Погружаясь в воду, вечернее солнце отливает ало-оранжевой акварелью. Оно золотит набегающие на песок волны и изумрудную зелень сада, окружающего замок, словно сотканный из тумана и кучевых облаков. Выложенные из полированного мрамора стены, сводчатые галереи, украшенные вязью, остроконечные башни – все кажется необычайно легким, так и просясь на бумагу ее альбома. Но Зара будто пренебрегает этой невесомой и хрупкой красотой, всегда перенося на чистый лист то, что создает ее воображение. Иногда, на пару мгновений закрыв глаза и чуть приподняв голову, девочка сосредоточенно вглядывается в свою фантазию. Затем склоняется к рисунку, добавляя плавности линиям и прорисовывая детали. Когда что-то получается не таким, каким должно быть, она хмурится, отчего на лбу проступает морщинка.

Поглощенная своим черно-белым творением, Зара не замечает приближения сумерек. Не обращает внимания на легкий ветерок, играющий завитыми в локоны светлыми волосами. Не слышит неспешные шаги и звонкий приятный голос, нараспев повторяющий ее имя. И лишь когда на плечо девочки ложится рука, она вздрагивает и вскакивает на ноги, инстинктивно пряча альбом. Просторное бирюзовое платье в пол, длинная тугая коса, в которую серебром вплелась проседь, темно-карие глаза, полные мудрости и доброты, – перед ней стоит мать-наставница Фэйт. Она единственная, кому Зара может доверить тайну своих рисунков.

Что тут у нас? – Женщина, садясь на скамейку, рассматривает картинку.

Слева ее ученица изобразила увенчанную короной статую, которая держит в правой руке факел, а в отдалении за полоской воды – городской пейзаж. Цепляя шпилями низкие тучи, ввысь взмывают небоскребы, сияющие частыми огоньками искусственного света. Прорисованный до мельчайших штрихов монохромный мегаполис кажется настоящим, живым. Это, несмотря на юный возраст (девочка выглядит не старше восьми лет), говорит о мастерстве воспитанницы.

Зара усаживается рядом с наставницей. Волнуясь, перебирает тонкими пальцами подол нежно-желтого платья и смотрит на Фэйт, ожидая вердикта. Но та, не скрывая полуулыбки, молчит. Тогда воспитанница сама решается задать вопрос:

Я буду здесь жить?

Зависит от тебя, моя дорогая.

Всегда один и тот же ответ. Эта фраза звучала, когда Зара показала свою первую работу – пустыню, манящую дюнами из пересыпающихся песков, и поинтересовалась, сможет ли увидеть ее наяву. Те же слова ученица услышала, спросив, станет ли ее питомцем нарисованный на бумаге черный котенок. Крепнет уверенность, что такой же ответ ожидает ее, когда девочка закончит портрет незнакомца. Осталось не так уж и много: добавить объем лицу, используя контрасты, играя со светом и тенями.

Значит, исполнится все, что я захочу? – Порой детская наивность не знает границ.

Ты обретешь все, чего будешь достойна.

 

***

 

 

Нью-Йорк, 2003 год

 

У Зары никогда не было причин сетовать на судьбу. Родители с пеленок баловали долгожданное дитя – непоседливого белокурого ангела. Не способная ни минуты усидеть на месте малышка носилась по дому, словно маленький тайфун, снося все на своем пути. Попав на детскую площадку, прелести игры в песочнице она променяла на турники, после чего, сбивая в кровь коленки, перешла на деревья. Чтобы направить в мирное русло бьющую через край энергию, мать записала пятилетнюю дочь в хореографическую студию. С появлением первых балеток и полупрозрачной юбки родилась мечта стать балериной.

Грезы Зары не осуществились бы, если бы полтора года назад ее отцу, успешному финансисту, не предложили место в крупной нью-йоркской компании. Переезд в город, который никогда не спит, стал новой главой в жизни семнадцатилетней девушки. Удача и тут не оставила мечтательницу – ее приняли в лучшую в стране школу искусств.

Зара, просыпайся, – приятный голос настойчиво вплелся в сновидение. – Опоздаешь на занятия.

Мать пересекла комнату, раздвинула плотные шторы и открыла окно, впуская в комнату теплое весеннее солнце и легкий ветерок. В попытке отвоевать еще пару минут ленивой полудремы девушка зарылась в подушку, обняв ее. Но стараниями заботливой мамы одеяло медленно поползло вниз, прохладный воздух облизал плечи, заставив кожу покрыться мурашками. Пришлось смириться со своей участью: потягиваясь и зевая, сесть в постели. Она собрала в хвост непослушные медовые кудри и побрела в душ.

Полчаса спустя, с удовольствием уплетая оладьи, Зара сидела за столом и незаметно подкармливала четвероногого питомца. Пушистый черный кот по имени Принц устроился на коленях хозяйки и довольно мурлыкал, разделавшись с доставшимся ему кусочком сыра. С трудом верилось, что почти три года назад он, маленький и грязный, жалобно мяукал, потому что не мог спуститься с дерева, на которое его загнала собака. Девушке, снявшей котенка с толстой ветки, не пришлось долго уговаривать родителей. Они разрешили оставить Принца, вскоре ставшего любимцем семьи.

Мобильный телефон известил о пришедшем сообщении, прочитав которое, Зара быстро допила апельсиновый сок и помахала рукой, прощаясь с родителями до вечера. Схватив сумку, она поспешила из дома. На улице ее ждал Ариен, на своей машине заезжавший за девушкой, чтобы провести с ней хоть немного времени до начала занятий. По пути в школу они болтали обо всем и ни о чем, смеялись, целовались или просто обсуждали совместные планы на вечер. А после, с трудом оторвавшись друг от друга, расходились: Ариен – на уроки музыки, Зара – к балетному станку.

Привет, солнце. – Он потянулся к любимой за поцелуем, стоило пассажирке занять свое место.

Доброе... – Она успела произнести всего одно слово, прежде чем их губы встретились.

До знакомства с Ариеном девушка и представить не могла, что в жизни бывает вот так, словно в незамысловатом любовном романе. Смешно признаться, но Зара успела соскучиться по баритону того, кто всего восемь часов назад пел колыбельную, когда она лежала в своей кровати с телефоном и Принцем под боком. Ей нравились их прогулки по набережной, когда мужская ладонь чуть сильнее сжимала пальцы, переплетая их со своими. Она с удовольствием выбиралась с ним в парк на пикники или на каток, хотя едва стояла на коньках. Но больше всего Зара любила смотреть, как ведомый вдохновением Ариен писал музыку – собранный, задумчивый и вместе с тем невероятно родной. Понимая, что в такие моменты отвлекать не стоит, девушка наблюдала за ним, стараясь впитать каждый миг, и жалела о том, что в руках нет природной склонности к портретному искусству. К сожалению, рисовать она совсем не умела.

Это и есть твоя обновка? – Он бросил наигранно скептический взгляд на ее футболку.

Светлая хлопковая ткань и изображенные чуть ниже груди две конфеты в ярких обертках. Девушка любила забавные вещи, нисколечко не боясь выглядеть ребенком в глазах окружающих.

Да, – с гордостью в голосе протянула она. – Смотри, какие карамельки!

А может, это шоколадные конфеты?

Придется развернуть обертку и попробовать.

Ну не здесь же, – оглядев шумную улицу, Ариен, не скрывая намека, усмехнулся. – Люди кругом.

На щеках будущей балерины проступил вызванный смущением румянец, придавая ей что-то ангельское. Ему хотелось слушать заразительный смех и улыбаться в ответ, смотреть в переливающиеся аквамариновые глаза и видеть в них свое отражение, обнимая девушку, чувствовать, как гулко и мелодично бьется ее сердце. Нравилось быть рядом с яркой и задорной Зарой, чувствовать себя счастливым влюбленным романтиком.

Ариен! – возмущенно произнесла девушка и, изображая обиду, скрестила руки на груди.

Артистка Бродвея. – Он не остался в долгу и миролюбиво добавил: – Только не дуйся, а то улетишь.

Не подлизывайся. Нет тебе прощения.

Кофе из «Старбакс»1? – как бы невзначай предложил он, зная о ее слабости к этому напитку.

Нечестно... – вздохнула Зара и улыбнулась, взглянув на расположенную на противоположной стороне улицы кофейню. – С карамелью.

Перебежав через дорогу, парень скрылся в здании с неоновой вывеской. Оставшаяся в кабриолете девушка проводила его взглядом и вытащила из сумки косметичку. Она посмотрела на свое отражение в зеркале, подкрасила губы нежно-розовым блеском и даже успела скорчить пару гримас, прежде чем Ариен вновь появился в дверях кофейни. Латте для нее и американо для него – уже традиция. Он, по обыкновению нарушив правила дорожного движения, вышел прямо на проезжую часть, отсалютовав стаканчиком с кофе, когда их глаза встретились.

Предчувствие. Зара не знала, было ли это отголоском необъяснимой тревоги или сердце без причины пропустило удар. В это мгновение в поле зрения попал быстро приближавшийся автомобиль. Предостерегающий вскрик не успел сорваться с губ. Всего секунда, чтобы под свист тормозов ее бессильный страх натянул струнами скрипки нервы. Они не выдержали, порвались – машина сбила Ариена. Любимый упал на асфальт.

А дальше все словно в тумане. «Скорая помощь», больница, диагноз врача: разрывы мышц, сложный перелом голени, сотрясение мозга. Длившаяся около пяти часов операция – зашивали, вправляли, ставили спицы. И кома.

 

***

 

Распахиваются золоченые двери – Зара сбегает вниз по лестнице, прижимая к груди альбом с рисунками, и в поисках матери-наставницы оглядывает дышащий зеленью сад. Женщина сидит на мраморном бортике фонтана, склонившись над водой, и задумчиво рассматривает белую водяную лилию. Девочка со всех ног бросается к ней.

Наставница Фэйт! – Ее голосок дрожит, слезы блестят в глазах и скатываются по щекам, оставляя влажные следы. – Он умрет?

Кто, дитя мое?

Воспитанница спешно находит среди своих художеств портрет мужчины, который старательно, деталь за деталью, вырисовывала в течение последних нескольких дней, и протягивает его женщине. Хозяйка острова не спешит брать из рук ученицы работу, однако с интересом изучает человека. Ничем не примечательные, вполне обычные правильные черты лица, но простой карандаш и умение Зары придают ему нечто особенное, отчего рисунок кажется глубже, отражая не только внешность. Вполне возможно, что в этих линиях скрыта частичка души.

Прости, мне очень жаль, но такова жизнь, – вердикт вынесен.

И все же женщина хочет успокоить ученицу: посадив на колени, утерев слезы и обняв, она достает из широкого рукава платок. Вот только независимая малышка не стремится искать утешения и не хочет принимать ответ. Она самостоятельна, будто взрослая, и своенравна. Не задумываясь ни на мгновение, девочка рвет лист бумаги напополам, потом на четыре части. На восемь уже не хватает сил. Клочки она бросает в фонтан, заросший белыми цветами с желтыми сердцевинами. Лишь потом, размазав по щекам соленую влагу, сжимает кулачки и четко, решительно произносит:

Тогда мне не нужно его знать.

Слишком тяжело быть причиной смерти другого человека и жить с виной. Она не хочет такой участи для себя. Сама мысль угнетает – Зара злится. Маленькой воспитанницей руководят эмоции, всю силу которых ей еще ни разу не доводилось испытывать за свое пребывание в замке. Наставница же, будто скованное ледяной коркой море, на удивление спокойна. Фэйт равнодушно смотрит на бумажки в фонтане, пока разорванный портрет не исчезает под плавающими на поверхности упругими листьями лилий.

Ты даже не представляешь, как много изменилось.

Не понимаю, – в ответ обескуражено шепчет Зара.

Закрой глаза, я покажу. – Девочка выполняет просьбу, чувствуя, как женщина берет ее за руки, поворачивая ладошками вверх и удерживая рядом. – Давай представим хрустальный шар на подставке.

Воображение Фэйт конструирует миниатюрную модель острова с обрывистыми берегами и песчаной отмелью вокруг. В центре, окольцованный ухоженным садом, располагается белый замок с причудливыми башенками. В нижней части шара, поблескивая, лежат искусственные снежные хлопья. И вот он словно по волшебству появляется из ничего, согласно правящей здесь физике. Зара открывает глаза, с интересом осматривает шар и встряхивает его, отчего снежинки начинают кружиться под звуки сонаты для фортепиано. Неторопливо льющаяся мелодия будто бы проникает в самое сердце, волнует чувственностью и вместе с тем приносит умиротворение. Магия, не иначе.

Наш дом. – Не узнать уменьшенную копию невозможно.

Каждая снежинка – это отдельный мир, такой же, как все, и в то же время непохожий на другие реальности. – Простой пример, глубинный смысл, и в этом вся мать-наставница. – Сейчас ты уничтожила ее.

Блестки танцуют внутри шара, не оседая на дне, не замирая, все парят и парят, своим бесконечным хаотическим движением бросая вызов закону гравитации. Девочка, словно завороженная, разглядывает их, осознавая, что все уже будет иным, потому что рисунок мужчины никогда не станет частью ее жизни. Нет портрета – нет мира, где их сведет знакомство в школе искусств и разлучит печальное происшествие на дороге. Он останется жив.

 

***

 

Нью-Йорк, 2012 год

 

Пять утра. Уже час слушая мерный стук капель дождя, Зара лежала без сна и пыталась осмыслить так стремительно ворвавшиеся в ее жизнь перемены. Еще совсем недавно девушка считала себя беспросветной неудачницей, наивным грезам которой не суждено было сбыться. Она с детства жила балетом, надеясь попасть в престижную школу искусств, но с треском провалила вступительные экзамены, так и не сумев заинтересовать преподавателей. Мечтая о партии Одетты или Кармен, танцевала в ночном клубе в Сохо2 и бессовестно врала родителям, что занимает должность менеджера по работе с персоналом. Благо встречались они редко: после развода мать переехала к своей сестре в Бостон, а отец все свободное время посвящал второй жене и их очаровательным крошкам-близнецам. Зная, что не очень нравится мачехе, исправно приглашавшей падчерицу на семейные торжества, Зара все чаще находила предлоги для отказа. Она чувствовала себя чужой и лишней, не вписываясь в идиллию.

Стараясь как можно меньше беспокоить спящего рядом мужчину, Зара выбралась из его объятий и ступила босыми ногами на паркетный пол. Прошла на цыпочках к двери, тихонько притворив ее за собой. Она еще не привыкла к этой квартире: малообжитой кухне, стоявшему в гостиной роялю и купленной специально для ее кота плетеной корзинке. Однако уже привязалась к хозяину дома, Ариену.

Это было странно и, наверное, даже смешно: в огромном городе встретить человека и понять, что еще с семнадцати лет, переехав с родителями в Нью-Йорк, она искала его. Шла к нему по дороге, вымощенной письмом-отказом из школы искусств, разводом проживших почти двадцать лет в браке родителей, вакансией танцовщицы в клубе. Именно там месяц назад совершенно случайно Зара познакомилась с Ариеном.

Девушка посмотрела на часы – половина шестого. Время будто специально замедлило свой бег, чтобы вдоволь помучить раздумьями. Но она не собиралась поддаваться, заняв себя приготовлением завтрака для любимого.

Мужчина проснулся раньше будильника. Из сна вырвали аромат кофейных зерен и корицы, сладкий запах апельсина и свежей, наверняка еще теплой выпечки. В поисках Зары он пришел на кухню и остановился в дверном проеме, с улыбкой наблюдая за тем, как она переливает горячий кофе из турки в фарфоровую чашку.

Нередко удивляя, эта девушка была просто невероятной, особенной для Ариена. Не внешне, конечно же. Хотя любой мог бы отметить, что она обладала привлекательными чертами: густыми и нежными, словно кашемир, волосами, глазами цвета неба в летний день и стройной, женственной фигурой. Порой упрямство заставляло отрицать очевидное, но Зара меняла его, заполнив собой пустоту, вдохновляла. К ней тянуло – необъяснимо, будто к магниту.

Доброе утро, – встретившись с ним взглядом, негромко произнесла она и, оправдывая свое самоуправство, добавила: – Я хотела сделать сюрприз...

Тебе удалось, нереида3, спасибо, – ответил мужчина, с первого вечера звавший ее морской нимфой. – Только перед выходом я успею разве что выпить кофе.

Да, конечно, – девушка чуть натянуто улыбнулась.

Поставив на стол белую кружку с горячим напитком, она отвернулась к окну, будто бы заинтересовавшись пейзажем. Но обмануть этим не удалось. Слишком хорошо Ариен чувствовал ее, слишком легко определял малейшие перемены настроения. Он подошел к девушке, обняв со спины, притянув ближе, словно скрывая от всего мира в своих руках.

Ты можешь не лететь в Л.А.4? – как же глупо просить об этом, после того как сама заказала билеты на самолет.

Контракт со звукозаписывающей студией очень важен для меня, – терпеливо пояснил он, коснувшись губами нежной кожи на плече своей нереиды. – Я вернусь через три дня, к выходным, – еще один невесомый поцелуй. – Обещай мне, что останешься.

Но...

Никаких «но», Зара, – мужчина прервал фразу, прекрасно зная все ее нелепые доводы. – Твой комплект ключей в прихожей на тумбочке.

Хорошо, – согласие на выдохе сорвалось с губ, потому что она не могла отказать ему.

Мужчина уехал в аэропорт через полчаса – и квартиру сразу заполнила неуютная тишина. Дождливая погода заперла Зару в четырех стенах, наедине с собой и телевизором. Кулинарное шоу, какой-то сериал на популярную вампирскую тему, патриотический курс о Войне за независимость – передачи сменяли друг друга, создавая фоновый шум. Завтракать не хотелось, не привыкла, поэтому, убрав на кухне, принялась бесцельно бродить по комнатам. Забрела в гардеробную, откуда выудила мужскую футболку и надела ее поверх шелкового пеньюара. Перебрала коллекцию виниловых пластинок, навела порядок на полке с книгами. Вспомнив, что давно не говорила с мамой, решилась позвонить и наконец-то рассказать об Ариене.

С трудом отыскав сенсорную игрушку, в беззвучном режиме не подававшую никаких признаков жизни, она обнаружила входящее сообщение, по-видимому отправленное мужчиной из аэропорта. «Я люблю тебя» – всего три слова, десять букв, а в душе запели сладкоголосые птицы, разлилось трепетное счастье. Зара хотела ответить, но, не представляя, как же выразить чувства словами, отвлеклась на прервавший очередной сериал выпуск новостей.

«...Рейс 575, следовавший из Нью-Йорка в Лос-Анджелес... Из-за последовательного отказа двух из четырех двигателей, что вызвало перегрузку... Погибли девяносто три человека» – информация воспринималась с трудом, обрывками, выхваченными из текста бегущей строки, который подтверждали кадры с места катастрофы.

Забытый телефон выскользнул из рук, упал на пол и, ударившись дисплеем, покрылся сетью трещин. Девушка сделала шаг назад от телевизора, обхватив себя руками, отказываясь верить в реальность. Почему так? Почему по просьбе мужчины, заказывая билеты, она не выбрала другой рейс, время или авиакомпанию? Словно молитву, невнятным шепотом Зара повторяла, что Ариен не мог умереть, он должен жить. Пелена слез застлала глаза, частое поверхностное дыхание сорвалось на всхлипы. Еще шаг – и девушка, ударившись лопатками о стену, прижалась к ней, будто в поисках точки опоры, и опустилась на пол.

 

***

 

Яркий и жаркий полдень смотрит с высоты небес на отвесные скалы и теплый золотисто-желтый песок, по которому ползут черепашки. Сотни малышей в панцирях, старательно перебирая ластами, как и заложено природой, неуклюже продвигаются к лазурному мелководью. Зара по щиколотку заходит в воду и садится на корточки, осторожно удерживая в руках маленькую черепаху с темно-коричневым панцирем. Девочка опускает ее в воду и провожает взглядом, пока та не скрывается из виду. Затем, оставляя за собой дорожку следов, которые слизывает прибой, Зара вновь выходит на берег, чтобы помочь другой ластоногой малютке. Она продолжает свое занятие, даже заметив мать-наставницу, которая, шагая у самой кромки воды, выходит из-за выступающего утеса. Женщина останавливается в нескольких метрах от светловолосой ученицы, окруженной морскими черепашками, буквально усеявшими побережье.

Зачем ты это делаешь? – голос прекрасен как звуки скрипки, попавшей в руки мастера.

Вечером отлив, если они останутся на берегу, то погибнут, – отвечает Зара.

Ее тонкое намокшее платье прилипает к телу, отливающие солнцем кудри не струятся локонами, сбившись в запутанную ветром массу. Однако это не останавливает полную упрямства и упорства девочку. Она уже догадалась: наставница учила ее быть творцом собственной судьбы, изменяя ее с помощью картин. Поняла, что каждое художество создает новый, отличающийся от предыдущего ровно на одно событие мир – еще одну снежинку внутри вселенной музыкального шара. И уяснила, что умение вносить корректировки в свое будущее не позволяет вмешиваться в жизнь других.

Ты сожгла альбом с рисунками, – Фэйт не спрашивает, утверждает, лишь после этого задавая вопрос, на который сама же спешит ответить: – Так сложно смириться с тем, что из-за тебя погиб мужчина с портрета? Это слабость.

Нет. Слабость – не сделать ничего, чтобы его спасти, – этот спокойный и рассудительный тон перенят у владелицы острова.

А вдруг это окончательно разрушит твою жизнь? Что, если ты никогда больше не увидишь его?

Не боюсь, – в ней и правда нет ни капельки страха. – Вы сами говорили: все, чего буду достойна.

Хозяйка белого замка поднимает старательно отшлифованный волнами плоский камушек. Молча рассматривает его, вглядываясь в прожилки, и бросает в воду. Всплеск – и волны разбегаются кругами. Впервые за долгое время в наставнице переплетаются веселье и грусть. Она не хочет отпускать свою лучшую ученицу, привязавшись к девочке, которой в скором времени предстоит отправиться к родителям, забыв и ее, и остров.

Мне больше нечему тебя учить, ты покинешь замок к вечеру. – Женщина разворачивается и уходит, не дожидаясь реакции Зары, оставляет ее на пляже вместе с маленькими черепашками.

Фэйт любит играть со своими воспитанниками, предлагая им вершить свои судьбы, не подчиняясь року. Превращаясь в создателей, ученики сотнями переносят на бумагу свои фантазии и желания. Но, заигравшись, они часто забывают, что самое незначительное изменение может привести к непредсказуемым последствиям, потребовав свою плату за вмешательство. Цена же может быть любой, в том числе и жизнь. Нужно уметь жертвовать, даже если ради другого человека придется предать свой альбом огню и больше не рисовать.

 

 ***

 

Нью-Йорк, 2007 год

 

Выросшей в Бостоне девушке казалось, что большой город вряд ли сможет удивить, но к такому жизнь ее не готовила. Манхэттен оказался не просто большим, а огромным, словно муравейник из стекла и стали. Небоскребы, яркая реклама, большие мониторы и толпы народа. Слишком шумно, многолюдно. Хотелось домой, съесть кусочек маминого тыквенного пирога и сыграть шахматную партию с отцом.

Выбирая наиболее удачный ракурс для снимков, Зара перешла дорогу и посмотрела на площадь Таймс-сквер5 через объектив фотоаппарата. Сделав пару снимков, она повесила его на шею и сверилась с картой. Среди множества ресторанов и бутиков девушка искала сувенирный магазинчик. Небольшой, всего на два окна, он пристроился на первом этаже здания, стоявшего на перекрестке двух улиц. Зара сразу узнала витрину с куклами ручной работы, снимки которых видела на сайте в интернете. Внутри было уютно: несколько полок занимали раскрашенные красками поделки из глины, одну – резные безделушки из дерева. Девушка прошла вглубь к стеллажу с украшениями из бисера и услышала приятный мужской голос:

Покажите, пожалуйста, шар с замком.

Утратив интерес к бижутерии, она обернулась, лишь со спины увидев высокого брюнета. Рядом с ним стояла девушка-консультант, показывающая сувенир. Обыкновенный, около пятнадцати сантиметров в диаметре стеклянный снежный шар на подставке. Внутри небольшой скалистый остров, в центре которого белое строение с башенками. Зара могла поклясться, что уже видела его, только никак не могла вспомнить, где и когда.

Очень красиво. – Она и сама не заметила, как подошла ближе. – Не музыкальный?

С механизмом только балерины, – консультант улыбнулась. – Хотите посмотреть?

Нет, спасибо, с танцами мне как-то не везет.

С пяти лет она занималась в детской хореографической студии. Преподаватели считали ее достаточно талантливой, чтобы продолжить обучение в лучшей в стране профессиональной школе искусств. Но родители девочки не смогли оплачивать элитное заведение на Манхэттене, да и не хотели отпускать дочь одну в чужой город. Однако с мечтой она не рассталась. Узнав о том, что известная нью-йоркская балетная труппа ищет танцовщицу, подала заявку на участие в отборе. Ее опередила всего одна участница, счастливица, которую приняли в основной состав. С одной стороны, обидно и досадно, с другой – Заре все же предложили место запасной.

А еще один шар есть? – спросила она.

К сожалению, нет.

Подошла бы лунная соната, – вступил в разговор мужчина, все это время смотревший на девушку с фотоаппаратом. – Я уступлю его вам, если согласитесь выпить со мной кофе.

Он встряхнул шар, что привело в движение снежное серебро, и протянул его Заре. Она коснулась стеклянной части сувенира и перевела глаза на брюнета, изумившись тому, как легко ему на ум пришла мелодия. Угадал, словно прочитав ее мысли. Но еще больше девушка удивилась, услышав собственный голос:

Хорошо, договорились. Меня зовут Зара.

Приятно познакомиться. Я Ариен.

 

Конструктивная критика

 

 

 

 


 

 

1 Старбакс – американская компания по продаже кофе и одноимённая сеть кофеен.

2 Сохо – жилой район, расположен в районе Манхэттен.

3 Нереида – в греческой мифологии морское божество.

4 Л.А. – одно из названий Лос-Анджелеса.

5 Таймс-сквер – площадь в центральной части Манхэттена, расположенная на пересечении Бродвея и Седьмой авеню.

 

 


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 13 в т.ч. с оценками: 10 Сред.балл: 4.8

Другие мнения о данной статье:


Yanita Vladovitch [12.04.2014 22:57]:
Идеально. Мне очень понравилось. Хотелось бы немного больше информации об острове, наставнице и всей этой системе, но и без этого рассказ зачаровывает и приковывает взор.

SaniaSania [12.04.2014 23:02]:
И...пятый мой голос уходит вам)) Супер! (5)

FilicsataFilicsata [06.12.2016 18:39]:
Отличный рассказ! Очень сильная философская составляющая (5)

  Еще комментарии:   « 1 2

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
15.03.14 22:37  История о демоне (valentinagor)   Комментариев: 9
15.03.14 21:06  Долой Романовых, или Большевики Смутного времени (Bobruin)   Комментариев: 10
15.03.14 01:47  Путь Зары (Библиотекарша)   Комментариев: 13
10.03.14 21:02  Часы Фонтене (Кэродайн)   Комментариев: 6
09.03.14 23:28  Сила призвания (Red Sonja)   Комментариев: 12
07.03.14 23:22  Почти таинственная история (Антея)   Комментариев: 11
05.03.14 00:27  Смогу ли тебя отпустить? (Yanita Vladovitch)   Комментариев: 7
05.03.14 00:25  Валера (Mr Milcat)   Комментариев: 8
05.03.14 00:23  Вечерелла (Asja и фьора)   Комментариев: 11
26.02.14 21:56  Ангельская любовь (Asja)   Комментариев: 9
26.02.14 01:11  Пять колец на воде (KaiSatoru)   Комментариев: 16
25.02.14 22:14  Иногда они пересекаются, или Последний антигерой (Mr Milcat)   Комментариев: 13
24.02.14 18:06  Отличное место для Олимпиады (Алюль)   Комментариев: 12
24.02.14 17:54  Авторский беспредел (Red Sonja)   Комментариев: 14
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение