Мерцающие
 

ПРОЛОГ

 

– Пора вставать! – донесся до Алфеи сначала голос матери, а затем появилась и она сама. – Просыпайся, соня, – ласково погладила Антиопа закутавшуюся в покрывало дочь.

Шторы на окнах тут же поползли вверх, и в спальню хлынул яркий солнечный свет. Зажмурив глаза, Алфея сладко потянулась:

– Уже пора, мам? А как не хочется!

– Поднимайся, моя радость. Скоро должна прийти Кирена, тебе надо быть готовой к этому времени и не задерживать Главную жрицу.

Девушка тут же подскочила:

– А зачем она придет? Я добралась бы и сама. Будто в первый раз, – хмыкнула она.

– Она придет ко мне. Сегодня в полдень соберется Коллегия архонтов, и она должна была присутствовать, но решила, что не может пропускать твой класс Приобщения.

– Да подумаешь! – Алфея накинула домашний хитон и чмокнула мать в щеку. – Пропустили бы вместе. Я с удовольствием посетила бы Коллегию – ведь ни разу там не была.

– Успеешь еще, – вздохнула мать. – Ты наследуешь должность первого архонта после меня.

– Ой, нет. Сейчас я даже думать об этом не хочу. Столько надо еще узнать, я только-только приступила к Приобщению. Мам, – спохватилась девушка уже в дверях. – А у Главной жрицы ведь нет дочери, кто станет вторым архонтом после нее?

– Ну что за детский вопрос, Алфея. Наследной является только моя должность, ведь я Верховная правительница. Остальных архонтов выбирают по способностям. Разве ты еще не проходила урок Управления?

– Нет, мам, – покраснела дочь. – Я приобщаюсь не по порядку. Но скоро я пройду и этот урок, обещаю!

Лгать маме было неприятно и стыдно, поэтому, сославшись на необходимость утреннего омовения, она быстро выбежала из комнаты. Правда заключалась в том, что ее пока интересовал только один предмет во всем классе Приобщения. Зато она была увлечена им так, что готова просиживать над ним дни и ночи.

Алфея спустилась по лестнице на первый этаж, зашла в ванную, скинула хитон и, зачерпнув горсть душистого жидкого мыла, хорошенько намылилась и сполоснулась. Но и этого ей показалось мало, чтобы смыть осадок ото лжи матери, поэтому она выбежала во внутренний двор – перестиль – и нырнула в бассейн. Проплыв от края до края и вернувшись обратно, она немного успокоилась и твердо решила, что сегодня точно возьмется за следующий предмет.

И будто услышав ее клятвенное заверение, в перестиль вошла Главная жрица. Увидев ученицу, она улыбнулась и протянула ей лежащее на скамье полотенце. Алфея быстро в него завернулась и низко поклонилась жрице.

– Как дела, дорогая? – спросила та.

– Замечательно. Сейчас я только перекушу и буду готова.

– Не торопись, мне надо поговорить с твоей мамой.

И пока девушка выбирала в вазе фрукты, пила приготовленное для нее молодое вино и закусывала сыром, в комнате для приемов ее мать разговаривала со своей лучшей подругой. Главная жрица была серьезно обеспокоена:

– Я прошу тебя зачитать мое письменное заявление сегодня и готова обосновать его на следующей Коллегии, представив факты и цифры.

– Ты не преувеличиваешь опасность? – кивнув, все-таки решила уточнить Правительница. – Я и сама понимаю, что количество рабов в А-ма за последнее время значительно увеличилось, но чтобы они угрожали нам?

– Поверь, они и правда становятся для нас опасными. Они сильнее физически, но это не главное – мы в состоянии справиться с ними с помощью святынь Афины. Но вчера я обнаружила некоторых из них вблизи святилища. Конечно, я строго наказала жриц, которые допустили это, но один из рабов смотрел на меня с непозволительной дерзостью. В то время как он вообще не имел права поднимать на меня взгляд!

– Надеюсь, его ты тоже наказала?

– Да, конечно. И я запретила ему допуск в любые жилые или служебные помещения. Сейчас он занимается садовыми работами.

– Хорошо. Возможно, стоит проследить за ним – не замышляет ли он чего недоброго.

– Именно поэтому я хочу добиться, чтобы мы резко уменьшили их количество, иначе последствия непредсказуемы. Я вообще считаю, что мы не должны были позволять им жить рядом с нами.

– Ах, Кирена! Я, как никто другой, понимаю тебя. И согласна с тобой не только на словах, но и на деле. Ты же видишь: в свой дом я не допускаю ни одного раба. А остальные... Беззаботная мирная жизнь нас слишком разбаловала. Да и милость Афины тоже: мы уже не захватываем рабов в бою – они сами падают нам в руки, словно спелые яблоки!

– Афина и предупредила меня первой об опасности.

– Правда? – Верховная правительница с еще большей тревогой посмотрела на подругу: – Тогда, возможно, тебе следует самой объявить это на Коллегии?

– Не думаю, что один день может что-то изменить. Завтра я подробно всё изложу. А сегодня прошу тебя дать им немного времени на размышление.

– Хорошо, как скажешь.

В комнату вошла Алфея, и обе женщины одновременно повернули к ней головы. Девушка успела убрать волосы в узел на затылке и сменить домашний белый хитон на желтый, с изящной вышивкой по подолу и поясом в тон, но длина его осталась прежней – чуть выше коленей. Немного напуганная рассказом Кирены, Антиопа попросила дочь переодеться:

– Надень, пожалуйста, хитон длиннее, а сверху набрось накидку.

– Но, мама! Это так неудобно!

– Алфея, детка, ты дочь правительницы и должна показывать пример, – поддержала Антиопу жрица. – Неприлично обнажать ноги, когда кругом мужчины.

– Какие мужчины? – искренне удивилась девушка. – Это же рабы. Они как домашний скот, как... – Пытаясь подобрать подходящее выражение, Алфея развела руками и вытаращила глаза: – ...Они как мебель, как трава. Я что, должна стесняться травы?

– Давай не будем спорить, дорогая. Сделай так, как я прошу, и покончим с этим.

Мать смотрела ласково, но строго, и потому девушка кивнула и, уныло опустив голову, вернулась обратно в свою комнату.

– Благодарю тебя, Кирена, что ты взяла на себя обязанность по Приобщению Алфеи. Для меня это очень важно, ведь наставницы лучше тебя я не смогла бы отыскать.

– И для меня это большая честь, госпожа, – ответила жрица сначала официально, но потом обхватила руки правительницы своими ладонями и крепко сжала. – Мы с тобой подруги с детства, вместе когда-то посещали такой же класс Приобщения, и я горда, что ты выбрала в наставницы своей дочери меня. Она и мне как дочь, ты же знаешь.

– Знаю, – слабо улыбнулась Антиопа. – И если вдруг случится что-нибудь дурное, ты заменишь меня, ведь так?

Главная жрица отпустила руки подруги и задержала взгляд на ее лице:

– Произошло что-то, о чем я не знаю? Ты хорошо себя чувствуешь?

– Нет-нет, все прекрасно. Просто дурной сон. Не обращай внимания.

Кирена согласно кивнула, но все-таки не отводила внимательный взгляд от подруги до тех пор, пока в комнату не вернулась Алфея.

На это раз она была одета в хитон до самых пят, но такого ярко-пурпурного цвета, что глазам становилось больно на нее смотреть. Обе женщины рассмеялись: им самим было когда-то знакомо вот такое же чувство протеста против навязываемой воли старших.

– Ты у меня такая красавица, – обняла дочь Антиопа. – Надень мой браслет, он хорошо подойдет к твоему наряду.

– Ты же его никогда не снимаешь, – растерялась Алфея. – Я не могу его взять.

– Ну я же не дарю его тебе, правда? Это всего лишь на один день. Вечером вернешь. – Она мягко улыбнулась и сама надела на руку дочери золотой браслет. – Когда-то его сделал для меня твой отец.

Кирена предупреждающе покачала головой – упоминание отцов в их среде не одобрялось. Но Верховная правительница, хоть и на мгновение смутилась, но все равно продолжила:

– Он был глупцом, таким наивным. Но в то же время был добрым и заботливым. Он изготовил этот браслет, чтобы он защищал меня. От кого? Я же говорю – глупый. Но твой отец не был похож ни на домашний скот, ни на мебель. Разве что на траву – молодую, зеленую, которую все топчут, а она все равно поднимается.

Она замолчала, глядя куда-то вдаль.

– Мама? – обеспокоенно посмотрела дочь на Антиопу.

Та весело тряхнула головой:

– Ну идите же. Мне надо подготовиться к Коллегии. Слишком много вопросов назрело для обсуждения. И, конечно, главный – это твой, Кирена.

Главная жрица с благодарностью кивнула и, попрощавшись, вместе с Алфеей покинула дом Правительницы.

Они молча шли по дороге, ведущей к дому Правительницы-матери – так именовалась в А-ма мать нынешней Верховной правительницы. Девушка была обескуражена упоминанием Антиопой мужчины, который будто бы приходился Алфее отцом. Это древнее, почти забытое слово не вызывало никакого отклика в ее душе – разве можно всерьез говорить об этом? Мужчины – всего лишь источники материала для рождения Восхитительных.

Например, сама Алфея обожает цветы – она любит вплетать их в волосы, украшать ими свою одежду или комнату. А если они обладают чудесным ароматом, то ей нравится зарываться лицом в свежесобранный букет и вдыхать, вдыхать этот запах! Но ей и в голову не придет набрать пригоршню земли, на которой и из которой растут цветы, и наслаждаться ее запахом. Фу!

Пока девушка так размышляла, со всех сторон к ней стали подбегать ее соученицы. Каждый день они вот так все вместе шли пешком по дороге, чтобы продолжить учебу в классе Приобщения. Верховная правительница сама вела здоровый образ жизни и всячески поощряла своих подданных к подобным упражнениям. Поэтому в их городе-государстве почти не было транспорта.

Зато места для спортивных занятий всегда отводилось достаточно. Вот и сейчас они как раз проходили мимо одного из них. В огромном гимнасии, разделенном крытыми галереями и портиками на несколько площадок, занималось множество девушек: кто гимнастикой, кто атлетическими упражнениями. Одни увлеченно стреляли по мишеням, другие метали копья. Алфея с завистью смотрела на бегающих и прыгающих подруг – их короткие хитоны нисколько не стесняли их движений, в то время как ее...

– Ты сегодня выглядишь, как матрона, – заметив ее тоскливый взгляд, подлила масла в огонь шедшая рядом Ниобея. – С чего вдруг ты облачилась в длинный хитон?

– Так захотела мама, – не стала вдаваться в подробности Алфея.

Они как раз проходили мимо парковой аллеи с фонтанами, но почти все скамейки сегодня пустовали. Обычно здесь отдыхали женщины, готовящиеся к рождению ребенка, или молодые матери с детьми, спасавшиеся от жары в тени пышных крон деревьев.

– Где же они все? – Алфея и сама не заметила, что сказала это вслух.

– Сегодня должны завезти новых рабов, – так же тихо ответила ей самая младшая из учениц Геба. – Вот все и поспешили на рынок.

– О-ох, девчонки... – жалобно протянула Ниобея. – Я бы сейчас тоже лучше туда пошла.

– И что бы ты там делала? Постояла-поглазела? – под общий смех спросила ее Лела, с детства проявляющая недюжинные способности к медицине.

– Тебе не понять, – вздохнула Ниобея. – Для тебя ж лучшие подружки пиявки да лягушки, а мне хочется постельного раба.

– Постельного? Фу! – одновременно воскликнули девушки.

– Тебе еще рано думать о таком рабе, – не замедлила напомнить Главная жрица. – По крайней мере до совершеннолетия. Так что выбрось эти мысли из головы.

– Как можно желать постельного раба? – скривилась Алфея. – Для чего он там нужен? Греть постель?

– Ну, не только греть, – растерялась Ниобея. – У моей мамы их трое, и она очень довольна, я же вижу. И из спальни всегда слышен ее смех. Им там явно весело вместе.

– Гадость какая, – прошептала Геба.

– Рабы нужны для работы, а не для развлечения! – наставительным тоном сказала Алфея. – Ну, и еще для рождения дочерей.

– Мама уже родила! Меня. Так что имеет право и хорошо отдохнуть, – попыталась возразить Ниобея.

Алфея уже готовилась ей ответить, но в разговор снова вмешалась жрица:

– Давайте прекратим этот разговор. Как я уже говорила – по крайней мере до совершеннолетия.

Они уже подходили к дому Правительницы-матери, как вдруг из ее сада вышел раб. Он шел по обочине по направлению к ним, толкая перед собой тележку с садовым инвентарем. Алфея и не собиралась обращать на него внимание, но когда мужчина поравнялся с девушками, она заметила, что он смотрит на них из-под полей своей войлочной шляпы. Ее поразило не столько то, что он посмел это делать, а то, как он смотрел – его глаза обжигали неприкрытой ненавистью.

Считай она его равным себе, ее это напугало бы. А сейчас она лишь возмутилась и решила, что должна принять незамедлительные меры. Поэтому, как только раб прошел дальше, она спросила Гебу:

– У тебя с собой планшет?

Та всегда носила его с собой, не забыла и сейчас. Она протянула его дочери Правительницы, но Алфея покачала головой и, обернувшись назад, указала на раба:

– Просканируй его персональный код. Мне не понравилось, как он на нас смотрел.

Повелительный тон и строгий взгляд сделали свое дело: Геба немедленно выполнила то, что ей велели, и даже поспешила отчитаться, словно приказ ей отдала сама Антиопа:

– Код отсканирован и передан в Центральный компьютер «Митеры» и на ваш личный планшет, госпожа.

– Хорошо, спасибо, – кивнула Алфея.

На пороге дома их встретила сама Повелительница-мать. Складки нарядного пеплоса были красиво задрапированы и спадали до самых пят, а шею украшали дорогие ожерелья. Не дожидаясь вопросов, она небрежно проговорила:

– Хочу прогуляться на рынок. Посмотрю, кого завезли, а может, и прикуплю себе раба.

– Постельного? – восторженно проговорила Ниобея.

Повелительница-мать весело рассмеялась:

– В мои-то годы? О, нет. Пусть носит за мной опахало, и то счастье.

Алфея улыбнулась: ее бабушка, несомненно, кокетничала: выглядела она прекрасно, ничуть не старше Главной жрицы или своей дочери Антиопы.

Попрощавшись с хозяйкой, девушки вместе с Киреной вошли в дом. Миновав внутренний двор, они направились к портику, ведущему в парадные комнаты, но не стали подниматься по лестнице, а свернули налево, войдя в неприметную дверь слева от колонн.

Комната казалась абсолютно пустой – ни единого предмета мебели или скульптуры, да и выкрашенные в скучный серый цвет стены не могли помочь определить ее предназначение. На самом деле это место являлось важнейшей и секретнейшей частью города-государства А-ма – выложенный мозаикой на полу круг в центре комнаты являлся гарантией того, что их раса не исчезнет даже в случае глобальной катастрофы.

Главная жрица закрыла дверь изнутри на замок и достала из складок пеплоса свой планшет. Вместе с ученицами она ступила на круг, провела пальцем вниз по экрану – и вот они уже на «Митере», космическом корабле и матери всей их цивилизации.

Восхитительные очень давно обосновались в А-ма – так  давно, что мало кто из них помнил, где они жили до этого и почему покинули свой дом. Всё могла помнить только Афина, но ведь она не человек. Но их генетическая память не давала забыть одно – в любой момент всем им снова может понадобиться бежать, и потому материнский корабль всегда должен быть готов к новому космическому путешествию.

Здесь имелось все для этого: запасы продовольствия и воды, архивы на электронных и бумажных носителях; техника и оборудование, которые регулярно, в соответствии с последними достижениями и открытиями, менялись на новейшие. Но все же главное – это люди. Лучшие специалисты приходили сюда каждый день, чтобы содержать корабль в постоянной готовности.

Работа не прекращалась ни на сутки – лишь менялись команды. Центральный пульт управления компьютерной системой «Афина», регулирующей всю жизнедеятельность их народа, располагался тоже здесь, на «Митере». Город же управлялся ее дочерней системой – «Афина-2» и жрицами, руководимыми Киреной. И если бы даже на поверхности планеты произошел страшный катаклизм, здесь, глубоко под землей, основа их расы выжила бы. И смогла бы позже найти себе новое пристанище.

Антрохоя, с помощью которой Приобщенные спускались из дома Правительницы-матери в расположенный глубоко под землей корабль, не была обычным подъемником. Она перемещала не сами тела, а составляющее их физическое вещество, которое дробилось на частицы в начальной точке и собиралось в конечной, восстанавливая необходимые связи и воссоздавая при этом не только людей, но и их облачение.

Сам процесс очень походил на то, как вода уходит в воронку, и потому девушки в шутку называли свои перемещения на корабль и обратно сливом. Вот и сейчас одна из них, сделав шаг с мозаичного круга и убедившись, что все у нее на месте, пробормотала:

– Удачно слились, слава Афине. – И поняв по улыбкам подруг, что ее услышали, смущенно улыбнулась в ответ: – Никак не могу привыкнуть, ну хоть режьте меня!

– А вот на обратном пути и зарежем! – в шутку пригрозила Ниобея. – И отправим тебя наверх по кусочкам.

– Фу, – стукнула ее по плечу Геба. – Что на тебя сегодня нашло? То жаждешь заполучить раба, то пугаешь Эригону.

Но Ниобея только показала ей язык и направилась в свою учебную кабину. Остальные девушки последовали ее примеру, и Алфея тоже открыла дверь своей, но Главная жрица подала ей знак, чтобы она пока не заходила внутрь. Кирена отдала распоряжение одной из своих жриц и подошла к дочери Правительницы.

– Какой предмет ты сейчас изучаешь? – спросила она.

– Э-э... – Алфея совсем растерялась.

Одно дело – обмануть маму, которая вряд ли станет ее проверять, и совсем другое – солгать наставнице. Придется признаться. И она решилась:

– Вообще-то я сегодня должна начать заниматься генетикой, но в прошлый раз не успела до конца ознакомиться с историей древнего мира. Хотелось бы завершить начатое.

Она умоляюще смотрела на жрицу, и та кивнула:

– Хорошо. Занимайся. Но не слишком увлекайся. Это дело прошлое, а нас ждут дела поважнее.

Окрыленная разрешением наставницы, Алфея вошла в кабину, запрыгнула в высокое кресло, надела наушники и нажала на пульте номер предмета. На изогнутом экране появились знакомые кадры. Женщины-воительницы скакали на конях на далекой планете Лу-е, сражаясь то бок о бок с мужчинами, то против них, защищали осажденный город, завоевывали новые земли – они были такими смелыми, дерзкими, необузданными! Их военную доблесть признавали даже боги – один из них даже попросил у ее прародительниц помощи, чтобы низвергнуть своих врагов! Правда, потом он решил расправиться и с самими спасительницами, ну да что взять с этих мужчин, пусть даже они боги.

Девушку всегда смешило, как прозвали ее народ на той планете – амазонки. Да еще и толковали это как «лишенные груди». А сами же лепили с них скульптуры, на которых можно четко различить обе груди! Глупые варвары. Ее раса называла себя по имени планеты А-ма, что означает «та, что вызывает восхищение». Такое же название носил и их город-государство, а его жительницы соответственно являлись а-мазос, то есть «теми, кто населял А-ма», или Восхитительными.

Планета Лу-е была лишь местом для их апойкии – колонии. Можно было даже назвать ее их охотничьими угодьями. Ведь местные мужчины, как никто другой, подходили для продолжения рода Восхитительных. А-мазос зачинали с ними детей, рожали и, если это был сыновья, оставляли мальчиков отцам, а вот дочерей всегда забирали с собой на А-ма. Все, что являлось самой сущностью Восхитительных, наследовалось лишь по женской линии.

В углу экрана высветилась надпись: «Курс истории древнего мира окончен, следующий предмет – генетика». Алфея вздохнула: ну почему она должна ее изучать? Пусть изучает Лела – она будет врачевателем, ей это нужно. А будущей Правительнице зачем? Впрочем, тут она кривила душой: надо честно признать, что генетика – важная составляющая их цивилизации.

Все миры, в которых они находили генетический материал для продолжения своего рода, стояли на несколько ступеней ниже. Приходилось подправлять дары природы: менять участки генов, определяющих отцовские наследственные признаки, чтобы не засорять свою расу особями со слабыми умственными способностями, внутренней агрессией или непривлекательной внешностью. Восхитительные должны оставаться восхитительными во всех смыслах этого слова.

Задумавшись, Алфея не сразу осознала, что за стенами учебной кабины что-то происходит. Но затем до нее снова донесся крик, а потом послышались громкие рыдания. Она вскочила с места и выбежала наружу. В огромном зале никого не было, кроме Эригоны. Закрыв лицо руками, она горько плакала.

– Что? Что случилось? – подбежала к ней Алфея. – Кто тебя обидел?

Та, поняв, что уже не одна, отняла ладони от лица, вцепилась ей в плечи и, так же продолжая рыдать, попыталась что-то объяснить:

– Там... там... я только хотела сходить попить... а они...

– Да говори же понятнее! – тряхнула дочь Правительницы подругу. – Что произошло?

Эригона, не поворачиваясь, ткнула пальцем в экран позади нее и зарыдала еще громче – так громко,  что из своих кабин повыскакивали и остальные ученицы.

На огромном экране в учебном зале всегда шла трансляция с главной площади А-ма – шла беззвучно, чтобы не отвлекать никого от учебы. Но сейчас отсутствие звука придавало происходящему на экране еще более зловещий оттенок и какую-то сюрреалистичность.

Алфея, замерев на месте, наблюдала за тем, как рабы уничтожали ее расу: методично, страшно и неотвратимо. Их было очень много – она и не представляла, что их столько в А-ма. И у каждого в руках было оружие: ножи, мечи, копья, топоры, колья, даже молотки. Словно темная туча, они продвигались сквозь толпу одетых в праздничные светлые одежды Восхитительных, срезая их и окрашивая землю и одежду в ярко-красный цвет.

Рядом вскрикнула Геба и, держась за Лелу, осела на пол – камера переключилась на другой угол площади, и девушка увидела убитых мать и сестру. Обычно отзывчивая на чужую боль юная врачевательница на этот раз никак не отреагировала – она, не отрываясь, смотрела на экран, пытаясь отыскать (но лучше бы нет) своих родных. Афина пощадила ее, но не стала жалеть Алфею – на окровавленных каменных ступенях лицом вниз лежала ее бабушка, и складки ее нарядного пеплоса тоже заливала кровь.

Девушка сдавленно вскрикнула и, будто по команде, за ее спиной громко заплакали и закричали подруги. Двери внутреннего подъемника распахнулись и в зал вбежали жрицы во главе с Киреной. Они попытались увести девушек в другое помещение, но Алфея с горящими от слез глазами наотрез отказалась это сделать. Она кинулась к Главной жрице:

– Кирена! У нас есть оружие на борту? Мы должны их уничтожить.

– Мы не можем это сделать, госпожа, – сухо ответила Главная жрица.

– Как не можем? Ты разве не видишь, что там творится?

– Я не имею права применять оружие «Митеры» на «А-ма». Оно для защиты нас на других планетах.

– Ты с ума сошла? – закричала на нее Алфея. – Скоро не будет никаких «нас»! В городе идет настоящая бойня!

– Именно так, госпожа, – смиренно ответила Кирена. – Мы уже не можем им ничем помочь. Мы должны спастись сами и спасти вас.

– Я приказываю тебе применить оружие, – ледяным тоном проговорила Алфея.

– Даже если бы я могла его применить, то оно уничтожило бы не только рабов, но и всех оставшихся в живых Восхитительных. Потому не вижу смысла.

Главная жрица говорила спокойным тоном, но глаз не поднимала.

– Тогда мы должны сами выйти и сражаться, – таким же тоном ответила ей Алфея, сжав кулаки.

– Тем более нет. Одна из главных заповедей Верховной правительницы гласит: те, кто окажутся в момент катастрофы на «Митере», на ней и останутся. Вы не можете попрать законы Вашей матери, госпожа, – тихо добавила Кирена.

– Мама... А где сейчас мама? – дрожащим голосом спросила девушка. – Ты знаешь, где сейчас мама?

– Она погибла, госпожа, – так и не подняв глаз, ответила жрица.

– Врешь, – снова разозлилась Алфея. – Коллегия защищена, как крепость. Рабы не могли туда прорваться! Врешь!

– Я не лгу. Но если вам от этого будет легче, думайте так.

Наконец-то в голосе Главной жрицы послышались какие-то эмоции, и Алфея потребовала:

– Покажи. Покажи мне Коллегию.

Кирена посмотрела на нее:

– Я не думаю...

– Покажи.

Увидев пронзенное мечом тело матери, Алфея завыла как раненый зверь. Прибежавшая на ее крик Эригона пыталась ее утешить, но ничего не помогало, только врачевательница, призванная одной из жриц, смогла отключить ее сознание и погрузить будущую Правительницу в восстановительную камеру.

 

Алфея постучала в дверь каюты Главной жрицы и, получив разрешение, шагнула внутрь.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – слабо улыбнувшись, спросила ее Кирена.

– Я в порядке, спасибо. Хотела узнать, как там наверху. Большой экран отключили.

– Это мое распоряжение, прости. Не хочу еще больше травмировать девочек. Вы – наше будущее.

– Все верно, я согласна.

– Они никого не оставили в живых, кроме нескольких жриц, – чуть помолчав, заговорила Кирена. – Они желают получить контроль над «Афиной-2». О существовании «Афины» они пока не подозревают. Мои жрицы держатся, но я не знаю, насколько их хватит.

Алфея почувствовала, как дрогнул голос наставницы.

– Сочувствую. Но хотелось бы знать: если они не выдержат, угрожает ли что-нибудь «Митере»?

– Нет. «Афина-2» находится под нашим контролем. Я не вывожу ее из строя только потому, что хочу знать все про их дальнейшие намерения.

– Скажи мне: как? Как могло случиться, что эти варвары одолели нас?

В голосе девушки звучал гнев, и Кирена ее хорошо понимала.

– Перед тем как... – Ее голос сорвался, но она взяла себя в руки: – Когда я в последний раз видела Верховную правительницу, мы как раз обсуждали меры по сокращению численности рабов на А-ма. Их стало слишком много, они стали излишне любопытны, дерзки и потому опасны. Я как раз рассказывала ей об одном из таких, и именно он...

Она закрыла глаза, а когда снова открыла, они были полны слез. Алфея не выдержала и, бросившись к ней в объятия, тоже заплакала.

– Это он убил ее, да?

– Да, малышка. Это был он. – Они долго молчали, а потом Кирена сказала: – Я так любила твою маму, так любила. И обещала ей приглядеть за тобой. Тебе придется взять себя в руки и окончить класс Приобщения. И тогда ты станешь нашей Верховной Правительницей, а я буду во всем тебя поддерживать. Нам придется найти новый дом и начать все заново. Наши прародительницы с этим справлялись, справимся и мы.

– Сначала я хочу наказать рабов, – выпрямилась Алфея.

– Мы не можем выйти на поверхность, если ты бы об этом. Я уже тебе говорила. Заповеди нерушимы.

– Значит, мы найдем другой способ. Я готова подождать. А сейчас я хочу увидеть его. Убийцу. И запомнить его лицо.

– Ты уже видела его, дорогая. Геба сказала, что это ты попросила просканировать его персональный код.

– Это тот садовник?

– Он не садовник. Точнее, он им был недолго. Он их вождь.

– Тогда тем более его необходимо уничтожить, – твердо заключила Алфея.

В каюте прозвучал сигнал вызова по внутренней связи, и тут же включился монитор.

– Госпожа, – с тревогой сказала одна из жриц. – Они пытаются поднять беспилотный пассажирский космолет.

– Мне надо быть на Командном пункте, – заторопилась Главная жрица.

– Я с тобой, – кинулась вслед за ней Алфея.

– Они уже на орбите, – доложила им жрица.

– Этого я и боялась, – заметила Кирена. – Конечная точка маршрута – их планета, так?

Жрица молча кивнула. 

– Ведет космолет «Афина-2»?

– Да.

– Кто на борту?

– Их вождь и его ближайшее окружение.

Алфея привстала с кресла, но Главная жрица жестом попросила ее сесть.

– Ну что ж. Значит, пришло время обнаружить себя. Приказываю всем занять боевые посты. Афина! – обратилась она к Центральному компьютеру.

– Слушаю Вас, Главная жрица.

– Перехвати управление космолетом и уничтожь его.

– Задача понятна, – ответил механический женский голос.

– Боевые посты, – продолжила Кирена. – Приказываю активировать заряды, заложенные под продуктовыми и топливными складами, под цистернами с запасом пресной воды. Афина?

– Слушаю, Главная жрица.

– Доложи об исполнении.

– Космолет и его пассажиры уничтожены.

– Хорошо. Все данные «Афины-2» у тебя?

– Да.

– Передай ей... – Кирена чуть помедлила. – Передай ей, что для меня было честью работать с ней.

– Сделано, – откликнулась Афина.

– А сейчас отключи ее.

– Исполнено.

– Боевые посты, что с зарядами?

– Все сработали.

– Приказываю активировать заряды в Святилище и в доме Правительницы-матери. Доложить об исполнении.

Дождавшись отклика, Кирена оглянулась на Алфею и грустно улыбнулась, а затем снова обратилась к Центральному компьютеру:

– Афина!

– Слушаю Вас, Главная жрица.

– Включи режим глубокой консервации «Митеры». Причина – внешняя угроза.

– Исполняю.

– Вот и все, – печально сказала Кирена.

– Исполнено, – вновь отозвалась Афина.

 

Через несколько месяцев Алфея и ее подруги окончили класс Приобщения. На тот момент они были самыми юными Восхитительными во всей Вселенной. Но из-за своих потерь они слишком рано лишились девичьих мечтаний, легкомысленных увлечений и наивных заблуждений. Все они четко знали, чего хотят, и всеми силами стремились к этому – отыскать для себя новый дом, обустроить его и продолжить свой род.

Но Алфея, объявленная к этому времени Верховной правительницей, не торопилась покидать А-ма.

– Я хочу уничтожить всю расу этих рабов: их самих, их женщин и детей. Я должна превратить их планету в пустыню, как они сделали это с нашей.

– Я понимаю Вас, госпожа, – официально обратилась к ней Кирена на очередном Совете «Митеры». – И, возможно, когда-нибудь мы сможем сделать это. Но сейчас у нас нет таких ресурсов. Точнее, они есть, но мы их должны потратить на поиски нового дома, подальше отсюда. И еще. Уничтожив планету этих варваров, мы можем навлечь на себя гнев богов, что в нашем положении очень опасно. Давайте подождем и сосредоточимся на насущных задачах.

– Я согласна с Главной жрицей, – сказала Геба, ставшая сама жрицей. – Нам еще придется подумать о потомстве, и кто знает...

– Уж не хочешь ли ты сказать, что мы снова будем использовать этих варваров для продолжения рода? – возмутилась Алфея. – И ты готова возлечь на ложе с одним из убийц своей матери?

– Да нет же, – попыталась оправдаться Геба, но Алфею уже понесло.

– Я не удивилась бы, если бы это сказала Ниобея – ведь это с подачи таких, как она и ее мать, А-ма заполонили рабы. Им было мало одного раба, им нужны были три, четыре, пять рабов! А потом эти твари убивали своих хозяек, безоружных и беззащитных! И убивали других Восхитительных, которым от них понадобилось всего лишь семя – и то однажды!

Она остановилась, услышав громкие рыдания – это плакала Ниобея, горько и навзрыд. Алфея почувствовала угрызения совести – она сейчас Верховная правительница и не должна набрасываться или разделять своих подданных, она должна их объединять. Как это всегда делала Антиопа, ее мать.

Девушка опустилась в кресло и вздохнула:

– Прости меня, Ниобея. Я не права и не должна была так говорить. Ты пострадала так же, как все мы. И твоя мама, я знаю, была к ним добра. А они... Только они виноваты во всем! Но я послушаюсь тебя, Кирена. Не только потому, что ты Главная жрица, а еще и потому, что моя мать любила и уважала тебя. И я тоже люблю и уважаю тебя.

Главная жрица в знак благодарности склонила голову.

– Но мы должны извлечь уроки из всего произошедшего, – продолжила Алфея. – И сегодня я в качестве Верховной правительницы хочу огласить свою первую заповедь: никогда, ни при каких обстоятельствах представительницы нашего народа больше не должны допускать мужчин, рабов ли или свободных людей, в свой дом, в свою страну, на свою планету. Есть ли у кого возражения?

Члены Совета дружно покачали головами.

– Хорошо. Тогда, чтобы эта заповедь не казалась нашим потомкам ничтожной или не стоящей внимания, я оглашаю свою вторую заповедь: каждая девушка по достижении 18 лет должна своими глазами увидеть, как на А-ма рабы истребляли ее народ.

– Для хрупкой девичьей психики это может стать страшным потрясением, госпожа, – тихо возразила Лела.

– Но ведь мы смогли это выдержать. А там были наши близкие и родные, Лела.

– Неужели ты захочешь такого же испытания для своей дочери? – вступила в разговор Геба.

– Если собираюсь уберечь ее от повторения наших ошибок, то да.

– Увы, но мы чаще учимся на своих ошибках, чем на опыте других, – настаивала на своем Геба.

– Тогда, может, мне отменить и первую заповедь? Пусть пройдут тем же путем, что и наши матери, так?

– Нет!

– Все вы говорите очень правильные вещи, – прервала спор Главная жрица, – но забываете, что от нашего народа осталась лишь жалкая горстка. Мы должны восстановить свою расу любой ценой. И вторая заповедь Алфеи, как она нам здесь и сказала, служит обоснованием первой. Если вы опасаетесь ранить сценами бойни неокрепшие души, полагаю, вам и стоит поручить создание этого фильма.

Лела кивнула сразу, а Геба крепко зажмурила глаза и обхватила голову руками, но потом тоже согласилась.

– Тогда еще одно, – вновь заговорила юная Правительница. – Не заповедь, но завет. Прошу его исполнить, даже если пройдут миллионы лет и меня уже не будет в живых. В памяти «Афины» сохранился персональный код раба, возглавившего восстание. Соответственно, имеется его ДНК. Я хочу, чтобы при первой же возможности были уничтожены все его потомки, любого пола и возраста. Его род должен быть прерван. Что скажешь, Кирена? Вызову ли я гнев богов этим своим распоряжением?

– Нет, – тут же отозвалась Главная жрица. – Полагаю, вы имеете на это полное право, госпожа.

После этого Совета Алфея, наконец, согласилась покинуть А-ма. Облетев на прощание свою зеленую планету, команда «Митеры» направила на единственный материк, на котором и располагалось их государство, ракету, которая окончательно уничтожила все, что оставалось там живого.

­­___

 

Почти двести лет Восхитительные искали свой новый дом. После тех испытаний, что выпали на их долю, мало кто упрекнул бы их в излишней придирчивости, но они и правда подходили к вопросу выбора планеты с особой требовательностью. Необитаемых планет с подходящей атмосферой они повстречали немало, но их не устраивало то близкое соседство других цивилизаций, то, наоборот, большая удаленность от космических трасс. Близость к последним позволила бы «Митере», а в будущем и ее «дочкам», значительно увеличивать скорость полетов и уменьшать время нахождения в пути.

А выполнение Первой заповеди Алфеи потребовало бы от них частых полетов: раз мужчин нельзя доставлять к ним, значит, Восхитительные должны прилетать к ним сами. Впрочем, за сто с лишним лет многое изменилось. И самое главное – не стало самих Восхитительных. Нет, все обитательницы «Митеры», покинувшие А-ма, оставались на месте – хотя они не были богинями, но раса женщин-воительниц и ученых была бессмертна. Бессмертна лишь относительно: они оставались вечно молодыми, их клетки не умирали и продолжали делиться бесчисленное количество раз, но их могло убить оружие и болезни.

Со многими болезнями Восхитительные тоже могли бороться, но оружие косило их безвозвратно – регенерироваться они не умели. Ведь это дано только богам или их потомкам. За время полета жрицы Афины, напуганные трагедией в А-ма, придумали еще одно защитное средство: браслет Антиопы – так он был назван в честь матери нынешней Правительницы. На вид обычный золотой браслет, почти такой же, какой подарила она своей дочери на прощание, но в нем были заключены три важных функции.

Первая – защитная: он мог обездвижить или убить одним касанием, в зависимости от режима. Вторая функция – искушающая. Браслет стимулировал энергетические точки на теле мужчины, отвечающие за половое влечение и репродуктивную функцию, так что Восхитительной и не приходилось ничего делать, чтобы заполучить его в качестве отца для своего будущего ребенка. Вот он, готовый к использованию инструмент для оплодотворения, – просто находка для ленивиц, которым не хотелось тратить силы и время на обольщение мужчин, а родить дочь именно от этой конкретной особи очень хотелось.

Ну а если что-то шло не так, Восхитительная могла просто исчезнуть: третья функция браслета являлась спасительной. Браслет улавливал сильный испуг владелицы и действовал, как мини-антрохоя. Только та могла переносить тела на большие расстояния, а браслет в силу своих небольших размеров «сливал» владелицу с окружающей обстановкой: она просто растворялась в воздухе, но спустя какое-то время появлялась снова на том же месте или чуть дальше или ближе (случайная погрешность).

Но зато проделывать это Восхитительная могла бесчисленное множество раз, и в случае не смертельной опасности это реально спасало. Когда эту функцию опробовали на вечно пугавшейся всего Гестии, у наблюдателей происходящее вызвало гомерический хохот. Девушка появлялась и исчезала, появлялась и исчезала, и, казалось, этому не будет конца. И вот тогда одна из жриц сквозь приступы смеха выговорила:

– Это уже не Восхитительная, а какая-то Мерцающая.

Все весело переглянулись и промолчали, но на следующий день на Совете Главная жрица сама подняла этот вопрос:

– Думаю, нам будет полезно немного запутать следы. Раз больше нет А-ма, пусть не будет и а-мазос, Восхитительных. Не для нас, для всех других. Давайте назовемся Мерцающими.

И Совет с ней согласился.

 

В конце концов Мерцающие отыскали свою планету. Она была похожа на А-ма – огромный океан и небольшой материк на экваторе. Небольшой лишь по меркам планеты, но им и их потомкам его площади должно хватить на многие тысячелетия. А дальше будет видно.

Правда, решив одну задачу, они столкнулись с другой. Еще в процессе поисков нового дома Мерцающие встречали обитателей других миров. С некоторыми из них они пытались зачать потомство. Но видовые различия были столь значительны, что даже лучшие генетики не смогли до конца избавить эмбрионы от наследственных признаков отцов и довести их до уровня Восхитительных.

Кроме того, большинство девушек наотрез отказывались даже от самой попытки зачатия: их воспитывали на принципах прекрасного – совершенстве души и тела, и заставить себя принять другую форму жизни, не настолько совершенную, было трудно. Часто врачевателям-генетикам приходилось проводить испытания на себе, но и их попытки, увы, успеха не приносили.

Некоторые из Мерцающих, решив, что других способов продолжении рода так и не будет найдено, вообще отказались от этой почетной миссии. Они назвали себя Воинами и заявили Совету, что возлагают на себя обязанность по защите своего народа, а Восхитительные пусть, как и раньше, рожают дочерей.

Алфея, и сама когда-то грезившая военными подвигами своих прародительниц, позволила им это сделать. Будь ее воля, она тоже объявила бы себя Воином – если бы не долг Верховной правительницы. Но она сделала так, чтобы Коллегия Воинов находилась у нее в прямом подчинении. Они, конечно, прислушивались к Совету и имели там своего представителя, но только ее распоряжения исполнялись Воинами беспрекословно.

Вспомнив о воинственных а-мазос, она поневоле задумалась над тем, почему никто до сих пор не напомнил ей о планете Лу-е и ее обитателях, так похожих на них самих. Она тут же собрала Совет и задала это вопрос жрицам:

– Это вы создавали учебный фильм по истории древнего мира, это была живая съемка ваших предшественниц. Почему за все это время, пока мы искали подходящих мужских особей, никто не сказал мне, что есть планета, на которой их с избытком? Они живут в домах, похожих на наши, одеваются, почти как мы, у них тот же культ прекрасного, что и у нас. Но главное – их мужчины одного с нами биологического вида! Так что не так?

Алфея заметила, как Геба быстро взглянула на Главную жрицу и тут же опустила глаза.

– Что не так, Кирена? – повторила свой вопрос Правительница.

– Заповедь, госпожа, – смиренно сказала та.

– Заповедь? То есть запрет? – растерялась Элфея. – Из-за чего?

– Там исчезла одна из Восхитительных. Не погибла в бою, не умерла из-за болезни, а просто пропала. Бесследно.

– Подожди, – удивилась Правительница. – Разве у прародительниц не было идентификационных меток, кристаллов слежения?

– Все это было. Но она исчезла. Я не знаю подробностей, потому что файлы были засекречены, а я тогда еще не родилась. Знаю лишь, что запрет наложен вашей прапрабабушкой.

– Понятно... – протянула Алфея. – Точнее, ничего не понятно. Геба, у тебя есть еще какие-нибудь сведения?

– Я возражаю, – встала Главная жрица. – Мы не нарушаем заповеди ваших предшественниц, госпожа. Ни под каким предлогом.

– А если это вопрос выживания, Кирена?

– Не думаю, что все у нас так плохо.

– Да нет же, очень плохо. Мы нашли новый дом, но так и не восполнили свои потери. Часть из нас уже не верит в саму возможность восполнения, и они стали Воинами. Но даже они не смогут защитить нас, если найдутся желающие прийти на готовое.

Главная жрица ничего не ответила, но и не стала возражать, когда Алфея вновь обратилась к своей подруге:

– Геба?

– Мы открыли эти файлы, – чуть замешкавшись, ответила жрица.

– «Мы»?

– Мы с Главной жрицей.

– Вот как? А я ничего не знала, интересно.

– Мы пытались найти решение, рассуждая так же, как вы, госпожа.

– И?

– Та Восхитительная будто растворилась в воздухе. Даже если бы ее тело сожгли и развеяли по ветру, кристалл указал бы ее местонахождение. Причем гораздо раньше – как только она угодила в беду. А тогда все сигналы оборвались одновременно.

– И что сделала основательница колонии?

– Она немедленно свернула апойкию. Все вернулись на А-ма.

– То есть она ничего не предприняла? Не провела расследование, а просто бежала?

– Там имелись некоторые обстоятельства, из-за которых все решили, что такова воля богов.

– Что? – не поверила своим ушам Верховная правительница. – Богов? Каких богов, Геба?

– Подземных, – ровным голосом ответила жрица.

Алфея приготовилась ущипнуть себя – уж не спит ли она? Геба, ее тихая подруга, никогда не верила в богов – и вдруг такое!

– Это те, что в Аиде, я правильно поняла? – ласково спросила она жрицу.

– Да.

– А почему не те, что жили на Олимпе, могу узнать?

– Можете, – так же спокойно ответила Геба. – Близкая подруга исчезнувшей рассказала, что у той незадолго до исчезновения появился мужчина. Он ей очень понравился, и она хотела родить от него.

– Так, – уже веселее отозвалась Алфея. – И он сказал, что он из Аида?

– Он ничего не говорил. Но когда они были первый раз близки, его глаза полыхнули огнем.

– Так, – задумчиво повторила Верховная правительница. – И на основе всего этого мифотворчества наша колония прекратила свое существование, а прекрасная планета Лу-е объявлена запретной? Просто замечательно.

– Ты должна больше доверять своим прародительницам, дорогая.

Когда Главная жрица обращалась к ней так неформально, стоило прислушаться, и потому Алфея дала жрицам еще один шанс:

– Хорошо. Тогда я хочу услышать не их заключения, а подтвержденные факты.

– Это был не первый случай встречи Восхитительных с богами, госпожа. Или полубогами – точно неизвестно, кто они на самом деле. Возможно, у них там тоже была своя колония, а их мир находится где-то в совершенно другом месте. Но они гораздо сильнее нас. Их бессмертие абсолютно – они не боятся болезней или ран. Убить их может только подобный им. И то лишь тот, кто выше по положению.

– Я слышала обо всем этом, Кирена. Об этом говорили в своих храмах жрицы на Лу-е. Думаю, это красивые сказки, не более того.

– Мы знаем то, о чем они знать не могли, потому что не бессмертны. Только бессмертные могут видеть свет в глазах друг друга. И лишь тогда, когда близки. В глазах подземных богов виден огонь, в глазах богов с Олимпа – небесный свет.

– А что они видят в наших глазах?

– Мы этого не знаем, – ответила Главная жрица. – Ни один из них не сказал, что там увидел. Но они сразу понимали, что мы не жители Лу-е.

– Забавно. – Алфея и правда не могла до конца поверить во все это. – Но тогда тем более непонятно, почему мы покинули ту планету. Раз это была не первая встреча с этими так называемыми богами, то пропавшая Восхитительная могла вернуться.

– Но сигналов не было, – вступила в разговор Геба. – А это означало, что ее нет на поверхности планеты. И даже на Олимпе, потому что священная гора все-таки находится на земле, и сигналы шли бы и оттуда. А вот из-под земли сигналы не слышны. Из Аида никто не возвращался. И тогда основательница колонии восприняла это как угрозу – подземные боги хотят, чтобы мы убрались с Лу-е.

– И мы убрались, – заключила Алфея. – Веселенькая история. Но я хочу своими глазами увидеть все эти файлы.

Свои глаза Верховную правительницу тоже не убедили. Точнее, она бы с готовностью последовала заповеди своей прародительницы, если бы на ней не лежала ответственность за возрождение своей расы. А для этого лучше всего подходили всего два биологических вида: один уничтожил ее народ на А-ма, а вот второй на Лу-е воссоздаст его. И это ее последнее слово.

Но осторожность еще никому не помешала, и потому, прежде чем отправить «Митеру-2» на Лу-е и основать там колонию, она огласила свои новые заповеди. Третья заповедь запрещала селиться вблизи прежней колонии. Четвертая касалась будущих избранников Восхитительных: «Если мужские особи будут вести себя необычно, – говорилось в ней, – не реагировать на искушающее касание или их глаза будут излучать свет, Мерцающие должны скрыть свою реакцию и при первой же возможности скрыться сами». Вступать в противоборство или применять обездвиживающее или смертоносное касание рекомендовалось только в крайнем случае. С теми, кого прародительницы посчитали богами, это могло и не сработать.

Сама Правительница не могла возглавить первую экспедицию на Лу-е, поэтому поручила основать колонию-апойкию своей лучшей подруге, жрице Гебе. Ее благоразумие и осторожность должны способствовать успеху.

И Геба повела с присущей ей осмотрительностью. «Митера-2» приблизилась к планете, которую Восхитительные знали как Лу-е, а сами жители называли Землей, и, включив невидимый режим, стала кружить по ее орбите и собирать всю возможную информацию. Как и следовало ожидать, цивилизация Лу-е продвинулась в своем развитии, но, к счастью, не слишком далеко.

Все последние десятилетия планету сотрясали революции и войны. Несколько лет назад закончилась одна из них, которую они называли Второй мировой, но, видимо, землянам этого показалось мало, и они явно готовились к третьей. Совершенно права Алфея: где мужчины, там всегда войны. И Геба еще раз мысленно поблагодарила Правительницу за первую заповедь.

Жрица отыскала на карте место, в котором в древние времена располагалась их колония. Сюда Мерцающим путь заказан точно. И даже если приземлиться севернее или восточнее, без шума не обойтись: картинку-то они научились отключать, а звук пока нет. Плюс после недавно закончившейся войны в этом регионе все настороже, так что лучше выбрать другое место.

Геба медленно перевела взгляд на противоположный край материка – на небольшом полуострове, который земляне называли Корейским, как раз намечалась очередная война. А, как известно, черную кошку труднее всего отыскать в темной комнате. Так не легче ли будет под весь этот шум спрятать там «Митеру-2»?

Пока она думала над этим, война уже началась – и ей пришлось принимать решения на ходу и очень быстро. Войска Северной Кореи стремительно продвигались к столице Южной Кореи. Город располагался на северном берегу реки, а южный был почти пуст – ну так, кое-где поля и все. Там Геба и решила посадить корабль.

Чтобы подстраховаться, она отдала приказ уничтожить мосты через реку – лишние свидетели ей были не нужны, а горожане в это время как раз пытались бежать от наступающих с севера войск. Ну, простите – Восхитительных не учили жалеть других, поэтому мосты были взорваны, а «Митера-2» совершила посадку и ушла под землю.

На изучении обстановки, языков и прочих прикладных наук потребовалось несколько лет, после чего Мерцающие покинули корабль и разъехались по разным странам и континентам. Им надо было не просто отыскать отцов для своих будущих дочерей, они должны были найти лучших, чтобы обеспечить себе, своему потомству и следующим поколениям колонистов стабильную и благополучную жизнь.

Первое поколение колонисток, включая Верховную правительницу, родив дочерей, сразу покидали Землю, воспитывая их на своей планете Н-ри. Но земная цивилизация развивалась высокими темпами, и стало понятно, что колонии будет легче остаться незаметной, если девочки до совершеннолетия будут жить и учиться на Земле. Таким образом, их матери, второе поколение колонисток, провели на Земле уже больше 20 лет.

Дочери же, достигнув восемнадцати лет, улетели с матерями на Н-ри, но уже через год вернулись обратно, чтобы построить свою собственную жизнь. Это было третье поколение Мерцающих, родившихся на Лу-е, и их уже трудно было назвать колонистками – для них настоящим домом стала Земля. К тому времени пост основательницы колонии и ответственной за всю ее жизнь перешел от Гебы к ее дочери.

 

2  3  4  Следующая

 



 Автор статьи Руста запретил комментирование данной статьи.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
06.01.11 20:14  Дорога к звездам*
14.09.10 21:11  Иллюзия
09.03.14 01:19  Найти Веру
30.05.10 21:00  Однажды ты придешь
28.02.10 00:24  Венские каникулы   Комментариев: 16
24.12.09 22:42  Новогоднее приключение в Париже   Комментариев: 11
31.10.09 23:20  «День рождения - грустный праздник…»   Комментариев: 6
27.09.09 14:52  Мой Темный Принц Война
12.07.09 15:08  Биология или Магия. Как появляются дети на свет*   Комментариев: 12
11.01.16 22:55  Двенадцать месяцев, или Клубника под снегом   Комментариев: 6
27.11.14 23:49  Забытая история
21.02.14 22:55  Стечение обстоятельств. Гадание
27.09.13 22:56  Пленница   Комментариев: 7
04.11.18 18:17  Мерцающие
23.12.16 22:42  Во всем виновата я   Комментариев: 4
28.09.13 23:49  Гробоискательница   Комментариев: 6
20.12.12 22:18  Пути любви. Тернистый   Комментариев: 9
26.02.12 16:31  Сделка с чужой совестью   Комментариев: 9
06.11.11 02:18  Пути любви. Извилистый
09.10.15 22:25  Пять   Комментариев: 7
28.02.10 21:36  Как любишь ты
16.08.12 21:03  Игры случая   Комментариев: 11
20.02.10 18:22  Падение   Комментариев: 11
10.03.16 02:27  Карантин   Комментариев: 6
12.10.15 21:39  Открытая книга   Комментариев: 5
20.02.10 18:23  F Menage a trois   Комментариев: 13
10.03.16 21:02  Липа   Комментариев: 6
13.01.16 22:39  Все чуждо нам в столице непотребной
06.12.14 02:15  Прорыв   Комментариев: 4
16.08.14 13:11  Хочу туда, не знаю куда
09.08.14 14:57  Послевоенная хроника
09.03.14 01:14  Отголоски прошлого
07.03.14 20:21  Неожиданные последствия необдуманных поступков   Комментариев: 7
28.09.13 20:06  Выбирая...   Комментариев: 7
20.12.12 22:21  Время назад   Комментариев: 7
20.12.12 14:15  Новый круг   Комментариев: 5
20.12.12 00:35  Застывает время на стене*
15.08.12 22:47  Слишком долго надежда держала   Комментариев: 14
28.02.12 20:42  Пути любви. Предначертанный   Комментариев: 9
11.11.11 12:44  Потерянная   Комментариев: 7
28.10.11 07:49  Летние приключения придворной ведьмы
03.05.11 09:42  И каждый раз навек прощайтесь...*
23.04.11 13:06  Если наступит завтра...   Комментариев: 8
06.01.11 22:35  Маятник
05.01.11 23:14  Обмани, но останься*
31.12.10 17:41  Музыка бывает разная...
22.12.10 22:24  Новогодний подарок   Комментариев: 9
19.09.10 21:15  Еще один шанс*
19.09.10 13:10  Желания   Комментариев: 7
15.09.10 21:31  И треснул мир напополам...*
30.05.10 21:00  В плену иллюзорных желаний *
20.05.10 21:43  Один забытый день   Комментариев: 7
28.02.10 01:55  Я загадала на звезду*
27.02.10 23:33  Salto mortale*   Комментариев: 10
26.02.10 17:33  У всего есть цена
01.11.09 00:38  Очарована, околдована, с рыжим гадом по-пьяни повенчана...*   Комментариев: 2
31.10.09 22:18  Ты принадлежишь мне…
27.09.09 22:32  Вечеринка в баре "У Честера"   Комментариев: 8
27.09.09 22:19  Крылья Судьбы, или Первая встреча с Юфони   Комментариев: 8
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение