Мой друг, который знает, что умрет (социальная фантастика)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Заказ графики  •  Реклама  •  Конкурсы  •  VIP

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 3:01

 » Мой друг, который знает, что умрет (социальная фантастика)


Название: Мой друг, который знает, что умрет
Жанр: социальная фантастика, политический детектив, драма.
От автора: этот роман пишется уже так давно, что я и не помню, когда начала. Выкладывался он на других ресурсах, как эксперимент, совершенно под другим именем. Псевдоним на обложке и артах менять не стала, ибо вся суть не в нем. Выкладка романа здесь - это то же эксперимент, посмотрим на результат. Wink
Аннотация: Недалекое будущее. После серии экономических и энергетических кризисов, в стране устанавливается авторитарный режим. Социальное неравенство достигает апогея и большая часть населения разделяется на две части: одним повезло, другие остались не у дел. Подполье во главе с Вилом старается вернуть свободу и равенство людям, но в игру вступают те, кто долго ждал за кулисами. Дан Миллер, комиссованный военный, перешел в администрацию президента с целью найти «крота» и, наконец, решить проблему с подпольем, но главный враг гораздо ближе, чем казалось. А в это время, Марк Аристов переживает личную трагедию и пытается найти новый смысл жизни в разговорах со странной девочкой Полли, но судьба готовит новый удар. У всех своя дорога и каждый стремится к своей цели…


Важно: история вымышлена, все совпадения с реальными людьми или событиями - случайны. Город Вектор - вымышлен.
Внимание: присутствуют сцены курения и употребления алкогольных напитков. Помните, употребление психоактивных веществ (табак, алкоголь и другие наркотики) вредит Вашему здоровью!
Важно: Размещение на других ресурсах, без согласования автора, строго запрещено!
Внимание!
Данный текст, представленный Автором, является объектом интеллектуальной собственности и охраняется законом.
Копирование и распространение этого материала без согласия Автора запрещено!
Игнорирование данного предупреждения будет рассматриваться как нарушение авторских прав.




  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (SantaAna)

  Подписка Подписаться на автора

  Скачать Главы в версии для чтения и печати

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: PoDarena; SantaAna; Дата последней модерации: 25.12.2018


_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 3:08

 » Часть I. От прошлого к будущему. Глава 1. Настоящая весна

Часть первая. От прошлого к будущему


Мы измеряем дорогу мерой своих аршинов.
Ибо уже установлено кем-то давным-давно:
Весь человеческий опыт - есть повторенье ошибок...

Р. Рождественский «Неправда, что время уходит...»



Глава 1. Настоящая весна


Вектор. 24 апреля
Сквозь плотные черные тучи просочился красный луч солнца. Он разрезал серый воздух и устремился в грязное окно в полуразрушенном двадцатиэтажном доме и ярким пятном упал на облупившуюся краску на стене. Рядом появилась другая точка света, а потом еще. Солнце побеждало тучи и все увереннее проникало в разрушенные районы города Вектор. Лучи отражались от стекла, растворяли тень, что окутывала месяцами. Своим теплом они тронули улыбку одиннадцатилетней девочки Полли. Она сидела на крыше высотного здания, под самодельным тентом из старого ковра, читала книгу, бумажную, такую которую уже, как лет двадцать редкость встретить в технологичном мире. Сказки народов Северной Америки, часть страниц в них отсутствовала и потому, Полли приходилось додумывать начало или конец очередной истории, что делало чтение еще увлекательнее.
На крыше, под ковром, у нее оборудовано собственное место, маленький рай в аду из разрухи и смога. Старое кресло с одной сломанной ногой и подпертой несколькими кирпичами. Конструкция получилась не самой надежной, и потому девочка иногда падала, что ее только веселило. Увлекшись чтением, Полли не сразу почувствовала теплое прикосновение весны, но распознав его, бросила чтение и, с разливающимся по лицу восторгом, посмотрела на яркое пятно среди туч. Девочка глубоко вдохнула, казалось, что отныне воздух пах иначе, пропала влажная тяжесть, оседавшая мелкими каплями на всем вокруг.
Это пришла весна. Улыбка озарила детское лицо, книга полетела с колен, а Полли подбежала к краю крыши, чтобы лучше рассмотреть происходящее. Неоновый свет от реклам и вывесок, пятна цивилизации среди первобытности, раскрашивал улицы во все цвета радуги и по ним, осунувшись, не видя ничего вокруг, проходили люди. Как поезда, шли по четко намеченному пути, не отступая ни на шаг от маршрута. Если не там свернуть, то можно заблудиться среди заброшенных высоток и превратиться в одного из бездомных, что сидят на углах в оборванных и грязных куртках. Но Полли не замечала окружающей безнадежности, она смотрела солнце и верила, что оно выведет людей из спячки и они поднимут головы, расправят плечи и вдохнут полной грудью.
Из-за повышенной облачности зимой Вектор чаще пребывал в серости и даже, когда солнце появлялось, то смог растворял свет, делая невзрачным. Это в центральных и северных районах города, так называемой главной части, действуют специальные очистительные установки, с мощными вентиляторами и фильтрами. Они позволяют их жителям дышать воздухом без тяжелых металлов и ядов. Южным районам на это не хватало денег. Да и откуда им взяться у людей, не родившихся под счастливой звездой.
Солнце уходило. Когда оно, наконец, разогнало все тучи с неба, то день закончился и горизонт поглотил светило, словно голодный крокодил. Пора домой. Полли схватила потрепанную жизнью книгу и помчалась к выходу, что ведет на лестницу, а по ней уже, быстро-быстро вниз. Девочка толкнула вперед обшарпанную металлическую дверь и, сильнее ощутила едкий запах. Это от мусоросжигательного завода. Ветер сегодня западный и он несет с собой вонь. Люди привыкли к тяжелому, оседавшему на легких и разносившемуся по организму воздуху, так необходимому, но заимевшим неразрывную дружбу с ядом.
Конечно, с экранов и трибун все говорят о плохой экологии, но никто не готов делиться чистым воздухом. Эгоизм. Таков человек, это в его природе, в его генах. Еще Ричард Докинз об этом писал, дедушка рассказывал Полли о том, что он был революционным ученым, в свое время предложивший теорию, противоречащую всем представлениям. Полли не до конца понимала смысл слова революционный, но догадывалась, что это кто-то очень важный. А еще дедушка больше всех переживал, когда на улице темнело, а Полли еще не вернулась домой. И мама сильно переживала, но она не может не переживать. Она же мама.
У вдовы Анны Волжанской сын и дочь. Старшему Лёве уже двадцать четыре и он считал своим долгом заботиться не только о сестре, но и о матери и дедушке. Отца уже давно не было, лет шесть, а, может, семь, как. Лёва и Полли, возможно, и помнили бы о нем, если тот не променял семью на бутылку любого спиртосодержащего напитка. Может, знай он тогда о перспективах, то предпочел бы семью, а так, был заколот ножом в пьяной драке в проулке. Хотя. Весь юг Вектора можно считать одной сплошной подворотней, и живущие здесь не совались в центр, а центровые и вовсе предпочитали не думать об окраинах.
- Я дома! – Крикнула Полли, когда вбежала через заднюю дверь в кухню.
Семья Волжанских одна из немногих у кого был собственный дом, да еще и с участком, на котором дедушка и мама выращивали овощи. Многие соседи давно побросали свои дома и огород получился довольно большим, за счет самовольного захвата оставленных участков. На нем-то, с апреля по октябрь и пропадала Анна, в те дни, когда не на смене медсестры в клинической больнице, где много работы, но мало денег. Николай, это свекор и дедушка Полли, помогал, но из-за возраста в почти сто лет делал это редко.
У Волжанских довольно большой дом. Его еще дедушка с тестем построил, слишком давно, чтобы подробно об этом помнить и чтобы сейчас дом выглядел хорошо. Лёва старался, поддерживал его, чтобы стены и крыша не обвалились, но денег, сил и времени на капитальный ремонт не хватало. Когда-то в этом доме из красного кирпича жила большая семья. Дедушка с бабушкой, двое сыновей с супругами, внуки. У всех были комнаты, пусть маленькие, но личные. Вечерами, вместе они собирались за большим столом внизу и обсуждали прошедший день. Это было еще до рождения Полли. До него же старший сын и сноха дедушки погибли в автокатастрофе. В новой летающей машине сломался стабилизатор, она потеряла управление и рухнула как камень с высоты в шестьдесят семь метров. Вместе с ними погиб их младший сын. Автомобильный концерн тогда выплатил компенсацию, и дедушка на эти деньги отправил своего старшего внука Натана на учебу в Москву. Первые пару лет мальчик рассказывал, как у него идут дела, а потом звонки стали реже, разговоры короче и, в конце концов вовсе иссякли. Дедушка на внука не обижался, но чувствовал радость, что Натан смог выбраться из нищеты и грязи. И пусть он стал эгоистичным и зазнавшимся, но зато не думал каждый вечер над тем, чем обедать завтра.
- Деда, ты где? – Полли носилась по дому, открывала двери комнат, заглядывала и тут же убегала. Когда все комнаты были проверены, она вспомнила, что в хорошую погоду он часто сидит на крыльце. Так оно и было. Дедушка задремал в большом, потрепанном кресле у парадного входа. Полли легонько коснулась худого плеча, и тот открыл глаза.
- Привет! – тонкие губы растянулись в улыбке, и Полли в ответ удобно устроилась рядом на узкой скамейке. Дедушка взял ее маленькие детские ладошки в свои морщинистые, слегка дрожащие, руки.
- А я сегодня видела солнце! – на лице у девочки до сих пор сохранялись радость. – Оно красное, большое и теплое! А знаешь, что это значит, деда?
- Нет. – мужчина в неподдельном интересе приподнял брови, внимательно смотрел на внучку, хотя и старческая пелена на глазах не позволяли видеть четко и ясно детское личико.
- Деда, ну как же ты не знаешь, это значит, что пришла весна!
Удивительно дело, подумал в ту минуту дед, бедность и разруха окружают их, а неуверенность в завтрашнем дне, как тяжелая ноша, давит на плечи, но улыбка с лица Полли не сходила, даже в те часы, когда она спала.
- А я думал, весна пришла уже два месяца назад.
Мужчина оглянулся, деревья зеленеют, между кирпичами, что служат дорожкой, пробивается трава, а если прислушаться, то на рассвете можно насладиться пением птиц.
- То ненастоящая весна была. Ты же видел, сколько долго снег лежал, и солнца не было. Весна, это когда все тает и приходится щуриться от яркого света.
- Значит, мы все это время жили в ненастоящей весне?
- Да! – Вынесла вердикт Полли, дедушка в ответ улыбнулся и крепко обнял внучку. Так они сидели на крыльце еще минут двадцать, а может тридцать. Солнце совсем скрылось за горизонт, и первая теплая ночь опустилась на город. По улице, где стоял дом Волжанских, загорелись фонари и маленькие лужицы заиграли переливами отраженного света.
Весна в том году действительно затяжная. Сначала сильные морозы долго не хотели отпускать, сковали город, словно в кандалы, ограничивая движения, делая их медленными, надрывистыми. А после, когда стало теплее, снег продолжал держать оборону, он долго, слишком долго не отступал. Стоило превратиться в грязную жижу, текущую по улицам, так ночью прибывало подкрепление. В конце марта стояла самая настоящая зимняя погода. И только в первых числах апреля, снег, наконец, превратился в грязевое месиво окончательно. Шлепая по лужам, люди шли на работу, учебу, тихо бурча себе под нос, как им все это осточертело.
В главных районах города улицы ежедневно, а то и ежечасно чистят. Там люди чувствуют только мороз, избежать который можно спустившись в подземные теплые тротуары. В центре жизнь превращается в истинное удовольствие и радость и вовсе не странно, что люди там ходят с улыбкой на губах. Нет, нельзя сказать, что южане страдают, что несчастны, что умирают от голода или холода. Возможностей много меньше, чем там, за куполом. Все совершенно так же как и в других городах мира, каждый из них разделен на две части, для богатых и для бедных.
Толстая металлическая дверь, та что отделяла широкую улицу от двора Волжанских, скрипя, открылась и вошел Лёва. Это он с работы. Молодой человек трудился на огромном складе в транспортной компании, оператором разгрузочно-погрузочного робота или РПР. Технологии и робототехника позволяли людям не заниматься тяжелым и опасным для здоровья трудом. Если поначалу, все тому радовались, то позже, когда роботов стало слишком много, люди поняли, обычным грузчикам и другим подобным, теперь некуда идти. Они остались безработными. Некоторые успели подхватить волну и переучиться на мастеров по ремонту, но столько техников, как водителей или дворников, не нужно. А людей становилось все больше, шла политика повышения демографии, многодетные семьи поощрялись, но никто не задумывался, а как кормить их всех.
- Лёва, – воскликнула Полли, и, спрыгнув со скамейки, кинулась в объятия брата. Ее лицо озарилось радостью, такой же, как у пятилетнего ребенка, когда ему вручили долгожданную игрушку.
- Привет, сестрёнка. - обнял он сестру.
- Сколько сегодня ты погрузил ящиков? – Спросила девочка, за руку ведя брата в дом. Он, конечно, мог добраться и без ее помощи, но слишком приятно прикосновение. Его большая, тёплая рука дарила особенное чувство спокойствия и защиты. В такие минуты, когда он прячет в своей ладони ее, девочка нутром чувствует поддержку и близость.
Полли и Лёва, вместе против всего мира. Если знакомые братья и сестры вечно ругались друг с другом, то эти двое жили мирно.
- Я, конечно, не считал, но думаю, пятьсот огромных ящиков были мои. – Лёва вошел в дом, а перед этим коротко поздоровался с дедушкой.
-Вау! – Восхитилась Полли. – Деда, он перевез пятьсот ящиков сегодня!
- Да-да, – послышалось, тихое, с крыльца.
- Что у нас на ужин? – Лёва осмотрелся в кухне, на плите стояла грязная кастрюля после обеда, а в холодильнике вчерашний плов. Анна обычно готовила много, чтобы хватило надолго, ведь у нее недостаточно времени на каждодневное стояние у плиты. Нередко они и вовсе обедали или ужинали готовой едой из магазина, так что надо только разогреть в микроволновой печи.
Лёва достал большую сковороду из холодильника, а Полли уже потянулась за тарелками. Так всегда происходило, когда брат возвращался домой с работы. Мама ещё на участке и дети накрывали на стол к ужину. Четыре тарелки из синего стекла, вилки старые, но ещё блестящие, кружки для чая, каждая непохожа на другую, некоторые местами со сколами, уже посеревшими от времени. Ели всегда на кухне хоть и была в доме большая столовая. Через минуту вошла мать, высокая женщина, худая, с короткими растрепанными волосами и уставшим выражением лица. Тонкие губы растянулись в легкой улыбке, сразу, как только она увидела детей, однако, три морщинки на переносице, от постоянных дум и переживаний, так и не разгладились.
- Привет, сын. – Поздоровалась Анна, проходя к раковине, чтобы отмыть от рук землю и песок. – Как рабочий день?
- Хорошо, сегодня с больничного Федя вышел, так что стало легче. Как у тебя, мам?
Анна не могла пожаловаться на то, что сын не проявляет к ней внимательности. Дед говорил внуку, чтобы тот заботился о своих женщинах, он мужчина, а значит, его прямая обязанность обеспечить им веру в завтрашний день. И Лёва еще ни разу не подвел своего мудрого наставника.
- Все хорошо, мы сегодня с Полли перекапали огород, я кое-что посадила уже. Земля в этом году хорошая, так что урожая должно быть много.
Лёва никогда не понимал маминого выражения «земля сейчас хорошая». Ведь каждый год земля была одна и та же. Но Лёва точно знал, что эти мамины комментарии, всегда правдивы. Если она говорила, что та плохая, то действительно к осени у них урожая значительно меньше, чем могло бы быть.
Многим, кто знал Анну, казалось, она родилась сразу с лопатой и граблями. От ее рук и сухая палка прорастет в песке. Она копала, сажала, поливала, растила и ухаживала за растениями, как за своими детьми. И ведь вспахать огород не каждому мужчине-то под силу, а ей лишь в удовольствие эта тянущая усталость вечером, когда можно устроиться в глубоком старом кресле, с бокалом домашнего вина, ноги положить на деревянную табуретку и чувствовать, как кровь отливает от них, как тяжесть покидает их. Иной бы человек нудно распевал жалобы о болях в спине и потянутых мышцах, а Анна прикрывала в блаженстве глаза и представляла, как увидит первые всходы, как будет прикасаться к листочкам, тянущимся вверх, как будет собирать урожай.
- Значит, Полли сегодня приобщалась к земле? – Обратился к сестре Лёва.
- Только до обеда, а потом я ушла гулять, и там увидела солнце! Настоящее, весеннее, теплое солнце. – похвалилась девочка.
- Что значит, наступила весна. – Дедушка включился в разговор, он решил самолично всем сообщить сегодняшнее открытие своей внучки. Полли же подхватила его ответ, и разъяснила брату с мамой о том, что до сегодняшнего дня была ненастоящая весна. Под давлением железных аргументов, родным не осталось ничего, кроме как согласиться с Полли.
Позже, вечером, после того как остатки ужина были убраны, а посуда перемыта, Анна заняла свое место в кресле перед телевизором, чтобы посмотреть старый фильм, тот, что был создан еще задолго до ее рождения. Снятый по роману популярного тогда автора Николаса Спаркса, рассказывал о мужчине, что поселился в гостинице на берегу океана. Вместе с администратором, замечательной женщиной, потерявшей себя после развода, они пережили страшный шторм, унесший не только миллионы песчинок, но и прошлое героев.
Лёва, как обычно, сильно уставший на работе, долго стоял под горячими струями воды в душе, она омывала его, унося с собой тяжесть рабочего дня, тревоги за будущее, ведь он так и не сообщил родным, что предприятие ждут сокращения штата. Стекая по лицу, а потом и по сильному телу, капли одна за одной уносили в водопровод мысли и страхи, даря надежду, что скоро, совсем скоро, он найдет выход и вытащит семью с низов. Даст им уверенность, как завещал дед.
Полли с дедушкой поднялись в ее комнату, где достали старую китайскую настольную игру маджонг. Вообще-то, она на четверых, но это их не останавливало. Пока они убирали кости, велись разговоры, чаще всего Полли рассказывала дедушке о своих мечтах и фантазиях, как однажды поедет к океану и увидит кита. Настоящего, большого, и с ним она будет плавать, и громко смеяться, когда тот будет пускать большие фонтаны.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 3:17

 » Визуализация героев

Главные герои





Герои второго плана




_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Peony Rose Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 17.12.2012
Сообщения: 7987
Откуда: Россия
>18 Дек 2018 10:18

Привет Smile
Эксперимент с фантастикой всегда рада поддержать, тем более с СФ.
Любопытная версия мира получается. Страшноватая. Каково жить ребенку в такой действительности... но посмотрим ;)
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3519Кб. Показать ---

Поэзия грез от Сrimpson
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Ledi Mary Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 03.02.2014
Сообщения: 1086
Откуда: Минск
>18 Дек 2018 10:31

Задумка интересная! Я буду читать, хотя не очень понимаю, что такое социальная фантастика))
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 119Кб. Показать ---

За обалденно-красивую подпись с невероятными героями благодарю Ксюшу Сергееву! Люблю тебя взаимно и навсегда))
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 11:08

Элли, привет. Очень рада видеть тебя Ar
Марина, добрый день. Социальная фантастика - это про общество будущего, каким оно будет, в представлении автора. Его законы, правила, нормы. Так, "451 градус по форенгейту", "чужак в чужой стране", "атлант расправил плечи", "о дивный, новый мир" "1984" - можно сказать, это классические представители социальной фантастики. Из современных авторов, наверное, "рассказ служанки" можно отнести к социальной фантастике.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Veronika z Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 12.09.2018
Сообщения: 141
>18 Дек 2018 13:50

Очень красивый слог! И природы очень тонко описана Very Happy
Только эмоционально тяжёлая книга, наверное, получится...
Я с вами, если можно tender
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Nadin-ka Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 15.08.2015
Сообщения: 13191
Откуда: Казахстан
>18 Дек 2018 13:53

Привет! Увидела рекламный баннер, заинтересовалась названием.
А тут такая аннотация интересная. Попробую почитать.
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 259Кб. Показать ---

От Нины/neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 14:13

Veronika z, конечно с нами можно. Я бы сказала, даже нужно. Эмоционально - это будет драма, во всех ее проявлениях.
Надя, добро пожаловать! Очень надеюсь, что я вас не разочарую.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 15:58

 » Глава 2. Кит в небе

Глава 2. Кит в небе


Вектор. 27 апреля, три года назад...
Листья на деревьях, еще маленькие и ярко-зеленые, впитывали в себя тепло полуденного апрельского солнца. Ветер играл ими, создавая легкое шуршание, услышать которое можно лишь встав рядом, дабы шум машин, метро, вентиляций и гул людей не перебивали. На скамейках, прячась от солнца, сидели женщины и мужчины. Одни ногой подталкивали детские коляски, другие в руках держали новомодных игрушечных андроидов, и каждый из них одним глазом присматривал за хаотичной толпой детей. Сегодня на площади у музея истории России, в пойме реки Царица, на берегу Волги, детский праздник. Маленькие, летающие низко над землей машинки, воздушные шарики, сладкая вата, клоуны, инопланетные принцы и принцессы, все для них, маленьких человечков, без остановки бегающих друг за другом, качающихся на качелях, скатывающихся с ярко-красной горки и прыгающих на огромном батуте.
Все собирались на площади затем, чтобы послушать концерт. Маленькие артисты напоследок репетировали номера, где они поют и танцуют, показывают фокусы, читают стихи, играют сценки из любимых сказок. Мамы выступающих детей сильно нервничали, то поправят непослушные кудри, то разгладят невидимые складки на костюмчике или платье. Одни дети повторяли слова, другие движения руками и ногами, третьи очередность высказываний. У входа стоял мужчина, за сорок, отец одной из выступающих девочек, взгляд темных, почти черных, глаз был поверхностным, пробегающим по головам, а сам он высоким, с темными волосами и нахмуренными бровями, узкие губы поджаты, но не в порыве злости, а в раздумьях. Из толпы к нему подбежала девочка, лет восьми, ее светлые волосы заплетены в косы, а большие зеленые банты прыгали на плечах при каждом шаге. Юбка пышного, мятного цвета платья, с поясом таким же, что ленты в волосах, шуршала, как те листья на ветках деревьев от ветра.
- Я красивая? – спросила девочка.
- Ты самая красивая. – расплылся в улыбке мужчина и правой рукой заботливо прижал к себе.
- Осторожно! – вдруг послышался возмущенный голос молодой женщины.
Брюнетка, в летнем платье и легкой куртке, с декоративными молниями и клепками сверху, стояла позади, а в руках она держала маленькие туфли, ярко-зеленого цвета.
- Помнете платье! Я так долго его отпаривала. – пояснила женщина завидев непонимание в глазах мужа и дочери. И все повторилось, разгладить платье, поправить косы, взбить банты. Потом ее отвлекла другая женщина вопросом по организации праздника, а девочка тихо нашептывала песню, а мужчина внимательно слушал.
Когда приготовления были закончены, когда все гости пришли на праздник, а солнце было в зените, на большую, специально сконструированную сцену, вышли парень и девушка. На них красные костюмы с белыми вставками, прошитые золотыми нити в стиле загадочного ближнего востока. Легкие одежды развивались на ветру, а золотые нитки своим блеском заигрывали с гостями.
Парень первым поприветствовал собравшихся.
- Здравствуйте, здравствуйте! – повторила за молодым человеком девушка. – Это Дики. – представила она друга.
- А это Тикси. – Парень указал на барышню.
- Мы рады видеть всех на нашем празднике весны!
- Вы ведь чувствуете весну, ребята?
И маленькие гости закричали протяжно «Да-а».
- Вы уже приветствовали солнышко в этом году?
И повторилось, «Да-а».
- Некоторые ребята так рады были уходу холодной зимы, что решили отметить это песнями и танцами! – объявила Тикси повод для праздника.
- И сейчас мы будем смотреть их выступления!
- Первым на эту сцену выйдет Карим со стихотворением «Семья».
Из-за кулис появился подросток, лет тринадцати. Он был одет в строгий серый костюмчик, из нагрудного кармана пиджачка виднелся пышный белый цветок. Карим вышел на центр, он сжал кулачки, ассистент настроил высоту стойки с микрофоном, а потом мальчик закрыл глаза, глубоко вдохнул воздух и начал читать произведение Евы Колос, поэтессы середины столетия.

Подойди ко мне, ложись со мною рядом.
Я расскажу тебе, как крылья свои потеряла.
Неумная, блуждала по разным координатам,
Всех верных псов тогда я расстреляла.

Не осуждай меня в порыве сильных впечатлений.
Обернись назад и взгляни на перья грязные.
Припомни список своих любезных поражений.
Они побед великих всех намного гласнее.

И день за днем блуждаем мы по лесу темному,
Словно звери слепые, пойманы в капкан.
Мы молимся богу бездушному и лицемерному
И в нирване своей забываем, что он лишь таракан.

Думаешь, что сможешь вину свою искупить?
Как и я, веришь в благодушное прощение?
Но никто не сможет грехов твоих тебе простить,
И ждет тебя лишь собственное призрение.

Вступай в мой малый клуб бескрылых птиц,
Тряхни спиной и попрощайся с перьями своим.
Нет у нас отныне других, приятных, лиц,
Отныне будем с тобой мы не слишком дорогими.

Подойди ко мне, ложись со мною рядом.
Давай расскажи, как крылья свои потерял.
Я вытру льющиеся, твои, слезы градом,
Укажу тебе, что силу свою ты не растерял.

Вставай иди вперед ты смелым шагом,
Я за тобой след в след пойду уверенно,
И гордо расскажу я всем местным скрягам,
Сколько жизни нам еще отмерено.


Карим закончил и выдохнул воздух, а тот взорвал площадь бурными аплодисментами. Мальчик поклонился и быстро убежал за кулисы, туда, где ждала мама похвалившая его и крепко обнявшая. Со стороны казалось, что женщина волновалась во множество раз больше сына, и теперь она с гордостью всем будет рассказывать о нем.
Следующим номером – танцевальная группа Ток. Это были девочки, лет двенадцати, одетые в короткие белые майки и черные шорты. На ногах у них серые гетры и светящиеся разными цветами кроссовки. Волосы собраны в конские хвосты. Из динамиков заиграла электронная музыка. Восемь девочек начали синхронные и активные движения телами с высокой амплитудой. Давно забытый стиль первой половины двадцать первого века, вызвал ностальгию среди старшего поколения посетителей праздника. Третьим номером была песня Али, той самой, в зеленом платье. Когда она вышла на сцену, то во втором ряду разглядела своего папу, он улыбнулся, и девочка почувствовала уверенность. Слова так и побежали в памяти, музыка сама заиграла в голове. Все внимание зрителей приковано к ней, к ее зачаровывающему голосу и никто не видел, как один мужчина из первого ряда встал с места, как забыл спортивную сумку под скамейкой, как скрылся за углом, посмотрел на наручные часы, отсчитал: три, два, один.

Звон, боль, темнота. Ритмичные удары – тук, тук, тук.
Дыхание… Воздуха не хватало. Дышать глубже, но сломанные ребра не позволяли, сковывали, остановили.
Яркая пелена рассеивалась, глаза снова видели.
Небо. И по небу кит плыл, его движения плавные и важные. Он король. Он один в огромном синем океане, весь простор – только его, свобода плыть куда угодно. Он был так близко, казалось, одно движение и его нос уперся бы в протянутую ладонь, плавники погладили по плечу в успокаивающем жесте, и он пропел бы колыбельную, ту, из детства, что мама пела. Иллюзия, как любая из них она растворяется в мгновение ока, сразу, как только логическая часть сознание возьмет верх над мечтами. Кит испарился, оставив после себя лишь белое пятно, дыру в небе.
Через все тело пробило острым копьем, звон, крик.
Ему хотелось пошевелить рукой, но та не слушалась, она тоже растворилась в пустоте, развеялась на ветру, превратилась в прах. Мужчина повернул голову, туда, где должна быть рука и увидел вместо нее кусок железной арматуры показавшейся знакомой. Это рама, на которой висели осветительные приборы над сценой.
Туман. Снова в голове туман.
Темнота и только крик вытаскивал оттуда. Пронзительный, пронизывающий до костного мозга, испытывающий, заставляющий зажмурить глаза, закрыть руками уши. Крик, от которого все внутренности сжимались в комок.
Рука холодела, терялась, переставала быть его собственной, словно обрела свою жизнь, обзавелась мозгом и решила отпасть, как ненужный придаток.
Мужчина опять открыл глаза. Перед ним туда-сюда мелькали чьи-то туфли и ботинки, многие из них испачканы красной краской.
Запах. Что-то горело. Кожа. Тело горело. И кровь.
Крик? Чей он? Женщины, той самой, что так долго разглаживала юбки. Она плачет и обнимает куклу в зеленом платье и испачканную красной краской. Зачем? Жалко куклу, может, та была подарена любимым отцом? Может, кукла сломалась и ее нельзя починить? Ну, так можно же купить другую, надо только сказать об этом маме. Мама. Это слово, как молния пронзила мозг и правда оглушила как бомба, ударной волной снова повалив на землю. Логическая часть сознания взяла верх над мечтательной. То была не кукла, то была не краска.
Звон, боль, темнота.

***
Подмосковье. 26 апреля
Металлические нити сухожилий двигались под алюминиевыми пластинами, имитирующими кожу. Обволакивающую мягкую тишину комнаты нарушали ровные постукивания блестящих пальцев. Проникающий в щель между шторами белый свет уличных фонарей скудно освещал комнату, отражаясь от стеклянного шкафа и от руки на столе. Кабинет в северном крыле дома больше похож на склеп, темно, тихо и только дыхание, такое, какое всегда бывает на кладбище, перед могильным камнем. Неглубокий вдох, медленный выдох, чтобы не потревожить никого. Если вдохнуть чуть глубже, то кислородом наполняться сложенные, как старый надувной матрац, чувства и заволокут пространство внутри, захлестнут, как цунами, затянут в пучину, где только боль, разрывающая на части. Глаза мужчины, сидящего в кресле и откинувшегося на спинке, из карих превратились в совсем черные под давлением царящего мрака. Губы его сжались в тонкую полоску, но не от злости, а от раздумий. Мысли, как надоедливые мошки, роились в голове. Одна стала особенно назойливой.
Три года назад кабинет был ярче. Панорамные окна, светодиоды по периметру на потолке, настольная лампа с мягким, плотным светом. Его хозяин, Аристов Марк, в тот день работал над новым инвестиционным проектом – фармацевтическим заводом. Он просматривал планы, таблицы, расчеты прибыли, задумчиво водил рукой над поверхностью стола и страницы сменяли одна другую. Мужчина дотронулся до светящихся иконок с краю, и некоторые строчки и цифры подсвечивались. В очередной раз, когда Марк вникал в один из договоров, прикидывал процентные ставки и дивиденды, дверь в кабинет распахнулась и с топотом в комнату вбежала его восьмилетняя дочь.
- Папа! – услышал он звонкий голос девочки. – Хватит работать, уже пора ехать, быстрее, пойдем.
Марк бросил взгляд на часы, начало седьмого вечера, времени до самолета еще полно, но нетерпеливая Аля уже ни за что не выйдет из этой комнаты без него.
- Ты нас зарегистрировал? Мама уже собрала вещи. Мы через сколько вылетаем? А видел платье? А помнишь песню?
Марк не то, что отвечать, осознать каждый из этих вопросов не успевал. В отличие от него, дочь большим терпением не отличалась, это в мать. Кира тоже желала всего прямо здесь и сейчас. Интересно же, однако, то, что спокойный и рассудительный Марк не только не раздражался высокой активностью любимых женщин, но и получал от этого удовольствие.
- А бабушка и дедушка нас уже ждут? А Костя тоже будет?
- Стоп. – наконец, не выдержал потока вопросов Марк, приложил палец к маленьким губкам, но как только убрал Аля опять начала тараторить.
- Ты опять за мной не успеваешь, да папа? – дочь посмотрела на Марка снисходительно, словно это не она быстро говорит, а он медленно думает.
- Да. Давай по порядку. – протянул Марк, стараясь снизить темп беседы.
- Хорошо, но сначала ты бросишь работу и пойдешь собираться.
Аля схватила отца за руку обоими ладошками и с усердием потянула его на себя, чтобы тот, наконец, оторвался от кресла.
- Я иду, иду.
- Так, вот. Ты видел мое платье? – Повторила Аля вопрос, когда они выходили из кабинет.
- Да, оно очень красивое.
- А бабушка и дедушка уже ждут?
- Конечно.
- А через сколько вылетаем?
- В восемь пятнадцать.
С той минуты, как в кабинет вбежала дочь, и следующие сутки Марк помнил каждую из них, словно произошло все вчера, хотя прошло уже три года. День изо дня во снах видел зеленое платье, и трап самолета, на котором летели в Вектор. Помнит, как жена готовила в тот день завтрак – яичницу с беконом и аромат свежевыжатого апельсинового сока из рук тестя. Помнит застывшее лицо жены белое как простынь в дорогом отеле. Помнит три гроба и огонь в печи. Кира тогда потеряла всех: родителей, дочь. И его, Марка, хотя плотью и кровью он рядом был. Скорбь и слезы. Помнит, какими тяжелыми были веки, так словно металлические крючки проткнули кожу и на них висят килограммовые гири. Каждый день открывал глаза и тут же, через уши, нос и рот, проникали змеи, обвивали сердце и легкие, перекрывали кислород. И каждый день он боролся за жизнь и одновременно ждал, когда задохнется, когда воздух перестанет поступать в легкие, и тело разобьют конвульсии и он будет как рыба, открывать рот и потом от одного нейрона к другому пробежал бы последний электрический потенциал. Все мышцы в теле расслабились бы, и жена нашла его в луже собственных испражнений, и это было то, о чем она помнила, когда стояла у гранитной плиты с его именем.
- Господин Марк, такси подъехало.
- Спасибо, Ли. – отозвался мужчина.
Ли, это искусственный интеллект, управляющая домом и жизнью хозяев. Она совмещала в себе секретаря, фельдшера, помощника, горничную, оператора и многих других. Следила за качеством сна и здоровья, вызывала такси, управляла роботами уборщиками и поварами. Она невидимый, но хорошо ощущаемый третий член семьи. Аля очень любила раньше с ней разговаривать, та помогала девочки с уроками и следила, чтобы она не проспала школу.
Марк прошел по широкому коридору в южное крыло дома, где была спальня жены. Мужчина заглянул в комнату, но Киру не обнаружил там, тогда спустился в гостиную. На диване, под пушистым белым пледом, обняв подушку, лежала худая женщина. Когда-то статная девушка, прекрасная, словно майский день, с яркой и задорной улыбкой. Ее темные каштановые волосы струились по плечам и спине, карие глаза блестели от бьющей в них жизни. Но все это ушло, смыто слезами и временем.
- Кира. – Тихо сказал мужчина, чтобы не напугать ее. – Такси подъехало.
- Я слышала. Опять улетаешь туда? – странно, но в голосе уже не слышно разочарования, он оставался ровным, без чувств не так, как в прошлом году, когда женщина с трудом сдерживала рыдания. К пустоте привыкаешь.
- Да.
Марк подошел к жене, напоминавшей маленького котенка, забившегося в угол, прячущегося от проливного дождя. Хотелось прикоснуться к ней, почувствовать тепло тела, как за грудной клеткой бьется сердце. Даже руку протянул, но в последний миг одернул.
- Вернусь через день. – сообщил он деловым тоном, таким же он отдавал распоряжения своим подчиненным.
- Стой. – схватила Кира за руку.
Тонкие, холодные пальчики сжали ладонь, дрожь пробила до самых внутренностей, отчего те сжались в комок. Мужчина повернулся и увидел мольбу в глазах жены.
- Не уезжай. – прошептала Кира.
- Не могу.
Марк вырвал руку и твердой походкой вышел из комнаты, по коридору в холл, а оттуда за дверь, где северный ветер гнал по тротуару сухие листья, не убранные с осени. На подъездной дороге стояла алюминиевая «капля» с тонированными окнами. Когда Марк подошел к ней, то бортовой компьютер сам открыл дверь и мужчина устроился на белом сиденье. Сумку с вещами поставил рядом с ногами, хотя металлический голос предлагал положить в багажник.
- Добрый вечер, господин Аристов. Мы едем в аэропорт? – уточнил бортовой компьютер.
- Да. – Подтвердил мужчина, и капля плавно и, практически бесшумно, тронулась вверх.
У Марка было несколько секунд на то, чтобы осмотреть владения с высоты. Раньше большой дом, из стекла, пластика и стали, окружал красивый парк. По мощеным дорожкам Аля с Кирой любили гулять, на лужайке за домом часто собирались друзья, жарили мясо, а аккуратно подстриженные кроны деревьев отбрасывали такие же аккуратные тени, укрывающие от полуденной жары. Сейчас же парк превратился в заброшенный лес. Деревья никто не подстригал, не сажал яркие и пахучие цветы, а толстый слой опавших листьев покрывал и тропинки и лужайку за домом. В те дни Марк так редко проводил время с женой и дочерью, все чаще в кабинете или в офисе или в разъездах, что теперь он не мог вспомнить, где под листьями пролегают дорожки и какие были цвели цветы. Тогда Марка заботили иные проблемы, новые технологии, чертежи, проекты заводов, небоскребов. Его работа, множить здания и капитал. Он беспокоился о количестве нолей на счете, о качестве конструкций, и думал, что любимые девочки в безопасности. Но какими бы дорогими ни были туфли, их каблучками нельзя стукнуть три раза и перенестись назад, домой, к семье.
Они летели над столицей. Автопилот легко и не принужденно маневрировал в плотном потоке схожих алюминиевых капель. Марк на старых фотографиях видел, что в прошлом автомобили выглядели иначе, с рулем и колесами, зависели от человека. Сейчас машины интеллектуальны и самостоятельны. Не нужно заботиться о собственной бодрости и ясном уме, не беспокоиться, что можешь стать причиной серьезной аварии. За последние десятилетия в автомобильных катастрофах погибли единицы людей, и то лишь потому, что не следили за транспортными средствами. Падать с высоты больно и чаще всего, смертельно.
В аэропорту Марк прошел через бесконечный поток людей, отказавшись на входе от робота-носильщика, в таможенную зону, задержавшись под металлической аркой, просвечивающей рентгеновскими лучами его и сумку. Мужчина приложил руку, с тонким браслетом на запястье к сканеру. Уже лет тридцать такие выдают всем с момента рождения и заменяли они паспорт, деньги, проездные и прочие необходимые документы. Сканер, обменялся с браслетом информацией о пассажире и электронным голосом выдал:
- Добрый вечер, Аристов Марк, добро пожаловать в аэропорт Внуково. Вы летите Москва-Вектор, самолет отправляется в двадцать часов, сорок минут. Прошу, пройдите в сектор А1 для ожидания посадки.
Марк так часто летал, что он каждый угол знал в этом аэропорту и потому, не смотрел наверх, где светились таблички с номерами секторов. А1, это для пассажиров первого класса. Зона отделена матовыми стеклянными панелями, а внутри улетающих ждут мягкие диваны и кресла, роботы с бесплатным кофе и изысканными пирожными, а еще бар с дорогим алкоголем. Именно последнее так нравилось Марку в аэропорту, давняя традиция, опрокинуть в нутро пару стаканчиков виски, прежде чем взойти на борт.
В секторе Б2, где толпились пассажиры второго класса, подобных удобств не предусмотрено. Вместо роботов, несколько автоматов, продающих порошковый напиток в меню называемый кофе. Рейса люди ожидали на жестких, узких скамейках, а до самолета их везли не на комфортабельном автобусе с кондиционером, а в открытой тележке, иначе ее не назвать. На картинах в музеях, на схожих телегах седобородые старики перевозили сено. В самолете их ждали узкие стоячие места, тогда как первый класс летал в мягких креслах.
- Начинается посадка на рейс М816В до города Вектор. Пассажиров просим пройти ко второму выходу. – Объявил голос из динамиков. Пассажиры рейса поднялись, оставили недопитый кофе прямо на столиках и направились к нужному выходу. За ними ехали роботы-носильщики с багажом. Марк опрокинул второй бокал виски, взял с пола сумку и пошел к толпе. Если дома походка была твердой, то сейчас стала мягче, тягучее. Ему не хотелось в этот самолет, лететь в Вектор, он желал сбежать, вернуться домой, обнять жену и дышать вместе с ней.
Около двадцати человек заняли места в автобусе, напоминавшем переросший кабачок. Все они тихо переговаривались, то между собой, то по телефону, то надиктовали сообщения электронному помощнику. Женщина рядом с Марком достала тонкую блестящую палочку, провела по ней пальцами и раскрутила ее как свиток, в точности, как древние египтяне, только у тех были замысловатые иероглифы, а у нее графики и сводки.
Когда через минуту «кабачок» доставил их к самолету, то женщина так и не скрутила планшет обратно, она бережно несла его в руках и, сев на место у иллюминатора, опять уткнулась в него. Марк опять оказался ее соседом, только она наверняка этого и не заметила. Да и ему самому неважно, с кем лететь, пристегнув ремни безопасности, мужчина откинул голову и провалился в сон, буквально через пару минут.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

llana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 10.08.2015
Сообщения: 4030
>18 Дек 2018 20:23

Всем привет!
Ася, с новым романом!
Мне нравится, как ты пишешь. С удовольствием присоединяюсь к читателям.
Это каким же нужно быть безумцем, чтобы взорвать бомбу на детском празднике...
Очень жаль Алю, она была такая непосредственная девочка. Вероятно, где-то Марк встретится с Полли, которая напомнит ему дочь. Полли тоже такая живая, непосредственная и смышленная.
А Марк потерял руку? Ее заменил высокотехнологичный протез? Зачем он снова летит в вектор?
И очень жаль, что разделения, социального неравенства не избежать. Это непременно вызывает недовольства, смуты и террор.
Ася, роман уже написан, продолжение будет выкладываться часто?
Удачи!
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 1308Кб. Показать ---

Зимушка от Латурии, спасибо!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>18 Дек 2018 20:37

Alecsa, добро пожаловать.
Светлана, приветствую! Да, у Марка протез руки. Полли поможет ему справиться с горем, переосмыслить собственную жизнь и отношение к смерти. В Вектор он летит на гадовщину смерти дочери. Я стараюсь подробно показать в романе жизнь разных слоев общества, и да, митинги будут то же. Роман не дописан, но готова примерно треть.... Написано 17 глав. Он будет очень большим. Много героев, много сюжетных линий.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>19 Дек 2018 13:33

 » Глава 3. Поезд на север

Глава 3. Поезд на север


Москва. 26 апреля
Рита следовала ежедневному расписанию. В семь утра подъем и в это время «умный дом» всегда поднимал плотные шторы с больших окон. Рита мимолетно оглядывала панораму никогда не засыпающей Москвы и сразу в душ на десять минут, еще двадцать на завтрак из крепкого кофе и вареных яиц с поджаристым хлебом, в это же время чтение свежих новостей в ленте. Пятнадцать минут на то, чтобы одеться и сделать макияж. В тот день выбор пал на платье строго покроя, цвета сирени и такие же туфли лодочки на высоком каблуке. Макияж легкий, дневной, подчеркивающий зеленые глаза, только губы всегда красила яркой красной помадой. Рыжие волосы либо распущены, либо уложены в простую деловую прическу. В прихожей она накинула на себя легкий плащ и вышла из квартиры. Без пяти минут восемь, тридцатисемилетняя Листьева Рита, секретарь старшего советника президента Российской Федерации, проходила мимо консьержа, который традиционно желал ей доброго утра. У парадной ее ждала служебная машина с вежливым и учтивым автопилотом, который каждый раз делал маленькие приятные комплименты.
Несколько минут полета над столицей, и автомобиль припарковался возле администрации на Старой площади. Здание было построено в начале двадцатого века российским архитектором Владимиром Шервудом. До конца столетия оно носило название Торгового Дома Титова, но когда Советский Союз распался, туда заселили администрацию президента. Строгий рационализм, тот самый стиль, в котором построена администрация, отличает его от других, лаконичностью и строгостью. Шестиэтажное здание с почти двухсотлетней историей не так сильно выделяется в историческом центре Москвы, но контрастирует с возвышающимися над ним стеклянными высотками, расположенными в нескольких километрах. Торговый Дом, словно чахлая старушка идет под руку с андроидом по парку. Рита уверенно и твердо прошла по брусчатке на каблуках, создающих впечатление, будто она модельного роста. Раздвижные входные двери распахнулись перед ней, так же как прислуга расступалась перед вельможами. Сразу за ними холл с мраморным полом и стенами. Этот наигранный пафос всегда раздражал Риту, жалкая попытка удержаться в контакте с историческими корнями, а в это время маленькие стеклянные глазки, установленные в завитках вензелей на галтелях, следят, чтобы кто чего не подобающего не совершил.
За мраморной стойкой охранники и по совместительству администраторы, удивительное дело, вторая половина двадцать первого века, за управлением транспортных средств давно нет водителей и мартини в баре разливают роботы, но в администрациях, за приемными стойками стоят люди. Сегодня смена Егора и Андрея, это два невысоких, но очень крепких парня, оба слишком дружественным тоном поздоровались с Ритой, Егор, так вообще, расплылся в белоснежной улыбке. А вот ответ от женщины лишь кивок головой, ее мимолетный взгляд был ровно таким, чтобы быть вежливой, но ни в коем случае, не продемонстрировать заинтересованности, которой и нет. Для Риты главными в жизни были ее работа и четкий распорядок дня.
Когда Рита вошла в приемную, то поставила свою маленькую сумочку, в которой хранились только косметика и личный планшет, используемый для ведения дел, на матовый серый стол. Сама же она начала приготовление кофе, себе и начальнику. Вообще, рабочий день с девяти, но Альберт Платонович, любил приходить пораньше, тогда он не стоит в пробке на парковку у администрации. То была настоящая ирония, годы шли, технологии развивались, местом перемещения стал воздух, а не ограниченный асфальт, но пробки из Москвы никуда не делись.
Рита кожей почувствовала, как еле заметно колыхнулся воздух оттого, что дверь позади открылась, и в приемную вошел аромат дорогой мужской туалетной воды. Тот самый запах, который Рита помогала выбирать супруге начальника Инге на день рождения.
- Доброе утро, Альберт Платонович. – повернувшись, в пол-оборота женщина поприветствовала начальника.
Высокий мужчина среднего роста, с элегантно уложенными седыми волосами, гладко выбритый с вечной озабоченностью на лице, сухо ответил секретарю. Когда-то он был статным и крайне сексуальным, настолько, что сложись все иначе и Рита, возможно, заинтересовалась бы им. Но сейчас он обычный политик в дорогом итальянском костюме, из-под которого выпирает несексуальный живот. Еще не такой выступающий вперед, как у заметного большинства, но достаточный, чтобы понять – собственный спортивный зал Альберт не посещал вот уже многие годы.
Рита глубоко вздохнула, сегодня день обещал быть тяжелым. За восемь лет работы с Альбертом она научилась понимать его настроение по одному только «Доброе утро». Когда он в хорошем расположении духа, то легкая улыбка на лице делает слова чуть длиннее, но при плохом настроении тон становится столь же лаконичным, как ее собственный тем двум сотрудникам охраны в холе. Взяв в одну руку серебряный разнос с кофе, а во вторую рабочий планшет, Рита вошла в кабинет начальника.
- Вызови Миллера ко мне. – обратился Альберт к секретарю, не отрывая глаз от тонкого выдвижного монитора на столе.
- Хорошо. Еще что ни будь? – женщина поставила чашку и протянула планшет.
Мужчина, не глядя, сначала сделал глоток напитка, поблагодарил Риту за вкусный кофе и только потом взял в руки планшет. Когда-то давно, вместо них были папки, «На подпись», и в ней лежали распечатанные документы, требующие визы от советника. Но сейчас бумага практически вышла из обихода, а папки заменили планшетами, на которые приходят нужные документы, но секретарь продолжает их регистрировать в отдельном журнале, теперь уже тоже электронном. Рита, к тому же сортирует документы по ведомствам и даже делает некоторые пометки, на что советнику стоит обратить особое внимание.
- Позвони только самому Миллеру, а то его курица опять что-то напутает или вовсе забудет. – ровный тон вначале, стал раздраженным в конце фразы, а лицо перекосило так, словно он смотрел на протухшее молоко. Так называемую «курицу» Альберт не переносил органически.
А курицей была Екатерина, секретарь Миллера. Женщина слишком не расторопная для той работы, которая у нее была. Но еще у нее была родственная связь с министром финансов, и обычному специалисту приходится мириться с медлительной и несообразительной Екатериной.
- Я так и хотела сделать. – лицо женщины тронула легкая улыбка. Альберт на это кивнул и забрал таки из рук секретаря планшет, вернул его, лишь когда на пороге кабинета появился Дан Миллер, мужчина среднего роста. У него был высокий лоб и залысины, густая борода и легкая ухмылка, а прищуренные глаза, когда спрятаны за очками-авиаторами, все время смотрели так, словно взгляд их проникал в самые глубины мозга бередя самые сокровенные тайны. Он никогда не носил галстуков, а две верхние пуговицы рубашки всегда расстегнуты. Дан Миллер много курил, хотя за последние тридцать лет это стало совсем немодно и даже резко критиковалось обществом, а еще много пил, потому и не женат. Алкогольный угар уносил его в мертвецкий сон, где не было отрывочных воспоминаний из прошлого. Его должность в администрации президента совсем непрозрачна и мало кому понятна. Официально он значился как специалист по связям. На деле же Дан занимался особыми поручениями Мальбе. Еще пятнадцать лет назад, он с автоматом наперевес, пригнувшись, перемещался по пустыне, терял своих друзей и старался не заводить новых, но теперь он жил в одном из лучших жилых комплексов, а в гараже стоял дорогой автомобиль.
Миллер, как обычно, небрежно бросил очередной комплимент Рите, когда вошел в приемную, а расположившись на белом диване напротив Альберта, сразу закурил. Кабинет старшего советника президента был из тех немногих мест, где Миллер мог подымить. Специально для него Рита прятала в глубине тумбочки рядом с диваном стеклянную пепельницу.
- Что с поездом на Север? – Альберт оторвался от монитора и поднял глаза на коллегу и приятеля. Живой интерес на его лице был схож с тем, что испытывает ребенок, когда в комнату заходить отец с заведенными за спину руками.
Миллер и Мальбе, две странные фамилии, два странных, непохожих друг на друга человека. Высокий, видный, хорошо сложенный, мечта любой женщины Мальбе, из богатой семьи, учился в лучших школах и университетах мира, всегда в дорогом костюме и способный отличить Моне от Мане, ни за что не должен был сдружиться с простым парнем с окраины, контрактным военным, окончившим самый обычный российский университет. Со временем Мальбе заметил, что его друг умеет не только метко стрелять, но и складно мыслить, решать проблемы, на первый взгляд, не решаемые, а главное, не задавать лишних вопросов.
- Задержка. Пришли сведения, что его хотят взорвать. – Дан хоть и говорил о делах, но через открытую дверь любовался рыжей красавицей за столом в приемной. Нет, Миллер вовсе не лелеял надежды на страстное воссоединение, более того, этого и не нужно было. Рита как Мона Лиза да Винчи, прекрасна и недоступна. Своим очарованием она поднимала настроение, красотой озаряла серый мир вокруг, и иной роли Миллер для Риты не отвел.
- Кто? Подполье? – Альберт откинулся в кресле.
Дан лишь пожал плечами, ведь иного ответа и нет. Ни у кого другого нет достаточной смелости для организации такого нападения, если не считать международных террористов, но на предварительном следствии эти ниточки были обрублены.
- Ты еще не нашел, откуда сливают информацию? – советник поддался вперед и постучал пальцами по столу. Чертова оппозиция его достала, поперек горла стоит и хотелось уже взять их всех и просто перестрелять, как старые добрые времена полтора века назад. Но ведь демократия же. Только от демократии осталось одно слово, по сути, в стране диктатура в зародыше. Только беременность затяжная. Президент находился у власти уже двадцать восемь лет, сам себя возглавил, когда отменил выборы под предлогом влияния на них внешних и внутренних врагов. Народ съел. Но крови он до жути боялся. Сажал, изгонял, но не убивал. Сам таких приказов не отдавал, и карал непослушных палачей.
- Нет, и даже близко не подобрался. – глаза у Миллера загорелись, он восхищался подпольем, людьми что его составляют и их лидером. – Этот человек очень аккуратен. Нет никаких электронных следов, никто информацию из здания, ни этого, ни любого другого не выносит. Мы проверили звонки, переписки, режимы дня, родственников, друзей и знакомых любого кто может быть к этому причастен. И даже тех, кто не может. Ничего.
- Ты проверил низшие звенья? – глупый вопрос, Альберт и сам понимал, друг сделал все возможное. Но они столь долго топчутся на месте, что уже начинали с ума сходить и как параноики проверять каждый угол по сотне раз.
- Всех, за десять лет я проверил всех начиная от уборщиц в доме каждой секретарши и заканчивая тобой и президентом. Ни-че-го.
- А, что с их лидером?
- У нас есть его фото и имя. Только оно. – Миллер стряхнул пепел грубым движением руки, перехватил сигарету между большим и указательным пальцем. – Черт возьми, он призрак. Имея лицо, мы можем найти любого, а он… Целый отдел работает на то, чтобы проверять камеры наблюдений, прогонять лица по базе, но тишина. Конечно, система несовершенна, изображение должно быть четким, и именно этим он, предполагаю, пользуется. Достаточно надеть медицинскую маску, очки и человек превращается в невидимку для системы.
Мальбе опустил голову, оперев ее на руки. Советник президента смотрел на идеальную поверхность стола. Матовый, ровный как стекло, без единого изъяна. Серый. Все вокруг серое, минимализм и лаконичность достигли своего апогея, сама жизнь превратилась в картину Барнетта Ньюмана. Минимум эмоций, контактов, доверия. Все заперты в тесных коробках собственных переживаний, а ни лицах маска гейши, всегда невозмутимые, идеальные. Эгоизм, стал главной чертой человечества, собственное благополучие важнее общественного, а в неудаче виноваты соседи, цены в магазинах, правительство, но только не он сам, человек.
Как же Альберту все надоело, этот скучный, однообразный, не желающий отвечать за себя народ, как же он хочет покинуть страну и проводить целые дни на пляже, обнимаясь со своей дорогой женой. Но долг, честь и совесть выше собственных желаний.
- Устал я, Дан. Устал бороться с народом, за его собственное благополучие. – Альберт поднял на друга поникший, пустой взгляд. Он словно боровшийся по чей-то глупой указке с ветряными мельницами, рыцарь, по странным причинам не мог бросить это бесполезное занятие. – Их глаза застит злость и обида на нас… Но… В чем виноваты именно мы? Мы строим будущее, заботимся о них, а они хотят взорвать поезд с лекарствами, так необходимыми детям, матерям, отцам. Люди умирают, а эти остолопы, не желающие трудится, жаждущие, что им все с неба рухнет, хотят взорвать поезд, везущий жизнь.
Миллер ничего не ответил на мольбу, крик души своего друга, только закурил еще одну сигарету, а Альберт помассировал виски, глубоко и медленно вдохнул и выдохнул воздух, наполненный всеми негативными эмоциями. В первую очередь работа, а для нее голова должна быть ясной.
- Вы поймали тех оппозиционеров? – голос Альберта стал обычным, немного командирским, немного дружеским.
- Да. Они уже на Ямале. – Дан выпустил дым, который устремился к потолку, где в вентиляционной трубе протащило его по алюминию и выплюнуло в небо.
- Когда уходит поезд? – советник собрался мыслями и духом. Минутная меланхолия испарилась так же быстро, как любовь юноши к покоренной даме.
- Завтра в четыре утра из Вектора. – тлеющий табак ярко загорелся напоследок, перед тем как докуренная почти до фильтра сигареты была одним движением затушена в пепельнице.
Оставался лишь вопрос в том, что никто из людей не мог дать абсолютной гарантии, что поезд доедет целым и невредимым. Конечно, для сопровождения будет направлено несколько отделений спецназа, но нельзя недооценивать врагов. Оппозиция сильна, существует уже достаточно давно, чтобы везде запустить свои щупальца и при этом, научиться оставаться незамеченной. У власти то же есть шпионы, каналы и информаторы. Так они и существуют, вечная ничья, мяч то в тех, то в других воротах и никому пока не светит уверенной победы.
- Как Инга? – сменил тему Дан, понимая, что о делах больше не будет сказано ни слова.
- Прекрасно. Собирается на острова, опять. – голос советника стал тише, речь медленнее. Жену он любил. Но работу любил еще больше. – Надеется, что я поеду с ней, но не в этот раз. Вчера отметила год своему очередному ресторану, теперь планирует новый.
- Она у тебя молодец! – Дан потянулся, как сыты кот, понимающий своих хозяев. – Никогда не сидит на месте, все что-то кружится-кружится.
- Да. Кажется, таким образом, она спасается от злости, за то, что не приехал вовремя на ужин. – глаза у Альберта забегали, он словно искал в стенах кабинета убежище от бесконечного разочарования супруги.
Миллер выдал снисходительную улыбку. Это одна из причин, по которой он не женат. Не мог все время ходить с виноватым видом, быть разочарованием, постоянно не оправдывать ожиданий. Не желал брать на себя ответственность за чужое несчастье.
- Передавай Инге привет. – Миллер встал с дивана и направился к выходу.
- Как обычно. – Альберт уже уткнулся в монитор, снова приступил к работе.
- До встречи, красотка. – подмигнул он Рите стоя у двери.
- И тебе пока, красавчик. – таким же игривым и слишком вольным тоном попрощалась женщина.
Миллер знал, что красавчик из него совсем не вышел, непропорциональное лицо, невысокий рост, фигура, ни как у качка в телевизоре. Он, конечно, подтянут, силен и регулярно посещает спортивный зал, но дамы штабелями не падают.
В пять минут второго пополудню Рита встала из-за стола, компьютер перевела в режим сна, теперь без пароля никто не зайдет в систему. Дверь приемной защелкнулась на замок, когда женщина провела рукой с браслетом возле датчика, таким же движением она вызвала лифт, который через пару минут доставил ее на второй этаж, где располагалась столовая. Там Рита на дисплее у входа просмотрела сегодняшнее меню, выбрала сырный суп на первое и тушеную говядину с черносливом и овощами на гарнир. Вместо десерта – фруктовый чай. Оплатила она так же, прикосновением к датчику. Робот за стойкой с едой быстро и ловко собрал заказ на разнос, и Рита с ним прошла за первый свободный столик. Через минуту женщина заметила Богдану и Васелину, это секретарши с других отделов. С ними Рита часто обедает или ходит по магазинам, или в ресторан после трудного дня. Девушки, а им лет по двадцать пять, помахали ей рукой, не прекращая оживленного обсуждения. Отвечая им на приветствие, женщина не сразу заметила, как к ее столу подошел Натан из отдела информационной безопасности. Ему тридцать лет, но выглядит лет на двадцать, волосы милированы, пронзительные голубые глаза всегда очень внимательны, а на лице вечная трехдневная щетина. Василина только и делает, что тает от его голоса, а тот от чего-то все время тянется к Рите, старшей на семь лет. Женщина с самого начала игнорировала его знаки внимания, но Натан все так же продолжал их проявлять.
В тот день Рита не поехала с работы сразу домой, даже машину не стала вызывать, а из администрации пешком направилась в парк. Нечасто удавалось вот так выбраться, чаще приходилось задерживаться на работе, а сейчас она шла в теплом свете уличных фонарей и шпильки отбивали медленный ритм. На скамейках сидели студенты и влюбленные парочки. Навстречу шли пенсионеры, мужчина и женщина, держащиеся за руки. Светящаяся в глазах любовь превращала их из немощных стариков с обвисшей кожей, в крепких сердцем и душой молодых людей, медленно, из-за артрита, но все же уверенно шагающих по брусчатке. Рядом с одной из таких пар, влюбленных с первых дней и до последнего, смешно вертя задом, бежала белая собака из углепластика, с глазами светящимися желтым, блеклым светом. Рита обратила внимание на девушку, одетую по современной моде, в блестящих, сине-серебристых легинсах, ярко-оранжевой юбке, с неровными краями и в синем свитере из плотной ткани. За руку она держала мужчину, андроида. Это андроид-друг. Он выглядел совершенно как человек, если не считать пустого взгляда. Одна из последних моделей.
У дальнего входа в парк стояло любимое кафе Риты, с доставкой, одно из не многих, нанимающих людей-курьеров, а не покупающих дронов. В это время там всегда много людей, за прозрачными столиками они попивают коктейли, едят отбивные и обсуждают важные события собственной жизни. Рита заказала еду на дом. Ее холодильник свободной женщины обычно содержал в себе кефир, сыр и овощи, в морозилке лежали полуфабрикаты. Вообще, она любила готовить. Готовка помогала ей отдохнуть после тяжелой трудовой недели, но иногда на нее не оставалось сил. А иногда, ей просто необходима была еда из этого кафе.
Через планшет Рита вызвала свою машину на парковку рядом с парком, сделала заказ нужный ей заказ через планшет на стойке, и уже через пятнадцать минут была дома. Пока курьер ждал приготовления еды и добирался до нужного адреса в маленькой одноместной машине с аэрографией рекламы на бортах, Рита успела принять душ и переодеться в домашний костюм. В восемь динамик у двери мягкой трелью оповестил о прибытии курьера. Место обслуги занимали везунчики из окраин, те, кому посчастливилось попасть под купол, стать заметным среди миллионов таких же и не утонуть в бешеном ритме большого города. В тот раз на пороге квартиры стоял уже знакомый молодой человек, лет двадцати.
- Добрый вечер. – сказал он, когда Рита открыла дверь. – Ваш заказ, лапша с морепродуктами. Все верно?
- Добрый вечер, да правильно. – женщина вежливо улыбнулась.
- Заказ уже оплачен. – сообщил молодой человек, вручая бумажный пакет с едой.
- Да, но я хотела бы дать вам чаевых.
Рита поставила заказ на тумбочку в прихожей и взяла с него же планшет, на котором одним движением вызвала банковское приложение. Курьер поднес свой браслет к датчику, и женщина ввела сумму – четыреста коинов, электронная валюта, не отслеживаемые деньги. В кафе их не смогут вложить в общую копилку и разделить на всех, как это происходит обычно.
Молодой человек поблагодарил Риту и удалился, а она направилась на кухню, чтобы приступить к трапезе. Дополнением к лапше стало белое бургундское, его привез Альберт из отпуска, зная о том, что его секретарь очень любит вина. Из колонок, спрятанных в потолке по всей квартире, звучала легкая инструментальная музыка. Взглядом Рита быстро пробегала по новостным статьям в ленте. Президент России посетил молокозавод в селе Приображенское. До этого момента, любой, кто прочел новость не знал об этом селе и молокозаводе, и забудет ровно через пять минут, как звучный заголовок исчезнет с поля зрения. Под Тамбовом трое пожарных спасли котенка, который не мог слезть с дерева. Интересно, подумала Рита, а кто-нибудь видел кошку, умершую с голоду на дереве? И почему для котенка понадобилось аж трое пожарных. Может то был не котенок, а взрослая разъяренная кошка. Да и не кошка вовсе, а самый настоящий тигр?
После того как с ужином было покончено и посуда загружена в моечную машину, Рита налила себе второй бокал вина, она хотела посмотреть фильм, но по пути в гостиную ее глаз зацепился за какие-то яркие пятна на небе. Женщина подошла к панорамному окну, отодвинула тюль.
- Юнг, – обратилась она к «умному дому», – приглуши свет.
Команда тотчас была выполнена. Рита в полумраке стояла возле окна, сложив руки на груди, держа бокал из тончайшего стекла. Женщина смотрела через собственное отражение на город, на всплески фейерверка в небе, видимо, кто-то отмечает значимое событие в жизни, на светящиеся вывески и проносящиеся мимо летающие машины. Москва никогда не спит. В своих домах молодежь наводила марафет, девушки, сидя у интерактивного зеркала, наносили макияж, а приятный женский голос советовал им какой цвет теней выбрать под новые линзы. Молодые парни тягали штанги, создавая правильный рельеф тела, делали модельные стрижки свои бородам. Рита невольно подумала о Миллере и судя по его бороде, максимум, что он делал, это подбривал ровный край. Через несколько часов молодежь встретились в клубе, танцевали и пили, у кого-то было бурное продолжение, а иные отправились за купол центра, в пригород за новыми впечатлениями, за наркотиком фара.
Рита посмотрела вдаль, туда, где огни центра заканчивались, и начиналась непроглядная глушь окраины. Так устроены все крупные города, разделены на две части. Богатые и бедные. Первые получают от жизни все что хотят, вторым не всегда хватает еды. Живущие в центре учатся в лучших школах и университетах, люди с окраин имеют возможность только на общее среднее образование. Вузы для них закрыты, ведь бесплатных мест нет, а семестр учебы стоит столько, сколько они года за два зарабатывают. Были стипендии, получить которые можно сдав особый, усложненный экзамен, ведь такой подарок нужно заслужить, но только один из ста бедных способны преодолеть это испытание. В школах у них плохие учителя, устаревшие программы, им просто неоткуда было набираться нужных знаний.
Богатые о бедных не думают. Это для них травмирующая информация, которую мозг старательно скрывает где-то в собственных недрах и ни за что не допускает выхода наружу. Бедные о богатых думают каждый день, винят их в собственных несчастьях, в пустых холодильниках, в разрушающихся домах, в плохой медицине и образовании. Но виноваты ли богатые? Профессор в университете, где училась Рита, говорил – нет. Каждый человек сам выбирает свою жизнь и свой жизненный путь. Если мы бедны, то нет тому виновных, нужно учиться прилежно, работать много и все смогли бы жить под куполом.
Иногда, в минуты подобной меланхолии, Рита мысленно задавала вопрос тому профессору, а разве можно прыгнуть выше головы? Но в ответ получала лишь молчание. А потом тихое – можно. Ведь Миллер, и Натан выходцы из окраины. И у них получилось, добились успеха, а значит и любой оттуда смог бы тоже. Но вместо этого предпочитают ходить с упавшими головами и торговать наркотиком фарой. Мало им алонопатии, страшной медленной смерти, убивающей без единого проявления, день за днем, год за годом, разрушая организм. Там откусила чуть, здесь надломила маленький кусочек, человек ничего и не замечал, а потом, в один прекрасный день, умирал.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

llana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 10.08.2015
Сообщения: 4030
>19 Дек 2018 22:28

Всем привет!
Ася, большое спасибо за продолжение!
Эх, если бы из низов было так просто подняться... Иногда слишком влияют разные обстоятельства, и даже действительно талантливые люди не могут ухватить свою удачу за хвост. И были бы все в центре, кто бы тогда выполнял работу людей с окраин? Андроидов на все не хватит, и в центре снова бы началось расслоение. И так по спирали.
Другой вопрос - зачем сопротивлению взрывать детей, поезда с лекарствами? Чегт террором можно добиться, за что они тогда борятся, причиняя другим страдания?
А может, этот неуловимый лидер тоже из центра?
Мир, конечно, изменился, многое заменили роботы, но чувства человеческие пока живы.
Действия в главах происходят в один и тот же день. Видно, пути героев обязательно пересекутся.
Ах да. Что это за болезнь такая страшная? Она связана с фарой или просто губит людей?
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 1308Кб. Показать ---

Зимушка от Латурии, спасибо!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

SantaAna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хрустальная ледиНа форуме с: 14.06.2017
Сообщения: 380
>20 Дек 2018 6:44

Светлана, добрый день.
Ясное дело, что слои общества нужны, но не должно быть так, что одни живут без средств к существованию, а другие купаются в роскоши.
Терроризм - это крайняя мера отчаевшихся людей, они иначе уже не могут докричаться до других, чтобы те, а особенно власти, их услышали. Десятки погибших детей отличный повод послушать.
Болезнь, алонопатия, с фарой не связана, но она смертельная и если не лечить, если не принимать лекарства вовремя, то человек быстро умирает.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>22 Янв 2019 10:08

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете скачать список всех книг, на которые Вами оставлены отзывы, в алфавитном порядке. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Участвуй в 5 туре лит. конкурсе "Жили-были..." - "Дорога"


Нам понравилось:

В теме «Одинокая душа (СЛР, 18+ )»: Всем привет! Мила, спасибо за новую главу! Глава получилась на редкость... читать

В блоге автора Elenawatson: Шёлковая кисточка

В журнале «Хроники Темного Двора»: Сеульские зарисовки
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество » Мой друг, который знает, что умрет (социальная фантастика) [23946] № ... 1 2 3 4 5 6  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение