Нора Робертс "Любовь Лилы"

Ответить  На главную » Переводы » Переводы

Справка для читателей переводов

kerryvaya Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Платиновая ледиНа форуме с: 07.04.2010
Сообщения: 926
Откуда: Калининград
>24 Май 2011 12:00

 » Нора Робертс "Любовь Лилы"  [ Завершено ]

Леди, у нас урожайная неделя.

Встречайте новый перевод! NatalyNN переведет роман Норы Робертс "Любовь Лилы"/"For The Love Of Lilah"!

Редакторы - Nara и codeburger

Девочки, легкого вам перевода!

  Содержание:


  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: NatalyNN; Talita; Дата последней модерации: 25.04.2012


_________________
Отраженье исчезнувших лет,
Облегченье житейского ига.
Вечных истин немеркнущий свет —
Это книга. Да здравствует книга!
Т. Щепкина-Куперник
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>24 Май 2011 12:17

 » Аннотация

Машунь, спасибо! Poceluy

Это снова мы - маленький, но боевой отряд! Порезвились на Гавайях (Zerno/Мариночка, картинку узнаешь?), пора и честь знать! В смысле - изумруды ждут!!!

Итак, леди! Nora Roberts/Нора Робертс «For The Love Of Lilah»/«Любовь Лилы» , 1991 год, – третья книга из серии «The Calhouns Womеn»/ «Женщины Калхоун».

Перевод – NatalyNN, редакторы - Nara и codeburger.

В книге пролог и 12 глав.

Аннотация

Серия Норы Робертс «Женщины Калхоун» повествует о четырех сестрах – Кэтрин, Аманде, Лиле и Сюзанне – и их тете Коко, которые живут в старинном особняке, построенном их предком в начале двадцатого века.
Существует семейная легенда о том, что прадед Фергус подарил своей жене Бьянке великолепное изумрудное ожерелье. После самоубийства Бьянки драгоценность пропала. Возможно, она спрятана в доме, но пока никто не видел сокровище наяву.
Вся семья принимает активное участие в поиске фамильных изумрудов, и кажется, что дух несчастной Бьянки старается помочь им и частенько приходит к женщинам Калхоун во время спиритических сеансов, горячей поклонницей которых является тетя Коко.

Третья книга серии повествует о Лиле Калхоун – самой неторопливой и мечтательной из сестер. Однажды она спасает погибающего в штормовом море незнакомца, впоследствии выясняется, что он профессор истории. Так судьба свела совершенно непохожих людей: свободолюбивую женщину, верящую в мистическую связь с прабабушкой, и неуклюжего преподавателя университета с ясным хладнокровным умом, и все же их неодолимо влечет друг к другу…


_________________
Баннер (кликабельный) от Charisma rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Адальмина Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Жемчужная ледиНа форуме с: 13.08.2010
Сообщения: 2483
Откуда: Гродно, Беларусь
>24 Май 2011 12:24

NatalyNN писал(а):
Перевод – NatalyNN, редакторы - Nara и codeburger.

Ура! Вот и вы появились! Ar Девочки, легкого вам перевода и вычитки.

Просто какой-то урожай на Робертс на этой неделе!

Прочитаем про загадочную Лилу. Что же там за профессора Робертс ей нашла?
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

janemax Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.06.2009
Сообщения: 7231
>24 Май 2011 12:34

Ну, наконец-то, уже соскучилась по сестричкам Калхоун. Продолжим поиски изумрудов, а заодно и личную жизнь Лилы устроим. Wink
Удачи, вдохновения и побольше свободных минут. Ok
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>24 Май 2011 13:03

 » Пролог

Перевод - NatalyNN

Редакторы – Nara и codeburger



Бар-Харбор, 1913 год
Утесы манят меня. Горделивые и жестокие, и опасно красивые, они высятся над морем и влекут так же чарующе, как возлюбленный. Утром воздух мягкий, как облака, плывущие по небу на запад. Чайки парят и кричат наверху – одинокий звук, похожий на далекий сигнал бакена, уносит ветер. В памяти всплывает церковный звон, приветствующий рождение. Или оплакивающий смерть.
Словно мираж, вспыхивают и мерцают сквозь легкий туман другие острова, которые солнце уже окружило обжигающими бликами на воде. Рыбаки ведут свои крепкие лодки по заливу в волнующееся море.
Даже зная, что его не будет там, не могу держаться подальше от этого места.
Я взяла с собой детей. Нет ничего неправильного в желании разделить с ними частичку счастья, которое я всегда чувствую, совершая прогулку по полевой траве к раскиданным в беспорядке валунам. За одну руку я держала Этана, за другую – Коллин. Няня подхватила маленького Шона, ковыляющего за желтой бабочкой, упорхнувшей из его неуклюжих пальчиков.
Звук их смеха – самое сладкое, что может услышать мать, – заполнял воздух. Они обладают таким искренним всеобъемлющим любопытством и таким безоговорочным доверием. Дети пока еще равнодушны к заботам мира, восстаниям в Мексике, волнениям в Европе. Их жизнь не включает предательство, вину или страсть, жалящие сердце. Их потребности, простые и неотложные, не имеют никакого отношения к завтрашнему дню. Как бы я хотела сохранить их настолько невинными, настолько защищенными и настолько же свободными. И все же я знаю, что однажды они столкнутся со всеми взрослыми запутанными эмоциями и тревогами.
Но сегодня мы нарвали полевых цветов и ответили на все вопросы. А для меня мечты превратились в видения.
Без сомнения, няня догадывается, зачем я хожу сюда. Она слишком хорошо меня знает, чтобы не чувствовать мое сердце. И любит меня слишком сильно, чтобы порицать. Никто, больше чем она, не ведает, что в моем браке совсем нет любви. Там всегда существовали только удобство для Фергуса и обязанности для меня. Кроме детей, у нас нет ничего общего. И даже их, боюсь, он воспринимает всего лишь как ценное имущество или символы его успеха, наподобие нашего особняка в Нью-Йорке или Башен – дома, похожего на замок, который он много лет строил на острове. Точно так же он воспринимает женщину, взятую им в жены, ту, которая представляется ему достаточно привлекательной… достаточно хорошо воспитанной, чтобы носить фамилию Калхоун, украшать обеденный стол или его самого, когда мы выходим в общество, чье мнение так важно для него.
Все это звучит очень холодно, но все же я не могу обманывать себя, считая, что в нашем браке присутствует тепло. И уж, конечно, в нем нет никакой страсти. Я надеялась, уступив пожеланиям своих родителей и выйдя за него замуж, что привязанность перерастет в любовь. Но я была очень молода. Между нами осталась только вежливость – безжизненная замена чувствам.
Год назад я смогла убедить себя, что довольна – преуспевающий муж, обожаемые дети, завидное положение в обществе и круг приятных друзей, переполненный красивой одеждой платяной шкаф и драгоценности. Изумруды, подаренные мне Фергусом за рождение Этана, достойны королевы. Великолепный летний дом, с его башнями и башенками, высокими стенами, шелковыми обоями, блестящими полами под роскошнейшими коврами, тоже подошел бы королеве. Да и что за женщина не была бы удовлетворена всем этим? О чем еще может просить послушная долгу жена? Только о любви.
О любви, найденной мною на этих утесах в художнике, который стоял там, глядя на море и отображая на холсте острые камни и бушующую воду. Кристиан… темные волосы, взъерошенные резкими порывами ветра, изучающие меня серые глаза, мрачные и жесткие. Возможно, если бы я не встретила его, то преуспела бы в притворстве, что счастлива. Возможно, так и умерла бы в убеждении, что не тоскую по любви, или нежным словам, или ласковым прикосновениям среди ночи.
Но я встретила его, и все переменилось. Не стану больше изображать, что довольна жизнью, даже ради сотни изумрудных ожерелий. С Кристианом я нашла нечто более драгоценное, чем все золото, которое так умело накапливает Фергус. Это совсем не то, что можно держать в руке или носить вокруг шеи, но то, что я храню в сердце.
Когда я встречусь с ним на утесах одним прекрасным днем, то не буду горевать о том, чего мы никогда не получим, чего не осмелимся забрать, но буду дорожить, как сокровищем, подаренными нам часами. Когда я таю в его объятьях, вкушаю его губы, то осознаю, что Бьянка – самая счастливая женщина в мире, познавшая истинную любовь.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>24 Май 2011 14:41

Паутинка писал(а):
Боевому отряду троекратное ура

Нюрочек писал(а):
Троекратное ура!


Стократное УРАААА нашим верным читательницам!!! Very Happy Very Happy Very Happy

гречанка писал(а):
Диффчонки вперёд!!!!!! Ждём с нетерпением!!


Тань, надеюсь без мачете за спиной? Tongue

мелонхолия писал(а):
Я просто в восторге от наших переводчиц.


Ээээ... вааще-то в этой компании переводчица я одна… остальные две гражданки ничего не переводят, только opleuha opleuha

upssss писал(а):
С возвращеньицем! Ждем-с!


Светик, есть у меня смутное подозрение, nus чего именно ты ждешь… Razz небось, кровожадно потираешь ручонки в ожидании загулявших drinks запятых? Tongue

шоти писал(а):
Соскучилась за вашей командой!] !

А уж мы-то скучали по нашим читательницам!!! preved

marakesh писал(а):
Ой спасибо за продолжение банкета, то есть Робертс!!!!!!! !


Насчет банкета – это мы завсегда и со всем нашим удовольствием!

Volna писал(а):
девчата, безумно рада встрече! и со старыми героями тоже!


И мы, и Калхоуны тоже оченно рады! Ar Ar Ar

beЗlikaya, Мариука, Elizabeth, Адальмина, janemax, Nata Nata, BellaBir, Alex M Poceluy
_________________
Баннер (кликабельный) от Charisma rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

janemax Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.06.2009
Сообщения: 7231
>24 Май 2011 15:11

Какой грустный пролог. Читая его, в который раз убеждаюсь, что никакие деньги не заменят любви, душевной теплоты и искренности чувств. Ok

Как мне жалко Бьянку. plach
Сделать подарок
Профиль ЛС  

zerno Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 12.11.2010
Сообщения: 2831
Откуда: г. Сыктывкар
>24 Май 2011 22:19

Наташенькааааааааа !!!Прокараулилаааа!!!! Опяяяять!!!

NatalyNN писал(а):
(Zerno/Мариночка, картинку узнаешь?),

Разве вас умниц ,красавиц забудешь? Таких больше нет !!!

Двадцать четвертого мая
Наташа в13 часов
Тему открыла и объявила
Отряд к переводу готов!

УРА! УРА!УРА! Ar Ar Ar
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>25 Май 2011 21:50

Дорогие читательницы! Как всегда умница-красавица Very Happy Cler сделала нам подарок: обложку на русском языке! За что ей, опять же как всегда Poceluy Poceluy Poceluy


_________________
Баннер (кликабельный) от Charisma rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Volna Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Хризолитовая ледиНа форуме с: 07.04.2009
Сообщения: 575
Откуда: Омск
>26 Май 2011 4:13

MinaMurray
образ - да, мне тоже такой представлялся, а вот возраст Embarassed все же чуть помладше... эта девушка чем-то "Дикую Розу" напоминает , когда персонаж - юная девушка, а играет ее актриса в годах
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

dorfy Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 29.01.2010
Сообщения: 96
Откуда: Новосибирск
>26 Май 2011 16:49

NatalyNN, Nara, codeburger! С почином!

Стройных вам фраз, изобилия слов и послушных знаков препинания! Wink

О, спасла в шторм... Лила молодец: хоть и мечтательница, а не робкого десятка)
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>26 Май 2011 16:55

 » Глава 1

Перевод – NatalyNN

Редакторы – Nara и codeburger



Приближался шторм. Сквозь высокое круглое окно башни Лила смотрела, как серебряный язык молнии облизывает черное небо на востоке. Гром грохотал, разрывая собирающиеся облака и посылая барабанный бой по зубцам скал. Ответная дрожь пробегала по девушке, дрожь не страха, а возбуждения.
Что-то наступало. Она чувствовала это – и не только в сгущении воздуха, но и в неистовых толчках собственной крови.
Прижимая руку к окну, почти ожидала, что пальцы обожжет мощью электрических разрядов над домом. Но стекло было прохладным и гладким, и таким же мрачным, как небо.
Лила слегка улыбнулась, расслышав отдаленный раскат грома, и вспомнила о своей прабабушке. Бьянка стояла здесь, наблюдая за приближающейся стихией в предвкушении, когда та разразится прямо над особняком и зальет башню жутким светом? Жалела ли она, что ее возлюбленного нет рядом, чтобы разделить с ней силу и выпущенную на волю страсть? «Конечно, жалела», – подумала Лила. Да и какая женщина не стала бы?
Но Лила знала, что Бьянка приходила сюда одна и точно так же, как и она сейчас, стояла здесь. Возможно, такая же невыносимая боль одиночества заставила Бьянку выброситься из этого самого окна на суровые камни внизу.
Покачав головой, Лила отняла руку от стекла. Она снова позволила себе впасть в уныние, и это надо остановить. Депрессия и мрачные мысли были не характерны для девушки, которая предпочитала принимать жизнь такой, какая она есть, и взяла за правило по возможности избегать всяческих сложностей.
Лила не стыдилась того факта, что скорее предпочтет сидеть, чем стоять, ходить, а не бегать, и очень ценила длительный сон в противоположность физическим упражнениям, чтобы держать тело и мысли в тонусе.
Конечно, она не совсем лишена честолюбия, просто ее амбиции сводятся к тому, что комфорт имеет приоритет над состоянием мускулов.
Ей не нравилось погружаться в раздумья, поэтому она упрекала себя в том, что обрела такую привычку в последние несколько недель. По идее, она должна чувствовать себя вполне счастливой: жизнь проходит в устойчивом - если не сказать, неторопливом - темпе. Ее дом и семейство – настолько же важные для нее, как собственное удобство, – в безопасности и невредимы. В общем, все шло в правильном направлении.
Самая младшая сестра, Кики, вернулась из медового месяца и сияла, как роза. Аманда, самая практичная из сестер Калхоун, безумно влюбилась и планировала собственную свадьбу.
Двое мужчин в жизни ее сестер получили полное одобрение Лилы. Трентон Cент-Джеймс, новоиспеченный зять, был предприимчивым бизнесменом с мягким сердцем под безупречно скроенным костюмом. Слоан O'Рили в ковбойских сапогах и с протяжным выговором уроженца штата Оклахома вызывал восхищение хотя бы тем, что сумел пробиться сквозь колючие манеры Аманды.
Конечно, тетя Коко обезумела от счастья, ведь две ее возлюбленные племянницы связались с такими замечательными мужчинами. Лила усмехнулась, вспомнив, насколько тетя уверена в том, что именно она практически устроила эти любовные интриги. И теперь, естественно, многолетней опекунше сестер Калхоун не терпелось оказать ту же услугу Лиле и ее старшей сестре Сюзанне.
«Удачи», – мысленно пожелала Лила тете. Оставшись с двумя маленькими детьми на руках после болезненного развода – уж не говоря об управлении бизнесом, – Сюзанна навряд ли с восторгом воспримет такие замыслы. Однажды она уже здорово обожглась и, как умная женщина, не позволит себе снова попасть в огонь.
Что касается ее самой, то Лила очень старалась влюбиться, услышать четкий внутренний щелчок, оповещающий о том, что наконец нашелся единственный мужчина в мире, предназначенный именно для нее. Но пока тот особенный уголок сердца упорно молчал.
«Значит, время еще не настало», – сказала она себе. Ей двадцать семь лет, она довольна своей работой, окружена обожаемым семейством. За несколько месяцев до этого Калхоуны едва не потеряли Башни – разрушающийся и эксцентричный фамильный особняк, возвышающийся на скале с видом на море. Если бы не Трент, Лила могла утратить возможность стоять наверху в нежно любимой башне и наблюдать за приближающимся штормом.
Так что у нее есть дом, семья, интересная работа и, напомнила она себе, тайна, которую надо разгадать, – изумруды прабабушки Бьянки. Хотя Лила никогда не видела ожерелья, но вполне могла совершенно точно вообразить его, просто закрыв глаза.
Два эффектных ряда зеленых, как трава, камней, подчеркнутые ледяными бриллиантами. Блеск золота в причудливом филигранном кружеве. И капелька в нижнем ряду – роскошный пылающий изумруд в форме слезинки. Гораздо больше, чем денежной или даже художественной ценностью, ожерелье манило Лилу прямой связью с прабабушкой, история которой очаровывала ее и дарила надежду на вечную любовь.
Легенда гласила, что Бьянка, решив разорвать брак без любви, сложила в шкатулку несколько драгоценных вещиц, включая изумруды. И спрятала сундучок, лелея надежду воссоединиться со своим возлюбленным. Но мечты о счастье рухнули, и она выбросилась из окна башни, не успев извлечь сокровища и начать жизнь с Кристианом.
«Трагический конец романа», – вздохнула Лила, и все же она не всегда грустила, вспоминая прабабушку. Дух Бьянки оставался в Башнях и в этой высокой комнате, где та проводила так много часов в раздумьях о своем возлюбленном. Здесь Лила чувствовала свою близость к ней.
Они найдут изумруды, пообещала она себе. Камни предназначены им.
Это правда – ожерелье уже доставило много проблем. Пресса пронюхала о его существовании и бесконечно разыгрывала тему поиска драгоценностей. Да так успешно, что азарт охватил не только любопытных туристов и охотников-любителей за сокровищами, но и привел в их дом безжалостного вора.
Воспоминания о том, что Аманду могли убить при защите семейных документов, потому что она рискнула и попыталась не отдать преступнику возможный ключ к изумрудам, заставили Лилу задрожать. Несмотря на героизм Аманды, мужчина, называвший себя Уильямом Ливингстоном, сумел украсть полный мешок бумаг. Лила искренне надеялась, что ему достались только старые рецепты и неоплаченные счета.
Уильям Ливингстон, он же Питер Митчелл – и еще дюжина других имен – не сумеет дотянуться жадными ручонками до их изумрудов. Никогда, потому что женщины Калхоун не позволят. И Лила была убеждена, что в этот круг входит и Бьянка – такая же часть Башен, как трещины на штукатурке и скрипучие полы.
Лила в тревоге отошла от окна. Она не понимала, почему изумруды и женщина, когда-то владевшая ими, так неотступно терзали сегодня вечером ее мысли. Но Лила так же искренне верила в инстинкты и предчувствия, как в то, что солнце восходит на востоке.
Что-то должно случиться.
Она поглядела назад сквозь стекло – шторм приближался, набирая силу, – и ощутила порыв выйти наружу и встретить стихию там.

Макс почувствовал, как желудок накренился вместе с теплоходом. Яхтой, напомнил он себе. Двадцатишестифутовая красавица со всеми удобствами по всем параметрам превосходила его собственное жилище, представляющее собой тесную, небрежно обставленную квартиру рядом со студенческим городком Корнуэльского Университета(1). Проблема заключалась в том, что этот оплот комфорта болтался на гребнях бушующей Атлантики, и две пилюли от морской болезни не произвели на организм Макса никакого усмиряющего воздействия.
Он откинул со лба темную прядь волос, но как обычно она снова упала вперед. Раскачивание судна послало в танец медную лампу над столом, но Макс старался игнорировать качку. Он действительно должен сосредоточиться на деле. Американским профессорам истории нечасто предлагают увлекательную, да еще и выгодную работу на все лето. И существовал шанс, что в результате он сможет написать книгу.
Для исследований, которые могли послужить основой будущего бестселлера, его нанял эксцентричный миллионер. Как ни странно, но таковые не перевелись.
Яхта снова накренилась, Макс прижал руку к бурлящему желудку и три раза глубоко вздохнул. Когда это не помогло, попытался сконцентрироваться на своей небывалой удаче.
Письмо от Эллиса Кофилда прибыло в идеальный момент - прямо перед тем, как Макс едва не согласился на летние занятия. Предложение было одновременно неотразимым и лестным.
Занятый ежедневной круговертью, Макс и не подозревал, что обладает репутацией в исторических кругах. Несколько хорошо принятых статей, пара наград – но все это в пределах замкнутого академического мирка, в котором Макс с удовольствием захоронил себя. Если он и является хорошим преподавателем – а он чувствовал, что так и есть, – то только потому, что получает истинное удовольствие от вовлечения в прошлое студентов, погрязших в трясине настоящего.
Макса приятно удивило, что Кофилд, непрофессионал, слышал о нем и уважал настолько, что предложил такую интересную работу.
Что может быть более захватывающим, чем пребывание на яхте, хороший заработок и возможность летнего проживания в Бар-Харборе для мужчины с таким складом ума, как у Максвелла Квартермейна, ощущающего историю в каждом клочке бумаги, предоставленном ему для изучения и сортировки.
Квитанция на дамскую шляпку, датированная 1932 годом. Список гостей на прием 1911 года. Копия счета на ремонт «Форда» 1935 года. Рукописные инструкции по изготовлению и применению растительного лекарственного средства от крупа. Письма, написанные перед Первой мировой войной, газетные вырезки с такими именами, как Карнеги и Кеннеди, накладные на получение больших шкафов чиппендейл(2) и уотерфордской люстры, старые танцевальные карточки(3), пожелтевшие рецепты.
Для человека, проводящего большую часть интеллектуальной жизни в прошлом, это просто драгоценный клад. Макс был бы счастлив и бесплатно просматривать эти документы, но Эллис Кофилд связался с ним и предложил больше, чем профессор заработал бы за целых два семестра.
Это была сбывшаяся мечта. Вместо того чтобы провести лето, изо всех сил пытаясь заинтересовать скучающих студентов культурным и политическим статусом Америки перед Первой мировой войной, он получил такую невероятную возможность. С деньгами, половина которых уже поступила на его банковский счет, Макс мог позволить себе надолго бросить преподавание и начать писать вожделенную книгу.
Макс чувствовал себя в огромном долгу перед Кофилдом – целый год жизни в свое удовольствие. Это больше того, на что он когда-либо смел даже надеяться. Благодаря успехам в учебе Макс получал в Корнуэлле стипендию. Умственные способности и упорный труд способствовали тому, что в возрасте двадцати пяти лет он стал доктором философии. Все восемь лет после этого Макс вкалывал, как раб на галерах, обучая студентов, проверяя письменные задания, выкраивая время только для написания нескольких статей.
Теперь, благодаря Кофилду, он сможет тратить дни на любимое дело и начать проект, который тайно лелеял в сердце и мыслях.
Макс мечтал написать роман, действие которого происходит во втором десятилетии двадцатого века. Не только урок истории или размышления о причинах и следствиях войны, но – что гораздо важней, – и судьбы людей. Самые разные человеческие типажи, которые хотелось узнать и понять, копаясь в старых бумагах.
Кофилд предоставил ему время, документы и возможность. И все это золотое лето Макс проведет на роскошной яхте. Какая жалость, что он и не подозревал, с каким негодованием воспримет качку его организм.
«Особенно такую неистовую», – подумал профессор, потирая рукой липкое лицо. Он изо всех сил пытался сосредоточиться, но блеклые крошечные снимки в газетах раздваивались и расплывались перед глазами, добавляя к изматывающей морской болезни невыносимую головную боль. Необходимо немного воздуха, решил Макс. Большой глоток свежего воздуха. Зная, что Кофилд хотел бы, чтобы вечерами Макс оставался внизу и занимался исследованиями, сейчас он полагал, что работодатель предпочтет видеть его здоровым, а не скорчившимся и стенающим на кровати.
Вставая, он действительно слегка застонал – желудок поднимался к горлу вместе с очередной волной – и практически ощутил, как зеленеет кожа. Точно, пора на воздух. Макс выполз из каюты, задаваясь вопросом, сможет ли когда-нибудь привыкнуть к морской качке. Хотя бы через неделю, мечтал он вначале пребывания на яхте, но при каждом волнении на море испытывал тошноту, как в первый раз.
Хорошо, что он не плыл – как иногда воображал – на «Мэйфлауэре» (4). Он никогда бы не добрался до Плимутских скал.
Опираясь рукой на обшивку из красного дерева, профессор доковылял по коридору до лестницы, ведущей на верхнюю палубу.
Дверь в каюту Кофилда была открыта. Макс никогда не имел привычки подслушивать, но, задержавшись только для того, чтобы дать время желудку успокоиться, невольно уловил разговор своего работодателя с капитаном. И когда голова перестала кружиться, понял, что они беседуют вовсе не о погоде или прокладке курса.
– Не намерен упустить ожерелье, – нетерпеливо заявил Кофилд. – Я преодолел массу проблем, да и расходы понес немалые.
Ответ капитана был таким же взвинченным:
– Не понимаю, с какой стати ты привлек Квартермейна. Если он сообразит, зачем нужны те бумаги, и каким образом они у тебя оказались, то станет помехой.
– Он ничего не узнает. А если наш распрекрасный профессор полюбопытствует, скажу, что документы принадлежат моему семейству. Я достаточно богат, достаточно эксцентричен, чтобы пожелать сохранить и каталогизировать архивы.
– Если он что-нибудь услышит…
– Что-нибудь услышит? – со смехом прервал капитана Кофилд. – Он настолько погружен в минувшее, что не разберет собственного имени. Почему, ты думаешь, я выбрал именно его? Потому что хорошо подготовился, Хокинс, и досконально изучил Квартермейна. Он – академическое ископаемое, у которого мозгов больше, чем сообразительности, и интересуется он исключительно прошлым. Текущие события, наподобие попытки вооруженного ограбления и калхоуновских изумрудов, его не занимают.
Макс замер в коридоре, физическое недомогание воевало с тошнотворными подозрениями. Вооруженное ограбление. Эти два слова стучали в голове.
– Лучше бы мы остались в Нью-Йорке, – пожаловался Хокинс. – У меня наклевывалось выгодное дельце в Уоллингфорде, когда в прошлом месяце ты застучал копытами. Мы могли бы заполучить бриллианты той старой леди в течение недели.
– Бриллианты подождут, – отрезал Кофилд. – Я хочу изумруды и твердо настроен добыть их. Я уже двадцать лет занимаюсь кражами, Хокинс, и знаю, что только один раз в жизни человеку предоставляется шанс совершить что-то настолько грандиозное.
– Бриллианты…
– Просто камни, – теперь голос Кофилда звучал мечтательно и, возможно, слегка безумно. – А эти изумруды – легенда. Они станут моими. И неважно, что потребуется для достижения цели.
Макс заледенел возле каюты, весь липкий от болезни, баламутящей желудок, оцепенел от шока. Он понятия не имел, о чем они толкуют, и как соединить все это вместе. Но одно очевидно – его нанял вор, и бумаги, для изучения которых его пригласили, представляли не только исторический интерес.
От него не ускользнул и фанатизм в голосе Кофилда, и подавленная жестокость Хокинса. А история учит, что фанатизм – самое опасное оружие. Единственной защитой против него служит информированность.
Он должен забрать документы, каким-то образом ускользнуть с яхты и пойти в полицию. Хотя копы навряд ли всерьез воспримут его рассказ. Макс отпрянул, надеясь, что сможет прояснить мысли к тому моменту, как доберется до своей каюты. Огромная волна швырнула судно и Макса, в результате чего он ввалился в открытый дверной проем.
– Доктор Квартермейн. – Опершись на стол, Кофилд поднял бровь. – Ну, кажется, вы оказались в неправильном месте и в неправильное время.
Макс схватился за косяк, потом качнулся назад, проклиная неустойчивый пол под ногами.
– Хотел глотнуть немного воздуха.
– Он слышал каждое чертово слово, – пробурчал капитан.
– Я уже понял, Хокинс. Профессор не наделен невозмутимостью игрока в покер. Ладно, – начал Кофилд, отодвигая ящик стола, – мы просто слегка изменим планы. Боюсь, что придется не выпускать вас на берег, доктор, все время нашего пребывания в Бар-Харборе. – Он вытащил хромированный револьвер. – Это неудобно, понимаю, но уверен, что ваша каюта более чем пригодна для работы. Хокинс, забери и запри его.
Яхта завибрировала от раската грома. Как раз это и помогло Максу. Пока судно раскачивалось, он успел броситься назад в коридор и, цепляясь за поручни, изо всех сил потащил себя наверх, сражаясь с колебаниями ступеней. Крики позади него затихли, когда он вылетел наружу под завывание ветра.
Брызги соленой воды хлестнули по лицу, ослепив на мгновение, он отчаянно искал средство спасения. Молния взломала черное небо, осветив яркой дугой бушующее море, далекие неприступные скалы и неясные очертания берега. Следующий рывок едва не сбил профессора, но он сумел устоять, благодаря везению и яростному желанию удержаться на ногах. Макс мчался, направляемый инстинктами, подошвы скользили по мокрой палубе. В следующей вспышке заметил, что один из помощников оглядывает все вокруг. Мужчина позвал кого-то и махнул рукой в его сторону, но Макс, едва не упав на предательски мокрых досках, понесся дальше.
Он пытался сообразить, что делать, но голова была слишком переполнена путаными мыслями. Шторм, качающаяся яхта, нацеленный на него пистолет. Такое впечатление, что это просто ночной кошмар. Он – профессор истории, человек, погрузившийся в книги, изредка всплывающий к действительности только для того, чтобы вспомнить, поел ли и убрался ли в квартире. Макс понимал, что непоправимо скучен, спокойно следуя по проторенной академической дорожке всю свою жизнь. И уж, конечно, никак не мог оказаться на яхте в Атлантике, преследуемый вооруженными ворами.
– Доктор.
Голос бывшего работодателя прозвучал достаточно близко, чтобы заставить Макса обернуться. Направленное на него оружие меньше чем в пяти футах напомнило, что некоторые кошмары бывают вполне реальны. Он медленно отступал, пока не уперся в поручень. Бежать некуда.
– Понимаю, что это связано с некоторым неудобством, – сказал Кофилд, – но думаю, вы поступили бы мудро, вернувшись в свою каюту. – Зигзаг молнии подчеркнул слова. – Шторм ожидается коротким, однако достаточно серьезным. Не хотелось бы, чтобы вы... свалились за борт.
– Вы вор.
– Так и есть.
Кофилд, широко расставив ноги на качающейся палубе, улыбнулся, наслаждаясь происходящим – ветер, наэлектризованный воздух и белое лицо загнанной в угол жертвы.
– И теперь, когда можно совершенно откровенно рассказать вам, что именно ищу, наша работа пойдет гораздо быстрей. Ну же, доктор, напрягите свои прославленные мозги.
Уголком глаза Макс увидел, что Хокинс заходит с другой стороны, такой же устойчивый на кренящейся палубе, как горный козел на проторенной тропинке. Через мгновение они схватят его, и, как только сделают это, он никогда больше не увидит студенческой аудитории.
Ведомый инстинктом выживания, никогда раньше не проявлявшим себя, Квартермейн перемахнул через поручень. Он услышал грохот, почувствовал, как обожгло висок, затем вслепую нырнул в черную бурлящую воду.

Лила спустилась по извилистой дороге к основанию утеса. Едва она вышла из автомобиля, как усилившийся воющий ветер взъерошил волосы. Девушка не понимала, почему ее неодолимо влекло побыть в одиночестве и полюбоваться штормом на этом узком каменистом берегу.
Но она приехала, волнение струилось в венах и собиралось под кожей, ускоряя биение сердца. Лила засмеялась, звук подхватил порыв ветра и унес вдаль. Мощь и страсть взрывались вокруг в восхитительной битве.
Вода хлестала и кипела у скал, распыляясь в воздухе. Пронизывающий холод заставил Лилу затрепетать, но она не отодвинулась, вместо этого на мгновение закрыла глаза и подставила лицо, впитывая брызги.
Грохот стоял невероятный, дикий, первобытный. В небесах, все ближе и ближе, бушевал шторм – всеобъемлющий, неотвратимый и неистовый. Разразился ливень, такой тяжелый в воздухе, что можно было попробовать на вкус, молния вняла команде, зигзагами расчленила небо, разрывая черноту, пока взрывы грома соперничали с ревом воды и ветра.
Лила ощущала себя частью яростной стихии, но не было никакого чувства одиночества и страха. Ожидание покалывало кожу, и возбуждение, такое же дикое, как шторм, билось в крови.
«Что-то приближается», – снова подумала она, подняв лицо к ветру.
Если бы не сверкнула молния, Лила не увидела бы его. Сначала заметила темную фигуру в еще более темной воде и задалась вопросом, не заплыл ли дельфин слишком близко к камням. Влекомая любопытством, пошла по глине, отбрасывая волосы подальше от жадных пальцев ветра.
Не дельфин, с легкой паникой поняла Лила. Мужчина. Слишком потрясенная, она неподвижно стояла и смотрела, как гибнет человек. Это всего лишь игра воображения, сказала себе девушка, просто она захвачена стихией, легендой и личным соучастием. Сумасшествие думать, что она действительно разглядела, как кто-то борется с океаном в накатывающих яростных волнах.
Но когда фигура появилась снова, Лила, покачиваясь, скинула сандалии и нырнула в ледяную черную массу.

Макс быстро терял силы. Хотя он сумел сбросить обувь, ноги казались налитыми свинцом. Он всегда был сильным пловцом – плавание единственный вид спорта, к которому он имел какие-то способности. Но море гораздо сильнее, это оно, а не окоченевшие конечности, несло его вперед, как пушинку, тащило вниз, потом, дразня, отпускало, пока он изо всех сил пытался вырваться из пучины за еще одним глотком воздуха.
Он не мог даже вспомнить, почему продолжает бороться. Холод, давно сковавший тело, подбирался к рассудку. Теперь слабеющие движения стали просто автоматическими и неуклонно угасали. Океан влек его, заманивал в ловушку и принимал в свои объятия, чтобы погубить.
Очередная волна сокрушила и лишила последних сил, поэтому он отдался на волю стихии. Макс только надеялся, что утонет до того, как разобьется о камни.
Он едва почувствовал, как что-то обернулось вокруг шеи, и отчаянно рванулся из захвата. Смутная дикая мысль о морских змеях и водорослях заставила неистово забарахтаться. Потом его голова снова оказалась на поверхности, и горящие легкие жадно вдохнули воздух. Расплывчато он увидел рядом чье-то лицо – бледное, потрясающе красивое, с плавающим вокруг ореолом темных волос.
– Держитесь, – закричала ему девушка. – Все будет хорошо.
Она тащила его к берегу, борясь с обратным потоком воды. Галлюцинация, подумал Макс. Только в воображении можно представить красивую женщину, явившуюся на помощь за мгновение до смерти. Но возможность чуда подстегнула угасающий инстинкт выживания, и он начал двигаться вместе со спасительницей.
Волны врезались в них, волокли назад, тащили за ноги, каждый изнурительный рывок вперед давался все с большим трудом. Наверху разверзлись небеса, поливая хлещущими струями. Девушка снова что-то закричала, но все, что он мог слышать, – тупой гул в ушах.
Макс решил, что, должно быть, уже умер. Он больше не чувствовал боли. Все, что он видел, – ее лицо, горящий взор, слипшиеся от воды ресницы. Мужчина мог попасть и в худшую ситуацию, чем умереть с таким образом в голове.
Но ее глаза сердито и одновременно возбужденно пылали. Она хочет, чтобы он помог, сообразил Макс. Она нуждается в помощи. Инстинктивно он обхватил ее рукой за талию, чтобы они буксировали друг друга.
Макс потерял счет времени – сколько раз они уходили под воду и снова выталкивали друг друга. Когда он увидел выступающие скалы, клыками пронзающие бурлящий мрак, то бездумно направил туда измученное тело, чтобы спрятаться. Яростная волна подбросила их так же легко, как палец сбивает муравья с камня.
Макс врезался плечом в валун, но едва осознал удар. Потом почувствовал под коленями песок и гравий, царапающий кожу. Волны яростно волокли их назад, но они все-таки вползли на каменистый берег.
Отвратительная рвота выворачивала его так, что он почти уверился, будто тело распадается на части. Когда худшее осталось позади, он, кашляя, перекатился на спину. Небо вертелось перед Максом, черное и сверкающее. Озабоченное лицо нависло над ним почти вплотную. Рука нежно провела по лбу.
– Ты справился, морячок.
Макс молча смотрел на нее. Она была невероятно красивой, настолько, что он мог бы принять ее за прекрасное видение, если бы обладал достаточным воображением. В свете вспыхивающих молний он разглядел густые золотисто-рыжие волосы, спадающие вокруг лица вниз на плечи и на его грудь. Ее глаза были таинственного зеленого цвета, как спокойное море. Вода стекала с нее на него; Макс потянулся и коснулся восхитительного лица, уверенный, что пальцы пройдут сквозь призрачную плоть. Но почувствовал кожу, холодную, влажную и мягкую, как весенний дождь.
– Настоящая, – его голос был хриплым и каркающим. – Вы настоящая.
– Чертовски верно.
Лила улыбнулась, потом приложила ладони к его щекам и засмеялась:
– Вы живы. Мы оба живы.
И поцеловала спасенного. Глубоко, щедро, пока у него не закружилась голова. Под поцелуем крылся восторг. Он чувствовал ликование, а не просто облегчение.
Макс снова посмотрел на девушку, но ее облик странно расплывался, как будто неземное создание испарялось в пространстве, и последнее, что он увидел, – эти невероятные пылающие глаза.
– Никогда не верил в русалок, – пробормотал Макс и потерял сознание.

1 – Корнуэльский университет (англ. Cornell University) – один из крупнейших и известнейших университетов США, входит в элитную Лигу плюща – ассоциацию восьми частных американских университетов, расположенных в семи штатах на северо-востоке США. Располагается в Итаке, штат Нью-Йорк (США). Университет был основан в 1865 году Эзрой Корнуэлом, бизнесменом и одним из создателей телеграфной индустрии, а также Эндрю Уайтом, известным учёным и политиком. Университет является частным, но также спонсируется несколькими штатами. В нём обучается около 20 тысяч студентов. Среди выпускников университета 40 лауреатов Нобелевской премии.

2 – Томас Чиппендейл (англ. Thomas Chippendale; 1718—1779) — крупнейший мастер английского мебельного искусства эпохи рококо и раннего классицизма. Изготовленная из красного дерева, мебель этого мастера отличалась сочетанием рациональности форм, ясности структуры предмета с изяществом линий и прихотливостью узора. В начале 1750-х он открыл в Лондоне собственную мастерскую и принялся за усовершенствование существующих форм мебели путём подчёркивания их структуры и функции резными ленточными орнаментами. Не чуждался китайских и готических мотивов. В 1754 году вышел классический труд Чиппендейла «Руководство для дворянина и краснодеревщика», в котором приведены 200 медных гравюр, изображения более 375 предметов мебели.



3 – Танцевальные карточки (англ. dance cards) – блокнот с декоративной обложкой, в который женщины записывали имена партнеров на все танцы на официальных балах. Возникли, по всей видимости, в 18 веке, но широкое распространение получили в 19 веке в Вене, особенно на многолюдных балах.



4 – Мэйфлауэр (англ. Mayflower) – aнглийский рыболовный трёхмачтовый барк, на котором в 1620 году прибыли англичане, основавшие первое британское поселение в Северной Америке. Утром 6 сентября 1620 года корабль под управлением капитана Кристофера Джонсома вышел из английского города Плимут. Сто два переселенца находились на его борту: сорок один взрослый мужчина, девятнадцать женщин и дети. Экипаж корабля составлял 25—30 человек. Сами себя они называли пилигримами. Через 67 дней корабль пристал к американскому берегу в заливе Массачусетс (порт Провинстаун). Там была основана английская колония первых поселенцев («отцов пилигримов») – Новый Плимут.

Сделать подарок
Профиль ЛС  

KattyK Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.10.2008
Сообщения: 8894
>26 Май 2011 17:23

NatalyNN, Nara, codeburger - большое спасибо за продолжение! Very Happy Very Happy Very Happy Охотников за изумрудами все больше и больше. Очень рада, что Лила не растерялась, а бросилась спасать утопающего.
_________________

Спасибо мастерицам за аву, баннер и звание!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нюрочек Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 30.04.2009
Сообщения: 3100
Откуда: Москва
>26 Май 2011 17:43

Ну а дальше, дальше-то что?!

KattyK писал(а):
Охотников за изумрудами все больше и больше. Очень рада, что Лила не растерялась, а бросилась спасать утопающего.

Я так понимаю, что это всё прежний, Ливингстон.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

NatalyNN Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 09.12.2009
Сообщения: 7745
Откуда: Москва
>26 Май 2011 17:45

Нюрочек писал(а):
Ну а дальше, дальше-то что?!


как что?! страсти-мордасти! Tongue
_________________
Баннер (кликабельный) от Charisma rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>06 Фев 2023 12:34

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете подать заявку на включение завершенных произведений Вашего собственного творчества в литературный каталог. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Участвуйте в литературной игре Фантазия


Нам понравилось:

В теме «Читальный зал»: "Изгнанницы" Клайн Кристина Бейкер Роман прочитала благодаря совету lanes в Ламповом новогоднем флешмобе. Книга рассказывает... читать

В блоге автора Esmerald: Комплекты 2022 - 2023

В журнале «Литературная гостиная "За синей птицей"»: Прелесть возраста и цвета
 
Ответить  На главную » Переводы » Переводы » Нора Робертс "Любовь Лилы" [11840] № ... 1 2 3 ... 22 23 24  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение