Увидеть Шотландию и… Замки ШотландииАвтор статьи: Allegra

Крепости и хижины шотландских границ

Обновлено: 01.11.19 07:59 Убрать стили оформления

 

С XIII до XVII века территория, прилегающая к англо-шотландской границе, была бандитским районом, лишённым даже мало-мальской законности. Угон скота, поджоги, грабежи и вымогательство были обычным делом. Люди жили в постоянной боевой готовности. Не ограбишь ты – ограбят тебя. Обрабатывать поля бесполезно – всё равно налетят мародёры и всё сожгут. Коровы, козы и овцы – другое дело, их можно завести за каменную ограду и переждать набег. Или угнать – если удача будет на стороне налётчиков.

Рейверы – так они назывались – были великолепными наездниками и умелыми, как бы сейчас сказали, диверсантами. Налёт мог быть тщательно организованным, когда банда в несколько сотен всадников уходила в рейд на несколько дней. Или же несколько человек могли прогуляться под луной до плохо защищённой соседской фермы и вернуться домой к завтраку.

Но как сохранить награбленное добро? Особенно животных, которые были основным объектом промысла рейверов. Необходимо было обзавестись жилищем, которое годилось для укрытия и обороны.

Башня Смайлхольм (Smailholm Tower)

В долине приграничной реки Твид (Tweed) до сих пор сохранились не только руины, но и уцелевшие сигнальные башни (Peel tower), построенные в начале XV века. Линия этих башен протянулась по долине от истока реки до Бервика в её устье.

Строительство пил-тауэра было по карману только землевладельцу. Башня в несколько этажей, окружённая каменным ограждением (барнекином), была и жилищем, и оборонительным сооружением, где можно было спрятать скот и укрыться населению ближайших деревень. Чтобы сообщить о нападении, на вершине башни зажигали сигнальный огонь.

Фермеры строили для той же цели укреплённые дома (Bastle house), где на первом этаже прятали животных, на втором жили сами.

А основная масса людей сооружала для жилья неказистые хижины (Blackhouse) с плетёными стенами, обмазанными глиной, и в лучшем случае – обложенными камнями. Такие жилища бедняков были почти одинаковы в разных областях Шотландии. В музее горского быта (The Highland Folk Museum) можно увидеть эти хижины, построенные на основании старинных документов и археологических исследований.

 

Современный шотландский писатель и журналист Алистер Моффат написал книгу о рейверах, где привёл множество подробностей их жизни. Давайте почитаем отрывки из этой книги в переводе Илоны Якимовой.

 

Alistair Moffat. «The Reivers. The story of Border reivers»

Алистер Моффат «Рейверы. История приграничных грабителей»

 

Peel-tower

Сигнальная башня

Часто называемые пил-башнями (peel-tower), огороженные башни до сих пор разнообразят пейзажи шотландского Приграничья. Во времена, близкие к полному безвластью, они были пристанищами для тех глав кланов и лэрдов, кто был в состоянии выстроить что-то подобное. Хорошо сохранившийся пример пил-тауэра занимает и сейчас свой командный пункт рядом с Келсо. Угнездившийся на каменном выступе и глядящий на много миль вокруг в каждую сторону света, Смайлхольм-тауэр принадлежал семье Принглов, был превосходно выстроенным и очень мощным.

Башня Смайлхольм (Smailholm Tower)

Название «пил-тауэр» восходит к барнекину. Многие такие стены были впоследствии перестроены в камне, но оригинальные peels были деревянными частоколами. Внутри такого частокола можно было разместить в безопасности домашних слуг и животных в загонах. Часто вокруг барнекина прорывали канавы и рвы, а столбы частокола были направлены заостренной частью вверх – древнейшая практика, восходящая к тысячелетней давности фортам в приграничных холмах. Порой вокруг еще и высаживали живую изгородь из колючих растений с толстыми шипами – чтобы сделать подход к башне еще более затруднительным и замедлить вероятную атаку.

Обзор с дозорного прохода по стене вдоль ската крыши на Смайлхольм-тауэр ошеломляюще широк. Караульные могут просматривать на юг до самого подножья Чевиотов и выходов из долины, по которым проходило столько рейдерских партий. Когда английские налетчики отправлялись в рейд по указу правительства или по собственной воле, со Смайлхольма можно было разглядеть это на огромном расстоянии. Это оставляло Принглам драгоценное время для принятия решения – оставаться и вступать в переговоры или собирать все стоящее и исчезать в стране холмов и болот на севере.

На конце этого прохода по стене есть каменное сиденье для караульного. Оно уютно устроено напротив выхода из трубы, и долгими зимними ночами в самый рейдерский сезон тот, кто дрожал здесь от холода, наверняка с благодарностью думал о том, кто обустроил все именно так. Рядом сделан тайник для маленького фонаря. Это полезно с точки зрения освещения, но еще более – чтобы зажечь связку сигнальных огней, лежащих тут же, под рукой, в железном тигле. Когда они вспыхнут на вершине Смайлхольма, половина долины Твида увидит их.

Здесь две двери. Внутренняя железная решетка называется yett, и среди приграничных шотландцев до сих пор в ходу вопить ветреной зимней ночью – steek the yett! – чтобы закрыли дверь. Притолока двери часто устанавливается низко, чтобы даже самый низкорослый человек был принужден остановиться под нею, и предназначена тормозить любого, кто решил бы скоростью пробиться внутрь. Над наружной дверью Смайлхольма прорезана щель в толстой стене. Слишком узкая для того, чтобы вломиться в нее и расширить или подпалить через нее дом внутри, она использовалась, чтобы сыпать градом стрел, арбалетных болтов, а позже – и пуль, на тех, кто вздумал бы ломиться в двери или пытаться поджечь их.

Башня Смайлхольм (Smailholm Tower)

Стены в пил-тауэрах были очень толстые, порой – свыше двух метров в толщину. Это было как архитектурной необходимостью для столь высоких зданий, так и вопросом оборонительной способности. Твердые и широкие основания нужны были для этих зданий, зачастую самых высоких на мили и мили вокруг. Разумеется, толстая каменная кладка помогала обескуражить нападающих из числа тех, кто желал бы попытаться устроить подкоп, однако она не могла устоять под долгим артиллерийским обстрелом. Не это было ее целью. Башни Приграничья имели своим назначением защиту от быстро перемещающихся отрядов налетчиков, а не от армий, волочащих за собой по пересеченной местности тяжелые пушки.

Окна в этих башнях маленькие и всегда расположены высоко в стенах, никогда – на уровне земли (т.е. на уровне первого этажа по-нашему – прим. пер.). Даже в солнечный день внутри бывало очень темно. Первый этаж, ground floor, освещался только через дверь, и зачастую имел сводчатый потолок. Он использовался как склад, и подчас – как стойло для скота, а не для пребывания человека. В случае непредвиденной опасности молочные коровы и лучшие пони могли быть уведены в эти «крытые галереи» и привязаны тут, с охапкой сена, брошенной в ближайшие ясли. По замеру от 10 до 13 метров, эти помещения могли вмещать довольно много животных. В XVI веке фермеры связывали своих коров или лошадей довольно тесно между собой, и их могло быть набито до сорока голов под свод башни, когда за ними закрывались yett и наружная дверь. Это должно было быть темное, жаркое, влажное, зловонное и шумное место, где животные чувствовали, что опасность – снаружи. Ржание, мычание и их страх наполняли собой помещение. Отдушины для вентиляции были прорезаны в сводчатом потолке, а в первый (т.е. второй) этаж вел люк.

Башня Арнсайд (Arnside Tower)

Башни представляли собой «стопку» одинарных комнат. Над сводчатым подвалом обычно бывали покои с камином, прорезанным в одной из толстых стен. Наиболее досягаемая (и не в последнюю очередь – для ежедневной рутины по доставке туда торфяных брикетов, поленьев и растопки), эта комната была тем местом, где лэрд или глава клана принимал пищу и занимался делами. И, поскольку здесь было тепло, это было место, где люди спали зимой.

Скамья-сундукБашни были совсем не теми жилищами состоятельной знати, какими мы их, возможно, себе воображаем, и тут было мало комфорта. Лавки и длинные скамьи со спинкой и подлокотниками, с ящиками под сиденьем – вместо кресел, доски и козлы вместо столов, а в плохую погоду все внутри погружалось почти во тьму, так как деревянные ставни закрывались на открытых окнах. Большая часть окон имела железный переплет, а некоторые – так даже и стекло. По факту, стекло в окнах считалось такой роскошью, что есть свидетельства о знатных людях, которые забирали оконные стекла с собой, переезжая на жительство в другой свой замок или башню. Порой коровьи шкуры тонко выделывались, обрабатывались льняным маслом и использовались в качестве оконных стекол. Они были полупрозрачны и защищали от худшей непогоды и холода. На пол в верхней комнате служанки обычно насыпали вереск и тростник с добавлением ароматических трав – таволга была популярна – чтобы как-то контролировать запахи помещения.

Очень мало отличаясь от раннесредневековых замков, приграничные башни строились ради безопасности (и для престижа, конечно), а вовсе не для комфорта, и вообще-то не стоит забывать, что большинство людей проводило всю свою жизнь на свежем воздухе, используя собственный дом только как убежище, хранилище и место, где спать. Внутри здания в любом случае было слишком темно для выполнения большей части домашних дел. Штопка, ткачество, прядение и все остальное, для чего необходимо аккуратность и ловкость – все выносилось наружу, если позволяла погода.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Комнаты в этих башнях показались бы нам маленькими, какими они, бывает, кажутся в большинстве исторических зданий. И в наши дни повальной гигиены, беспокойства о запахах тела и общей сексуализированности, мы также забываем, что еще совсем в недавние времена люди, жившие в прямом смысле бок о бок, заботились только о том, чтобы быть в тепле и сухости, и куда меньше нас заботились о мытье. И это могло бы сильно сморщить наши чувствительные носы, окажись мы в приграничной башне XVI века.

Над покоями первого этажа была другая комната, а иногда – и еще одна наверху у той, запрятанная под карниз крыши (и, вне сомнения, продуваемая всеми ветрами). Это были privy chambers – частные, личные покои, и их наличие обеспечивало вождю или лорду и его леди относительные удобства в браке. У многих были кровати, и в завещаниях той поры кровать рассматривается как весьма ценное имущество. В нижнем этаже, сбившись поближе к замирающим углям в очаге, слуги сворачивались калачиком на соломенных тюфяках.

 Башня Смайлхольм (Smailholm Tower)

Тут было совсем немного возможности для уединения. Всевозможные намеки и неназываемые домыслы окружают сексуальные отношения в тот период и в тех условиях. Учитывая, что большое количество людей спит в общем пространстве, для мужчины и женщины заниматься любовью в такой близости с остальными представляет собой некую смесь бесстыдства и острой необходимости. И, конечно, обычай избавляться от одежды с целью заняться сексом – манера весьма недавняя. Большинство людей, напротив, оставались почти полностью одетыми. Но даже при этом условии все, что приходит в голову – трудно представить общество, где секс, как нечто рутинное, слышен и даже виден остальным, присутствующим при процессе (некоторые из них весьма юны), особенно после того, как ханжество шотландской Реформации стало обостряться после 1560 года. Парочки обычно прогуливались по «тропинкам любовников» в летних сумерках, и записи гласят о младенцах, «принесенных из кустов и чащоб». Пожалуй, секс был чем-то постоянно приспосабливающимся, чем-то, происходящим под влиянием момента страсти, а не частью ежедневной рутины. И в зябком шотландском Приграничье – чем-то похожим на преследование на открытом воздухе.

Приграничное общество XVI века было готово признать незаконность происхождения просто как факт жизни, и оно проявляло весьма мало предубеждения к бастардам. В завещаниях для них отводились денежные пожертвования, и единокровные (единоутробные) братья или сестры без всяких условий принимались в огромные семьи.

Старинная практика handfasting’a – обручения, удара по рукам, договорного брака, брака по обычаю – упорно использовалась в Приграничье в течение очень долгого времени, вплоть до XIX века включительно. Это была разновидность условной помолвки. Пара могла договориться жить вместе (фактически, заключить контракт) на то время, пока их не повенчает священник, а если рождались дети, обеспечение их средствами к существованию было частью контракта. Обычно «ударившие по рукам» пары жили вместе в течение года. Мужчины и женщины придерживались этой традиции, поскольку она была благоразумной, как для проверки совместимости супругов, так и для проверки их плодовитости. Последнее было чрезвычайно важным. Фермерам и работникам ферм были нужны дети – как помощники в напряженной сельскохозяйственной работе, и, что справедливо и для более новых времен, мужчины с большой семьей легче находили работу на фермах, нежели холостяки. Церковь неодобрительно относилась к договорному браку, но он существовал еще в 1880-х и 1890-х годах в фермерских местечках Приграничья.

Башня Гилноки (Gilnockie Tower)

Башни Приграничья и их барнекины были также и фермами, и верхние комнаты часто использовались, как склад-хранилище, а простой туалет размещался на наружной стене в самой верхней комнате башни. Он использовался только в период осады, или когда погода ночью была столь отвратительна, а ночной горшок столь полон, что выбора не было. В Нэворс-Кастл, который в оригинальном своем виде является башней, лорд Дакр обустроил примитивную канализацию, развлекаясь весьма жестоким образом. Туалеты дренировались в темницу замка.

Комнаты башни соединялись винтовой лестницей – как для экономии места, так и для обороны. Многие имели trip-step – ловчую ступень, ступеньку лестницы, которая делается выше остальных, чтобы подловить неосмотрительного атакующего.

Когда большая банда налетчиков угрожала благополучию приграничной башни, частенько ее жители спасались бегством, навьючив лошадей своим скудным имуществом. Если у них была уверенность в том, что их крепость попытаются взорвать при помощи пороха, они наполняли стойла первого этажа и иногда верхние этажи брикетами тлеющего торфа. Когда торф горит в течение долгого времени (и потребовалось бы изрядное количество воды, чтобы избавиться от него), это делает применение черного пороха невозможным, т.к. в XVI веке он был куда более летуч, чем теперь. Черную от зловонного торфяного дыма, в ужасающем беспорядке внутри, башню благодаря этой уловке как минимум оставят нетронутой, и она может быть быстро восстановлена для дальнейшего проживания.

Когда же обитатели решали остаться дома или становились жертвами внезапной атаки, первым делом они защищали стену барнекина. Она могла быть пять или шесть метров в высоту и метр в толщину. Некоторые из них имели деревянные помосты с внутренней стороны стены, что позволяло забрасывать нападающих различными зажженными предметами. Скот находился в загоне внутри барнекина, и, поскольку, как правило, именно он был основной ставкой схватки, было жизненно важным защитить его.

Если защитники отступали в башню и ухитрялись закрыть за собой двери, рейверы порой использовали штурмовые лестницы, чтобы пробить себе путь наверх, на настенную галерею. Крыши часто покрывались тонкими каменными пластинками, что делало их фактически огнеупорными. Но если уж нападающие достигали настенной галереи, игра была окончена.

Сэр Роберт Кэри писал, что наиболее для него предпочтительный метод прорваться в башню – это сорвать с крыши эту каменную черепицу, чтобы его люди спрыгивали через крышу в самую верхнюю комнату. Тем временем, остальные, находящиеся на земле, могут попытаться поджечь дверь, и если им удастся добраться до низа винтовой лестницы внутри здания, это позволит применить тактику под весьма странным наименованием. Scumfishing (ловля рыбы в тине) – выкуривание дымом защитников башни, и этот прием был весьма эффективен. В 1545 году конница сэра Ральфа Эйра взяла в осаду башню Скотта Бакклеоха на болотах севернее Мелроуза. Они разнесли в щепу ворота в барнекин и «увели с собой множество пони и крупного рогатого скота, и очень жестоко обкурили башню, и взяли тридцать пленников».

 

Bastle house

укрепленный фермерский дом

Более прижимистые, чем состоятельные, фермеры искали альтернативный приют от частых штормов анархии, воровства и междоусобиц. В Тайндейле и в особенности в Ридсдейле широко были распространены дома типа bastle house – и они были более по средствам фермерам, чем башни. Их название, возможно, происходит от французского bastille в значении форт, крепость, и примеры этих строений можно обнаружить в основном на английской стороне границы. Некоторые из них сохранились почти без повреждений. Другие были переоборудованы под удобные современные дома.

Rebellion House   Woodhouses Bastle

Укрепленные дома, возведенные из камня, были в равной мере огнеупорными и предназначенными для того, чтобы поставить в тупик небольшую банду налетчиков, оснащенных только их собственным оружием и изобретательностью. Как и в башнях, они имели арочную крытую галерею (стойла для скота) в подполе (ground floor). Лестница вела к двери в первый высокий этаж, и когда приближающаяся неприятность попадала в поле зрения, фермер и его семья карабкались наверх и втягивали лестницу за собой. Окна были, опять-таки, очень маленькими. Концепция укрепленного дома проста и грубовата – он был создан для того, чтобы разочаровать налетчиков и вынудить их отправиться восвояси.

Black Middens Bastle House

 

Blackhouse

Черный дом

Но более обычными для налетчиков были еще более примитивные дома, нечто большее хижины, способной укрыть от ветра, и преимущественно – от дождя. Часто говорится, что на возведение одного из этих примитивных домов требуется всего лишь несколько часов, и что их обитатели бывали не слишком обеспокоены, если такой дом оказывался сожжен или разрушен. Епископ Лесли утверждал, что это были всего лишь «загоны для овец и охотничьи хижины... при сожжении которых не так уж трудно утешиться».

Верится в это с трудом. Разрушение дома, пусть даже убогого и жалкого, никогда не является всего лишь неудобством, особенно если окружающую деревенскую местность постигла та же общая участь, зимняя буря завывает вовсю, а дети должны быть накормлены и в тепле. Кроме того, в описании этих фермерских домов и коттеджей есть узнаваемые моменты. Более документированные источники гласят, что они не особенно отличались от тех, что строились в других областях Шотландии, где регулярные поджоги и разрушения не являлись печальной особенностью повседневной жизни.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Даже будучи полностью разрушены до земли, дома XVI века обычно восстанавливались ровно на том же месте, на том же основании. Большинство их было прямоугольные, и примерно одинакового размера - 8-9 метров в длину и 4-5 метров в ширину. Эта относительная одинаковость была обусловлена примитивностью метода постройки, необходимостью сохранять тепло зимой и обыкновением в плохую погоду заводить внутрь дома скотину.

Опоры фронтонов врывались в землю, мощный коньковый брус крепился между ними. Для установки стен столбы врывались в землю через одинаковые промежутки. Это позволяло переплести их свежесрезанными ивовыми прутьями, и выглядело примерно как большие участки плетеной изгороди. Когда стена достигала в высоту по меньшей мере метра, она обмазывалась толстым слоем грязи, глины и даже коровьего навоза, и стене давали высохнуть и затвердеть. Такое покрытие придавало стене жесткость и помогало оставить снаружи дождь и ветер. Иногда несколько рядов каменной кладки обеспечивали большую надежность крепления стенных столбов. Для большей изоляции в ивовой стене подгребали дерн или торф, а, чтобы уменьшить сырость, прорывали дренажные канавы вокруг дома и заполняли их мелкими камушками.

Обтесанные древесные сучья клались поперек конькового бруса вместе с брусом, идущим по верху стены. Перевязанные гибкими сосновыми корнями, они поддерживали крышу из вереска или дерна. Дверной проем обычно прорезался в одной из длинных стен и часто был единственным источником света, было неудобно проделывать окна между столбами и прутьями стен.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Посредине землебитного пола (глина была предпочтительней, конечно) располагался домашний очаг. Он был сложен из плоских камней, расположенных вкруговую вокруг растопки, некоторые из камней – с плоскими или рельефными поверхностями, чтобы поставить на них медленно кипящий горшок. Огонь в самом деле был сердцем дома, он использовался для готовки, получения тепла и света, дым завивался вверх, просачиваясь сквозь крышу, сквозь вереск и торф. Поскольку трубы тут не было, а порой не было и отверстия для выхода дыма, верхняя часть дома была постоянно задымлена (огонь горел в любой сезон года), и все вокруг пахло дымом. Растопка была довольно сложным процессом, поэтому было большим злосчастьем позволить огню погаснуть. В холмах дерево встречается редко, но залежи торфа всегда доступны на болотах. В Приграничье право резать торф на общинных землях вокруг городов и деревень хорошо охранялось.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Большинство людей ели потаж (суп-пюре) – каждый день. Так мы называем густой суп, медленно кипящий в каждом очаге, постоянно пополняющийся всем, что под рукой: крупа, вода, кости, дикие коренья и грибы, и иногда – мелкие зверьки и рыба. Ничто, даже отдаленно считавшееся питательным, не выбрасывалось, оно отправлялось прямо в горшок. Ежи, белки и мелкие птички вносили некоторое разнообразие, они обмазывались влажной глиной и запекались в жару очага. Овца, умершая от болезни или утонувшая, также была великолепным дополнением к дневному рациону. Голова также шла в дело: опаленная на огне, она добавлялась в горшок, чтобы сварить «овощной суп с головой овцы». Он весьма вкусный и питательный и употреблялся в Приграничье вплоть до середины XX века.

Плоские камни вокруг очага и горячие бока котелка для потажа были пригодны для выпечки пресных лепешек. У зажиточных семей встречался железный круглый противень, повешенный над огнем, на нем получались отличные овсяные лепешки, а у некоторых был и котел, подвершенный на цепи к коньковому брусу крыши.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Внутри дома, но не прямо над огнем, иногда натягивались навесы, когда погода была особенно сурова. Они ловили темные капли влаги от протекающего тростника крыши и предохраняли землебитный пол от того, чтобы он не стал липким под своим покровом из камыша, травы и пахучих лекарственных растений. Эти дома порой описываются как кишащие паразитами сараи, но когда они бывали правильно выстроены и имели несколько трехногих стульев, деревянную скамью-ларь с высокой спинкой и несколько пристойных постелей, они могли быть достаточно уютными.

Музей национального горского быта (The Highland Folk Museum)

Долгими зимними ночами, не нарушаемыми набегами рейверов, согретыми тепло побулькивающим котелком потажа, приграничники садились вкруговую возле очага и внимали историям. И это были прекрасные истории, волшебные, непредсказуемые, врезающиеся в память. В конце XVIII века, как раз когда они стали исчезать в далях истории, Уолтер Скотт слушал и записывал эти истории. Они и стали «Балладами Приграничья», и много они могут рассказать о жизни людей, их сложивших.

 

Источники:

1. Alistair Moffat «The Reivers. The story of Border reivers». Перевод: Илона Якимова (bojkot)

2. История Шотландии. Рейверы Приграничья

3. Материалы Виипедии

Все фото принадлежат их авторам

1.11.2019 г.

Allegra

 



Комментарии: Автор статьи Allegra разрешил добавление комментариев только пользователям со званием не ниже Леди/Man.

Всего отзывов: 1 в т.ч. с оценками: 1 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Настёна СПб [01.11.2019 12:01] Настёна СПб 5 5
Allegra, спасибо! Очень интересно .

Список статей в рубрике:
01.11.19 07:58  Замок Бервик. Страж границы
01.11.19 07:59  Крепости и хижины шотландских границ   Комментариев: 1
02.11.18 08:31  Зловещий замок Эрмитаж   Комментариев: 6
21.07.18 09:32  Белоснежное чудо - замок Блэр   Комментариев: 4
06.12.13 23:12  Дворец Скон и Камень Судьбы   Комментариев: 7
15.04.13 16:13  Стёрлинг – ключ к Хайленду. Часть 2   Комментариев: 5
15.04.13 16:12  Замок Уркхарт и МакДональды   Комментариев: 11
22.01.13 00:15  Стёрлинг – ключ к Хайленду. Часть 1   Комментариев: 5
19.06.12 01:46  Увидеть Шотландию, хотя бы в кино…   Комментариев: 3
31.07.13 17:56  Замок Танталлон и Дугласы   Комментариев: 5
04.03.12 00:27  Заколдованный замок Эбботсфорд   Комментариев: 3
21.01.12 00:08  Проклятие Чёрной леди   Комментариев: 6
19.02.11 17:14  Culzean Castle   Комментариев: 2
30.10.10 18:02  Dunnotar Castle   Комментариев: 3
13.10.10 17:01  Замок Эйлен-Донан   Комментариев: 2
27.05.10 21:20  Edinburgh Castle   Комментариев: 7
10.02.10 15:17  Виды Шотландии   Комментариев: 4
10.02.10 21:06  Суровые твердыни Шотландии   Комментариев: 6
Добавить статью | Little Scotland (Маленькая Шотландия) | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение