Сказки Тины

Ответить  На главную » Наше » Фанфики

Навигатор по разделу  •  Фанфики в блогах  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Конкурсы  •  VIP

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>28 Авг 2011 21:59

 » Сказки Тины  [ Сборник ]



Я обещала сборник рассказов. Собственно, вот он. Поскольку истории его составляющие исключительно сладко-флаффные и жутко романтиШШные, то и общее название им придумала соответствующее - "Сказки Тины".

Сказочка первая Smile

"Тот, кто послан тебе небесами"
Автор: Tenten
Бета: Lala_0805
Дисклеймер: Все герои принадлежат Стефани Майер, действия происходящие в фанфике - автору.
Рейтинг: R
Пейринг: Джаред/Ким
Жанр: Romanse
Саммари: Про эту пару у Майер написано только, что Джаред запечатлился на своей однокласснице, которая была давно в него влюблена и писала его фамилию напротив своего имени. Этот ФФ - небольшая фантазия на тему запечатления Джареда и Ким.
Статус: завершен
Размещение: Размещение на других ресурсах только с моего разрешения и с обязательным указанием моего авторства!!!
Фэндом: Сумерки
Период: Новолуние
Обложка: Танююшка


"Тот, кто послан тебе небесами"

Здание старшей школы Ла Пуш было небольшим и почти по-домашнему уютным.

Большая перемена только началась, и шум в коридорах стоял невообразимый. По привычке, сбиваясь в компании из несколько человек, молча или разговаривая на ходу, старшеклассники спешили в столовую. Занять столик, положенный по статусу и в зависимости от сложившегося имиджа. Своеобразный тест на соответствие. Неписаные законы школьного сообщества требовали каждый день подтверждать своё право занимать место под солнцем не ниже того, которое занимал до сих пор.

Это было важно. Но вместо того, чтобы пойти в столовую вместе со всеми Сьюзен и Ким пару минут сновали по коридорам, в поисках укромного местечка. Им необходимо было поговорить вдали от любопытных ушей. Тем более, что тема разговора была – важнее некуда. Девчонкам срочно требовалось обсудить некоторые вопросы по организации рождественской вечеринки, которую планировалось провести дома у Сьюзен в ближайшую пятницу.

Времени до знаменательного вечера, когда родители Сью уедут на какой-то очень важный «корпоратив», оставалось немного – три дня. Дел же, которые нужно было провернуть к этому моменту, накопилось порядочно.

Справа от лестничной площадки верхнего этажа нашлось замечательное уединённое местечко. Закуток, в котором людей не было совсем, а на стене красовался пожарный щит, выкрашенный красной краской и укомплектованный по всем правилам. Ещё летом в школе провели новомодную пожарную сигнализацию по требованию окружного департамента. Щит же так и остался висеть. Теперь уже, как своеобразное украшение.

Девочки, однако, не оценили его грубоватую эстетику. У них был важный разговор.

Ким пришла в школу поздно. Влетела в класс и уселась на своё место перед самым звонком. Почти опоздала и потому не заметила, что бедняжку Сьюзен распирает от сокрушительного желания поделиться с подругой какой-то новостью. Судя по выражению её лица, новостью важной и, может быть даже, судьбоносной.

Весь урок Сьюзен вертелась на своём месте, как будто сидела не на стуле, а на раскалённой сковороде. Кое-как дождавшись перемены, она подскочила с места и ринулась к Ким. Скорчив мину, с которой впору было сидеть у кровати больного, а не трепаться с одноклассницей о пустяках, многозначительно подвигав бровями и сделав страшные глаза, Сью шепнула подруге: "Есть разговор!". Потом, не выдержав, улыбнулась широко и радостно. Сразу стало понятно, что новость вовсе и не плохая, а, наоборот, очень даже хорошая. Отличная, можно сказать, новость.

Ким стало любопытно, но возможности и времени на то, чтобы выпытать все интересные подробности немедленно, не было. Перемена короткая, всего пять минут, и одноклассники уже начали заинтересованно на них поглядывать. Пришлось ждать большой перемены.

Но Сью заметно полегчало. Тот факт, что теперь от любопытства Ким мучилась не меньше, чем она от неозвученного секрета, слегка успокоил и помог пережить ещё два урока без особых трудностей.

Теперь же девушки стояли в стороне от общего гвалта, и Сьюзен, захлёбываясь от восторга, отчитывалась о достигнутых успехах в подготовке знакового мероприятия уходящего года, хвалилась своей расторопностью, изворотливостью и деловой хваткой, а заодно делилась информацией:
- Саймон сам настроит нам музыку и даже даст несколько своих дисков. Я уже выбрала. Так что танцы будут забойные.

Ким кивала, мысленно вычеркивая пункты из списка дел, которые они наметили провернуть для того, чтобы вечеринка вышла незабываемой. Сью же увлечённо продолжала сыпать словами:
- А так же, - голос девушки от волнения стал тонким и перешёл почти в ультразвук, - он купил нам пива!!! Уже!

Ким открыла рот, не веря внезапно привалившему счастью. Но при виде лица Сьюзен, которую распирало от счастья, всё недоверие вылетело у неё из головы. Новость была великолепной, и девушки, сжав кулачки, негромко, но радостно прокричали:
- А-а-а-а-а-а-а!!!

- Что ты сделала, чтобы Саймон согласился на такое? Сломала ему пальцы на правой руке? - Удивлённо спросила Ким. Обычно, старший братик Сью особой благосклонностью к их затеям не отличался.

- Ха! Ловкость рук и никакого мошенства! - Гордо заявила Сьюзен и, уперев руки в боки, картинно отставила ногу в сторону. Словно была не обычной девчонкой из резервации, а каким-нибудь принцем крови, который собрался позировать придворному художнику. И выражение лица сделала покровительственно-снисходительное. Впрочем, тут же она опять встала так, чтобы удобней было наклоняться к уху подруги и говорить негромко, полушепотом. - Я на днях застукала дорогого брата, за любопытным занятием. Он обнимался с Милли!

Вид у Сьюзен при этом был такой, словно она только что провернула необыкновенно ловкий фокус и на глазах у изумленной публики вынула прямо из воздуха шляпу, из шляпы - кролика, а из кролика - морковку. Ким же фокуса не поняла и озадаченно сказала:
- Можно подумать, что ты первый раз ловишь его за обнимашками.

Потом в её глазах мелькнула тень догадки.

- Подожди, - неуверенно улыбаясь, произнесла Ким, - но разве твой брат встречается не с Анджи?

- Конечно, с Анджи, - довольным тоном подтвердила Сьюзен. - Теперь понимаешь, в чем дело?

- О да-а-а-а... - протянула Ким, кивая и улыбаясь теперь довольно, с ехидцей.

- А теперь! Па-ба-ба-пам!!! Главная новость дня. У нас на вечеринке будут самые крутые парни!

Сьюзен даже подпрыгивала на месте от восторга. Ким же ещё не осознала всей прелести "главной новости" и недоумённо хмурилась.

- А кто именно? - Переспросила она.

- Говорят же тебе, самые крутые.

Два последних слова Сью выделила особой интонацией и взглядом. Без слов, говоря непонятливой подруге: "Ну, давай уже, соображай!!!".

Соображалось не очень. Строго говоря, самыми крутыми парнями в их классе были Пол и Джаред. Но вряд ли Сьюзен имела в виду именно их. Это было бы слишком... (слова подбирались с трудом) слишком... (со второго раза выходило не лучше) неожиданно? Да, пожалуй. А ещё вернее - невозможно. Ким отчетливо это понимала. Где были они со Сью - не самые популярные, прямо скажем, девочки в классе, и где эти парни. Они существовали в двух разных вселенных. В параллельных мирах.

Сьюзен уже начинала закипать от затянувшегося молчания. Она топнула ногой в раздражении и воскликнула:
- О Боже, Ким, хватит тупить! Ты что, не понимаешь?! К нам придут Пол и Джаред.

Видимо, она рассчитывала, что Ким тоже примется прыгать на месте от восторга, как ненормальная, услышав такую новость. Но была сильно удивлена, увидев сдержанную реакцию подруги.

- Кто их пригласил? - Поинтересовалась Ким, стараясь сделать вид, что очень рада. Вот только актриса из неё была никакая. Сьюзен сразу как-то сникла и ответила:
- В том-то и дело, что никто не приглашал. Они сами напросились. Услышали от Саймона, что мы устраиваем вечеринку и подошли сегодня перед началом занятий. Я обалдела, когда Пол попросил разрешения прийти. А Джаред... Тебе не кажется, что он стал каким-то странным в последнее время? - Спросила Сьюзен.

- Не знаю. Я его не рассматриваю. - Ответила Ким.

- Ну, ты всё же сидишь с ним за одной партой. - Пожала плечами Сью.

- И что с того? Мы не общаемся. И вообще он в школе появлялся хорошо, если пару раз за последний месяц, - буркнула Ким и уставилась на пожарный щит.

«Не общаемся». Точно. По-другому из отношения никак не назовёшь. Вернее, полное отсутствие этих самых отношений. Джаред никогда не замечал её. Не игнорировал, нет. Он всегда здоровался и даже, иногда, улыбался Ким.

Сколько раз бывало такое, что, влетев в класс перед самым уроком, Джаред наклонялся к соседке по парте и тихо говорил: «Дай домашку скатать». Но при этом смотрел не на неё, а сквозь неё на другие, более интересные вещи.

Например на Вив, которая сидела напротив них в соседнем ряду и поправляла, выбившийся из причёски, непослушный локон. Или на Эйри, которая выставила в проход между рядами длинную стройную ногу в высоком сапоге и хвасталась обновкой перед Сенди.

Джаред знал, что Ким не откажет и, спросив, просто ждал, когда на парту перед ним ляжет её тетрадка, открытая в нужном месте. Ким была уверена, что он даже не вполне отчетливо помнил её имя. А, может, и не помнил вовсе.

Это было обидно. И всегда больно, хотя давно пора было привыкнуть. Ведь так было с самого детства.

Ким смотрела на Сьюзен, продолжавшую расписывать свои титанические усилия, которые пришлось приложить для организации их общего дела, а думала о другом.
Она вспоминала события далёкие, почти позабытые, но казавшиеся, почему-то, очень важными.

Это случилось лет восемь назад. Когда и Ким, и Сьюзен, и Джареду было лет по десять. Не больше.

Стоял замечательный летний день. Теплый, солнечный и на удивление тихий. Яркое синее небо приобрело вдруг нехарактерную для этих мест легкомысленную прозрачность. Ни облачка. Солнце с удовольствием этим пользовалось и демонстрировало свою благосклонность, щедро заливая теплом и светом самый дождливый город США и его окрестности.

Кимберли собиралась пойти на пляж позагорать. А ещё, чего уж греха таить, продемонстрировать свой первый настоящий девичий купальник. Ярко-красный, в крупный синий горох. Красу и гордость. Наконец, и Кимберли могла гордо появиться на пляже, не стесняясь того, что купаться придется в трусиках и футболке. Все самые крутые девчонки из её класса - малявка Мод, Сенди, Вив и Эйри, с самого конца весны щеголяли на пляже в настоящих купальниках и ярких, как крылья бабочки парэо. А ей, Кимберли, мама принесла горячо желанную обновку только вчера. И как оказалось, очень вовремя. Предвкушая фурор, который она, несомненно, должна была произвести, Кимберли собирала пляжную сумку.

Но тут пришла Сью. Сьюзен Томсон, подруга, одноклассница и просто соседка. Она жила в соседнем коттедже и окна их спален смотрели на один и тот же пустырь.

Сью была девчонкой деловой и подвижной. Ей тоже хотелось на пляж. И она тоже радовалась солнцу. Но при этом собиралась ещё и подзаработать. Как? Глупый вопрос! Испокон веков в Америке заведено, что таким маленьким симпатичным девчонкам довольно просто разжиться десятком-другим долларов, продавая лимонад собственного приготовления всем желающим. "Сама подумай, - чирикала Сьюзен. - Весь Ла Пуш, половина Форкса и Бог его знает сколько туристов будет сегодня на Первом пляже. Наверняка. Ты посмотри, какое солнце. Жарища. Многие захотят пить. А тут мы. Удивлюсь, если к вечеру мы не заработаем себе на билеты в киношку."

В её словах был смысл. И даже очень много смысла. Билет в киношку Кимберли не особо привлекал. Это Сью могла съездить в Порт-Анджелес со старшим братом и его друзьями. А Кимберли везти было некому. И отец, и мать бывали вечно заняты, а старших братьев или сестер в семье не водилось. Она была единственной дочерью.

Но свои виды на десятку имелись и у неё. Такой гигантской суммы должно было хватить на замечательное воздушное парэо. Совсем, как у Сенди. И тогда Кимберли тоже стала бы похожей на прекрасную экзотическую бабочку. И, может быть, кое-кто, наконец, посмотрел бы на неё, а не мимо, как обычно.

И Кимберли поддалась на уговоры Сьюзен. Тем более что продавать на пляже лимонад можно было и в купальнике. Была заключена договоренность о совместном ведении бизнеса и распределены обязанности. Опустошив копилки для получения начального капитала, девчонки принялись за дело. В местном маленьком продуктовом магазине были закуплены лимоны и сахар. Старший брат Сью был схвачен, скручен и заставлен (не без помощи шантажа, естественно) дотащить до пляжа и установить самодельный прилавок для продажи лимонада, который без дела пылился в гараже Томсонов ещё с прошлого лета.

На часах ещё не было и десяти утра, а бизнес уже начинал приносить доходы.
Как и предсказывала Сьюзен, народу на пляже было очень много. Кимберли стояла у прилавка одна. В этот раз была очередь Сью бежать за новой порцией лимонада домой. Сенди и Вив, только что пришедшие на пляж, мигом заметили и Кимберли и её обновку.

Девчонки восторженно ахали. Кимберли крутилась перед ними, демонстрируя купальник и себя в нём со всех сторон. На тропинке уже показалась Сьюзен с запотевшей бутылью в тележке. Совсем рядом небольшая компания парней играла в пляжный волейбол. Среди них были и знакомые. Одноклассники девчонок - Пол и Джаред. Остальные мальчишки были помладше, и их имена Кимберли не знала.

Как получилось, что ловкий и подвижный, как ящерка Джаред свалился на их прилавок и сломал его, она помнила не очень хорошо. Минуту назад ей казалось, что он краем глаза следил за ней, и вот уже в следующее мгновение крепкое сухощавое тело врезалось в шаткую конструкцию прилавка, громя всё на своем пути. Мелкими щепками разлетелась хлипкая фанерная подставка. Перевернулась тележка с бутылью, которую Сью успела подтащить совсем близко. Зазвенела рассыпавшаяся мелочь. Монетки моментально перемешались с обломками фанеры и мелкой галькой. Сенди и Вив в ужасе шарахнулись в сторону и завизжали. Сьюзен упала на колени и принялась собирать деньги. А Кимберли ужасно хотелось придушить идиота Джареда, который умудрился испортить самый удачный день летних каникул.

- Ты что, совсем обалдел? - вопила злая, как никогда, Кимберли. - Смотри, что наделал!

Джаред выбирался из обломков и отряхивался. Лицо и руки его были в свежих царапинах. Коленка рассечена. Яркую, явно новую, майку, как у настоящих игроков в регби, сборной Северо-Западного Университета украшали несколько небольших дырок. Джаред досадливо морщился, оглядывая себя, а потом, не обращая внимания на злую, обиженную Кимберли, принялся помогать Сьюзен собирать монетки.

- Ну ладно тебе, Ким, - издевательски улыбаясь, сказал Пол. – Замолкни. Он же не нарочно.

- Не смей называть меня Ким! Ненавижу это имя! Я Кимберли. Понял?

- С таким носом, - мерзко хихикая, возразил какой-то малёк, - ты всегда будешь просто Ким.

Парни заржали. И только Джареду не было смешно. Он собирал монетки и поглядывал на Сенди, прижавшую руку ко рту. Поднялся, подошёл к ней и спросил:
- Ты что, испугалась?

В его голосе было столько заботы и участия, что у Кимберли почему-то защипало в глазах. Она развернулась и убежала домой, оставив позади мальчишек, покатывающихся со смеху, Сьюзен, собирающую их добычу, и сладкую парочку – Сенди и Джареда.

Сью тогда решила, что Ким обиделась на мальчишек, которые дразнили её. Ким не стала переубеждать подругу. Не хотелось рассказывать ей о том, что на глупых ржущих, как кони, мальков ей было наплевать. И на Пола тоже. Тупой амбал он, и больше никто. А вот Джареда хотелось треснуть чем-нибудь тяжёлым. И очень сильно хотелось вцепиться ногтями в смазливую мордашку Сенди. И зареветь от обиды и жалости к себе. От непонятной, разъедающей душу горечи.

Надо ли говорить, что с тех пор никто в резервации не называл её полным именем. Коротенькое «Ким» приклеилось хуже клички. Даже Сьюзен называла её так. Пришлось смириться.

И именно в тот день, придя домой, она впервые по-настоящему рассмотрела себя в зеркале.

Раньше ей казалось, что она такая же симпатичная, как все остальные девчонки. Теперь же обратила внимание на отличия между ними. Эти отличия не радовали. Во-первых, нос в самом деле имел заметную горбинку. У той же Сенди горбинка тоже имелась, но она была лёгкой, почти незаметной и лишь добавляла всему облику девочки некую пикантную этническую изюминку. Как у принцессы Покахонтас. Носик Сьюзен был похож на кнопку. Без всяких там горбинок и прочих ненужностей. Задорный смешной носик. У Эйри нос был обычный, прямой, ничем ни примечательный. И только она, Кимберли, была обладательницей «гордого орлиного профиля».

Про «орлиный профиль» Ким сказала мама, когда вечером застала дочь в слезах перед зеркалом. А ещё она сказала, что всё это сущая ерунда. Что Ким симпатичная и, где-то даже, миленькая. И что плевать надо на мальчишек, которые смеются над её носом.

«Когда встретишь того, кто послан тебе небесами, малышка, то поймешь сразу. Ты почувствуешь, что он твой. И уж этому парню будет нравиться в тебе всё. И твой носик, и глаза, и волосы. Вот увидишь.» - сказала мама.

Ей хотелось верить. Но пока не получалось. Ким тогда сразу же забыла о сказанных мамой словах. Но потом, став постарше, часто думала об этом.
Она не так много общалась с парнями из Форкса, чтобы всерьёз заинтересоваться кем-нибудь из них. В резервации же выбор был невелик.

Парни постарше никогда её не интересовали. Они казались слишком взрослыми, надутыми, сверху вниз смотрящими. Как Саймон – брат Сьюзен.

Среди парней помладше были неплохие ребята. Эмбри и Джейкоб, например. Квил, их ближайший друг не нравился Ким никогда. Он, конечно, был довольно спортивным парнем, но, похоже, кроме спортзала и мотоциклов не интересовался в жизни ничем. Эмбри был слишком красивым, как девчонка. До такой степени «слишком», что порой черты его лица казались приторно-сладкими. Джейкоб был почти такой, как надо. В меру симпатичный, светящийся от вселенского оптимизма. Но он не был тем, кто ей нужен. Ким не видела его своим парнем.

Среди ровесников и подавно выбирать было не из кого. Ну не Пола же, в конце концов.
Если доверять чувствам, как советовала мама, то выходило, что её парень – Джаред. Вот только ему было глубоко наплевать и на чувства Ким и на её внешность. Ему всегда нравились девчонки. Только не Ким.

Когда им было по одиннадцать лет, Джаред таскал портфель за Сенди. В двенадцать дружил с Эйри. В тринадцать заглядывался на Вив. В четырнадцать ездил в кино с этой мартышкой Мод. А в пятнадцать лет он стал частенько бывать в Форксе.

Ким издали наблюдала за тем, как быстро сменяются его подружки, и только хмыкала.

Но один раз ей стало не до смеха.

Август этого года не был жарким. Самый обычный август для штата Вашингтон. Через пару недель начинались занятия в школе. Надо было пользоваться последними свободными деньками.

В тот день Сьюзен уговорила Ким съездить в Порт-Анджелес. В местном кинотеатре была премьера мелодрамы, о которой уже неделю кричали по всем телеканалам. Судя по трейлерам, фильм обещал быть интересным. Но девчонки ехали туда не только ради самой картины. Дело было в сопровождении. Вместе с ними в кино ехал Саймон со своей подружкой и двое его друзей. Получалось, что и Ким со Сьюзен тоже вроде как пришли с парнями. Всё должно было пройти радостно и великолепно. И, естественно, получилось совсем не так.

Друзья Саймона были такими же высокомерными занудами, как и сам Саймон. Они не обращали на девчонок никакого внимания и разговаривали только друг с другом. Двум подружкам оставалось лишь набрать в фойе кинотеатра побольше колы, попкорна и смотреть фильм, который, к слову сказать, был ужасно тупым: "Парень и девушка собирались пожениться и готовились к свадьбе. Девушка выбирала украшения для лужайки, на которой должно было пройти бракосочетание и рассматривала фигуры из льда. Одна из фигур на неё упала. Девушка, естественно, умерла. Превратилась в привидение и принялась доставать своего парня из ревности к его новой подружке."
Бред…

Смотреть это было невозможно, и подружки развлекались тем, что ели попкорн, пили колу и обсуждали парней, которых притащил с собой Саймон. Строить предположения об их ориентации было занятием куда белее весёлым, чем смотреть на экран.

Фильм тянулся бесконечно долго, выпитая кола уже начала о себе напоминать, и Ким потихоньку выбралась из зала. В фойе было пусто, тихо и свет слегка приглушён на время сеанса. Не иначе, как в целях экономии. В дальнем углу большого помещения Ким без труда обнаружила дверь с табличкой, на которой значились буквы «WC» и стилизованное изображение женской фигуры. Быстро пересекла небольшую комнату с умывальниками и зеркалами от пола до потолка и закрылась в одной из кабинок.

Она уже собиралась выходить, когда в туалет вошёл ещё кто-то. Звуки, которые этот кто-то издавал, смутили Ким. Шуршала одежда, чьё-то тяжёлое дыхание смешивалось со сдавленными всхлипами и тихими стонами. Потом раздался горячечный шёпот.

Девичий голос: «Подожди, я так не могу. Вдруг кто-то войдёт.»
Мужской голос: «Эта нудятина будет идти ещё полчаса. Успеем.»

Ким застыла на месте. Ей уже исполнилось восемнадцать, и она прекрасно понимала, что происходит. Покраснела.
Девушка не знала, как поступить. Выйти и спугнуть бессовестную парочку, обнаружить себя. Да, это, наверное, было бы самым правильным решением. Только смелости на этот геройский поступок было маловато, и она медлила. Почему-то стало невыносимо стыдно. От одной мысли, что придётся выйти из кабинки в помещение с зеркалами, судорогой сводило живот. И Ким поняла, что не сможет этого сделать. Оставался самый простой и позорный вариант - ждать, пока они закончат начатое и уйдут. Кроме того, голос парня показался ей странно знакомым. Любопытство одолевало. Кто же это мог быть? И жутко хотелось взглянуть. Хоть одним глазком. Будет о чём поболтать со Сьюзен.

Ким осторожно откинула защёлку и слегка приоткрыла лёгкую пластиковую дверцу.

Высокий черноволосый парень прижимал к стене тоненькую девушку с длинными светлыми волосами. И сначала Ким даже показалось, что они дерутся. Она едва успевала следить за быстрыми движениями их рук.
Парень уже справился с пуговицами на блузке девушки и теперь сжимал крепкой ладонью её грудь. Она цеплялась за его плечи, то ли отталкивая, то ли притягивая к себе. Повела руками по широкой груди парня вниз к поясу джинс. Раздался характерный щелчок. Ремень был расстёгнут. Взвизгнула молния, и рука девушки исчезла в складках ткани.
Парень вдохнул судорожно, сквозь зубы.
Он целовал шею девушки, шарил руками по бедрам, задирая юбку так высоко, что были видны не только резинки чулок, но и тонкие чёрные кружевные трусики. А когда парень слегка переместился, чтобы подхватить девушку под попу рукой и теснее прижать её бедра к своим, начиная ритмично двигаться, Ким увидела его лицо. И сразу узнала. Удивилась, как могла не узнать голос.
Ведь это был Джаред.

Он трахал очередную пассию в туалете кинотеатра, а она извивалась в его руках, выгибалась, выставляя напоказ голую грудь. Будто этой шлюхе было мало, что его бёдра припечатывают её тело к стене раз за разом. И голова её была закинута назад, а губа закушена в порыве страсти.

Ким уже тошнило от их возни, от их томных вздохов и стонов, от мокрых шлёпающих звуков, с которыми их тела бились друг в друга. И хотелось плакать.
А ещё лучше выйти на свежий воздух. Только не здесь, не в Порт-Анджелесе, где даже дождь пахнет гудроном и пылью. Лучше в Ла Пуш. Туда, где отчаянные ребята прыгают со скал. И прыгнуть с самой высокой, с той, на которую опасаются подниматься даже самые смелые парни. Говорят, Сэм Адли прыгал с неё, но Ким не видела этого своими глазами, а значит, верить в эту сказку была не обязана. Да и плевать ей было на Сэма. Ким просто хотелось подойти к краю обрыва, почувствовать, как ветер треплет волосы, бьёт по лицу, заставляя щуриться. Сделать шаг в пустоту и лететь, ощущая всем телом упругое сопротивление воздуха. Свежего, насыщенного влагой и терпким йодистым запахом моря.
И не слышать того, что происходит за хлипкой дверцей туалетной кабинки.

Но Ла Пуш с его морем и скалами был далеко. И Ким пришлось ждать, считая минуты, когда же эта пошлая игра завершится.
Казалось, они будут заниматься этим до бесконечности и какофония гадких, шлюшных звуков будет преследовать её до конца жизни. Всё плыло перед глазами, и жар бродил по телу, когда сладкая парочка, наконец, покинула туалет.

Ким вышла из своего заточения и долго ещё стояла возле умывальника, плеская в лицо холодной водой. Щёки продолжали гореть. Сеанс закончился, и в туалет влетела взволнованная Сьюзен, которую обеспокоило долгое отсутствие подруги. Ким отмахнулась от неё, пожаловавшись на жестокую головную боль.
Видит Бог, это была правда.

Когда приехали домой, выяснилось что она в самом деле заболела. К великому удивлению врачей, посреди лета у закаленной девчонки из резервации приключился грипп, и Ким провалялась в постели до начала занятий.

Джареда она ненавидела.

Сталкиваясь с ним в школе, старалась держать дистанцию. И хотя они по-прежнему сидели за одной партой, Ким практически с ним не разговаривала.

Ни к чему это было.

Стоя в закутке за лестничной площадкой, Ким кивала Сью и обещала наделать прикольных трубочек для коктейлей из соков. С зонтиками, вишенками и другими симпатичными фенечками. И согласилась приготовить целую гору канапэ.

Ей очень хотелось, чтобы перемена поскорее закончилась. Уйти в класс. Сесть за парту и сделать вид, что внимательно слушает учителя.

Впервые Ким была так рада звонку. Она схватила Сьюзен за руку и потянула в кабинет английского.

Джареда за их партой не было. Он в последнее время очень часто пропускал уроки, так же как и Пол. Странно, но этим двум здоровякам всё сходило с рук с потрясающей легкостью. А ведь поговаривали, что парни связались с этим мрачным типом – Сэмом Адли. Ходят за ним, как щенки на верёвочке. И как ещё директор не нажаловался родителям, а то и хуже – в совет старейшин. Уж тем-то всегда было дело до подрастающего поколения.

Собственно, после четырёхнедельного отсутствия, Ким видела Джареда только один раз. И опять ситуация была – хуже некуда.

Не далее, как в прошлую пятницу, Ким сидела на уроке английского и молилась про себя всем известным богам, чтобы её не спросили. Боги не снизошли, и мистер Клапп вызвал её первой.

Естественно, она не смогла ответить. Садясь обратно за парту с пылающим от стыда лицом, Ким злилась на несправедливость. Все учителя всегда начинают опрос с начала списка. А в списке фамилия Ким была первая. Спасибо родителям. Кимберли Эббот. (примечание автора Abbott) И вроде звучит, ничего так, прилично. И монограмму из первых букв можно нарисовать красивейшую, а потом вышить её на платочке. Но то, что в школьном журнале она значилась первой, было плохо. Просто отвратительно.

Та же Сьюзен много раз рассказывала, что приходила на урок, не зная абсолютно ничего, но пока очередь доходила до её фамилии, успевала бегло прочитать заданный параграф пару раз и отвечала хотя бы на тройку. У Кимберли такой форы не было никогда. А жаль.

Вот была бы у неё фамилия, как у Сьюз – Томсон (Thomson). А ещё лучше, как у Джареда – Вебстер (Webster). Вообще в самом конце списка. И первая буква фамилии тоже симпатичная. В сочетании с первой буквой имени Ким получилась бы шикарная монограмма. Ким даже попробовала написать это сочетание Кимберли Вебстер. Получилось красиво. Поэкспериментировав немного с завитками и наклонами, она нашла практически идеальный вариант.

Девушка любовалась монограммой совершенно бездумно, как произведением искусства, как удачным рисунком. Не более.

Всё дело испортил Пол, который сидел за партой, стоявшей впереди Ким. Решив, что девушка весь урок усердно строчила конспект, он обернулся и выхватил тетрадь. В отличие от Джареда, он никогда не утруждал себя просьбами. Просто выхватывал тетрадку и скатывал, что успел, пока хозяин, или хозяйка, конспекта не отнимали награбленное.

Полистав странички, Пол увидел монограмму и заржал. Дело было уже на перемене. Вокруг этого тупого качка моментально собралась половина одноклассников и все дружно хихикали и прикалывались над Кимберли. «Ким влюбилась в Джареда! Хи-хи-хи…», «Да она, похоже, замуж за него собралась! Хи-хи-хи…», «Ким, а как вы назовете детей? Хи-хи-хи…», «Пригласите на свадьбу? Хи-хи-хи…», «Конечно, пригласит! Видишь, уже пригласительные подписывать тренируется. Хи-хи-хи…», «А сам-то Джаред в курсе? Хи-хи-хи…». Попытки Сьюзен заступиться за подругу утонули в общем довольном ржании. Класс забавлялся. Не было никакой возможности объяснить этим веселящимся питекантропам, что ничего такого она в виду не имела, просто ей понравилось сочетание букв.

Это неприятное происшествие должно было закончиться как обычно. Ничем.

Ну, поржали бы. Ну, потыкали бы пальцами немного и успокоились. Не в первый раз Ким становилась объектом насмешек и знала, что лучшая тактика – игнорировать насмешки напрочь. Но Пол всё-таки смог превратить неприятность в катастрофу. Он забрал себе тетрадку девушки и выскочил в коридор. Ким рванула за ним. В тетрадке были и конспекты тоже. Попробуй потом перепиши все сорок листов.

В дверях класса Пол едва не столкнулся Джаредом, который впервые пришёл в школу после долгого отсутствия. Одноклассники, предчувствуя начало «циркового представления» столпились у дверей. Некоторые из них, кому не повезло попасть в «первый ряд», залезали с ногами на стулья, чтобы лучше видеть, что же будет дальше.

А дальше было вот что.

Непривычно хмурый Джаред, которого Пол неосторожно толкнул локтем в бок, протискиваясь мимо него в коридор, замешкался в дверях. Видимо он хотел что-то крикнуть вслед. Или пнуть. Но скользнув по Ким глазами, застыл прямо там, где стоял.
Высокий, красивый и совершенно недосягаемый. Чужой.
Он смотрел на соседку по парте так, словно увидел её впервые. Взгляд этот прожигал девушку насквозь, и она сообразила - кто-то из "добрых" одноклассников успел скинуть Джареду sms-ку, а то и просто позвонил, чтобы рассказать о случившемся во всех подробностях, и тот прилетел, пылая гневом.

Понимая, что стоять и тянуть время бесполезно, Ким оглянулась. Увидела, что к парте за сумкой ей не пробиться и в отчаянии решилась на поступок дерзкий и, даже, вызывающий. Она протиснулась мимо застывшего в дверях Джареда, выхватила тетрадь у обалдевшего от такой наглости Пола и рванула по коридору подальше от дверей класса.

Остаток перемены Ким просидела в женском туалете, запершись в кабинке и забравшись с ногами на "трон", чтобы другие девчонки не могли определить, кто занял один из трёх "кабинетов". Такая вот ирония судьбы.

Ким прижимала к себе тетрадку и дрожала всем телом. Несколько секунд, которые понадобились, чтобы проскользнуть мимо Джареда, вышибли из неё последнее самообладание. И дело было даже не в том, что Ким было страшно. Дело было в том, что страшно-то ей как раз и не было.

Было жарко. От близости большого спортивного тела парня шло манящее ласковое тепло.

Было волнующе. Когда пришлось прижаться к Джареду грудью, чтобы протиснуться в коридор, девушка невольно, с опаской посмотрела ему в лицо. Выражение его сбило Ким с толку. Джаред моментально покрылся испариной. Губы его приоткрылись. Он безвольно качнулся вперёд и у Ким мелькнула мысль, что со стороны они, пожалуй, выглядят сейчас не очень прилично. А во взгляде
живых чёрных глаз парня притаилась бездна, которая затягивала, как омут. Сила притяжения была так велика, что казалось можно увидеть и потрогать руками стальные канаты, протянувшиеся оттуда и взявшие в плен девчонку, дерзнувшую подобраться так близко.

Было больно. Никто и никогда не смотрел так на Ким. Она не знала, что означает этот взгляд. Но почему-то вспомнилась небольшая сценка, невольной свидетельницей которой Ким стала в жарком августе. На мгновение она вновь увидела запрокинутую светловолосую голову девчонки из кинотеатра, её гладкую красивую шею, грудь в расстёгнутом вороте блузки, длинную стройную ногу, закинутую на бедро парня. И Джареда, который, придерживая её одной рукой за талию, другой скользил вверх по бедру, задирая юбку. Стало больно дышать. Дурацкое воображение тут же нарисовало ей похожую картинку, только теперь на месте той шлюшки, была она сама.

В груди ныло от осознания страшной, унизительной истины. Ким абсолютно отчётливо поняла, что помани её Джаред хотя бы одним пальцем, она не откажет. Пойдёт за ним на край света, сделает всё, о чём ни попросит. Даже раздвинет перед ним ноги, как та потаскушка в кинотеатре. Потому что любит, болеет им. До сих пор. С самого детства.
Только он не поманит. И не попросит.

Ким рванулась что было сил. Выскочила из капкана, в который угодила из-за собственной глупости, выхватила тетрадь у совершенно обалдевшего Пола и убежала. Сидела в туалете, чтобы успокоиться и приготовиться к самому страшному. К реакции Джареда. Ким пыталась представить, в какую именно форму выльется гнев соседа по парте. И не могла. Одно было ясно - скандалу быть.

Но она опять не угадала. Скандала не вышло. Сьюзен потом рассказывала, что Пол сунулся к Джареду с рассказом о том, что Ким писала его фамилию рядом со своим именем, но тот слушать не стал, отмахнулся. Схватил дружка за локоток, отвёл в сторону и принялся что-то шептать на ухо жарко, но тихо. Потом развернулся и ушёл, оставив Пола стоять посреди школьного коридора в полной растерянности.

Непонятно было, зачем он вообще появлялся. Видно же было, что болеет. Температура, испарина. Это Ким рассмотрела очень хорошо. Скорее всего, именно поэтому не последовало разбора полётов. У бедняги, должно быть просто не было сил на такие глупости. Слабенькая надежда на то, что история эта со временем забудется, не потянув за собой хвоста из неприятных последствий, теплилась в душе.

Оказалось - никто ничего не забыл. Джаред и Пол явно затевали какую-то авантюру. Вот, даже на вечеринку к ним напросились. Наверняка собирались отомстить.

Ким прекрасно понимала всё это, и уже к концу урока решение было принято. На вечеринку ей ходить нельзя. Нечего развлекать одноклассников ещё одним, унизительным для Ким, происшествием. Была только одна трудность - Сьюзен. Подруга не поняла бы её отсутствия на таком важном мероприятии, да и помочь ей с подготовкой было необходимо. Обещания надо выполнять.

Три дня пролетели быстро. Ким моталась по посёлку, помогая Сьюзен готовить "феерическое" праздничное шоу и угощение. Это занимало всё свободное время и силы. По вечерам Ким валилась с ног от усталости и засыпала быстро, без снов. В день, когда должна была проходить вечеринка, она с самого утра жаловалась Сьюзен на головную боль и недомогание. Ныла так часто и нудно, что Сью заставила Ким померить температуру. Улучив момент, когда подруга отвернулась, Ким прижала градусник к батарее и через пару минут дрожащей рукой предъявила его Сьюзен. Та посмотрела на цифру, у которой оканчивался ртутный столбик, в ужасе уставилась на Ким, воскликнув:
- Тридцать девять?! Бедняжка, как ты ещё до сих пор ходишь? Может вызвать врача?

- Не надо, - отказалась Ким. - Сейчас выпью тайленол и всё пройдёт. Ну, - поправилась она, увидев, как недоверчиво морщится подруга, - по крайней мере, до прихода родителей дотяну. А они уж пусть решают. Вызовут врача или отвезут в больницу сами. Всё же это дешевле.

В словах Ким был резон, и Сьюзен прихватив приготовленные канапе и соломинки для коктейлей, ушла править своим балом в одиночестве.
Ким, повязав на всякий случай на шею толстый шарф, одела фланелевую пижаму с детским рисунком из танцующих Микки Маусов, и улеглась на диване в гостиной. Она включила телевизор и почти заснула под его негромкое бормотание.

Звонок разрывался, пиликал на весь дом и дребезжал. Кто-то с силой давил на кнопку у входной двери. Сонное оцепенение никак не хотело отпускать Ким. Девушка шла открывать дверь, растирая правую щёку, которая была заметно теплее потому, что именно ею Ким прижималась к подушке. Видок, наверняка, был тот ещё. Но в этом даже были свои плюсы. Увидев её жалкое состояние Сьюзен заберёт то, что забыла впопыхах и уйдёт на свою тусовку, не заподозрив подругу в обмане.

Ким открыла дверь, не спрашивая. Зябко поводя плечами от ворвавшегося с улицы морозного воздуха, она быстро отступила в сторону, чтобы Сьюзен вошла, и можно было захлопнуть дверь.
- Сью, мне казалось, что ты ничего не...

Слова застряли в горле. Из холода и темноты улицы в тепло и яркий свет прихожей шагнул Джаред. И закрыл за собой дверь. Снег быстро таял на его чёрных коротких волосах, превращаясь в капельки воды. Он был в свитере, джинсах и высоких зимних ботинках. Ни куртки, ни шапки.
Смелый, когда родители не видят.

Ким отступила ещё на шаг и судорожно вцепилась обеими руками в огромный шарф, обернутый вокруг шеи несколько раз. Как у старого Квила Атеары, когда он осенью сидит в кресле-качалке на веранде своего коттеджа, задрав морщинистое, как печёный картофель, лицо к затянутому тучами небу. А ещё эта убогая фланелевая пижамка с дурацкими Микки Маусами. Растрёпанные волосы. Заспанное лицо.

Ким начала краснеть и судорожно пыталась сообразить, что бы такого сказать, чтобы Джаред сразу понял: плевать ей на него и на то, как она выглядит, и на то, что он по поводу её внешнего вида думает. А Джаред шагнул за ней следом и тихо сказал:
- Привет.

- Привет, - ответила Ким так же тихо.

- Сьюзен сказала, что ты сильно заболела и поэтому не пришла на вечеринку.

- Да. - Ким тут же сделала вид, что не пытается сорвать шарф, а прижимает его к больному горлу. - Ты же видишь.

- Но ты ведь не болеешь.

Джаред не спрашивал. Он просто говорил, и Ким почувствовала, как начавшие было остывать щеки, вновь залились румянцем.

- Откуда ты знаешь? - буркнула она и отступила ещё на шаг. Джаред стоял слишком близко. Настолько близко, что она снова ощущала идущее от его тела мягкое манящее тепло. Парень шагнул за ней, как привязанный.

- Я объясню тебе, - он говорил так же негромко и в его голосе чудилась Ким какая-то сильная эмоция, определить которую девушка не могла. - Расскажу тебе кто я. И что такое импринтинг объясню. Обещаю. Но попозже.

Голова начинала кружиться. Джаред осторожно кончиками пальцев провёл по её щеке. Ким захотелось заплакать от нежности этого прикосновения. И от обиды. Ведь то, что происходило сейчас, правдой быть не могло. И лишь руки Джареда, которыми он гладил её лицо, были настоящими, тёплыми. От них пахло сухими листьями и немножко бензином.

- Почему у вас в прихожей не висит омела?- вдруг спросил парень. Ким непонимающе посмотрела на него.

- Омела? - переспросила она.

- Да, - шепнул Джаред, осторожно притягивая девушку к себе. - Ты же знаешь, что принято делать, стоя под омелой под Рождество? - спросил он и улыбнулся несмело, просительно, так непохоже на обычное его, решительное поведение.

Ким промолчала. Конечно, она знала про этот глупый, но ужасно милый рождественский обычай.

- Давай представим, что она висит прямо над нами, - попросил Джаред.

- Давай...

The end,
но только этой сказки.
Будут и другие Smile

  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Tenten)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: yafor; Дата последней модерации: 29.08.2011


_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Фэнси Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Рубиновая ледиНа форуме с: 21.08.2009
Сообщения: 3659
Откуда: Тамбовская обл.
>28 Авг 2011 23:01

Tenten Вот я тут забежала на огонек. Мне очень понравилось. Даже не знаю уж как выразить, но чувства такие как у Ким да того часто встречаются в школьные годы. Спасибо!

Пы.Сы. Я тебе сборник проставила, так ты сможешь когда хочешь эту тему пополнять рассказами, и читателям будет удобно.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>28 Авг 2011 23:04

Фэнси, спасибо Embarassed
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Розовый динозаврик Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бирюзовая ледиНа форуме с: 12.05.2011
Сообщения: 127
Откуда: Липецк
>29 Авг 2011 0:05

Tenten, этапять) Так трогательно, чувственно, немножко наивно, но от этого проникновенно. Очень-очень понравилось) Спасибо за замечательный рассказ) Буде ждать и других)
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 115Кб. Показать ---
[url=https://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?p=1773009#1773009][/url]
Хочу написать роман на восемьсот страниц, распечатать его и бить им людей на улице.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Katriya Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 04.07.2010
Сообщения: 82
>29 Авг 2011 12:28

Оо,как трогательно))мне понравилось!ты просто исполняешь мои мечты!всегда хотела почитать про отношения квилетской стаиSmile
_________________
Не в силах задушить? Обними...
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>29 Авг 2011 14:10

Фэнси писал(а):
Даже не знаю уж как выразить, но чувства такие как у Ким да того часто встречаются в школьные годы.

Розовый динозаврик писал(а):
Так трогательно, чувственно, немножко наивно, но от этого проникновенно.

Katriya писал(а):
Оо,как трогательно))мне понравилось!

Ну, как и было обещано - флаФф Smile Получите, распишитесь Tongue
А если серьёзно, то писалась эта минька на дружеский междусобойчик, что-то вроде конкурса-угадайки под Новый Год. Потому и история такая снежно-нежная, светлая. В зимние праздники хочется верить в хорошее, как никогда Smile
Фэнси, Розовый динозаврик, Katriya,
Спасибо за отзывы. Я так рада, что вам понравилось Ar
Katriya писал(а):
ты просто исполняешь мои мечты!всегда хотела почитать про отношения квилетской стаи

Хах! Спешу предупредить уважаемую публику (если кто ещё не понял), что из моих рук - только истории про оборотней Smile Люблю потому что. Мне интересно писать именно про них. Про вампиров только какие-то нереальные готичные страсти в голову приходят. А душа порой просит вот такого - перламутрово-розового, и чтоб пахло солнцем и фрезиями Smile
Так что следующий рассказ будет тоже про лапушского волка. Одного из стаи. Симпатичного парня Smile
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Розовый динозаврик Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бирюзовая ледиНа форуме с: 12.05.2011
Сообщения: 127
Откуда: Липецк
>29 Авг 2011 14:18

Tenten писал(а):
что из моих рук - только истории про оборотней Люблю потому что.

Вот за что ещё спасибо сказать хотела, так за то, что заинтересовала нелюбимыми персонажами. Не люблю волчат. Но твои такие милые. Хотя я тим Волтури)))
А будет рассказ про Сета? Уж очень я его люблю)))
И, это, Лее обломиться кусочек счастья? Её ведь так обделяли этим(((
Обнаглевшая Динозавра)
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 115Кб. Показать ---
[url=https://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?p=1773009#1773009][/url]
Хочу написать роман на восемьсот страниц, распечатать его и бить им людей на улице.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>29 Авг 2011 14:27

Розовый динозаврик писал(а):
Хотя я тим Волтури)))

Smile Есть у меня одна знакомая. Тож Тим Волтури. Smile Мы с ней про пару Джейк/Несси разговаривали )))
Розовый динозаврик писал(а):
А будет рассказ про Сета?

Следующий - нет. Про другого волчика, но симпатичного не менее, чем Сет Ok
Розовый динозаврик писал(а):
Обнаглевшая Динозавра

Pester
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Розовый динозаврик Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бирюзовая ледиНа форуме с: 12.05.2011
Сообщения: 127
Откуда: Липецк
>29 Авг 2011 14:41

Tenten писал(а):
Джейк/Несси

Ой, я промолчу))) Хотя, думаю, что если это подашь ты, то будет очень хорошо и переубедишь меня)
Я ж тут узрела твой фик... тем более, героиня тезка, так что жди меня со временем там))) Так что я нагло прошусь туда в ПЧ)
Tenten писал(а):
Следующий - нет. Про другого волчика, но симпатичного не менее, чем Сет

Не буду гадать, про кого, буду смиренно ждать)
ЗЫ: Ничего, что я так нагло перешла на "ты" )))
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 115Кб. Показать ---
[url=https://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?p=1773009#1773009][/url]
Хочу написать роман на восемьсот страниц, распечатать его и бить им людей на улице.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>29 Авг 2011 14:52

Розовый динозаврик писал(а):
Ой, я промолчу))) Хотя, думаю, что если это подашь ты, то будет очень хорошо и переубедишь меня)

Ну и зря Laughing Смело распрягайся ))) Я не поклонница этой пары. Знаю несколько хороших фф про Джейка/Несси, где авторы рассматривают их будущее позитивно. Мне очень нравятся эти рассказы, но они меня не убедили Tongue Я не думаю, что тут могла бы сложится какая-никакая приличная любовная история. С.Майер хоть и заявляла в своё время, что она Тим Джейкоб, а с этим запечатлением на Несси волка наказала, так будто он не любимчик её, а лютый враг.
Розовый динозаврик писал(а):
Я ж тут узрела твой фик... тем более, героиня тезка, так что жди меня со временем там))) Так что я нагло прошусь туда в ПЧ)

А он уже закончен. Так что читай на здоровье Smile
Розовый динозаврик писал(а):
Ничего, что я так нагло перешла на "ты" )))

НаманА Ok
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Lois Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>31 Авг 2011 21:33

Я к вам в гости!
Так интересно и трогательно!
 

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>01 Сен 2011 9:43

Lois, проходи, будь как дома Smile
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Lois Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>01 Сен 2011 11:09

Спасибо за приглашение.
 

Tenten Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Коралловая ледиНа форуме с: 10.04.2010
Сообщения: 115
Откуда: Волгоград
>06 Сен 2011 13:06

 » Сказочка вторая "Ночное дыхание"


Название: ночное дыхание
Автор: Tenten
Фэндом: Сумерки
Период: Рассвет
Бета:Lala_0805
Пейринг: Эмбри/НЖП
Рейтинг: PG-17
Жанр: Romanse, Angst
Дисклеймер: Все герои, кроме Вик, принадлежат Стефани Майер, Вик и действия, происходящие в фанфике - автору.
Статус: завершен
Саммари: Про неожиданную встречу, стремление скрыть свои чувства от окружающих и желание защитить.

Эпиграф: «Любовь слишком великое чувство, чтобы быть только личным, интимным делом каждого!»
Бернард Шоу

Глава 1. «Где еще повстречать эльфа, как не в лесу».

Разгар лета. Долгожданные каникулы только-только начались. Оценки в табеле оставляют желать лучшего, но кто бы об этом переживал. Только мама. Она постоянно тыкает его носом в учебу, надеясь, что потом он поступит в колледж, с блеском его закончит и станет адвокатом или врачом или…

Эмбри задумался, вспоминая, а какую же это карьеру мать прочила ему в последний раз. И не вспомнил. Потому, что задумавшись, неудачно повернулся и чуть не слетел вниз. Эмбри тихо чертыхнулся и устроился поудобнее, стараясь производить как можно меньше шума. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из стаи увидел его в таком нелепом положении. Оборжутся. Но какую бы неловкость парень не испытывал, оставить свой наблюдательный пост ему даже в голову не пришло.

Такая вот нелепая история. Волк на дереве. Эмбри и сам с удовольствием посмеялся бы над собой, если бы ситуация не была на самом деле довольно непростой. Чертов кретин Мюррей. Чертова невезучесть. Вечно Эмбри на голову сваливается такое, что ни при каких раскладах не произойдет ни с одним другим оборотнем в стае. Теперь приходится скрывать от всех свои мысли, словно вору. Потому, что если не сделать этого – станешь всеобщим посмешищем.

Чертова несправедливость. Ну чем Эмбри хуже других волков, а? Да ничем. Он сильный и ловкий, как все волки стаи. И симпатичный, чего уж там кривить душой. Но как-то так получается, что на какой бы вечеринке ни зависала дружная компашка оборотней, на Эмбри девчонки обращают внимание в последнюю очередь. Конечно, где уж скромняге Эмбри выделиться из толпы, когда рядом высокий, спокойный, даже какой-то величественный Сэм, вождь и опора племени, или Сет, симпатичный, озорной любитель приколоться и поржать, Квил со своим накачанным торсом выделяется даже среди волков, Пол – темпераментный и горячий… А уж если на тусовке появляется мрачный красавец Джейкоб, все девчонки, вне зависимости от возраста, роста, наличия парней, тут же начинают бросать на него косые взгляды и сокрушенно вздыхать. Все знают, что тут им ничего не обломится, но втайне мечтают, что Джейкоб рано или поздно забудет свою ненаглядную Беллу Свон, выскочившую замуж за вампира год назад, и тогда все может быть… Глупые. Послушали бы они его мысли. Забудет, как же. Нет в его голове ничего, кроме отчаянной, больной какой-то любви к этой ненормальной, глухого горя и желания мстить кровососу, который увез его драгоценную Беллу. Ну, еще забота об отце. Блин, да вся стая уже привыкла при упоминании ее имени испытывать тупую, ноющую боль в сердце. Странно, что Джейк не запечатлился на нее. Хотя, хорошо, что не запечатлился. Его уже похоронили бы при таком раскладе. А так, может и правда, забудет со временем.

Прислонившись спиной к шероховатой коре дерева, парень думал о том, что все оборотни стаи разные по характеру и темпераменту обладают некоторыми общими качествами, они смелые до безрассудства, готовые идти до конца, преодолевая любые преграды, не задумываясь по силам ли им эти преграды преодолеть. И так во всем. В том числе и в любви. Сэм запечатлен с Эмили. Он никого не видит, кроме нее. Любит безоглядно, горячо, ни от кого свою любовь не пряча. Джаред вокруг Ким построил барьер из своего обожания, чтобы и она не замечала никого, кроме него. Очень действенный метод. Пол запечатлился с Рейчел, сестрой Джейкоба и плевать он хотел на окружающих и на Джейкоба (очень недовольного таким раскладом) в том числе. Квил, забыв про все на свете, нянчится с Клэр. Сет, Коллин и Брейди еще совсем щенки и ни о какой такой любви и слышать не хотят. Зачем? У них и так все классно. Пробежки по лесу в виде огромных волков, посиделки у костра, купание в прохладном море, прыжки со скалы. Что еще нужно парню в таком возрасте? Девчонки? Ну, поржать за компанию и в кино смотаться вместе всегда желающие найдутся. А чтоб серьезно влюбиться в какую-нибудь крошку, такого у них и в мыслях не водилось.

Выходит, что все волки стаи либо запечатлены, либо влюблены смело и безоглядно, либо еще вообще о любви не думают. И только Эмбри никак не может навести порядок у себя в голове. Странные вещи стали твориться с ним с некоторых пор. Эмбри, который всегда считал себя таким же отважным, гордым, и очень решительным парнем, как и все волки, стал в последнее время вести себя как-то…

Впрочем, лучше рассказать все по порядку.

Пару недель назад в резервации обсуждали новость. В дом к их соседу мистеру Мюррею переехала сожительница. Она прибыла не одна, а с дочкой, которой зимой исполнилось шестнадцать лет, и которая теперь будет учиться в их школе. Значит, увалень Сол, сынок Мюррея обзавелся сводной сестренкой одного с ним возраста. Ничем не примечательная, в общем-то, новость. Мистер Мюррей жил вместе с сыном через два дома от Эмбри, на самом краю поселка и был мужик как мужик. Любил рыбалку и пиво, работал в гараже Бена в Форксе и по пятницам зависал в барах Порт-Анджелеса. Где он умудрился познакомиться с этой женщиной непонятно, но говорят, что приехала она из далека. Откуда-то из Миннесоты. И плевал бы Эмбри на их отношения, если бы результатом всех этих переездов не было появление в его жизни Вик. Да еще какое появление.

Бежал как-то Эмбри в лес с самой благородной целью. В тот день была их с Сетом очередь заступать в патруль, и Эмбри торопился сменить Сэма и Пола, чтоб не опоздать и не гневить старших по стае. Забежал на опушку леса, скрытую от посторонних глаз густым кустарником и совсем было собрался снять шорты, как услышал крик:

-Эй, ты тут не один.

Эмбри обернулся на голос и оторопел. Перед ним стоял эльф. Ну, конечно, не настоящий эльф, а девчонка до жути похожая на эльфа. Старые, затертые джинсы и видавшая виды маечка не портили этого впечатления. Тонкая фигурка, каскад длинных прямых светло-русых волос и невообразимо прекрасные глаза необычного цвета. Прозрачно-зеленые. Большие, из-за густых длинных ресниц, они казались просто огромными. Глаза девчонки были настолько прекрасны, что Эмбри на какой-то миг потерялся и не сразу разглядел все остальное. Правильный овал лица, небольшой аккуратный носик и губы. Полные красивого рисунка губы. Парень ошарашено встряхнул головой, пытаясь прогнать неземное видение. А оно сердито добавило:

-Дикость какая! Тебе тут что, общественный туалет??

У Эмбри отвисла челюсть от удивления. За кого эта козявка его принимает?

- Что за бред ты несешь? Я и не думал тут…

Девчонка скрестила руки на груди и спросила:

-А зачем штаны снимать собрался?

Тут Эмбри сообразил, что, в самом деле, штаны снимать он собирался, и до сих пор стоит, держа руки на поясе шорт. Вот черт! И что ей ответить?

-Подтянул просто. Я ж не знал, что ты в кустах караулишь.

-Много чести тебя караулить – фыркнула девчонка и, гордо задрав голову, потопала в направлении пляжа.
Эмбри, открыв рот, смотрел ей вслед. Вернее не смотрел, а любовался, впечатывал в память движения девушки: шаг, плавное движение стройных бедер, легкий изгиб тонкой талии, взмах руки в такт движению, снова шаг. Парень смотрел, как взметнулась и рассыпалась по плечам шелковая гладкая волна волос, откинутых небрежным движением руки, и как исчезла их обладательница за деревьями. В голове, поперек всех мыслей, торчал один вопрос: «ЭТО КТО?».
Ответа пока не находилось.

Зато нашелся Сэм, который вылетел из-за деревьев и больно ткнул мордой в бок. Эмбри торопливо стянул штаны, привязал их к ноге и перекинулся.
В голове тут же зазвучал возмущенный голос Сэма:
«Чего ты тут копаешься?»
«Да ходят тут всякие. Не могу ж я при посторонних перекидываться».
Сэм скользнул внутренним взглядом по образу девушки в сознании Эмбри, но эмоциональную окраску изучать не стал, торопился, и только буркнул:
«Одни телки на уме. Взрослеть пора».

Эмбри не обиделся на такую несправедливость. Сэму в последнее время было не по себе. У Эм обнаружились какие-то проблемы со здоровьем. В чем дело она не знала, и Сэм нервничал и строил планы на посещение различных докторов, втайне от Джейкоба сожалея, что так не вовремя уехали Каллены. Доктор Клык наверняка сразу разобрался бы в сути проблемы.

Сэм перевоплотился, натянул шорты и пошел в сторону дома, а Эмбри двинул на дежурство и постарался выкинуть из головы ее. Девчонку с большими необычными глазами, которая, скорее всего, теперь считает его полным ничтожеством. Эмбри вспомнил презрительный взгляд, которым окинула его девушка, прежде чем уйти. И сама собой вновь возникла в голове картинка:

шаг, плавное движение стройных бедер, легкий изгиб тонкой талии, взмах руки в такт движению, снова шаг…

И в этот момент раздалось в его голове ехидное хихиканье Сэта.
З-з-з-зараза!
*****
Сутки пробегавши по лесу, он наконец, добрался до дома, искупался и совсем уже было завалился спать, как зазвонил его сотовый. Он заливался нудной монотонной трелью, которая означала, что на разговор с любимым сыном пробило маму Эмбри – мисс Мелани Колл, собственной персоной. Мисс потому, что отца у Эмбри не было. То есть он, конечно, был, в принципе. Но только в принципе, а не в реальной жизни Эмбри и его матери. Парень тяжко вздохнул и ответил на звонок:

-Да мам.

-Ты мне срочно нужен в баре.

Баром мама гордо именовала небольшой магазинчик, расположенный недалеко от пляжа Ла Пуш, который держала еще с тех пор, как Эмбри не значился даже в проекте. Там продавались сувениры, прохладительные напитки, пиво и чипсы. Зачем матери так срочно понадобилось присутствие там Эмбри, было непонятно, но спорить с ней – наживать себе проблемы. А кому они нужны? И несчастный оборотень, еле волоча от усталости ноги, потащился к пляжу, надеясь, что претензии мамы на его личную свободу не займут много времени. Спать хотелось неимоверно. Однако как только он переступил порог магазина, желание спать мгновенно пропало.

Мама возилась у полок с товаром, а за кассой стояла девчонка. Та самая. Эмбри мгновенно узнал ее. Длинные гладкие русые волосы рассыпались по плечам, большие глаза невероятного зеленого цвета смотрели на парня с легким презрением. Блин, точно она! Сразу видно, что обстоятельств их последней встречи она не забыла и теперь считает его, Эмбри, чем-то вроде земляной ушастой ящерицы. Противное создание, но раз уж матушка-природа решила, что оно тоже должно обитать в этих лесах, то придется мириться с его присутствием.

Мама обернулась на звук открываемой двери, увидела сына, поморщилась недовольная его видом и представила его девчонке:

-Вик, милая, это Эмбри, мой сын. Я надеюсь, ты сможешь помочь этому мистеру спортсмену – хорошо хоть «качком» не обозвала - не разорить меня в конец.

Затем матушка обернулась к парню:

-Эмбри, это Вик. Они с мамой переехали недавно к нашему соседу мистеру Мюррею. Она будет помогать нам до конца летнего сезона. Я собираюсь к Мардж в гости через пару недель. Ты остаешься управлять делами – мама говорила таким тоном, будто оставляла Эмбри управлять Форт Ноксом. – Будь вежлив и внимателен, сынок, прислушивайся к Вик. Она уже работала продавцом и знает что к чему.

Нет, ну ей Богу, кому нужен этот пафос? Очнись, мам, мы живем в резервации, на самой окраине страны. Это не так уж круто.

-Я понял, мам. Здравствуй, Вик. Рад знакомству.

Девчонка сделала непроницаемое лицо и ответила:

-Привет, Эмбри. Я тоже рада.

Вот так они и познакомились.

Глава 2. «Много вопросов и ни одного ответа».

Противный дребезжащий звук разбудил Эмбри в шесть часов утра. Рань несусветная. Солнце только начало подниматься над океаном. Парень героически преодолел свою лень и желание вновь упасть носом в подушки. Он встал, быстро заправил постель, натянул треники и пошел в ванную. Начищая зубы привычными, доведенными до автоматизма движениями, Эмбри думал о том, как неуловимо и странно все изменилось.

Раньше с утра он опрометью бежал к парням, пока мама не успела опомниться и притянуть его к выполнению сыновних обязанностей. Гораздо интереснее было растормошить Джейкоба и погонять на мотоциклах, или понырять со скалы с Коллином и Брейди, вместе с Сэтом потренироваться перекидываться в прыжке. Да мало ли еще найдется дел погожим летним денечком у 19 летнего парня, кроме как торчать в лавочке и торговать сувенирами.

Но вот уже несколько дней подряд Эмбри с завидным постоянством являлся на пляж аккуратно к открытию. Маме говорил, что пытается взяться за ум и быть взрослым и ответственным. И себе по началу он говорил так же. Приходил с утра пораньше, открывал двери и начинал суетиться. Раскладывал товар, проверял холодильник на наличие льда, убирал пустую тару, подтаскивал ящики с банками и пакетиками. И краем глаза следил за дверями, ожидая прихода Вик. Каждый день повторялось одно и то же. Она никогда не опаздывала, появлялась в дверях ровно в 8-00, и всегда подчеркнуто вежливо здоровалась:

-Доброе утро.

И поджимала губы, будто говоря: «Я, конечно, соблюдаю правила приличия, но это вовсе не означает, что ты можешь действительно на что-то рассчитывать». Затем она проходила к прилавку, доставала свой передничек с бейджем, надевала его и становилась у кассы, с этого момента делая вид, что Эмбри тут и в помине нет. Его бесило такое откровенное пренебрежение, и каждый раз он клялся себе, что завтра ни за что не вскочит в такую нереальную рань, чтобы помочь этой пигалице. И на следующее утро с первым писком будильника поднимался и шел к пляжу. Для чего? Если бы знать. Выходит, для того,
чтобы в ответ на ее холодное приветствие сказать свое:

-Здравствуй.

А еще для того, чтоб иметь возможность смотреть, как налетевший с моря бриз запутывается в ее волосах, как ее тонкие пальцы заправляют за ухо выбившуюся прядку, каким умиротворением наполняются ее глаза, когда она смотрит на море. Теперь Эмбри точно знал, где он видел оттенок зеленого, точь-в-точь такой же, как цвет ее глаз. Такой прозрачной нежно-зеленой бывает морская вода на глубине, метрах в ста от берега, когда солнечные лучи пронзают ее насквозь. Каждый раз, когда взгляд этих глаз хотя бы мельком задевал его, у Эмбри подозрительно сжималось сердце.

Он был вовсе не идиот и со всей отвратительной ясностью понимал, что влип. Влип по самые уши. А самое противное, не представлял он, что с этим делать. Никто из стаи в таких ситуациях не терялся. Сэм, не тратя времени на лишние размышления, женится на Эм. Джаред планирует сделать то же самое следующим летом, как только они с Ким закончат школу. Квил, когда запечатлился, пришел к матери Клэр и прямо с порога объяснил бедной женщине в чем дело, выдержал многочисленные и довольно выматывающие нервы обеим сторонам, истерики, но убедил-таки будущую родственницу, что ничего плохого в произошедшем нет. Напротив, ее драгоценная девочка получила почти с рождения такого телохранителя, няньку и старшего брата в одном лице, о котором другим и мечтать не приходится. Рассказы о том, какие бои за свою любовь вел Джейкоб, и какие удары ради нее выдерживал, со временем станут легендой. Взять хоть тот поцелуй перед битвой с новорожденными вампирами. Он все-таки заставил упрямую девчонку понять, что она любит Джейкоба. Правда, это ничего не изменило, но все же.

Смелость и решительность. Вот чем отличались все оборотни в амурных делах. И только он, Эмбри, не мог даже нормально поговорить с Вик. Смущался и мямлил. Ненавидел себя за это, но ничего поделать со своей дурацкой натурой не мог. Оставалось только одно: скрывать от собратьев по стае свое странное поведение (уж больно позориться не хотелось) и мучиться в ожидании чуда. Вдруг произойдет что-то, и она, Вик, посмотрит на Эмбри не как на пустое место, а увидит его всего, со всеми недостатками и достоинствами, и, главное, с непривычным трепетом, поселившимся в его сердце с ее появлением.

А пока было так, как было. Вик стояла у кассы и разговаривала с заезжими туристами. Обычная ни к чему не обязывающая беседа: «У вас здесь очень мило», «Да, мне тоже очень нравится. Я сама недавно переехала сюда, но уже успела влюбиться в это море».
Она была безупречно вежлива и предупредительна. Но почему-то Эмбри казалось, что за вежливостью и предупредительностью скрывается отстраненность, и он вовсе не удивился бы, если б разговор был таким: «Прекрасная погода, не правда ли?», «Да читала и даже два раза».

Эмбри стоял в дверях подсобного помещения, слушал ее голос, смотрел на девушку и думал о том, что не помнит ее улыбки. В самом деле. Перебрав последнюю неделю день за днем, час за часом, парень не смог вспомнить ни одного момента, где бы она улыбалась.
Царевна-несмеяна.

Вот и сейчас трое мужчин в полной охотничьей амуниции из кожи вон лезли, чтобы произвести впечатление на Вик. Они смеялись, сыпали шутками и комплиментами, но это даже не раздражало Эмбри потому, что Вик относилась к этому всему с непрошибаемым спокойствием. Вежливо отвечала, шутила в ответ на шутки, благодарила за комплименты, но не улыбалась.

Ее отстраненность и грусть беспокоили Эмбри. Ей бы сейчас болтать по телефону с подружками и хихикать, а она вместо этого обхватила себя за плечи руками, будто замерзла, и вновь смотрит, как волны накатывают на песчаную полосу пляжа и отступают, оставляя после себя на песке влажный след и клочья пены.

Приближалось обеденное время. Эмбри сгонял домой, наделал бутербродов с ветчиной и сыром, достал из холодильника несколько яблок, сложил все это в пакет и возвращался обратно к пляжу. У сувенирной лавочки стоял Квил, держа на руках малышку Клэр, и разговаривал с Вик. Вернее она разговаривала с ними, с Клэр.

-Привет, малышка, как делишки?

Вик протянула руку и пощекотала Клэр за ушком. Та захихикала и хлопнула Вик по руке своей маленькой ладошкой.

-Хочешь мороженого? Квил, ей можно мороженое?

Довольный визг Клэр огласил окрестности, и сразу стало понятно, что мороженое Клэр, конечно, будет, даже если Квил скажет, что нельзя. Вик протянула руки, и девочка с удовольствием обхватила ее руками за шею и тут же схватила прядку шелковых волос Вик, а та наклонилась к малышке и потихоньку подышала ей в макушку. Клэр опять захихикала и девчонки скрылись внутри. Квил увидел Эмбри и, кивнув в след девочкам, сказал:

-Полчаса, не меньше.

-Что полчаса? – не понял Эмбри.

-Мороженое они будут выбирать полчаса. Вот увидишь. – улыбаясь ответил Квил.

-Ты сегодня опять за няньку?

Непонятно почему, но Эмбри захотелось уколоть Квила. Но друг подкола не принял. Улыбнулся и ответил:

-Я теперь еще несколько лет за няньку. Ты же знаешь. А сегодня, да, мне повезло. Ее родители свалили к каким-то родственникам на торжество, и у меня появилась отличная возможность погулять с Клэр.

-Давно гуляете?

-Да нет. Только что пришли. Заглянул сюда, хотел тебя позвать в футбол поиграть вечерком. Что-то ты давно не появлялся, а тебя тут и нет. Зато мы познакомились с Вик. Кажется, девчонки друг другу понравились. Клэр не ко всем так охотно идет на руки.

Эмбри вспомнил, как Клэр треснула его в последний раз пластиковым ведерком по голове, почесал макушку и подтвердил:

-Да уж.

В дверях вновь показалась Вик с Клэр на руках. Малышка держала в руках яркую упаковку. Когда Вик отдала ее обратно Квилу, Клэр обернулась и, улыбаясь, сказала девушке, старательно выговаривая звуки:

-Спасибо.

И тут Вик улыбнулась ей. Ее лицо словно осветилось изнутри. С него исчезло постоянное напряжение и настороженность. На маленькое мгновение девушка вновь стала похожей на эльфа, словно была соткана из солнечного света, морской воды и ветра, гуляющего в кронах высоких кедров.
Эмбри потерянно прислонился плечом к стене и смотрел на нее, забыв обо всем на свете. Одно желание владело им – сделать все, чтобы она улыбнулась еще раз. Сделать все, чтобы она улыбнулась для него.

-Эй, ты что, оглох? Эмбри, ты придешь вечером играть в футбол или мы позовем Джейка?

Голос Квила заставил парня очнуться. Эмбри ткнул друга в плечо и сказал, оправдываясь:

-Заткнись. Сам ты оглох. Не пойду я на футбол. Дела у меня.

-А. Ну тогда, бывай, деловой ты наш.

Квил не стал больше приставать с расспросами, достал из кармана платочек, чтобы вытирать лицо уже порядком измазавшейся мороженым Клэр, и направился к полосе прибоя.

А Эмбри пошел за Вик внутрь помещения. Достал из принесенного с собой пакета бутерброды и яблоки. Взял бутерброд себе и предложил Вик:

-Будешь?

-Нет.

Ну, в общем, как обычно. Несколько дней подряд Эмбри задавал этот вопрос и всегда слышал один и тот же ответ. Но не предложить не мог. Не понимал он своей волчьей головой, сколько и чего нужно съесть на завтрак, чтобы к концу дня не протянуть ноги от голода без перекуса. Вик, похоже, без перекусов обходилась.

Послеобеденные часы пролетели незаметно. День выдался жарким, людей на пляже было много. То и дело кто-нибудь заглядывал в лавочку, и Эмбри с Вик практически не оставались наедине. А вечером девушка, коротко попрощалась, и ушла, оставив Эмбри наедине со своими мыслями.

Парень смотрел ей вслед. Ему показалось, что идти домой она вовсе не спешила. Напряжение и настороженность Вик к вечеру разрослись, переплелись немыслимым узлом и превратились почти в мрачность, никак не вязавшуюся с ее нереальной эфемерной красотой. У парня непроизвольно сжалось сердце.
Да что ж твориться такое?

Эмбри вспомнил, как пытался поговорить с ней.
Сегодня с утра, в ответ на ее холодное: «Здравствуй» Эмбри сказал:

-Привет – улыбнулся и продолжил – Как прошел вчерашний вечер? Хорошо отдохнула?

Вик посмотрела на него, впервые за несколько дней, остановив на нем взгляд своих зеленых глаз так надолго, заставив парня сглотнуть от волнения, и ответила:

-Нормально. Спасибо.

Что в переводе явно означало: «никаких подробностей ты из меня не вытянешь». Эмбри попробовал еще раз:

-Мы с парнями прыгали со скал, а ближе к ночи жгли костер и пели песни под гитару. А ты чем занималась?

Она обхватила себя за плечи руками уже знакомым жестом и ответила:

-У меня была работа по дому.

Вот так. И больше ни слова. Интересно, что ж это за работа по дому, мысли о которой заставляют зябко ежиться? Или ему это только показалось.

-Но ты же не каждый день возишься по дому. – сказал Эмбри и, наконец решившись, предложил – Не хочешь сегодня посидеть с нами у костра. Будет весело.

Сказал, словно окунулся с головой в ледяную воду и теперь с замиранием сердца ждал ответ. Дождался. Вот только он его не порадовал. Вик тихо, но твердо сказала:

-Нет.

И отвернулась к двери, в которую заходили очередные посетители, давая понять, что разговор окончен.

Черт, черт, черт! Что ж делать то, а? Хоть вой. Девчонка, на которую так крепко запал Эмбри, упорно его игнорировала. Что делали в таких случаях другие оборотни? Объяснялись. Эмбри стал вспоминать подробности. Кто у нас там самые влюбленные волки? Например, Сэм. Ой, нет. Его воспоминаниями лучше не руководствоваться. Сэм поранил Эмили при первом объяснении. Этот вариант отпадает. Эмбри представил грубые шрамы на лице Вик и содрогнулся. Что угодно, но только не это. Лучше уж вообще не лезть с объяснениями. Джейкоб, кажется, сразу полез целоваться, Белла треснула его по морде и сломала себе руку. Тоже не подходит. Джаред. О, Джаред принес Ким цветы на первое свидание. Это, конечно, тоже как-то… Но попробовать можно.
Ободренный принятым решением парень закрыл магазин и отправился домой. Спать. Сразу спать. Завтра опять вставать рано.

*****
Цветочки, цветочки. Резервация Ла Пуш это вам не Сиэтл и даже не Форкс. Где в шесть утра можно раздобыть цветы? Не в магазин же бежать. Да и нет в Ла Пуш цветочных магазинов. Остается один вариант – лес. Но попробуй-ка вспомнить подходящее местечко, где будут расти цветы, когда это очень нужно. Вот, вот. Эмбри долго гонялся по лесу, сначала пытаясь вспомнить нужные полянки, потом просто бежал на запахи и, в конце концов, насобирал приличный букетик каких-то синеньких цветочков. Довольно симпатичных. Надеясь, что его старания будут оценены хоть как-то, парень побежал к пляжу. Поиски цветов затянулись и, когда Эмбри пришел в магазин, Вик уже была там. Она собиралась навести порядок и, когда парень зашел в двери, подняла на него глаза. Веки слегка припухли и покраснели, словно она недавно плакала. Но сейчас слез уже не было. На лице самое независимое выражение, на губах обычное холодно вежливое:

-Доброе утро.

Вик быстро и тщательно протерла пыль с прилавка и принялась за витрину. Девушка явно хотела сделать вид, что все в порядке и Эмбри не посмел приставать с расспросами. Но у него же были в руках цветы. И Вик наверняка их уже заметила. Отступать было некуда и парень, покрываясь испариной от смущения, протянул девушке букетик.

-Здравствуй. Это тебе.

Вик замерла с тряпкой в руке, удивленно вскинула брови. Ее глаза на несколько томительно долгих мгновений встретились с глазами Эмбри, что она при этом думала, понять было совершенно невозможно. Медленно, будто нехотя, девушка протянула руку и взяла букет. Она опустила взгляд на цветы и больше в лицо Эмбри не смотрела. В помещении повисла неловкая тишина. Наконец, Вик сказала:

-Спасибо.

И скрылась в кладовке. Минут через 15 она вышла оттуда, держа в руках банку с водой для цветов, и поставила букетик рядом с кассой.

День покатился как обычно. Вик по-прежнему делала вид, что Эмбри как бы не существует, да и сам парень, наученный горьким опытом общения с ней, не пытался завести разговор. Вик общалась с покупателями. Эмбри делал вид, что ей помогает.
Время тянулось медленно, наполненное глухим молчанием и напряженностью, с той лишь разницей, что сегодня появилась еще одна причина для нерадостных размышлений. Еще один вопрос, на который не было ответа. Эмбри покоя не давали ее глаза. Вернее то, как они выглядели сегодня утром. Как будто она всю ночь проревела в подушку. Знать бы из-за чего. Девчонки – народ загадочный, могут реветь и по самому незначительному поводу. Ким (подружка Джареда), например, могла разреветься, сломав накрашенный ноготь. Эмбри был уверен, что Вик из-за такого пустяка не стала бы расстраиваться, но она могла загрустить по дому, например (говорят, что они приехали откуда-то издалека). Или поругаться со своей мамой. Неприятно, конечно, но это чертовски вероятный расклад. Но больше всего Эмбри беспокоил еще один вариант: Вик могла тосковать по какому-нибудь человеку.
Человеку.
Давай начистоту, Эмбри. Вик могла тосковать по своему парню. И этот парень явно не ты.

Эта мысль жгла душу волку тем сильнее, чем больше подробностей всплывало в памяти в подтверждение этой догадки: ее отстраненность, постоянная погруженность в себя, задумчивость и грусть, нежелание даже нормально поговорить с ним.

Что делать теперь? Непонятно. Неизвестность убивала. В голове постоянно крутились огрызки каких-то смутных подозрений и тревог.
Оставалось только ждать нового дня.

*****
Сумасшедшее лето. Такой жары не было в Форксе лет двести, не меньше, если верить Билли. Но сегодняшний день побил все температурные рекорды. С самого утра солнце припекало так, что жара тяжким грузом ложилась на плечи, пригибая к земле. Это не Вашингтон, это Калифорния, ей Богу. Плюнув на приличия, Эмбри пришел в магазин в одних шортах. Никто не спорит, что в футболке было бы не намного жарче, но жарче. А кому нужен свежезажаренный волк? В окрестностях Ла Пуш такие гурманы вряд ли найдутся. По дороге к магазину Эмбри старался держаться в тени и все равно, когда добрался-таки до места, весь взмок. Сразу распахнул все двери и окна, чтобы пустить в помещение ветер с моря и умерить липкую духоту. Когда ровно в 8-00 на пороге показалась Вик, Эмбри был искренне удивлен. Она была одета в свои обычные старенькие джинсы, топик и кофточку с рукавом чуть длиннее локтя. Светлую легкую, но кофту ведь! Бред какой-то. Она что, жары не чувствует? Вик сказала свое обычное холодно вежливое:

-Доброе утро. - прошла мимо него к прилавку, достала передничек с бейджем, надела и заняла свое привычное место у кассы.

-Привет. – буркнул в ответ парень. Он осторожно, краем глаза поглядывал на Вик. И снова увидел припухшие покрасневшие веки, а заодно понял, что жару она очень даже чувствует. Небывалый температурный феномен этого лета действовал на нее так же, как и на Эмбри. Зной выступал румянцем на щеках, испариной на лбу, к которой тут же прилипло несколько намокших прядок. Кофточка, значит… Да?

Однако парень не долго недоумевал по поводу совершенно излишнего предмета одежды. Когда по просьбе одного из покупателей Вик потянулась к амулетам, выбирая «ловец снов», висевший достаточно высоко, рукава кофточки съехали и взгляду Эмбри открылся качественный, фиолетово-сизый синяк, чуть выше локтя на правой руке. Девушка одернула рукава, мельком глянула на Эмбри, поймала его хмурый взгляд и продолжила общаться с покупателем. А Эмбри весь издергался, пока дождался, когда тот расплатится и выйдет, наконец, из магазина, оставив их наедине. Как только дверь за покупателем закрылась, парень спросил:

-Что за синяк?

Ему категорически не нравился ни сам синяк, ни тот факт, что Вик, совершенно очевидно, пыталась его скрыть. К чему такая маскировка, если ты просто ударилась обо что-то? А если не просто ударилась, тогда что? Варианты, приходящие в голову первыми, заставляли парня мрачнеть и чертыхаться. Выходило не очень-то красиво. По всем прикидкам получалось, что синяк – подарок чьих-то чересчур цепких рук. Все могло быть, конечно, и безобидно (например, ее могли поддержать за локоть, не давая упасть, или просто схватить за локоть в пылу беседы, хотя это как-то…), а могло и не быть.

Получалось, что ее замкнутость, постоянная молчаливость и грусть могли объясняться вовсе не тоской по какому-то воображаемому человеку, а совсем другими причинами. От мысли о том, что кто-то мог намеренно обидеть Вик, парню хотелось завыть в голос.

-Какая тебе разница? – ответила девушка. А, действительно, какая? Привычное, накатывавшее в присутствии Вик смущение, сковало легкие, но парень, преодолев эту слабость, ответил, упрямо глядя ей в глаза:

-Большая. Раз спрашиваю, значит надо.

Эмбри сжал челюсти и ждал ответа, а Вик смотрела ему в лицо, будто сейчас увидела его впервые. Раньше Эмбри порадовался бы такой перемене, но не сейчас. Беспокойство съедало его изнутри. Он должен был знать точно, в чем дело. Непременно. Вик продолжала смотреть на него с какой-то неуместной надеждой в глазах, но потом нахмурилась, отвернулась и пробормотала:

-Не надо.

Эмбри не выдержал, схватил ее за руку, нечаянно задев темное пятно синяка, развернул лицом к себе и спросил резче, чем следовало:

-Может все-таки объяснишь?

Вик осторожно попыталась вытянуть свою руку из его крепких пальцев, но Эмбри не обращал на это внимания, ожидая ответа. И тогда она тихо сказала:

-Отпусти. Ты делаешь мне больно.

Пальцы сами разжались. Внутри все скрутило от острого чувства вины.

-Прости.

Вот и поговорили.

Глава 3. «Ночное дыхание».

Вопросы, оставшиеся без ответов, грызли душу Эмбри с рвением породистых доберманов.
Он не знал, что делать. Не лезть в ее личную жизнь - очень правильный и благоразумный вариант. Воспитанный человек так бы и поступил. Кто он такой, чтобы вторгаться в ее личное жизненное пространство? Ответ на этот вопрос был отлично известен Эмбри: для нее – никто! Но оставить все как есть, значит в один прекрасный день снова увидеть слезы на ее глазах и синяки. При одной мысли об этом сводило скулы. И очень хотелось не быть воспитанным человеком.

Эмбри снова попытался завести разговор с Вик, и не преуспел. Она разговаривала с ним только о работе, избегая других тем. А как без расспросов выяснить причину ее плохого настроения? Не следить же за ней!
Хотя…

Почему бы и не последить. Только не за ней, а за ее безопасностью. Найти доказательства того, что синяк – случайность, результат неловкости. Убедиться, что слезы были вызваны усталостью, тоской по дому, пусть даже такой глупостью, как сломанный ноготь, да чем угодно, только бы не стремлением какого-нибудь урода сделать ей больно. От этой мысли по телу пробегала волна горячего мерцания, угрожая превратить парня в волка в самый неподходящий момент. Кстати о волках. Острый глаз и тонкий нюх будут очень кстати в этом деле. А если Вик понадобится защита, пара крепких рук (или две пары крепких лап) тоже пригодится.
Решено.
Он будет потихоньку присматривать за Вик. Оберегать ее.

Теперь Эмбри каждый день провожал ее незаметно до дома и, убедившись, что она закрыла за собой дверь, шел к себе. Наскоро перекусывал тем, что находилось в холодильнике, умывался и заваливался спать, чтобы с наступлением темноты вновь вернуться к небольшому одноэтажному коттеджу, покрытому красной черепицей. В эти минуты он чувствовал, что все преграды, разделяющие их, истончаются и становятся зыбкими, как туман, а расплывчатая надежда однажды преодолеть их обретает форму и объем. Сумерки накрывали Ла Пуш, крали краски дня, но до наступления полной темноты нечего было и думать устраиваться на траве под ее окном. Заметят даже люди. Пришлось волку освоить навыки кошки и научиться лазать по деревьям. Парень хмыкнул, представляя себе картину:

Вечер почти перешел в ночь. Солнце почти скрылось за горизонтом. Над просторами океана была видна только узкая полоска большого красного диска, но скоро и она пропала в дымке, оставив только багряные отсветы на небе, обещая, что завтрашний день будет жарким. Теплынь, невероятная для Форкса, согнала большинство молодых обитателей Ла Пуш на пляж, где ярко пылал костер, и собралась почти вся стая, за исключением Джейкоба и Квила, которые бегали в патруле. Коллин и Брейди были сегодня без девчонок и интересовались исключительно сосисками и колой. Джаред, усевшись прямо на нагретый за день песок, играл на гитаре, поглядывая на Ким. Сэм и Эмили, взявшись за руки, неторопливо прогуливались вдоль линии прибоя.
А Эмбри сидит на дереве, растущем за домом Мюрреев.
Отличное дерево, огромное, раскидистое, с толстыми ветками и густой листвой, скрывающей от посторонних глаз оборотня, который притаился, прижавшись к стволу, следит за тем, что происходит во дворе и прислушивается к звукам, доносящимся из дома.
Глупо. Кто бы спорил. Вот уже больше недели он проводил свои вечера и ночи здесь. Как сейчас, когда он устроился на развилке ветвей и, скрытый густой листвой, смотрит на девушку.
Вик сидит на подоконнике и читает книгу. Вернее делает вид, что читает. Все чаще ее взгляд отрывается от страниц и вот уже книга закрыта, и девушка просто смотрит в сторону пляжа, откуда доносятся громкие голоса, резвящихся парней и девчонок, звуки гитары и смех. Интересно, ей тоже хочется туда, как и Эмбри? Было бы славно прийти туда вместе с ней и сказать: «Привет, ребят, это Вик – моя девушка».
Ага. Мечтать не вредно.
А пока между ними стена глухого молчания.

*****
Как всегда, реальная жизнь путала все карты и мешала планам Эмбри осуществиться. Проследить за каждым ее действием не получалось. Постоянно подворачивались дела, не терпящие отлагательств. Сегодня, например, Эмбри после работы срочно понадобился Сэму. Дежурство было не его, но Сэм хотел проверить подозрительный след, появившийся на границе их территории в том месте, где она вплотную примыкала к территории резервации Мака, не отвлекая на это патрульную группу. Ничего особенного они там не обнаружили, но время было потрачено и когда оборотни возвращались домой, было уже далеко за полночь.

По-хорошему, Эмбри надо было отправиться спать, чтобы завтра, с утра пораньше, подняться на работу, но ноги сами повернули его в другую сторону. Он бесшумно приблизился к небольшому одноэтажному коттеджу, покрытому красной черепицей, со стороны леса. Облака, затянувшие небо, скрывали луну. Ночь была темной, и это было здорово: никто не смог бы в такой непроглядной тьме разглядеть крадущегося Эмбри, а он видел все так же ясно, как днем. Его глаза могли различить каждый стык между черепицами на крыше коттеджа, каждую травинку на лужайке перед домом. Качели, велосипед с открученным передним колесом, огромное раскидистое дерево с густой кроной на заднем дворе. В самом доме и вокруг него было тихо.

Эмбри тихо подошел к первому от угла окну, прислушался к звукам, доносившимся из комнаты за ним, потянул носом воздух. В комнате спали двое. Тяжелое дыхание мужчины, переходящее местами в храп, почти заглушало спокойное, размеренное дыхание женщины, но чуткий слух Эмбри различал их оба и чувствовал сложную гамму запахов, в которой выделялись запахи машинного масла, табачного дыма, легкий запах какого-то фруктового парфюма и, почему-то, жареной картошки. Парню стало неловко от того, что он так бесцеремонно вторгся в чужую жизнь, и он отступил к следующему окну.

Громкий храп и тяжелый запах пивного перегара не оставлял сомнений в том, чья спальня была за этим окном. Увалень Сол, сынок Мюррея, судя по всему, неплохо провел сегодняшний вечер. Уж ему-то не пришлось бегать по лесу в поисках следов вампира. Наверняка проторчал в баре допоздна и теперь дрых, распространяя вокруг себя алкогольный смрад. Поморщившись от отвращения, Эмбри отступил к последнему окну в этой части дома, возле которого росло большое дерево, остановился возле него, прикрыл глаза прислушиваясь.

Сначала он подумал, что в комнате никого нет, но тонкий невесомый запах, который он не спутает ни с чем, заставил напрячь слух. Дыхание легкое и тихое, как темнота этой ночи, заставило сердце пропустить такт. Она была здесь, всего в паре шагов от него. Парень заставил себя вспомнить, что пришел сюда не просто так, тупо сунуть свой длинный нос в жизнь совершенно посторонних людей, а с вполне определенной целью. По одному дыханию не определить, все ли в порядке, и Эмбри осторожно заглянул в окно, открытое по летнему времени.

Маленькая тесная комнатка была обставлена предельно просто: небольшой шкаф для одежды письменный стол стул и узкая кровать, на которой спала Вик. Покрывало, которым она была накрыта, сбилось и валялось, скомканное, в ногах девушки. Она лежала на спине, закинув руки за голову, разметав шелк волос по подушке. Голова закинута назад, позволяя оборотню любоваться длинной стройной шеей, губы приоткрыты. Маленькие шортики и топик, прикрывали так мало, что девушка казалась почти полностью обнаженной. Чудовищным усилием Эмбри заставил себя отвести взгляд от длинных стройных ног, не задерживать его на чистой, гладкой коже живота, не смотреть, как в такт дыханию поднимается и опускается грудь девушки под тонкой тканью топа. Он вдруг почувствовал, насколько сильно устал. Ноги стали ватными, руки повисли вдоль тела как плети. Эмбри прислонился плечом к стене и прикрыл глаза, вспоминая ее лицо. Мирное выражение безмятежно спящего человека. Никаких покрасневших век, никаких судорожных вздохов и всхлипов. Значит, сегодня она не плакала. Все в порядке. И точно никаких новых синяков. Уж это он имел возможность рассмотреть. С ней все в порядке. А с Эмбри? Не понять. Усталость накатывала волнами, прислоняя к стене, распластывая по шероховатой, из-за облупившейся на солнце краски, поверхности. Не давая сделать ни одного шага. Ни одного шага в сторону от этого окна. В сторону от того места, до которого слабо, но явственно доносились звуки ее дыхания, тихого как темнота ночи. Парень опустился на траву прямо под окном и еще долго сидел в темноте. Потом лег, уткнувшись носом в остро пахнущую зелень. Всплывающие в голове образы заставляли сердце биться глуше и быстрее, заставляя грудь вибрировать от сдерживаемого рыка.

Вот черт. Да он же рычит по-настоящему! Эмбри вскочил и понесся к своему дому, размытым от скорости силуэтом мелькая в полосах лунного света.

Глава 4. «В волчьей стае, любовь не может быть личным делом каждого».

Патрулирование территории, которое раньше Эмбри воспринимал как, своего рода, развлечение, превращенное в обязательство, стало с некоторых пор пыткой для парня.
Сутки накручивать круги по лесу, постоянно контролируя мысли, не так то просто. Приходилось прикладывать немалые усилия, чтоб не дай Бог не проколоться и не выпустить на волю острое щемящее чувство, которое испытывал Эмбри при мысли о Вик. Не хотел он давать парням возможность разглядеть в своей голове подробности о том, как проводит ночи под окном девушки, прислушиваясь к звукам в ее комнате: шороху простыней, когда она мечется во сне, ее легкому ночному дыханию, тиканью часов на прикроватной тумбочке. Потому, что никогда не сможет объяснить собратьям по стае, почему он не поговорит о своих чувствах с этой недоступной, никогда не улыбающейся принцессой. Почему ведет себя как последний слабак. Позора не оберешься.

Когда Джейкоб и Брейди сменили их с Сэтом перед самым рассветом, Эмбри на хорошей скорости, несмотря на усталость, припустил к резервации. Перекинувшись в густом кустарнике недалеко от дома, засыпающий на ходу, оборотень натянул шорты и, отпустив, наконец, на волю мысли и чувства, направился домой. Поесть бы сейчас, принять душ и завалиться спать. Но это означает, что еще сутки он не увидит Вик. Лучше уж упасть замертво от усталости. Эмбри так соскучился по ее чудесным зеленым глазам, по чистому запаху ее волос, который он мог различить среди тысячи других запахов легко, не напрягаясь, по звуку ее дыхания. Воображение вырвалось из-под контроля и вовсю подсказывало парню, как участится ее дыхание от легких, нежных прикосновений его рук к ее лицу, волосам. Закрывая глаза он видел, как медленно приближаются друг к другу их лица, как закрываются ее глаза в ожидании поцелуя, как ее легкое дыхание касается его кожи.
А-а-а-а-а-а-а-а-а !!!

Поесть и искупаться. Сон – к черту. И тогда уже минут через сорок он увидит Вик. Хотя нет, через сорок минут сам Эмбри сможет прибежать к магазину, Вик подойдет позже, к восьми, как обычно. Ха! Тогда можно успеть заскочить на знакомую полянку и набрать еще букетик. Кажется, к цветам она относится вполне благосклонно. Про поцелуи, конечно, можно только мечтать, но может они смогут быть хотя бы друзьями для начала. Эмбри метался по дому, торопливо заглатывая наспех приготовленную яичницу, быстро, но тщательно намываясь под душем, одеваясь и расчесываясь (Ну да, расчесываясь. А что?). Перед выходом из дома парень оглядел себя в зеркале. Глаза, конечно, выдают бессонную ночь, но в целом ничего так. Чистые темно-синие классические джинсы, рубашка в клетку (Джейкоб считает, что такие рубашки очень идут оборотням, а ему в этом отношении стоит поверить. Его гардеробом занимается, в основном, Рейчел, а она девчонка, и ей виднее, как ни крути.), приличные кроссовки. Картинка, а не парень. Довольный собой, Эмбри понесся к лесу, на знакомую полянку. Времени еще предостаточно. Он не только успеет собрать букет, добежать до магазина раньше, чем придет Вик, но и сумеет справиться с собой, унять бешено стучащее сердце, и сделать вид, что он спокоен и уверен в себе на все сто.
И-и-и-х-х-а-а-а!!!

Эмбри подпрыгнул и, достав до нижней ветки, сорвал пучок листьев и подбросил их в воздух. Радость ожидания бурлила в его душе, и он готов был прыгать и орать как сумасшедший, что, собственно только что и сделал.

Он собрал самый красивый букетик, какой только мог. Цветочек к цветочку. Для нее. Пусть он потратит как угодно много времени, но дождется того момента, когда она посмотрит на Эмбри не как на пустое место, а как на парня. Ее парня.

Легкий бег для любого из оборотней только в радость. Быстрым аллюром Эмбри приближался к пляжу. Знакомая до каждого камешка и травинки тропка. Дверь в магазин открывается бесшумно, на петлях, смазанных заботливыми руками Эмбри. В помещении витает ее запах. И, между прочим, чересчур сильный. Как будто она сама здесь. Эмбри насторожился и потянул носом воздух. Черт, да он готов жевать подошвы своих кроссовок, что девушка где-то рядом. Это странно. Во-первых, еще слишком рано. Во-вторых, ее просто не видно.

И тут сердце Эмбри пропустило удар, замерло, чтобы потом зачастить, заставляя оборотня задыхаться так, как он никогда не задыхался от быстрого бега. Из небольшого подсобного помещения доносился до боли знакомый, тихий, как шепот темноты, звук. Звук ее дыхания. Эмбри растерялся. Как это? Почему она здесь? Что это должно означать? Нужно заглянуть туда. А можно ли?

Раздираемый противоречивыми чувствами парень тихо, как умеют двигаться только оборотни, подошел к двери, приоткрыл ее и заглянул в маленькое темное помещение. Но разве темнота – преграда для волчьих глаз? Свернувшись калачиком на какой-то одежке (куртка кажется), постеленной прямо на полу, спала Вик. Сердце Эмбри нестерпимо заныло. От непонятной тревоги. От ее незащищенной хрупкой красоты. От ее неуместности здесь, на полу, среди коробок и свертков.

Длинные волосы разметались по полу, глаза закрыты, но на лице не расслабленное спокойное выражение спящего человека, а тревожная маска страха. Легкий короткий сарафанчик открывал тонкие руки, прижатые к груди и длинные стройные ноги. Они были сложены не ровно одна на одной, и было видно темные продолговатые синяки на внутренней поверхности бедра. Высоко над коленом. Слишком высоко. И, судя по всему, часть их была не видна из-за коротенькой юбочки.

Эмбри сделал шаг назад, еще шаг, выскочил из магазина, согнулся от беззвучного, рвущего сердце воя.

Не надо быть суперумником, чтобы догадаться, что случилось. Парень сжимал зубы, чтобы не выпустить наружу дикий крик и не напугать и без того несчастную девчонку. Получалось не очень. Сквозь стиснутые челюсти раздавался хрип и глухие стоны. Эмбри корчился от боли за Вик, как будто с него живьем снимали кожу. Парень схватился руками за голову. Каково же было ей самой?! Но кто посмел?! У кого рука поднялась на нее? Какая мразь решилась?! Где эта падаль?! КТО?!!!

Кровавая муть застлала сознание. Пульс колотился в висках, мешая сосредоточиться. А сосредоточиться было надо. Необходимо. Нужно было во что бы то ни стало преодолеть горячечную дрожь и успокоиться. Хотя бы на время. Ему хватит и десяти минут, чтобы поговорить с Вик. Ему не нужны подробности. Эмбри в ужасе содрогнулся всем телом. Подробностей он не вынесет. Ему нужно только одно ее слово. Имя. И все.

Стараясь не думать ни о чем лишнем, закрыв свое сознание для всех остальных мыслей, кроме одной, Эмбри снова проскользнул в помещение. Опустился на колени рядом с девушкой и легко, осторожно коснулся ее плеча. Его движение было мягким, невесомым, но девушка отреагировала мгновенно. Она широко распахнула глаза, отскочила к стене, схватила первое, что попалось под руку (довольно увесистую керамическую кружку) и еще ничего не понимая спросонья, зашептала:

-Отвали, Сол, тупая скотина! Не смей дотрагиваться до меня.

Эмбри закрыл глаза, снова открыл и, сдерживаясь из последних сил медленно, спокойно заговорил:

-Вик, успокойся. Это я, Эмбри. Ты не дома. Тебя никто не обидит. Никогда. Обещаю.

Девчонка услышала его, опустила голову, выпустила из рук тяжелую керамическую штуковину, и та, громыхая, покатилась по полу. Вик обессилено сползла по стене вниз, обхватила руками колени, уткнулась в них лицом и попросила:

-Уйди. Пожалуйста. Я не хочу никого видеть.

Эмбри не посмел прикоснуться к девушке, хотя очень хотелось провести рукой по волосам, успокаивая. Не сейчас. Сейчас у Эмбри есть небольшое дельце.

-Хорошо. Мне надо отлучиться ненадолго. Ты не будешь бояться? Я постараюсь кого-нибудь прислать.

Оборотень выскочил из магазина и, уже не в силах больше оттягивать момент превращения, перекинулся, рассыпая вокруг обрывки ткани, бывшие его новыми джинсами и рубашкой и ринулся, отталкиваясь мощными лапами от земли, в сторону поселения к одному очень знакомому дому. Чтобы вцепиться в одну ненавистную глотку. Порвать.

Краем сознания он слышал голоса стаи, но разум был подавлен тяжелой волной черного гнева, и смысл того, что кричали ему и друг другу волки, не укладывался в его голове.
Брейди: «Черт, Эмбри накрыло!»
Джейкоб: «Эмбри! Эмбри, братишка, отзовись. Послушай меня.»
Ли: «Я сбегаю, гляну как там Вик.»
Брейди: «Есть еще кто-нибудь в эфире поближе к дому? Сбегайте за Сэмом! Мы можем не успеть!»
Пол: «Я далеко. Но слышал, как перекидывается Квил. Квил, ты где?»
Квил: «Мы с Коллином у северной границы. Черт. Эмбри, дурак, остановись!»
Джейкоб: «Можешь не надрываться. Ему сейчас на все насрать».
Коллин: «Твою мать! Да кто-нибудь, сбейте его!»
Брейди: «Ну и гнида этот Сол! А чего сбивать Эмбри? Пусть порвет этого недоноска. Все равно никто не поверит, что это сделал оборотень. Подумают на медведя.»
Пол: «Брейди, ты – идиот.»
Джейкоб: «Это почему же? Я тоже так думаю.»
Пол: «А у тебя уже давно крышу снесло.»
Джейкоб: «Ты бы держался подальше от моей сестры, Пол!»
И тут страшной силы удар сбил Эмбри с лап. Оборотень, слегка оглушенный, отлетел в кусты и почувствовал на своем загривке сжимающиеся клыки. А в сознании прозвучал голос Альфы:
«Остановись.»
Ментальный приказ вышиб опору из-под лап большого серого волка и Эмбри, завывая от бессилия, свалился в траву. Гнев и ненависть душили парня, но тихий голос Альфы проникал в мозг:
«Джейкоб, перекинься, пообщайся с этим озабоченным уродом, Солом Мюрреем.»
Джейкоб: «Ты все-таки решил, что он не достоин жить, Сэм?»
Сэм: «Я просил не убить его, а поговорить, разъяснить правила поведения в обществе вообще и правила поведения в присутствии дамы в частности. Надеюсь, ты понял меня.»
Джейкоб: «Понял. Жить оставлю. Но заикаться и ходить под себя он будет до старости. Обещаю.»
Сэм: «Джейкоб, полегче там.»
Джейкоб: «Посмотрим.»
Ли: «Эмбри, брат, все не так плохо! Он не успел навредить ей! Только синяков наставил и напугал.»
Квил: «Сейчас он сам напугается.»
Колин: «Я бы посмотрел на это.»
Брейди: «А я бы не стал. У меня психика слабая.»
Эмбри начал потихоньку ощущать сладость свежего воздуха в легких и запах травы. Боль, сжимающая голову плотным кольцом, начала понемногу отступать. Он уже внимательнее прислушивался к общему трепу.
Пол: «Коллин, к разъяснительной беседе мы с тобой не успеваем, Джейкоб умеет объяснять быстро и доступно, так что предлагаю заскочить в магазин, прикупить подгузников размером побольше, и навестить Сола поближе к вечеру, когда у него нервный тик пройдет.»
Брейди: «Если пройдет.»
Ли: «Заткнитесь все, дайте мне объяснить бедному парню. Эмбри, она сумела вырваться и убежать. Все в порядке. Вик скоро успокоиться. И вообще, ты бы сказал бедной девчонке, что влюблен в нее по уши, а то она уже отчаялась дождаться от тебя признания.»
Дружный вой нескольких глоток заставил Эмбри вспомнить о причинах, по которым он прятал свои мысли от стаи. Пришла неловкость и в голове сформировалась мысль: «Ну вот, теперь будут ржать надо мной.»
Коллин: «Дурак ты, Эмбри. Мы просто радуемся за тебя.»
Квил: «Скрыть он решил. Аж смешно. Ты бы видел со стороны, какими глазами смотришь на нее.»
Брейди: «Мы давно за тобой присматриваем, брат. Следим, чтобы ты глупостей сгоряча не наделал.»
Сэм: «Ребята правы, Эмбри. Глупо было скрывать от нас свои чувства. Пора тебе понять, что волчья любовь слишком великое чувство, чтобы быть только личным, интимным делом каждого. Так уж сложилось. Это наши традиции. С ними не всегда легко жить, но тут уж ничего не поделаешь. Такова природа оборотней. Поднимайся, пошли на нашу поляну. Ребят, подтягивайтесь все, кроме Ли. Ли, побудь с Вик, пока Эмбри не вернется.»

Перекидываясь на ходу колкими фразочками и просто болтая, оборотни бежали на лесную поляну, без труда ориентируясь в зеленом лабиринте из деревьев, колючих кустов, зарослей папоротника и ежевики. Солнце поднималось на небо, обещая еще один температурный рекорд. В Ла Пуш начинался новый день.

The end
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Katriya Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 04.07.2010
Сообщения: 82
>06 Сен 2011 15:24

Это,как всегда,шикарно!!!О,как мне нравится!!Я кстати уже года как 2 искала про стаю фанфики,и ни одного не нашла..а теперь...Просто пирую))
Ar
_________________
Не в силах задушить? Обними...
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>14 Июл 2024 0:40

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете настроить комфортный для Вас размер шрифта в настройках профиля. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Нам понравилось:

В теме «Женское фэнтези (18+)»: Новогодняя инспекция, или Проверка на любовь » Новогодняя инспекция, или Проверка на любовь Лина Алфеева , Кира Крааш Аннотация... читать

В блоге автора miroslava: "Дуэль сердец или Ещё одна история Сони Ростовой". Фанфик. Пролог (февраль 1812 года)

В журнале «Little Scotland (Маленькая Шотландия)»: Артур Конан Дойль. Сквозь пелену
 
Ответить  На главную » Наше » Фанфики » Сказки Тины [12535] № ... 1 2 3 4 5  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение