Мерцающие
 

Следующие три дня Хейли провела только с Оливией и ее дочкой Юбин. В доме было тихо и спокойно – вместе они играли с малышкой на лужайке, загорали у бассейна, иногда выезжали в город. На четвертый день Ливи с виноватым выражением лица усадила подругу перед собой.

– Я знаю, ты переехала к нам, чтобы отдохнуть от работы и городской суеты, поэтому тебе необходима тишина, но мальчики...

– Мальчики? – Хейли не сразу поняла, о ком она говорит, но потом вспомнила, что она так называет группу мужа. – А что с ними?

– У них сейчас промоушен после выпуска альбома. Вертятся как белки в колесе: музыкальные шоу, передачи, интервью, встречи с фанатами. Такое время... А ведь им еще необходимо хорошо питаться, да и отдохнуть на природе тоже не помешает.

– А, – догадалась, наконец, Хейли. – Ты хочешь пригласить их пожить к себе?

– Да! – облегченно вздохнула Оливия. – Здесь им будет легче расслабиться и ни о чем не думать. Если только они не помешают тебе.

– Ну что ты. В тишине я уже отдохнула, сейчас можно и слегка взбодриться, – улыбнулась девушка. – А если без шуток, то они не могут доставить мне хлопот, поверь. У вас тут всегда найдется уголок для уединения. Если мне его захочется.

– Спасибо, – поблагодарила подруга. – Понимаешь, они ведь для нас не только вложение капитала, они как родные.

– Понимаю, – кивнула Хейли.

На следующий день парней в комплекте со всем необходимым выгрузили перед домом. Выгрузили – в самом прямом смысле этого слова: все выглядели настолько уставшими, что, забыв о своих вещах, как сомнамбулы вошли в дом и расползлись по комнатам. Чемоданами пришлось заниматься менеджерам и охране – под присмотром Оливии их неслышно занесли каждому в комнату. Туда же хозяйка не без помощи Хейли доставила подносы с травяными отварами и легкими закусками – вдруг проснутся и захотят немного перекусить.

К ужину спустился только старший – Джин. И то, устало поприветствовав всех, он попросил себе только горячий суп. Оливия с трудом уговорила его съесть немного лапши с тушеным мясом. Глядя на его измученное лицо, Хейли только тогда и поняла, каков на самом деле труд артиста.

­­___

 

Шуга проснулся от манящего аромата жареного мяса. Он привстал, глянул на стол, в душе надеясь, что угощение подали прямо сюда, но нет – запах явно доносился из открытого окна. Вздохнув, он повалился обратно в постель, но есть хотелось значительнее сильнее, чем спать, поэтому пришлось встать, принять душ, натянуть на себя шорты и футболку и отправиться на поиски источника аромата.

На кухне стояли миски с соленьями и острыми закусками, но мясом тянуло с внутреннего двора – кто-то явно решил побаловать их сегодня барбекю. Он спустился по ступенькам и увидел Хейли – в джинсах, в ковбойской рубашке с закатанными рукавами и в бандане, завязанной косынкой на голове. Юнги усмехнулся про себя: такой он ее не даже представлял.

Она заметила его и кивнула:

– Привет!

И снова вернулась к своему занятию: перевернула один стейк, потом другой, затем занялась овощами. Он встал рядом, молча наблюдая за ее работой.

– Никогда бы не подумал, что вы умеете делать барбекю.

Она рассмеялась:

– Это не барбекю, оппа. – Ее глаза лукаво блеснули, и она поправила себя: – Шуга-сси. Это всего лишь жареные стейки и овощи-гриль. Вот если бы мы смогли оказаться сейчас в Техасе, я приготовила бы вам настоящее барбекю – грудинку по-техасски.

– Вы там живете?

– Нет. – Ему показалось, что она чуть погрустнела. – Я живу в Нью-Йорке. Но когда училась в школе, на летние каникулы меня отправляли к дедушке в Техас, в Раунд-Рок. Слышали о таком?

Он покачал головой:

– Нет, мы выступали в Форт-Уэрте.

– Правда? – удивилась она. – Жаль, что я не знала. Обязательно приехала бы на концерт. Но Раунд-Рок не такой большой, как Форт-Уэрт. Но и глубинкой его не назовешь – скорее, это пригород столицы штата. Будете?

Хейли показала ему на готовый стейк, и он подставил под него тарелку, а потом сходил за маринованными овощами. Отрезав мяса и попробовав его на вкус, он довольно кивнул:

– Неплохо.

– Уверена, что барбекю вызвало бы у вас большие эмоции, – улыбнулась она.

– А чем они отличаются?

– О, говяжья грудинка для барбекю готовится 16 часов. Да-да, – добавила она, увидев, что он остановился есть. – Зато мясо остается очень сочным, а жирная часть становится такой хрустящей! Ох, даже самой захотелось вернуться туда и снова его отведать.

– Давно не были?

И снова ему показалось, что вопрос ей был не совсем приятен.

– Лет пять точно. Стало не к кому приезжать – дедушка умер.

– Извините.

– Ничего. Это ведь жизнь, правда? Люди когда-нибудь умирают.

– Ну да, – кивнул он.

– Вы сегодня другой, – сменила она тему, и он едва не поперхнулся.

– В каком смысле?

– Ну... – Она неопределенно махнула рукой. – На вас нет мейк-апа.

– А, это для выступлений и всего с ними связанного. Дома я, понятно, так не хожу.

– Ясно, – сказала она и положила новые порции мяса на решетку. – Значит, в тот день, когда мы познакомились, у вас были выступления?

Он перестал жевать и посмотрел на то, как она очищает готовые овощи. Жаль, что он не мог видеть ее лица.

– Да, мы в тот день выступали.

– Мя-я-ясо!!! – Во двор, как всегда наперегонки, вбежали младшие участники группы: Чонгук, Ви и Чимин.

И разговор между Шугой и Хейли прервался – к большому сожалению одной и к явному облегчению другого.

­­___

 

Хейли из-под полей своей широкополой шляпы украдкой наблюдала за Шугой. Интересно, какова вероятность того, что у двух совершенно разных людей будут похожие губы, руки и голоса? Впрочем, насчет последнего она сильно сомневалась – голос Шуги хотя и напоминал голос парня из Тэгу, но излагали они свои мысли совершенно по-разному: у одного было столичное произношение, второй же говорил на провинциальном диалекте. Разница между ними огромная – сеульцы говорили абсолютно ровно, лишь в конце вопроса могли немного повысить интонацию; парень же из лифта мало того, что коверкал слова, но и вся речь его была похожа на накатывающие волны.

Что касается губ, то вздернутая верхняя губа, конечно, казалась приметной и очаровательной, но встречалась здесь не так уж редко, в том числе и у мужчин. А вот руки... Руки у них обоих были необычными. Длинные и узловатые пальцы – это как плюс и минус, небо и земля: сочетаться могли нечасто. Обладатели длинных пальцев – романтики, легкомысленные и легковерные, открытые и творческие. Узловатые пальцы – знак того, что их обладатель твердо стоит на земле, закрыт и осторожен. Его Муза – логика.

Сочетание же выдавало человека, которого природа одинаково одарила и логикой и интуицией, в нем соседствовали творческое начало и аналитический ум. Это были руки поэтов, мудрецов и проповедников – тех, кто мог повести за собой. Хейли обратила внимание на пальцы парня из Тэгу еще в лифте, а сегодня хорошо разглядела и руки Шуги.

Прямо сейчас он стоял возле столика с прохладительными напитками и снисходительно наблюдал за шалостями младших. Ви выскочил из бассейна и, едва не поскользнувшись на плитке, громко рассмеялся и столкнул обратно в воду пытавшегося его догнать Чонгука. Пробегая мимо Хейли, он подхватил стоявший на ее столике коктейль и, отпив из него прямо на ходу, рванул в дом. Чонгук, выбравшись из бассейна, накинул на плечи полотенце и кинулся за ним.

Наблюдавшая за их гонкой Хейли не сразу заметила, как к ней подошел Шуга и поставил на столик такой же коктейль, какой у нее стоял раньше.

– Спасибо! – крикнула она ему вслед.

Он оглянулся и молча кивнул. Да! И еще оба они отвечают кивком на ее благодарность – нет, правда: не слишком ли много совпадений?

Вечером, пока парни доедали в столовой свой ужин, Оливия поманила ее за собой в гостиную. Присев на диван, она показала девушке на свои колени, предлагая ей лечь. Необходимость в «кушетке психоаналитика» возникала лишь тогда, когда на связь с Ливи выходила мать Хейли. Поэтому ей ничего не оставалось, как послушаться. Оливия погладила ее по голове и спросила:

– Как у тебя дела, дорогая?

– Ливи, я могла бы тебе просто рассказать, как у меня дела, без этих допросов.

– Не придумывай, это не допрос. Просто мама тоже должна знать, и я ей все передам.

– Ладно. Какие дела ее интересуют?

– Они интересуют нас обеих, дорогая. И они касаются твоего предназначения.

Хейли обреченно вздохнула, но ласковые поглаживания сделали свое дело – она расслабилась и выдала то, что хотела скрыть даже от себя.

– Я встретила одного парня и не могу его забыть. Да и не хочу.

– Так, – продолжила перебирать ее волосы Оливия. – И кто он?

– Обычный человек. Честно говоря, я даже не знаю, кто он и как его зовут. Мы просто оказались вместе в кабине лифта.

Ливи, как видно, сильно удивилась – даже перестала гладить ее по голове. Но после паузы все возобновилось:

– В лифте? И что же произошло между вами в лифте?

– О, – попыталась встать Хейли. – Вот только не надо всего этого!

Но твердая рука старшей подруги уложила ее снова обратно:

– Если не надо, то расскажи все сама.

– Да нечего рассказывать. Решили выпить по чашке кофе. Он обещал позвонить и не звонит.

– Ах, – удовлетворенно, как показалось девушке, вздохнула Оливия. – Значит, это было несерьезно, забудь.

– Боже, Ливи. Я же говорю: не могу, – едва ли не по слогам выговорила Хейли. – Он просто застрял в моем мозгу! Он уже чудится мне повсюду. Вот Мин Юнги на него похож, – сказала она как бы между прочим. – Ну так мне кажется.

– Юнги? – удивилась Оливия. – Он не ездит в лифте. Если только в их доме. Ну, или вместе с группой, менеджером и охраной. Там была охрана?

– Нет. Там не было ни группы, ни менеджера, ни охраны. Если бы они там были, вряд ли мы с ним даже заговорили, а вернее сказать, все мы не поместились бы в тот лифт.

– Понятно, – протянула Ливи. – Если тебе нравится Юнги...

– Да не нравится он мне! – попыталась было опротестовать вывод подруги девушка.

– Если он тебе действительно нравится, мы можем попытаться решить эту проблему.

– А это проблема?

– Дорогая, он участник нашей группы и должен думать о своей музыкальной карьере, ты же понимаешь? Мне не хотелось бы, чтобы он отвлекался.

– Ну, спасибо! – обиделась Хейли. – Получается, для тебя он важнее, чем я.

– Нет, ты не права. Подожди, – спохватилась она, – ты же говорила, что он тебе не нравится.

– Я не знаю, честно. Слушай, я чувствую себя ужасно глупо. Можно я встану?

– Подожди еще немного. Мама просила узнать про Донджу.

– У-у... – поморщилась Хейли. – Нет. Только не он.

– Он красив.

– Да.

– От него может родиться красивая дочь.

– А от Шуги еще и умная, – вспомнив о необычных руках айдола, сказала вдруг Хейли.

– Так тебе он все-таки нравится! – воскликнула Ливи.

– Да не знаю я! Честно. Разве можно желать одновременно двух мужчин? – Но, заметив, как вскинула брови подруга, Хейли запротестовала: – О, молчи-молчи! Не хочу это даже слышать.

– Ну ладно. Давай разберемся с первым. Почему ты не хочешь сама ему позвонить? Раз он так тебе понравился.

– Ты что?! Меня все-таки воспитывали на Юге. Звонить первой – моветон.

– Ладно, – устало вздохнула Оливия. – Тогда выкладывай все, что о нем знаешь.

– Да ничего я о нем не знаю. О! Я знаю, что он из Тэгу.

– Юнги тоже из Тэгу.

– Правда? – снова едва не подскочила на диване Хейли.

– Правда.

– Но тот говорил на диалекте, а у Юнги столичное произношение.

– Ну, если ты думаешь, что они забыли свой диалект, я тебя обрадую: они все – Шуга и Ви из Тэгу, Чимин и Чонгук из Пусана – могут прекрасно на нем говорить. Еще и Джей-Хоуп может, но он из другой провинции и диалект у него тоже другой. Ну а что ты удивляешься? Нет среди них коренных сеульцев! Но мы снова отвлеклись. Где ты его встретила?

– Ну я же говорю – в лифте.

Оливия рассмеялась:

– Мама твоя уже рыдает от смеха. Лифт, надеюсь, не посреди улицы стоял?

– Нет. В башне DongbuTower.

Подруга сразу перестала смеяться.

– Когда это произошло?

– В тот день, когда я к тебе переехала. Мы с Донджу завершили оформление сделки, сели в лифт, чтобы спуститься вниз, а там уже был этот парень из Тэгу. Потом Донджу...

– А что находится выше офиса? Что расположено на верхних этажах?

– Кафе и рестораны, – вспомнила Хейли. – И обзорная площадка. Так вот Донджу мне еще предлагал остаться – он пригласил выступить у себя какую-то известную группу... – Она замолчала и посмотрела на Оливию, а та на нее. – Нет-нет. Подожди, там никого больше не было. Никакой охраны, вообще никого.

– Старшие иногда переодеваются и выходят тайно. Купить для всех что-нибудь вкусненькое.

– Вы их не кормите, что ли? – удивилась Хейли.

– Я же говорю – вкусненькое. Читай – вредненькое.

– То есть теоретически это мог быть он?

– Практически тоже мог быть. Очень на него похоже.

– Хочешь сказать, что он уже не первый раз просил номера телефонов у встретившихся ему девушек?

– Боже, да при чем тут телефоны! Я говорю об этих тайных вылазках.

– Так, всё. – Хейли встала с дивана. – Сеанс окончен. Объясни мне тогда только одно: почему он ничего не сказал, когда увидел меня здесь? Типа «привет, это я!», «давай куда-нибудь сходим!»

– Ты меня об этом спрашиваешь? – тоже поднялась Оливия. – Дорогая, я не могу залезть ему в голову и узнать, чего он хотел. Но он явно хотел остаться неузнанным, что ему и удалось. Почти.

Они пошли вместе к выходу.

– А ты все-таки подумай про Донджу. Тебе ведь с ним не жить всю жизнь. А капитал приумножить наверняка удастся. А это немаловажный фактор. И опять же – он и правда красив. С этим ты спорить, надеюсь, не будешь?

– Да я лучше за Нитса замуж выйду! – вскипела Хейли.

– За этого своего рэпера из пригорода? – невозмутимо поинтересовалась Ливи.

– Да хоть из деревни! – все еще злясь, ответила девушка.

У входа в столовую стоял Юнги, и наверняка он слышал их последние слова, но Хейли, что называется, уже понесло. Она прошла вслед за Оливией на кухню, но душа требовала чего-то... не понять чего. Убедившись, что Ливи не следит за ней, она перевела свой браслет в режим искушающего прикосновения и вернулась к Юнги.

О чем она только думала! Впрочем, в тот момент она вообще не думала, она просто тронула его за плечо и сказала:

– Ой, у вас тут нитка к рубашке прилипла!

Он слегка вздрогнул, но промолчал, и она зашагала к лестнице. На середине пути она оглянулась – Шуга вошел в столовую и громко выговаривал остальным:

– Мне еще долго вас ждать? Хотели же новый трек послушать – быстро встали и бегом в студию!

Это было настолько невероятно, что Хейли не смогла даже удивиться. Она на автомате поднялась по лестнице, на автомате прошла по коридору и так же на автомате вошла в свою комнату. И только потом в памяти всплыла выжженная лазером в храме Афины четвертая заповедь: «Если мужские особи будут вести себя необычно – не реагировать на искушающее касание или их глаза будут излучать свет, Мерцающие должны скрыть свою реакцию и при первой же возможности скрыться сами».

Она что, должна скрыться? Покинуть Землю? Пожалуйста, только не это. Она еще не готова. Она не сможет.

Но если только она хоть словом намекнет на произошедшее Оливии, та, не задумываясь, отправит ее на Н-ри. Хейли подошла к окну и посмотрела на ночное небо. Значит, она ей не скажет. Точнее, она понаблюдает, как он будет вести себя дальше, и если заметит что-то подозрительное, сразу во всем признается Ливи.

 

Утром во время завтрака все вели себя как обычно. Младшие с сонными лицами дремали над мисками с супом, АрЭм, активно жестикулируя, рассказывал что-то Шуге, и тот кивал и время от времени вставлял что-то свое, но при этом не забывал и про еду. Джей-Хоуп пытался что-то сказать Чимину, но тот сидел слишком далеко и из-за рокочущего голоса лидера не мог его расслышать.

Джин сходил на кухню и принес всем чашки с кофе. Наклонившись над Хейли, которой по понятным причинам не удалось сегодня выспаться и вообще было ни до чего и ни до кого, он тихо сказал:

– Знаете, как называется печальный кофе?

Она помотала головой.

– Депрессо, – ободряюще улыбнулся он ей.

Хейли почувствовала жалость в его голосе и неожиданно для себя расплакалась. Все разговоры тут же прекратились, а Ви и Чонгук спросонья непонимающе уставились на нее.

– Хён, отвали от нее, – как-то уж чересчур спокойно сказал Шуга.

– Это не он, – захлебываясь от слез, сказала Хейли. – Это просто нервы. Извините.

И она выбежала из-за стола. Стоя перед зеркалом в ванной, она с ненавистью смотрела на свое заплаканное лицо – одна ошибка, один ее необдуманный поступок мог стоить жизни не только ей (уж она-то получила бы за дело), но и всем остальным Мерцающим, а она не могла, не хотела никому об этом рассказывать. И ради чего? Ради ее нежелания вернуться к сородичам? Ради нежелания покинуть Землю и отца? Или все-таки ради кого?

Она вспомнила немую, и оттого еще более страшную в своем беззвучном трагизме хронику убийств Восхитительных на А-ма. В школе она обожала историю древней Греции, но после того как ей исполнилось восемнадцать и она увидела этот фильм, она не прочла больше ни одну книгу на эту тему, не посмотрела ни один фильм. Может быть, ее народ и не был святым, но этого они точно не заслужили. А сейчас, получается, она готова подвергнуть уже Н-ри такой же опасности?

Нет. Умывшись, она села в кресло у окна и еще раз все хорошенько обдумала. А-ма уничтожили не боги и не полубоги – это сделали люди. Подобные тем, что живут здесь на Земле. И у жительниц А-ма не было браслетов Антиопы. Конечно, он не сможет уничтожить могущественных богов, но он может убить ее, остановить ее сердце. Об этом не говорили вслух, но каждая из Мерцающих понимала: он создан в том числе и для этого – ценой своей жизни защитить их род.

Но все же Хейли хотелось верить, что это не придется делать: браслет вчера вечером мог не сработать случайно. Мин Юнги ни капли не похож на бога – ну правда же! А вот почему он делает вид, что никогда ее не встречал, это большой вопрос. Если, конечно, в лифте башни и правда был он, а не кто-то другой.

Она покрутила в руке свой айфон – мужу Оливии наверняка известны номера телефонов всех его подопечных. Как только он вернется из Пекина, она сама попросит у него нужный номер. А пока ей необходимо лучше узнать самого Шугу.

Оливия как раз вернулась с рынка, и Хейли кинулась к ней:

– Мне нужна твоя помощь!

– В чем? – Подруга доставала из пакетов продукты и сразу раскладывала все по местам. – Хочешь клубнику? Крупная, свежая, а аромат какой!

– Спасибо, я потом. Ты как-то упоминала, что одна из нас увлекалась BTS. Даже вступила в фанклуб, ездила на их концерты. Помнишь?

– Ну конечно. Это Дженни.

– Дженни? – удивилась Хейли. – Она мне никогда об этом не рассказывала.

– Ну а зачем? Она делилась со мной. Я здесь живу, я знаю эту культуру. А вы этим никогда не увлекались, да и не собирались увлекаться.

Хейли вспомнила, что сказала почти то же самое Донджу, и смутилась:

– В этом нелегко разобраться.

– Ну, раз тебя уже один айдол заинтересовал, дальше пойдет как по маслу, – весело хмыкнула Ливи.

Хейли сделала вид, что не поняла ее намек:

– Она сейчас где?

– В Лондоне, ведет курс сценографии в Британской высшей школе дизайна. И, конечно же, работает над спектаклями. Режиссеры к ней в очередь записываются. Скажу по секрету, мы тоже записались. Впереди у группы тур, и Шихёк хочет что-то особенное.

– Она согласилась?

– Да. Уже работает над концепцией, готовит эскизы.

– А номер телефона у нее все тот же?

– Да, ничего не изменилось.

Уже в дверях Хейли решилась спросить:

– А где все? Что-то их не слышно.

– Хорошая звукоизоляция, дорогая. Они в рабочем крыле. Кто в студии, кто отрабатывает хореографию. К ланчу, надеюсь, соберутся здесь.

 

Дженни долго не отвечала на звонок, но потом, наконец, отозвалась:

– Да?

– Привет, Дженни.

– Да не туда! Поставьте его вон в тот угол! – ответила та криком. И потом снова повторила: – Да? Говорите. Извините, что отвлеклась – у нас тут премьера.

– Тогда я не вовремя? Я могу перезвонить позже.

– Да, пожалуйста, было бы прекрасно, – обрадовалась Дженни. – А давайте я вам сама перезвоню? Вы кто?

– Это я, Хейли.

– Хейли? – на том конце повисла тишина, а потом послышался радостный голос подруги: – И правда твой номер. Прости, здесь такая суматоха, что я даже не посмотрела, кто звонит. Сейчас я уйду со сцены, и мы поговорим. Но ты пока рассказывай, как твои дела, что происходит в Нью-Йорке. Или ты не...

– Или я «не», – прервала ее Хейли. – Я сейчас в Сеуле.

– Ну все, – выдохнула Дженни. – Сейчас я хорошо тебя слышу и могу спокойно говорить сама. Ты по делам в Сеуле или навестила Ливи?

– И то и другое. И третье, – подумав, добавила Хейли.

– И третье, – повторила за ней подруга. – Ну, тогда с третьего и начнем. Слушаю.

– Я хотела тебя расспросить немного о BTS.

– О бантанах? Да, я работаю сейчас над декорациями и костюмами к их осеннему туру, но вообще я давно не в теме. Знаешь, в старших классах школы я увлекалась ими. Они тогда только начинали. А сейчас звезды, могут позволить себе нанять меня, – рассмеялась она. – А что конкретно тебя интересует?

– Один из участников.

– О, только не говори, что Крольчонок! Мое бедное сердце не выдержит, если ты увлеклась моим биасом.

– Биасом? А это кто? И еще про Крольчонка, пожалуйста, подробнее.

– О, да ты же маггл!

– Маггл? Это же из «Гарри Поттера», да?

Дженни вздохнула:

– Ну ты полный маггл, факт. Так в Корее называют тех, кто совсем не разбирается в их поп-музыке. А ты даже не знаешь, кто такой биас! Это любимый участник группы. А Крольчонок – это мой любимый участник. Макнэ, младшенький – Чон Чонгук.

– А! Вот сейчас поняла. Спасибо, что просветила, – обрадовалась Хейли. – А почему Крольчонок?

– Ты его хоть раз видела?

– Да не раз.

– А как он улыбается, видела?

– Да, – медленно произнесла Хейли, пытаясь вспомнить, что такого в его улыбке.

– Ну, так ведь Кролик натуральный! Зубки, глазки, носик, – засюсюкала вдруг Джен.

– Э-э... Возможно, – ответила Хейли, у которой такой ассоциации при взгляде на Чонгука не возникало. – Высокий такой, здоровый. Откормленный кролик, точно.

– Правда? – удивилась подруга. – Подрос, наверное. А зубки куда делись?

– Слушай, я ему в рот не заглядывала, честно. Может, и на месте.

– Ладно, сама гляну на ютьюбе, – разочарованно хмыкнула Дженни.

– Меня Мин Юнги интересует, – подошла, наконец, к главному Хейли.

– Шуга? А что с ним?

– Да в порядке он. Полном. Просто мне хотелось узнать: предположим, я встретила бы его вне сцены. Например, в торговом центре.

– Ну да, некоторые АРМИ встречали их там.

– АРМИ?

– Так называется их фэндом. Ну, фанклуб BTS. Фанатки, в общем, их встречали. Не только в торговых центрах, кстати. Так что, встретила ты его там и?..

У Хейли от обилия новой информация голова пошла кругом, но она все же решила идти до конца:

– А потом я его встретила у Оливии. Точнее, это я думаю, что его. А может, это и не он вовсе. Вроде бы похож, а вроде нет. И у меня вопрос: мог ли он сделать вид, что меня не знает? Вот специально сделать вид.

– Да запросто.

– Почему? – удивилась Хейли.

– Ну ты сама подумай. Они же звезды. Айдолы! Их как увидят, так пищат: «Чонгукки!!! Шугачка!!! Чиминни!!!» Ну и так далее. Может, и ты такая же. Лучше перестраховаться.

– Тогда бы я и в торговом центре на него кинулась, наверное, – обиженно сказала Хейли.

– А вообще, знаешь, Шуга из всех них самый застенчивый всегда был. Или замкнутый – даже не знаю, какое слово лучше подходит. Может, потому и делает вид, что не встречал тебя.

– Юнги – застенчивый? Наверное, ты и правда слишком давно их не видела.

– Ничего, скоро увижу. Вот тогда я его за щечки и ущипну!

– Шугу? – испугалась Хейли.

– Нет, что ты! Крольчонка, конечно.

 

Разговор с Дженни не особо помог Хейли. Но вполне возможно, что поведение Юнги и правда объясняется закрытостью характера. И даже отсутствие реакции на искушающее прикосновение – тут девушка сложила руки и мысленно помолилась всем богам – могло объясняться его исключительным самоконтролем.

Немного успокоив себя этим, она решила заняться делами – их накопилось слишком много, ведь она позволила себе небольшой отпуск. Пора возвращаться к работе.

Хейли сидела в столовой за барной стойкой и изучала отчет, который ей прислали из компании. Она была так погружена в цифры, что не заметила, как кто-то вошел, лишь ощутила легкое, как дуновение ветра, дыхание на своем плече. Но и тогда она подумала, что кто-то включил в гостиной напротив кондиционер. Она собралась было поднять сползший с плеча тонкий свитер, как вдруг в мозгу сработал сигнал опасности – за спиной чужой.

Она замерла и прислушалась к звукам сзади: снова едва ощутимый вздох, а потом поцелуй – чьи-то горячие губы коснулись ее озябшего плеча. Боковым зрением она увидела темные волосы и длинную челку, и почему-то сразу подумала, что это Шуга. Но вместо того, чтобы отодвинуться или вскочить с места, она закрыла глаза и позволила его губам подниматься выше по шее. Как же ей было хорошо! Хейли словно утолила, наконец, жажду после долгого блуждания по пустыне.

– Юнги, – тихо простонала она.

И тут же все исчезло. Испугавшись, что сама все испортила, она оглянулась, но сзади никого не было. Она спрыгнула с высокого стула, выбежала в коридор – но увидела лишь Оливию, надевающую кроссовки на маленькие ножки дочери, и Юбин, с сосредоточенным видом наблюдающую за действиями матери.

– Ливи, ты никого здесь не видела?

Та посмотрела на нее с озадаченным видом:

– Никого. Тебе кто-то нужен?

– Нет. Мне просто показалось, что кто-то прошел мимо.

– Тогда это мы с Юбин. Правда, малышка? – обратилась она к дочке, и та кивнула с серьезным видом. – Прости, если отвлекли. Но мы старались это сделать незаметно.

Оставался только один шанс.

– А вы давно тут? – спросила Хейли.

– Нет. Но до этого мы сидели в гостиной и смотрели мультфильмы. И мимо нас тоже никто не проходил, не проползал, не пролетал.

– Не пролетал! – кивнув, подтвердила дочка Ливи.

Гостиная находилась здесь не в отдельной комнате, а занимала все свободное пространство первого этажа, так что им можно было верить. Ни тот, кто входил в дом с центрального входа, ни те, кто приходили сюда из левого или правого крыла, не смогли бы прошмыгнуть незамеченными.

Так что пришлось Хейли признать, что все произошедшее с ней было галлюцинацией или фантазией ее взбудораженного сознания. Она вернулась в столовую и выглянула во двор: неужели показалось? А если бы в тот самый момент кто-то вошел в столовую и услышал это ее молящее «Юнги»? Ужас-то какой!

Нет, пора ей с этим завязывать и возвращаться в реальность. Точнее, в Нью-Йорк. А уж если Шуга попытается связаться с ней и там, то придется, пусть с запозданием, но исполнить четвертую заповедь и навсегда покинуть Землю. Пожалуй, она сможет смириться с этим. Наверное, справится.

И тут вдруг зазвонил ее телефон. Будто бы ощутив ее терзания, Вселенная направила сигнал – звонил Донджу. Он пригласил ее на ужин, поспешив добавить, что это будет не личный, а официальный ужин с множеством гостей и торжественной церемонией освящения их нового предприятия. И если ей интересно посмотреть на этот древний национальный обряд, то почему бы... Хейли выслушала всё до конца и, к его радостному удивлению, согласилась пойти.

Она специально объявила об этом за ланчем, все еще надеясь, что если Шуга и есть тот самый парень из Тэгу, то он как-то выдаст себя, ведь Донджу как раз при нем пытался пригласить ее на что-то подобное, но нет. Он скользнул по ней ленивым взглядом и вернулся к еде. Но вот Джину от него опять «прилетело». А ведь анекдот оказался премилым. Или у нее настроение тогда было такое?

– Эй, Юнги! – обратился к нему Джин.

Тот, не отрываясь от тарелки, сказал как отрезал:

– Нет.

Но Джин не унимался:

– Что говорят моря друг другу?

– Не мог бы ты затк...

– Ничего! Они просто волнуются!

Все весело переглянулись, но, споткнувшись о суровый взгляд Шуги, снова принялись за еду. Впрочем, тот же Джин, видимо, вдохновившись ее выходом в свет, предложил участникам группы посидеть где-нибудь вечером, чем обрадовал всех, в том числе и Юнги.

­­___

 

Вернулись они вместе. Точнее, Донджу привез сначала Хейли, и она даже успела зайти в дом, но вслед за ней туда ввалились Шуга и Чимин. Хотя нет, Чимин, конечно же, не вваливался. Он, скорее, влетел. А вот покачивающийся корпус Юнги, ввалившись, грозил еще и свалиться. Поэтому Хейли попыталась как можно быстрее сбросить туфли и скрыться в своей комнате. Но не тут-то было: колеблющееся тело максимально отклонилось от положения равновесия – и придавило ее к стене.

Она вскрикнула, Шуга крякнул, Чимин матюгнулся. Впрочем, тут же извинившись, он попросил Хейли немного потерпеть, потому что ему надо снять обувь хёна, а вот после этого его с нее непременно снимут. Снимут – это точное выражение Чимина. Пришлось поверить, ну а что ей еще оставалось?

Пока Чимин возился со шнурками его кроссовок, Юнги попытался принять вертикальное положение, опираясь при этом почему-то на ее бедра. Когда Хейли хлопнула его по рукам, он снова потерял равновесие и навалился на нее. Наверное, со стороны это смотрелось комично, но ей было не до смеха. Она вспомнила, как в подобной ситуации парень из Тэгу загораживал ее от выпивших мужчин, и подумала, что тот точно не Шуга.

Входная дверь открылась, и внутрь вошел Чонгук. Заметив беспомощное выражение лица Хейли и хёна, уткнувшегося носом в ее макушку и, скорее всего, там и отключившегося, младший не растерялся и, подвинув ногой Чимина, легко подхватил Юнги и понес его вверх по лестнице. В комнате Шуги он осторожно уложил того на кровать и уселся рядом.

– Знаешь, хён, а она ведь очень даже хороша собой. И, как рассказывал Рэпмон...

– Хён! – сердито отозвался Юнги.

– Прости. Как рассказывал Рэпмон-хён, она занимает там у себя высокий пост. Сделки с недвижимостью, покупка-продажа земли – это ведь все очень доходно. Она могла бы купить вам хороший дом здесь, а ты со временем организовал бы свое агентство. Разве плохо, хён?

Шуга долго молчал, но, когда младший уже решил, что так и не дождется ответа, все-таки сказал:

– Чонгукки, ты ведь у нас золотой макнэ – талантливый, умный. Но такой дурак.

­­___

 

Переодевшись в своей комнате, Хейли спустилась в столовую. Она достала из холодильника лед, бросила несколько кубиков в стакан и плеснула туда виски. Ожидая, пока лед немного растает, девушка прошла на кухню, спустилась по ступенькам во внутренний двор и постояла там, глядя на поверхность воды, в которой отражались звезды. Вышедшая на террасу Оливия перегнулась через перила и спросила ее:

– Ну как у вас с ним?

– С кем?

– С Донджу, конечно. Все хорошо?

– Нормально. Поужинали, все замечательно.

– Мальчишки вернулись, не видела?

– Видела. Шуга пьяный, еле на ногах стоял.

– Да ты что! – рассмеялась Оливия. – Он из них самый крепкий, никогда не пьянеет. С Шихёком иногда даже соревновались, кто первый отключится. И никогда он. Так что тебе показалось.

«Ага, показалось. Что-то часто он стал мне казаться», – подумала Хейли, но вслух ничего не сказала.

– Ну ладно, – помахала рукой подруга. – Тогда я обратно, спать. Завтра все мне расскажешь.

– Обязательно.

Постояв еще немного, Хейли вернулась в дом. В столовой кто-то выключил свет – наверное, Ливи. Она снова нажала на выключатель и прошла к окнам, чтобы опустить шторы. Вернулась назад – и увидела в дверях Юнги. На нем были широкие пижамные штаны и такая же куртка. Хейли стояла, не зная, чего от него ждать, и вообще – зачем он здесь?

А он тем временем подошел к столу, взял стакан с виски, подержал в руках, поднял к свету, повертел – и залпом выпил.

– Вообще-то это я себе налила, – сказала она.

– Не стоит такой, как вы, начинать пить в одиночестве по ночам. Это плохая и вредная привычка.

– Неужели? – снова не смолчала Хейли.

– Абсолютно, – ответил он, взъерошив и так уже взлохмаченные волосы, и вышел.

– Как же ты меня достал, чертов Юнги, – мрачно сказала она ему вслед.

Поговорить с Оливией в этот день им так и не удалось: утром за ней и Юбин заехали родителя Шихёка и увезли обеих на какой-то большой детский праздник, а потом с ночевкой к себе. Зато Хейли разобралась, наконец, с делами и могла сейчас позволить себе пожить в Сеуле еще несколько дней.

Айдолы Шихёка тоже весь день провели в рабочем крыле, так что увидела она их только вечером. Да и то могла бы не увидеть, если бы не начала искать свои часы и не вспомнила, что положила их на время ужина с Донджу в клатч, а клатч после вчерашнего торжественного выноса тела Юнги она оставила в гостиной.

Хейли спустилась вниз, но там уже сидела вся группа в полном составе. Джей-Хоуп, узнав, в чем дело, взялся помочь ей отыскать клатч – там, где она его вчера оставила, уже сидел их лидер. Вряд ли Намджун мог сесть на него и не почувствовать этого – все-таки клатч не горошина, а АрЭм не принцесса.

Но оказалось, что мог – когда Хейли с Джей-Хоупом и примкнувшими к ним Джином и Чимином обыскали всю гостиную, Шуга соизволил высказать предположение, что клатч находится там же, где и был. И оказался прав. Из-под растерянного и смущенного Намджуна извлекли дорогой сердцу Хейли клатч, и она уже поднималась наверх, когда услышала, что в гостиной кто-то произнес ее имя.

Ведь твердила, твердила ей и остальным девочкам их воспитательница в частной школе-пансионе: если не хочешь услышать о себе плохое, не подслушивай чужие разговоры. Но нет. Каждый учится на своих ошибках, а не на чужих. Хейли не стала подниматься дальше в свою комнату, наоборот – она спустилась на несколько ступенек ниже, чтобы услышать, что о ней говорят.

 

– Она настоящая леди, образованная, с хорошими манерами, – сказал Джин. – И в то же время успешная деловая женщина. Такая мягкая сила.

– Скорее, мягкое «нет», – ответил ему Намджун. – Я уже рассказывал Юнги, как она отказала Джихёну-сонбэ. А вчера ее пригласил на ужин внук главы корпорации Dongbu Steel. Интересно, этот своего добьется?

Шуга молча смотрел телевизор, будто разговор его вовсе не касался.

– Хейли-ёса шикарная, что уж говорить, – подал голос Ви. – И хотя виду не подает, но ты, хён, ей явно по вкусу.

– Я вообще охрененный и многим по вкусу, но в моем вкусе немногие, – отозвался, наконец, Юнги.

– Ну а она-то в твоем вкусе, хён? – не отставал от него Ви.

Шуга проигнорировал вопрос.

– Мы же не слепые, видим, как вы поглядываете друг на друга. Будто в засаде сидите, ждете, кто первый в ловушку угодит.

– Ты заткнуться не можешь? – оторвался Шуга от экрана. – Достал уже. Не до баб мне. Ничего не хочу о них слышать.

– Слышать не хочешь, а ее хочешь. Видно же, – ухмыльнулся Ви.

– Заткнись.

– Что за глупости ты говоришь, Тэхён? – вмешался в их разговор Джин. – Она гостья Оливии-нуны, у нее тут свои дела, а Юнги занимается своими. Через три месяца тур, о чем ты вообще думаешь?

– О женщинах, хён. О сексе. Лично я не отказался бы ее трахнуть. Даже перед туром. Особенно перед туром.

Джин остолбенел, Чимин нервно хихикнул, Намджун схватился за голову, а Юнги молча встал, подошел к Ви и врезал ему по затылку.

– Айщ! – ругнулся тот. – За что? Вечно так – ни себе, ни людям. Трахни ее сам тогда и успокойся.

– Я пока спокоен, – заговорил Шуга на диалекте, а делал он это не слишком часто, так что Ви стоило поостеречься. – Но уже вот-вот, совсем скоро, спокойствие мое закончится

– Заткнись уже, Тэ, – тихо сказал Чонгук.

– Я тебе не Тэ, – возмущенно завопил Ви. – Я тебе хён, совсем распустился!

– С тебя пример беру – огрызнулся младший.

– Хватит! Замолчали все! – рявкнул на них лидер, и в гостиной вновь наступила тишина.

Наверху вдруг хлопнула дверь, послышались стук каблуков и звук, как будто по полу волокли что-то тяжелое. Юнги выматерился и пошел к лестнице. Ви двинулся вслед за ним, хотя Чонгук и пытался его удержать.

Хейли с невозмутимым выражением лица и ярким румянцем на щеках тащила чемодан вниз по ступенькам. Юнги поднялся и попытался его у нее перехватить. Не без труда, но ему это удалось, и он вышел с ним во двор вслед за Хейли. Она позвонила охране и попросила пропустить такси. Юнги поставил чемодан под въездную арку и, досадливо поморщившись, сказал ей в спину:

– Поздно уже. Могли бы и завтра уехать.

Ви, стоящий позади него, закатил глаза, стукнул себя кулаком по лбу, но благоразумно промолчал. Хейли тоже молчала и смотрела на открывающиеся ворота и въезжающий автомобиль.

– А как же кофе? – выдавил, наконец, из себя Юнги.

Хейли тут же повернулась, прищурилась – и швырнула в него сумку. Он ловко ее поймал.

– Я хотела попить кофе с простым парнем из Тэгу, – почти ласково начала она. – А не с заносчивым айдолом с побрякушками в ушах! – торжествующе закончила девушка.

– А серьги-то мои вам чем не понравились? – искренне удивился Шуга.

Ви снова стукнул себя кулаком по лбу, затем подошел к хёну, забрал у него сумку и отнес ее Хейли. Он открыл дверцу машины, помог девушке в нее сесть, а потом наклонился и тихо сказал:

– Вам надо быть осторожнее. Вы же не бессмертная?

Хейли нервно моргнула:

– Нет!

– Ну вот и не надо так. Швырять в него чем попало.

Когда машина отъехала, он спросил у Юнги:

– А чего это она о Тэгу заговорила, ты был с ней знаком и раньше?

– Да, – буркнул Шуга.

– Тогда всё ясно, – тихо присвистнул Тэхён.

Шуга присел на ступеньки и уставился на ворота. И тогда Ви на свой страх и риск попытался его расшевелить:

– Я тоже так-то простой парень из Тэгу и мог бы с ней замутить вместо тебя. Она ничего так... – весело хмыкнул он.

– Ты мой земляк, Тэхён, – сквозь зубы процедил Шуга. – И еще я считаю тебя другом. Но попробуешь подкатить к ней на своих шарах, я оторву тебе член. И шары тоже, – добавил он, не повышая голоса.

– А я что? Я ничего, – радостно улыбаясь, будто бы и не ему была адресована эта страшная угроза, сказал Ви. И чуть помолчав, все-таки спросил: – А что же ты вел себя с ней как с чужой, хён? Не дело это.

– Знаю, – пробурчал Шуга. – И разберусь. А ты не пока не лезь, куда не просят. В наши с ней дела.

– Ну а куда мне лезть? Может, конечно, сюда еще одна подруга Оливии-нуны заглянет... – огорченно вздохнул Тэхён и, не удержавшись, снова попытался кольнуть друга: – Раз с твоей нельзя.

Шуга взглянул на него исподлобья, но не повелся – лишь поднялся со ступенек, потянулся и небрежно протянул:

– Будет еще и на твоей улице праздник. Повеселишься вволю.

– Ну, раз ты это сказал, так и будет, – рассмеялся Ви. – Ты же у нас провидец.

­­___

 

– Придумала тоже! – громко ворчала Оливия, доставая из багажника чемодан. – На один день! Только на один день я оставила ее одну, и она вернулась в отель! – Ливи втащила чемодан в дом и оглянулась на Хейли: – Ты так и не скажешь, что здесь произошло? – уже тише спросила она.

– Ничего не произошло. Просто захотелось пожить одной.

– И такая сумасшедшая идея тебе пришла в голову именно ночью? То есть до моего возвращения ты подождать не могла? Прости, конечно, что я не приехала утром. Но бабушка и дедушка Юбин давно ее не видели, так что пришлось задержаться. Иначе я вытащила бы тебя из отеля еще утром!

– Ливи, все хорошо. Я прогулялась по городу, купила своим подарки. И честно, я могла бы остаться в отеле. Все равно скоро уезжать.

– И все-таки, наверное, мальчишки тебя чем-то обидели!

– Нет! Я уже тебе говорила.

– Ладно. Верю. Просто в доме, кроме них, никого не было, вот я и подумала: может, вы поссорились?

Она пытливо всматривалась в лицо подруги, но та казалась совершенно спокойной, и Оливия оставила свои попытки докопаться до истины.

– Чонгук подошел ко мне и попросил вернуть тебя обратно. Как будто я без него это не сделала бы. Но он милый, хороший мальчик, так что я ему не стала ничего говорить, только пообещала выполнить его просьбу.

Она остановила проходящего мимо и поздоровавшегося с Хейли Джей-Хоупа:

– Ты не видел, где Тэхён?

– Он в зале для практик, играет с Юбин.

– Попроси его, пожалуйста, привести ее. И собирайтесь к столу, пора ужинать. Чемодан пока не поднимай, – обратилась она уже к подруге. – В комнате остались твои вещи и второй чемодан, так что есть во что переодеться. А этот потом занесет кто-нибудь из парней.

Но когда Оливия скрылась на кухне, Хейли все-таки покатила чемодан к лестнице – подумаешь, один этаж. Вчера же стащила. Хотя, конечно, вчера было легче – всё у нее внутри клокотало от ярости. В таком настроении она бы и Минотавра скинула с лестницы.

Видите ли, по нему все с ума сходят! И она тоже. Так вот нет – даже если она и сошла с ума, то не по нему, нет. А сама по себе! Чертов айдол. Идол! Каменный истукан! – вновь разозлилась она на Юнги.

– Давайте я вам помогу, Хейли-ёса, – потянулся к ручке чемодана подошедший сзади Намджун.

И он тоже слышал, что о ней вчера говорили. Да и он сам... А что Джихён? Хороший, но ведь сердцу не прикажешь. А без любви ей еще рано. Она может позволить себе подождать. И может, еще дождаться того, от кого у нее родится дочь, которая всю жизнь будет ей напоминать о том самом единственном, который был однажды в ее жизни.

Подождав, пока все поужинают – сама она перекусила в центре города, – Хейли спустилась вниз, чтобы выпить успокаивающий травяной отвар. После этого она собиралась посмотреть у себя какой-нибудь старый фильм и лечь спать пораньше.

На кухне, как назло, ей встретился Ви. Он поздоровался и молча наблюдал, как она наливает себе травяной чай.

– Может, хотите сладкого? – Он подвинул ей коробку с турецкими сладостями. – Сегодня нам подарили. Вкусные.

– Спасибо, нет. Только не на ночь, – улыбнувшись, покачала она головой.

Ви снова замолчал, но не спешил уходить, и, наверное, наступила ее очередь продолжить общение. Она задала ему вежливый, ничего не значащий вопрос:

– Как прошел день?

– Хорошо. Записывали песню. Сначала в агентстве, потом здесь. А Шуга-хён уехал, – вдруг ни с того ни с сего добавил он.

Ей, конечно, лучше было бы промолчать, но она же воспитанная девушка, поэтому вежливо поинтересовалась:

– Далеко?

– В Тэгу.

Хейли словно ударили в солнечное сплетение, но она удержала дыхание:

– Понятно.

Но Ви не унимался:

– Хотите, позвоню ему? Скажу, что вы вернулись.

– О нет, спасибо. Это лишнее.

– Вы ведь вчера поругались.

– Поругались? О нет, – снова повторила она. – Это было просто недопонимание. Мы не настолько близки, чтобы ссориться. А уж тем более ругаться.

– Ну да, конечно, – кивнул Тэхён.

 

Она не привыкла рано ложиться и, наверное, поэтому долго ворочалась в постели – пыталась заснуть то на правом, то на левом боку. В конце концов Хейли уткнулась лицом в подушку – и вдруг почувствовала, что в комнате есть еще кто-то, помимо нее. Она подняла голову и увидела его.

Юнги сидел в кресле возле окна и смотрел на закат. Красноватый отблеск от заходящего солнца придавал его лицу какой-то зловещий оттенок – он казался не живым человеком, а отлитой из металла статуей. Неподвижный, он продолжал смотреть в окно, и Хейли, хотя и была немного напугана, но встала с кровати и босиком осторожно подошла к нему.

– Эй, – тихо сказала она ему.

– Да? – Он глубоко вздохнул и, наконец, повернулся к ней лицом.

– Как ты сюда попал?

– Прошел сквозь стены? – усмехнулся он.

– Я не об этом. Я не запирала двери. Но ты же должен быть в Тэгу!

– Что мне там делать? – искренне удивился Юнги.

– У тебя там, наверное, родные?

– Своих родных я давно перевез в Сеул.

– Значит, Ви солгал мне.

– У Ви неуемная фантазия, – согласился Юнги.

Он обвел Хейли тяжелым взглядом, и она сразу же осознала, что стоит перед ним, прикрытая лишь небольшим лоскутом шелковой ткани.

– А, ну тогда ладно, – отступила она назад.

Но Юнги успел ухватить ее за руку и посадил к себе на колени.

– Мне кажется, мы не о том говорим, – сказал он. – Думаю, нам вообще надо прекращать говорить. Хватит уже.

Он коснулся губами ее голого плеча, потом другого. Она вздрогнула – его губы казались очень холодными, как будто ее и впрямь целовала статуя. Но потом выдержка ему изменила, и поцелуи стали жарче, затягивая в омут страсти и ее. Она расстегнула на нем рубашку, чтобы почувствовать под руками его тело – живое, горячее. Зарывшись лицом в его волосы, она всхлипывала, ощущая, как он прикусывает кожу на ее шее, а потом зализывает укушенное место.

Его руки исследовали ее тело, и она боялась, что больше не выдержит напора его настойчивых прикосновений – Хейли выгнулась, посмотрела ему в глаза и вновь прильнула, прошептав:

– Я так хочу тебя.

Ничего говорить больше и не требовалось – Юнги расстегнул свои брюки и насадил ее на себя. Она вобрала его и сжала так крепко, что он нетерпеливо застонал и начал двигаться в ней, помогая себе руками – приподнимая и опуская ее на себя.

Когда она уже была близка к разрядке, он вдруг встал и понес ее к кровати. Навалившись сверху, стал с силой толкаться в нее, задевая жесткой тканью брюк внутреннюю часть ее бедер, и она, обхватив его ногами, прижимала еще крепче, чтобы он вырывался из ее захвата и вновь приникал, удерживаемый той же силой, какой привязал ее к себе. Там, в кабине лифта – одним взглядом, одним звуком своего хрипловатого, гипнотизирующего голоса.

Его движения стали настойчивее, она чуть расслабила свои объятия, потому что хотела видеть, не только ощущать, но и видеть, как оргазм заволакивает туманом его глаза и самой потеряться в этом тумане. Он хрипло застонал, и она, закусив губу, в последний раз откинулась назад, чтобы вернуться и увидеть.

Увидеть языки пламени в его глазах. И ощутить, как внутри нее все сразу умерло.

 

Предыдущая  1  2  3  4  Следующая

 



 Автор статьи Руста запретил комментирование данной статьи.

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
06.01.11 20:14  Дорога к звездам*
14.09.10 21:11  Иллюзия
09.03.14 01:19  Найти Веру
30.05.10 21:00  Однажды ты придешь
28.02.10 00:24  Венские каникулы   Комментариев: 16
24.12.09 22:42  Новогоднее приключение в Париже   Комментариев: 11
31.10.09 23:20  «День рождения - грустный праздник…»   Комментариев: 6
27.09.09 14:52  Мой Темный Принц Война
12.07.09 15:08  Биология или Магия. Как появляются дети на свет*   Комментариев: 12
11.01.16 22:55  Двенадцать месяцев, или Клубника под снегом   Комментариев: 6
27.11.14 23:49  Забытая история
21.02.14 22:55  Стечение обстоятельств. Гадание
27.09.13 22:56  Пленница   Комментариев: 7
04.11.18 18:17  Мерцающие
23.12.16 22:42  Во всем виновата я   Комментариев: 4
28.09.13 23:49  Гробоискательница   Комментариев: 6
20.12.12 22:18  Пути любви. Тернистый   Комментариев: 9
26.02.12 16:31  Сделка с чужой совестью   Комментариев: 9
06.11.11 02:18  Пути любви. Извилистый
09.10.15 22:25  Пять   Комментариев: 7
28.02.10 21:36  Как любишь ты
16.08.12 21:03  Игры случая   Комментариев: 11
20.02.10 18:22  Падение   Комментариев: 11
10.03.16 02:27  Карантин   Комментариев: 6
12.10.15 21:39  Открытая книга   Комментариев: 5
20.02.10 18:23  F Menage a trois   Комментариев: 13
10.03.16 21:02  Липа   Комментариев: 6
13.01.16 22:39  Все чуждо нам в столице непотребной
06.12.14 02:15  Прорыв   Комментариев: 4
16.08.14 13:11  Хочу туда, не знаю куда
09.08.14 14:57  Послевоенная хроника
09.03.14 01:14  Отголоски прошлого
07.03.14 20:21  Неожиданные последствия необдуманных поступков   Комментариев: 7
28.09.13 20:06  Выбирая...   Комментариев: 7
20.12.12 22:21  Время назад   Комментариев: 7
20.12.12 14:15  Новый круг   Комментариев: 5
20.12.12 00:35  Застывает время на стене*
15.08.12 22:47  Слишком долго надежда держала   Комментариев: 14
28.02.12 20:42  Пути любви. Предначертанный   Комментариев: 9
11.11.11 12:44  Потерянная   Комментариев: 7
28.10.11 07:49  Летние приключения придворной ведьмы
03.05.11 09:42  И каждый раз навек прощайтесь...*
23.04.11 13:06  Если наступит завтра...   Комментариев: 8
06.01.11 22:35  Маятник
05.01.11 23:14  Обмани, но останься*
31.12.10 17:41  Музыка бывает разная...
22.12.10 22:24  Новогодний подарок   Комментариев: 9
19.09.10 21:15  Еще один шанс*
19.09.10 13:10  Желания   Комментариев: 7
15.09.10 21:31  И треснул мир напополам...*
30.05.10 21:00  В плену иллюзорных желаний *
20.05.10 21:43  Один забытый день   Комментариев: 7
28.02.10 01:55  Я загадала на звезду*
27.02.10 23:33  Salto mortale*   Комментариев: 10
26.02.10 17:33  У всего есть цена
01.11.09 00:38  Очарована, околдована, с рыжим гадом по-пьяни повенчана...*   Комментариев: 2
31.10.09 22:18  Ты принадлежишь мне…
27.09.09 22:32  Вечеринка в баре "У Честера"   Комментариев: 8
27.09.09 22:19  Крылья Судьбы, или Первая встреча с Юфони   Комментариев: 8
Добавить статью | Хроники Темного Двора | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение