опекун девочки должен будешь присутствовать на свадьбе. И дать свое благословение.

– Ха-ха-ха, – зашелся мужчина смехом, но неожиданно для себя закашлял. – Пусть не ждет, я не дам своего благословения, и не приду на эту чертову свадьбу. Ты что не видела, как он меня отделал?

– Эта кровь? – проигнорировав его вопрос, спросила женщина.

Мужчина посмотрел на свою ладонь. На ней действительно была кровь.

– Тебе нужно к врачу. Это плохо, что ты кашляешь кровью.

– Я сам знаю, что мне нужно. Принеси мне еще виски и вина.

– Ты болен, Петрос.

Он ничего не ответил, лишь злобно посмотрел, отчего Аглая поежилась.

 

Александрос и Сара остановились в доме Никоса на время пребывания в городе. И вот теперь сидя в своей комнате, Сара не плакала, но была очень грустна. Это не укрылось от Александроса.

– Почему ты такая грустная? Неужели из-за этого поддонка?

– Он все-таки был мне вместо отца.

– Но он никогда не смотрел на тебя, как отец на дочь. Или ты забыла, что он продал тебя мне.

От его заявления Сара встрепенулась.

– Не напоминай, пожалуйста. Он... он все-таки человек.

– Человек, которому понятия морали и совести незнакомы.

– Хватит! – закричала Сара, и расплакалась.

Мужчина почувствовал не в своей тарелке. Слезы девушки были для него не выносимы. Пусть делает все что угодно, только не плакала бы. Пытаясь взять себя в руки, Александрос начал расхаживать по комнате. Слова утешения почему-то не приходили на ум. Не выдержав, он вышел прочь. Сара осталась одна.

 

– Знаешь, наверное, нам придется прервать наше путешествие, милый, – летя на частном самолете, заявила Ренате. – Я должна помочь Саре подготовиться к свадьбе.

Никос лишь тяжело вздохнул. Порой у жены возникали бредовые идеи. И эта была одна из них. Он прекрасно помнил, как чуть ли не силой тащил Ренате в аэропорт. Эта женщина не могла усидеть спокойно на одном месте.

– Любимая. Они справятся сами.

– Но...

– Никаких «но». Ты помнишь, что сказала Сара?

Ренате задумалась.

 

Ренате, ты должна поехать в свадебное путешествие. Мы сами справимся. Сделаем тебе сюрприз. Ты же любишь сюрпризы?!

 

– Я люблю сюрпризы, – неожиданно проговорила женщина, на что Никос улыбнулся.

– Вот именно, поэтому мы ничего прерывать не будем. Нас ждут еще горы Шотландии, степи Монголии...

– И горячие источники Японии.

– Вот видишь! У нас и без них много дел.

– Угу, – зарылась она носом в его плечо.

 

– Гарри, что ты здесь делаешь? – подходя к двери своей квартиры, спросила Нэнси. Этот мужчина был ей не приятен. Да, она спала с ним, но он богат и только этим она оправдывала себя.

– Тебя сложно выловить. На телефонные звонки ты не отвечаешь, не перезваниваешь. Вечно занята. Я соскучился.

Мимо них прошла пожилая пара, которая с осуждением посмотрела на Нэнси. Но ей было плевать.

– Что ж, заходи. Поболтаем.

Запустив мужчину в квартиру, она сразу начала задавать вопросы волнующие ее.

– Что там с Георгиадисом?

– Сразу к делу. Может, сначала приласкаешь, обогреешь? – обнимая за талию девушку, с хрипотцой в голосе спросил Гарри.

– Может, – вырвавшись из его объятий, она направилась в спальню, чтобы переодеться.

Мужчина воспринял это как приглашение. Поэтому последовал за ней. Не заметившая этого девушка начала раздеваться. Когда она осталась в одном белье, то почувствовала руки на своих бедрах. Запоздавшее осмысление происходящего, вызвало в ней панику. Попытка освободится, была с легкостью предотвращена. Ее не покорность только больше распаляла мужчину. В итоге после не долгой борьбы он овладел ею.

Выбившись из сил, девушка смирно лежала, позволяя насильнику воплощать свои фантазии.

Все закончилось также быстро, как и началось. Он уснул. Она же лежала не шевелясь, смотрела в потолок.

«Я верну тебя Александрос, верну. Ты защитишь меня от таких свиней, как он. А я в свою очередь сделаю тебя самым счастливым мужчиной на свете. Вот увидишь!»

И она заснула.

 

Глава 9.

 

– Это нормально, что мы живем в одном доме, спим в одной кровати перед свадьбой? – пытаясь натянуть чулок, спросила Сара. – И нам обязательно идти на этот прием? Черт!

– Дорогая, я на тебя плохо влияю, – его забавляло, что, спустя всего лишь несколько месяцев, эта малышка стала более уверенной в себе. И он понимал, что в этом была его заслуга.

– Александрос? – позвала она его. – Застигни, – повернувшись к мужчине спиной, попросила девушка.

Улыбнувшись ее просьбе, и манере, в которой это было сказано, он медленно застигнул молнию на платье.

– Так ты не ответил, нам обязательно идти на этот прием?

– Да. Пойми, там будут люди, с которыми я планирую работать. И ты знакома не со всеми моими друзьями.

Сара вопросительно на него посмотрела.

– Не надо так смотреть. Ты хотела бы сидеть взаперти, и ничего не знать о своем женихе?

Она отрицательно покачала.

– Вот и умница. А теперь, бери сумочку и пойдем.

 

Сидя напротив зеркала, и водя кисточкой с пудрой по лицу и шеи, девушка заметила, как стали четче выделятся ее скулы. Да она похудела за неделю немыслимо на много. Надо хоть, что-то есть, а то прощай работа. Единственная отрада в ее жизни... Пока что, единственная.

И вновь приступ тошноты. Нэнси успела добежать до ванны. Вот уже четыре дня ее рвало, голова кружилась, все раздражало. Мысль о том, что она может быть беременна от Гарри, убивала. Но идти к врачу, или сделать тест было страшно. Пусть будет, как будет – решила она.

Ополоснув лицо прохладной водой, она посмотрела на себя в зеркало. Макияж, так тщательно нанесенный ею, был погублен. Идти уже никуда не хотелось. Но зная реакцию Гарри, она была вынуждена признать, что идти ей придется. «Черт! Как же мне от него отвязаться?» Мозг Нэнси лихорадочно работал, но так ничего она и не придумала. Гарри был страшным человеком. Как-то он ей сказал:

 

– Ты от меня просто так не избавишься. Предашь меня или захочешь уйти, знай, уйдешь ты только в мир иной.

 

От этих его слов у девушки тогда волосы на затылке встали дыбом. Она никак не могла поверить, что так вляпалась. Ей срочно нужен был повод, чтобы отвязаться от надоедливого поклонника. Но что? Что придумать такое, чтобы он перестал преследовать ее? А если сказать ему, что она беременна от него, что будет? Ведь она не далека от истины. Все-таки нужно проверить, твердила Нэнси себе. И лучше сразу к врачу.

 

Казалось, что этот вечер не закончится никогда. Сара изнывала от боли в ногах.

– Ой! – поморщилась девушка. – Когда же это все закончится? – облокотившись на балконные перила, спросила она саму себя.

Ей так хотелось скинуть неудобную обувь, пройтись босиком. Но она не могла. Что подумают друзья Александроса, если она так сделает? Что она не воспитанная дикарка, что у Александроса плохой вкус. И он не разбирается в женщинах. Хотя... Если подумать, он никогда не страдал дефицитом внимания со стороны противоположного пола. Что ж, она должна держаться. Чем она хуже той брюнетки, которая наглым образом заигрывается с ним сейчас. Ну да, красивая, высокая, с пышной фигурой.

«Черт! И почему у меня такая грудь маленькая?! Я ему доверяю. Доверяю! Надо подойти просто, проявить участие... Но мои ноги. Ааа... была, не была!»

Каждый ее шаг отдавался болью. Но натянув улыбку на лицо, она спокойно направилась в сторону своего жениха.

– Ты нас не представишь, дорогой? – Сара специально сделала акцент на слове «дорогой». Пусть знает, что этот мужчина занят.

– Конечно, – улыбнулся Александрос своей невесте. Он сразу понял, что она пришла защищать свое. «Собственница!» – Паола. Моя давняя подруга.

Женщина окинула Сару оценивающим взглядом, и, решив, что опасности никакой нет, переключила все свое внимание на Александроса.

– Так ты не ответил, какая твоя невеста? Боже, ад, наверное, замерз, раз ты решил жениться.

– Кхе-кхе, – услышав покашливание, женщина вновь посмотрела на Сару.

– Очень приятно Паола. Меня зовут Сара, я невеста Александроса, – мило улыбнулась она женщине. Та выпучила на нее глаза, потом медленно перевела взгляд на Александроса. В ее глазах читался немой вопрос: «Это правда?», на что Александрос лишь кивнул, и притянул к себе Сару. Ошеломленная женщина не зная, что сказать, молча, попятилась от них куда подальше.

– Я постараюсь смериться с тем, что женщины к тебе пристают. Но только один шаг налево, знай, кара будет страшной, – ущипнула она его за руку, которой он обнимал ее за талию.

– Что, все англичанки такие враждебные?

– Не забывай, что я только на половину англичанка, моя вторая греческая половина требует крови, когда я вижу, как они вьются возле тебя.

– Ну-ну. Для меня существуешь только ты. Если бы я в этом не был уверен, то и не женился бы на тебе.

– Ох, какое благородство...

– Тебя послушать, так ты стал святым, – раздался за их спинами мужской голос.

Они обернулись.

– Саввас! – воскликнул Александрос, и бросился обнимать друга. – Где ты пропадал?

– Не думаю, что стоит говорить это при твоей невесте, – мужчины посмотрели на Сару. Та только вопросительно вскинула бровь.

– Дорогая, позволь представить моего друга, Савваса. Мы дружим со школьной скамьи.

– Очень приятно, Саввас. Я – Сара.

– Взаимно, Сара, – поцеловав ей руку, сказал мужчина.

– Эй, не липни к моей невесте, – Саввас приподнял брови в удивлении. – Я знаю тебя, старый развратник.

Мужчины засмеялись, а Сара только слабо улыбнулась.

– Кто бы говорил. О твоих похождения ходят легенды.

– Это в прошлом. Теперь я корабль, который нашел свою пристань.

– Еще бы... – с улыбкой сказал Саввас, обращая свой взгляд к Саре. – Ты нашел не просто пристань, а райское сокровище.

От такого сравнения щеки Сары быстро покраснели, что еще больше раззадорило мужчин.

– Ты пропустил свадьбу Никоса, – упрекнул Александрос друга.

– Знаю. И уже извинился перед ними. Знаешь, я не думал, что из них получится такая красивая пара. И самое главное, что я заметил, что они влюблены друг в друга по уши.

– Возможно, ты и прав.

– Саввас, а чем вы занимаетесь? – спросила Сара, тем самым напомнив мужчинам, что она никуда не исчезала.

– О! Милая, я владею частной авиакомпанией.

– Здорово. Наверное, прибыльно?

– Прибыльно, Сара, когда у твоего клиента есть чем платить, – с философским видом изрек Александрос.

– Что ж, позвольте вас оставить. Нужно кое-кого поприветствовать.

Оставив их, мужчина направился к недалеко стоящей компании.

– А он милый, – призналась Сара.

– Милый? – переспросил Александрос. – Ты с ним больше не увидишься.

– П-почему?

– Потому что он милый.

– Ты что ревнуешь?

– Да. Я ревную тебя к каждому находящемуся здесь мужчине. И... Перестань смеяться.

– Мы квиты.

– Что? О чем ты?

– Я тоже ревную тебя, – с гордостью заявила девушка.

– К каждому находящемуся здесь мужчине? – поддел он Сару.

– Нет. Дурак, – обижено надув губки, прошептала девушка. – К женщинам.

 

– Нэнси! Я тебя не ждал сегодня. Что-то случилось? – заключая в объятия девушку, сказал Гарри.

– Нам нужно поговорить.

– О чем? – немного отстранив ее от себя и заглянув в ее лицо, спросил мужчина.

– Гарри, я беременна, – отворачиваясь произнесла она.

– И что? – ледяное спокойствие в ответ.

– Это твой ребенок.

– Моя маленькая дурочка, не смеши меня. Это невозможно, – в его голосе были слышны стальные нотки.

– Но это твой ребенок, – настаивала на своем Нэнси.

– Ха-ха-ха...

– Это не смешно. Разве ты не понимаешь, что появление ребенка ставит на моей карьере крест. Я не готова быт матерью.

– Так избавься от него.

– Избавиться?

– Да. Или отдай его тому, от кого нагуляла.

– Ты что оглох? Это твой ребенок. Ты отец! Ай...

– Я никому не позволяю так с собой разговаривать, – все сильнее и сильнее сжимая руку девушки, прошипел Гарри. – Я бесплоден, детка, – швырнув ее на пол, заявил он. – Поэтому со мной такие фокусы не пройдут.

Нэнси сидела на полу в шоковом состоянии. Как она могла так ошибиться? Ее ложь была так легко раскрыта. Откуда ей было знать, что он не может иметь детей? «Вот идиотка!»

– А теперь, убирайся из моего дома, – больно схватив девушку за волосы, он поднял ее на ноги. – И не попадайся мне на глаза. Иначе, попрощаешься с карьерой.

Дважды просить было ненужно, Нэнси собрав остатки своего достоинства, с гордо поднятой головой покинула его дом.

 

Сара стояла перед зеркалом в белом платье. Сегодня день ее свадьбы. Могла ли она мечтать, что будет выходить замуж именно за него! Могла, но боялась себе в этом признаться.

В ее комнате царила суматоха. Ренате и Аглая спорили, какой букет подойдет лучше. Но Сара сама уже выбрала белые каалы.

Но не только в ее комнате была неразбериха. Из-за волнения Александрос никак не мог завязать галстук. Не выдержав, он попросил помощи у Савваса, так как Никос был занят.

Завязывая галстук друга, Саввас умышленно подшутил над ним тем, что чуток придушил его. И вовремя отскочил в сторону, так как замахнулся на него первым, что попалось под руку.

Церемонию решили провести в доме, для этого пригласили священника.

Дом был украшен белыми цветами, из всех окон струился свет. Чувствовалась атмосфера праздника.

И вот наступил долгожданный час.

Жених, стоявший около священника, заворожено смотрел на свою невесту. Та шла медленно, словно желая помучить его. В след за ней шла Ренате, глупо улыбаясь каждому, чей взгляд она ловила.

Церемония прошла так медленно, казалось, что она длилась целую вечность. А жених с невестой время от времени истерически посмеивались, так сказывались на них напряжение и волнение.

Когда последние слова клятв были произнесены, все вздохнули с облегчением.

Празднование было веселым и шумным. Только под утро гости стали расходиться по комнатам.

Новоявленные муж с женой на руках перешагнул порог спальни. Поставив Сару около кресла, он устало провел ладонью по шее, ослабил узел галстука.

– Устал? – подойдя к нему, Сара обняла его со спины.

– Никогда не думал, что это такое выматывающее мероприятие.

– Оно уже позади, – разминая его плечи, прошептала Сара.

– Все только начинается, любимая.

– Да ты что? А я и не заметила, – пошутила она. Александрос повернулся к ней лицом.

– Знаешь, чего я сейчас хочу?

– И чего же?

– Угадай, – подмигнул он ей.

– Так... Дай подумать. Ты устал, измотан. Наверное, ты хочешь спать. Я права?

Мужчине стало смешно от ее предположения. «Какая же она наивная. Моя малышка.»

– А если хорошо подумать? – с озорным огоньком в глазах, спросил он.

– Конечно, как я не догадалась сразу... – она сделала паузу. Александрос пытался понять, что Сара сейчас скажет, но ничего в голову не приходило. – Для начала, тебе нужно принять расслабляющую ванну, а потом лечь в мягкую постель, и провалиться в Царство Морфея.

Александрос не нашел, что сказать. «Как она узнала, что я хочу принять ванну?»

– Но боюсь, что один ты ее принимать не будешь, – смело заявила девушка.

– М-м-м... Звучит многообещающе, – обнимая ее, промурлыкал мужчина. И недолго думая, закинул жену на плечо. Сара стала протестовать.

– Пусти! – кричала она, заливая смехом. – Дай хотя бы платье снять.

– Это мысль, – изрек он.

Поставив на ноги жену, он ловко освободил ее от платья, и снова закинул на плечо. Сара все рано сопротивлялась. Зацепилась руками за косяки дверного прохода в ванну. Но силы были не равны. В итоге дверь в ванну с грохотом закрылась.

Наступила тишина. Минут пять не было слышно ни шороха, а после дверь в ванну распахнулась. Из нее вылетала полуобнаженная девушка, она прикрывалась полотенцем, которое успела прихватить с собой. Вслед за ней вышел мокрый мужчина.

– Я не понял, что это сейчас было? – порычал он, подходя к ней.

– Кхе-кхе... – покашляла Сара, пытаясь скрыть рвущийся смех. – Прости, любимый! – хлопая глазками, начала она отступать к кровати.

– Прости? – наступая на нее, словно хищник. – Перестань смеяться.

– Не могу остановиться.

Александрос в резком рывке бросился к ней. Пискнув, Сара забралась на кровать.

Эта беготня продолжалась еще долго. Под утро оба вымотавшиеся, просто уснули в обнимку.

 

Блаженный сон нарушил стук в дверь. Сара с большим трудом оторвала голову от плеча мужа. Сев в кровати, она сонными глазами осмотрела комнату. Рядом зашевелился Александрос.

– Ты чего не спишь? – не открывая глаза, спросил он.

– Кто-то стучится в дверь.

– КТО? – крикнул мужчина.

– РЕНАТЕ,– послышалось из коридора.

– ЧТО НУЖНО? ДАЙ ПОСПАТЬ.

– ЛАДНО, СПИТЕ. ЧЕРЕЗ ЧАС ПРИДУ ЗА ВАМИ. А ТО УЖЕ ВСЕ ВАС ЖДУТ, – крикнув это, Ренате ушла.

– И что им всем от нас надо?! Они же должны понимать, что мы хотим побыть одни, – ворчал мужчина, переворачиваясь на спину.

– Наверное, хотят продолжать праздновать, – предположила Сара.

– Могу и без нас попраздновать. Иди ко мне, – притяну он к себе Сару. – Мы заслуживаем, немного поспать.

– Угу, – устроившись поудобнее в его объятиях, согласилась она с ним.

 

Глава 10.

 

Прошло два месяца.

– Александрос? – позвала его девушка.

– Что, дорогая? – отозвался мужчина, читая газету.

– Когда возвращаются Никос с Ренате? – наливая сок, спросила Сара. Было так здорово сидеть на террасе с любимым мужем, просто так сидеть, и осознавать, что он здесь, с тобой.

Александрос отложил газету. Он заметил, что Сара все чаще и чаще спрашивала о возвращении их друзей, и это немного его раздражало. Его раздражало то, что она больше интересуется ими, а не им. А может ему просто казалось, что все именно так? Он не хотел делить ее ни с кем.

– На днях, – после продолжительной паузы ответил Александрос.

– Хм... Ясно, – она посмотрела на распустившиеся розы в саду.

Заметив ее недовольство, Александрос спросил:

– Что-то не так?

Она молчала.

– Тебе не нравится, что я говорю о них? – напрямую спросила Сара.

– Я этого не говорил, – напряжение в нем стало расти.

– Ты до сих пор думаешь, что они не созданы друг для друга?

– К чему эти вопросы, Сара?

– Ты все еще любишь ее, Ренате? – не осмелившись посмотреть ему в глаза, спросила девушка. Тот факт, что он признался в своей любви к Ренате в тот вечер, когда они попали в аварию, волновал Сару.

– Ты же знаешь ответ, зачем спрашиваешь?!

– Значит, да, – с грустью произнесла девушка. – А я... что значу для тебя, Александрос?

– Ты?

Действительно, что она для него значит? Он и раньше задумывался об этом, и никогда не мог сформулировать ответ. Он знал лишь то, что она ему нужна, как воздух.

– Ты мой воздух. Сама мысль о том, что мне нужно тебя с кем-то делить, убивает меня.

Девушка уставилась на него, не ожидав такого ответа.

– То есть, я для тебя как собственность?

– Звучит грубо. Ты моя, и только моя, – погладив нежно ее руку, отозвался он.

– Понятно, – пробурчала она себе под нос.

 

Объездив полмира, или большую его часть, Никос и Ренате отдыхали последние деньки в Берлине, в родном городе Ренате.

– Знаешь, – прогуливаясь по Aleksandrstr., начал Никос, – может быть тебе оставить работу!

– Я думала об этом.

– И что ты решила?

– Не знаю, Никос, не знаю, – покачала головой Ренате.

В следующий момент Никоса кто-то позвал, он повернулся на голос. Послышался грохот выстрела. Единственное, что видела Ренате, так это то, как Никос закрывает ее собой, а потом падает на асфальт. Рвущийся наружу крик застрял в горле. Ступор перешел в панику. Ренате кинулась к лежащему на боку Никосу. Его рубашка на левом плече окрасилась в багровый цвет, он судорожно хватал воздух.

– Ты не ранена?

– Нет, – сквозь слезы, прошептала Ренате. – Не шевелись. Сейчас скорая приедет. Тише-тише.

– Ренате, я... я люблю тебя. Ты единственная женщина, которую я любил. Как жаль, что все так обернулось.

– Перестань! Береги силы. Все будет хорошо. Ты не посмеешь меня оставить, я тебе этого не прощу. Никос?

Его глаза стали постепенно закрываться.

– Никос? Слушай меня! Не закрывая глаза. Я люблю тебя, слышишь?

– Спасибо! – и он потерял сознание.

Вскоре подъехала скорая помощь.

 

Тишу, царившую в доме, нарушил телефонный звонок. Сара поспешила к телефону. У них с Александросом вошло в привычку отпускать прислугу на выходные, а порой и среди недели.

– Алло! Дом семьи Карандонис, – произнесла Сара.

– Сара? Это Аглая.

– Ах, здравствуй тетушка. Давно мы не разговаривали. Как у тебя дела?

– Сара, Петрос умер.

Девушку как громом поразило. Она его не любила, даже ненавидела, но не желала смерти. Но испытала какое-то облегчение.

– Завтра похороны. Ты его наследница, – понимая, что девушка пребывает в шоковом состоянии, пояснила Аглая. – Ты приедешь? Знаю, у вас были не самые лучшие отношения, но все-таки он тебя растил.

– Приеду.

– Завра в двенадцать прощание.

– Поняла.

– Пока.

Сара ничего не ответила.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил Александрос.

– Отчим умер. Завтра похороны. Я должна поехать.

– Ничего ты не должна. После всего, что он сделал, ты еще собираешься на похороны! Что за бред, Сара?

– Но он растил меня.

– Это не обсуждается, – он злился.

– Я должна. Я его наследница.

– Не хочу ничего слышать, – бушевал мужчина.

– Пожалуйста, Александрос, пойми меня, – подойдя к нему, она обняла его. – Пожалуйста.

– Хорошо, – он таял, когда она так делала. – Только не жди, что я поеду.

– Я понимаю.

Раздался очередной звонок.

– Может, это Аглая? – протягивая руку к телефону, сказала Сара, но ее опередил Александрос.

– Алло?

На другом конце провода плакала женщина.

– Алло? Кто это?

– Приезжайте, пожалуйста.

– Ренате? Что случилось? Почему ты плачешь?

– Он не выкарабкается. Мне страшно, Алекс. Приезжайте.

– Что случилось? – переходя на крик, спрашивал мужчина.

– Я жду, – и Ренате положила трубку.

– Что такое?

– Не знаю. Они сейчас должны быть в Берлине. Нужно ехать.

– Да. Но, как же похороны Петроса?

– Сделаем так, ты завтра едешь на похороны, а я лечу в Берлин, – у него было плохое предчувствие.

– Но...

– Я тебе позвоню. И если будет нужно, то ты прилетишь.

– Хорошо.

 

Утро следующего дня выдалось пасмурным. Моросил дождь.

По желанию Петроса, его кремировали. Прощание было недолгим. Нотариус зачитал завещание, в котором говорилось, что наследство было разделено пополам. Одна половина Аглаи, другая – Саре.

– Что будем делать дальше? – спросила женщину Сара.

– Жить. Это твой дом. Когда станет грустно и одиноко, когда не куда будет пойти, знай – двери этого дома открыты для тебя всегда.

– Спасибо.

– Сейчас поедешь в аэропорт?

– Да. Что-то случилось у Ренате и Никоса, и у меня плохое предчувствие.

– Знаешь, ты неважно выглядишь, бледная. Может, тебе стоит отдохнуть немного?

– Нет, все в порядке... Извини, меня тошнит, – Сара побежала в ванну.

– Давно тебя тошнит? – заходя вслед за ней в ванную комнату, спросила Аглая. Сара посмотрела на нее.

– Не знаю. Может неделю, или чуть больше. Думаю, это все нервы.

– Думаешь? А ты часом не беременна? – серьезно спросила женщина.

– Не думаю.

– Надо провериться, дорогая. И не возражай.

– Обещаю, когда приеду, схожу к врачу, – выходя из ванны, пообещала девушка.

 

Перелет Александросу показался очень долгим. Может быть, потому что он сидел как на иголках. Он чувствовал, что что-то случилось, но не мог даже представить, что именно.

Мужчина влетел в дом родителей Ренате, те все ему и рассказали. Рассказали, что в Никоса стреляли, что он сейчас в реанимации, и что шансов мало.

Недолго думая, Александрос направился в указанный госпиталь. Зайдя в палату, он увидел Ренате. Из той как будто жизнь ушла. Поникшая, блеклая, а в глазах была только грусть.

– Я рада, что ты приехал. А где Сара? – посмотрев на него уставшими глазами, спросила она.

– Она скоро будет. Ее отчим скончался, она была на его похоронах. Должна в скором времени прилететь.

– Ясно.

– Что случилось? Твои родители рассказали, но мне хотелось бы знать подробности, – он посмотрел на своего друга, который сейчас лежал неподвижно, лишь только его грудь, то вздымалась, то опускалась. Все эти провода, к которым он был подключен, пугали Александроса.

– Не помню точно. Но мы гуляли, вдруг его кто-то окликнул, а дальше все как в замедленной съемке. Выстрел, он заслонил меня, и упал.

– Может, покушались на тебя? Какой-нибудь горе поклонник, которому ты отказала.

– Я тоже так думала, но тогда зачем он его позвал по имени? Не понимаю. Меня допрашивала полиция. Они сказали, что работал дилетант. Но мне от этого не легче.

– Ублюдка найдут. Если не полиция, то я. Сейчас самое главное, чтобы он выкарабкался.

– Шансов мало.

– Но они есть.

 

На следующее утро, когда Сара прилетела в Берлин, первое, что она увидела, так это газету, где были фотографии Никоса и Ренате. Но, к сожалению, прочитать она не смогла, газета была на немецком языке. В аэропорте ее встретил Александрос, и рассказал ей все.

– Но зачем? У него были враги?

– Дорогая, у каждого из нас есть враги. Только, одних стоит бояться и опасаться, а других нет.

– Бедная Ренате...

– Ей сейчас нужна поддержка.

– Конечно, я понимаю, – Сару опять тошнило, но она старалась сдерживать себя. Если Аглая права, и девушка беременна, то она не станет говорить об этом мужу, пока сама не убедиться в этом.

– Поехали в госпиталь, или сначала завезем твои вещи.

– В госпиталь, остальное все подождет.

 

Слух о том, что в Никоса Георгиадиса стреляли, облетел весь мир. Сейчас сидя в своей гостиной, Нэнси уставилась в телевизор, по которому сейчас об этом сказали.

«Гарри.» – пронеслось у нее в голове. Хотелось позвонить Александросу, утешить его, но... «Что ж! Может это и к лучшему. Теперь мой выход. Я знаю, как его утешить.»

Взяв телефон, она заказала один билет до Берлина, и стала собираться.

 

Зайдя в палату, приступ тошноты усилился. Так организм Сары реагировал на запах лекарств. Обняв Ренате, она посмотрела на Никоса, и ее сердце сжалось.

– Что с тобой, Сара? – спросила Ренате, отстраняясь от нее.

– Я... – не успела она договорить, как потеряла сознание. Ей повезло, от падения ее спас Александрос, успевший подхватить свою жену.

Открыв глаза, Сара поморщилась, яркий свет бил в глаза. Она огляделась. Все та же палата. Только теперь на нее устремлены обеспокоенные взгляды ее близких.

– Что со мной?

– Ты потеряла сознание, – объяснил Александрос, поглаживая ее руку.

– Ну и напугала же ты нас, – дрожащим голосом произнесла Ренате. – На всякий случай, взяли кровь на анализ. Но я думаю, это все нервы.

– Я с тобой согласна, Ренате.

– Ммм...

Это мычание застало всех врасплох. Они посмотрели на Никоса. Тот открыл глаза. Ренате кинулась к нему.

– Никос, ты меня слышишь? Славу богу, ты очнулся.

– Я позову врача, – сказал Александрос и вышел.

Врач сказал им, что кризис миновал. Но осталась вероятность, что Никос будет прикован к инвалидному креслу, так как был задет нерв.

– Мы будем бороться. И вот увидите, он встанет, – заявила Ренате врачу.

Через пару дней Сару вызвали в госпиталь. Александрос пошел с ней, так как она не знала языка.

– Примите мои поздравления, – обратился врач к Александросу, – ваша жена беременна.

Мужчина оторопел от такой новости.

– Что он сказал? – спросила Сара.

– Ты беременна, – все так же смотря на врача, ответил он.

– А? – Сара тоже прибывала в шоке.

Эта новость была такой неожиданной, что всю дорогу до дома Ренате, они молчали.

Осознание того, что они станут родителями пришло к ним только где-то через полторы недели. Но happy end бывает только в фильмах и в книжках.

 

Через недели две появилась Нэнси.

– Что ты здесь делаешь? – задал Александрос вопрос девушке. Он шел навестить друга, и никак не ожидал встретить здесь свою старую любовь.

– Вот пришла навестить Никоса. А что нельзя? – кокетливо поинтересовалась она.

– Не боишься натолкнуться на Ренате? Не думаю, что ей понравится, что ты здесь.

– Ты прав, конечно. Знаешь, ... нам надо поговорить. Вот мой адрес, – протянула она ему листок бумаги, – буду ждать тебя в час дня.

– Почему ты решила, что я приду? – он был напряжен. Эта женщина все еще странно действовала на него.

– Ты же хочешь знать, кто стрелял в Никоса? – прикусив нижнюю губу, спросила она, хотя и знала ответ. – Ты придешь, я знаю. До завра, дорогой, – погладив его по щеке, она ушла.

Александрос проводил ее взглядом. «Почему мне вдруг так захотелось ее обнять? Нет! У меня есть Сара,  и она подарит мне ребенка. Я обещал ей, что не буду изменять.»

Из палаты Никоса вышли Ренате и Сара. Они о чем-то весело болтали. Увидев их, Александрос покосился в ту сторону, куда только что ушла Нэнси. «Надеюсь, они ее не видели.»

– О! Алекс, привет! Никос хотел тебя видеть.

– Привет! – подошел он к женщинам. – Как он себя чувствует?

– Также, но он не намерен быть прикованным к инвалидному креслу.

– Это хорошо. Как ты? – обратился он к жене.

– Завтра в двенадцать к врачу иду. Ты со мной пойдешь? – обняв его, спросила Сара.

– Прости, родная, я занят, – поцеловал ее в губы Александрос в знак извинений.

– Отлично. Раз ты не можешь, то пойду я, – предложила Ренате. – А потом к Никосу зайдем. Хорошо?

– Спасибо, – улыбнулась ей Сара.

 

Следующим утром, Александрос ушел рано. Сару же разбудил звонок сотового телефона.

– Алло! –  сонно проговорила девушка.

– Сара Карандонис?

Девушка еще не привыкла к новой фамилии, поэтому помедлив, ответила:

– Да. Это я. Кто это?

– Где сейчас ваш муж? – задавал вопросы приятный и очень знакомый голос.

Сара села, и оглядела комнату. Она вспомнила, что он ушел очень рано.

– Его сейчас нет. Кто это?

– Это его любовница.

– Это злая шутка. – Сара не верила своим ушам. «Он не мог.»

– Не верите?

– Почему я должна вам верить? Не звоните больше сюда, – она хотела уже положить трубка, как услышала, время и место, где должен встретиться ее муж с этой женщиной.

В Саре родились подозрения. А что если это правда? Он отказался идти в ней к врачу, сославшись на занятость. «Я должна ему доверять. Но... ведь ничего плохого не случится, если я проверю?!»

Зайдя к Ренате, она попросила ту позвонить и перенести время приема. На вопрос Ренате «что случилось?», ответила, что у нее дела. Ренате насторожилась. Ей не нравилось то, как ведет себя подруга.

 

В назначенное время Александрос был на месте, не зная, что и Сара уже на подходе.

Дверь ему открыла не Нэнси, а незнакомая девушка. Она сказала, что Нэнси в ванной, и чтобы он ее подождал. Александрос прошел в гостиную, присел на диван. Вскоре вышла и Нэнси. На девушке был только тонкий шелковый халатик.

– Ты все-таки пришел.

– Говори, что знаешь. И я пойду, – напряжение в нем нарастало. Трудно все-таки полностью забыть свою первую настоящую любовь.

– Какой ты быстрый, – подойдя вплотную к нему, прошептала ему на ухо Нэнси. Пользуясь его замешательством, девушка села к нему на колени, и поцеловала в губы.

Сначала Александрос хотел оттолкнуть ее, но что-то не дало ему этого сделать. Вырвавшееся наружу желание поглотило его разум. Обняв девушку, он подмял ее под себя, стащил халат. И словно изголодавшийся зверь, начал целовать ее. Он не знал, что за ними наблюдает его жена. Не видел ее лицо. Не слышал тот немой крик, который вырвался из ее груди.

А Сара стояла и наблюдала за ними. Она узнала женщину, поняла, почему голос показался знакомым. Это была его старая любовь. Она не могла сдвинуться с места, словно ее ноги приросли к полу. Хотелось кинуться на них с кулаками, и в тоже время убежать, чтобы не видеть все это. Она с глухим стуком закрыла дверь, и побежала прочь.

Незнакомый город, непонятный язык. Все такое чужое. Уже который час она бродила бессмысленно по городу. Она – то плакала, то смеялась. Окружающие люди шарахались от нее, как от сумасшедшей.

Вдруг резкая боль скурила ее. Охнув, она упала на колени. Ее одежда была в крови. Кто-то пытался с ней говорить, но, ни слова она не понимала. Сара лишь провалилась во тьму.

 

Глава 11.

 

Два года назад

 

- Как она? И как долго она ещё пробудет здесь? – голос мужчины дрожал.

- Состояние стабильно. Но во время операции произошло сильное кровотечение, и нам пришлось прижечь одну фаллопиеву трубу.

- Подождите, что это значит? Я не понимаю.

- Это значит, что у вашей жены мало шансов забеременеть.

Сара слышала сквозь дремоту весь разговор мужчин. Слышала, как её муж тревожится о ней, как дрожит его голос. Его голос никогда не дрожал. Он мог быть властным, нежным, но никогда не испуганным.

Девушка попыталась открыть глаза, но усталость не позволяла. Попытавшись ещё раз, она приоткрыла один глаз. Вокруг было светло, слишком светло. Следом открыть второй глаз, она нашла взглядом Александроса. Он был бледным.

- Ммм...

- Сара? Любимая, Господи, ты очнулась.

- Ммм...

- Госпожа Карандонис, не делайте резких движений, пожалуйста. Я вас осмотрю.

После осмотра врач оставил их одних. Каждый молчал, не зная с чего начать.

- Александрос, мне нужен развод, - прошептала Сара.

Мужчина решил, что ослышался. Она несколько часов назад потеряла их ребенка и перенесла операцию. Это не возможно, чтобы она просила у него развод. Они так мало женаты.

- Почему? – он стал серьезным.

- Ты мне соврал.

- Не понимаю о чём ты?

- Я видела тебя с ней. С Нэнси.

- Что?

Александрос никак не мог в это поверить. Это просто не возможно. Как она узнала?

- Гадаешь, как я узнала? Ха. После твоего ухода, позвонила женщина и назвала адрес, где я нашла тебя с ней. Мне нужен развод.

На это мужчина ничего не ответил.

 

С тех пор прошло два года. Сара жила в доме отчима. Они с Аглаей поменяли всё. Только бы ничего не напоминало о бывшем хозяине. Бизнесом занимался Александрос. Да, он дал развод, но не исчез из её жизни. Время от времени появлялся. Она разговаривала с ним только о бизнесе и о друзьях. Но даже когда он пытался заговорить об их браке, то встречал лишь ледяное спокойствие и безучастность. Она сильно изменилась. От той маленькой девочке ничего не осталось.

 

Как-то Сара сидела в беседке, любовалась садом. Она ждала. Ждала одного человека. В этом доме он появлялся один раз в месяц с отчётом о компании. И вот сегодня, она снова его увидит.

Как же её бесила сама мысль, что до сих пор контролировал её, следил. В первое время после развода, Александрос не давал ей проходу. Появлялся везде. Она даже стала думать, а не следит ли он за ней. Он замучил её своими появлениями. Поэтому спустя почти два месяца такой пытки, Сара чётко разграничила «территорию».

В бизнесе она ничего не смыслила, поэтому отдала его ему. Если сказать, что Александрос был удивлён, то ничего не сказать. Но контрольный пакет акций, Сара оставила себе. Она не была дурой, но не с её характером было вести дела.

И вот почти за два года она похоронила свою любовь к бывшему мужу. Поначалу было странно обнимать, целовать кого-то ещё, спать с кем-то, кто не является Александросом. Это было так сложно и странно. Но постепенно она вошла во вкус. За это время, она находилась на свидания, что было в новинку. Перезнакомилась с таким количеством мужчин, что просто сбилась со счёта. Но конечно, спала она не со всеми. Их было трое. И сейчас третий спал в её кровати после бурной ночи. А сама она ждала бывшего мужа.

Послышался скрип колёс, а значит, он тут. Сара встала, расправила юбку сарафана. Она специально сегодня надела этот сарафан. Потому что он идеально подчёркивал фигуру. Тонкие бретельки, кружевной лиф и струящаяся юбка.

Саре нравилось выводить его из себя, и видеть, как он пытается себя сдерживать. Александрос пожирал её глазами, но получить не мог, больше не мог.

Вот и сейчас было всё как всегда.

Выйдя из машины, Александрос знал, где искать Сару. Она была в саду, в беседке. Его девочка очень любила это место. И сейчас идя к ней навстречу, он снова отметил, что его жена принарядилась для него. Мысль, что это ради другого была как инородное тело в ране. Он знал, что она сейчас с кем-то встречалась. И это его жутко бесило.

- Здравствуй, Сара! Великолепно выглядишь.

- Привет! Давай только по-быстрому, я сегодня занята, - специально проигнорировав комплимент, ответила девушка.

Она часта так стала делать. Игнорировать его комплименты, замечания, пожелания. Но Александрос никак не мог изменить этого. Его так же бесило то, что Сара стала его звать «Алексом». А ведь так звали его только бывшие любовницы. А Сара была и остаётся больше чем любовница. Да, он позволил ей получить развод, но это только бумага. Она принадлежит ему навсегда, с того самого момента, когда Петрос проиграл её в карты.

- Алекс? Так что там с компанией?

Он молчал, впитывая её образ в себя.

- Если ничего, то я, пожалуй, пойду.

- Лес дорожает в цене. У нас стало мало заказов.

- Так снизьте цены. Почему я должна тебе это говорить. Ты у нас бизнесмен.

Слушая её, он выделил только одно слово «нас».

- Алекс?

- Здравствуй, Александрос! – из дома вышла Аглая. Как бы ни было странно, но она приняла его сторону, и отговаривала Сару от развода. Мол, он сам жертва. И порой Сара почти соглашалась с ней, но воспоминания никуда не денешь.

- Здравствуйте, Аглая! Как вы?

- Хорошо. Но было бы лучше, если бы Том не разбрасывал свои вещи по всему дому. Он, кстати, уже проснулся, Сара.

Сару передернуло. Она не хотела, чтобы Алекс знал, с кем именно она встречается. Она боялась его реакции, боялась, что она будет не адекватной. И как назло, Том тоже решил к ним присоединиться.

Александрос сразу заметил мужскую фигуру в дверях и напрягся ещё больше. Достаточно было того, что она встречалась с кем-то. Но с этим Моро, это было выше его сил. И то, как парень подошёл к его женщине и обнял её, приводило его в ещё большее бешенство.

- Александрос, - кивнул Том.

В ответ мужчина лишь прожег его взглядом.

- Ты не забыла, мы сегодня хотели съездить в мэрию, а потом в посольство? – Том нарочно спросил об этом. И Сара это прекрасно знала.

- Да, я помню, - она подставила губы для поцелуя, следя за реакцией Алекса. Как она и ожидала, он дёрнулся в их сторону, но в последнюю секунду остановил себя. И это делало ему честь.

- Александрос, может быть, что-нибудь хочешь выпить? Я как раз сварила кофе.

- Да. Я бы не отказался от кофе. Спасибо, Аглая.

Когда Алекс и Аглая зашли в дом, Сара ещё теснее прижалась к Тому, а тот не возражал.

Кто бы мог подумать, что они будут вместе. Прошло уже четыре месяца, и Саре было хорошо с ним. Она чувствовала себя защищенной. А это ей так было необходимо. И то, что они сегодня собрались подать документы на оформление брака, делало её счастливой.

 

А не далеко от дома Сары, в доме Никоса творился беспорядок, причиной которому была Ренате. Она постоянно меняла обстановку в доме. Как только он делал определенные успехи на пути к выздоровлению, она всё меняла, чтобы ему было удобно передвигаться. И вот сейчас в комнате, где стояли турникеты и тренажёры, она наводила порядок. Причём её не смущала, что она сегодня-завтра должна была родить близняшек. Их первенцев. Как же он за неё переживал. Места себе не находил, зная, что ничем не может ей помочь.

- Ренате, любимая, прошу, престань. Если с тобой и малышами, что-то случится, я этого не переживу.

Но его доводы были проигнорированы. Она всегда была слишком своевольна, и это Никос любил в ней.

- Знаешь, может быть нам купить другие тренажёры, а?

- Зачем? Эти-то чем плохи?

- Они не плохи, просто устарели. Сколько они у тебя здесь стоят? Лет пять?

- Три года.

- Вот, три года – это прилично. Надо жить в ногу со временем.

- А я не хочу жить со временем. Я хочу жить с моей женой, моими дочерьми.

От его слов, у Ренате навернулись слёзы. Он был таким сильным, милым и нежным. Он был самым настоящим и тем единственным. Она ещё не разу не жалела, что вышла за него, что послушала Сару. Даже не смотря на ранение, и паралич. А итог, два года прошло, и он практически ходит сам. Правда, либо с ходунками, либо с костылями. Но костыли ему ещё рано, так говорил врач.

- Любимая, не плач. Ты же знаешь, что у меня паника начинается, когда ты плачешь.

- У тебя всегда теперь паника. А всё из-за моей беременности, - Ренате подошла к нему и поцеловала. – Люблю тебя.

- А я тебя.

- Кстати, ты его видел? – она до сих пор злилась на Александроса.

- Да. Ты спала, когда он приезжал. Сегодня должен был поехать к Саре.

- Понятно. И как он?

- Может, спросишь у него сама?

- Ну, уж нет. Он изменил Саре не просто с очередной девицей, как это было со мной. Он изменил ей с Нэнси. Эта змея... - она не договорила, так как внизу живота возникла боль, и что-то потекло по ногам.

Её испуганный взгляд заставил Никоса забыть, как дышать.

- Никос, я... У меня воды отошли.

- Я же тебе говорил, не нервничай. Потерпи немного, я уже звоню в скорую помощь.

 

Аглая варила замечательный кофе. Александросу эта женщина безумно нравилась.

- Спасибо за кофе, - уже в который раз поблагодарил он женщину.

- На здоровье.

- Насколько у них всё серьёзно? – этот вопрос мучил его, с того момента, когда Том упомянул про мэрию и посольства. Он, конечно, понимал, зачем им туда ехать. Но принять этого он не мог.

- Всё очень серьёзно. И пусть я очень сильно люблю и Сару и Тома, но я не вижу для их союза будущего.

- А для моего с Сарой?

- Ты её первая любовь. И последняя. Не обращай внимания на то, что она говорит. Не любит тебя! Ага, как же! А Том... Они не будут счастливы.

- Ты этого не знаешь.

Они оба повернулись на мужской голос. На кухню зашёл Том. Он выглядел в этом доме как хозяин, и чувствовал себя им.

- Александрос, можешь поздравить меня. Сара приняла мое предложение стать моей женой. Мы сегодня собираемся подать документы на оформление брака.

Он видел реакцию и наслаждался этим. То, что этот мужчина особенно остро реагирует на всё, что связано с Сарой, было и так понятно. Но это позволяло ловить кайф от издевательств над ним. Он чувствовал превосходно.

- Что, не поздравишь?

- Нет.

- А чего так? И знаешь что, думаю, когда мы поженимся, то компанией буду управлять Я. Это логично, чтобы компанией её отчима, а по совместительству и друга моего отца, управлял её муж, - он сделал акцент на слове «муж», явно желая досадить ещё больше Александросу. – Как смотришь на это? Хотя, что ты сможешь сделать?

- Где Сара, Том? – решила поменять тему Аглая. Она видела, тихую ярость, бушующую в Александросе. И она боялась, что эта ярость выльется во что-то кровопролитное. Поэтому и влезла.

- Она пошла переодеться. Правда, она была так прекрасна в этом сарафане? – когда глаза мужчины блеснули, то Том продолжил. – Это я ей его купил.

И вот он получил то, чего добивался. Александрос в один миг прижал его к стене, пытаясь придушить. Том не сопротивлялся. Аглая не мешала, так как находилась в шоке.

Том знал, что если их застанет Сара, то Александросу будет перекрыт «кислород». И он всё точно просчитал. В тот момент, когда его душил Александрос, на кухню зашла Сара.

На её лице сначала была растерянность, потом понимание, раздражение, гнев и злоба.

- Алекс! – рявкнула она. – А ну отпусти моего будущего мужа.

Это подействовало. Но не так как она хотела. Александрос ещё плотнее сдавил пальцы, а Том просто начал синеть от нехватки кислорода.

 

Глава 12.

 

- Алекс! Ты меня не слышишь? Ты его убьёшь.

- А я этого и хочу. Придушить этого ублюдка, - прошипел он.

Том неожиданно дернулся, отчего хватка Александроса только усилилась. Странно, как он ему ещё шею не сломал. С большим усилием Том отлепил от себя разгневанного мужчину. Воздуха катастрофически не хватало, легкие отказывались работать. Из горла вырывались хрипы. Он протянул руку к Саре, которая тут же к нему подошла и обняла.

- Тише-тише. Дыши. Как ты, Том? – спросила Сара, в ответ ей были лишь хрипы.

Сара смотрела, как лицо Тома постепенно приобретает розовый оттенок. Опустив свой взгляд на его шею, она внутренне содрогнулась. У него на шее были красные следы. Следы от хватки Алекса. И это было страшно.

- Доволен? – её голос дрожал. – Убирайся. Пошёл вон. Видеть тебя не хочу. Ненавижу.

Её глаза горели решимостью, в них была ненависть. Но ведь это хорошо, решил для себя Александрос. В последнее время он видел в её глазах лишь безразличие, а ненависть – это хорошо. Ненависть – это чувство, и пусть не то, на которое он рассчитывал, но всё же.

 

- Слишком долго скорая помощь едет. В городе крупная авария. Но она приедет. Слышишь, Ренате?

Никос не находил себе места. Будь всё проклято! Всё! Если бы он был здоров, не был бы калекой, то уже давно отвёз бы свою жену в больницу, но нет же. А врачи как назло не торопятся.

Никос видел, что ей очень больно. Он чувствовал её боль. Промежуток между схватками становился всё меньше, а боль усиливалась с каждой новой схваткой. И вдруг она закричала, отчего Никос вздрогнул.

- Никос? Никос!!! Я рожаю. Помоги, я рожаю, - рыдая в голос, молила она.

Но скорой помощи всё не было.

 

В это время в мэрии.

Сара сидела на стуле как на иголках. Сейчас их должны были вызвать для регистрации. Но было ощущение, что что-то в эту минуту происходит. Что-то важное. Но она не знала что.

Она посмотрела на Тома, он был слишком спокоен. И это странно. Пару часов назад, его душил Алекс, а сейчас у него был такой вид, что этого не было. Может быть это из-за того, что сейчас их распишут? Она не знала. Но хотелось в это верить.

- Том, ты уверен, что с тобой всё в порядке? – обеспокоенно спросила она.

- Да. Я об этом мечтал два года. Неужели ты думаешь, что выходка твоего бывшего, изменит моё мнение? Не дождёшься, - улыбнулся он. – Вот, только не понимаю, как ты могла выйти за него замуж? Он же животное, которое кидается на всё подряд.

Такое поведение её немного смутило.

- Я его любила. Алекс был моей первой любовью. Но это теперь в прошлом. Я тебя люблю, Том. И я сейчас с тобой.

- А я тебя. Да, знаю. Ты теперь со мной. И это делает меня счастливым. А сейчас мы сидим здесь, и ждём, когда нас распишут. Сегодня мы станем мужем и женой. Одной семьёй, Сара. И я счастлив, - он взял её за руку и поцеловал.

Когда же их пригласили для регистрации, пара разволновалась ещё больше. Но после пятиминутной церемонии. Она с уверенностью вышла из здания мэрии под руку с Томом. Теперь она Сара Моро.

 

Никос в который раз набрал телефон скорой, но там было занято.

- Ааааа... - Ренате закричал.

- Тише, родная. Только, прошу тебя, не тужься. Хорошо?

- Не...могу. Никос, ты должен... должен принять наших девочек.

- Что? – от её просьбы, он застыл. Чтобы он принял роды? – Я не могу, любимая.

- Ты должен.

Должен. Он должен. Но что он должен делать? Никос не знал.

- Вымой руки. Принеси горячей воды. Полотенец, - она на миг замолчала. – У тебя получится.

Конечно, получится.

Никос сделал всё, что она сказала. И приготовился принять роды у своей жены. Его руки тряслись, но он собрался.

Он никогда так не волновался. Даже, когда Ренате согласилась выйти за него. Сейчас от него всё зависит.

Сколько времени прошло до приезда врачей, Никос не знал. Но за это время, он принял своих дочерей. Сам.

 

Нью-Йорк, один из ночных клубов

 

Нэнси вновь с этим богачом, который противным и скучным. Но её не приходилось выбирать. Карьера шла крахом. Личная жизнь тоже. И для этого было две причины. Первая та маленькая дурочка, бывшая жена Алекса. Вторая - подпольный аборт, который она сделала сразу, как Алекс её бросил. Так странно, он её бросил. Бросил сразу после того секса. Хотя она знала, что доставила ему удовольствие, которое только она могла ему подарить. И что, достигнув кульминации, он выкрикнул её имя. Но он её бросил.

- Крошка, ты чего-то загрустила. Я тебе наскучил?

Как же она хотела его проигнорировать.

- Ну, что ты! Как можно грустить рядом с таким мужчиной как ты, Майк, - промурлыкала она, на что мужчина расплылся в противной улыбочке.

Нэнси подавила приступ тошноты, улыбнулась. Если она хочет вернуть свою карьеру, то будет спать с тем, с кем нужно, как бы он не выглядел. А потом она снова предпримет попытку вернуть Алекса.

Мужчина, сидевший рядом с ней, потянулся к ней за поцелуем, и Нэнси пришлось ответить. Целоваться он не умел. А его потная рука скользнула по её коленке и двинулась вверх к бедру, по пути задирая подол платье. Это было отвратительно.

Боже, до чего она дожилась. Она чувствовала стыд и отвращение к самой себе, да и к этому типу, который её лапал. У неё было столько мужчин, что она давно сбилась со счёта. Многие считали Нэнси шлюхой. И она ей была, в какой-то степени. Очень дорогой и красивой шлюхой.

И вот сейчас она готова была отдаться этому мужику, лишь бы стать ближе к Алексу.  Она так скучала по нему, по его сильным рука, шикарному телу, голубым глазам, хитрой улыбке, а особенно по его ненасытной натуре.

 

Александрос был в госпитале уже около часа. Он сидел рядом с Никосом и Сарой, постоянно пялясь на неё. Он заметил кольцо на её пальце, и ему стало плохо. Нет, серьёзно, плохо. Ему не было так плохо, когда она потребовала развод. Тогда он испугался. А сейчас... Сейчас он понимал, что она совершила ошибку выйдя замуж за Моро.

- Ты вышла замуж? – спросил он, тем самым прерывая их разговор о храбрости Никоса.

Сара молчала.

- Да ладно. Неужели тебе не доставит удовольствия сказать мне это. Услышать от тебя это будет больнее, чем от кого-то другого.

- Да, я вышла замуж. Доволен?

- Нет. Ты совершила большую ошибку, девочка.

- Хватит! Слышите, хватит. Вы оба меня достали. Я сегодня стал отцом, - Никос даже вскочил с места, и стал расхаживать перед ними. – А вы только и делаете, что ругаетесь. Я сам принял своих дочерей. Слышите, сам! Мне было страшно, но я не мог подвести Ренате. Не мог.

Пока он на них кричал, Сара и Александрос просто пялились на него.

- Чего уставились? – рявкнул Никос.

Первая очнулась Сара.

- Никос, ты ходишь без какой-либо помощи. Это чудо.

- Что? – он решил, что ослышался, потому что это было невозможно.

- Посмотри на себя, - а это уже был Александрос. Его голос был взволнован.

Никос сделал так, как предложил его друг. Вот черт! Он и правда стоит без какой-либо опоры. Врачи говорили, что ему придётся ходить с тростью. А все, потому что он тогда не удачно упал, и пуля сместилась в сторону позвоночника, и именно поэтому он был парализован. А сейчас он ходит. Сам.

Хотелось смеяться и прыгать на месте. Но он лишь облегченно вздохнул.

Всё-таки человек в стрессовых ситуациях на многое способен.

Через какое-то время к ним вышел врач, и сказал, что он сможет забрать своих девочек послезавтра утром. И эта новость придала ему уверенность в завтрашнем дне.

 

Проснувшись на утро, Сара уставилась в потолок. Кто бы мог подумать, что она вышла во второй раз замуж. И так поспешно. Но она любила Тома, а он её. И Сара знала, что Том никогда не поступит с ней так, как Алекс. Вспомнив бывшего мужа, она непроизвольно облизала губы. Они были припухшими. Когда рядом с ней заворочался мужчина, она бросила на него беглый взгляд. Глупо было вспоминать его, когда у тебя под боком любимый муж.

Когда её обняли и притянули к мужской груди, она расслабилась. Её взгляд блуждал по комнате, по незнакомой комнате. Сесть ей удалось только со второй попытки, так как мужчина, с которым она спала, не хотел выпускать её из объятий. Том недовольно что-то бурчал, но тоже сел.

- Где мы? – притягивая простыню к груди, спросила обеспокоенно Сара.

- Как где? В нашей спальне. Ты не помнишь, как я тебя сюда принёс? – она отрицательно покачала головой. – Ну, ты даёшь. Пришла, соблазнила меня.

Щёки девушки вспыхнули. Боже, она и правда, вспомнила. Вспомнила, как умоляла его взять её, как извивалась под ним, как стонала, наверное, на весь дом. Как же стыдно! Теперь ей страшно будет посмотреть Аглае в глаза. Не такой она и её мама воспитывали.

- Расслабься. Здесь нет ничего такого постыдного. Думаешь, Аглая с мужем по ночам чай распивала и светские беседы вела? Не смеши, мы люди взрослые. Все всё понимают. Лучше иди ко мне, - он поманил её, на что девушка не торопясь придвинулась к нему.

Они ещё долго не покидали свою спальню.

 

На другом конце города, Александрос мерил свой новый офис. Два года назад он переехал из Ретимно в Ханьи. А вместе с ним переехал главный офис его компании. Это, конечно, было накладно, но оно того стояло. Так он думал до вчерашнего дня. Александрос хотел быть ближе к ней, а теперь она вышла замуж. Значит, она сказала правду, что разлюбила его. Но надежда была, а теперь он исчезла.

- Господин Карандонис, к вам пришли... - заглянув к нему секретарша, не смогла закончить, так как её босс был точно не в этой реальности. - Сэр? – позвала она.

- Марта, что там случилось?

За спиной девушки возник мужчина.

- Он, меня не слышит. Господин...

- Дай-ка я попробую. Меня он точно услышит, - и мужчина прошёл в кабинет, при этом улыбнулся Марте своей очаровательной улыбкой.

- Так, и что у нас тут происходит, а? Дружище, обрати на меня своё внимание, пожалуйста. А то мне придётся силой его привлечь. Это ненужно ни тебе, ни мне.

Александрос посмотрел на Савваса. Друг всегда знал, когда прийти. Подойдя к нему, он крепко обнял мужчину, после чего прошёл к бару. Ему нужно было выпить,  и срочно.

- Так что случилось? – снова спросил Саввас, принимая стакан с виски. Он давно не видел своего друга в таком состоянии. Это было только один раз, когда его бросила Нэнси. Александрос как зверь в клетке. И от этого было тошно. – Ну, давай рассказывай. Я жду, Александрос.

После недолгого молчания, Александрос отхлебнул виски, что сделал и Саввас. Сидеть было сложно, поэтому он подошёл к окну и сказал:

- Она вышла замуж. Моя жена, моя Сара вышла замуж вчера, - снова отпил. – А знаешь за кого, за Томаса Моро. Этого ублюдка. Он крутился вокруг неё два года назад. А теперь она вышла за него. Меня это убивает. Как она могла совершить такую ошибку, как?

- Ну, что я могу сказать, друг, - Саввас отпил ещё. Сейчас ему придётся вправлять Александросу мозги, а это неблагодарное дело, и он это прекрасно знал. – Ты сам виноват.

- Что? – удивлённо спросил Александрос.

- Не надо так удивляться. Ты сам во всё виноват. Тебя никто не гнал в постель этой дряни. Сам пошёл.

- У неё была информация о стрелке, - пытаясь оправдаться, закричал он.

- И ты её получил, информацию? – когда ответа не последовало, Саввас продолжил. – Ты такой дурак. Встретил потрясающую девушку, которая носила твоего ребенка, и всё испортил.

- Хочешь, сказать, что это я виноват, что у неё был выкидыш?

- Да.

Послышался тяжёлый вздох. Потом стаканы опять были полнены.

- Ты первый, кто мне это сказал в лицо.

- Пожалуйста.

Они сидели минут десять в тишине. Каждый думал о своём.

- И что ты будешь делать? – спросил Саввас.

- А что я могу?

- Бороться.

- Она меня ненавидит.

- О! Да ладно. Ненавидит! Хм.

- Не смейся.

- А я и не смеюсь. Что он за тип, этот Томас Моро?

За этим вопросом последовал опять тяжёлый вздох.

- Он... Знаешь, что он мне заявил, когда я был вчера у Сары. Что раз они женятся, то он будет управлять компанией, потому что он её муж.

На это Саввас лишь хмыкнул.

- А что за тип? Скользкий, хочет казаться добреньким.

- На тебя похож, – рассмеялся Саввас. – Шучу-шучу. Нет, ну ты тоже скользкий тип. Всегда кажешься добреньким, а на самом деле ещё та сволочь.

- Хорошего же ты обо мне мнения. Польщён.

- Обращайся. Ты же знаешь, я всегда тебе правду скажу, - снова отхлебнул виски. – Вот что я тебе скажу, друг. Исчезни из её жизни...

От такого Александроса пробила дрожь. Как он мог оставить её этому ублюдку. Сара принадлежит ему. По всем законам, и перед всеми.

- Скажи, ты ещё любишь Ренате?

- Причём тут это?

- Так любишь?

- Да, но...

- А Саре ты это говорил?

- Да, но...

- Идиот.

- Прости?

- Кто же говорит любимой женщине, что у него остались чувства к бывшей? А потом удивляешься, почему она тебе не доверяла. Я бы на её месте поступил также.

Александрос стоял и слушал, как Саввас выносит ему мозг,  но ничего с этим не сделал. Не мог сделать. Только сейчас он понял, в чём ошибся. Только сейчас он осознал, что всё это было по его вине. И как же ему теперь жить с этим?

- Ты сделаешь так, как я тебе говорю. Дай ей немного пространства. Ей нужно время. Эти два года ты не оставлял Сару в покое, и поэтому не дал её ранам поджить. Ты их только бередил каждый раз.

- И как же я без неё?

- Отвлекись. Уйди в работу. Это помогает, говорят. Поэтому хватит себя жалеть. Будь сильным и целеустремлённым. И у тебя всё наладится, - Саввас отсалютировал Александросу, и рассмеялся. Лицо друга было растерянным.

 

Нью-Йорк

 

Сидя в своей маленькой, неуютной квартирке, в которой вся мебель была далеко не новая, Нэнси посчитывала свои финансы.

На этой неделе она снялась в двух журналах, один из которых был эротического характера. Но она не жалела об этом. Главное вернуться с триумфом на работу и в жизнь Александроса Карандониса. Это было две основных задачи. Если с первой задачей она, вроде бы, справлялась, то со второй даже не знала с чего начать. Как вернуть его? Вот в чём был вопрос.

Чтобы про него не писали газеты, он был хорошим человеком. Любил детей... Стоп! Любил детей. Почему она сразу не подумала об этом. Вот оно, решение задачи номер два. Она должна предъявить ему их ребенка, и тогда он на ней женится. Чудно придумано.

От переизбытка чувств у девушки даже немного закружилась голова. Но теперь перед ней новая проблема. Где взять ребенка?

Тут же она вспомнила о миссис Голд, директрисе детского приюта, в котором выросла сама. Да, эта женщина ей не откажет, она должна Нэнси. А долги нужно возвращать.

Бросив своё занятие, девушка начала искать старую записную книжку с телефонами. Как же хорошо, что она её не выкинула. Когда искомый предмет был найден, то Нэнси вздохнула с облегчением.

Отыскав нужный номер, она позвонила. Долго никто не брал трубку, но она ждала. И её терпение вознаградилось. На другом конце провода ответила миссис Голд. Этот голос Нэнси ни с кем не перепутает.

- Алло? Приют Девы Марии. Чем могу быть полезна? - её старческий голос. Был словно наждачной бумагой.

- Алло, миссис Голд. Это Нэнси Джонс. Помните меня?

- Нэнси, здравствуй. Конечно, я тебя помню.

Ещё бы она ей не помнила. Эта Нэнси не давал ни одному парню прохода, да и воспитателям. Именно из-за неё перестали брать мужчин-воспиталей на работу в приют.

- Я могу тебе чем-то помочь?

- Да, можете.

- И чем же? – женщине не нравился этот разговор.

- Мне нужен ребёнок. И срочно.

- Ребёнок? – переспросила женщина.

- Да, ребёнок, - подтвердила Нэнси.

- Что ж, тогда тебе нужно собрать все необходимые документы, и тебя поставят в очередь на усыновление.

- Нет. Это долго. Мне нужен ребёнок сейчас, - в её голосе проскальзывали истерические нотки.

- Но, Нэнси...

- Вы моя должница, помните, миссис Голд? – прошипела девушка. – Если бы не я, то вас давно бы уволили и закрыли приют. Так что вы найдёте мне ребёнка немедленно.

Женщина испугалась.

- Ск...колько? – спросила напуганная женщина.

- Что «сколько»? – переспросила Нэнси.

- Возраст. Сколько ребёнку должно быть лет?

Сейчас Нэнси задумала. Она начала подсчитывать, сколько времени прошло после их последней встречи с Алексом.

- Годовалого ребёнка мне. Лучше, чтобы это был мальчик. Темноволосый мальчик с голубыми глазами, и смуглой кожей.

- Мальчиков подходящих под это описание у нас нет, но вот, девочка есть. Ей, правда, ещё года нет, только одиннадцать месяцев. Она подходит.

- Беру, - прозвучало так, будто она купила сейчас какую-нибудь вещь. – Подготовьте все документы. Я приеду вечером, после шести.

Повесив трубку, Нэнси начала кружится по гостиной. Она была в предвкушение.

 

Глава 13.

 

Прошло уже три дня, как Ренате выписали. Боже! Она и не думала, что будет так сложно с ребёнком, а когда их ещё и двое. Спала она плохо. Спасибо Никосу, он её подменял, чтобы она немного отдохнула. Но всё равно приходилось кормить малышек каждые два часа. Хорошо, что молока у неё было предостаточно, хватало обеим. За эти три дня она так вымоталась, такого не было на работе. Даже при условии, что у неё в графики стояло иногда до пяти фотоссесий за день, она так не уставала.

Никос настоял, чтобы девочек назвали в честь их бабушек, так было принято в Греции, да и Ренате не противилась этому. Итак, старшую назвали в честь матери Никоса – Элени, а младшенькую – София, так звали мать Ренате. Девочки были похожи на Никоса. Его глаза, его волосы, только цвет кожи был гораздо светлее, как у Ренате.

Вот сейчас она смотрела, как её малышки мирно спали, сытые и довольные. И на сердце у Ренате становилось так хорошо.

В комнату зашёл Никос. Эта картина, которая предстала перед ним, была такая умилительная. Он обнял жену со спины, и поцеловал в щёку.

- Милая, Сара приехала. Она ждёт тебя в гостиной.

- Хорошо. Тогда я отлучусь ненадолго. Ты посидишь с ними?

- Конечно, иди. Вы так давно не виделись. Развлекись, хорошо?

- Хорошо, - она улыбнулась ему и потом поцеловала.

 

В гостиной сидела Сара. Она была слегка бледнее, чем обычно. Ренате поприветствовала подругу. И присела рядом с ней.

- Ну, подруга рассказывай, что у тебя происходит? – сказала Ренате.

- Я вышла замуж.

- Что? Почему я об этом только сейчас узнаю? Я же твоя подруга.

- Прости. Ты была так занята. То Никос, то беременность. Не хотела тебя беспокоить.

- Нашла беспокойство. И как к этому отнёсся Алекс?

- Причём тут он?

- Ну как же причём? Он тебя любит...

- Нет. Он меня не любит. Он любит тебя, но никак не меня. Я была просто для него заменой, временным развлечением.

- Ошибаешься. Да, он любит меня, я знаю. Но я тоже его люблю. Но эта не та любовь. Мы друзья. И только.

Сара вздохнула. Как она хотела, чтобы это была правда, но время прошло, когда ей это было необходимо.

- Ладно, расскажи, как малышки?

- Они такие прелестные. Но я плохо сплю, да и Никос тоже. Это так выматывает. А прошло только три дня, как нас выписали.

Они ещё долго разговаривали о девочках.

 

Нью-Йорк

 

Прошло уже три дня, как Нэнси разговаривала с миссис Голд. А значит, три дня прошли в пустую. Женщина обещала сделать документы за два дня, но прошло уже три. Нэнси мучилась от неизвестности.

Неожиданно зазвонил телефон.

- Алло?

- Нэнси, это миссис Голд. Документы готовы. Можешь забрать.

- Хорошо. Выезжаю.

Через полчаса Нэнси стояла перед приютом. Как же она ненавидела это место. Собравшись с силами, она уверенной походкой зашла внутрь.

Найти миссис Голд было не трудно. Женщина сидела в своём кабинете на втором этаже. Кабинет был обшарпанным, мебель в нём была старой. Прошло уже столько времени, а всё осталось также.

Не постучавшись, девушка вошла в кабинет.

- Миссис Голд, здравствуйте.

Женщина подняла голову.

- Нэнси? Ты быстро.

- Где она? Вы обещали всё сделать за два дня, но прошло три. Почему так долго?

- Возникли кое-какие трудности. Но всё улажено.

- Тогда где девочка? – Нэнси начинала беситься.

- Её скоро приведут. Девочку зовут Шарлота Грэй.

- Мне неинтересно как её зовут. Хотя имя красивое.

Через какое-то время девочку привели. Смотря на эту кроху, Нэнси отметила, что она очень похожа на Алекса. Вот же удача! Неожиданно для себя девушке захотелось знать кто её родители.

- А кто её родители?

- Мы не знаем. Её подкинули к дверям приюта, как бы это банально не звучало.

- Понятно.

Она взяла девочку на руки. И ничего не почувствовала.

 

Сара вернулась домой в хорошем настроение. Ей так хотелось рассказать Тому о сегодняшнем дне. Но его нигде не было.

Поднявшись к себе в комнату, Сара скинула туфли, прошла в ванную. Там она включила горячую воду в душе. День был тяжелым, но хорошим. Вернувшись в комнату, Сара разделась, расчесала волосы и снова пошла в ванную.

Через пятнадцать минут она вышла обмотанная полотенцем, в комнате находился Том. Он был одет в костюм.

- Том? Ты куда-то собрался?

Он повернулся к ней и улыбнулся. Хотя сложно было назвать его улыбку улыбкой, скорей всего на оскал.

- Я никуда не ухожу, наоборот пришёл. А ты так соблазнительно выглядишь, - он к ней прошёл и обнял.

- Я же мокрая. Пусти, - рассмеялась она, отталкивая его.

Тому не понравилось то, что его жена оттолкнула. Поэтому он схватил её за волосы, намотав на кулак. Он дёрнул её так сильно, что девушка вскрикнула.

- Ты чего? Отпусти.

Но он этого не сделал. Только подошёл к кровати, и швырнул на неё Сару.

- Какого чёрта, ты делаешь, Том? Мне больно, - её охватила паника. Она никак не ожидала такого поведения от него.

Сара смотрела, как Том быстрыми движениями раздевается. Она попыталась сглотнуть, но ком застрял в горле.

Мужчина подошёл к кровати и схватился за край полотенца. Дернув со всей силой, он откинул полотенце в сторону. Девушка задыхалась. Её щёки покраснели, а глаза блестели. И этот блеск был не возбуждением, а страхом.

Что с ним? Она не понимала. Том никогда себя так не вёл.

Когда она попыталась слезть с кровати, то он схватил её ногу, и дёрнул на себя.

- Куда это ты собралась? – прошипел мужчина.

- Пусти, - кричала она.

- Никогда.

Когда он навалился на неё, Сара брыкалась. А это ещё сильнее заводило его. Он входил в неё грубо и жёстко, не заботясь о её удовольствие. И всё это время девушка плакала. Когда же всё закончилось, Том просто скатился с неё, отвернулся и заснул.

Сару трясло. Её никогда так не трясло. Всё тело болело. Кожу щёк стянуло от высохших слёз. Повернувшись на бок, она застонала от боли.

Превозмогая боль, девушка села, подтянула простыню к груди, прикрывая себя. Ноги дрожали, и поэтому встать получилось только с третьей попытки. Медленно шатаясь, она дошла до ванны, скинула простынь и зашла под душ.

Холодные струи воды били по нежной коже. Тело трясло ещё сильнее, и теперь не только из-за случившегося, но из-за ледяной воды. В голове крутилось только одно – «Что это было?»

 

Александрос снова сидел в своём офисе ждал Савваса. Эти двое стали чаще видеться. А всё из-за того, что Александрос перевёз свой офис в этот город.

Александрос в который раз посмотрел на часы. Саввас опаздывал уже на час. Он убьёт его при встречи. Из-за Савваса Александрос перенёс очень важную встречу. А теперь ждёт.

Через пятнадцать минут в его кабинет зашёл запыхавшийся Саввас.

- Ты опоздал.

- Прости-прости. В городе такие пробки. А ты меня ждал? Я тронут, - усмехнулся мужчина. – И так, давай приступим.

- К чему? – удивился Александрос.

- Как к чему? К твоей терапии.

- Подожди. Ты у нас что психолог? Нет. Я из-за тебя перенёс важную встречу.

- Переживёшь. Так что ты решил на счёт Сары?

Когда он заговорил о Саре, у Александроса защемило сердце.

- Я ничего не буду делать. Она выбрала другого. И...

- Мне с трудом верится, что ты сможешь.

- Почему?

- Просто, ты её любишь.

На это утверждение Александрос только усмехнулся.

- ДА, я её люблю. И именно поэтому, я не буду вмешиваться в её жизнь. Я и так испоганил ей её.

- О! Ты готов её отпустить?

- Да. Готов.

 

Том проснулся один. Он не помнил, как оказался в постели абсолютно голый. Но у него было чувство, что что-то произошло. И в этом виноват он. И где, чёрт возьми, Сара? Было раннее утро, поэтому она должна быть в постели, в их постели. Но её не было.

Оглядевшись, Том заметил свою разбросанную одежду, а у окна валялось полотенце. Оно лежало так, будто его швырнули туда в порыве гнев. Что же он вчера натворил? Он никак не мог вспомнить.

Его волновал тот факт, что Сары нет рядом. Потянувшись всем телом, он встал и направился принять душ. Но когда зашёл туда, то отшатнулся. В углу около окна сидела Сара. Она спала. Её хрупкая фигурка была завёрнута в полотенце. Но ноги были открыты, и он видел багровые следы от рук. Его рук.

В горле застыл ком. Том не мог поверить, что это его рук дело. Он испортил её прекрасную кожу. Как он мог? Ему нет прощения.

Желание обнять, разбудить поцелуем пересилило отвращение к самому себе. Поэтому когда он обнял её, девушка, проснувшись, начала вырываться. Она шептала лишь одно слова: «Нет».

- Тише, Сара, тише. Я не обижу тебя. Тише, родная. Господи! Что же я вчера с тобой сделал?! – в его голосе были слышны истерические нотки, и вопрос был направлен к самому себе, нежели Саре.

В таком положении их нашла Аглая. Сказать, что женщина была удивлена, шокирована, значит, ничего не сказать.

- Что случилось?

- Я не знаю. Не помню.

- Сара, милая? – позвала женщина, на что девушка никак не отреагировала.

Аглая прошла вперёд вовнутрь ванной комнаты, и только теперь она заметила багровые следы. И её стало страшно. История её сестры повторяется.

Когда её сестра вышла замуж за Петроса, было тоже самое. До свадьбы мужчина вёл себя как джентльмен, но вот после свадьбы...

Её сестра часто ходила в кровоподтёках и синяках. А все, потому что Петрос получал кайф от подчинения кого-то своей жестокой и извращенной натуре. А особое удовольствие  он получал от избиения.

Если бы она не знала, что её сестра погибла от случайной пули грабителя, то она подумала, что виноват он, Петрос.

И во сейчас, Том обнимает Сару, а она сидит тихо-тихо, прямо как её сестра. От этого сравнения у женщины защемило сердце, перед глазами поплыло, и только тогда поняла, что плачет.

- Том, оставь нас, пожалуйста.

- Нет. Она... Ты видишь эти следы? – указал он на ноги девушки. – Это моих рук дело. И пусть я не понимаю как, но знаю, что это так.

- Оставь нас, Том, - она помедлила. – И оденься. Хорошо? Не хватало, чтобы тебя в доме видели, в чём мать родила.

- Но это мой дом! – возразил он, забывая, что Петрос разделил наследство между двумя женщинами, сестрой жены и приёмной дочерью, и это ему не понравилось.

 

Было солнечное утро четверга, когда Нэнси прибыла на остров Крит. Давно она не была здесь, чуть больше двух лет. Но теперь она планировала бывать здесь чаще, а может и вообще поселиться, потому что на этом острове жил отец её дочери.

Дочь. У неё есть дочь. Смешно.

С проклятиями она перехватила хныкающую девочку поудобней. Но так у неё не получалось везти два чемодана, а поблизости, как назло, не было носильщиков. На этот раз её гардероб был скромным. Но на это было две причины. Первая причина заключалась в том, что её карьера была ещё в упадке, и она не могла позволить себе купить любимые дизайнерские вещи, а вторая – она хотела произвести впечатление на Алекса. Нэнси полагала, что её новый образ в дополнение с ребёнком сделает своё дело, и Алекс примет её как миленький.

Улыбнувшись мысли, что совсем скоро она его увидит, Нэнси осмотрелась по сторонам. Недалеко от неё показался носильщик, и она окликнула его. Тот в свою очередь, подойдя к ней, погрузил багаж на тележку и двинулся к паркингу такси. 

Девочка, Шарлота, никак не успокаивалась, только сильней начинала плакать. Это выводило из себя. Но что она могла поделать с этим? Правильного, ничего. Мать из неё никакая, она всегда это знала.

Когда же такси подъехало к новому высотному зданию, она расплатилась с таксистом и вышла. Хорошо, что она догадалась забронировать номер в гостинице, и оставила там чемоданы. Пусть гостиница имела только две звезды, сейчас в её положении не из чего выбирать. Но скоро всё изменится.

Зайдя в холл здания, Нэнси неволей зажмурилась. Тут всё блистало, как и её мужчина. Он всегда блистал. Подойдя к респшен, она спокойно встретила презрительный взгляд секретарши.

- Я могу Вам чем-то помочь? – поинтересовалась у неё девушка.

- Да. Мне нужно увидеть мистера Карандониса, - с уверенностью в голосе произнесла она.

- Вы записаны? – стандартный вопрос.

- Нет, - перехватив девочку другой рукой, спокойно ответил Нэнси. Господи, эта девочка была такой маленькой, а весила тонну. Руки уже отнимались.

- Простите, но раз Вы не записаны, то я не могу выписать Вам пропуск.

- Милая! – в её голосе были слышны металлические нотки. – Видишь эту малышку, - девушка кивнула, - это дочь твоего босса. И если ты нас не пропустишь, то мигом вылетишь с работы. Наверное, жалко будет терять такую работу?

Девушка побелела.

- Пожалуйста, повторите Ваше имя? – попросила напуганная секретарша. Она ещё никогда за полтора года работы в этой компании не встречала более наглую персону.  

- Нэнси Джонс.

- Минуту, - попросила девушка, и принялась набирать на трубке какие-то цифры. Коротко поговорив, она снова обратилась к Нэнси. – Вас ждут. Самый последний этаж, мисс Джонс.

- Спасибо, - прищурившись, чтобы прочитать имя девушки на бейдже, Нэнси была довольна маленькой победой. – Спасибо, Иоанна.

Когда она шла к лифту, её походка была уверенной как у победителя. Она себя и чувствовала победительницей.

 

Александрос сидел за своим столом в кабинете, пытался разобрать отчёт, который ему прислали десять минут назад.

- Они что писать разучились. Ничего не пойму, что написано. Какая-то абракадабра. Руки бы оторвать тому, кто составлял отчёт.

Тут в дверь постучали. Это только могла быть секретарша.

- Я занят, - крикнул он.

- Простите, но к Вам посетитель, - слегка выглядывая из-за двери, ответила девушка. – И это...

Но её не дали договорить. Девушку просто оттолкнули в сторону, и в кабинет зашла Нэнси. Нэнси с ребенком на руках. И судя по розовым ползункам, это была девочка.

- Нэнси? Какая неожиданность, - Александрос встал из-за стола. – Надеялся больше тебя не увидеть. Жаль, что наши надежды порой не оправдываются.

- Зачем же так грубо, Алекс?! Мы по тебе очень скучали, а ты нас так холодно встречаешь.

- Мы? – бровь мужчины поползла вверх.

- Да, мы. Я и твоя дочь. Её зовут Шарлота, и ...

- Подожди. Нэнси, - перебил он её, - неужели ты думаешь, что я на это куплюсь?

- Что? Ты мне не веришь? – она изобразила до такой степени натуральное удивление,  что Алекс даже заподозрил, что она не врала. Но она врала. Она не могла родить от него дочь. В тот день, когда его жизнь пошла крахом, он не забыл о защите, хоть и торопился. Она не могла забеременеть. Но даже, если и так, то это ничего не значит, ведь он прав?

- Да, я тебе не верю, Нэнси. Почему ты так удивлена?

- Но посмотри, как она на тебя похожа. Неужели не видишь?

Алекса даже не взглянул на ребёнка.

- Меня это не интересует.

- Ну конечно! Если бы твоя девчонка пришла к тебе с ребёнком на руках, ты бы принял её. Ох, и не надо делать такое страшное лицо. Я всё о тебе знаю. Знаю, что ты развёлся с ней, и это правильно. Знаю, что она потеряла ребёнка. Глупая девчонка не смогла...

- Замочи, - прорычал он. – Если бы ты всё не подстроила, то Сара меня не бросила, и не потеряла нашего ребёнка.

Алекс нарочно сделал акцент на «нашего ребёнка», и Нэнси на это повилась.

- Вашего ребёнка? Алекс, твой ребёнок перед тобой, и ты примешь её. Потому что эта малышка ни в чём не виновата, - сказав это, девушка подошла к Алекс и вручила ему плачущую девочку. После чего развернулась и, хлопнув дверью, удалилась. Мужчина остался один на один с ребёнком.

 

Глава 14.

 

Александрос продолжал держать малышку, смотря, как Нэнси уходит, хлопая дверью.

- Да, что с этой женщиной? – спросил он сам себя, и посмотрел на девочку. Девочка перестала плакать, а её синие глазки рассматривали его. Что ж, может она и похожа на него, но ещё не говорит о том, что она его дочь. Вот только остался вопрос, что ему делать с ребёнком?

В кабинет зашёл Саввас.

- Привет! Знаешь, сейчас встретил Нэнси в лифте. Она была чем-то раздражена. Хотя это, насколько помню, её постоянное состояние, - он замолчал на мгновение, после чего начал хохотать. Александрос же бросил на него гневный взгляд.

- И что смешного?

- Ты... Как мило. Кто эта малышка? Неужели ты переключился на кого-то моложе? – он издевался над ним. И подойдя к ним, Саввас потряс девочку за пальчик в знак приветствия, она ответила ему улыбкой.

- Может, подержишь её? – с надеждой спросил Александрос.

- Ага! Чтобы ты оставил меня с ней, а сам сбежал. Не дождёшься, - он замолчал, что-то обдумывая. - Её Нэнси принесла, да?

- Да. Заявила, что она моя дочь. Что эта малышка наша с ней дочь. Представляешь?

Александрос прижал маленькое тельце к себе, и от этого по всему его телу распространилось тепло. Как будто, так и должно быть. Но также он понял, что от Савваса ему помощи не дождаться. Пройдя к столу, он уселся в кресло, а девочку посадил к себе на колени. Та что-то улюлюкала. И ей явно нравилось находиться в его компании.

- Знаешь, - задумчиво произнёс Саввас, - а она на тебя сильно похожа. Ты уверен, что Нэнси не могла в тот день залететь?

- Не могла. Наверное.

- Наверное? Друг, я бы на твоём месте сделал тест. Потому что, - мужчина проигнорировал гневный взгляд друга, - она твоя копия.

- Она этого и добивается.

- Знаю. Но если окажется, что малышка не твоя, то ты со спокойной душой, вернешь её Нэнси. Хотя, это будет слишком жестоко с твоей стороны. Нэнси монстр.

- А если окажется, что я отец. То, что мне делать, а Саввас? Что?

- Что делать? Что делать? Ты не обязан жениться на ней. Признаешь ребёнка, через суд отберёшь её у Нэнси. И всё. И это будет очень хороший поступок.

- Как цинично, - но Александросу нравился такой сюжет. Он так и сделает, если окажется, что эта малышка его.

На его замечание Саввас только хмыкнул.

- Как её зовут? Она сказала?

- Да. Шарлота. Шарлота Джонс.

- Ну, привет, Шарлота Джонс, - подмигнул малышке Саввас, отчего та расхохоталась.

 

Когда Сара открыла глаза, то Тома не было рядом. И это было хорошо. Последнее что она запомнила, перед тем как ей вкололи дозу снотворного, лица Тома и какого-то мужчины, наверное, врача. Она так решила, потому что он был в белом халате.

Всё тело ломило. В горле пересохло. Но пошевелиться не было сил. Когда в комнату открылась дверь, Сара вздрогнула. Она боялась, что это будет Том, но это была Аглая.

Увидев, что девушка пришла в себя, Аглая поспешила к ней.

- Как ты, милая? – в её голосе было столько нежности и тепла, отчего хотелось плакать.

- Я... пить, - сквозь всхлипы ответила она. Её голос был похож на наждачную бумагу, она хрипела. Конечно, Сара столько кричала, что это было не удивительно.

- Сейчас, потерпи, - Аглая налила стакан воды и подсела к Саре. Ей было так больно смотреть на девушку, сердце кровью обливалось. На её шее красовались следы рук Тома. Он так и не сказал, что произошло. Твердил, что не помнит.

Когда врач уходил, Аглая вызвалась его проводить. И тогда спросила, возможны ли такие провалы в памяти? На что врач ответил, что да, такое возможно. Особенно такое часто встречается, когда человек находится в состоянии аффекта.

Но конечно, Аглая не верила в это. Хотя и тяжело было думать, что Том такой же как и его отце. Жестокий и жадный. Этими качествами отличались все немногочисленные друзья Петроса. «Такие же, как и он» - так он любил говорить.

- Аглая? – позвала её девушка. – Где он?

- Внизу, в кабинете. Пытается, руководит твоим бизнесом.

- Что?

- Да. Когда я его видела последний раз, он разговаривал с Александросом по телефону.

На что девушка лишь тяжело вздохнула.

- Я сделала ошибку, да?

- Не знаю, милая. Он никогда не был таким в детстве.

Повисла пауза. Каждая думала о своём.

- Сара?

- Да?

- Знаю, тебе неприятно об этом говорить, но я должна знать. Что он сделал?

Сара знала, что женщина задаст этот вопрос, но как же он не хотела отвечать на него. Закрыв глаза, она ответила: - Он взял меня силой.

Последовал разочарованный вздох, но это была не Аглая. Резко повернув голову к двери, Сара задрожала. На пороге стоял Том. Он смотрел на неё как-то странно.

- Том? Тебе лучше уйти, - вставая, сказала Аглая.

Но мужчина не обратил на неё никакого внимания.

- Так вот, что я сделал. Господи, Сара. Прости, - из его глас потекли слёзы. – Простить меня. Больше мне нечего просить.

Он подошёл к кровати и опустился на колени. В его глазах было столько боли, что сердце Сары заныло. Ей хотелось простить его, но она не могла. Он сделал ей больно, он и Алекс...

Воспоминания нахлынули с новой силой. Но теперь это была та сцена в Берлине, которую она застала. Как её бывший муж, который клялся ей верности, обнимает другую. Как подминает её под себя и стаскивает халат, надетый на девушке. Как страстно впивается в её губы. От воспоминаний её замутило. А теперь и это. Том был груб с ней, даже жесток. Ему было наплевать, что она не хочет его, что боится.

Том взял её за руку, отчего Сара отшатнулась. Он повторил попытку, она снова отшатнулась. Вздохнув, Том встал и вышел из комнаты.

 

Спустившись на первый этаж, Том схватил близстоящую вазу, и швырнул её в стену.

- Чёрт! – взревел он. Она его боялась, может даже ненавидела. Это было плохо. Он так надеялся, что всё получится, что она сможет его простить. Что он такого особенного сделал? Взял её с силой. Но он же её не бил, как его отец мать. Так чего бояться?

Пройдя в кабинет, он закрылся. Его бесил ещё тот факт, что этот Карандонис отказывался отдавать бизнес. Заявил, что раз Сара поручила ему вести её бизнес, то пусть она его и забирает. А он, Том, не имеет к этому никакого отношения.

Теперь Сара его боялась, а значит, не видать ему её компании. Нужно с этим что-то делать. И у него был план.

 

Прошло чуть больше двух недель. Сегодня Александрос должен получить результаты тест на ДНК. Сегодня он узнает, является ли он отцом. Все эти две недели, малышка прожила с ним. Он заботился о ней, играл с ней, накупил множества детских вещей и игрушек. Пусть он и не знал, отец он или нет, Александрос всё равно уже чувствовал себя отцом. Это такое опьяняющее чувство. Вот если бы Сара не потеряла ребёнка. Чёрт! Он сам виноват. Если бы он думал тогда головой, а не другим местом, то всего этого бы не случилось. В целом он был счастлив. Но у его счастья был один минус. И этот минус звали Нэнси Джонс. Ему пришлось впустить её в свой дом. Если бы она не была матерью Шарлоты, то он никогда бы этого не допустил.

И вот сейчас он на всей скорости мчался в больницу, чтобы узнать результаты. Он так волновался, что пару раз чуть не съехал в кювет, но при этом не сбрасывал скорость.

Когда же он прибыл в больницу, то промчался в приёмную врача. Пятнадцать минут, и он вышел из больницы в шоке. Он отец. Он отец Шарлоты.

 

Нэнси была в восторге. Вот уже полмесяца она жила с Алексом. Только они. И пусть он её старался игнорировать, это ничего. Правда, она его ревновала к девчонке. Он относился к ней как к родной. Если бы она знала, что Алекс так отреагирует на ребёнка, то она давно уже всё провернула.

Выбирая купальник, Нэнси бросила взгляд в окно. К дому подъехал автомобиль Алекса. И она рванула его встречать. В этом был даже плюс, что он поселил её в этой комнате. Тут она могла следить за ним. Но это было и плохо, так как его комната находилась в другом крыле дома.

Выскочив в холл, девушка успела заметить, как мужчина исчез в гостиной. Она проследовала за ним.

- Алекс? – позвала она. Но он не ответил, просто пошёл к бару, налил себе виски и залом осушил стакан. – Алекс?

- Чего? – рявкнул он. От такой реакции она отшатнулась. Нэнси не ожидала, что Алекс будет на неё кричать. – Ты что-то хотела? Если нет, то оставь меня в покое.

- Почему ты на меня кричишь?

- Потому что ты испоганила мою жизнь. Тебя устраивает такой ответ? – злобно проговорил он.

- Не понимаю.

- Не понимаешь? Я сделал тест на ДНК, - мужчина на минуту замолк, отвернувшись от неё, он прошёл к окну. – Чёрт! Не понимаю, я был очень осторожен. Ты не могла забеременеть. Не могла.

Глаза Нэнси округлились. Хорошо, что Алекс сейчас не видел её лица, то он бы точно её раскусил.

- Ты сделал тест на отцовство? И меня не предупредил? – она задохнулась от возмущения. – Ты понимаешь, что нарушил закон. Я... Ты сделал это без моего разрешения. Надеюсь, ты, Алекс, не забыл кто её мать?! – последний вопрос звучал как утверждение, на что мужчина не ответил.

 

Всё это время, Сара пыталась избегать Тома, но у неё это плохо получалось. Он был везде. У девушки складывалось впечатление, что её муж за ней следит. Он не делал никаких попыток сблизиться, и это настораживало. Теперь-то она поняла за кого вышла замуж.

- Сара?

Девушка вздрогнула. Резко повернувшись, она практически уткнулась в грудь мужчины.

- Алекс? Что ты здесь делаешь?

Пусть внешне она не высказала радости от его приезда, но внутри она ликовала. Как же ей хотелось вернуть прежние дни, когда они были мужем и женой. Когда она носила его ребёнка. До того, как он изменил ей.

От воспоминаний защемило сердце.

- Ты не ответил. Что ты здесь делаешь?

- Пришёл поговорить..., – он сделал паузу, - о компании.

- Что ж, хорошо. Давай поговорим.

Пройдя к диванам, Сара предложила ему присесть. Когда же они сели, Алекс заметил: - Ты бледная.

- Ты хотел поговорить о компании, а не о моём цвете кожи. Если ты не забыл, я всегда бледная.

- Нет, я помню. Помню всё. Каждую частичку твоей чудесной кожи.

- Эй, полегче, - в дверях показался Том. – Она моя жена, а не твоя.

От Алекса не ускользнуло, как напряглась Сара. У них что-то не ладилось. И ему, правда, не нравился цвет её кожи. Она была слишком бледная, будто она болела. Но при Моро он не хотел её расспрашивать.

- Чем обязаны? – спросил Том. Его напрягало, что бывший муж Сары здесь, в его доме.

- Я пришёл к Саре, - как ни в чём не бывало, ответил Алекс.

- Да? И зачем же? – как же Тому это не нравилось.

- Алекс пришёл поговорить о компании.

Алекс напрягся. Ему было противно, что она так его звала. Но он ничего не мог с этим поделать.

- Тогда, он может поговорить со мной.

- Что? – Алекс непонимающе переводил взгляд с Сары на Тома. – Ты отдала ему компанию? Сара, о чём ты...

- Ты в моём доме, Карандонис. И я не позволю так разговаривать с моей женой.

- Сара, что это значит? – Алекс специально игнорировал Тома.

- Это значит, что в этом доме всё решаю я. И компанией занимаюсь я. Я прав, любимая?

Том немигающее смотрел Саре в глаза. Девушке не нашлось что ответить.

 

Домой, Александрос вернулся в очень плохом настроении. Тот факт, что Сара отдала компанию этому болвану, очень бесил. Неужели она посчитала, что он не справляется? Господи, что за бред? Он вкладывал столько сил в её бизнес, а она не оценила этого.

Влетев в свою комнату, Александрос пытался сорвать с себя галстук, тот его душил. Так ему казалось. Когда же галстук поддался, он скинул с себя всю одежду и отправился в душ.

Холодные струи нещадно били по телу, но мужчина не обращал на это внимание. В нём полыхал гнев. Два года он вёл её дела. Два года. А теперь она выбросила его, как ненужную тряпку. Два года у него была возможность присутствовать в её жизни, а теперь что ему делать? Он не знал. Да, он обещал Саввасу, что забудет её, но это было так тяжело. Сейчас его от мыслей о Саре, хоть отвлекала Шарлота. Чёрт! Шарлота. Он отец этой малышки. До сих пор он не мог в это поверить. Выйдя из душа, Александрос обмотал вокруг бёдер полотенце. И хорошо, что он это сделал, потому что в комнате его ждал гость.

- Ренате? – он застыл на пороге.

- Здравствуй, Алекс.

Хоть женщина ему не улыбалась как прежде, но в её глазах он разглядел прежнюю теплоту и любовь.

- Что ты здесь делаешь? Хочешь моей смерти? Никос мне это устроит, - усмехнулся Александрос.

- Ничего, тебе полезно будет. Может всю дурь выбьет из твоей головы.

- Так что ты здесь делаешь? – повторил он вопрос.

- Неужели ты мне не рад, милый?

- Рад. Но всё же.

- Я по делу. Слышала, что ты папой стал. Это правда?

- А Никос тебе не сказал?

- Сказал, - женщина тяжело вздохнула, - но ты же его знаешь. Он меня бережёт.

- И правильно делает. И да, я стал отцом чудной малышки.

- И кто же её мать? – голос Ренате стал напряжённым.

- Нэнси.

Последовала долгая пауза, после чего женщина взорвалась.

- Нэнси? Нэнси Джонс? Ты сдурел? – она подскочила. – Не могу поверить, что ты был таким идиотом. Она же тебя обвела вокруг пальца. Она...

- Я сделал тест на отцовство, - перебил он Ренате.

- Она лгунья. Она... Что? Что ты сделал?

- Тест на отцовство.

- И?

- Я отец Шарлоты.

Женщина растерялась, и вновь опустилась в кресло.

- Этого не может быть.

- Она никак не могла подкупить врачей. Тест делали мои люди. И...

- Ты не понимаешь. Она сделал аборт. Два года назад она сделала аборт. Об этом долго судачили в модельном бизнесе. Она не могла родить тебе дочь. Никак.

От услышанного Александрос замер. Его обманули? Но как? Как он оказался отцом Шарлоты, если Нэнси не её мать? Как?

 

Глава 15.

 

- Ты не понимаешь. Она сделал аборт. Два года назад она сделала аборт. Об этом долго судачили в модельном бизнесе. Она не могла родить тебе дочь. Никак.

От услышанного Александрос замер. Его обманули? Но как? Как он оказался отцом Шарлоты, если Нэнси не её мать? Как?

- Тогда я не понимаю. Как она оказалась моей дочерью? Ты, наверное, ошиблась Ренате.

- Нет. Я не ошиблась. Об этом так долго говорили.

- Это просто сплетня.

- Алекс, что с тобой? Почему ты оправдываешь её? – его реакция удивляла Ренате.

- Потому что она мать моей дочери.

- Даже в шутку так не говори. Эта мигера не мать. Она не может быть матерью этой девочки, - она что-то ещё обдумывала, поэтому замолчала. – Знаешь, что предложи ей сделать тоже тест. Вот и посмотришь на её реакцию. Если она её настоящая, биологическая мать, то Нэнси отказываться не будет. Но вот если это всё ложь, то ты сразу поймёшь из её поведения. Послушай, Алекс. Ты уже обжегся однажды, не повторяй ошибок. Хорошо?

- Сара выкинула меня из своей жизни, - неожиданно сказал он. Ренате даже растерялась. Что она могла ему ответить?

- Это произошло два года назад, Алекс. Когда ты ей изменил.

- Нет. Это произошло чуть больше часа назад.

- Что? – в голосе Ренате слышалось недопонимание. – О чём ты? Что ты опять сделал?

- Я? – возмущённо воскликнул мужчина. – Я ничего не сделал. Ой, не надо так на меня смотреть. Я уже два года плачу за свою ошибку. Просто, приехал сегодня поговорить с ней о компании. Ты же знаешь, Сара доверила её мне. Так вот, приехал, только завёл разговор о компании, как появился Моро. Ненавижу этого ублюдка. Не знаю, что у них там происходит, но Сара такая бледная. Не могла бы ты узнать, что с ней?

Если бы Ренате не слышал в голосе Алекса тревожные нотки, то просто послала его куда подальше. Но это меняло дело.

- Так что? Ты приехал, завёл разговор, появился Том. Что дальше? Почему она выкинула тебя из своей жизни?

- Она отдала ему компанию.

- Что? Шутишь? – если сказать, что Ренате была в шоке, значит, ничего не сказать.

- Он заявил, что это его дом, а значит, и компания. Он же муж Сары, и ему решать.

- А она?

- А что она? – Алекс выругался, - Промолчала.

- Не верю. Сара? Она не могла так поступить.

- Но поступила... Хочешь посмотреть на Шарлоту? – сменил тему Алекс. Говорить о Саре сейчас не очень-то хотелось. Он всё ещё обижен, и будет долго обижен на её поступок, вернее отсутствие такового.

 

- Что ты себе позволяешь, Том? – Сара уже кричала на него почти час.

- Разве я не прав?

- Нет.

Сара говорила так уверенно, что лицо Тома перекосило от ярости.

- Это фирма моя. И мне решать, кому её доверить. Ты не имел право, так разговаривать с Алексом. Никакого права, - на последнем, она повысила голос.

Том наблюдал, как она поднимается по лестнице. В эту минуту он не отдавал себе отчёта. Потом, он будет пытаться вспомнить, как оказался на верхней ступеньке. Как схватил Сару за горло, желая задушить. Как она пыталась удержаться за его руку. Как в её глазах полыхал страх. Как он разжал пальцы. И как она полетела вниз.

Стук тела об пол вывел его из оцепенения. Посмотрев вниз, Том выругался. Сара лежала в какой-то неестественной позе. Паника охватила его. Что если она мертва? Нет, нет, этого просто быть не может.

В спешке спустившись вниз, Том боялся подойти к телу девушки. Но он доложен был. Пересилив себя, Том прощупал пульс. Он бился. Слабо, но бился. Аккуратно перевернув её, Том проверил на наличие повреждений. Внешних не было. И это очень хорошо.

Но что же ему делать сейчас? Если она очнётся или их застанут, то будет много шумихи. Заявят в полицию. Сара может подать на развод, и будет права. Но он не хотел всё терять.

В мгновение у него всплыл план относительно Сары, который он придумал не так давно. Да, он должен так поступить. Это единственный выход.

Поднявшись наверх, Том взял какой-то плед и завернул в него девушку. Осталось вынести её к машине. Как хорошо, что они отпустили сегодня всю прислугу. А Аглая отдыхала у друзей. Всё было идеально.

Погрузив Сару в багажник, Том уселся за руль. И что дальше? Куда ему ехать? Это он не продумал.

Стуча пальцами по рулевому колесу, он расхохотался. ДА, заброшенная бухта. Там её искать не будут в ближайшее время. Это далековато от дома, но ничего страшного.

Заводя машину, Том уже представлял, как к нему приходят полицейские месяца через два, с сообщением, что её нашли. Мёртвую. Он будет плакать. Никто на него не подумает. Потому что, он сам заявит о её пропаже. Да, план был просто идеален.

 

Нэнси была неприятно удивлена предложением Алекса. Он хотел, чтобы она сделала тест на материнство. Но она никак не могла. Конечно, она же не являлась биологической матерью Шарлоты, и для неё оставалось загадкой, как Алекс оказался её отцом. Ну, было ясно, что он спал с матерью девочки. Вот только когда? Почему она не знала? Нэнси всегда следила за его романами. Лишь однажды она потеряла бдительность, и он женился. Женился на какой-то замарашке. Лучше уж выбрал бы Ренате. Ей хотя бы не стыдно было проиграть. Но этой...

Нэнси в который раз набирала номер миссис Голд, но та не брала трубку. Все как будто против неё сговорились. Она прекрасно догадывалась, кто подбил Алекса на такие действия. Ренате. Она видела, как женщина приходила к нему. Она знала, что они долго разговаривали. И это бесило.

Девочка в её комнате заплакала, чем ещё больше разозлила Нэнси. Он настояла, чтобы их поселили в одну комнату, они же мать и дочь. Хотя Алекс и был против, но разумные доводы, убедили его. А сейчас она расплачивалась за свои поступки.

Шарлота заплакала ещё сильней.

- Да, замолчи ты! – крикнула девушка, отчего ребёнок ещё хлещи заплакал.

На крики и плачи пришёл Алекс.

- Что здесь происходит?

- Она плачет, - как не в чём ни бывало, ответила Нэнси. Она и позабыла, что как мать она должна успокаивать девочку.

- Так успокой её. Ты же её мать.

- Я пробывала, - ложь, - но ничего не получилось.

- Дай, я.

Когда Алекс взял Шарлоту на руки, она сразу успокоилась. Он улыбнулся ей.

- Ну что идём? Нас уже ждут в больнице.

- А ты уверен, что хочешь этого? – у Нэнси была ещё надежда, что он передумает.

- Уверен, - очень серьёзно ответил он, и его взгляд подтверждал это. – Чего ты боишься, Нэнси?

- Ни-ничего, - слегка заикаясь, ответила она.

- Тогда вперёд.

Тяжело вздохнув, Нэнси взяла сумку и вышла из комнаты. Вслед за ней вышел Александрос, у которого на руках удобно устроилась Шарлота.

 

Сара очнулась от шума волн и от того, как её ноги омывает вода. Открыв глаза, девушка попыталась всмотреться в небо, но у неё ничего не вышло. Было темно, только где-то сбоку виднелись слабые лучи солнца.

Приподнявшись на локтях, Сара поморщилась. Всё тело болело, а особенно левая лодыжка. Чёрт возьми! Где она? И что произошло? Как бы она не пыталась вспомнить, но ничего конкретного у неё не получилось. Последнее что она помнила, так это ссору с Томом. Том. Но кто такой Том?

При упоминании этого имени, голова девушки взорвалась болью. Оставив попытки что-то вспомнить, девушка поняла, что боль начала отступать. С трудом поднявшись, она побрела на слабый свет. Выйдя на берег, Сара огляделась. Только-только показался рассвет. Вода была ещё прохладной. Ноги девушки замёрзли, так как она стояла по щиколотки в воде. Сделав пару шагов, она обернулась в сторону пещеры. А это была именно пещера, в которой она очнулась. Небольшая пещера. Странно, почему она не затапливалась ночью?

Подняв голову чуть выше, Сара заметила тропинку. На этой тропинке были даже кривые ступеньки. Но вот не задача, метра полтора нужно сбирать по скале, а лодыжка болела сильней и сильней. Делать было нечего. Она должна отсюда выбраться, и она это сделает.

 

Том нервничал. Он нервничал с того момента как приехал домой. Теперь ему казалось, что он поступил неправильно. Хотя фактически он бросил Сару умирать, конечно, он поступил неправильно. Что тут неправильного. Он просто моральный урод. Хех, он знал это, и его всё устраивало. Каков отец, таков и сын – так всегда говорили о нём и его отце.

Хоть он и любил отца, но тот был слишком жесток со всеми, кроме него. Мать он бил регулярно, и дочери доставалось. Но вот Тома он не трогал. Как иронично. Отец считал, что мать ему изменяла, а Мари не его дочь. Том наблюдал за этим и мотал на ус. Он восхищался своим стариком.

И вот сейчас он поступил так, как бы поступил его отец. Избавился от улик. Теперь осталось выждать, чтобы заявить о её пропаже. К тому, времени Сара будет мертва.

На радостях, Том открыл лучшую бутылку вина, привезённую с плантаций своего отца. Открыл и сделал глоток, что бы потом закашляться. Вино, выпитое им, пошло назад, но вместе с ним и что-то тёмное и липкое. Когда же до Тома дошло, что он сейчас выплюнул на пол, то побледнел. Этого не может быть! Только не с ним. И только не сейчас.

 

Всё время, что Нэнси пробыла в больнице, она нервничала. Через каких-то пару недель её обман раскроется. Это было неизбежно. И она не знала, что делать. Мозг лихорадочно работал, но придумать она ничего не могла.

Её нервозность не осталась не замеченной Алексом.

- Что ты так нервничаешь Нэнси, а? Тебе есть, что скрывать? – спросил он, когда они были около дома.

- Нервничаю? Я? Чего мне нервничать?! Я перед тобой чиста и невинна.

Мужчина фыркнул.

- И не надо фыркать. Я сказала тебе правду. Вот увидишь.

Сегодня Алекс не сел за руль, он уступил это место водителю. И как же она хотела, чтобы это было из-за неё. Но нет. Он сделал так, чтобы быть поближе к девчонке. Она ревновала.

- Алекс? – протянула Нэнси, поглаживая его бедро. На что мужчина лишь бросил на неё взгляд полный презрения. – Послушай, мы уже живём вместе две недели, и я хотела...

- Мне всё равно, что ты там хотела, - перебил он её.

- Алекс, я хотела...

- Ты меня не слышала?

- Я хотела спросить, - не успокаивалась девушка. – Ты признаешь Шарлоту своей дочерью публично?

Алекс прищурил глаза. Он понимал, что Нэнси ведёт какую-то игру. И ему это не нравилось. А отвечать ей он подавно не хотел.

- Так всё-таки?

- Да. Я признаю её. Дам ей своё имя.

От услышанного, настроение Нэнси пошло в гору. Она-то надеялась, что Алекс, признавая девочку своей, признает и её, только своей женой.

- Но ты даже не рассчитывай на то, что я на тебе женюсь, - будто прочитав её мысли, Александрос разрушил все её мечты.

- Это ещё почему?

- А зачем мне ты?

Она открыла рот, но тут же его закрыла. Нэнси распирало от возмущения.

- Как это зачем? Раньше ты не жаловался. Хотел на мне жениться, помниться мне.

- Так это было раньше, до того как я...

- Как ты встретил ту глупышку? – подсказала она ему. Гневный взгляд пронзил Нэнси.

- Ты сама меня бросила. Забыла? – решив не обращать внимания на её выпад, Алекс отплатил ей той же монетой. На что девушка покраснела, покраснела от гнева и ярости.

- Ты! – закричала она, когда они уже подъехали к подъезду дома. Выскочив из салона автомобиль, девушка продолжила, - Ты! Да будь ты проклят, Александрос Карандонис. Будь проклята твоя Сара, ваш не родившийся ребёнок. И она, - ткнув пальцем в девочку, которая сидела у Александроса на руках. – Ненавижу. Ненавижу.

- Всё сказала? – на его лице не дрогнул ни один мускул, пока она выплёскивала яд. 

Девушка тяжело дышала. Её сбило с толку его реакция, а вернее её отсутствие. Раньше он бы не позволил так с собой разговаривать. Что же изменилось? Где она недоглядела?

- Ты ведь не её мать? – очень спокойно спросил Алекс.

- Что?

- Ты не мать Шарлоты, - он уже утверждал, а не спрашивал.

- С чего ты взял? – Нэнси начала волноваться.

- Будь хоть раз честна со мной.

То, что она увидела в его глазах, это напугало её. Пустота. Равнодушие. Ничего в отношении неё.

Обняв себя, Нэнси отвернулась от него, от них. Осознание того, что она проиграла, всё больше давало о себе знать.

- Нэнси, если ты меня любишь, - плечи девушки напряглись, - то ты мне скажешь правду. Сейчас.

Тишина длилась долго. Но никто не сдвинулся со своих мест.

- Я не знаю, кто её мать, - всё также стоя к нему спиной, призналась Нэнси. – Я удочерила её. Хотела мальчика, но в детском доме была только девочка похожая на тебя. Вот я её и удочерила. А как оказалось, что она твоя дочь,... не понимаю. Хотя... Нет, я понимаю, что у тебя были женщины после того как та дурочка тебя бросила. Было бы странно, если бы не было.

Она замолчала. И также молча, зашла в дом.

Александрос стоял и смотрел в такие родные глаза Шарлоты. Теперь ему стало ясно, как он стал отцом. Да, у него была интрижка на одну ночь, после развода с Сарой. Та женщина была очень похожа на его Сару, но всё-таки не была ей.

Но когда же он её увидел в баре, в его мозгу что-то щелкнуло. Александрос предложил ей уединиться, а она в свою очередь была не против.

Вот только это была не Сара. Не его Сара.

 

Девушка, разодрав в кровь руки и ноги, всё же добралась до вершины. Перед ней предстала дорога. К сожалению ни одной машины не наблюдалось. Усевшись на обочине, Сара стала ждать. Всё равно, кто-нибудь да проедет.

Ждала она долго, но её мольбы были услышаны. В пару метрах от неё затормозил новенький Audi A7. Со стороны водителя высунулся мужчина. Саре он показался знакомым, но на этом её мысли прервали, так как она потеряла сознание.

 

Глава 16.

 

Сара очнулась на заднем сидении машины. Машина замедляла ход. Приподнявшись на локте, девушка попыталась рассмотреть своего спасителя, но этого ей не удалось.

- Спасибо, - скрипучим голосом поблагодарила она.

Мужчина повернулся к ней только тогда, когда остановил машину у какого-то дома. Может быть это её дом? Она не помнила. Но мужчину видела, это точно.

- Как ты? – его голос был очень приятный, слегка хрипловатый.

- Ааа... Нормально. А куда Вы меня привезли?

На этот вопрос бровь мужчины поползла вверх.

- Ты серьёзно?

- Да, - Саре не понравилось, каким тоном он задал этот вопрос.

- Это дом Александроса, - ответил он на ранее заданный вопрос. Его брови сошлись на переносице, когда он разглядывал её.

- Александроса? Александроса Карандониса?

- Да.

Её внимание привлёк мужчина, вышедший из дома и быстрой походкой приближавшийся к ним. Он был тем же, каким она запомнила его. Собравшись с силами, Сара распахнула дверцу машины, и бросилась к Александросу.

- Александрос, - простонала она его имя, после чего повисла на шее.

Ошарашенный Александрос неуверенно обнял её за талию. Его взгляд был обращён к мужчине, который тоже вышел из машины.

- Саввас?

- Не смотри на меня, брат. Я не знаю, что произошло. Просто ехал из дома. Вижу, сидит девушка на обочине. Мне стало интересно. Остановился, а тут оказалась твоя бывшая жена.

- Бывшая жена? – спросила недоумённо Сара. – О чём ты, Саввас? Мы с Александросом не разведены. Боже! Что за глупости?! У нас же будет ребёнок.

- Нет, - Александрос продолжая держать её за талию, покачал головой. – Ты потеряла ребёнка, Сара.

Девушка слегка отошла, но руки на талии пресекли этот манёвр.

- Я не понимаю. Мы были с тобой у врача. И он...

- Это было два года назад.

Сара уставилась на него. Два года? Но как?

- Да, Сара, - подтвердил Саввас. – Но вы удочерили прекрасную девочку. Её зовут Шарлота.

Александрос мысленно уже убивал своего друга. Что он несёт?

Пока мужчины были заняты «кто, кого переглядит». Сара пыталась отойти от шока. Она потеряла ребёнка и два года своей жизни. Но у них есть девочка. Подумав об этом, на сердце у девушки стало очень тепло.

- Я хочу её увидеть, - прервала она зрительную перепалку мужчин.

- Что? – спросили оба в унисон.

- Я хочу увидеть нашу дочь, Александрос, - уверенно произнесла она.  

- Вот и отлично. Желаю удачи! – сказав это, Саввас мигом оказался в машине и уехал, оставляя за собой столб пыли.

- Где она? Где Шарлота?

Мужчина не знал, что ответить. Нэнси буквально двадцать минут назад покинула его дом. Он предлагал оплатить ей билет до Нью-Йорка, но она отказалась. А теперь здесь Сара,  и она ведёт себя очень странно. Складывалось ощущение, что она не помнит, ничего после их развода. И похоже это было правдой.

Окинув её взглядом, Александрос вздрогнул. Он только сейчас заметил, в каком она состоянии. Множественные гематомы. Он был уверен, что это рук Моро. И от осознания этого, в нем закипал гнев. В очередной раз.

 

Когда Сара увидела дочку, то прослезилась. Она была такой красивой. Как её папа. Стоп! Папа? Это было странно, но Шарлота сильно походила на Александроса.

- Дорогой? – позвала она.

- Да.

С девочкой на руках он сидел в огромном кресле и боялся вопроса, который сам напрашивался.

 - Александрос, кто её родители?

- Я, её мать я не знаю. Вернее знал лишь на одну ночь, - он не стал скрывать ничего от неё. И пока он рассказывал, лицо Сары становилось всё напряжённей.

Когда же рассказа был окончен, девушка лишь тяжело вздохнула.

- Ты разве не будешь обвинять меня в измене? – настороженно спросил он.

- Нет. Всё хорошо, - она улыбнулась. Эта улыбка была той, которую Александрос хоронил в своём сердце. А когда девушка протянула руки за малышкой, он, не раздумывая, передал её ей.

 

Три месяца спустя

 

Александрос наблюдал за своими женщинами. Улыбка не сходила с его лица. Вот уже три месяца Сара жила с ним, и думала, что они женаты. Он не стал её разубеждать в обратном. Тем более не сейчас.

- Александрос? Смотри, - позвала его Сара.

Он видел, как Шарлотта идёт к нему, спотыкаясь, при этом улыбаясь во весь рот. Тянет к нему свои маленькие ручки. Боже, кажется, он сейчас расплачется. Эта годовалая малышка его дочка, кто бы, что не говорил. И его жена с ним. Он счастлив. Большего он не мог и просить.

Но оставалась одна не решённая проблема. Том Моро. Александрос не знал, что произошло три месяца назад. Но он следил за передвижениями этого ублюдка. В этом ему помогали Никос и Саввас.

Почти три месяца назад Моро объявил, что Сара пропала. Как же, пропала! Но, ни Александрос, ни кто из его окружения не обмолвился о местонахождении Сары. Пришло время проучить мерзавца.

 

Было раннее утро, когда сон покинул Александроса. Приподнявшись на локтях, мужчина взглянул на девушку, мирно посапывающую рядом. Её белокурые волосы блестели в лучах восходящего солнца. Он аккуратно убрал прядь с лица Сары. В данный момент её лицо было спокойным и безмятежным. И это делало его счастливым. То, что она спала рядом, не отталкивала его, даже после того, как он рассказал всю правду. Правду о них, о её втором замужестве, о Шарлоте. Конечно, она кричала на него, даже кинула вазу, та к счастью попала в стену, хотя и оставалось каких-то пару сантиметров до его головы. Потом не разговаривала с ним с неделю. А это мучило его. В общем, припадала она ему урок.

Даже когда Александрос жаловался друзьям на поведение Сары, что раньше для него было не приемлемо, он не находил поддержки. А Саввас его постоянно подкалывал с этим. Хотя он тоже виноват в сложившейся ситуации. Если бы Саввас не привёз тогда её в дом Александроса, то это не побудило его врать ей. Что ж, Александрос искал виновных. Не быть же ему одному виноватому в том, что случилось.

Сара поёрзала, это вновь привлекло внимание мужчины. Его девочка. Господи, как же он виноват перед ней. Даже спустя столько времени, он всё ещё ощущал вину. Такого не было никогда, даже с Ренате. Он поздно понял, какую боль причинил ей своей изменой. Понял и возненавидел себя. Каждый день доказывал и доказывает ей свою любовь, тем самым прося прощение.

Её развод с Томом дался им обоим тяжело. Кто же знал, что Моро откажется отпускать её, даже при условии, что дом и часть бизнеса перейдёт к нему. Но этому ублюдку было мало. И вот сегодня настал тот день, когда Моро поплатится за всё.

 

Потянувшись как кошка, Сара посмотрела на Александроса. Он был задумчив. Прошло уже полгода, как она жила с ним, вернее сказать, как она вновь жила с ним. Она не помнила того, что рассказывал ей Александрос, но чувствовала на подсознательном уровне, что он не врёт. Конечно, она злилась. Ведь когда тебе рассказывает любимый об измене, о том, что у него есть ребёнок от другой, это будет злить. С начала она думала, что это всё ложь, что решил посмеяться над ней. Но зачем ему это? А когда всё подтвердила Ренате, то Сару обуяли такой гнев и ярость, что она крушила всё на своём пути. Это было удивительно и не привычно, она никогда не замечала за собой такое, но любовь меняет людей. Она ведь права?!

Когда Александрос накрутил её локон на палец, Сара улыбнулась, а её улыбка не осталась не замеченной.

 - Ты проснулась?! – поцеловав в губы, спросил мужчина.

- Угу.

- Сегодня важный день, - очень серьёзно произнёс он.

Когда он напомнил, что они собирались сделать сегодня, то Сара нахмурилась. Это ей уже не казалось хорошей идеей. Получается, она опустилась до уровня Тома и своего отчима, как же она этого не хотела.

 - Алекс, может...

- Ты меня опять так зовешь?

- Прости, - она смутилась его замечанию. Сара помнила, что так называли его только бывшие любовницы. И осознание того, что у него было куча женщин, злило.

- Ты злишься, родная? – ухмыляясь, спросил он. Девушка лишь подняла на него вопросительный взгляд. – Иди ко мне. Хочу почувствовать тебя, твоё тепло.

Дважды просить ему не пришлось. Сара удобно разместилась в его объятиях. Ей было комфортно, она чувствовала себя защищенной. Но мысль, что сегодня они сломают чью-то жизнь, не давала покоя. И пусть это был Томас Моро. Её уже бывший муж.

 

Вот уже месяца четыре Том был как на иголках. А когда объявилась Сара, да в компании с Карандонисом, так спокойная жизнь вообще закончилась. Первые два месяца с «исчезновения» Сары, он был спокоен, изображал из себя убитого горем мужа. Жаль только, что Аглая его вычислила сразу. Но он эту проблему решил. Правда, пришлось замараться. Было много крови. Зато теперь никто её не найдёт, и это ещё больше успокаивало.

Сегодня был важный день. Сегодня он получит ВСЁ. Сара обещала за свободу, что отдаст ему компанию, дом. И вот долгожданный день.

Том побрился, надел костюм из последней коллекции Армани. Он должен сегодня блистать. Этого дня он ждал почти всю жизнь. Наконец-то, он перестанет зависеть от отца, от его мнения. Отец его отговаривал от женитьбы на Саре, говорил, что это добром не кончится. Но старик заблуждался. Вот он, владелец многомиллионного состояния. Успешный, удачливый, неотразимый. И это всё он. Он сам достиг вершин, без помощи отца. В этом только его заслуга.

Передёрнув плечами, Том посмотрел в зеркало. Подойдя ближе, он начал всматриваться в своё отражение. И отшатнулся, когда увидел на своей белоснежной рубашке следы крови. Потом они появились на лице, руках. Прям как в тот вечера, когда он забил бедную женщину насмерть голыми руками.

Мотнув головой, Том пулей вылетел из комнаты. Но на его пути встречалось так много зеркал. И из всех на него смотрело его кровавое отражение. Был единственный выход – это покинуть дом чуть раньше.

Машина долго не заводилась. А когда же завелась, Том выжил газ по полной. Вылетев на трассу, он старался смотреть только прямо. Один взгляд в зеркало заднего вида наводил на него ужас. Зазвонил телефон. Он включил громкую связь. Раздался ненавистный голос.

- Моро? Слышу ты уже в пути. Не торопись так.

- Чего тебе нужно Карандонис? – прошипел Том.

- Я о тебе волнуюсь. Хочу, чтобы ты доехал до места встречи в целости и сохранности. Поэтому не гони. Я понимаю, новенькая Феррари не оставляет тебе выбора, как гнать. Но ты сбавь обороты, а то мало ли что, - была слышна насмешка в голосе Александроса. И из-за этого, Том прибавил ещё газа.

- Пытаешься меня запугать?! Я тебя не боюсь, Карандонис. Это тебе стоит меня бояться.

- Так же как Аглае, или твоей сестре?

Услышав этот вопрос, Том на миг потерял управление. Как он мог...

- О чём ты? Не понимаю.

- Да, нет. Ты всё прекрасно понимаешь Моро. Я тут навёл справки. Жалко твою сестрёнку. Она у тебя была красавицей.

- Заткнись, - прорычал он.

- Осторожней, - предупредил мужчина, рассмеявшись, после чего повесил трубку.

Том выругался. Откуда он мог знать про его сестру? Про Аглаю? Откуда? Неужели он...

Но мысль он не закончил. На огромной скорости вылетел в кювет и врезался в стену близ стоящего дома. Смерть была мгновенной, так потом скажут криминалисты.

 

Уже полчаса как должен был приехать Том. А его всё не было. Сара не находила себе места. Что-то тревожило её. Что-то подсказывала, что произошло страшное.

- Ты звонил ему? – спросила девушка у Александроса.

- Да, трижды. Он недоступен.

- Что-то случилось. Я уверена. Он не стал бы опаздывать, когда всё стоит на кону.

- Успокойся, любимая. Приедет он, куда денется. Он не за что не пропустит подписание бумаг. Моро к этому стремился, не забывай.

- Да. Да, ты прав, - ответила девушка, жмурясь от боли в висках. Тревога всё нарастала. – А может нам поехать ему на встречу?

- Не понимаю  я тебя. Почему ты так волнуешься за него? Он испортил тебе жизнь, а ты волнуешься, - злобно проговорил он.

- Да, и я этого не отрицаю. Но ты, Александрос, тоже испортил мне жизнь, не забывай, - упрекнула она его. На это мужчине нечего было ответить. – Поэтому заводи машину, мы едим.

Александрос ругаясь сквозь зубы, всё же выполнил её просьбу. Когда они выехали на трассу, заставили остановиться, как и других водителей. На трассе произошла страшная авария. Какой-то лихач не справился с управлением, и влетел в жилой дом.

- Посиди здесь, - напряжённо попросил Александрос. Саре не понравился его тон, но она сделал, так как он сказал.

Подойдя ближе к месту аварии, Александрос сжал кулаки. Чёрт! Это была машина Моро.

- О, Боже! – воскликнула Сара из-за спины Александроса.

Он обернулся к ней.

- Я же попросил тебя остаться в машине. Что ты не поняла в моей просьбе, а Сара?

- Это... это машина Тома, - у девушки был шок.

- Мы не знаем точно.

- Это его машина. Я уверена.

- Простите, не могли бы вы отойти, - попросил их офицер полиции.

- Простите, но, похоже, это наш знакомый, - пролепетала Сара. Александрос бросил на неё гневный взгляд, но девушка его проигнорировала.

- Да? Что ж, тогда прошу, следуйте за мной.

- Останься здесь, - попросил Александрос. – Если это он, то я не хочу чтобы ты видела. Понимаешь?

Схватив её за плечи, мужчина немного встряхнул девушку, чтобы привлечь внимание.

- Да... иди. Я побуду здесь.

- Хорошо, - он поцеловал её в лоб.

Опознание длилось недолго. Александрос знал, что это он. Но, даже взглянув на мёртвое тело ублюдка, он не почувствовал жалость к нему. Глупая смерть. А ведь, он его предупреждал, не гнать. Но тот его не послушал. Что ж сам виноват. Хотя отделался легко. Александрос приготовил для него смерть пострашнее. Но судьба решила за них. Что ж пусть останется всё как есть.

 

Глава 17.

 

Сутки спустя

 

Сара ждала Александроса уже почти сутки. После той, аварии, он отвёз её домой, и уехал в полицейский участок. Он позвонил и предупредил, что это займёт какое-то время, но сутки это перебор. Рядом в манеже играла Шарлота. Девочка чувствовала напряжение своей мамы, но не плакала как все дети. В свои полтора года, она была такой мудрой. Никогда не беспокоила их по пустякам, что не свойственно детям.

У парадной затормозил автомобиль, но Сара подавила порыв выскочить на крыльцо. Она подошла к манежу и взяла на руки дочку, чему та была несказанно рада. Только тогда она пошла на встречу Александросу.

Когда мужчина зашёл в дом, то по привычки, выработанной за последние сутки, потёр шею. Похоже, это были одни из самых тяжёлых суток в его жизни. Ну, не считая того, когда Сара попала в больницу с выкидышем, и когда в Никоса стреляли. Но увидев свою женщину с их дочерью на руках, усталость как рукой сняло. Он подошёл к ним и поцеловал по очереди, с начала жену, потом дочь. Жену. Мысль об этом резануло сердце. Они до сих пор не расписались с Сарой. Снова. А всё потому, что она не хотела, пока не вернётся память. А такое может и не случиться, так сказал нейрохирург. Но Сара верила, а значит, и он тоже должен верить.

- Тебя так долго не было, - пожаловалась Сара, а дочка на её руках слегка покивала головой, будто понимала, о чём толкует мама.

- Прости. Столько бюрократии.

- Устал?

- Да, но когда вас увидел, то усталость как рукой сняло.

На это девушка улыбнулась.

- Ты мне расскажешь, что там случилось?

- Не сейчас, - попытался увильнуть мужчина. Ему не хотелось посвящать во всё Сару.

- А когда? – она стояла на своём, и ему эта её новая черта нравилась с каждым днём всё больше. Как говорила Ренате, девочка стала женщиной, мудрой и амбициозной женщиной. После чего хихикала вместе с Сарой над ним.

- Приму душ, поем и может быть, расскажу, - чмокнул он её в лоб. Таким ответом Сара осталась недовольна, но не стала давить на него.

 

После того, как они остались одни в комнате, Саре решила всё-таки разузнать побольше о случившемся.

- Александрос?

- Что любимая? – мужчина только вышел из душа, и вытирался полотенцем свой накаченный торс. От такой картины, дыхание Сары сбилось.

- Ты что-то хотела? – напомнил он, отмечая её возбуждение. Он специально понизил голос до легкой хрипоты.

- Ммм... А да. Думала, что ты расскажешь о Томе, - отводя в сторону взгляд от его тела.

Мужчина нахмурился.

- Сара, может тебе не нужно знать?

- О, ради Бога! Он был моим мужем, если ты не забыл? И  я хочу знать, как он умер.

- Хорошо, - Александрос присел рядом с ней на кровати, но дотрагиваться до неё не стал. Раз она хотела правды, то её получит.

- Его смерть была мгновенна. Он не справился с управлением, вылетел в кювет и врезался в дом.

- Но почему?

- Не знаю. Может из-за нашего разговора, а может, и нет, - пожал он плечами.

- Разговора? Какого разговора?

- Понимаешь, я звонил ему, когда он ехал, - начал мужчина.

- И?

- Было слышно, как мотор ревёт, и я попросил его не гнать, но он не послушал меня. Хотя я бы удивился, если бы послушал. Но не суть. Дело в том, что я кое-что нарыл на него. Ну, и намекнул ему на это во время разговора.

Сара закрыла ладошкой рот, чтобы не закричать. После чего повисла напряжённая тишина. Но Сара её нарушила: - Что ты о нём узнал?

- Сара, не надо, - взмолился Александрос.

- Нет, надо. Я хочу знать, - твердо и уверено сказала она. На что мужчина сдался.

- У него была сестра, - он замолчал, видя, что Сара хочет его перебить, но она в последнюю секунду передумала. – Так вот, у него была сестра. Она младшего его на семь лет. Была. В общем, его отец бил её и их мать. Те практически не вылезали из больниц. И вот в один день, отец так избил девушку, что врачи кое-как успели её спасти. Хотя назвать такое спасение трудно. Она впала в кому, её жизнь поддерживали только приборы. Он отключил их. Был скандал. Его отец кое-как смог всё уладить, а сам отправил сына к своему другу, к Петросу.

- Это ужасно, - по щекам девушки текли слёзы.

Александрос обнял её, крепко обнял. Он не стал рассказывать, что Моро убил и Аглаю, причём с особой жестокостью. Он не хотел травмировать её ещё больше. Ей и так досталось в жизни. И он один из тех, кто постарался.

- Сара?

- Да? – её голос был тихим.

- Выходи за меня, - снова предложил он.

- Я не могу. Мы уже говорили об этом, Александрос. Я люблю тебя, - она встала и отошла подальше, - но я не могу.

- Почему? Из-за твоей памяти?

Девушка ничего не ответила, просто зашла в ванную и закрыла за собой дверь.

 

Никос наслаждался зрелищем. Его жена с их дочерьми спали на кровати. Видимо, Ренате читала им, а когда они уснули, то и сама не заметила, как задремала. Это было неописуемое чувство. Видеть, что твои женщины защищены, что у них есть всё, что только нужно, делало его счастливым.

- Никос? – шепотом позвал его друг. Александрос уже около часа стоял за его спиной, наблюдая, как тот любуется на своих малышек.

- Тише ты, разбудишь, - шикнул на него Никос.

- Я и так говорю шепотом, - ещё тише сказал Александрос.

Вздохнув, Никос повернулся к другу лицом. Тот выглядел, скажем, не ахти. Он знал от Ренате, что у Александроса с Сарой опять проблемы. И он, к сожалению, ничем не мог помочь другу.

Махнув рукой, Никос указал направление, куда они пошли в полной тишине. Когда же они спустились в гостиную, то Александрос с шумом уселся в кресло.

- Ну, рассказывай, что там у вас происходит.

- Она не хочет за меня замуж.

- Я бы на её месте тоже не хотел.

За это замечание, Никос получил косой взгляд.

- И почему же?

- Ты ей жизнь поломал. Мне так хотелось тебя тогда придушить.

- Так почему же не придушил?

- Чтобы ты исправил свои ошибки. Но ты совершаешь всё новые и новые. Ну не хочет она замуж, ну и ладно.

- Тебе легко говорить. Ренате твоя жена, а не сожительница.

Никос зарычал.

- Вот-вот. Хочешь, чтобы я тоже адекватно реагировал, тогда начни с себя.

- Я не изменял Ренате.

- И Славу Богу. Я бы тебя убил, если бы ты это сделал. Но сейчас мы говорим о Саре, а не о Ренате. Они разные.

- Разные? – усмехнулся Никос. - Порой мне кажется, что они срослись как сиамские близнецы.

- Да, у меня тоже порой бывает такое ощущение, но всё же.

- Дай ей время, если тебе так неймется на ней жениться.

- Сколько? Сколько ещё я должен дать ей время?

- Столько сколько потребуется. Она тебя любит. Всегда любила. Дождись её.

- Я смотрю, тебе доставляет удовольствие видеть мои муки, да?

- Конечно. Ещё какое, - оскалился Никос.

- Вы с Саввасом сговорились, - утвердительно сказал Александрос, при этом закатывая глаза.

- Мы же твои друзья.

- Я в этом теперь сомневаюсь.

 

Восемь лет спустя

 

Во дворе дома, на зелёной лужайке играло четверо детей. Три девочки и один мальчик. Девочки наряжали мальчика в мамины шмотки, а тот не сопротивлялся. Куда ему против троих старших девочек. Но когда дело дошло до краски, тут он не выдержал.

- НЕТ! – закричал Лукас.

- Сиди спокойно, - прошипела Шарлота.

- Не хочу. МАМА?

Из дома выскочила женщина. Её белокурые волосы растрепались от ветра. На лице появилась улыбка, когда она увидела своего сына, а вернее во что он был одет. Мда, её новому вечернему платью пришёл конец, но не страшно Александрос купит новое.

- София, Элени, скоро ваши родители приедут.

Девочки восторженно завизжали.

- Но с начало кушать.

- ДА! – хором ответили они.

Когда дети забегали в дом, Сара поймала сына. Она смотрела на него и не могла налюбоваться. Он так был похож на Александроса, так же как и Шарлота.

- Мам, - протянул он.

- Иди, приведи себя в порядок. Или тебе помочь? – улыбнулась она сыну, когда он нахмурил бровки.

- Я сам. Я взрослый. Мне целых шесть лет, - с гордостью ответил Лукас.

- Хорошо. Мы будем ждать тебя в столовой.

Когда мальчик хотел броситься к лестнице, то Сара его остановила.

- А поцелуй?

Мальчик смущённо посмотрел на неё, подошёл и поцеловал в подставленную щёку. После чего рванул в свою комнату, дорывая платье.

- Они такие шумные, - прозвучал голос Александроса где-то за спиной.

Когда Сара повернулась к нему лицом, он завладел её губами. Когда же перестало хватать воздуха, Сара слегка отстранилась.

- Как прошёл день?

- Скучал по тебе, - он вновь поцеловал её, после чего обнял.

- Я тоже, – пауза - Мы тоже скучали, - поправила она себя, после чего погладила уже округлившийся живот.

Она была счастлива. Счастлива не смотря на то, что за эти восемь лет, она так толком и не вспомнила часть своей жизни, лишь обрывки. Счастлива, потому что её мужчина был рядом, доказывая свою любовь ежеминутно, нет ежесекундно, и не прося ничего взамен. Она была счастлива.

- Александрос?

- Ммм... - мужчина уткнулся в её волосы, вдыхая запах цветочного шампуня.

- Давай поженимся, - произнеся это, она вогнала его в ступор, после чего страстно поцеловала. Он же прошептал в её губы только «Наконец-то».

 

 

 

Конец.



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 3 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


[24.06.2014 16:08] Hurricane 5 5
Дааа... Долго же она его мучала)

ivs [24.06.2014 16:13] ivs
Hurricane писал(а):
Долго же она его мучала)


Он этого заслужил, на мой взгляд!!!

[24.06.2014 16:58] Hurricane
Что да то да)

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Margot Valois: О прочитанном: субъективно и максимально откровенно #мирдолжензнатьчтоячитаю Latinskaya: В западне (тизер) Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 2 Одинец: Грот Прекрасной Дамы. Книга 2. Глава 17

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение