Переваливаясь важно,

В речку прыгнули отважно

И, о чём-то говоря,

В речке плещутся: КРЯ-КРЯ! 

Когда мы плывем по речке

Подо мной кипит вода.

Бьется с трепетом сердечко

Буду рядом я всегда! 

Да, любовь такая штука

В ней и радость есть и мука.

На старом, неудобном диване, придвинутом поближе к излучающему тепло камину, лежала бледная молодая женщина, с перевязанной головой. Свое нынешнее состояние она ощущала, как полет на огромных, магических качелях.

Взмах – и голоса, запахи - призрачные приметы окружающего ее мира стремительно уносились прочь. Достигнув пика, качели ее сознания совершали обратное движение, приближаясь к жизни, громким спорам и сводящему с ума головокружению. В эти мгновения тело становилось тяжелым, болезненно ощущая тяжелые толчки крови и изматывающую пульсацию боли в затылке. Ей хотелось кричать, но крепко сжатый рот не издавал ни звука. Тогда она мечтала, чтобы исчезли окружающие ее пронзительные голоса, но и они, к несчастью, никуда не девались.

 - Вы мне за это ответите! Думаете, это сойдет вам с рук? – мужской голос дрожал от едва сдерживаемой ярости и был до боли знакомым.

- Ой, ну конечно! – отвечало ему хрипловатое женское контральто. – Наверное, затаскаете нас по судам? Вы ведь, помнится, юристом были одно время? – голос звучал весело и насмешливо.

Сознание женщины снова качнулось, милосердно унося ее прочь от неприятных голосов. Возвращаясь назад к реальности, она слышала обрывки уже другого разговора.

 - Кейт!  Честно говоря, ты могла лучше позаботиться о гостье. Совсем не обязательно было морить ее голодом, –  голос был низкий, бархатистый и смутно знакомый.

 - Я накормила ее завтраком, – совершенно равнодушно отвечал женский голос. Его хозяйка явно не испытывала угрызений совести.

 - Да вы просто мегера! Завтраком!!! А вы в курсе, который час? В вашем доме холодища, а моя жена привыкла к комфорту. Вы довели несчастную женщину до обморока. Она ударилась! Головой, между прочим! Где, черт возьми, телефон? Мне надо срочно позвонить врачу. В этой полуразрушенной дыре вообще есть телефон?

 - Ваша жена... ну надо же! – противно, с издевательскими нотками протянул женский голос.

Лежащая на диване молодая, светловолосая женщина  дернулась и сжала руки в кулаки. Она приходила в себя и реальность тяжелой волной накатывала на нее.

«Так ведь я Эйлин» - внезапно поняла она. "Ведущий менеджер британского отделения «Тайджоу Лимитед». Вечная отличница, скучная и неяркая особа, по собственной глупости потерявшая свою единственную и прекрасную любовь." Эйлин собралась с духом и, открыв глаза,  обвела взглядом мрачную, плохо освещенную комнату. Она равнодушно взглянула на красивую молодую брюнетку с недоброй улыбкой, тщетно силясь вспомнить ее имя. Затем посмотрела на строгого, мрачного мужчину, стоящего возле камина. Его имя она отлично помнила – Ричард. Связанные с ним воспоминания были болезненными, поэтому Эйлин вздрогнула и, собрав последние остатки воли, перевела взгляд на мужчину, сидящего рядом с ней на диване. Стараясь не расплакаться, она до боли стиснула руки и твердо взглянула в божественно прекрасное лицо своего мужа. 

  

Сейчас Эйлин уже не знала - благословить или проклинать тот памятный день, когда впервые увидела Габриэля. В память врезалось теплое субботнее утро, когда она залюбовалась сказочно прекрасным розоватым восходом, почувствовав прилив радостного ожидания и смутного волнения. Сердце неожиданно забилось сладко и трепетно, а предчувствия нежными волнами накатили на растревоженную душу, делая весь мир добрым и влюбленным.

Тем труднее оказалось возвращение к реальности -  телефон пронзительными и зловредными гудками разрывался на столе, требуя ее немедленного присутствия сразу в трех местах. Никого не интересовало, что сегодня у нее выходной день: «Тайджоу лимитед» прежде всего! А она, как ни крути, ведущий менеджер.

- Да-да! Я понимаю, – строгим голосом отвечала она в телефонную трубку. – Конечно, я немедленно выезжаю.

О боже! По милости «Тайджоу Лимитед» она не только лишалась отдыха, но и подводила своего давнего и преданного друга – Чифа. Старый спаниель, с больными ушами, в очередной раз оставался без запланированного визита к ветеринару и снова отправлялся на все выходные к ее подруге. Чиф, как будто почувствовав ожидающую его перспективу, тоскливо завыл. С Пенни, подругой Эйлин, ему было плохо, она не слишком заботилась о нем, ограничиваясь незамысловатой кормежкой и короткими прогулками. Он обиженно насупился, повесив уши до пола, поскольку знал, что все время пребывания у Пенни, будет лишен возможности поиграть в «принеси мячик» и «подай лапку». Эйлин виновато вздохнула, но другого выхода у нее не было.

Всю субботу она металась по городу, улаживая возникшие неурядицы, с огромным трудом удерживая на губах дежурную улыбку. Проблема оказалась намного серьезнее, чем ожидалось,  и к Пенни она смогла добраться только в воскресенье вечером. Измученная бессонной ночью Эйлин с отвращением ожидала встречу с недовольной подругой, которой по ее милости пришлось возиться с Чифом  все выходные.

Однако Пенни оказалась в отличном расположении духа. Будучи уже хорошенько навеселе, та блистала на вечеринке, затеянной в ее доме, неизвестно по какому поводу. Прозрачное розовое платьице Пенни, больше напоминающее украшенное лоскутками бикини, мелькало то в одной комнате, то в другой и Эйлин никак не удавалось выловить хозяйку этого импозантного наряда, чтобы выяснить, куда ее разгильдяйка-подруга дела несчастного пса. Бормоча проклятия, Эйлин методично прочесывала комнату за комнатой и постепенно добралась до гостиной. В тот момент, когда стоя на коленях, она пристально вглядывалась в темноту пыльного безобразия царящего под диваном, в комнату вошел мужчина ее мечты.

 Одному богу ведомо, как ей удалось это понять, потому что в этот исторический момент Эйлин были видны только его начищенные до блеска ботинки и края щегольских брюк. Однако, подняв голову, она поняла, что не ошиблась. Открыв от восхищения рот и затаив дыхание, Эйлин наблюдала за появлением самого невероятного красавца, когда-либо виденного ею в жизни. Ей сразу стало понятно, что у нее нет ни единого шанса. На его левой руке повисла пышногрудая блондинка, а с правой стороны высокая тощая шатенка призывно заглядывала ему в глаза.

Ясно, как божий день, что он не обратит на нее никакого внимания! Но он обратил. Правда, не на нее, а на ее песика Чифа.

 - Это ваше несчастное животное? – участливо поинтересовался он, и только тогда Эйлин заметила своего спаниеля обессилено плетущегося следом за неземным красавцем-мужчиной.

Д-д-даа... Только... Чиф, дорогой, где ты бродил все это время?

Пес взглянул на нее затуманенным взором, и она поняла, что тот находится в состоянии полной прострации.

- Ваш пес стар, плохо слышит, у него артрит и, кажется, он надышался алкогольных паров, – сообщил ей незнакомец и резюмировал – вам надо срочно домой! Хотите я вас отвезу?

Вообще-то у Эйлин была собственная машина, припаркованная возле дома Пенни. Однако в тот момент она была согласна, если понадобится, топать пешком на северный полюс, лишь бы быть рядом с внезапно появившемся в ее жизни принцем из сказки.

Незнакомец протянул ей руку, и  Эйлин со стыдом сообразила, что все это время стояла перед ним на коленях.

 - Меня зовут Габриэль, – представился он, и она тут же решила, что это лучшее в мире имя. А еще у него самые красивые глаза. И невероятно обворожительная улыбка. К тому же фантастическая фигура. А какой потрясающий медовый цвет волос! Список его достоинств ширился с каждым новым мгновением, проведенным Эйлин рядом с ним.

В тот вечер Габриэль отвез их с Чифом домой, а уже на следующий день неожиданно посетил ее квартиру, держа в руках баночку с лекарством.

Сдерживая вздохи умиления, Эйлин наблюдала, как Габриэль трогательно лечил ее старичка-спаниеля. Затем они поговорили о живущих во дворе котятах и зайце мистера Питкомба, встреченного Габриэлем возле дверей ее дома. 

Оказалось, что Габриэль знает решительно все о режимах кормления кошек и собак, умеет правильно выбрать птичью клетку, а еще разбирается в таблицах совместимости аквариумных рыбок . Жизнь братьев наших меньших он воспринимал серьезно и озабоченно, поэтому Эйлин предположила, что Габриэль - ветеринар. К ее величайшему изумлению он оказался сотрудником юридической компании.

«Как странно!» - подумала Эйлин и попыталась перевести беседу в русло сложных правовых разговоров. Габриэль тут же сник. Испугавшись, что он заскучает и покинет ее, Эйлин спешно вернулась к домашним любимцам и была вознаграждена за это ослепительной улыбкой и приглашением на свидание.  

С этого момента ее жизнь превратилась в волшебную сказку, наполненную упоительными вечерами, которые они вместе с Габриэлем проводили в ближайшем парке. Невообразимое счастье Эйлин омрачалось только тем, что Габриэль не делал никаких попыток соблазнить ее, поцеловать или хотя бы дружески приобнять. По отношении к ней он был исключительно вежлив и галантен, а все нежности доставались Чифу и маленьким дворовым котятам. Господи, ну что ей сделать, чтобы он  заметил, как она пылает? Может быть, вырастить шерсть? Или заразиться лишаем?

Впрочем, само присутствие Габриэля было настолько сказочным и чарующим, что Эйлин не могла всерьез расстраиваться из-за таких незначительных глупостей. Ее душа пела песнь счастья и однажды, в порыве влюбленности, она неожиданно для самой себя вдохновенно и прочувствованно прочла Габриэлю сонет Шекспира. В ответ он искренне восхитился: «Ух ты, как здорово!» - и в тот же вечер остался у нее ночевать.

- Ты моя уточка! – радостно сообщил он ей утром. Эйлин сначала обрадовалась, потом засомневалась, а затем расстроилась: она вспомнила, как выглядит селезень. Ну, что поделаешь!  Рядом с ярким и красивым Габриэлем-селезнем, она, действительно казалась серенькой уточкой. Гуляя вместе с ним по вечернему парку, она теперь с особым умилением рассматривала дружные утиные  пары, плавающие на пруду. Ведь если в природе это хорошо и правильно, то возможно и у них с Габриэлем все будет замечательно! События, между тем, развивались стремительно. Уже через месяц Габриэль переехал к ней жить, а через каких-то пол года они стояли перед священником и растрогавшаяся Эйлин, хлюпала носом от счастья, не в силах поверить в столь счастливый поворот судьбы.  

Впрочем, не бывает так, чтобы все в жизни было безоблачным и прекрасным. Сразу после того, как отгремели свадебные фанфары, Габриэля стремительно выгнали с работы. Надо сказать, что Эйлин совершенно этому не удивилась и даже немного обрадовалась. Ей уже давно стало ясно, что причины, по которым старая кошелка миссис Кук держала Габриэля в числе сотрудников юридической фирмы, не имели ничего общего с его профессиональными качествами. Первое понимание этого возникло у нее после того, как она  прочла записку, заботливо  оставленную Габриэлем на столе кухни. 

 

Дарагая Эйлин!

У миня не была времини пригатовить ужин но я заказал столик в писцерии. Жду тибя мая утачка! Габриэль.

 

Чудовищно! Эйлин закатила глаза и впервые почувствовала свое превосходство над Габриэлем. Довольно скоро она поняла: Габриэль не был роковым мужчиной. Он был вечным ребенком – невероятно красивым, добрым балбесом.

В результате, все заботы об обеспечении семьи легли на ее плечи. У Габриэля-холостяка не было никаких проблем с поиском работы, но женатый и влюбленный Габриэль абсолютно не интересовал потенциальных работодателей, и уж тем более работодательниц.

Эйлин безумно хотелось сделать его счастливым, поэтому хорошенько подумав, она решила, что для полного и абсолютного счастья, необходимо, чтобы ее прекрасный селезень, занимался любимым делом.

 - Габриэль, дорогой! А почему бы тебе не пойти учится на ветеринара? Мне кажется, из тебя выйдет прекрасный врач для животных.

Габриэль смущенно улыбнулся.

- Ээээ... Видишь ли, любимая... Я уже пытался. Но для этого необходимо сдать экзамен по биологии.

Эйлин изобразила счастливое лицо и нарочито оптимистичным тоном продолжила:

 - Но, солнце мое! В биологии, конечно, масса всяких классификаций и терминов, однако учитывая, как много ты уже знаешь о мире флоры и фауны, я абсолютно уверена, что ты с легкостью все выучишь! А трудные моменты, мы будем изучать и повторять вместе. Все получится, вот увидишь!

 - Да, конечно... Вместе с тобой, возможно... Но там есть еще и химия.

Глядя на выражение его лица, она поняла, что с химией дела совсем плохи.

Как это ни печально, но с мечтой о собственной ветеринарной клинике пришлось расстаться. После долгих хлопот и треволнений, приложив массу усилий, Эйлин удалось устроить Габриэля смотрителем в зоопарк. Подобная должность для ее божественно прекрасного мужа казалась ей невероятно унизительной, к тому же платили там сущие гроши, однако Габриэль был совершенно счастлив - как ей и хотелось.

Беспокоило Эйлин только то, что пока детишки, пришедшие в зоопарк, взвизгивая и смеясь, наблюдали за  зверями,  их мамаши нагло пялились на Габриэля. Но что поделаешь? На него всегда и везде обращали внимание.

За два года их брака она постепенно привыкла к этому. Привыкла она и к неземной красоте своего мужа. Нет-нет! Она любила его, как и прежде, однако все чаще Эйлин стали нервировать его промахи и непрактичность. Всякий раз, как на нее накатывало раздражение, она мысленно останавливала себя. Да, ей приходится содержать семью. Но зато она почти не занимается домашними делами, и Габриэль совершенно ее за это не корит, безропотно взвалив на себя львиную долю женских обязанностей. Да, она не может поговорить с ним о литературе и искусстве, но зато достаточно легкого прикосновения Габриэля, чтобы вызвать в ее сердце такую бурю эмоций, которую вряд ли получишь от застывших статуй и пожелтевших страниц. Конечно, временами их дом напоминает приют для кошек и собак, и это безумно нервирует после утомительного рабочего дня. Но с другой стороны, стоит только ей пожаловаться на недомогание, и Габриэль тут же окружает ее трогательной заботой и нежностью. «Я самая счастливая женщина на свете и у меня лучший в мире муж», - говорила Эйлин сама себе.

 

Серьезная размолвка случилась между ними лишь однажды: из-за плавающих на пруду утят. Милая крякающая ребятня забавно возилась в воде вокруг мамы-утки. В этот момент Габриэль нежно положил руку ей на живот, вопрошающе заглянув в глаза.  

Эйлин похолодела. На следующий год она планировала осуществить два новых проекта, поэтому беременность, роды и кормление малыша никак не входили в ее планы.

 - Эйлин, но я же буду помогать тебе, – увещевал ее Габриэль.

 - Как, интересно знать? Родишь вместо меня? – она даже не пыталась скрыть своего раздражения.

В ту ночь супруги впервые спали раздельно. А уже на следующий день Эйлин познакомилась с новым крупным клиентом «Тайджоу Лимитед» - импозантным, темноволосым красавцем Ричардом.

Увидев его, Эйлин даже растерялась. Еще один красавец на ее голову! Что-то многовато их стало в последнее время. Ричард, конечно, и рядом не стоял с Габриэлем, но все же, был необыкновенно интересным мужчиной. И что странно, тоже обратил на нее внимание. В другое время, умная и серьезная Эйлин не поддалась бы на ухаживания темноволосого сердцееда, но в ее браке наметился первый серьезный кризис, и она бездумно и легкомысленно ринулась к огню нового увлечения. 

Оказалось, что Ричард был не только красив. Он поразил ее своей образованностью и необыкновенной эрудицией. Эйлин млела, ведя с ним заумные философские беседы, и блистала познаниями, обсуждая преимущества архитектуры Ле Корбюзье и Райта. Она теряла всяческое представление о времени, забывала обо всем на свете и приходила домой все позже и позже.

А тем временем в их маленьком саду под кленами ее ждал печальный Габриэль.

 - Я наверное кажусь тебе таким же неинтересным, как Сайлас Димер? – грустно спросил он ее однажды. Эйлин удивленно взглянула на него, не сразу поняв, что он имеет в виду персонажа из рассказа «Кувшин сиропа». До этого времени Габриэль не слишком утруждался чтением какой-либо литературы, поэтому она не смогла скрыть иронии.

- О боже! Ты прочел что-то из Бирса?

- Ну, еще не до конца, но уже почти половину.

Эйлин согнулась от хохота: весь рассказ Бирса состоял не более чем из пяти страниц. Габриэль обиделся.

- Я понимаю, что не достаточно умен для тебя, но ты ведь знала об этом, когда выходила за меня замуж.

Возможно, это был именно тот момент, когда ей следовало остановиться и всерьез задуматься о том, какую боль она причиняет любимому человеку. Задуматься о будущем и о себе.

Однако в этот момент телефонный звонок отвлек ее, и она срочно умчалась назад в офис, чтобы обсудить рекламную стратегию «Замка разбитых сердец».

Старинный замок в Шотландии возник в ее жизни неожиданно и все последнее время безумно интриговал Эйлин. Загадочную владелицу замка внезапно посетила мысль сделать из своего старинного поместья приют для людей с разбитым сердцем, и Эйлин с энтузиазмом принялась за новое дело. Чтобы правильно подойти к решению вопроса, она навела справки, выяснив при этом несколько  интереснейших деталей. Оказывается, последние триста лет замок принадлежал только женщинам. Менялись фамилии, но неизменным оставалось имя очередной владелицы – Кейт. Последние пятьдесят лет укрытый далеко в горах Данвеган принадлежал некой Кейт Маккаллум, которую, однако, никто и никогда не видел. Идея о «Замке разбитых сердец» показалась Эйлин настолько захватывающей, что она даже поделилась своими соображениями с Ричардом, хотя никогда раньше не обсуждала с посторонними дела своих клиентов. Черноволосый красавец, однако, умудрился настолько очаровать ее, что она постепенно теряла чувство реальности. Ричард назвал соображения Эйлин блестящими, но при этом одарил таким странным и непонятным взглядом, что у нее мурашки побежали по спине, а в сердце вдруг проник ледяной и пугающий холод.

Второй раз дуновение этого пугающего холода, она почувствовала в то кошмарное утро, когда обнаружила себя лежащей в объятиях Ричарда, после безумной, проведенной вместе с ним ночи. Господи! Что это нашло на нее? Она ведь совершенно не собиралась этого делать! И что теперь сказать Габриэлю?

Дрожа от волнения и терзаемая дурными предчувствиями, Эйлин переступила порог их уютного домика и сразу поняла, что теперь это место превратилось в разоренное гнездо. Габриэля нигде не было, вещи были разбросаны, коты и собачки не кормлены, а в воздухе повис плотный запах чужих женских духов.

Полностью опустошенная, Эйлин обессилено рухнула в кресло. Ну, вот и все... А что она думала? Что такой мужчина, как Габриэль надолго останется один? Что она сможет вытирать об него ноги? Может быть, он и не страдал особой интеллектуальностью, но зато был красивым и добрым. И найдется достаточно женщин, которые смогут оценить выпавшее им счастье.

Она закрыла лицо руками и почувствовала, что не знает, как справиться с обрушившемся горем. Ее прекрасный селезень улетел от нее.

А ей, похоже, предоставляется возможность на практике проверить гостеприимство «Замка разбитых сердец». Обливаясь слезами, Эйлин спешно покидала вещи в чемодан и в тот же вечер отправилась залечивать сердечные раны в далекий Шотландский замок Данвеган. 

 

И вот теперь, сидя на жестком пропахшем плесенью диване, Эйлин смотрела в прекрасное и печальное лицо своего мужа. Боль, терзающая ее голову, немного отступила, но тошнотворное головокружение осталось, не давая возможности сосредоточиться и собраться с силами. Она с трудом начинала понимать, где находится, однако для нее полной загадкой оставалось появление рядом с ней Габриэля и Ричарда. Впрочем, гораздо больше Эйлин беспокоили другие мысли. Ее терзали стыд и раскаяние за совершенную глупость и одновременно обида на Габриэля за его поспешное исчезновение.

Пока Эйлин, теребя край своего платья, с трудом собиралась с мыслями, насмешливый голос Кейт неожиданно прозвучал в напряженной тишине комнаты.

 - Я так поняла, что вы, Габриэль, уже знаете, как увлекательно ваша жена проводит свободное время?

Габриэль вздрогнул и побледнел.

- Вас это совершенно не касается.

 - Зато это касается Ричарда! Да, милый? – Кейт искренне забавлялась.

Ричард стоял возле камина с абсолютно непроницаемым лицом и, судя по всему, не разделял веселого настроения хозяйки замка.

-  Прекрати Кейт!

 - Но почему же? Ведь правду говорить легко и приятно, не так ли Эйлин?

 С гудящей головой, все еще плохо соображая, Эйлин подняла умоляющий взгляд на Габриэля. Пусть он скажет ей все, что она заслуживает, но пусть это произойдет без свидетелей и уж никак не в присутствии Ричарда.

 - Габриэль... Можно мы поговорим с тобой наедине? – с трудом произнесла она.

-  Нет! – неожиданно резко и зло выкрикнула Кейт. Озадаченная столь странной реакцией,  Эйлин испуганно сжалась  и не сразу нашлась, что ответить. Зато Габриэль не растерялся ни на минуту:

 - По какому праву вы кричите на мою жену? – возмутился он и, повернувшись к Эйлин, продолжил:

 – Дорогая, ты главное не волнуйся.  Я... Я, действительно, уже все знаю и решил, что приму любое твое решение. Я все понимаю, – голова ее прекрасного принца уныло поникла.

 - Габриэль!   - от нахлынувших чувств Эйлин едва справлялась со своим голосом. - Это была ужасная глупость с моей стороны. Пожалуйста, прости меня! Я совершенно не представляю, как смогу жить без тебя. То, что случилось, было лишь минутным помутнением, а ты... ты же мой прекрасный селезень! – выпалила Эйлин и тут же мучительно застеснялась, как будто неосторожно выдала посторонним их самую сокровенную тайну.

К счастью, уже в следующую минуту ей удалось спрятать пылающее лицо на груди Габриэля, который крепко прижав ее к себе, принялся нашептывать на ушко нежные и трогательные слова. Эйлин поняла, что прощена и почувствовала, как гора падает с ее плеч, постепенно унося с собой тяжесть вины. Счастье и легкость теплыми волнами наполнили ее сердце, и даже пульсирующая головная боль стала незаметно отпускать ее несчастную, такую умную и одновременно такую глупую голову.

  - Это, конечно, все хорошо, – Кейт выглядела немного растерянной. - Но я не уверена, что ты, Эйлин,  будешь также милосердна по отношению к своему мужу.

Неспешно покачивая бедрами, она подошла к нежно обнявшимся на диване супругам. На ее губах играла хитрая улыбка, глаза ярко блестели, а следом за ней, шлейфом распространялся запах пряных и тяжелых духов. Эйлин  кольнуло неприятное воспоминание. О, господи! Конечно! Именно этими духами в то утро предательски пропахло ее семейное гнездышко. Она судорожно сглотнула.

- Вы ошибаетесь, Кейт! – Эйлин приняла официальный тон, чтобы  придать себе как можно больше уверенности. – Вся эта история, конечно, крайне не приятна, но не думаю, что я имею право... после того, что сделала... - голос ее из официального, все больше становился слабым и беспомощным, постепенно срываясь на плачущиеся нотки.

 - Что за ерунда! – возмутился Габриэль, в крайнем раздражении глядя на Кейт. – Что это вы имеете в виду?

 - Дорогой, не надо! – Эйлин все-таки не удержалась и начала тихонько всхлипывать. – Даже если это так...Ну было и было!

- Эйлин! Я клянусь тебе. Эта особа вчера заявилась к нам в дом и вела себя... Впрочем, я не собираюсь обсуждать ее поведение, – Габриэль сжал губы и весь его вид олицетворял истинное британское достоинство.

- Эйлин, поверь! Между нами ничего не было, – продолжил он через некоторое время, пожимая плечами. - Ну, дорогая, подумай сама, – она же совершенно не в моем вкусе!

Лицо Кейт пошло пятнами.

- У меня есть доказательства, – ее голос из чувственно-хрипловатого превратился в почти змеиное шипение.

- Глупости! – отрезал Габриэль.

- Нет не глупости! Если мы немедленно пройдем в Северную башню, вы все увидите собственными глазами!

Эйлин отрицательно покачала головой. Ей не нужны никакие доказательства, она отвратительно себя чувствует и уже простила Габриэля. Однако Кейт упорно настаивала и постепенно происходящее в комнате стало походить на дешевый водевиль. Перебивая друг друга, Габриэль, Кейт и Ричард громко спорили между собой, выясняя отношения и заламывая руки. Эйлин сжала виски руками, совершенно не желая разбираться в происходящем: ее не интересовало, кто и что сказал, и почему вдруг срочно необходимо идти в Северную башню. Она устало потянулась за стаканом воды, и Ричард, оказавшийся рядом, сделал попытку галантно помочь ей. Однако не тут-то было. Со свирепым выражением лица, которого никогда прежде Эйлин не видела у своего мужа, тот грубо оттолкнул Ричарда и процедил сквозь зубы:

- Держитесь подальше от моей жены! Вы, конечно, были очень любезны, показав мне дорогу до замка. Однако если вы еще раз приблизитесь к ней ближе, чем на шаг, я преподам вам тот же урок, что и перед воротами замка.

Ричард иронично хмыкнул, но возражать не стал, а Эйлин только сейчас сообразила, что темное пятно, замеченное ею на лице мужа, было обычным синяком.

В конце концов, присутствующие нехотя сдались под напором Кейт  и, направляясь в башню, Эйлин снова оказалась в ненавистных, промерзших коридорах и переходах замка Данвеган. Она едва волочила ноги, мысленно проклиная Кейт, и желала только одного: чтобы это безумие поскорее закончилось. Они с мужем совершили ошибку, но тем скорее им надо остаться  наедине, чтобы выговориться и поплакать. Слава богу, Габриэль снова с ней, и она может опереться на его сильную, теплую руку.

Северная башня, оказалась полуразрушенным строением со старой проваленной от времени крышей и узкой лестницей, тянущейся вдоль бугристой, толстой стены. Недоброе предчувствие кольнуло сердце Эйлин, стоило ей ступить на лестницу. Она сделала попытку остановиться, но тут же получила весьма чувствительный пинок от идущей сзади Кейт. Их странная процессия растянулась в узком лестничном пролете, образованном древней стеной и подгнившими перилами. Впереди маячила широкая спина Ричарда, за ним уверенной походкой взбирался по лестнице Габриэль, следом, покачиваясь и периодически упираясь руками в спину мужу, тащилась Эйлин. Замыкала это шествие бодрая и исключительно довольная собой  Кейт.

Они прошли уже почти половину пути, когда сверху неожиданно раздался отвратительный хруст и скрежет. Этот звук чувствительно ударил по напряженным нервам Эйлин, которой в первый момент показалось, будто ломаются кости огромного доисторического животного. Однако, подняв голову, она увидела кое-что пострашнее. Одна из прогнивших балок полуразрушенной крыши постепенно отваливалась и в любой момент могла начать стремительное падание вниз - прямо на нее. Эйлин вскрикнула и с ужасом сообразила, что ей совершенно некуда деваться!  Заметавшись, она попыталась отступить назад, но уперлась в  Кейт, которая казалось превратилась в холодную и безжизненную стену, намертво перекрывая ей дорогу к отступлению.

В этот момент кусок кровли сорвался вниз, и Эйлин еще раз пронзительно вскрикнула, ощутив липкий парализующий страх. Западня, в которой она оказалась, грозила через мгновение захлопнуться, навсегда похоронив ее под старым, прогнившим куском деревянной балки. Сквозь туман накатившей паники она не сразу поняла, что Габриэль повалил ее на пол лестницы, прикрывая своим телом. Через долю секунды балка должна была упасть прямо на него, и в ожидании этого смертельного момента Эйлин содрогнулась. Однако... ничего не произошло. Скрючившись на лестнице под защитой тела мужа, Эйлин с ужасом наблюдала через его плечо, как балка  волшебным образом зависла в воздухе буквально в нескольких дюймах от головы Габриэля. Не в силах поверить увиденному, Эйлин тупо уставилась на нее, пытаясь найти этому феномену хоть какое-то логическое объяснение.  

Краем глаза она заметила, как Ричард, бесшумно наклонившись, сделал едва заметное движение и несильно, будто играючи, оттолкнул огромную деревянную глыбину в сторону. Балка полетела дальше, а Эйлин почувствовала, что страх не только не отпустил ее, но, пожалуй, стал еще более глубоким.

После того, как грохот от врезавшейся в пол деревянной махины затих, в башне установилось напряженная тишина, нарушаемая только воем ветра под сводами полуразрушенного потолка.

 -Ты кого мне привел? – громкий и возмущенный крик Кейт нарушил гробовое молчание, мгновенно выводя всех присутствующих из царившего над ними оцепенения. – Я хотела поиграть! А ты кого мне привел?

Эйлин почувствовала, что еще чуть-чуть, и ее мозг лопнет от напряжения. Она с изумлением и невольным восхищением наблюдала, как Габриэль спокойно и невозмутимо отряхивал одежду. Похоже, он не заметил странных манипуляций Ричарда и решил, что балка попросту пролетела мимо. Но сама Эйлин уже ничего не понимала. Единственное чего ей хотелось - это немедленно и как можно быстрее удрать из проклятого замка. Совершенно очевидно, что и само это место, и его обитатели живут по странным, нечеловеческим, не ведомым ей законам. Эйлин вцепилась в руку мужа и затравленно осмотрелась по сторонам: чуть выше них стоял мертвенно бледный Ричард, а  ниже по ступенькам неистовствовала Кейт.

- Ты обещал мне интересную игру! И кого привел? Она просто рохля, не имеющая ни капли гордости. А он?  Да как только я увидела этого красавца с преданными собачьими глазами, я сразу поняла – игры не будет! Какой смысл играть дальше, если даже в Северной башне они не ведут себя интересно?

Эйлин ошарашено слушала Кейт, пытаясь из ее криков сплести приемлемое логическое построение, однако ничего не получалось, и она болезненно поморщилась. К счастью, Габриэль не имел привычки мучиться подобными сложностями, поэтому, не долго думая, прикрикнул на беснующуюся Кейт.

 - Леди, успокойтесь, пожалуйста! У моей жены, кажется, снова болит голова, а от ваших воплей она морщится.

Кейт в изумлении уставилась сначала на Габриэля, затем перевела возмущенный взгляд на Ричарда, и, наконец, одарив всех присутствующих презрительной улыбкой, гордо удалилась.

Эйлин вздохнула с облегчением. Ее пугала эта женщина, а вот Ричарда ей неожиданно стало жаль. Она не понимала их взаимоотношений с Кейт, но было совершенно очевидно, что Ричарду с ней не сладко. Впрочем, это их проблемы, а у нее хватало и своих собственных.

 - Габриэль, любимый, давай быстрее выбираться отсюда, – слабым голосом попросила она. – Мне очень страшно!

 - Не стоит бояться, Эйлин! – неожиданно заговорил молчавший до сих пор Ричард и голос его прозвучал глухо и немного хрипло. – Вам ничего не угрожает. Кейт не может причинить вам вреда. Она... она только играет. Уже давным-давно ее единственным развлечением являются глупые игры.

Эйлин вздрогнула и нисколько не успокоилась от его слов.

 - Эйлин, поверьте мне! Это все игра. Кстати, она соврала вам про Габриэля. Между ними, действительно, ничего не было.

 - Конечно не было! – вскинулся Габриэль – Однако эта ужасная женщина зачем-то потащила нас сюда! И вообще...  - Габриэль кажется, начал прозревать. - Послушайте, мерзавец! Вы что, хотите сказать, что специально все это подстроили? Чтобы повеселить свою подружку?

Ричард опустил голову, и казалось, вековая тяжесть обрушилась  на его плечи.

 - Кейт наслаждается чужими размолвками, – устало произнес он. – Когда-то она превратила свою жизнь в кошмар, силясь изменить то, что изменить было невозможно. Она не смогла достойно принять выпавшую ей судьбу и нашла утешение в ссорах, унижениях и предательстве. Из милой влюбленной девушки она превратилась в фурию, люто ненавидящую старшую сестру и наслаждающуюся любым проявлением  человеческого ничтожества. Таким способом она раз за разом оправдывает себя. Ей неведомы прощение и смирение. Я специально привел вас, надеясь, что ваши добрые сердца и хорошие поступки смогут растопить ее душу. И вы не разочаровали меня! Однако, как видите, вам удалось разочаровать ее... – голос Ричарда прозвучал горько.

Габриэль недоуменно пожал плечами, а Эйлин, немного подумав, все же решила задать мучавший ее вопрос:

- Ричард, а вы... кто вы такой?

 - Я тот, кто в свое время был вынужден из двух сестер выбрать не любимую, – на мгновение он замер, а затем, вскинув голову, громко и четко выговорил:

 – Ничего не бойтесь, Эйлин! Глупо бояться женщины, которая играет уже триста лет, но так и не догадывается переиграть свою собственную судьбу!

Его голос печальным эхом разнесся по замку. Эйлин, выходя вместе с Габриэлем из Северной башни, с грустью подумала, что выплеснутая им тоска наполнила древние безмолвные стены горькой болью мятущейся души.  Она с трудом понимала, куда направляется Габриэль, однако была абсолютно уверена, что они собираются покинуть замок. Поэтому, когда муж неожиданно привел ее обратно в комнату с горящим камином, Эйлин растерялась и даже возмутилась.

 - Габриэль, зачем мы вернулись сюда? Надо найти мое пальто и немедленно уходить из замка! Немедленно, слышишь?!

- Дорогая, о чем ты говоришь? На дворе ночь, а вокруг только заснеженный лес и ни одной живой  души. К тому же все дороги замело. Нет-нет, об этом не может быть и речи! Дождемся до утра и тогда спокойно поищем мою машину.

 - Но Габриэль! - Эйлин не верила своим ушам. Замок настолько замучил ее  своими загадками, что ей хотелось выбраться из него, как можно скорее. – Мы и сейчас сможем прекрасно дойти до машины. Ты ведь недавно прошел по этому лесу и, следовательно, если идти строго по твоим следам...

- Вот именно, Эйлин!- перебил ее Габриэль. - Сегодня ночью я уже был в этом лесу. И знаешь, что я тебе скажу? Там очень холодно! А я почему-то совершенно уверен, что на тебе нет теплых штанишек, – он бесцеремонно забрался к ней под юбку, чтобы уличить ее в отсутствии теплого белья. – Ну, так и есть!

Весь вид Габриэля выражал крайнее осуждение.

 -Тебя ни на один день нельзя оставить без присмотра! Тут же перестаешь нормально кушать и тепло одеваться.

Эйлин потупила глазки и почувствовала себя нашкодившей девочкой. Ведущий менеджер «Тайджоу Лимитед» исчезал на глазах.

 - Габриэль, любимый! С этим замком что-то не так, понимаешь? – не унималась она. – Мне кажется, что здесь какое-то колдовство или проклятие...

Габриэль покачал головой.

- Эйлин, честно говоря, не ожидал от тебя такого. Ты же очень умная женщина, я всегда гордился тобой и мне странно слышать подобные вещи. Хозяева замка, конечно, люди необычные, но я уверен, что не стоит из-за этого посреди ночи тащиться в лес.

Эйлин немного засмущалась, но подумав, решила быть откровенной:

 - Знаешь, дорогой, там, в башне я собственными глазами видела, как эта проклятая балка зависла у тебя прямо над головой, – шепотом сказала она. -  И потом, разве ты не слышал, как Ричард говорил, про триста лет?

Габриэль с жалостью посмотрел на Эйлин:

 - Уточка, любимая, у тебя, наверное, все-таки сотрясение мозга, как я и боялся. Не могло быть никаких висящих балок, дорогая. Эта чертова деревяха действительно оторвалась, но, слава богу, пролетела мимо нас. Что же касается  трехсот лет... Эйлин, это же па-ра-бо-ла, – нравоучительно по слогам сказал Габриэль.

-Что? – не поняла она.

- Ну, когда преувеличивают.

-Ааааа... -  Эйлин устало кивнула и решила не влезать с уточнениями по поводу гиперболы. Придется смириться. Если Габриэль уперся, то возражать и спорить становилось совершенно бессмысленно. В такие моменты он из роскошного селезня превращался в примитивного осла.

На полу комнаты с камином Габриэль свил удобное гнездышко из сорванных с окон портьер и сложенного в несколько слоев ковра. Он тщательно закутал Эйлин и бережно подложил ей под голову мягкую диванную подушку. Она растрогалась и почувствовала, как глаза сладко защипало, а в горле сами собой стали рождаться всхлипывающие и булькающие звуки. Ах! Ее прекрасный и заботливый принц!

 - Габриэль! – стараясь не разреветься от умиления, позвала она.

- Мммм... - сонно промычал он в ответ.

 - Сегодняшняя ночь, конечно, была совершенно ужасной, но ты не представляешь, как много я поняла именно теперь!

Эйлин принялась самозабвенно и возвышенно рассказывать ему о своих чувствах. Долго и красноречиво она расписывала Габриэлю все порывы своей души, пока не услышала в ответ богатырский храп. Ну, и что ей делать? Только смеяться! Она повернулась в сторону окна и задумалась. На самом деле не страшно, что ей придется всю жизнь обеспечивать семью и напряженно трудиться. Ведь, по правде говоря, она никогда не видела себя домохозяйкой, сидящей на шее мужа. Она будет делать карьеру, во-первых, потому, что ей этого хочется, а во-вторых, потому, что в ее жизни есть Габриэль. А из него получится лучший в мире отец, жаль только, что он сам не сможет выносить и родить детей. Эйлин улыбнулась.

  А впрочем...Возможно, напрасно она в свое время опустила руки  и отказалась от попытки совместного изучения биологии и химии. Все еще сбудется! Нужно просто верить в него и себя, а также помнить, что как бы ни сложилась жизнь, она всегда может рассчитывать на помощь, заботу и теплые объятия мужа. При любых испытаниях она будет иметь возможность каждый вечер лицезреть его умопомрачительную улыбку. А еще... Теперь она точно знает, что если понадобится, Габриэль, не раздумывая, отдаст за нее жизнь. Подперев голову рукой, Эйлин смотрела, как зарозовели макушки леса, и весь мир из черно-серого стал превращаться в радужный и живой. Первые лучи солнца пробежали по стеклу, осветив лежащих на полу мужчину и женщину  и, озорничая, поползли вверх по стенам, книжным шкафам и закопченному потолку. Начинался новый день. Над замком Данвеган взошло солнце.

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Вы можете оценить и высказать своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 11 в т.ч. с оценками: 10 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


pazgi [20.12.2010 19:16]:
Замечательно! От названия и картинок тоже в восторге. (5)

  Еще комментарии:   « 1 2

Список статей в рубрике: Убрать стили оформления
27.11.14 15:36  Игра Фантазия №4   Комментариев: 12
02.01.14 23:49  Однажды в Йоль...   Комментариев: 13
24.10.13 21:39  Игра Фантазия   Комментариев: 10
06.10.12 02:43  Общефорумная игра "ФАНТАЗИЯ"   Комментариев: 9
27.11.11 12:04  Любовь под небом Шотландии (любовный роман-пародия)   Комментариев: 14
29.11.11 02:00  Ассоциации. Пофантазируем?   Комментариев: 12
07.12.10 23:52  ДОРОГОЮ СНА   Комментариев: 15
26.11.10 09:47  ДАНВЕГАН   Комментариев: 11
25.11.10 22:13  МОЙ ЛЮБИМЫЙ СЕЛЕЗЕНЬ   Комментариев: 11
28.09.10 15:05  Рождественская «Литературная игра»   Комментариев: 3
22.11.10 23:45  ЛИТЕРАТУРНАЯ ИГРА   Комментариев: 17
03.11.10 18:55  ЛУННОЕ ЗАБВЕНИЕ   Комментариев: 11
Добавить статью | Little Scotland (Маленькая Шотландия) | Форум | Клуб | Журналы | Дамский Клуб LADY
Рейтинг@Mail.ru
Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение