Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

Twisted Reality of AngelusСоздан: 04.12.2012Статей: 27Автор: ValeryAngelusПодписатьсяw

Плохие девочки не плачут (глава 25, часть 5)

Обновлено: 21.07.15 22:20 Убрать стили оформления

Глава 25 (часть 5)

 

 

- Кто тебе даст? – хмыкает фон Вейганд, привлекает ближе, жарко шепчет: – Личными вещами не разбрасываюсь.

Не успеваю оскорбиться, он резко поднимается и усаживает меня сверху, прямо туда, где полотенце повязано вокруг бёдер.

Тело к телу.

Сердце к сердцу.

Существуем в едином ритме.

Теряю дар речи, забываю дышать.

Мощь восставшей плоти прошибает до озноба. Сводит с ума и ввергает в гипнотический транс. Вынуждает испытать ментальный оргазм.

Не нужно проникать, достаточно коснуться.

- Приступай, - повелевает сухо.

- К чему? – искренне недоумеваю.

- Твори, - не скрывает сарказм, услужливо напоминает: - Ты же автор.

- В смысле? – начинаю подозревать неладное, робко озвучиваю догадку: - Минет?

- Сама невинность, - его голос пропитан иронией. – А недавно лихо облизывала мои пальцы.

Снова наглею, повинуюсь порыву.

Подаюсь вперёд, легонько целую, сначала едва дотрагиваюсь, дразню, провожу языком, потом втягиваю нижнюю губу в свой рот.

Кусаю.

Не до крови, просто демонстрирую превосходство.

Поступаю в точности как он, копирую поведение до мелочей.

- Если попросишь, ещё что-нибудь оближу, - заявляю небрежно. – Обещаю рассмотреть все предложения.

Его член реагирует молниеносно, утыкается в мой живот. Не желаю медлить. Чужое возбуждение заводит похлеще собственного.

- Ладно, - уступаю. – Разрешаю не умолять.

Толкаю фон Вейганда на постель, заставляю лечь на спину, нависаю над ним с видом коварной искусительницы.

- Последние распоряжения будут? – спрашиваю ледяным тоном.

- Думаешь, надо составить завещание? – усмехается.

- Не знаю, - пожимаю плечами. – Возраст преклонный, поэтому ничего не гарантирую. В твои годы любое волнение может оказаться фатальным. Советую подстраховаться.

- Доверюсь судьбе, - бросает с наигранной отрешённостью.

- Правильно, - одобряю выбор. – Как на счёт особых пожеланий?

- Посмотрим в процессе, - отмахивается.

- Дополнительный инструктаж? – не затыкаюсь. – Потайные эрогенные зоны? Секретные точки воздействия?

Он тяжело вздыхает, кладёт руку мне на макушку.

- Ты вроде собиралась отсасывать, - его брови выразительно изгибаются. – По высшему разряду.

- Ну, если настаиваешь, - киваю, не спешу переходить к практике, упёрто цепляюсь за теоретический мотив. – Тем не менее, хотелось бы погрузиться в предмет, досконально изучить, понять принципы работы. Жажду пикантных деталей.

Никакого ответа.

Горящий взгляд пронизывает насквозь.

- Хорошо, - мигом подчиняюсь, не смею испытывать терпение дальше.

Отбросим эгоизм, избавимся от смущения.

Чистый кайф.

Экстаз на грани агонии.

Табачный дым окутывает густым ароматным облаком, алкоголь растекается по венам, застилает разум токсичным дурманом. Порочная мелодия вдохновляет на подвиги.

Внутри пробуждается тягучее вожделение, голодная дрожь сотрясает грешное тело.

Послушная рабыня готова распластаться у ног господина, готова пасть куда угодно, куда потребуется.

Повинуюсь беспрекословно.

Почти.

Покрываю грудь фон Вейганда нежными скользящими поцелуями, слегка царапаю ногтями, оставляю на смуглой коже белёсые полосы. Прижимаюсь крепче. А после отстраняюсь, склоняюсь над ним и заговорщически бормочу:

- Только без «огнедышащего дракона».

Теперь настаёт его черёд удивляться.

- Что? – спрашивает, нахмурившись. – Какой дракон?

Хоть малая, но победа.

- Огнедышащий, - повторяю невозмутимо.

- И что это означает? – интересуется подозрительно.

Бинго.

Трёхочковый.

Дайте пять.

Виртуозная разводка, заслуживает бурных оваций.

Полиглот не мог не залипнуть на столь впечатляющей конструкции. Пропала птичка, коготок увяз.

- Неужели не в курсе? – имитирую шок. – Никогда не слышал?

- Поясни, - требует холодно, нутром чует подвох.

- Все приличные люди знают, - фыркаю.

- Говори, - обдаёт арктическим льдом.

- Где ты получал образование? – бросаю язвительно. – Столь вопиющая безграмотность возмутительна.

Он грубо тянет меня за волосы, мгновенно добиваясь предельной откровенности.

Вскрикиваю от боли, не претендую на партизанскую стойкость, выдаю военную тайну скороговоркой:

- Это когда член заталкивают в горло до упора, перекрывают доступ кислорода, чтобы вызвать рефлекс кашля, и обильно кончают. В итоге сперма выходит через нос, типа как огонь из дракона.

Жду флэшбэк.

Упс, фидбэк.

Тишина.

Мрачная и гнетущая.

Ну, хоть какой-то «бэк» сегодня будет? Прилетит обратка или нет? Заждалась уже, все нервы извела.

- Откуда такая поразительная осведомлённость, - с расстановкой произносит фон Вейганд, будто сетует на мою испорченность.

- Откуда полнейшее отсутствие удивления, - парирую в тон ему, мысленно составляю схему причин и следствий, быстро дохожу до кипения и гневно восклицаю: - Пробовал? Проворачивал подобные штуки?!

- Если я поведаю обо всём, что пробовал и проворачивал, тебя будет тошнить до конца дней, - сообщает доверительно.

Супер.

В общем, не углубляемся.

Ибо многое хочется забыть, а не выходит.

Краткий пересказ «Зелёного слоника». Большую часть «Сербского фильма». Школьный выпускной бал.

Оставим щепотку интриги на будущее, не будем глубоко копать и вдаваться в пикантные подробности.

- Подкованностью обязана исключительно одногруппнику Ярославу, - исповедуюсь как на духу. - Парень обожал болтать и хвастаться. Нафиг скучную пару по лексикологии, даёшь больше трэша. Леониду никогда не сосала. С остальной кучей потенциальных кавалеров тоже ничего не сложилось. Прости. Порадовать нечем.

Отпускает, лениво перебирает пряди моих волос, но уже не тянет так, будто пытается срезать скальп, не вынуждает истошно орать.

- Сними простынь, - повелевает коротко.

- Чего? – безбожно туплю.

- Избавься от дурацкой тряпки, - объясняет доступнее. – Это очень меня порадует.

- Размечтался, - роняю надменно. – Не вижу ни тряпок, ни простыней. Лишь благородное императорское облачение.

- Прекрасно, - не спорит. – Значит, снимай тогу.

- Обломись, закатай губу обратно, не для ничтожного плебса розочка цвела, - не скуплюсь на патетизм. – Впрочем, в честь величайшего празднества милостиво позволю облобызать золотые сандалии её сиятельства. В сей знаменательный день наше превосходительство...

Дальнейшие титулы перечислить не удаётся. Лебединая песнь обрывается на самом интересном месте. Осекаюсь, застываю неподвижно, с ужасом наблюдаю за тем, как жуткий монстр терзает белоснежную материю, разрывает тонкую ткань на лоскуты.

Фон Вейганд не слишком уважительно относится к особам голубых кровей.

Хм, поправочка.

Пожалуй, он ко всем относится не слишком уважительно.

Психопат, что с него взять.

Уничтожает роскошное одеяние за считанные секунды, потом принимает расслабленную позу. Будто ничего особенного не произошло. Лежит, чуть приподнявшись, опирается на локти. Внимательно изучает дело своих рук. Ухмыляется.

Очень обаятельный психопат.

- Теперь доволен? – театрально закатываю глаза.

- Не совсем, - отвечает уклончиво.

- Есть идеи, как исправить положение? – изображаю святую простоту.

- Передаю инициативу тебе, - обезоруживает.

Валяй, только потом не жалуйся.

Собираю разметавшиеся по плечам волосы в хвост, перебрасываю на одну сторону, чтобы не мешали.

Склоняюсь ниже, прижимаюсь к фон Вейганду всем телом, выгибаюсь и потягиваюсь будто кошка. Покусываю шею, веду ногтями вдоль позвоночника. Искушаю и ласкаю, разжигаю пламя.

Изнывай от похоти, милый мой.

Страдай, умоляй, погибай.

Хоть раз поменяемся местами.

Ты же не возражаешь.

Слегка отстраняюсь. Развязываю полотенце, выпускаю напрягшуюся плоть на волю. Хрипло бросаю:

- Jawohl, meinFuhrer. (Так точно, мой фюрер.)

Шалость удалась.

Он едва ощутимо вздрагивает, но ничего не говорит.

Закрепляю успех.

Льну плотнее, начинаю тереться о разгорячённое тело, буквально урчу от удовольствия. Возбуждение стремительно растёт.

Огромный член пульсирует и наливается кровью. Требует куда более изощрённых ласк. Молит о смелых прикосновениях.

Давай скорее, не медли.

Отступаю на краткий миг, беру паузу, дабы набраться наглости. Перевожу дыхание и продолжаю, не останавливаюсь на достигнутом.

Целую фон Вейганда.

Нежно. Небрежно. В лоб, а потом в щеку.

Нарочно издеваюсь. Не тороплюсь приступать к десерту, растягиваю трапезу. Двигаюсь дальше, неспешно исследую и изучаю. Всё ниже и ниже.

По горлу. По груди. Вдоль живота.

Замираю на самом интересном. Закрываю глаза, отключаюсь от реальности. Забываю про страх и смущение.

Остаётся лишь гул северного ветра да вкрадчивый шёпот дождя в ушах. Сердце трепещет, будто путами стреножено. Удар за ударом отбиваются в покрытых испариной висках.

Святость обращается в грязь. Очередная непреложная истина. Чтобы подняться, нужно упасть. Печальная неизбежность.

Адские врата распахнуты, грех уверенно ступает по Земле.

Настал черёд поклониться Сатане.

И я поклоняюсь.

Бесстыдно и безропотно.

Плюю на жалкие стенания гордости, отвергаю скучную мораль. Покоряюсь владыке подземного мира.

Присягаю на верность, жадно и пылко.

Касаюсь вздыбленного члена.

Язык скользит по набухшим венам, оставляет влажный след. Губы смыкаются вокруг каменной твёрдости, заключают в жаркий плен.

Чувствую, как оживает сталь. Под гладкой кожей горит и плавится металл. Скрытая мощь подчиняет и завораживает.

Первобытный зов пробуждён.

На колени.

Словно яркий всполох разрывает мрак.

Ползи.

Точно щелчок кнута о каменный пол.

Нет.

Память раскалывается на части.

Не так быстро.

Ремень обвивается вокруг горла. Стекло вонзается в ладонь. Спина изувечена багровыми отметинами.

Вспышка за вспышкой.

Тьма сгущается.

Но я тоже кое-что умею.

Облизывать и обсасывать, проявлять фантазию, искренне упиваться экстазом любимого мужчины.

Наградой служит леденящий душу стон.

Страстно. Яростно. Угрожающе.

Больше похоже на звериный рык.

Невольно отстраняюсь, отрываюсь от занимательного действа. Нервно сглатываю, кусаю распухшие уста.

- Неправильно? – спрашиваю сдавленно.

В затуманенном взоре хищника невозможно прочесть ответ.

Фон Вейганд не смотрит на меня.

Он меня пожирает.

- Плохо делаю? – уточняю совершенно по-идиотски. – Не нравится?

Краснею и бледнею, меняюсь в лице. Теряюсь, ничего не соображаю, сбиваюсь, не зная, как выразить мысль.

- Сойдёт, - заявляет глухо. – Нормально.

Звучит обидно.

Чуть более, чем полностью.

- Предложи конструктивные идеи, - настраиваюсь на позитив.

Надо подвязывать с нытьём.

Больше не сетую на трудности, не занимаюсь самобичеванием, не жалуюсь. Закаляю характер. Решаю проблемы по мере их поступления.

- Не томи, - мило улыбаюсь. – Помоги.

- С чем? – коротко и холодно.

О’кей, уговорил.

Обойдёмся без реверансов.

- Ну... видишь ли... короче... хм, возникли некоторые сложности, - щеголяю навыками прирождённого оратора, набираю побольше воздуха в лёгкие и выдаю: - Не подскажешь, как мне провернуть глубокую глотку?

В чёрных глазах отражается явное недоумение.

- Что? – интересуется хрипло. – Какую глотку?

- Глубокую, - терпеливо повторяю, на всякий случай перевожу: - Deepthroat, youknow. (Глубокую глотку, понимаешь.) Ещё порнуха была одноимённая. Сечёшь? Улавливаешь намёк? Взять до предела, до упора.

Конечно, сперва учат правила вождения, потом садятся за руль и заводят двигатель.

Тем не менее, зубрёжка утомляет и нагоняет тоску. Эмпирическим путём усваиваешь гораздо шустрее.

- Дашь пару-тройку советов? – любопытствую заискивающим тоном. - Типа аванс на будущее. Не жмись, будь щедрее.

Умоляю, осторожно.

Не пытайтесь повторить это дома.

- Хватит болтать, - раздаётся отрывистый приказ.

Тяжёлая рука ложится на мою голову, вынуждает занять прежнее положение. После отпускает, дарует абсолютную свободу.

- Продолжай, - шумно выдыхает фон Вейганд. – Как угодно.

Вот ведь хамство.

На грани фола.

- Тебе пофиг?! – мигом взвиваюсь, отстраняюсь и, сурово нахмурившись, бросаюсь в атаку: - Совсем наплевать на технику, труды и старания? На творческий запал? На желание обучиться всем премудростям и тонкостям сего унизительного процесса?

Бесчувственный чурбан.

- Между прочим, я многим жертвую, - презрительно фыркаю. - Поступаюсь принципами. Отступаю от привычной роли бревна. Примеряю новый волнующий образ. Хоть бы чуток притворился, что впечатлён. Направил бы в нужное русло.

Он ухмыляется.

- Умница, - проводит указательным пальцем по моим приоткрытым устам. – Просто продолжай.

- Блин, ты специально нарываешься, - бормочу с раздражением.

- Тише, - повелевает елейно.

Его ладонь соскальзывает ниже, едва касается шеи, а потом резко сжимает. Минует всего секунда. Шёлковая ласка сменяется жестокой пыткой.

Хочу закричать, но из груди вырывается лишь приглушённый хрип.

- Твой рот создан для единственной цели, - с наигранной нежностью бросает фон Вейганд.

Стискивает горло ещё сильнее, вынуждает склониться и обжигает взмокшую кожу горячим дыханием.

- Сосать мой член, - заявляет вкрадчиво.

Больной ублюдок.

Когда-нибудь так и задушит.

- П-пусти, - ядовитое шипение срывается с губ.

Тщетно дёргаюсь в железных оковах, сражаюсь из последних сил.

- Весьма унизительно, не находишь? – гад цокает языком. – Но такова доля. Быть моей подстилкой – не самая худшая участь.

Самодовольная скотина.

Ненавижу.

Кем он себя возомнил?

Хозяином мира? Королём Вселенной? Императором Галактики? Крутым парнем, который способен безнаказанно натянуть всех вместе и каждого по отдельности?

Чёрт, недалеко ушёл от истины.

- Д-да, - бросаю практически беззвучно.

Вдруг расслабляюсь, перестаю сопротивляться. Не играю, не притворяюсь. Действительно успокаиваюсь.

Погружаюсь во тьму его мрачного взора без надежды на спасение. Пропадаю без вести, отдаюсь на волю судьбы.

Нет ни гнева, ни ярости. Злоба исчезает, сдувается точно воздушный шар, лопается, будто мыльный пузырь. Любые обиды выглядят мелочно и незначительно.

- Другой участи не ищу, - шепчу надтреснутым голосом.

Безжалостный захват разом ослабевает.

Похоже на зыбучие пески.

Чем больше дёргаешься, тем сильнее увязаешь. Иногда стоит довериться. Угомонить эмоции, обесточить разум. Никаких резких движений, никакой суеты. Выбираемся на поверхность мягко и плавно.

- Хочу сделать что-нибудь особенное, - признаюсь тихо, явственно ощущаю, как щёки опять заливает багрянец. - Незабываемое. Только опыта мало. Нужна шпаргалка. Или дружеская рекомендация.

- И глубокая глотка – обязательный пункт программы? – издевательски посмеивается.

- Тебе вроде нравится, - пожимаю плечами, предаюсь недолгой рефлексии, а после позорно капитулирую: – Слушай, понятия не имею.

- Серьёзно? – хмыкает.

- Я полный профан, - не скрываю очевидные факты. – Паршиво разбираюсь в прелестях плотской жизни. Эгоистично получаю наслаждение, но сама доставлять не умею. Ничего не клеится.

- Согласен, - широко ухмыляется.

- Тогда расскажи, как сделать приятно, - требую настойчиво и, хитро прищурившись, прибавляю: - Как с максимальной эффективностью осуществить единственное действие, для которого создан мой рот.

Молчит, выжидает и нагнетает, затем жестом манит наклониться ниже, слегка покусывает мочку уха, тут же обводит языком и заговорщическим шёпотом сообщает страшную тайну.

Говорит, что и без всяких дополнительных манёвров, я особенная и незабываемая. Лучшая из женщин. Свет в конце туннеля. Благословение небес. Воплощение дерзких мечтаний.

Ну, почти.

Не совсем.

В общем, абсолютно иначе.

Фон Вейганд скуп на комплименты, предпочитает чёткие и лаконичные инструкции. Сухо и строго, исключительно по теме.

Просила совет? Держи.

- Шутишь, - резюмирую поражённо.

- Абсолютно серьёзен, - отвечает ровно.

- Не догоняю прикола, - бросаю настороженно, сканирую пристальным взглядом. – Здесь явно подвох.

- Всё честно, - поясняет спокойно.

- Не спорю, но сомневаюсь, - заявляю задумчиво. – То есть с одной стороны безумная нацистская фантазия, способная побить рейтинги Hellraiser, а с другой – это...

Затрудняюсь с обозначением.

- Это?! – ограничиваюсь выразительным тоном.

- У меня богатое воображение, - замечает нарочито невинно.

- В принципе ничего криминального, даже не извращение, уж точно никакой боли, никакого риска и вполне приемлемо, - рассуждаю вслух. – Просто странно. Очень. Невероятно. Аж до ох*ения странно.

Невольно срываюсь.

- Как ты, вообще, такое представляешь?

- Отлично, - произносит невозмутимо, медленно проводит пальцами по моим волосам. – В ярких красках.

- Не катит, - отказываюсь. – Я ханжа, и я сдаюсь. С радостью попробую. В следующий раз. На сегодня лимит исчерпан. Устала чувствовать себя идиоткой.

Фон Вейганд неспешно наматывает спутанные локоны на кулак.

- Давно это представляю, - протягивает лениво, улыбается уголками губ. – Второй день нашего знакомства. Ты заходишь в кабинет, подходишь к ксероксу, начинаешь снимать копии с документов.

- Постой, - прошу на автомате, отрицательно мотаю головой. – Ты не можешь помнить.

- Я помню всё, - заверяет мягко. – Красные босоножки на деревянной платформе. Тонкая серебряная цепочка вокруг левой лодыжки. Красная джинсовая юбка. До середины бедра, при ходьбе поднимается выше. Из-за шикарной задницы, которую так плотно обтягивает. Вот и приходится постоянно поправлять.

Господи.

Отказываюсь верить в реальность происходящего.

- Разве мужчины обращают внимание на шмотки? – спрашиваю с подозрением, пытаюсь поймать на подтасовке вещественных доказательств.

- Зависит от того, чьи шмотки, - легко парирует удар и окончательно выбивает почву из-под ног. – Белая футболка, на ней чёрная надпись – Ineverkissonthefirstdateunless... (Я никогда не целуюсь на первом свидании, если только...)

- Unlessyouasknicely, (Если только ты хорошенько не попросишь,) – завершаю фразу.

- Именно, - подтверждает и добивает: - Твоя заколка ломается, падает на пол. Волосы рассыпаются по плечам. Бьюсь об заклад, не подозреваешь, насколько эротично это выглядит.

- Ты следил за мной, когда я ксерила? – из горла вырывается истеричный смешок.

Глупый вопрос.

Он следил за мной всегда.

- Хорошо, - киваю. – Не будем откладывать, воплотим идею в реальность.

Отстраняюсь, отползаю чуть дальше.

Вдыхаю и выдыхаю, стараюсь сосредоточиться.

Оцениваю грядущий фронт работ.

- Только, чур, не смеяться, - предупреждаю сурово.

Где чувство собственного достоинства, где иллюзия стыда и совести, где хоть слабая пародия на горделивую непреклонность.

В отпуске.

А я здесь.

Дрожу, действую неловко.

Слишком тороплюсь, стараюсь успеть, пока не передумала. Наклоняюсь, нервно дёргаюсь. Сбиваюсь, тут же отпрянув в сторону.

Не отваживаюсь начать, отчаянно тяну время.

Напрасно пробую побороть трепет. Тело вибрирует, буквально звенит от запредельного напряжения. Мышцы сводит болезненная судорога.

Seistill. (Тихо.)

Труден лишь первый шаг.

Наверное.

Надеюсь.

Только бы.

Смотрю на противника в упор.

Облизываю пересохшие губы. Медленно, медленно. Не моргаю. Не отвожу взгляд, не отворачиваюсь. Глаза в глаза.

Слегка приподнимаюсь, вращаю бёдрами. Плавно и неспешно, по кругу. Пытаюсь уловить загадочную мелодию.

Не призывный перебор гитары, не первобытный бой барабанов. Беззвучный ритм похоти пронизывает насквозь, вынуждает пылать и содрогаться.

Оживаю, наполняясь искристым пламенем. Извиваюсь, выгибаюсь, двигаюсь, точно по спирали. Отбрасываю волосы назад, перебрасываю с одного плеча на другое.

Отдаюсь порочному танцу, теряюсь в пространстве.

Словно во сне, окутанная призрачным туманом, обращаюсь в языческое божество. Леденею и загораюсь вновь.

Резко наклоняюсь вперёд, опираюсь на крепко сжатые кулаки.

Мягкие локоны падают на широкую грудь фон Вейганда, струятся каскадом, будто податливые волны омывают скалистый берег.

Опускаюсь ниже.

Ниже и ниже.

Выписываю замысловатые зигзаги, оставляю раскалённые следы на прохладном песке. Изображаю страсть без прикрас.

Жарко и бесстыдно.

Вкрадчивыми ласками, жадными поцелуями. Шёлковыми прядями, влажными губами. Сквозь плоть и кровь, с затаённой нежностью.

Подавляю ужас и отчаяние.

Застываю на грани.

Пульс оглушает.

Но я не отступаю.

Лишь немного отстраняюсь.

Касаюсь своих волос дрожащими пальцами, отмеряю прядь потолще и обматываю локон вокруг вздыбленного члена. Обвиваю плотнее, у самого основания.

Не шевелюсь, едва дышу.

Цепенею.

Что дальше?

Ему хочется так или иначе? Нравится? По кайфу? Добавить ещё? Сжать сильнее? Взять в рот?

Что мне делать.

В это конкретное мгновение.

- Пусть твои волосы будут везде, - прошептал фон Вейганд, отдавая распоряжения. – Не торопись, прояви изобретательность.

Хватит секретов, признавайся.

Угадала?

Заранее чувствую себя гребаной извращенкой.

Вдруг выстрел пришёлся мимо?

Хотя какие тут могут быть варианты.

Моего маньяка возбуждают не только садистские грёзы о голой и окровавленной рабыне в подвале. На горизонте возникают  новые и необычные, неформатные развлечения.

Или банальные?

Девственницу в третьем поколении впечатлить проще некуда. Иной вопрос – сразить наповал мастера постельных утех.

Чем его удивить?

Искренностью.

Не играю, не лгу.

Ничего не таю.

Подчиняюсь зову природы, повинуюсь инстинкту. Трусь щекой о восставшую плоть, провожу языком по вздувшимся венам.

Кажется, сойдёт.

Однако лучше уточнить.

Нависаю над мускулистым телом, дразнящим шёпотом интересуюсь:

- Правильно? – прижимаюсь крепче. – Нормально?

Напрягшийся член упирается в живот.

Лаконичный и предельно понятный ответ, но я продолжаю допрос с пристрастием.

- Ты уже делал так раньше? – осекаюсь. – С остальными?

- Разумеется, - с усмешкой произносит фон Вейганд. – Регулярно.

- Ты понимаешь, что причиняешь мне боль? – бросаю с горечью.

- А ты? – отражает вопрос.

- Я люблю тебя, - звучит жалко.

- Очень зря, - заявляет с убийственной иронией.

- Просто... п-просто не умею, - в горле ком, непрошенные слёзы душат.

- Сосать? – спрашивает саркастически. – Брать до упора?

- Ничего, - всхлипываю. – Н-ничего не умею.

Он поднимается на постели, разом обрывает истерику и принуждает заткнуться, сгребает меня в объятья.

Слабо вздрагиваю.

Он алчно прижимается ухмыляющимся ртом к моим губам, заставляет задохнуться и простонать.

Забываю обо всём.

Теряю последнюю связь с реальность.

Сокрушительная сила дробит на части, выкручивает суставы, вламывается внутрь, в сокровенную суть, распахивает настежь и уничтожает, сжигая дотла, выпивая досуха.

Дико, безумно, неистово.

До дрожи в каждом позвонке.

Это не поцелуй.

Это сквозное ранение.

Привкус свинца запекается на устах, а в глазах полыхает затмение.

Это не любовь.

Это преступление.

Damn. (Проклятье.)

- Мы вдвоём, больше никого нет, - шепчет фон Вейганд. – Неужели не заметила? Я не ищу профессионалку, которая будет заглатывать по самые яйца.

- Прекрати, - бормочу возмущённо, укоризненно сетую: – Как грубо.

- Да, meineKleine, (моя маленькая,) – выдыхает шумно. – Тут нет ни твоего драгоценного Стаса, ни дражайшего Леонида. Привыкай.

- Мне н-никто н-не нужен, - заверяю сбивчиво. – Н-никто.

- Мне тоже, - произносит коротко.

Терпеливо выжидаю несколько секунд, нарочито невинно ёрзаю у него на коленях и деловито любопытствую:

- Куда ты хочешь кончить?

- А я ещё не кончил? – хмыкает. - Уже от одного вопроса мог бы.

- Серьёзно, Алекс, - продолжаю с обманчивой мягкостью, явственно ощущаю, как под гладкой и упругой кожей перекатываются канаты мышц. – В рот? На лицо? На грудь? Говори – куда?

Крупные ладони соскальзывают ниже.

От талии к бёдрам.

Больно стискивают.

Выгибаю спину, пытаюсь уклониться.

Тщетно, без шансов.

- В Лору, - заявляет насмешливо. – Хочу кончить в Лору.

Он усаживает меня сверху. Прямо на огромный пульсирующий член. Проникает жёстко и яростно, единственным движением заполняет до краёв.

Господи.

Судорожно дёргаюсь.

Боже.

Утробный стон вырывается из горла.

Мой.

Тысячи горящих иголок пронзают стопы, раскалывают хрупкое равновесие, закручивают тугую воронку в низу живота.

Настоящий дьявол.

Не желаю сдерживаться, кричу, срывая голос.

Валленберг.

Впиваюсь пальцами в широкие плечи, замираю, коснувшись райских небес, и обмякаю, рухнув на грешную землю.

- Нельзя, - выдаю чуть слышно. – Так не бывает.

- Как? – посмеивается.

- Столько оргазмов за ночь, - поясняю сдавленно.

Он ничего не говорит, укладывается на спину, не позволяет отстраниться, притягивает ближе.

Невольно вздрагиваю.

- Ох, - закусываю губу.

Его член по-прежнему находится в полной боевой готовности.

Обжигающий. Гигантский. Стальной.

Внутри меня.

Жесточайшая кара.

Сладчайшее из наказаний.

Не отпускай, не останавливайся.

Убивай.

Нежно и ласково. Грубо и безжалостно. Медленно, растягивая мучения, продлевая агонию до бесконечности. Быстро, выбивая воздух из лёгких, в лихорадочном ритме.

Рви на куски.

Душу и тело.

Всё твоё.

По праву хищника.

Наслаждайся, не ведая запретов.

Пей мою кровь. Пожирай обнажённую плоть. Издевайся над чувствами, отнимай разум. Ломай безвольную куклу.

Ничего не жалко.

- Очнись, - криво улыбается фон Вейганд, покусывает плечо, слегка царапает зубами, вынуждает трепетать.

- Ублюдок, - бросаю беззлобно.

Он шлёпает меня пониже поясницы, заставляя обиженно всхлипнуть.

- Ублюдок, которого придётся старательно обслужить, - уточняет елейным тоном, выразительно прибавляет: - Двигай задницей, отрабатывай.

Приятная истома отбивает всякую охоту шевелиться.

Как на счёт альтернативных методов?

- Представь очередной скучный приём, - шепчу ему на ухо. – Знакомые лица, дежурные фразы. Ни грамма веселья. Апатия. Уныние. Тлен.

Беру его за руку.

- И тут ты касаешься моих волос, - трусь щекой о горячую ладонь. – Обычный жест заботы. Поправляешь локон, проявляешь внимание.

Чуть отстраняюсь.

- Ничего предосудительного, - усмехаюсь. – Но мы-то знаем.

Обматываю спутанную прядь вокруг его большого пальца.

Плотно, виток за витком, до середины.

Погружаю в рот.

Закрываю глаза.

Начинаю вдохновенно сосать.

- Сука чёртова, - звенящую тишину разрывает рычание зверя.

Он кончает в меня.

- Талантливая сука, не находишь? – интересуюсь вкрадчиво. – Сука, которая схватывает на лету.

В следующее мгновение фон Вейганд стирает торжествующую ухмылку с моих уст.

Обхватывает податливое тело крепче, сжимает до хруста, толчком переворачивает на спину, наваливается сверху всем своим весом.

Упираюсь в его грудь кулаками, отчаянно извиваюсь, но это едва ли помогает.

Жадный рот впивается в дрожащие губы.

Сейчас не просто соседи выйдут курить.

Сейчас весь город на перекуре.

Вся страна.

Целый мир.

Гребаная Вселенная.

Галактика хр*нова.

Солнечная система.

А мы вдвоём. Сгораем в жертвенном пламени. Возрождаемся и погибаем. Обращаемся в лёд. Спаянные воедино.

Навсегда.

Без перерыва.

 

 

 

___________________________________________________

Новая глава уже на следующей неделе!

А теперь я очень жду ваши впечатления!EmbarassedEmbarassed Ну, как вам мое безобразие?))

По традиции - комменты лучше писать сразу в тему или копировать из блога в тему, это облегчает процесс моих ответов))

Если продолжение понравилось, то жмем на "мне нравится"! И не забываем отметиться, ну, или остаемся анонимами))

Очень жду любые ваши мнения по главе! Это дает мне вдохновение творить дальше!Wink

 


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 59 в т.ч. с оценками: 32 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Sister Mary [05.11.2016 00:02] Sister Mary 5 5
Лера, спасибо Обожаю Алекса

KatarinaKostenko [22.11.2016 15:54] KatarinaKostenko 5 5
Эта глава мне понравилась больше предыдущих, вернее понравилось описание постельный сцен, скажем так без надрыва.

[26.11.2016 12:40] Freshka
Лера, какая все-таки горячая глава с каждой строчкой все более и более начинает нравится Алекс! И Лора...я просто влюбилась в нее! Ее чувство юмора поражает!

fetik [22.01.2017 21:05] fetik 5 5
Горячая главка!!!! Спасибо!!!

[28.05.2017 09:40] соня
Жесть. Куда могут завести нас чувства

[20.09.2017 21:18] Татьяна Пащенко
Как.

[18.11.2017 22:37] Katerinka-ev
Лора супер,ее чувство юмора

[25.02.2020 08:36] Evgenia Vershinina 5 5
Горячо!!! В начале правда хотелось Лоре пару раз подзатыльник дать за тысячу вопросов "а так,нормально?а так"...весь настрой мне кажется своей тараторкой убила...но потом увидела с другой стороны не имея опыта она просто сомневается в себе..а Алекс любит ее не за постельные возможности...Просто любит....

[08.03.2020 12:11] Tomik
Радует, что главный герой открывается. У него оказывается тоже есть чувства!

  Еще комментарии:   « 1 6

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Ирэн Рэйн: Черновик Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 12 Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 11 ValeryAngelus: Заказ

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение