Елена Тодорова "Улей"
Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Под диктовку душиСоздан: 01.04.2013Статей: 26Автор: Sad Memory Подписатьсяw

Дело было зимой

Обновлено: 14.03.15 15:49 Убрать стили оформления

 

 

Зимой все тянется намного медленней - прямо как густая коричневая патока, лениво растекающаяся по блюдцу. Этот рабочий день не был исключением. Для кого-то он заканчивался, а для кого-то, точнее для меня, только начинался. Несмотря на это, мне ужасно хотелось спать. Нескольких часов сна, вырванных мной у судьбы путем прогула первой пары, было явно недостаточно для молодого организма.  Сквозь полуопущенные веки я лениво наблюдал, как Генка, прыгая на одной ноге, пытался одновременно запихнуть вторую в штанину и не прервать свой запугивающий монолог. Его страшной мимике в этот момент мог позавидовать даже Джим Керри:

- А что ты хотел, Тема? Это тебе мясокомбинат, - слово «мясокомбинат» он усердно выделил заниженным голосом, стараясь как можно более заунывно вытягивать гласные, - а не какая-нибудь конфетная фабрика имени «Розовых соплей».  Знаешь, какие тут крысы бегают? Не знаешь? Ну ничего, всему свое время. Григорьич вон до чего выдержанным стариканом был - и то сломался, ему ж до пенсии всего лет пять оставалось, чего, спрашивается, не доработать. А как начали эти следы появляться и инвентарь пропадать, так он и говорит: «Не, ребятки, вы как хотите, а у меня уже сердце пошаливает».

Я слушал в пол-уха его пьяный бред и машинально кивал головой. Крысы, конфеты и Генка меня абсолютно не трогали.  Куда важнее были проблемы, заставившие посреди сессии срочно искать ночную работу, чтобы не перебираться  на заочный. Какой религиозный персонаж дернул меня завалиться с друзьями за пару недель до конца года в казино, я не знаю, но финансовое положение этот рогатый мне подпортил основательно.  Когда тетка предложила поработать у нее на комбинате крысоловом,  я только недоверчиво ухмыльнулся. В моей голове крысолов прочно ассоциировался с флейтой и детьми, стройной шеренгой бредущими куда-то в туман по германским долинам, а начинать заниматься музыкой или киднепингом я точно не стремился. Но на деле все оказалась намного прозаичней – я, крысы, яд и парочка нехитрых механизмов.

кк

 

 - Следы, я тебе скажу, здоровенные, с мою ладонь почти. Не, ты представь, какие на той лапе когти будут, - не унимался Генка. – Вечно они умудряются эти свои лапищи в чем-то запачкать. Страшней всего было, когда одна из них в лужу крови, натекшую от размороженных туш, вступила.  Приходим на работу, а в цеху огромные кровавые следы. Так что ты, перед тем как идти сегодня крысоловки ставить,  памперс все же надень, вдруг они раньше времени повыползают, - Генка гаденько ухмылялся, отряхивая со своего пуховика воображаемую пыль.

- Тоже мне, почитатель «Ночной смены» выискался. - Упоминание памперса и меня в одном предложение слегка задевало, - Даже если предположить, что весь твой сплагиаченый бред - правда, то памперсы мне не понадобились бы ни при каких раскладах. Даже останься я на всем заводе в одиночку, в самую глухую ночь. Я что, малолетка какая-то, бояться сказочной мелюзги...ха!

- Не, Артем, ты не прав. Гена, конечно, тот еще балабол, но про кровавые следы он не врет, - вмешался в разговор Леха. – Григорьич и правда после этого свалил. Он уже задолбался к Палычу на склад за новыми крысоловками ходить. Они ж чуть ли не каждый день почти все пропадали, иногда парочка сломанных оставалась. Он, бедный, все недоумевал - и зачем крысам те крысоловки, что они с ними делают, не жрут же?

- Может, они так протест выражают? – засмеялся Денис, шнурующий на скамье кроссовки.

Генка, хитро сощурившись, стоял около двери, прислонившись к косяку спиной, и  ждал, когда же ему снова удастся вставить слово:

- А что, ребята, давайте поспорим. Раз у нас Тема такой взрослый и храбрый мен, ему это будет как два пальца об асфальт.

- Ты это о чем? - насторожился я.

- А-а, спор, - заинтересованно поднял голову Ден, - Это он о ночевке в цеху, пока, правда, никто не согласился.

- Да, я об этом самом, – ухмыльнулся Гена.

- Так что же тут страшного, вместе с третьей сменой ночь перетусить?

 - Э нет, Темыч, шестого комбинат только в две смены пашет. Ты остаешься в большом разделочном цеху на ночь, а утром, если мы встретимся утром...  с нас кэш.

- Кэш? – теперь уже заинтересовался и я.  - С кого это нас? А самое главное, - перед глазами уже стояли красивым рядком халявные денежки и их не распугивала даже вероятность профуканного выходного, - сколько?

- Ну, по ходу, со всей смены. - Он оглядел раздевалку: - Ребята, вы как, согласны поддержать материально храбрость нашего крысолова?

- А почему бы и нет? – добродушно улыбнулся Костя-мясник, потирая своей широкой ручищей подбородок, - Надо же поддерживать коллективный дух, как его там, «тимбилдинг» вроде. По полтиннику скинемся.

Все принялись дружно выражать согласие, кивали и насмешливо смотрели в мою сторону, радуясь, что в роли клоуна  нынче у  нас в цирке не он.

 - Так что, Тема, согласен? – выжидающе уставился на меня Геннадий.

Я быстренько прикинул, что лишняя тыща меня не сильно-то и спасет, но и от клоунской участи отмахаться без потери гордости уже не получится. Поэтому, мысленно помахав рукой вслед уезжающим  цирковым фургонам, я решительно кивнул.

                                                                                              ***

Зимой для меня все дни одинаковые -  холодные и противные. Только ночь с блестящим под лунным светом снегом, и разноцветные огни в витринах хоть немного скрашивают эту скучную пору. Но в последнее время  я лишен и этого маленького разнообразия - ночью меня окружают бетонные, замызганные чем-то подозрительным стены мясокомбината. А сегодняшняя ночь имеет все шансы занять первое место по самой скучной скукоте в моей жизни.

кк

Вместо того чтобы подняться в раздевалку и прикорнуть пару часиков на лавке до первой маршрутки, я должен сидеть в плохо освещаемом цеху в окружении дурно пахнущих котлов и свисающих с потолка крюков. Просто отпадный антураж для моей буйной фантазии, скажу я вам. Да и осознание того факта, что этой ночью мне пришлось остаться в темном и пустом помещении, практически в одиночестве, не добавляло радости. Вечно пьяный Палыч, безвылазно сидящий в закутке на складе, и бугаи охранники, никогда не покидающие свой пост на проходной, не в счет. Не удивительно, что всякие глупости начали довольно настойчиво лезть мне в голову:

- Только я и эфемерные злые крысы-мутанты... ха... - вырвалось у меня вслух. Смешок гулким эхом прокатился по цеху. – Злые крысы...

Сам собой вспомнился навязчивый до зубного скрежета стишок, которым в детстве надоедал логопед, пытаясь заставить меня выговаривать букву «Р»:

«Злые крысы грызли крышу,

Но пришел котенок рыжий.

Крысы в дыры убежали

И со страхом там дрожали».

Я, конечно, рыжий, но далеко не кот, так что от меня крысы вряд ли разбегутся в страхе. Мои поэтические воспоминания неожиданно прервал странный звук открывающейся двери. Почему странный? А какой он может еще быть, если эту самую дверь запирал с той стороны на засов Генка, ехидно улыбаясь мне в лицо пару часов назад.  Не знаю, какие из первобытных инстинктов взыграли в моем и без того напряженном организме, но я, резко схватив фонарь, метнулся за одну из ближайших колонн.

Дверь, протяжно отскрипев пару минут и напоследок стукнувшись об стену, затихла. Зато в дальнем коридоре, ведущем в морозильную камеру, послышалось шуршание шаркающих и цокающих таинственных... шагов? Не решаясь выглянуть из-за своего укрытия, и мысленно представив когти,  которые могут издавать подобное цоканье, я передернулся от покрывших мою кожу мурашек. Да, ночью в цеху было достаточно холодно, зима все-таки, и страх тут совершенно ни причем.

Когда железная дверь морозилки тоже начала потихоньку открываться, скребя одним из засовов по кафельному полу, мое любопытство начало оттеснять чувство самосохранения в сторону. Не, ну правда, что это за такие гиганто-мутантистые крысы, которые могут потянуть на себя тяжеленную металлическую дверь? Уже явно сомневаясь, что увижу сегодня мифических грызунов, я аккуратненько вылез из-за колонны, приглушив сперва свет своего фонаря, и тихонько начал красться в сторону таинственного шума. Даже из дальнего конца цеха было видно, что по коридору мечется тусклый свет от живого огня. В нетерпении я, наконец, заглянул за угол, ожидая увидеть все что угодно, но... фантасмагорическая  картина, стоявшая до этого перед глазами – огромная крыса, держащая в протянутой руке зажженную свечу – рухнула, как дилетантски выстроенный карточный домик...  

Окруженный темным ореолом дверного проема, из морозилки выглядывал зад в смутно знакомых потертых ватных штанах. Зад медленно попятился и его обладатель, с пыхтеньем разогнувшись, начал деловито пропихивать кусок мяса в уже довольно плотно набитый кулек. Потом, подхватив кулек под мышку, а другой рукой опираясь на довольно увесистую трость эта вороватая личность двинулась в мою сторону. Я растеряно ухмыльнулся, не зная как вести себя в такой деликатной ситуации, но следующие действия ночного гостя окончательно застали меня  врасплох:

- Палыч, ну а крысоловки тебе на кой? – спросил я, еле сдерживаясь, чтобы не заржать и наблюдая, как наш кладовщик, с тяжелым кряхтеньем, нагибается за ловушкой и шустро сует ее в карман.

Палыч, вздрогнув, поднял на меня широченно раскрытые в удивлении пьяненькие глаза:

- Так в хозяйстве сгодится, - ответил он, прежде чем понять, что его поймали с поличным. Но опомнился он довольно быстро и сразу же начал оправдываться: – Артемка, а ты чего тут, а? Ты не думай, я с Валентиной Семеновной договорился, после праздников все верну. Ты понимаешь, на Новый год подрастратился, а до получки еще жить и жить. Не по-людски это, на святой праздник стол не накрыть.

Я стоял, лыбясь как идиот, и слушал его оправдания, на автомате кивая головой, и расслабленно крутил за спиной фонарь. Все Генкины бредни оказались ничего не стоящим пшиком, а передо мной стоял вполне реальный истребитель крысоловок, обдавая меня с ног до головы алкогольным амбре, без всякой мистики. Ха...не, ха - три раза. Неожиданно выражение на лице Палыча начало медленно меняться, с заискивающе-умоляющего на удивленно–очумелое. Он судорожным движением вытянул вперед руку, выронив при этом из-под мышки кулек, и начал дрожаще тыкать указательным пальцем мне за спину. Еще  при этом, пытаясь мне что-то сказать.

- Му-му...му, - мычал он, отчаянно. Но, видимо, никак не мог справиться с трясущимся подбородком и безотчетно заражал меня нахлынувшей паникой.

Я, медленно повернув шею, оглянулся. По освещенному куску стены, выхваченному моим фонарем, со стороны холодильных камер, на задних ногах, кралась большущая крыса. Почему на задних? Видимо, потому, что в передних она несла довольно приличных размеров окорок. Наверно, почувствовав внимание, крыса остановилась и посмотрела в нашу сторону. Последняя картина, увиденная мной перед тем, как я провалился в глубокий обморок, останется в моей памяти навсегда, обрамленная большой, черной рамочкой дымчатого безумия... Крыса, мигнув блестящими глазами, растеряно пожала плечами, и, деловито закинув окорок на плечо, неспешно двинулась дальше.

                                                                                 

                                                                                    ***

Зима время чудесное – темнеет рано, люди вялые от недостатка солнца и невнимательные, в общем, красота. Была бы красота... если б не капризы беременной самки. Вот что хочешь делай, но подай-принеси ей копченого окорока. И все объяснения того, что сегодня ночью  наверху наблюдается какая-то странная активность – в цеху сидит новенький, который раскладывает примитивные ловушки для впавших в маразм сородичей, а по коридору бродит заядлый коллекционер этих самых ловушек - выливаются в слезы и громкий писк: «Ты нас не любишь». Короче, ночка сегодня не задалась с самого начала, поэтому я не очень удивился, когда она стала еще гаже. Я уже почти прошел освещенный фонарем участок на моем пути, когда услышал сдавленные сипящие звуки. Обернувшись на звук, я понял, что попал. Алкаш-коллекционер  тыкал в мою сторону дрожащим пальцем, а новичок, с немым вопросом в глазах:  «Что за на...?», плавно оседал на пол.

Я растерянно пожал плечами: «Да ладно, засветился, с кем не бывает. Старому пьянице вечно что-то мерещится, а пацан вряд ли захочет прослыть сумасшедшим», - и, поудобней устроив окорок на плече, я неспешно двинулся вперед, все дальше и дальше от несущегося мне в спину мычания...

кк

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 4 в т.ч. с оценками: 2 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Peony Rose [18.03.2015 00:01] Peony Rose 5 5
Крысик, крысик... не везет...

Sad Memory [18.03.2015 17:03] Sad Memory
Не везет ))) Элли,

Антея [19.08.2018 16:17] Антея 5 5
Отличный рассказ!

Sad Memory [01.11.2018 15:45] Sad Memory
Антея писал(а):
Отличный рассказ!


Кира, спасибо
Рада, что понравилось
Что-то у меня сообщение в ЛС не пришло о комментарии, извини, что отвечаю с задержкой

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
moxito: Арты Peony Rose: Дом 94 по Пэлл-Мэлл (18+) чудо-ёжик: Art | 2019 Настёна СПб : "Содомский грех на Руси"

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение