Нить на запястье (18+ )

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов раздела VIP  •  Справка для читателей раздела VIP

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 20:44

 » Нить на запястье (18+ )  [ Завершено ]

Здравствуйте! Тема и история, о которой мы долго говорили...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!! lighten : выкладка здесь будет происходить в более медленном темпе, нежели привычно для меня, в связи с обстоятельствами, о которых я предупреждала.


НИТЬ НА ЗАПЯСТЬЕ

Жанр: СЛР 18+

Серия: АМУЛЕТЫ книга 2

первая книга в серии "Оберег для дракона", однако события в романах идут параллельно, можно читать непоследовательно.



Аннотация: Они не давали воли обоюдному влечению, не желая усложнять и без того непростую ситуацию. Два человека, способные понять друг друга без слов, и никогда даже не обнимавшиеся по-настоящему. Он воевал с ее братьями, а она… Она тоже с ними воевала. Только он об этой борьбе не знал. Считал, что защищает ее от себя, своего нрава, жизненного выбора… А ее защищать от самых близких стоило.
Оба имели влияние, положение и власть, но когда ситуация стала критической - оказалось, что могут рассчитывать только друг на друга. Рискнет ли он принять ее помощь и поддержку, зная, что подвергает этим ее еще большей опасности? Или отвергнет ее любовь, оберегающую его по жизни, подобно красной нити на запястье…


Подпись от Изума


Код:
[url=http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=22980][img]https://img-fotki.yandex.ru/get/373238/408199552.6/0_4cee0b_e7b3406b_orig.gif[/img][/url]


Шикарная обложка от ИЗУМА



ВНИМАНИЕ! ФАЙЛ - ЕПАБ -- это БОНУС к РОМАНУ, а не сам роман.
Роман - файл ФБ2


  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (kosmet)

  Подписка Подписаться на автора

  Скачать Главы в версии для чтения и печати

  FB2 Скачать вычитанный файл FB2
  EPUB Скачать вычитанный файл EPUB

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: kosmet; Дата последней модерации: 14.10.2018

Сделать подарок
Профиль ЛС  

alen Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 28.06.2009
Сообщения: 1693
>24 Ноя 2017 20:46

Спасибо.
С нетерпением буду ждать новую историю Flowers
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Жасмина Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Золотая ледиНа форуме с: 29.06.2011
Сообщения: 955
>24 Ноя 2017 20:50

Олечка! Привет!! Спасибо!! Я давно заинтересовалась историей Олега и Марии, еще из "Зарисовок"!! Конечно, я - читателях!!! Flowers Flowers wo tender
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Katya-Pohilinsksya Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 22.04.2016
Сообщения: 291
Откуда: СБ
>24 Ноя 2017 20:56

Оля, добрый вечер!!
С новой историей и тебя и всех нас!!!
С нетерпением буду ждать!!! Ждать столько,сколько нужно (это к твоей глобальной занятости в реале и к твоему участию в новом проекте)
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Татьянка Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 17.01.2009
Сообщения: 5666
Откуда: СССР
>24 Ноя 2017 20:58

С новой темой поздравляю.
Жду новую историю.
_________________
Не выбирайте удобных и простых людей.Выбирайте сложных,сумасшедших.Именно с ними вы научитесь жить.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 20:59

 » Образы героев






_________________
Спасибо за подарок Лена Кулеменатоh!Спасибо, Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Марфуша Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Янтарная ледиНа форуме с: 19.04.2017
Сообщения: 302
Откуда: г. Москва
>24 Ноя 2017 21:05

Оля, с новой темой
Я в читателях
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 21:05

 » Для тех, кто пропустил Зарисовки...

Зарисовка 1
Бокал вина
Два часа ночи. В это время сложно оставаться бодрой и веселой, тем более, если накануне отработал полноценный рабочий день. И все же ее не клонило в сон. Не было усталости, да и разум оставался ясным, нарушая законы физиологии «жаворонков», к которым она любила себя причислять. Что в который раз за ее жизнь доказывало - если есть цель, все остальное, включая физиологию, вполне может отойти на второй план.
Мария медленно заглушила двигатель авто, вынула ключ и посмотрела через лобовое стекло на место своего назначения.
Иллюминация все еще ярко мигала, привлекая внимание, несмотря на то, что клуб уже полчаса как был закрыт. Впрочем, Маша приехала не в клуб. Просто такое сияние, больше похожее на блеск новогодней елки, было сложно пропустить. Оно мерцало в глазах, рассеивая внимание и сосредоточенность. А вот немного сбоку, куда менее приметное в темноте, высилось пятнадцатиэтажное здание, теряющееся в ночи. Ее цель располагалась именно здесь, на втором этаже.
Прихватив свою сумку и папку с документами, она вышла во влажную и промозглую ночь. Захлопнула дверь, немного усталым движением руки расправила плащ на плечах. Стоило ей ступить на мокрый асфальт и только повернуться в сторону бизнес-центра, как из тени выдвинулась массивная фигура охранника. Словно бы ей без слов давали понять, что посетителям здесь, тем более в такое время, вовсе не рады. Но Марию подобным было сложно отпугнуть.
Распрямив спину, она уверенным шагом двинулась именно в сторону этого охранника. И входа в бизнес-центр, соответственно.
- Эй, дамочка, понятия не имею, что вы здесь забыли, но мы закрыты, - охранник немного хамовато перекрыл ей проход, стоило Маше подойти к ступеням.
Навис, остановившись на верхней ступени крыльца. Прямо над Марией.
- Для меня откроют, - не споря, тихо проинформировала она, лишь немного замедлив свое движение.
И уверенно сделала шаг в обход.
- Ты плохо слышишь, или что? - явно не восприняв ее серьезно, вероятно, из-за позднего времени, рявкнул охранник, двинувшись ей наперерез.
Но буквально спустя мгновение ругнулся, замерев, и резко оглянулся назад. После чего тут же вытянулся по струнке.
Маша слышала глухой звук удара. Подзатыльник? Не сильный. Наверняка, больше унизивший этого парня, чем причинивший боль.
Не комментируя, она подняла глаза.
- Извините, Мария Ивановна, Никита у нас новый. Очень рьяно выполняет обязанности, - в открытых дверях появился силуэт еще одного человека. Явно начальника уже известного ей охранника.
Скорее всего, он увидел ее появление на камерах наблюдения. Или кто-то другой увидел, поспешив доложить начальнику.
Мария кивнула в ответ на это замечание Димы.
- Все нормально, Дмитрий. Для вас - это скорее плюс, чем минус. А я переживу, - она улыбнулась.
Медленно и сдержанно. Зная, что ее утомление за сегодня ощущается, но не падает на окружающих тяжелым пониманием. Дмитрий улыбнулся в ответ.
- Проходите, о вашем приезде уже сообщили, - он оттеснил охранника с дороги и сам встал сбоку, придержав двери.
- Спасибо, - с той же улыбкой кивнула Мария, скользнув в дверной проем.
Она ни на минуту не усомнилась, что «уже сообщили». Информированность у них всегда была на высшем уровне. Мария плотнее прижала папку к боку, опасаясь, что бумаги могут рассыпаться, кивнула Дмитрию и пошла по тускло освещенному холлу вглубь.
Но далеко ей в одиночестве пройти не позволили.
- Мария Ивановна, вы наконец-то решили побаловать нас своим визитом? Не ожидал, не ожидал... - он вышел из коридора, который вел к конференц-залу, на ходу набрасывая на широкие плечи пиджак.
А на лице, как и всегда, широкая усмешка совершенно уверенного в себе человека.
Даже не «лидер»... Языческий вождь, пришедший на землю однозначно не в то время, но все равно сумевший подчинить судьбу себе.
- Вы преувеличиваете, Олег Игоревич. Я практически уверена, что вас невозможно застать врасплох. Даже в такое время...
Ворот рубашки застегнут не был. Не успел. Да и галстук отсутствовал. Волосы мокрые - душ наспех принимал...
Разумеется, она не обратила на это внимания.
Как и на то, что за стеклянной стеной коридора один из охранников настоятельно провожал к черному выходу девушку однозначной внешности.
Мария не для того приехала, чтобы обращать внимания на подобные мелочи. Да и он не расстроился, что его отвлекли.
- Ваши визиты - всегда приятная неожиданность, Мария Ивановна, - он подошел и встал напротив нее, полностью перекрыв обзор той части коридора.
- Я не помешала? - все-таки уточнила она, скорее из вредности бросив взгляд ему через плечо.
Олег Игоревич улыбнулся еще шире, дав понять, что понял намек.
- Вы - никогда помешать не можете, Мария Ивановна, и всегда приезжаете в самое подходящее время, - ответил он с мягкой иронией.
Маша почла за лучшее просто склонить голову, принимая «комплимент». И вновь прямо встретила взгляд хозяина.
Какое-то мгновение он внимательно и пристально смотрел прямо в глаза, словно старался понять: что у Маши на уме? Но она продолжала так же сдержанно и мило улыбаться, как и главе охраны на входе. Уверенно встретила взгляд, не отводя своих глаз.
Тяжелые черты, резкие, словно у скульптуры, вырубленные из камня, и лишь едва смягченные слабой попыткой природы как-то облагородить свое творение. Массивный подбородок, грубый нос, как минимум единожды сломанный, широкие скулы и слишком пристальный взгляд. Возможно, именно последний никогда и никому не позволял обмануться, даря понимание, что перед вами стоит слишком проницательный и даже хитрый человек. Что ж, за сорок три года можно было набраться с лихвой опыта, чтобы раскусить с полувзгляда кого угодно. И Мария знала, что этот мужчина, Горбатенко Олег Игоревич, таких уроков жизни не пропускал.
И все же Маша не вздрогнула и не перестала улыбаться.
- Так чем мы обязаны радости видеть Вас? - усмехнулся Олег Игоревич, поняв и оценив ее усилия, судя по всему.
Уверенным движением завладел ее рукой и бережно даже, но крепко сжав пальцы Маши, подтолкнул ее в направлении своего кабинета.
- Подумала, что Вам будет интересно узнать, на что идут Ваши деньги, - все так же мягко улыбнулась она, идя следом без всякого возражения.
- Боже упаси! - искренне и от души рассмеялся хозяин этого центра, да и половины города в придачу, распахнув перед ней двери. - «И пусть левая рука твоя не знает, что делает правая...», - процитировал он Святое Писание в вопросе пожертвований с ощутимым сарказмом.
Впрочем, Мария знала, что не все уловили бы в его словах этот оттенок. Многие обманывались совсем не напускной харизмой и «породой», статусом и силой, которую излучал этот человек. И не позволяли себе даже допустить мысль, что подобная личность станет над ними издеваться. А Олег Игоревич это умел делать тонко и даже виртуозно. Не то чтобы с удовольствием. Скорее нет. Но с чувством, толком и расстановкой - однозначно. И она не осуждала.
Каждый имеет право на слабости и какую-то отраду. Мария искренне так считала.
- И все-таки, - не отошла она от начатой темы. - Я привезла Вам отчеты о развитии детского центра, о статьях расходов, в которые мы вкладывали пожертвованные вами деньги. Ну и фото, конечно. Не могла упустить случая показать детей, которые благодаря именно Вам, Олег Игоревич, стали жить лучше, - Мария лукаво прищурилась, опускаясь в кресло, которое он отодвинул для нее от стола.
- Надеюсь, Вы понимаете, что мне нет никакого дела ни до ваших расходов, ни до этих сирот? - хмыкнул Горбатенко, уже отходя в сторону небольшого мини-бара, оборудованного у противоположной стены.
Поднял голову и испытующе посмотрел на нее через все это пространство полутемного кабинета. Из освещения была включена только одна лампа, стоящая на его рабочем столе.
Маша не отвела взгляда, хотя даже ей было непросто выдержать пресс изучающего осмотра Горбатенко. Но пока молчала.
- Вина, Мария Ивановна? - хмыкнув, поинтересовался Олег Игоревич, оценив ее тактику, не иначе.
- Я за рулем, - Маша решила не изменять своей стратегии мягкой доброжелательности.
Горбатенко в ответ на это улыбнулся шире. И в выражении его лица, а также глаз, проявились черты искусителя.
- Не беспокойтесь, Вас отвезут на Вашей же машине, под охраной. Позвольте себе возможность расслабиться хоть изредка, Мария Ивановна, - Олег Игоревич так и не отпускал ее взгляд, не позволяя отводить глаза. Приподнял бутылку чуть выше, словно демонстрируя ей. - Ваше любимое, можете не сомневаться, - его усмешка стала шире.
Ей и в голову не пришло усомниться. Мария позволила себе улыбнуться чуть глубже и мягче.
- Тогда не вижу причины отказываться, - слабо кивнула она.
Выражение его лица стало довольным, хоть Горбатенко и редко позволял себе проявлять искренние эмоции. И он тут же наполовину наполнил красивый тонкостенный бокал на высокой ножке вином, которое при подобном освещении казалось невероятно густым. Почти багровым.
Себе он ничего не наливал. Отставил бутылку, все еще то и дело поглядывая в сторону Маши уже немного задумчивым взглядом. Она же тем временем открыла папку и перебрала бумаги, отделив отчетные документы от фотографий.
Олег Игоревич за это время медленно пересек кабинет, приблизившись сзади. Наклонился, перегнувшись через спинку ее кресла, поставив бокал на стол перед Марией.
- Угощайтесь.
Она подняла глаза, проследив движение его руки перед своим лицом.
- А я все равно верю, что Вас интересует судьба этих детей. И... - Мария помолчала мгновение, ощущая даже не тепло - жар его тела за своей спиной, несмотря на то, что невысокая спинка кресла так и оставалась между ними преградой. - Верю, что Вам это зачтется, перекрывая... иное, - голос сам собой упал, став тише.
К чему слова? Они оба знали, о чем она промолчала.
К нему Маша так и не повернулась.
Горбатенко хмыкнул за ее спиной.
- Блажен, кто верует, Мария... Ивановна, - негромко заметил он.
Она уловила паузу. Но Маше стало не до того.
Горячая и большая ладонь беззвучно легла ей на шею, будоража все нервные окончания прикосновением шершавой кожи, более грубой, чем кто-то мог бы предположить, глядя на него со стороны. Сильные пальцы погрузились в волосы, растрепывая «короткий боб», который она всегда любила за то, что так легко было укладывать прическу утром...
Тяжелое ощущение. Выворачивающее душу. Встряхнувшее все тело, словно он этим прикосновением пропустил электрические разряды сквозь ее вены и нервы.
Никак не комментируя его действия, Мария протянула руку, даже не пытаясь скрыть, что пальцы дрожат, и подняла бокал с вином. Пригубила, если честно, глотнув полным ртом. Именно в этот момент вкус любимого вина она даже не стремилась ощутить. Было необходимо вернуть дыхание... Или окончательно то потерять. Как и всегда рядом с ним.
Его рука продолжала согревать ее затылок. Пальцы ерошили волосы Марии.
- Это Димка, ему тринадцать. Хочет стать пилотом. Романтик, - усмехнулась Маша.
Отставила бокал на прежнее место. А голос удалось сохранить ровным и мягким. Хотя и сама Маша ощущала, что тембр стал ниже минимум на два тона. Интимней.
Горбатенко за ее спиной тоже хмыкнул. Чуть перегнулся через спинку кресла. Она даже на какую-то долю секунды подумала, что он внимательней рассматривает фото. Но Олег Игоревич взял ее бокал свободной рукой.
- Кто в наше время хочет стать пилотом, Мария Ивановна? - с иронией уточнил он. Его голос тоже стал звучать тише. Появилась хрипотца. - Ой, чую, дурите Вы голову мальцам... Небось, книги таскаете, читать их заставляете.
Она рассмеялась грудным смехом от его мягкой иронии. Чуть запрокинула голову, насколько это позволила его рука, так и не дающая воли ее затылку. Увидела, как и Горбатенко отпил вина из ее бокала. С той же стороны, где она пила. С той же точки стекла, Мария знала это.
- Боже упаси, Олег Игоревич! - шутливо возмутилась она, наблюдая, как он вернул бокал на место. Сама вновь потянулась за вином. - Они уже взрослые. Сейчас дети растут знаете как? Не то что мы. Быстрее. Акселерация... Они уже точно знают, чего хотят и как к этому идти будут. Тем более эти дети... Вот это - Лена. Ей одиннадцать. Она пока разрывается между моделью и ветеринаром. Никак не может решить, чего больше хочет, - Маша показала следующее фото.
Его пальцы опустились ниже, пройдясь по коже. Обхватили ее шею под подбородком. Там, где казалось, билось ее сердце сейчас. Задержались на мгновение в каком-то жадном касании. Вернулись назад, на затылок.
Маша перевела взгляд на темное окно, отпив еще глоток из бокала. Дыхание сдавило грудь. По многим причинам... Но она постаралась сосредоточиться на ощущениях. Впитать в себя так много, как это только возможно, не отвлекаясь на иное.
Всегда было тяжело рассказывать об этих детях - грустно за судьбы своих подопечных. Но горячая рука на затылке, это тепло, которое она впитывала от него - учило со многим примиряться.
- И где вы силы на это волонтерство берете, Мария Ивановна? - покачал головой Горбатенко с притворной суровостью. - Доиграетесь до проблем с собственной фирмой...
- Спасибо, в моей нотариальной конторе все прекрасно, - отмахнулась Мария от его «опасений», которыми Олег Игоревич завуалировал вопрос. - И работы - сверх меры. Но есть же и свободное время... А на этих детей - грех его не найти. Кто еще им поможет, кроме нас? - легко пожала плечами.
- Не надо, не обобщайте, Мария Ивановна, - со смехом «пожурил» Горбатенко, вновь завладев бокалом. - Им и Вашей заботы хватает, - отпив вина, заметил хозяин. - А вот Вам отдых не помешал бы. Вижу, что Вы себя совершенно жалеть перестали.
Отставив вино на стол, Олег Игоревич опустился в ближайшее кресло. Его рука при этом осталась на ее плечах, пальцы так и поглаживали шею. Второй рукой Горбатенко оперся о поверхность стола, позволив кисти свободно свисать.
Мария «переняла эстафету» их бокала, перелистывала фото, пока не уверенная, что знает, как ответить на его последнее замечание, и не желая быть застигнутой за любованием его пальцами.
- А что, Мария Ивановна, давно Вы своих подопечных не возили никуда, не так ли? - негромко заметил Олег Игоревич, наблюдая за ней.
И в его хриплом тоне звучали смешливые нотки понимания всех ее уверток.
- Да, как-то не до того было, - согласилась она, легко склонив голову набок. - Да и финансирование в этом вопросе у государства хромает, а у нас, волонтеров, в приоритете все же насущные потребности детей.
Он приподнял большой палец, шершавым касанием погладив ее щеку.
- Италия? Франция? Куда Вам хочется? Формальности уладят, не беспокойтесь. Какую страну желаете показать этим, не по годам взрослым, детям? - хозяин кабинета хмыкнул.
А она задумалась, позволяя ему дразнить ее этим поглаживанием.
- Италия была бы им интересна. Да и тепло там еще... - словно размышляя, произнесла Мария, вращая бокал в руке. Будто согревая вино, вглядываясь в его багровые потеки на стеклянных стенках. - А не разорим ли мы Вас с воспитанниками такими пожертвованиями, Олег Игоревич? Не хотелось бы отягощать Вас... - кольнула в ответ, лукаво улыбнувшись.
Горбатенко усмехнулся шире. Они оказались слишком близко, и она хорошо ощущала давление его ладони на своем затылке и плечах. Вдохнула глубже, наслаждаясь чисто мужским ароматом без всяких посторонних примесей... Для того он и душ принимал...
Он же подался вперед и забрал бокал из ее рук. Вдохнул аромат вина, не возвращаясь пока в прежнее положение. Почти впритык...
- Не беспокойтесь, моим делам эта поездка ничем грозить не будет. Все идет прекрасно. Вашими молитвами, Мария Ивановна, - отсалютовав ей, Горбатенко отпил приличный глоток.
Маша позволила себе иную улыбку. Понимающую и... наверное, искренне-грустную. Слишком интенсивно. Чересчур близко. ВЫдержки не осталось...
Поднялась, оставив папку с фотографиями и документами на столе. Олег Игоревич ее не задерживал. Но она ощутила напряжение, появившееся в его теле, во всей позе.
- «...Мои мысли - титры,
Все мои молитвы, в тишине, о тебе...
Побудь еще чуть-чуть, со мной...»
Тихонько напела Мария с этой улыбкой, пройдясь мимо стола по кабинету. Вернулась. Обернулась к нему, замерев у его кресла:
- Вспомнилась. Популярная сейчас песня, знаете? Все время по радио крутят... - заметила она.
Горбатенко молчал, пристально глядя на нее через плечо. Даже не моргал, кажется. А она все еще чувствовала его руку на своей коже. И затылок тоскливо холодило отсутствие этого шершавого жара.
- Пойду я, наверное, Олег Игоревич. И так злоупотребила вашим гостеприимством, а уже время позднее, отдыхать давно пора, - Маша невесомо провела рукой по его плечам.
И сильнее уже прижала свою ладонь к его затылку.
Огонь обжег внутри, растекаясь через пальцы по телу жидкой лавой от того, что он подался назад, прижимаясь крепче, кожа к коже. От царапающего касания его короткостриженых волос, от жара и напряжения его мышц, буквально впитывая их вибрацию из-за ее касания.
- «Незваный гость - хуже татарина», да еще и ночью, - невесело улыбнулась, поглаживая затылок Горбатенко, ощущая, что мышцы скованы усталостью.
- Вы - всегда желанный гость у нас, Мария Ивановна, - ответил хозяин кабинета, отметая ее слова. Еще на мгновение плотнее прижался к пальцам Марии, прикрыв глаза тяжелыми веками. А потом с тихим вздохом поднялся. - Я проведу Вас. Дмитрий отвезет.
Ее рука упала бы. Но Горбатенко предусмотрительно перехватил кисть, переплел их пальцы.
- Если это не доставит Вам дополнительных сложностей, - Мария тихо вздохнула, стараясь, чтобы он не услышал.
Однако Горбатенко был слишком внимательным. Но не комментировал. Только посмотрел на нее так иронично и снисходительно-горячо, что дыхание у Маши окончательно перехватило. Взял за руку покрепче и распахнул перед ней двери, позволяя Маше выйти в коридор...

Удобно устроившись на пассажирском месте своего авто, Маша бросила последний взгляд на бизнес-центр. Голова немного «плыла». Хоть и любимое, но вино на голодный желудок точно не могло пройти бесследно.
В кабинете Горбатенко горел свет. А сам хозяин стоял у окна - наверное, наблюдая за ее отъездом.
Не совсем зная, зачем такое делает, Мария подняла ладонь и прижала к стеклу авто. Словно прощалась еще раз. Смешно, конечно, на улице темно, только фонарь светит...
Но он увидел. А может, догадывался, что Маша сделает так. Олег Игоревич в чем-то похожем жесте поднял свою ладонь, поднеся ее ближе к высоким окнам.
Они никогда не были кем-то друг другу.
Между ними не существовало ничего.
Никогда даже не целовались. И такие вот касания, поздние встречи да совместно выпитое вино - было самым интимным, что между ними происходило. И произойдет, вероятно...
- Я слишком ценю Вас, чтобы подвергать риску сделать «своей» женщиной. Даже если это и самое желанное, чего я хотел бы, - иногда тихо признавался Горбатенко, опуская свое лицо в волосы на ее макушке. Так же, как сегодня держал руку на шее...
Только со спины.
Слишком большое искушение - смотреть друг другу в лицо настолько близко.
Они познакомились несколько лет назад. По профессиональному вопросу. Когда ему надо было окончательно узаконить то, что и так было «почти законным». Правда, Мария тогда еще не настолько разбиралась в нюансах подобных махинаций. После знакомства с ним она узнала, что «никогда не стоит ни от чего зарекаться». А еще то, что и у тех людей, про которых никогда и не подумаешь - бывает совесть и огромная душа. Куда более искренняя, чем у «известных» благочестивых и праведников. Только видоизмененная собственной системой ценностей, выкованной жизнью.
И, пожалуй, меньше всего она могла бы себе представить до знакомства с ним, что сама будет настаивать на продолжении подобного сотрудничества, когда Горбатенко принял решение поменять нотариуса, чтобы никаким боком не втягивать Марию в свои дела...
Жизнь или судьба - странная штука, которая любит сталкивать человека с тем, от чего последний зарекался. И молча наблюдать со стороны, как он будет с такой ситуацией разбираться. Возможно даже, потягивая красное вино из бокала при этом...
И они разбирались.
Так, как могли и выдерживали.
- Берегите себя, Олег Игоревич, - часто произносила Мария на прощание, «надевая» на лицо ироничную улыбку. - Не люблю похороны. Мне совершенно не идут рыдания.
- «Из праха мы вышли, и в прах вернемся... Все суета сует и томление духа...», - отмахивался от ее предостережений и просьб Горбатенко с такой же ироничной ухмылкой на лице. - Лишь бы мне тебя не довелось хоронить, - добавлял он тише после короткой и тяжелой паузы, переходя на «ты», что случалось слишком редко.
А в его глазах при этом плескалось такое выражение, что у Маши сердце останавливалось в груди и над позвонками пробегал жаркий «мороз» по коже.
И она все время забывала спросить: где и когда он так детально изучил Библию?

- Приехали, Мария Ивановна, - голос Дмитрия выдернул ее из воспоминаний.
Оказывается, они уже добрались до ее дома.
- Спасибо, - устало поблагодарила Маша мужчину, подумав, что на отдых осталось совсем мало времени.
- Я вас до квартиры еще проведу, - сдержанно улыбнулся охранник. - И вот, босс вам передал, - мужчина протянул руку и с соседнего места взял картонный пакет, который она до этого не увидела. Вот что значит - измотана. А еще и вино...
- Что это? - удивленно спросила Мария, с интересом заглянув пакет.
- Я не знаю. Это вам подарок, - Дмитрий пожал плечами и вышел, чтобы помочь и ей выйти.
А Мария продолжала пытаться рассмотреть содержимое пакета в темноте даже тогда, когда оперлась одной рукой на предложенную руку Дмитрия. И только в лифте, наконец-то оказавшись при нормальном освещении, разобралась. Облокотилась на зеркальную стенку, пока лифт плавно поднимался на ее этаж. И аккуратно подвинув в пакете новую бутылку вина, того самого, ее любимого, вытащила картонную коробку с... бокалом. Необычным, зеленоватого стекла, словно состоящего из множества граней и изгибов снаружи. Чем-то напоминающим хрустальные бокалы советских времен, которые были у ее родителей когда-то, но... изысканней, утонченней. Мария с интересом разглядывала этот бокал через одну из стенок коробки, выполненную из пластиковой пленки.
Дмитрий содержимое пакета не комментировал. Первым вышел из лифта, проверив безопасность ее этажа, довел до двери. Дождался, пока Мария откроет дверь и отключит сигнализацию. Зачем-то еще и по квартире прошелся.
- Доброй ночи, - наконец, сдержанно и вежливо кивнул он на прощание. - Отдыхайте. И двери за мной заприте хорошо, - оставшись начальником охраны, напомнил мужчина перед тем, как уйти.
Мария наказ выполнила. После чего пошла на кухню, все еще держа коробку и пакет. Поставила это все на стол. И аккуратно вытащила стеклянный, а может, и хрустальный шедевр из упаковки, рассматривая тонкую работу в отблесках ночных огней с улицы.
Один. Красивый бокал, но один.
Ей стало интересно, а что случилось бы - подари ей Горбатенко два бокала? Изменило бы это что-то в существующей ситуации?
Хотя... им ведь всегда и одного бокала на двоих было достаточно...

***
Отрывок из "Оберег в драконе"

Иногда у нее бывали странные дни. Когда все давалось сложно. Терялся смысл для любых действий. Мир казался ненастоящим: смотришь в окно - и словно на TV-экран... Дешевый сериал, что крутит день за днем неизвестный продюсер на канале средней паршивости.
В такие дни она подолгу стояла под горячими и колючими струями душа, упираясь лбом в кафель, зачем-то повторяя пальцами дорожки стекающих вниз капель.
На полную громкость всегда играла музыка, не разбавляя тем не менее этого настроения, а усиливая то.
И она выключала воду только тогда, когда вся ванная комната наполнялась белыми клубами пара, затягивая зеркала и стенки душевой кабинки непроницаемым маревом. Она не вытирала стекла. Не начинала сразу сушить волосы.
Накинув на влажную кожу, которую лень было растирать полотенцем, махровый халат, она шла на кухню и варила себе кофе. И с этой чашкой, отпивая по крохотному глоточку, грея холодные пальцы о керамику, снова шла к окну - рассматривать новую «серию» ненастоящего мира.
В такие моменты ей вовсе не хотелось собираться на работу. Она уже твердо решала не открывать сегодня контору и отменить встречи, сославшись на внезапную простуду, к примеру. Ей даже двигаться почти не хотелось. Только стоять и держать в озябших руках горячую чашку с кофе. И допускать в голову какие-то отстраненно пустые мысли. Возможно о том, чтобы уехать куда-то совсем далеко, оборвав и бросив все, что держало ее в этом месте. Не оборачиваясь и никому не сообщая пункта назначения...
И словно бы чувствуя это ее настроение, вот эти вот мысли, - в девяноста случаях из ста у нее начинал звонить мобильный. Она нехотя принимала звонок, с трудом принуждая себя оторваться от созерцания суррогатного мира за окном, хотя почти всегда знала, кто набирает.
- Доброе утро, Мария Ивановна, - низкий, чуть хрипловатый голос. - Вы забыли о нас? Не хотите заглянуть? Не отказался бы от вашей помощи и консультации в паре вопросов...
Властный голос, привыкший управлять. Не ее жизнью, другими. Тот, кому на самом деле мало чья помощь необходима. Однако всегда производящий на нее странное впечатление «переключателя»... Мир вдруг становился реальным до дрожи в груди. И ярким. Наполненным красками и смыслом. А кофе оказывался настолько вкусным, что было невозможно пить тот без восторга.
- Если вы приглашаете, Олег Игоревич, - улыбалась в трубку Маша.
И отменяла все встречи, но уже по другим резонам. Потому что казалось, что нет для нее встречи важнее.
Точно так же отреагировала она и в этот раз, когда Горбатенко позвонил.
Почти десять утра, а она еще и не начинала собираться толком. Но едва отложила телефон, закончив с ним разговор, ураганом пронеслась по комнатам. Словно девчонка, волнуясь о том, надевать юбку или брюки? А может, вот то платье, что купила неделю назад и еще ни разу не выходила никуда, не было случая...
Наспех высушила волосы, махнув рукой на то, что укладка вышла не идеальной. Маша слишком хорошо знала ценность каждой минуты его времени, а потому не рисковала опаздывать. Нет, не Олег мог приглашение отменить, а все его дела и сама жизнь вмешаться могли. А ей меньше всего хотелось бы упустить шанс с ним встретиться. Пусть и касательно разговора о тех документах, что он ей сбрасывал на мейл несколько дней назад. Она те изучила. И была готова предложить варианты, давно перестав обращать внимание на то, что ранее ее бы воротить от подобных дел начало бы. Жизнь заставила переоценить подход и рубиконы. Жизнь... и дикое желание хоть таким образом присутствовать в судьбе этого мужчины.


***
Отрывок из "Оберег в драконе"

- Я могу сама представлять это дело в суде, вместе с вашей командой, если хотите, Олег Игоревич, - разглядывая что-то в глубине своего стаканчика, заметила Мария, когда он подошел. - Там, в районном суде, который возьмет дело по прописке, у меня много знакомых. Да и родные... Чтобы больше было гарантий, что мешать не станут... - Она подняла голову и посмотрела в сторону парка.
- Забудь... те, Мария Ивановна! - резко оборвал он. Голос прозвучал отрывисто, даже немного сердито.
Не хотел. Устал слишком. Прорывалось то, что не стоило показывать.
Выдохнул.
Сел на капот рядом. Помня о дистанции, тем не менее. Сжал в кулак пальцы, спрятанные за рукавом пиджака. Кисть словно сводило. Разжал, снимая напряжение. Мария все еще смотрела вглубь парка, словно и не заметила этого «прорыва».
Горбатенко уже спокойно вдохнул.
- Я не буду открыто втягивать вас в это, да и в любое другое дело. Не собираюсь подставлять или рисковать, портить вам репутацию, - хмыкнул с иронией. - Даже для того, чтобы быстрее выиграть...
- Мне показалось, что для вас это важно, - она вновь уставилась в свой стаканчик.
Кофе в том закончился, судя по тому, что пить Мария перестала.
Олег повернулся, обнаружив взглядом начальника своей охраны. Дмитрию было довольно этого намека, чтобы понять приказ босса. За эту способность и их слаженность Горбатенко его ценил. Как и за многое другое. О чем не забывал сообщать и подкреплять уверенность. Люди любят, когда их ценят. Это обеспечивает их безоговорочную преданность и желание выслужиться...
Последнее, что ему нужно было бы от нее.
- Вы правы - для меня важно это дело. И мы выиграем его уже, благодаря вашей помощи, Мария Ивановна. Но и ради быстрой победы я не собираюсь подвергать вас опасности или как-то демонстрировать ваше участие, - словно ребенку, «объяснил» ей с улыбкой.
Впрочем, и он, и сама Мария смотрели на парк, на бегающих по дорожкам людей, на туман, уже понемногу исчезающий из лощин. А потому эта улыбка была лишь услышана обоими. Да и реакцию Коваленко не понять.
Деревья мягко покачивались, беспокойные из-за утреннего прохладного ветра. Тот налетал порывами, трепал ее блузу, бросал на лицо короткие темные пряди, которые закрывали от Олега даже «уголок» взгляда Марии. Мешало... Заставляло гадать о ее настроении и мыслях.
Отвлекало. Будоражило тем, что он не мог и не должен был себе позволять и даже ей показывать. Пусть и хотелось обхватить тонкие плечи, угловатость которых, усилившуюся в последнее время, он и под шелком блузы замечал. И дрожь, заставившую ее, таясь, поежиться.
Замерзла.
***! Он готов был бы заплатить безумные деньги просто за то, чтобы сейчас поднять руку и обнять ее. Чтобы согреть ее теплом своего тела... Рука даже приподнялась немного. Самостоятельно. Без его разрешения или осознанной воли.
Не его право этой женщины касаться. Даже если жизнь всего города в его праве и власти...
Не самые разумные мысли. И слишком много доводов против, которые он знал до последней буквы. Сложно все. Сложнее, чем нужно было бы обоим.
- Кофе для Марии Ивановны, - Дмитрий вернулся со свежим кофе.
Не латте даже - макьято, еще и со сливками, возвышающимися над стаканом задорной вершиной вкусного айсберга. И с карамелью. И какао присыпано... Ну и корицей ее любимой. Никто об этом не забыл.
И оба заметили, что она себя изводит. А Дмитрий хороший исполнитель.
Мария вздрогнула и удивленно посмотрела на них через плечо. Словно задремала или в транс впала, разглядывая парк. И теперь не до конца понимала, о чем они говорят.
Олег поднялся, наклоняя голову в стороны, распрямляя уставшие мышцы. Повел плечами и снял пиджак. Одним движением встряхнул и набросил ей на плечи.
Мария вздрогнула еще ощутимей. Ее глаза распахнулись, не то пораженно, не то с удивлением. Она и не пошевелилась вроде. А словно всем телом вплелась, в ткань укуталась. Будто бы та сама вокруг нее обвилась.
Тихий вдох почти не слышен в уличном гомоне утра. Отблеск солнечных лучей на золоте ее кулончика, когда вся в ткань его пиджака заворачивается, легко поведя плечами.
Иисусе! Что бы он хотел и мог сделать, дай себе волю! Позволь своим пальцам, рукам, рту... дорваться до ее кожи, на которую сейчас его запах с ткани по молекулам просачивался! От одной этой мысли желудок обожгло огнем... Потому что бессмысленно и глупо думать не о том.
Олег уже повернулся к Дмитрию, забирая у него из рук кофе. Поблагодарил кивком головы. Вновь глазами «распорядился», указав на салон авто. Охранник таким же легким кивком подтвердил, что все понял и отправился выполнять.
- Извините, Мария Ивановна, - с легкой усмешкой «повинился» Горбатенко, держа веселый тон. - Утром уже холодно. Не продумали, когда так рано вас на консультацию звали. Наш просчет. Не могу позволить, чтобы вы простыли по нашей вине, - протянул ей свежий и горячий кофе, лишь легко коснувшись тонких и холодных, дрожащих пальцев.
Пустой стакан забрал, отдав уже вернувшемуся Дмитрию. Взял из рук водителя коробку из белого мелованного картона, с тисненым золотом логотипом известной кондитерской.
- Угощайтесь, Мария Ивановна. Подозреваю, что из-за моей просьбы вы и позавтракать не успели.
Откинув крышку, Горбатенко поставил коробку на капот около Марии, предоставив ей самой выбирать, чего хочется больше: свежие круассаны, присыпанные миндальными лепестками, с кремом, от которого даже до него доносился запах амаретто... Или разноцветные «макаруны» с шоколадом, фисташками или лавандой...
- Вы - искуситель, Олег Игоревич, - подняла на него глаза, в которых наконец-то появились лучистые искры затаенного смеха. Он этого все утро ждал. - Что же друга своего не угощали завтраком? - задорно заломила бровь.
Перехватила его пиджак, начавший сползать. Тонкие пальцы бледными росчерками легли на темный лацкан.
Он знал, что они так и не согрелись еще. Холодные.
Поправив пиджак, Мария вновь глянула на него.
- Юрку есть кому завтраком кормить, о нем позаботятся дома. - Олег отмахнулся с усмешкой. - А вот за вами проследить некому. И накормить. Даже вам самой на себя вечно не хватает времени и сил. Все на подопечных своих тратите, - добавив в голос явно слышимое неодобрение, пожурил ее.
И видя, что не торопится, сам достал круассан. Отломил небольшой кусочек, протянул ей.
Мария посмотрела прямо ему в глаза, держа в одной руке стакан с горячим кофе, а другой так и придерживая его пиджак.
- Я вам не хочу пиджак крошками испачкать, Олег Игоревич, - словно и не заметив его нотаций и намеков, покачала головой.
- Мы с пиджаком - переживем, - хмыкнул Горбатенко. - У меня в офисе три запасных костюма висит. Не обеднею.
Но таким тоном, чтоб и сомнений не возникло - не позволит уехать голодной. Ни при каком раскладе. И все еще держал круассан перед ее лицом.
Мария еще несколько мгновений смотрела ему в глаза. Он уловил момент, когда приняла это, сдалась. Отпустила лацкан и протянула руку за выпечкой. Олег отдал, тут же перехватив поползший вниз с ее плеч пиджак. Расправил, на одно бесконечное мгновение прижал пальцы к ее шее. Хоть где-то кожа горячая. И пульс бешеный. Словно и кровью к нему подается, тянется. Хоть и делает вид, что сосредоточенно ест.
Отступил, отвернулся, будто и сам парком любоваться начал. Сделал пару глубоких вдохов. Все-таки и правда хорошо здесь. Свежо. Проясняет мозги после ночи в офисе.
- Детям важнее, вот о них точно думать больше некому. А я перебьюсь, - с улыбкой, кажется, сыронизировала она.
Олег косо глянул через плечо. Мария сосредоточенно поедала пенку из сливок, аккуратно набирая маленькой пластиковой ложкой, которую Дмитрий принес вместе с напитком.
- Вы поосторожней с такими заявлениями, Мария Ивановна, - развернулся обратно, отломив еще кусок круассана. Вновь протянул ей. - А то я прикрою этот детдом. И все остальные тоже, - с намеком глянул, когда она рот открыла, чтобы спорить. - Не подставляйте подопечных. Питайтесь нормально.
Его тон не оставлял сомнений, что Горбатенко не шутит. Да и они оба знали, что он это организовать может: неожиданная проверка, несоответствие норм, и тому подобное. Нарушений везде море, и искать не нужно. Про «все» Олег, конечно, немного преувеличил, но один - так точно. И она это понимала. По глазам видел. Ела, не спорила больше.
- Как отдохнули в Италии, Мария Ивановна? - вновь глянув на деревья, поинтересовался он.
Вроде и встречались уже несколько дней назад, а толком и не поговорили. Даже кофе нормально ее не угостил тогда - дела и проблемы не спрашивают, удобно ли ему. Потому и сейчас уже сюда вытащил, и рано так, чтоб не лез никто. И да, он знал, что она здесь выросла, и что любит этот парк - ему тоже известно было.
- Хорошо, Олег Игоревич, прекрасно. Благодаря вам. И дети в восторге были. Столько нового всего увидели. И с погодой нам повезло, - опять улыбнулась, аккуратно подхватывая миндальные лепестки губами.
Ему нравилось, как она ела. Балдел, наблюдая. Он пять лет учился этим долбанным манерам и правилам, но и то, ловил себя время от времени на промахах. А у нее оно словно в крови текло. Врожденное. Вся эта деликатность, грациозность, достоинство. Порода. Гены. Поколениями это накапливается и закладывается. Не искоренить, не выжечь.
В других бесило по-тихому. На нее - смотрел и смотрел бы.
Перевел взгляд на Димку, чтобы еще ему кофе взял.
- Не заметно, что-то, Мария Ивановна. Вы не выглядите отдохнувшей. Небось, снова все время и силы тратили на подопечных? - подав ей оставшуюся часть круассана, криво улыбнулся.
- Нет, нас три человека, да и воспитатели, - мы подменяли друг друга. Я даже погуляла пару раз сама, прошлась по обязательным достопримечательностям. Давно не была. Действительно, все не хватало времени на отпуск. Так что расслабилась, - она не смотрела ему в глаза.
- Так у вас здесь какие-то проблемы появились? - повернулся к ней уже полностью, подошел к машине, став сбоку.
Взял и себе круассан из коробки. Кивком поблагодарил Диму, подскочившего к нему с новым стаканом.
- Нормально все, Олег Игоревич, не беспокойтесь. Вам есть о чем думать и проблем, чтоб решать - предостаточно. У меня все хорошо, - Мария улыбнулась, поглядывая на него с затаенной улыбкой, которая читалась в уголках глаз.
- Тогда что вас изводит? - отломил себе сдобу.
Ему этого круассана - на два укуса. И толку никакого. Лучше б мяса кусок. Но выбора-то нет.
- Ничего не изводит, Олег Игоревич. Мысли... Не обращайте внимания, женские глупости. Все хорошо, - она допивала кофе.
Ему не понравилась эта ее изворотливость. Покончив с круассаном, Олег отряхнул пальцы, внимательно наблюдая за ней, изучая каждую мелочь и деталь. Мария же сидела, поглядывая в парк, словно и не замечала этого пристального взгляда.
- У вас все нормально? - без шутки или поддевки спросил он, дав понять, что предельно серьезен.
Мария подняла глаза и несколько секунд смотрела на него. Он подобрался внутри - всегда знал, когда ему лапшу на уши вешать собираются. Нюх у него на это никуда не делся, несмотря на весь приобретенный внешний лоск.
- Все хорошо, Олег Игоревич...
Конечно.
- Хорошо... - задумчиво кивнул он, перекатываясь с носка на пятку и обратно. - Хорошо, когда все хорошо, Мария Ивановна, я прям завидую вам белой завистью, - хмыкнул.
Мысленно поставил себе задачу проверить и изучить все, что будет только возможно и что хоть краем Коваленко касается.
- Не стоит, Олег Игоревич. У вас жизнь интересней зато, - улыбнулась Мария.
Поднялась, снимая с плеч его пиджак.
- Благодарю за завтрак, Олег Игоревич, - подошла к нему, передав одежду. - Надеюсь, что хоть чем-то помогла в вашем деле.
Он взял, вновь на секунду позволив их рукам встретиться. Легко сжал ее пальцы, переплетая. Все еще холодные. Так и не согрелась.
- Ваша помощь и опыт всегда ценны, Мария Ивановна, - улыбнулся он.
Но не останавливал.
Хоть и хотелось бы ее задержать. Оставить рядом...
- Тогда звоните чаще, - через плечо бросив на него взгляд из-под ресниц, пошла к своей машине.
Если бы это было в его воле.
- Поверьте, я никогда не забуду ваш номер, - хмыкнул ей в тон, на прощание подняв раскрытую ладонь.
Она ответила таким же жестом. И уехала, аккуратно развернув авто.
- Мне нужна вся информация, хоть как-то касающаяся Коваленко, - резко потребовал у Димы, направившись к своему авто. - Все абсолютно. По этому ее приюту. По конторе. По здоровью любые выписки. Совершенно все.
Охранник не спорил. Только кивнул, показав, что понял задачу.
Олег сел на пассажирское сиденье, только на секунду позволив себе слабость: растер лицо, прогоняя усталость, сжал в кулаке пиджак, который теперь пах какой-то дикой какофонией его одеколона и ее духов. А ему - не надышаться. Один вдох. Второй...
И отложил на колени, взяв документы, стопками сложенные на сиденье. Семь утра. Дела не ждали никогда. Время, выделенное для себя, закончилось.
_________________
Спасибо за подарок Лена Кулеменатоh!Спасибо, Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 21:07

 » Пролог

ПРОЛОГ
ночь, парк
- Мария Ивановна, добрый вечер...
Она не была уверена, что поступила верно, ответив на вызов. Однако, казалось, и не ответить - не могла. Маша всегда отвечала, если звонил Горбатенко. Не то чтобы Олег на этом настаивал или требовал. Нет, никогда. Возможно, даже поддержал бы, прекрати она принимать звонки, озвучив просьбу прекратить общение.
Но Мария никогда такого не просила. Наоборот. И всегда отвечала... А он был слишком умным и опытным, чтобы тут же предположить: если она вдруг не отвечает, да еще и практически ночью - значит, что-то не так. И вопрос «что именно?» Горбатенко просто так не оставит.
А казалось - это наименьшее из того, что ей нужно сейчас. Она еще не знала, как вернее... честнее поступить. И надо ли говорить ему о том, что сегодня узнала? Кому она должна и повинна больше?
- Добрый, Олег Игоревич, - стараясь отвлеченно смотреть по сторонам, чтобы голос звучал ровно, пытаясь игнорировать промозглую зябкость холодного осеннего дождя и ночной ветер, вторила Мария его тону. - Как Ваши дела?
А он промолчал. Тишина в телефоне полная. Он что, и дышать перестал?
Почему-то стало не по себе. А ей за сегодня, видит Бог, уже и так прилично нервы потрепали.
И этот дождь - уж лучше бы ливень начался! А то туман, мрак, сырость! Волосы завились, и Маша без плаща, в одном только платье, пусть и кашемировом, которое не особо и согревает по такой погоде. И сумку забыла с ключами от машины и документами. Так торопилась... Разозлилась. Выбежала от брата, негодуя внутри...
Олег все еще молчал, но связь не разрывал. И не походило, чтобы он на что-то отвлекся. И также не дышал... Может, точно «вурдалак», как Горбатенко временами ее брат называл? От этой мысли Маша против воли улыбнулась, несмотря на все.
- Олег Игоревич? - стараясь держать чуть ироничный тон голоса, позвала Мария.
Только вот горло осипло. И, кажется, это уже было немного слышно.
А чему удивляться? Замерзла дико, холодно очень. До костей продрогла. И горло уже болеть начинало, да. Но она упорно шла. Куда - не знала. Но не домой точно. Там ее братья достанут... 
На той стороне связи продолжала сохраняться полнейшая тишина. И ее это уже даже нервировало... Споткнулась в темноте, не заметив бордюр. Раздраженно придушено чертыхнулась, отодвинув от лица телефон. И опустилась на ближайшую парковую скамью, не хватало еще ногу подвернуть в темноте! И только глубоко выдохнула, когда поняла, что скамья полностью мокрая. И ее платье теперь тоже... влажное. Закрыла глаза  в каком-то усталом отчаянии.
И в этот момент она услышала резкий напряженный вдох. Такой шумный, словно бы он действительно не дышал это время, внимательно вслушиваясь в происходящее с ней.
- Маша, что происходит?! - резко, требовательно, как страшный начальник, которым же и был. Но и с такой тревогой...
И... и тут она не выдержала! 
Зря он так. Зря. Никогда ее Машей не звал, а ведь сколько было возможностей… Никогда. Сейчас зачем это на свет божий вытянул?! 
Хотя какой свет?! Ночь же...
Мария судорожно втянула в себя воздух, пытаясь подавить какой-то истеричный и вообще неуместный всхлип - подумаешь, имя! Однако... нет, для нее это бесконечно много значило... И оттого, видимо, никак не удавалось взять себя в руки и вернуть привычную отстраненность их общения. Не выходило рассмеяться в ответ и сказать «ничего, ерунда». Не получалось призвать саму себя к порядку. А ее же с раннего детства учили, как ведут и не ведут себя интеллигентные люди, сохраняя лицо в любой ситуации. Ничего не показывая. Тем более слабость...
Олега это еще больше насторожило, судя по всему.
- Дима, сюда. Живо машину! - приказным тоном глухо крикнул он начальнику своей охраны словно бы в сторону от телефона. А потом вновь ей. - Машенька, душа моя... Что случилось? Где ты? - ошарашив ее. И опять с этими непривычными интонациями. 
- Олег... - как-то жалобно вздохнула Мария и... чихнула самым нелепым, неподобающим и каким-то детским образом.
 
 
 
_________________
Спасибо за подарок Лена Кулеменатоh!Спасибо, Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 21:10

Спасибо вам всем огромное, кто заглянул и кому интересна история Олега и Маши Очень постараюсь, чтобы дальше становилось еще интересней


alen, Жасмина, Катя, Татьяна, Маня,
_________________
Спасибо за подарок Лена Кулеменатоh!Спасибо, Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

kosmet Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.11.2008
Сообщения: 13100
Откуда: Киев, Украина
>24 Ноя 2017 21:11

 » Глава 1

ГЛАВА 1
пятью часами ранее
Больше всего внимания нам уделяют, когда мы умерли. Ну или, как минимум, подверглись нападению с вероятным смертельным исходом. Ничто иное - ни какие-то твои прижизненные заслуги сами по себе, ни все попытки хоть как-то улучшить этот чертовски мрачный и непростой мир - не привлекают такого внимания.
Но вот если тебя убили... Или хоть попытались... Ты тут же становишься топ-новостью всех выпусков новостей. Твое имя полощут на интернет-порталах и в ленте соцсетей, а любого «эксперта», пусть и по ядерной физике, ведущие обязательно попросят прокомментировать это событие. Твою смерть...
Маша протянула руку, достав пульт от телевизора из-под диванной подушки, и выключила новости. Ей не хотелось смотреть этот репортаж. Не было никакого желания слушать мнения «экспертов», наперебой начавших выдвигать версии убийства. Марии аж воняло их оживление и внезапно вспыхнувший ажиотаж. И ее от этой вони подташнивало.
Когда-то здорово не повезло попасть в эпицентр подобной ситуации. Нет, ее не пытались убить. Но смерть прошла очень близко от Марии. И она до сих пор считала себя в этом повинной. Потому и оставила практику, несмотря на нотации и нравоучения братьев, до сих пор пытающихся убедить ее, что Мария должна просто забыть о случившемся. Ее вины - ни грамма. Маша просто выполняла свою работу. Хорошо выполняла. Даже слишком...
Непросто быть самой младшей в семье, в которой уже три поколения юристов взрастили и наладили профессиональные «щиты» и оправдание для своей совести на любой случай. Еще сложнее потому, что у них имелся контраргумент и ответ на любой ее довод. И все эти связи, прецеденты, примеры... Но и у Марии характер - семейный. Может у нее и меньше опыта, да и разница в возрасте с братьями приличная, а потому проработала адвокатом меньше, ну так она росла в этом! И в университете не халтурила, опираясь на знакомства семьи. Да и потом, когда работать начала - у нее имелась профессиональная гордость. А еще - свои четкие и твердые убеждения, которые братья и при всем своем опыте не смогли переломить...
Мария встала и прошлась по комнате, раздумывая - увеличить ли подачу отопления или оставить так? Как-то зябко... Или это от непрошеных воспоминаний, возрожденных новостями? А может, из-за сгущающихся сумерек?
Надо бы включить весь свет, разогнать эти тени по углам! 
Пошла в сторону выключателя, но замерла, проходя мимо комода, где стояла высокая ваза со свежей цветочной композицией. Гортензии, розы, веточки лаванды, даже эвкалипт - все было смешано умелой рукой флориста в прекрасный букет, который радовал глаз и душу, несмотря на углубляющуюся осень.
«Улыбайтесь чаще, Мария Ивановна», - гласила записка, прикрепленная к букету, которую она и не подумала выбросить.
Маша протянула руку, коснувшись лепестков. Наклонилась, вдохнув сладкий запах лаванды, который разливался вокруг от цветов. 
Принципы, гордость, характер...
На губы сама собой наползла кривоватая усмешка. Где это все в итоге? Все-таки, как ни крути, а личный интерес меняет многое. Так ей ли чем-то братьев попрекать? Правда, она особо и не вступала с ними в споры последнее время, предпочитая отмалчиваться, и только улыбалась на все нравоучения.
В этот момент, словно почувствовав, что Маша о них вспоминает, на телефоне вспыхнуло имя старшего брата. Тишину в комнате нарушила мелодия вызова. Вздохнув, Мария приняла вызов.
- Да, Петя? Как дела? - поинтересовалась она, даже радуясь.
У нее были непростые отношения с братьями, это правда. Из-за все той же разницы в возрасте они считали себя вправе опекать и пытаться управлять ее жизнью даже сейчас. Однако Маша все равно искренне любила и Петра, и Николая. И достаточно успешно выдерживала даже их совокупный натиск.
- Спасибо, Машенька, просто прекрасно, - действительно довольным голосом ответил брат. - Хотелось бы увидеть тебя, давно не встречались, сестричка. Приезжай к нам с Настей на ужин сегодня? Коля тоже будет. Посидим, покушаем в тесной компании. Да и поговорить есть о чем. Посоветоваться с вами хочу, - поделился старший брат.
Вроде и приглашал, только даже сейчас не мог притушить в голосе властных ноток. Распоряжался. Впрочем, при его должности и положении - неудивительно. Профдеформация, куда денешься? Да и по жизни, вечно старший же. Привык на себя управление брать.
Потому Маша улыбнулась. Да и не против была встретиться с родными. К тому же сама она могла до ужина и не добраться - лень готовить. Даже в кафе спуститься иногда лень. Вроде и голод есть, а вот желания... Определиться порою не могла, чего именно хочется, а потому и вовсе рукой на обед махала. Как-то тяжело ей было в одиночестве решать, хочет ли она есть и что именно...
- Хорошо, Петь, приеду. Во сколько?
- Да хоть сейчас выезжай, - явно довольно хмыкнул Петр. - Через час уже все готово будет.
Маша немного удивилась спонтанности. Вот что действительно нетипично для ее старшего брата.
- Петь, точно все нормально? Ничего не случилось? - на всякий случай уточнила она.
Брат рассмеялся.
- Что, натасканная, не отключается опыт и интуиция, да, Машуня? Нормально все. Случилось, но хорошее, хочу это обсудить с тобой и Колей, - вроде успокоил ее брат.
Она пропустила его поддевки. Да и о чем спорить? Опыт никуда не денешь. Как и чутье, которое на этом опыте базируется. Вот только не была уверена, что и ей понравится то, от чего Петр точно доволен. Все же у них с братьями была немного противоположная система ценностей.
- Хорошо, - Маша решила оставить выяснения до самого ужина. - Может, привезти что-то, чтоб Насте легче было?
- Да у нас уже готово все почти. Разве что... - брат задумался, что-то в сторону уточнил, наверное, советуясь с женой. - Можешь на десерт что-то привезти? У тебя там рядом кондитерская, где шикарные пирожные делают.
- Да, конечно. Без проблем, - Маша улыбнулась. Несмотря на зрелые годы, ее братья так и оставались сладкоежками. - Привезу, - пообещала.
А сама почему-то вспомнила, как ее Олег недавно кормил круассанами... 
Не то, о чем стоило думать или упоминать при братьях, это точно. Да и вообще. Сложно слишком.
Потому Маша попрощалась с Петей и пошла переодеваться, чтобы действительно успеть еще купить в кондитерской что-то вкусное к ужину.
 
В кондитерскую она успела в итоге. Да только сейчас не была уверена, что десерт ее радует. Мария со вздохом отодвинула от себя блюдце с пирожным, которое сама и привезла. И с какой-то обреченностью взяла свой кофе, поглядывая на братьев поверх края затейливой чашки из сервиза.
Ужин прошел прекрасно: тихо и по-семейному. За едой, как и обычно, не обсуждалось ничего, кроме еды (а готовила жена Петра всегда великолепно) и каких-то мелочей по работе. Обсуждались знакомые. Немного потрепали Николая, который едва успев развестись с женой, успел влезть уже в какие-то отношения. Мария его новую пассию не знала. А вот Петя явно был в курсе и не одобрял. Впрочем, обошлось все полунамеками и парой шпилек, которые Коля проигнорировал, подмигнув младшей сестре. Вроде как намекая, что она-то должна понимать, как раздражает вмешательство старших в личную жизнь. 
Она понимала, конечно. И даже сочувствовала. Тем более, сам Николай ее особо не доставал. Хотя и Петру никогда не перечил. Авторитет старшего брата в семье был незыблем. Тем паче после смерти отца. А вот про равноправие между мужчинами и женщинами в семье Коваленко были осведомлены номинально, да и то лишь в интересах репутации, ну и по работе, конечно. Достаточно посмотреть на этот кабинет - даже Настю, прожившую с Петей почти двадцать лет, никто не пригласил для обсуждения действительно важных вопросов семьи. Как не приглашали и бывшую жену Коли. У Маши положение повыше и серьезней, конечно. Но не факт, что и Марию приглашали бы... Однако она, в отличие от невесток, не собиралась позволять собой помыкать. И боролась с тиранией мужской части семьи всю свою жизнь. Когда с большим, а когда и с меньшим успехом... Но не зря же она закончила юридический, в самом деле!
Сейчас Мария и ее опыт, а может, мысли - Пете точно были интересны и нужны. Так что младшую сестру не просто без сомнений пригласили в кабинет после ужина. Указали на тот почти в приказном порядке. А ей было любопытно, ради чего собирали, - вот Маша и не отнекивалась.
- Так что, понимаете, какие перспективы с таким назначением открываются?
Петр был очень доволен. Да что там! Он просто лучился самодовольством. И широко улыбался. Оно и понятно. Пост одного из судей Верховного Суда страны... Петр к этому всю жизнь стремился и шел к цели, не обращая внимания на любые препятствия или помехи. Добился.
Николай тоже не казался расстроенным, поздравляя брата и попутно доедая свой десерт. Как ни крути, а несмотря на публично оглашаемые лозунги и реформы, это и ему теперь открывало многие двери и перспективы роста. Хотя, даже несмотря на некоторую безалаберность и непутевость, совершенно несвойственную их старшему брату, Коля был великолепным адвокатом. И своего положения в их среде добился не только благодаря семейным связям. Их всех держали в достаточно жестких рамках. А требования семьи к наследникам династии никогда не были умеренными. Правда, и от помощи этих самых связей никто никогда не отказывался.
Так что сейчас Коля, наверняка, уже на три хода вперед просчитывал, как назначение брата выгодой для себя обернуть. И перспективы его радовали.
Похоже, одной Маше оказалось не до сладкого. Да и настроение у нее подкачало на фоне общего семейного счастья... А как иначе, если Мария слишком хорошо знала, к реализации каких именно «перспектив» Петр теперь может приступить?
- Да, вариантов масса, - поддержал Николай, закончив со своим десертом.
Маша поймала его взгляд, устремленный на ее порцию. И, усмехнувшись, без возражений подвинула тарелку в сторону брата. Аппетит пропал.
Коля ей отсалютовал ложкой, перехватив тарелку. Петя только головой покачал с улыбкой. Словно они его детьми были, которых он, к слову (детей, в смысле) благополучно отправил за границу в закрытые школы учиться.
- Так вот, к вариантам, - продолжая жевать теперь ее пирожное, продолжил Коля. За что был удостоен неодобрительных взглядов от них обоих. Но его это ни капли не смутило. - А я-то удивлялся, почему это порог моей приемной уже второй день подряд обивают не последние люди серьезной партии. Все хотят со мной и моим братом пообщаться. Познакомиться ближе, так сказать, «с обоюдным интересом и выгодой» - по их заверениям. А тут - вон как. Видно, до них слухи раньше дошли. А от нас ты все скрывал, - Коля с хитрым прищуром посмотрел на Петю и даже с некоторым упреком ткнул в его сторону десертной ложкой.
Петр рассмеялся.
- Не хотел сглазить раньше времени, - разведя руки в сторону, повинился брат.
Маша улыбнулась, проверяя время на смартфоне, который крутила в руках, хоть пока и не вмешивалась в разговор. Да и Коля понимающе покивал головой. Несмотря на всю специфику их деятельности и опыт, независимо от образования и положения, вся семья Коваленко отличалась некоторой суеверностью. Это еще от бабушки у них велось. А может, и того раньше...
- И что ты этим... людям ответил? - Петр вернул разговор к теме, затронутой братом, которая явно вызвала его интерес.
И Маше показалось, что, в отличие от нее, Петя точно знает, о какой партии и возможной выгоде идет речь.
- Что с тобой согласую, - Коля пожал плечами, вновь сосредоточившись на десерте. - Мне был не совсем понятен их интерес. Теперь - ясно, что мы действительно можем многое из сотрудничества с ними извлечь.
- И достать туда, куда пока не могли, - хмыкнул Петр. - И того, кого не могли...
Старший брат многозначительно замолчал, глядя на них. 
А вот Маша внутренне напряглась и как-то даже подобралась. Отставила чашку. Петя никаких имен еще не называл. Но ей казалось, что она и так все поняла. О том, кого ее братья не любят и чье положение в городе у них уже не один год «словно кость в горле» - Маша знала слишком хорошо.
- И, кстати, - словно ощутив ее собранность, Петр повернулся в сторону сестры, - Машенька, что это за слухи до меня дошли, что ты выступала консультантом у Горбатенко в этом деле, насчет стекольной компании? - сейчас во взгляде брата ничего веселого не было.
Николай удивленно вскинул голову, так уставившись на нее.
А Мария сохранила невозмутимый вид и недоуменно приподняла бровь.
- Я консультировала Юрия Овчаренко, владельца стекольной компании, которой пытался неправомерным способом завладеть его бывший партнер, - поправила Маша. - Мы с Юрием были знакомы давно, по делам благотворительности пересекались ранее. Он попросил помочь, я не отказала.
Петр медленно и задумчиво кивнул, но продолжал смотреть на нее в упор.
- Овчаренко целиком и полностью полагается на поддержку Горбатенко в этом деле. И в суде, и на ... других уровнях. Ты не могла этого не знать, - заметил он.
- Меня попросил о помощи Юрий. Я не видела причин ему отказать, - Мария с не меньшим упорством выдерживала взгляд брата.
- Ты хоть деньги за помощь взяла? - вдруг со смешком вмешался Коля, словно не замечая холодного напряжения, повисшего в кабинете. - А то вечно о себе не думаешь, и опыта своего ни в грош не ценишь, Машка. Или тебя «по старой дружбе» развели за «спасибо»?
- Юрий полностью оплатил мое время и работу, - повернувшись к Коле, улыбнулась Мария. - И продолжает оплачивать консультации, так как дело еще на рассмотрении.
- Овчаренко... Или все-таки Горбатенко? - не отступал от своего Петр, вцепившись в тему, словно собака в ногу. - У тебя есть какие-то финансовые дела с этим... - Петр замолчал, явно желая употребить не то слово, которое стоило говорить при младшей сестре, да и воспитанной женщине просто.
Она не знала, откуда он это выяснил. Но и показывать, что ее данный факт беспокоит, Мария не собиралась.
- Я не буду отрицать, что Горбатенко Олег Игоревич часто выступает благодетелем сиротского приюта, который я опекаю. Как и вы с Колей. Хорошая репутация всем нужна, кто при власти. А благотворительность этому способствует, - все тем же ровным тоном заметила она, пожав плечами.
- И почему это Горбатенко спонсирует именно твой приют? - Петр поднялся со своего места и, обойдя стол, замер в непосредственной близости от кресла Маши, вынуждая сестру запрокинуть голову.
- Потому, что мы заняли активную позицию и не ждем милости, а устраиваем всевозможные мероприятия, вечера и встречи, где информируем и рассказываем о нашем фонде и детях, возможно? - хмыкнула Маша с некоторым сарказмом. - Всегда легче «помочь», если все уже сделали за тебя, организовали и продумали, а тебе только подпись на чеке поставить нужно, не замечал? Ты ведь тоже это любишь? И Коля...
- Это точно, куда меньше мороки, - Коля хмыкнул где-то сбоку, явно соглашаясь с сестрой.
Но Петр не торопился отступать. Даже словно задумался о чем-то.
- Откажись от его пожертвований, - неожиданно потребовал старший брат.
Мария с удивлением глянула на него. И поднялась, не желая, чтобы на нее давили даже позой. Хотя Петя и так был выше и мощнее.
- С какой радости вдруг? - хмыкнула она, скрестив руки на груди, вскинула голову, твердо выдерживая взгляд брата. - Ты мне сам не раз говорил, что деньги не пахнут, - с сарказмом напомнила Мария. - А у меня достаточно подопечных. И это дети, которые растут. Денег вечно на все не хватает. Олег Игоревич же средств на поддержку сирот в городе не жалеет.
- А мне все равно! - вдруг рявкнул Петр, хлопнув ладонью по столу.
Звякнули ложки о блюдца, задрожал хрупкий фарфор сервиза. Маша тоже внутренне вздрогнула. Но не выдала этого ничем. 
- Петь, не кричи, сбавь напор. Маша разумные вещи говорит, - Николай отставил десерт и также поднялся. 
Уже и ему весело не было. Кажется, в кабинете и дышать стало сложнее. Характер своего старшего брата они оба знали. И все же отступать Мария не собиралась.
- Мне плевать на ее доводы! И эти сироты - без разницы! - не сбавив ни на грамм напора и громкости, рявкнул Петр уже в сторону брата. Повернулся снова к ней. - Я не желаю, чтобы ты хоть каким-то образом была связана с Горбатенко. Тем более теперь, когда у меня есть реальный шанс его на место поставить. Ты прекрасно знаешь о том, что у нас напряженные отношения...
- У вас, - прервав Петра, сделала ударение она. - У меня с Олегом Игоревичем никаких конфликтов и войны интересов нет. Я ни на какую власть и влияние в городе не претендую. А его пожертвования очень помогают нашим подопечным. Именно благодаря ему мы недавно смогли детей в Италию отвезти. Думаешь, у нашего фонда таких благодетелей - десятки?! А вот и нет, Петр. Ты и сам не особо охотно с крупными сумами расстаешься, пусть и для поддержания репутации, - давя на то, что могло считаться убедительным в схеме мироустройства ее братьев, возразила Маша.
Но Петя, похоже, никак не был настроен на обсуждение. Он сделал широкий шаг, убирая между ними всякое расстояние, и буквально навис над Марией.
- Ты против семьи идешь, Машенька? - со злостью тихо проговорил Петр, ухватив ее рукой за подбородок. В его голосе звучала угроза.
Но Маша давно выросла. И умела противостоять и его угрозам, и своему страху.
- При чем здесь наша семья? - передернула она плечами уже с возмущением, когда брат сильнее сжал пальцы.
Недоволен. И это слабо сказано.
Уже зол. В момент вспыхнул, потому что она не подчинилась.
Это в суде Петр умел хранить хладнокровие и профессионализм. Дома же они все не раз страдали от вспышек его властности и характера. И все-таки она не собиралась уступать или поддаваться давлению. Давно научилась держать оборону и отстаивать свои интересы вопреки мнению брата. Смогла же несколько лет назад переквалифицироваться и даже открыть нотариальную контору, пусть оба брата были против такого решения.
И Петр увидел этот ее вызов и гонор во взгляде. Сильнее сжал пальцы на ее щеках, вызывая неприятные болезненные ощущения. Мария скривила губы, но и теперь не отступила. 
Заметил то, что Петя переходит черту, и Коля.
- Петь, отпусти ее, - Николай подошел к ним, опустив руку на плечо брата.
- Маша, даже не думай идти против нас, - вместо того чтобы внять брату, приказал Петр. - И ради чего? Из-за денег этого сукиного сына? - почти ласково поинтересовался Петр. - Или дело не только в этом, а, Машенька? Мы - одна семья, не забыла? И враги у нас - одни, у всех!
Она невольно вздрогнула, впервые за этот вечер дав почувствовать брату свой страх перед ним. Неужели Петр знает что-то больше того, что было видимым для всех? Но откуда? Да и... 
- Петя, хватит! - повысил голос и Николай. 
Но они оба не обратили на него внимания.
Нет. О чем она? Чего боится? Не мог Петр ничего знать. Потому что ничего и не было большего.
- Я не понимаю о чем ты, Петя, - голосом, который использовала порою ранее в суде, отмела Мария его слова. Холодно, спокойно, сдержанно. Не показывая ничего из той бури эмоций, которая сейчас бушевала внутри нее. - И с каких это пор Горбатенко тебе прямо таким «врагом» стал? - с искренним недоумением уточнила она. - Да, у вас случались столкновения интересов. Неприятно, понятно. Но я не вижу причин, по которым наш фонд должен избегать помощи и поддержки лица такого уровня...
Лицо старшего брата исказила гримаса гнева:
- Я тебе сказал, чтобы ты прекратила, Маша! - рявкнул он, еще сильнее нажав на ее лицо, чтобы глаза не отводила, видимо. - Все свои дела с ним завершай! Или тебе свои интересы важнее семьи?! - проорал Петр так, что у нее левое ухо заложило.
Но ведь не зря напомнил, что семья одна. И Машу эта семья характером тоже не обделила.
- Не ори на меня! - не повышая тона, отрезала Маша. - Не отец. И я уже в том возрасте, когда сама имею полное право распоряжаться всеми своими делами и решать, с кем сотрудничать и на каких условиях. Твои конфликты меня не интересуют. Не припомню, чтобы ты прекратил сотрудничество с Шаховцом, когда я тебя просила. - Твердо смотрела брату в глаза. - Да и сейчас работаешь...
В кабинете повисла тишина. 
Второй раз за вечер вспомнила то дело. Что-то часто очень. Петр сжал губы так, что они побелели. Она слышала, как он зубами от злости заскрипел.
- Петь, она права. И отпусти Машу, чего вцепился, - Николай с силой сжал рукой плечо старшего брата.
Тот перевел глаза на него. Коля на что-то явно намекал старшему взглядом. И Петя понял. А вот Маша сейчас была на таком взводе, что не разобралась. Страшно не любила то дело вспоминать. И их отношение и советы тогда. И весь сегодняшний разговор... довели до черты кипения!
- Извини, Маш, я зря взбесился, - шумно выдохнув, Петя отступил, разжимая пальцы. Устало растер лицо руками. - Просто этот сукин сын... - чертыхнулся. - Ты же знаешь,  как меня бесит, что...
- Не знаю и знать не хочу! - резко заявила она, так же растирая лицо, и понимая - что ей больно. Там, где Петя держал, кожа отзывалась болезненной чувствительностью. Злость разгорелась больше. - И нечего втягивать меня в свои войны за власть, Петя! Мне это неинтересно! Спасибо за ужин. Хорошего вечера! - развернулась и стремительно покинула кабинет старшего брата, хлопнув дверью. 
Не обращая уже внимания ни на окликнувшего ее Колю, ни на пытающегося извиниться Петра.
- Мария! Вернись немедленно! Я не закончил! - опять заорал Петр так, что было слышно и сквозь дверь.
Видно, ее уход его вновь разъярил. У нее тоже в голове просто пульсировало бешенство.
- А я - закончила! - огрызнулась Маша, не поворачиваясь.
Такая злость внутри кипела! Дикая просто. Ее трясло.
И как же Маша устала от того, что они вечно пытались командовать и указывать, что она должна делать! Ее жизнью управлять стремились!
- Маш, что случилось? - в коридоре ее попыталась перехватить настороженная и растерянная Настя. Явно слышала, как они там орали. Ухватила за руку. - Не сердись на Петю, Маш. Он так нервничал с этим назначением, несколько ночей не спал толком. И старался же не показывать, - принялась тут же оправдывать перед ней мужа.
- Я не хочу сейчас говорить об этом, Настя! - отрезала. 
Невестка вздрогнула и стушевалась. Несмотря на то, что была старше самой Маши и носила фамилию мужа, характером до их семьи Настя не дотягивала.
- Прости, - попытавшись смягчить, Маша все же отняла свою руку немного резко. Но ее уже просто довели. - Ужин был прекрасным, спасибо, Настя. Но я не могу тут оставаться. А то сама в подсудимых окажусь, - мрачно пошутила она, стараясь взять себя в руки.
Не особо справилась. И, в каком-то расстройстве, ей-Богу, просто вылетела из квартиры брата, забыв обо всем, только и того, что обулась! Оставив все вещи! Дошло это до нее только на парковке перед домом, когда Мария поняла, что не сможет открыть машину без ключей. Но вернуться назад... 
Н-е-ет! Не сейчас, точно. Может, оно и к лучшему. Хорошо хоть телефон из рук не выпускала... Или плохо. 
Петя уже ей звонил. Маша сбросила вызов брата.
Скандала хватит уже. Всем бы остыть. А ответь она на звонок или появись снова в квартире сейчас - и Петр, и Коля своего не упустят. Начнут давить, пытаясь сломить ее решимость. Еще и запрут, с них станется. И такое бывало...
Да и к себе возвращаться - не вариант. Братья найдут сразу. А если Петя сказал, что еще не закончил, то... Остановить старшего брата бывало сложно, особенно когда его темперамент брал верх.
Их всех учили вести себя невозмутимо и сдержанно везде: в суде, на людях, даже дома наедине с собой. И везде младшее поколение Коваленко с этим справлялось... Кроме общения между собой. 
Вроде и любили друг друга, и беспокоились. Но так, как они сами, довести их никто другой не мог... Как еще не поубивали друг друга? Для всех загадка... Видно, четкое понимание тяжести наказания потом - останавливало.
Нет, нельзя возвращаться. А вот подумать об этом разговоре отстраненно - стоит. Как бы только успокоиться...
_________________
Спасибо за подарок Лена Кулеменатоh!Спасибо, Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

ladyx Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Изумрудная ледиНа форуме с: 21.07.2016
Сообщения: 2165
Откуда: Украина
>24 Ноя 2017 21:33

Оля, с удовольствием и большим интересом присоединяюсь к новой теме!
Очень хочется узнать интересную и не простую историю Олега и Марии.
_________________
[
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Ната-ли Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 12.05.2013
Сообщения: 217
>24 Ноя 2017 21:40

Оля я с вами. Огромное удовольствие получаю от чтения твоих книг!!!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Minichka Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 19.04.2015
Сообщения: 1757
>24 Ноя 2017 21:43

Ууррааа
Олечка, поздравляю с открытием новой, но уже знакомой для нас темы
Очень ждала, когда можно будет поподробнее узнать историю Олега и Маши. Уж очень они яркие герои, заслужили отдельную историю
Я как всегда с тобой
Буду очень ждать продолжения столько,сколько нужно
Вдохновения тебе, легкого перышка и чтобы на все хватало времени Побежала дочитывать в соседней теме накопленные главы и тут
_________________
by чудо-ёжик Любимый Дж. от моей талантливой девочки! Спасибо, радость моя!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Эл Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бирюзовая ледиНа форуме с: 09.02.2017
Сообщения: 299
>24 Ноя 2017 21:44

С новой темой! Принимайте в свои ряды! Flowers
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>19 Окт 2018 7:45

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете разместить в рассылках сайта собственную новость или анонс. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Участвуйте в 25 туре Волосок к волоску


Нам понравилось:

В теме «Единица безумия (СЛР, 18+ )»: Вечер удался! Спасибо за проду Чуть не угробили Женьку) Да уж..бывший прибывший((видать тот еще козлик.. Интересно, заметил... читать

В блоге автора Натаниэлла: О ЛЮБВИ

В журнале «В объятьях Эротикона»: Маковая роса
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP » Нить на запястье (18+ ) [22980] № ... 1 2 3 ... 59 60 61  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение