На приёме
Аннотация: Томас находится на приеме у психиатра доктора Вишну и рассказывает о своих грезоподобных переживаниях.
 
 
 
"Что? Как я сюда попал?"...
Томас огляделся вокруг и тут же понял, что, во-первых, он сидит в мягком кожаном кресле, а во-вторых - перед ним сидела психиатр доктор Вишну и находились они в ее кабинете. 
- Томас? - позвала она его. - Ты отвлекся, - она тепло улыбнулась ему и участливо поинтересовалась: - Всё хорошо?
- Да, все впорядке, - он активно закивал. Его плечо дернулось.
- Томас, где ты сейчас находишься?
- Здесь.
- Где «здесь»? Можешь ответить конкретнее?
- В вашем кабинете, доктор Вишну. У нас беседа о моих видениях. Галлюцинациях, - быстро поправился он.
- Можешь называть их видениями, если тебе так больше нравится.
- Правда?
- Конечно. Ты не пропускаешь прием лекарств? - спросила она. - Новые таблетки помогают?
- Да, пиридитоп гораздо лучше, чем то предыдущее лекарство, не помню, как его там, - он активно закивал. - У меня улучшился сон, стало легче засыпать и теперь я лучше себя контролирую, когда нахожусь... здесь, а не там, - со значением закончил он.
- Отлично, - улыбнулась доктор Вишну. – Пока ты не ушел в себя, - Томас кивнул, понимая, что она имеет в виду, - мы говорили о твоем последнем видении. Итак, что же было после того, как вы с командой выселились на Марсе и начали терраформирование планеты? 
- Я вдруг увидел в своих руках розу.
- Розу? На Марсе?
- Да, знаю, это звучит немного странно, но я не помню, откуда она вдруг у меня появилась. Просто опустил глаза, а она там, - Томас раскрыл ладони вверх и показал их доктору Вишне.
- А сейчас она тоже там? Роза есть у тебя в руках?
- Нет, сейчас нет, - захихикал он. Доктор Вишну очень красива, Томас подозревал, что она приехала из Индии, поэтому у нее такие мягкий акцент, смуглая кожа и необычная фамилия. Но, как и всем слишком красивым женщинам, ей не чужда глупость. Он ведь не галлюцинирует все время, только когда мечтает.
- Понимаю. Вернемся к твоему видению. Итак, у себя в руках ты обнаружил розу, как она выглядела?
- Красивая. Очень красная, я таких в жизни не видел и с такими большими шипами, просто огромными. 
- Ты не укололся?
- Да, именно это и произошло. Шип проткнул скафандр и уколол палец, - Томас поднял большой палец на левой руке и указал на пластырь.
- Можно я посмотрю? - потянулась к нему доктор Вишну.
- Конечно, да, без проблем. Но осторожно! - вскричал он. - Микробы...
- Я надену перчатки, вот смотри.
- О, хорошо, - но Томас все еще выглядел напряженным.
Доктор Вишну натянула одноразовые медицинские перчатки и отогнула пластырь. Палец абсолютно чист. "Никаких следов от укола розой. Что это, новый симптом?" - успела подумать она прежде, чем Томас прервал ее мысли.
- Я знаю, что там ничего нет. Но, когда я находился там, мне было очень больно и крови вышло много, не как от обычного прокола иглой. А та роза, она была магическая. Я это точно знаю, потому что, когда уколол палец, я стал ей.
- Ты превратился в розу?
- Не совсем так, я ощущал себя розой и у меня появились стебли и я чувствовал, как раскрывается бутон, но при этом я знал, что нахожусь в палате. Это было очень странно, - Томас доверительно наклонился к доктору Вишне и быстро зашептал: - Обычно я не бываю в двух местах одновременно, то есть я бываю, я это знаю, мне давно описали мою болезнь, и маменька платит большие деньги, чтобы я здесь находился и не попадался на глаза лишний раз отчиму, и чтобы меня вылечили, но раньше я никогда не ощущал себя... так. Вы понимаете?
- Понимаю, скорее всего, это результат терапии и нового препарата. Он помогает тебе лучше воспринимать действительность, реальный мир. Это не плохо.
- Разве? - лицо Томаса выражало такие боль и разочарование, словно доктор Вишну сообщила ему дату конца света и тот наступит уже сегодня.
- Конечно. Ты... - но Томас перебил ее, на дав возможности договорить.
- Но я не хочу быть здесь! – вскричал он, а к концу речи и вовсе сорвался на крик. – Там мне намного лучше, я знаю, что тот мир не реален и он только в моей голове, но там я КТО-ТО, там я имею значение, звание и мне интересен тот мир, он великолепен! А здесь я никто! И мир здесь никакой. И еще здесь есть отчим и маменька, а я знаю, что это из-за них я заболел, маменька сама так сказала, когда приезжала в последний раз. Но она не верит, она говорит, что непричастна к моей болезни, это я просто такой дефективный!
Томас вскочил с места и, продолжая то невнятно бормотать, то срываясь на вопли, метался по кабинету, подобно зверю, пойманному в ловушку. Мимо кресел и столика, мимо окна, мимо картины с морским пейзажем и шкафа с документацией.
Внезапно Томас замедлился, лицо его стало безразличным. Он остановился.
 
***
 
Космический корабль "Носси-2" сбрасывал нейтринные бомбы на планету Медикамеди. Планету, буквально заполненную врачами, папеньками и отчимами. Огромная Мать, величиной в пятнадцатиэтажный дом, верещала и извергала из своего горба фонтан из крови и обугленные куски плоти. 
Кожистая поверхность планеты рвалась в местах активации бомб и расходилась волнами. Волосяной покров ее, соприкоснувшись с ударной волной, тут же оплавлялся и сгорал. А распространяющаяся радиация мгновенно поражала каждый сантиметр поверхности планеты и устремлялась вглубь, туда, где находились разрывы планетарной плоти. Она проникала внутрь, внутрь... поражая, вызывая мутантные реакции в структуре и уничтожая ее.
Волосяной покров планеты увядал и скукоживался в считанные минуты, секунды. Разрывов кожистой плоти становилось все больше, на ее поверхности возникали огромные волдыри, так похожие на прыщи, их касался огонь, и они взрывались смесью мутной жижи и гноя. Гигантская Мамочка наконец упала на колени, от чего буквально содрогнулась вся планета, по которой вновь пошла волна, словно по воде. Руки Мамочки опустились и больше она не могла держать небосвод на своем изрытом бомбами горбу. Небо упало вниз под силой притяжения. 
Планета сперва почернела от бомб, а затем раздулась вширь, увеличиваясь в размерах и покраснела. Остановилась и взорвалась. 
Свет... он такой яркий. Невыносимо. 
Бледнеет. 
Тьма поглотила все.
Планета Медикамеди, населенная врачами, папеньками, отчимами и Огромной Мамочкой больше не существовала. Ее место заняла новая черная дыра. Она затягивала в себя...
 
Корабль "Носси-2" стремительно удалялся от черной дыры, образовавшейся, вопреки законам физики, всего за несколько минут...
 
***
 
- Томас, - его кто-то звал. 
- Планета пала под силой и мощью всего одного корабля "Носси-2, - пробормотал Томас.
- Какая планета? - приятный спокойный женский голос.
- Медикамеди, - ответил он безразличным голосом.
- А зачем ты ее разрушил?
- Гигантская Мамочка вынудила меня. Она не желала принять нас с кораблем на свою планету. Это оскорбило нас, но мы попробуем еще раз. Она каждый раз восстанавливается, - вокруг стали проявляться очертания кабинета, на фоне которого космический корабль «Носси-2» врезался в атмосферу планеты Тумания.
"Символичное видение. Глубочайшая обида на мать из-за того, что та привела в их дом отчима. И такое название для планеты подсознание Томаса тоже неспроста выбрало, может он отрицает врачебную помощь? Но у него наблюдаются улучшения. По сравнению с тем, что было..." - задумалась доктор Вишну.
- Томас, - его снова окликнул кто-то, кабинет приобрел четкость. Перед ним стояла доктор Вишну и внимательно наблюдала за его реакцией. - Томас, не бойся, ты в полной безопасности, и мы не станем сегодня больше говорить о родственниках или о болезни, - ее лицо выражало такую мягкость и заботу, что не поддаться было просто невозможно.
- Хорошо, - он почти полностью вернулся в реальный мир, и где-то на краю сознания все еще слышал взрывы новых бомбардировок. Но скоро стихнут и они. - Присаживайся обратно в кресло, Томас. Тебе удобно?
- Да, спасибо, - кивнул он.
- Как ты себя сейчас чувствуешь, хочешь стакан воды или еще что-нибудь?
- Нет, спасибо, - он дернул головой и продолжил разминать мышцы шеи. - Долго я был там?
- Нет не очень, - улыбнулась она. - Шея затекла?
- Да, немного, - его плечо вновь непроизвольно дернулось. - О чем мы до этого говорили?
- Ты рассказывал мне о вчерашних видениях. Вы высадились на Марсе, и ты обнаружил в своих руках розу, укололся ее шипом и сам стал розой. Помнишь?
Томас кивнул, закончив разминать шею.
- Расскажи о том, что произошло после этого, - попросила доктор Вишну. - Ты ведь наблюдал за происходящим? У тебя были глаза?
- Да, были. Но, как и откуда они взялись, я не знаю. 
- Томас, не нервничай, пожалуйста, все впорядке, - она нагнулась и легонько похлопала его по руке. 
"Физический контакт - очень важный, иногда ключевой элемент жизни, он имеет явное значение в психологии и может быть применим в любой сфере помимо ее. Даже на улице вы можете подойти и прикоснуться к кому-либо. Но здесь будет иметь особое значение подтекст. Под "подтекстом" я подразумеваю выражение вашего лица, само касание, нежное, осторожное или агрессивное. Все имеет значение. И от того, как именно вы коснетесь незнакомого человека, помимо его собственного восприятия, будет зависеть его реакция на ваши действия. Что он сделает? Закричит и убежит в страхе? Радостно вас обнимет? Пожмет плечами и пройдет мимо, а может, он решит, что вы нищая и подаст вам на хлеб, ведь у вас такое страдальческое выражение лица? А какого он будет возраста? Чем человек старше, тем он становится более подверженным стандартным установкам его восприятия, основанного также на воспитании, развитии и ближнем окружении в периоды созревания, формирования и становления личности. И чем больше проходит времени, переубедить в чем-либо хотя бы одного человека становится практически невозможным. Вы можете встретить молодого человека, и он пригласит вас на свидание, потому что вы ему понравились внешне. Он просто еще не настолько опытен, чтобы задумываться о вашем внутреннем мире и восприятии. И точно также вы можете встретить человека пожилого. Человека со своими установками и правилами, и, если он всю свою сознательную жизнь считал, что касаться кого-либо на улице есть результат неуважения и плохого воспитания, он машинально вас осудит. Если же он считает, что в этом кроется некий агрессивный поведенческий аспект, например, в силу пережитой травмы, такой, как ограбление на улице, его реакция на вас будет совершенно непредсказуемой вплоть до нападения на вас и попытки избиения. И так далее. К следующему занятию я прошу вас подготовить доклад в виде самостоятельной работы и исследования..." – всплыло в памяти доктора Вишну. В последнее время она часто вспоминала те занятия с профессором Муром.
- Можешь продолжить рассказывать? Наше время ограничено, - напомнила она, бросив взгляд на блестящий диск часов на своем запястье.
- Да, могу. Роза в моих руках, она была живая. Она выглядела как роза, и проецировала этот образ в мой мозг, но на самом деле она не была розой ни тогда, ни после. Это были марсиане. Они могут принять любой образ из того, что нам нравится. Я это понял, но не сразу. Лишь после того, как пообщался со своим марсианином. Второй пилот потом рассказывал, что видел свою маму. А техник – живые конфеты, которые тоже разговаривали прямо у него в голове. 
- А как ты себя при этом чувствовал? - спросила доктор Вишну. - Когда ты общался с розой?
- Я... я не знаю. В основном я ощущал себя словно не там. Я будто парил над самим собой, над экипажем и слышал их мысли и разговоры. Но в то же время я стоял на месте и не мог пошевелиться, не мог даже сделать вдох.
- Потому что сам стал розой?
- Я думаю да. И они тоже стали. Экипаж. Их физические тела превратились в объекты их желаний. 
- А техник стал говорящей конфетой? – доктор Вишну вольно улыбнулась.
- Ну, конечно, - улыбнулся Томас. - Он был похож на огромный трюфель, знаете, такие темные... - он попытался изобразить руками форму сладости, но у него ничего не вышло. 
- Томас, не волнуйся, я знаю как они выглядят, - вмешалась доктор Вишну, видя, что пациенту становится хуже и боясь, что он уже во второй раз за сеанс уйдет в себя и свои фантазии, которым бы позавидовал иной фантаст. 
"Кто бы мог подумать, планета из кожи с волосами вместо деревьев, казалось, это видение она знала уже наизусть, столько раз они его обсуждали. А теперь марсиане, меняющие облик на желаемое, но, наверное, Томас и сам хочет трюфелей или чего-нибудь сладкого. Надо будет намекнуть его матери про сладости, ведь не смотря на столь непростую ситуацию, она продолжает заботиться о сыне в силу своих возможностей и понимания, а розы...?", - задумалась доктор Вишну. 
- Томас. 
- Да? 
- Скажи, а тебе самому нравятся розы? 
- Нет, не очень, они колючие. 
- Понятно. А конфеты?
- Да, очень нравятся, я их люблю - заулыбался он. 
- А как ты смотришь на то, чтобы я попросила твою маму привезти немного для тебя в ее следующий визит? 
«Когда вы станете врачами, не забывайте: вам необходимо войти в контакт с вашим пациентом. Говорите на его языке, попытайтесь понять, как он мыслит. Акцентируйте внимание на нем самом и том, что ему нравится, но не забывайте и об обратной стороне, о негативных эпизодах в его жизни или вещах, вызывающих панику, депрессию или панические атаки также важно говорить, как и о позитивных моментах. В противном случае, вы рискуете не только неверным восприятием или негативном отношении к вам пациента. Но и его здоровьем, и собственной карьерой». 
- Очень положительно, доктор Вишну, - ответил Томас.
- Хорошо. Я позвоню твоей маме, когда ты покинешь кабинет. Что ж, наше время кончилось, мы встретимся с тобой послезавтра, тебя это устраивает? 
- Да, да. Я привык, что мы встречаемся через день. Когда вы придете, я расскажу вам новую историю о своих путешествиях. Я знаю, что они ненастоящие и это следствие моей болезни, - заторопился он, - но они мне все равно нравятся. Как конфеты, - добавил он.
- Да, как конфеты, - согласилась доктор Вишну и тоже улыбнулась. - До среды, Томас.
Она проводила его до тяжелой двери из темного дерева.
- До свидания, доктор Вишну.
- До свидания, Томас.
Она закрыла за ним дверь, прошла обратно, уселась в кресле и глубоко вздохнула.
"Кажется, этот сеанс длился гораздо дольше, чем всего один час, но парня жалко. Нет, не смей! Он всего лишь один из пациентов, коих у тебя не один десяток. Томас лишь один из них, и то, что его семья платит за каждый сеанс больше, чем ты получаешь за целый месяц, является результатом кропотливого и тяжкого труда. Это хорошая сделка. И точка".
- Да, - отстранено произнесла доктор Вишну. 
Она встала, прошла к рабочему столу и уселась за бумаги и отчеты.
Вечером доктор Вишну исполнила обещание. Она позвонила матери Томаса Моргана и попросила от его имени привезти парнишке немного сладостей.


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 1 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


codeburgercodeburger [16.04.2018 11:11]:
Спасибо, Автор.
Вам чудесно удалось отразить внутренний космос человека.
Доктор Вишну тоже хороша, но для своего имени слишком пассивна (ИМХО).
Герои получились живыми, а вот истории мне не хватило. Если попробовать кратенько изложить сюжет, что получится? У меня ничего не получается -- какой-то обрывок. А настолько реальные герои достойны большего. (5)

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
26.04.18 21:28  Карамелька   Комментариев: 5
23.04.18 18:57  Сладкий подарок   Комментариев: 3
23.04.18 18:47  Лучший из десертов   Комментариев: 3
15.04.18 14:55  Королевский напиток   Комментариев: 5
15.04.18 14:39  Сладкие муки творчества   Комментариев: 9
15.04.18 14:25  Как чувствовала   Комментариев: 8
15.04.18 14:12  Мистрис Пудинг   Комментариев: 11
15.04.18 14:02  Случай в супермаркете   Комментариев: 5
15.04.18 13:36  Характер - не сахар   Комментариев: 9
15.04.18 13:11  Медвешутка   Комментариев: 5
15.04.18 13:02  Сладкий завтрак   Комментариев: 7
15.04.18 12:22  Пупс   Комментариев: 7
Добавить статью | Литературная гостиная "За синей птицей" | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение