Академия Вселенных и их Мироустройства

Ответить  На главную » Ролевые игры и виртуальные миры » Совсем другая Сказка

Отзывы пишем по 22 декабря, праздничные зарисовки выкладываем 29 декабря

Сергей Волков Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Главред и Владелец сети СМИ "Волчья Хватка", сказка "Красная Шапочка". 520*
>13 Фев 2013 14:00

 » Академия Вселенных и их Мироустройства

Академия Вселенных и их Мироустройства.
Над самой бездной, в которую стекаются все воды с восьми сторон света и девяти пустынь Млечного пути, распростерлась Академия Вселенных и Мироустройства. Каждый мир тут проходил тщательную проверку и учет, каждый был внесен в реестр. Изменения в мирах протоколировались и вносились в великие списки бытия. Ничего не оставалось неучтенным.
Края и границ у Академии не было. Она существовала вне времени и вне пространства. Но только тут знали, что без строгого контроля над мирами бытие впадет в хаос. Возможно, поэтому и возникла Академия на заре времен, когда миры были всего лишь звездной пылью над самой пропастью в небытие. Как напоминание о том, что все может быть превращено в прах. Чтобы вести учет настоящего, будущего, прошлого, найденного и забытого. Хорошего и плохого.
Здесь были Канцелярии Смерти и Жизни, или Канцелярии Магических Дел. Тут в граммах измеряли, сколько магии отмерить на каждый мир, и строго наблюдали за теми местами, куда по каким-то причинам волшебных знаний утекло больше, чем нужно. Здесь строго блюли Истоки всего волшебного, когда магия зарождалась где-нибудь. И не надо думать, что она не может зародиться просто так – Любовь, к примеру, один из самых распространенных видов магии – первыми об этом узнавали именно тут. И записывали, взвешивали, считали, измеряли. Все должно быть учтено, все запротоколировано…
Бюрократический режим тут правил балом.
И над каждой Канцелярией была Канцелярия выше…
И так – до скончания времен и бытия.
Так что, не волнуйтесь.
Ваш мир – в надежных руках.



  Добавить тему в подборки




»» 13.02.13 14:06 СМИ города Энска
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Академия Мироздания Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Аз есмъ начало и конец.
>15 Фев 2013 19:08

Академия вселенных и их мироустройства.

Рампул-Пук Йорик тринадцатый всегда смотрел себе под ноги. Если углубиться в этот вопрос, то Рампул-Пук никогда и ни при каких обстоятельствах не смотрел вперед, назад, в сторону и вообще по сторонам. А смотрел только на то, что было непосредственно перед его глазами и под ногами. Вот и сейчас, держа руки за спиной и измеряя каждый шаг тихим счетом (счет в таких делах всегда нужен, так как только на цифры можно надеяться в этом мире), чтобы не сбиться с пути, Рампул-Пук смотрел на свои длинные, доставшиеся ему от отца – Рампул-Пука двенадцатого – туфли, колокольчики на носках которых позвякивали с легким звоном при шаге. Шел Пук, не оглядываясь никуда, смотря только себе под ноги, чуть сгорбившись – как положено достопочтенному лепрекону в его годах и про его должности. Он горбился чуть больше остальных, но тому виной – не его чуть выше положенного для нормального лепрекона рост, который он пытался скрыть, – просто все, чем занимался Рампул-Пук тринадцатый, он делал с особым усердием. И очень гордился этим. Его внутренний счет шагов дошел до тысячи пятисот шести, а это означало, что он дошел до канцелярии сказочных летописей. Двери в канцелярию были открыты настежь, и шум перелистывания страниц немного оглушал. Этот шелест и методичный бубнеж его коллег по работе, высчитывающих буквы и слова в сказках, ведущих учет всех сказочных артефактов, говорили о том, что работа идет полным ходом. Рампул-Пук никогда не задумывался, сколько в этом зале лепреконов и сколько сказок они перечитывали за один поворот вселенной. Но помнил, что когда его отец привел его сюда еще маленьким босоногим лепреконом, зал канцелярии был забит столами с книгами учета сказок. За каждой книгой стоял лепрекон и методично высчитывал в сказках буквы, проверяя, находится ли каждая на своем законном месте. И не поменялось ли что-либо в священных скрижалях. Столов было так много, что когда, будучи еще маленьким, Пук попытался посмотреть и прикинуть в уме, сколько их, он сбился со счета. А это было невозможно – ибо каждый лепрекон просыпался не с криком, взывающим к матери, на устах, а с цифрой. Столы в зале стояли так тесно друг к другу, а книга (каждому лепрекону была выдана своя книга со сказками из его вселенной) была настолько огромной, что поднять ее со стола было не по силам даже орку. (Хотя никто не проверял того факта – ибо оркам в это святилище путь был заказан. Но все знали, что поднять скрижали было невозможно). И когда его отец, достопочтенный Рампул-Пук двенадцатый, передал ему туфли с золотыми колокольчиками и свой стол в канцелярии сказочных дел, Рампул-Пуку тринадцатому показалось, что сбылась его самая заветная мечта, пересиливающая даже мечту стать пониже ростом. С того самого дня Рампул приходил сюда каждый день и, склоняясь над реестром букв в сказках, считал каждый знак и каждую запятую. Где-то над ухом шелестели страницы, и слышалось монотонное бурчание старика, Баламута двадцать пятого, который должен был передать свои башмаки и место своему внуку через еще один поворот вселенной:
– Хрустальные туфельки – пара. Веретено – одна штука, Яблоко для отравления, надкусанное с одного бока – одна штука… – Его шепот успокаивал, так как показывал, что все в этом мире правильно. Пока веретено всего одно, пока яблоко надкусано только с одного бока, пока буквы в сказочных скрижалях на своем месте, в мироздании все будет правильно. Такой закон мироустройства – все должно быть на своем месте.
Рампул-Пук выдохнул и, потерев длинные пальцы (с виду немного непропорциональные его росту), друг о друга, открыл учетную книгу. Перо окунулось в баночку с тушью, и Рампул-Пук решил начать учет всех «В некотором царстве». Потом, конечно, настанет черед «Жили-были», и потом он дойдет к самому его любимому «Долго и счастливо». Рампул-Пук всегда оставлял на потом самое лучшее – стремиться к приятному ему нравилось. Поэтому Пук нагнулся над книгой и стал водить пером, чтобы не отвлечься от сточек и побыстрей приблизиться к приятной части своей работы. Монотонное бурчание стало вырываться из его уст. А перо летело над буквами, отслеживая каждую черточку.
Рампул-Пук так увлекся, что, когда строчка закончилась, он даже не понял, что произошло. Он смотрел на буквы в начале страницы, потом переводил взгляд вниз. Не понимая, куда пропали буквы. Он даже подхватил своими непропорциональными к остальному телу пальцами пару страниц и перелистнул их вперед – что делать было нельзя ни при каких обстоятельствах. Да что там говорить, Рампул-Пук через строчку-то никогда не перепрыгивал. А тут перелистнул одну, две, три страницы, и ... пусто! Ни одной буквы, ни одной закорючки. Пустые вековые листы бумаги, требующие их заполнения! Рампул-Пук не любил пробелов! Рампул-Пук был в негодовании, его два сердца начали стучать быстрее, и он вернулся обратно – туда, где еще пару секунд назад он видел буквы. Он затаил дыхание, смотря, как одна за одной буквы с легким взрывом, ели заметным для глаза, исчезали. Одна за одной, одна за одной. Слова распускались, словно петли узора. Одно за другим – одно за другим. Рампул-Пук закрыл книгу. Не желая видеть и признавать того, что видели его глаза. Он посмотрел по сторонам!
Впервые в жизни он посмотрел по сторонам. Он всегда доверял только тому, что видел перед своими глазами и под ногами. Но сейчас он готов был смотреть, куда угодно, но только не в книгу учетов. Почти никто не заметил его волнения, и это было хорошо. Если б кто-нибудь заметил это, началась бы паника. Да и лепреконы, что учитывают сказки из соседней вселенной, стали бы над ним насмехаться. А ему хватило улыбочек по поводу его через-чур высокого для лепрекона роста еще в юности. Нет, этого он никак не мог допустить! Поэтому Пук сложил руки за спину, сделал глубокий вдох и со всей важностью, которая была свойственна его виду и его должности, покинул рабочее место на 35698 секунд раньше положенного времени.
Он не знал, заметили ли его уход, он шел, не измеряя шаги в голове. Он шел быстрее обычного, поэтому колокольчики на его башмачках звенели чуть громче, чем всегда. Возможно, его излишняя суетливость и показывала, что что-то не так, идущим ему навстречу лепреконам. Хотя в это с трудом верилось, поскольку настоящий лепрекон никогда не смотрит по сторонам, а смотрит только себе под ноги. Лишь сейчас, когда он уже бежал по коридорам по своим делам, его осенила мысль, что в этом есть что-то неправильное. Если всегда смотреть только себе под ноги, можно не заметить того, что творится под твоим носом – но эту мысль Пук быстро загнал в себя подальше, ибо было что-то в этой мысли кощунственное.
Наконец Пук дошел, добежал, достремился к кабинету Того, чье имя надо называть с великим трепетом на устах и полушепотом, даже когда его не было рядом. Ибо поговаривали, что если где-то его имя называли громче положенного, Великий тут же узнавал об этом и отвлекался от реестра вселенных. А если Великий ОН отвлекался от реестра вселенных, всегда случалось что-то катастрофическое – как, например, не поданный к обеду шоколад, или, упаси Боже, надетый не на ту ногу носок! Рампул-Пук хорошо выучил это правило и потому с большим почтением зашел в залу, где учитывался реестр вселенной. Здесь все было не так, как в канцелярии сказок. Но это и было понятно: где сказки и где вся вселенная? Тут много спали. Да-да! Как же еще учитывать вселенную, если не спать? Только во сне Великий Он мог высчитать все нюансы устройства мироздания всех вселенных. Поэтому Пук шел медленно к креслу Великого, чтобы не нарушить его сон. Великий Он возлежал на шелковых подушках. Его очи были закрыты. И только громкий храп давал знать, что Великий Он погружен в работу. Рампул-Пук уже подошел к месту, когда Он поднял глаза, немного раскосые – как и положено для его должности (только великие имели такой разрез глаз – говорили, что это из-за постоянной работы) – и посмотрел на лепрекона. Протяжное и вопросительное: «Мммммммм?» – пролетело по залу, говоря, что Великий Он готов слушать.
– Бал-Тун-Сан, – начал было лепрекон, склонив голову в знак своего почтения, – Сказки…
– Мммм? – Приподнял одну бровь Великий Он.
– Исчезают, о великий Бал-тун-сан. – Рампул-Пук замер, ожидая вердикта.
– Мммммм! – Взволнованно проговорил Бал-Тун-Сан.
– Я подумал то же самое! Как удивительно, что наши мысли сходятся! – Начал лепрекон, но Великий Он приподнял мизинец правой руки и медленно опустил его. Что значило, что Великий Он в размышлениях.
Великий Он посмотрел в окно мирового пространства – которое распростерлось прямо тут в зале учета вселенных. Его брови сошлись вместе. А складки на гладкой безволосой голове стали глубже. Океан вселенных стал двигаться чуть быстрее, приближая то одну, то другую, пока перед глазами не появилась одна маленькая вселенная, на самом краю которой загорались то одна, то две точки, показывая, что именно там зарождались души сказок.
– О, мои предки! – Вскричал Рампул, обращаясь ко всем Пукам, от которых и пошли лепреконы. – Сказки в руках людей.
Ужас отразился на его лице. А колокольчики на башмачках стали немного позвякивать, показывая все волнение, которое творится в душе Пука. Так как каждый в Академии вселенных и их мироустройства знал, что там, где человек, можно ожидать всего, чего угодно.
– Как же быть, о великий Бал-Тун?
– Ждать… – Ответил Бал-Тун, – ибо, когда мировой баланс и гармония оказываются в руках людей, остается только ждать и надеяться. Веки Великого закрылись, и протяжное «Мммммм» пронеслось по залу. Великий Он был в волнении. Он ждал, как умеет ждать только наблюдатель вселенных.
[/img]

»» 05.10.13 17:18 Внутриигровые вечеринки
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Денис Сажев Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Золушка, сотрудник газеты "Волчья хватка" (папараЦЦо)
>26 Окт 2013 23:30

3800 лет до времени Стены

Стекаются миры, явив поклон великий,
Над бездной светом озарит познанье,
Здесь средоточие путей и мирозданья,
Волшебной силы зов и норов дикий.

Рождаются легенды, были, сказки,
Здесь средь бумаг, перу ее подвластны,
Творцом прекрасным, истинно великим,
Под сводами миров сияют краски.

Он не рисует, нет, ему претят страницы,
И души сказок тех, чей час уже пробил.
Средь миллиардов троп он ищет лица,
Искатель он дорог, путей и новых сил.

Явив свой светлый лик, едва вздохнут впервые,
Все плещет волшебством в мирах перерожденья,
Картины оживут - руки ее творенья,
Неведомых миров свидетели немые.

Его подвластно взору, искателя стремленью,
Все что в мирах далеких сокрыто пеленой,
Он ловит блик, момент той сказки, что порой,
Уже перо ее творит, воспето озареньем.

Из века в век из года в год, ведомые судьбою,
Она рисует свет, поход, людей, любовь и море,
Он по мирам гонимый в путь, стремлением освечен,
Так было, есть и тому быть и ныне и извечно.
(с) Лира Белаква


Отряхиваю капли воды, отбрасывая с лица капюшон темно-зеленой куртки - униформа Искателей.
За мной сомкнулись воды перехода, Академия в тысячный раз приняла обратно в свои стены того, кто начинал здесь учеником.
Иду по дощатым переходам уровня, стены переливаются картинами чудес всех миров, головы драконов обращаются в украшенные золотом клювы жар-птиц.
Прохожу мимо сферы, повисшей в воздухе, кажется, самая поверхность ее переливается силой и искрит зарядами: Темная Фея раз за разом пробует заклятие, которое отразившись от стен, возвращается и бьет по ней.
Усмехнувшись, отодвигаю рукой завесу в ее покои.
- Госпожа занята! - на меня тут же налетают фейки, крошки возбужденно бьют по воздуху блестящими крылышками, с которых осыпаются искры волшебства. - Госпожа Райалин занята!! Уффф, - малышки, вцепившись в капюшон куртки, пытаются удержать меня на пороге, отлетают назад спиной, отпустив. Я лишь небрежно отмахиваюсь от самой упрямой из них, бьющей крылышками прямо у меня перед лицом.
Свет в ее комнате всегда заставляет прикрыть глаза рукой. К этому невозможно привыкнуть. Сколько бы, мучаясь невозможностью не идти, я не приходил к ней. Овал окна воды миров омывают лазоревым. Повсюду разбросаны листы, одни лежат на своих местах, бережно отложенные в сторону, другие лишь обрывки бумаги - секунда из ее памяти или ее мысли, застывшая на холсте, чтобы снова ожить. Когда на следующем уровне рисунок прочтут и он обретет буквы, чтобы стать Сказкой еще уровнем выше, и подняться к Хранителям, туда, куда нам нет пути, к тем, кого мы никогда не встречали.
Свет играет в ее волосах, пряди разметались по хрупкой спине. Часть из них небрежно вплетены в косы и перевязаны наспех. Иногда мне кажется, что свет исходит от них, от ее волос - от нее самой.

- задави это, задуши то, насколько все рвется изнутри даже в голос.
Она оборачивается не сразу. Только когда повторяю ее имя, сомкнув пальцы на ее запястье, ощутив холод одного из браслетов на ее руке.
Она оглядывается и приходит понимание, что опять проиграл. Эта битва снова проиграна, Иллюстратор. Меня не было четыреста лет. Ее глаза жили в памяти, но все так же оказались более живыми, вернее, реальнее всего, что я когда-либо мог поймать в сферы и принести в хранилище Академии.
Она смотрит сквозь. Словно бы и рада мне, но ждет-не дождется, когда я уйду и она закончит рисунок.
- Смотри, - улыбаюсь ей беззаботно, прочесав пятерней по волосам, в этом столетии ярко-малиновым. - Я принес тебе, - достаю из карманов полные пригорошни крохотных хрустальных шаров, кладу на стол. Стараюсь говорить спокойно, скрывая, что весь этот путь был не для Академии, что я так спешил к ней первой, только ради слова, взгляда - ее одобрения, ее восторга.
Шары раскатываются в стороны, раскрываясь, в комнату из них врываются те, кого я успел подловить в этот раз. Шкура Единорога отливает жемчужным светом, рог вьется, он неспешно идет в высокой зеленой траве. Ледяной дракон раскрывает свою смертоносную пасть - самое дыхание его - мучительная смерть. Девушка протыкает руку веретеном и падает подле замертво.
Она внимательно всматривается. В каждого. С тщанием ребенка или прилежного мастера старашась упустить хоть одну деталь. Чтобы нарисовать это так, что самую ткань платья упавшей замертво девочки, отсвет на шкуре зверя, чешуйки дракона можно будет ощутить, лишь коснувшись холста ладонью.
За один такой ее взгляд мне я бы отдал все виденное в мирах за эти столетия. Она поглощает их, принесенные Чудеса. Я - ее, скрытую за темными тканями хрупкость. Желание дотронуться так ощутимо, что руки, сжатые в кулаки, приходится спрятать в карманах куртки.
Взгляд обращается к тому, что она рисовала, когда мой приход прервал ее. Челюсти сжимаются до ноющего зуда в скулах.
- А ты все рисуешь его? - выхватываю листок прежде, чем она накрывает его рукой. Всматриваюсь внимательно, три столетия назад на рисунке были лишь очертания крупного зверя. Теперь прорисована каждая шерстинка, сейчас она дополняет золоченные пластинки брони, покрывающей морду и спину.
- Дэйн, - прикрываю глаза на секунду. Часто ли я слышу звучание своего имени от нее? - Отдай, - она улыбается, ей и в голову не приходит, что самое сильное мое желание - разорвать рисунок в клочья.
Выдыхаю. Как можно небрежнее бросаю листок на стол.
Мы не должны сохранять чувства, мы, Искатели, должны жить единственной целью - принести найденное волшебство в Академию. Время и знание должны были стереть во мне все, как и в других. Наполнить до краев настолько, чтобы страсть человеческая затихла. Но это так и не случилось. Как бы я не стремился к этому десяток последних столетий.
- Ты понимаешь, что он нереальный? - когда она заботливо откладывает рисунок в сторону, подальше от меня. - Твой мишка. Он не живой. Никогда, - я рублю слова, - Таким не будет.
В ее глазах за секунду мелькает такая смесь чувств. Но главное в них - жалость. Ко мне.
- Я была рада тебе, Дэйн, приходи еще.
Это все. Означает, что наш разговор закончен. На следующие пару-тройку сотен лет.
Сметаю шары на пол одним взмахом руки. Дерзость непозволительная. Но я не оборачиваюсь, чтобы увидеть ее реакцию. У меня за спиной небьющиеся сферы перекатываются по полу. Кажется, самый звук этот звучит насмешливо.



»» 30.10.13 05:09 Обсуждения развития сюжета игры Совсем другая Сказка
_________________
Держаться за воздух, за острые звезды
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Лира Белаква Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 01.07.2013

Откуда: Золотой Компас
>03 Ноя 2013 23:41

- Учитель, а как отличить мою фантазию от того, чему предначертано случится?
- Дитя, нет твоей фантазии, нет моей. Она сама по себе. И благословенен тот, кому она явит свой лик, воплотившись в словах или на холсте.
- Значит все, что я вижу, имеет значение?
- Абсолютно все. Не пренебрегай ни словом, ни очертанием, ни звуком, ни мыслью, посетившей тебя. Все важно во вселенной магии.
- А мы? Какую ценность имеем мы?
- Мы и есть магия. Учись прилежно, дитя и сможешь прикоснуться к течению мироздания.

«Из разговора с учителем.
Академия мироздания.
3400 лет до времени Великой стены»


У меня не было друзей в привычном понимании этого слова. Никогда не задумывалась о том, что человеку время от времени нужно излить кому-то душу, поделиться страхами, переживаниями, радостями, мечтами. Это было так дико и так непривычно. Особенно, когда время от времени удавалось совершать краткосрочные путешествия в один из миров. Как говорил учитель, для вдохновения и возможности разбудить скрытые области подсознания.
Двести-триста лет пролетали практически как один миг, так что командировка не доставляла дискомфорта и не вызывала желания поскорее вернуться домой. Уходить всегда нужно, когда еще хочешь остаться. Хотя бы чуточку, но желаешь задержаться, чтобы еще один раз насладиться местом пребывания, временем, сменой обстановки.
Иллюстратор – это не просто художник, которому в голову приходит мысль и он вскакивает посреди ночи в чем мать родила, спотыкаясь, несется к холсту, чтобы поскорее воплотить фантазию, мысль, посетившую его. Хотя, чего греха таить, я частенько просыпаюсь среди ночи, ведомая своим подсознанием, просто сажусь за стол и рисую. Рисую, то, что впоследствии воплотится в сказку, оживет, расцвеченное буквами. Умелые ткачи сплетут буквы в слова, и небывалой красоты гобелен ляжет у ног, расшитый золотом мыслей и самоцветными камнями эмоций, морали и, несомненно, счастливого финала.
Вот и сегодня я не спала, продолжая рисовать Его. Странная сказка. Обычно, рисуя, я более или менее, в общих чертах могла представить, что получится из того или иного рисунка. Как поведет себя герой. Будет он злодеем, над которым добро, несомненно, одержит победу, или же будет светлым, добрым и полным надежды персонажем, которому предстоит преодолеть много опасностей и препятствий на своем пути.
- Госпожа, нельзя столько трудиться, - маленькая фейка в золотистом платьице мельтешила среди бумаг на полу, рассматривая наброски, - это уже ни с чем не сравнимо.
- Ты еще маленькая, Ия, - я обмакнула перо в радужные чернила, продолжая выводить на бумаге золотую вязь герба на его броне, - нет ничего важнее и ничего более значимого, чем обретение магии, ее познание и воплощение.
- Я вообще-то старше вас, госпожа, - крылышки протестующее захлопали, словно у маленькой колибри, а феечка надула губки, зависнув над столом, рассматривая рисунок.
- Красивый правда? - не заметила, как спросила вслух, - очерчивая темно-золотым контур брони на морде большого белого медведя. – Только я совсем не могу прочитать его историю, хмурюсь, обводя одну и ту же линию несколько раз, - словно его история постоянно меняется. Словно она еще не записана в летопись и не предназначена для прочтения.
- Да, красивый, - протяжно пропело золотоволосое создание, стряхивая на рисунок пыльцу с крылышек, а затем добавило, встрепенувшись, - может, его просто нет в разделе «Долго и счастливо»?
- Ия, - смеясь, смахиваю с листа едва различимые блесточки, - мне кажется золотого тут вполне достаточно.
Недовольно скрестив ручки на груди, фейка приземляется на кипу бумаг справа от меня и, свесив ножки, играет с перьями в вазочке.
- Госпожа, вот если бы посмотреть на мир, в котором живет душа этой сказки, тогда бы все встало на свои места. На месте ведь виднее что к чему.
- Ия, это невозможно. Еще лет сто я не смогу покинуть Академию. Архив не заполнен и еще столько сфер нужно освободить.
Фейка пожимает плечиками, продолжая теребить перышко, а я рисую, размышляя над словами этой маленькой бунтарки. Даже не озвученные, мысли уже предательски вертятся в голове, думая над возможностью воплотить в жизнь эту смелую затею.
- Ия, когда Искатели отправляются в следующую экспедицию?
- Сегодня, госпожа, - малышка подлетает ближе, зависнув на уровне глаз, - вы что-то задумали, да? - Глазки светятся в предвкушении и нетерпении. Даже крылышки маленькой фейки словно дребезжат от любопытства.
- Не знаю, Ия, - откладываю перо, вставая из-за стола, машинально взяв в руки рисунок, - но ведь это действительно странно, что я не могу прочитать его сказку. Странно и непонятно. Это очень отвлекает от работы.
Воды перехода не пропустят кого-либо без позволения Великого. Только Искателям дано право покидать академию в строго оговоренное время. Идея с переодеванием тут не подойдет. Нужно придумать что-то понадежнее, чем натянуть на голову капюшон и притвориться Искателем.
Что лепетала Ия дальше, я не слушала и продолжала мерить шагами комнату, обдумывая, как же правильно поступить. Спустя минут двадцать таких хождений, поняла, что без помощи мне врятли удастся и шаг сделать за пределы Академии.
- Госпожа, воды Перехода – не единственный путь отсюда, – фейка продолжает летать следом, мельтеша за левым плечом, словно назойливая птичка, - я слышала, как шептались сестрички, что в покоях Великого, - она понизила голос до шепота, приложив маленькую ладошку к моему уху, - есть радужное зеркало. Говорят, что при помощи его, Он следит за равновесием миров и время от времени сам наведывается в ту или иную Вселенную.
Решительность сменяется опасениями на моем лице, пока я пытаюсь взвесить все за и против. Любопытство точит изнутри, но и нарушить правила так страшно.
- Надеюсь, он поможет мне, – накидываю легкий плащ, скользнув за дверь собственных покоев.
К счастью никто не попадается по пути к Водному переходу, и я спокойно добираюсь до противоположного крыла, минуя Коридор магических артефактов и Комнаты утерянных сказок.
- Госпожа, а это хорошая идея? – Ия тут как тут, с какой-то сумочкой в руках и в новом плащике, - может лучше попытаться воспользоваться Радужным зеркалом?
- Ты куда собралась, негодница?
- Я не могу Вас одну отпустить. Вдруг Вам помощь понадобиться.
- Ия…, - вздыхаю, закатив глаза, - а хотя, - махаю рукой, - делай что хочешь. Зеркало – не подойдет. Никто не может попасть в покои Великого без его ведома. Это значит, что придется рискнуть.
Спорить с ней бессмысленно. Эта упрямая фейка все равно сделает все по-своему. В огромной зале с небесного цвета потолком как всегда много народу. Не составляет огромного труда затеряться среди Хранителей, Переписчиков и, конечно же, Искателей. От обилия зеленого цвета рябит в глазах, и я сильнее натягиваю капюшон на лицо. Ия благоразумно сложив крылышки, сидит возле шеи, выглядывая из-за волос.
- Госпожа, - добавляет шепотом, - он был не в лучшем расположении духа, когда вышел из ваших покоев. Не уверена, что он захочет помочь.
- Попытка – не пытка, - пожимаю плечами, плотнее запахнув полы плаща.
Эта зала никогда не пустует. Постоянно кто-то покидает Академию, ведомый своими целями или поручениями, постоянно кто-то возвращается. Искатели – из очередного плодотворного похода, путешественники – в поисках приключений. Огромное помещение, окруженное по периметру массивными колоннами, словно подпирающими небо, сияет в лучах незаходящего солнца. Я ищу глазами его профиль, щурясь от света, стараясь различить очертания силуэта. Если он уже покинул Академию, значит все напрасно. Больше просить помощи не у кого. Отгоняю эту мысль, вновь всматриваясь в лица. Почему-то кажется, что другие побоятся помочь в такой бессмысленной и опрометчивой, на первый взгляд, авантюре. А он? Не знаю. Но хочется верить, что все получится.
Я нахожу его у самого Перехода в компании еще двоих Искателей. Он как всегда собран и немногословен, будто задумался о чем-то своем. Не задает вопросов, лишь коротко отвечает на те, что задают ему. Может злится. На меня?
- Дэйн, - тяну за рукав, оттаскивая его от товарищей, - я не успела тебя поблагодарить за то, что ты принес, - сильнее сжимаю ткань куртки, понимая, что говорю совсем не то, что собиралась.
- Я рад, что смог порадовать тебя, - он пытается убрать руку, продолжая смотреть с непониманием и немым вопросом в глазах.
- Это не все, - отпускаю его руку, вскидывая голову, чтобы посмотреть в глаза, - я хочу, чтобы ты помог мне попасть в этот мир, - протягиваю ему рисунок, скрученный в небольшой сверток. – Я не знаю, кого еще попросить.

»» 17.11.13 01:35 Набережная
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Денис Сажев Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Золушка, сотрудник газеты "Волчья хватка" (папараЦЦо)
>03 Май 2014 0:34

Стоим с парнями у перехода, водопад искрится брызгами, влагой, по эту сторону не ощутимой на коже, потому что ее и вовсе нет - воды.
Обман для новичков, чтобы не так жутко было просто ступать в темноту. Иллюзию сотворили когда-то давно да и оставили. Только как и всегда в мирах, и тут что-то засбоило и на обратном пути Искатели всегда получали хорошую порцию освежающего душа.
- В этот раз Ему не удержаться, - старший из парней дымит самокруткой, подсмотрел в одном из миров - ушлый. - Наш друг Волшебник слишком далеко зашел, когда привел сюда женщину из миров.
- Ходят слухи, что она способная, - не удерживается от противоречия младший.
- Не мели чепуху, Рэн!
- Да заткнулись бы вы уже оба, а? - резкость слов смягчаю взглядом. Мысли и без их вечных сплетен мрачные.
Потому и не сразу замечаю ее, только когда она уже тянет за рукав. Искатели переглядываются, среди однотонной зелени ее ярко-бордовый плащ слишком явный знак отличия и другого ремесла, чтобы не быть замеченным.
Цитата:
- Дэйн, - тяну за рукав, оттаскивая его от товарищей, - я не успела тебя поблагодарить за то, что ты принес, - сильнее сжимаю ткань куртки, понимая, что говорю совсем не то, что собиралась.

Неужели сама Иллюстратор вдруг решила пожелать мне хорошего Поиска?
Цитата:
- Это не все, - отпускаю его руку, вскидывая голову, чтобы посмотреть в глаза, - я хочу, чтобы ты помог мне попасть в этот мир, - протягиваю ему рисунок, скрученный в небольшой сверток. – Я не знаю, кого еще попросить.

Чуть не сорвавшееся "да, конечно", успеваю вовремя задавить. Разворачиваю пергамент, догадываясь о том, что увижу. Быстрый взгляд на нее, зачем, миры, ей достались такие глаза. Чтобы ей отвечали только "все что угодно"?
- Что-то я не помню, чтобы нанимался провожатым к маленьким девочкам, - ответ выходит злой, острый. Нам нельзя впускать чувства так глубоко и сильно. Обида и боль, как и счастье, затуманивают взгляд.
Глаза ее становятся темнее, сжимает губы, чтобы не дрогнули.
- Ты не поможешь?
- Нет, - отвечаю, уже готовый отвернуться.
- Ну и прекрасно! - разворачивается так резко, что тугие пряди плетенных кос хлестко бьют ее по спине. - Сама справлюсь!

С чем это еще она сама справится?! Перехватываю руку начинающей бунтарки.
- Совсем спятила?! Поймают, останешься там навсегда!
- Мне очень нужно в этот мир, - упрямо.
- К этому зверю? К нему тебе нужно?!
- Дэйн, я попаду туда. С твоей помощью или без нее.
Сильнее сжимаю ее тонкое запястье в руке.
- Дождись меня, не делай глупости. Всего две сотни лет, я обещаю, я проведу. Не делай то, за что не расплатишься.

Двести лет спустя.

- Что мне надо взять с собой?
- Меня. А еще лучше туда, вообще, не отправляться.
- Там так страшно? Не верю, твои создания, шары, которые ты приносишь, там же очень красиво!
- Там иначе. Просто не так, как здесь.

- Держись крепче, а лучше закрой глаза, - обнимаю девушку за талию.

Пронзающий до костей ветер, россыпью снега первый же удар в лицо.
- Рэйя!! - оглядываюсь в поисках девушки. Она сидит на земле, упираясь ладонями в снег.
- Что это? - снимает пальцами снежинки с ладоней, не сознавая, что замерзает насмерть.
- Снег, пустота бы его побрала! Никогда не выходит вырулить на весну!
- Весну?
Только раздраженно закатываю глаза, надевая поверх ее плаща и платья выуженную из сумки пуховую куртку.
- Держись поближе, волкам и лесорубам на глаза не попадайся.
- Лесорубам?
Силы всех миров, за что мне все это?...

»» 03.05.14 11:43 Обсуждения развития сюжета игры Совсем другая Сказка
_________________
Держаться за воздух, за острые звезды
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Лира Белаква Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 01.07.2013

Откуда: Золотой Компас
>05 Май 2014 0:47

Повсюду, повсеместно эти законы, о которых никто не предупреждает, но стоит нарушить негласное правило, и огребешь.
А как не нарушить? Никто же не предупреждает. (с)


Прошло сто лет с той встречи у Перехода. Я пыталась потихоньку разведать, возможно ли отправиться в нужный мне мир. Несколько Искателей уходили туда, но я не рискнула попросить кого-то из них, а самостоятельное путешествие так и оставалось несбыточной мечтой.
- Расскажи дитя, как прошло твое путешествие в Мир Драконов? – учитель расхаживает по библиотеке, продолжая крутить перстень на указательном пальце, - я слышал, что там очень красиво.
- Да, учитель, но ничто не сравнится с красотой и великолепием родного дома, - было бы глупо ответить что-то иное, вызвав тем самым ненужные подозрения. Через неделю истекает срок путешествия Искателя. Он вернется, и я смогу осуществить задуманное.
- Ты словно летаешь в облаках, дитя, - учитель опускается на скамью у окна и изучающе смотрит на меня, - расскажи, что тебя тревожит?
Скорее бы вернулся мой негласный проводник. С каждым днем все сложнее выдерживать проницательный взгляд наставника. Он с детства был моей опорой и поддержкой в учении. Ему я всегда доверяла свои мысли и сомнения. Сейчас учитель смотрел выжидающе, но все так же тепло и по-отечески снисходительно. Скрестив руки на груди, подхожу к окну, распахнув ставни как можно шире. Внизу под сводами Академии буйством красок раскинулся удивительный сад. Растения и животные были собраны в сотнях миров. Теперь взгляд мог в любую минуту наслаждаться этим средоточием многообразия и неповторимости.
- Я не совсем понимаю, в чем может быть радость путешествия по уже исхоженным тропам, - легкая накидка светло-бежевого цвета поверх длинного в пол платья невесомо колышется на ветру, играя в солнечных лучах.
- Что ты хочешь сказать, дитя?
- Мир Драконов красив, я не буду с этим спорить, но я не знаю ни одного уголка, что был бы не изучен там. Ни одной пещеры, ни одной дороги. Даже драконы все наперечет.
- Кажется, я понимаю, о чем ты, Рэйя, - учитель улыбается, предлагая присесть рядом.
- Это так, - хмурюсь, подбирая нужное слово, - это же так скучно, учитель. Разве нет? Почему Иллюстраторам позволено посещать лишь изведанные миры? Почему путешествие должно быть таким распланированным?
- Дитя мое, - теплая рука касается моих ладоней, чуть сжимая, - так много вопросов.
- Извините, - поджимаю губы, сдерживая порыв спросить еще что-то, - я просто не понимаю. А когда я не понимаю, я не могу выбросить это из головы. Только представьте, какую пользу могли бы принести иллюстраторы, воочию наблюдая за рождением нового мира. Сколько сказок, легенд, историй. Гораздо интереснее было бы путешествовать по вновь открываемым мирам. – еще одна попытка добиться желаемого. Сколько их было на протяжении этих почти двух сотен лет.
- Ты такая мечтательница, Рэйя, - теплые пальцы успокаивающе поглаживают ладони, - совсем не замечаешь обратную сторону медали.
- Обратную сторону?
- Подумай сама. Разве можно отправлять в неизвестность того, кто не готов к встрече с опасностями, что могут таиться в темноте?
- Снова загадки, - вздыхаю, сдерживаясь, чтобы не закатить глаза и не фыркнуть в нетерпении, - значит, только Искатели готовы ко всем опасностям? - пренебрежение и досаду в голосе скрыть получается с трудом. Да и вряд ли получается вовсе.
- Дитя мое, - ладонь гладит по волосам, - ты не должна забивать голову подобными вопросами. Чему я тебя учил?
- Каждый должен заниматься своим делом и не пытаться постичь то, что предназначено для другого, - заученным голосом цитирую слова наставника, а чуть тише добавляю, - проще говоря, не совать нос не в свое дело.
- Рэйя!
- Прошу прощения, учитель, - виновато опускаю глаза, поправив браслеты на запястье, - вырвалось.
- Ступай, - учитель встает со скамьи и я встаю следом. Медленно провожает меня к выходу из библиотеки, едва касаясь ладонью между лопаток. От этого прикосновения хочется вытянуться смирно и как можно сильнее расправить плечи, дабы избежать прикосновения. Мне едва хватает сил, чтобы на лице сияла добродушная и почтительная улыбка. Самой же хочется бежать скорее и топать ногами от досады. И на этот раз ничего не вышло. Придется ждать.
У дверей покоев Ия наконец-то покидает собственное укрытие, вспорхнув крылышками слетает с моего плеча.
- Госпожа так нетерпелива, - легкие крылышки подобно перезвону колокольчиков отливают серебром в солнечных лучах, - всего неделя осталась.
- Ожидание убивает меня. И чем ближе назначенный час, тем нестерпимее ждать его возвращения. Мне кажется, Ия, что я опущусь до того, что через семь дней брошусь ему навстречу, - усевшись перед зеркалом на небольшой пуфик, позволяю Ие расплести мои волосы и поколдовать над сменой прически к ужину.
- Так люблю возиться с волосами, - малышка мельтешит позади, словно светлячок.
- Вплети фиолетовые ленты, - смотрю на свое отражение, улыбнувшись и склонив голову набок.
- Под цвет глаз, - всплеснув маленькими ручками, фейка радостно хлопает в ладоши, - будет превосходно.
Молча киваю ее энтузиазму и улыбаюсь. Неделя. Всего неделя. Так мало, когда время ничто не значит и так много, когда ждешь.
День перехода. (Наконец-то!)
- Что мне надо взять с собой? – я, наверное, волнуюсь сильнее, чем перед сдачей экзамена на присвоение очередной степени Иллюстратора.
- Меня. А еще лучше туда, вообще, не отправляться, - Дэйн все еще надеется, что я передумаю.
- Там так страшно? Не верю, твои создания, шары, которые ты приносишь, там же очень красиво! – кручу в руках два альбома, так и не выбрав, бросаю в сумку оба.
- Там иначе. Просто не так, как здесь.
- Ясно,- затягиваю тесемки плаща и накидываю капюшон, - я готова, - стараюсь сдержать слишком радостные эмоции. Дэйн недовольно хмыкает, оценив степень энтузиазма новоиспеченной путешественницы. Делаю вид, что не заметила недоброго огонька во взгляде Искателя. Я буду паинькой, лишь бы не передумал. Разумеется, и в этом случае я найду способ попасть куда мне надо, но с гораздо большими затратами сил и времени. А мне бы этого совсем не хотелось.
- Держись крепче, а лучше закрой глаза, - обнимает за талию.
Закрываю глаза, обняв мужчину за спину. Каждый раз мне кажется, что окатит водой с ног до головы. И каждый раз не могу привыкнуть к реалистичности фальшивого водопада.
Приземлившись на пятую точку, хватаю ртом воздух и тут же зажмуриваюсь от обжигающего холода. Под пальцами что-то мягкое и холодное. Рассыпчатое, словно мелкие бисеринки, которыми Ия так любит вышивать лилии.
- Рэйя!! – Дэйн оглядывается вокруг буквально в нескольких метрах от меня.
- Что это? – сминаю «биссер» в ладонях.
- Снег, пустота бы его побрала! Никогда не выходит вырулить на весну!
- Весну?
Раздраженно закатывает глаза, достав из сумки теплую пуховую куртку. И как только она там поместилась? Едва успеваю прикусить язык, чтобы не задать вопрос вслух. Хватит пока вопросов.
- Держись поближе, волкам и лесорубам на глаза не попадайся.
- Лесорубам? – ну разве можно удержаться, когда слова сами слетают с губ.
- Чему вас только учат, - Дэйн плотнее застегивает куртку и, натянув капюшон, оглядывается на меня, - так и будешь стоять? Пошли.
- Учитель говорит, что у меня очень пытливый ум, - шагаю следом, придерживая рукой капюшон, чтобы не срывало ветром.
- Не сомневаюсь в мудрости твоего учителя.
- Да, - смаргиваю снежинки, - тебе бы за столько лет не мешало научиться выруливать, или как ты там сказал?
- Могу вырулить прямо сейчас, - Дэйн резко останавливается, развернувшись, и я как слепыш врезаюсь в мужчину.
- Можешь оставить меня здесь и рулить, куда тебе надо, - я упрямо вздергиваю подбородок, позволив драгоценному теплу хлынуть из-за ворота куртки, - за доставку спасибо. Я искренне тебе благодарна. И за куртку тоже. Хотя, - добавляю мягче, вытирая растаявшие дорожки со щек, - штаны бы не помешали.
Я очень испугалась собственной бравады, но слова уже были сказаны, и прикусить язык я сообразила позже, чем следовало бы. А если он сейчас уйдет? Мысль мелькнула, словно выпущенная в цель стрела. Нет, не уйдет. Ведь не уйдет?
- Пошли, нужно переждать пока снег не утихнет, - мужчина направляется в сторону гор по правую сторону от места приземления.
Выдохнув с облегчением, даю себе обещание впредь держать язык за зубами и не болтать лишнего.
- Зачем идти в горы, - я киваю в сторону леса, - не проще ли укрыться там?
- Рэйя, что я тебе говорил про волков и лесорубов? А прятаться ты где будешь, зароешься в сугроб?
- Ладно, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - вздохнув, поджимаю губы, чтобы не спорить дальше. Да и холодно стало зверски. Мечты о штанах все больше крутились в голове.
- Знаю. Не в первый раз здесь.
- Отлично, значит, не пропадем.
- Очень хочется в это верить, - Дэйн протягивает руку и дергает вверх, словно котенка, помогая взобраться повыше на скалистый уступ.
- Дэйн, - я отряхиваю снег, и засовываю замерзшие руки в карманы куртки, - отвлеки от холода. Расскажи мне об этом мире. Где мне искать Его? – сделав акцент на последнем слове, я не стала уточнять кого именно. Думаю, мой спутник прекрасно понял, кого я имею ввиду.

»» 05.05.14 14:44 Обсуждения развития сюжета игры Совсем другая Сказка
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Академия Мироздания Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Аз есмъ начало и конец.
>07 Июн 2014 23:04

В данном тексте не пострадал ни один еврей.
Еврею везде есть место. Еврею везде рады. Особенно, если Еврей умеет считать.
Есть правило, рожденное здесь, в стенах из звезд и неба, и записанное в книгах жизней. Учтенное по форме № IRL 56.000.0013. Которое гласит, что любой добропорядочный Еврей после жизни своей попадает в Рай.
А Еврей, что умеет считать, – работает здесь, в Академии Мироздании в отделении учета.
Йося Цимельман (он же Йосик, он же Фига, а для любимой мамы Саррочки – Пупусюньчик), когда узнал о сем правиле, понял, что его Богом избранный народ нагло обдурили.
Но, как говорится: «Не привыкать – лишь бы хорошо платили, и все было кашерно!». И таки Йося Цимельман работал в Академии вот уже триста с лишним лет. В отделе учета «хороших и злых поступков». Работал, не жалея живота своего и глаз. Но не забывая про обед и отпуск (конечно же, с мамочкой).
И ни разу, ни РАзУ! в его счетах коэффициент прихода положительных дел за счет израсходованной магии не был нерентабельным! Никогда.
Если бы не этот Энск!
Совершенно нерентабельное предприятие. Столько потрачено положительной магии. Столько материалов затрачено. И что!? И ноль!
Счеты Йоси нервно подергивались, когда тот перечитывал все потери в магии. Но сегодня на его негодование и множество докладов «наверх» (А если дело дошло «до верха», это значит, терпение Йоси перешло все границы) были услышаны.
Глаза Счетовода быстро пробегали по тексту ответа, что телеграфировали недавно с «верху» А улыбка окрасило мрачное лицо Йоси.
Дождался! Наконец Энчанам придется отрабатывать подаренную им Добрую магию. С этого дня добрая магия переходит на предоплату! Нет добрых поступков – нет магии. Все по честным Еврейским законам!
А отработать то, что они уже получили, придется, совершив добрые дела. Каковые? Узнают в ближайшее время. Уж Йося проследит!


»» 07.06.14 23:11 Набережная
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Академия Мироздания Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 09.02.2013

Откуда: Аз есмъ начало и конец.
>12 Янв 2015 14:04

Рампул-Пук Йорик Тринадцатый нервно вздохнул.
Он всегда вздыхал нервно, когда его посещали Инквизиторы. Особенно сейчас, когда прибыл сам Номер Первый - это гарантированно обещало кучу проблем всем ведомствам.
- Вы знаете, что у нас образовалась аномальная зона в неком городе, в мире №5651351? - сурово спросил Инквизитор.
Рампул-Пук Йорик Тринадцатый вспотел.
В словах Номера Первого ему почудился намек. Очень нехороший намек.
- Да, господин, - почему-то голос звучал как писк.
- Я пришел к выводу, что нам нужно отойти от простого наблюдения и вмешаться, - спокойно сказал Инквизитор.
Рампул-Пук Йорик Тринадцатый дернулся.
- Да?
- Да. - В голосе Первого была сталь. - Мы открываем филиал Академии в городе Энске. Я сам перееду туда, дабы следить за исполнением планов. И мы нанимаем квалифицированное Зло, чтобы уравновесить баланс.
- Да? - снова пискнул Рампул.
- Да. - ответил Великий Инквизитор.


Судебное постановление #749267\74937268847
Мы, Инквизитор первого уровня Всея Миров, постановили:
Признать город Энск аномальной зоной, с выплесками положительно-доброй энергии.
Открыть филиал Академии Миров в вышеназванном городе, по адресу: улица Вязов, дом 13, с прямым порталом в головное здание.

Для поддержания баланса добра и зла в городе, привлечь наемных работников, работающих как хаотичное зло.
Наемным работникам выдавать средства и поселять в городе, под видом обычных жителей.
Если по прошествии года баланс не будет достигнуто, принять экстренные меры.
Великий Инквизитор.
Безвременье.


»» 29.05.15 19:19 Окрестности города Энск
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кир Принцев Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 12.02.2013

Откуда: из сказки "Русалочка"
>17 Авг 2015 20:33


“Военное искусство имеет задачею с возможно меньшею затратою сил, средств и времени достигнуть на войне победы над врагом”
Военная энциклопедия



- Вот и твой черед пришел, сынок! - отец с гордостью хлопнул меня по плечу. – В нашей семье все имели дар, и все попадали на Военный факультет Академии Мироздания! Это большая честь!
Отец – в который раз за последний год! – начал рассказывать, как ему самому прислали приглашение в Академию, как гордился дед, далее следовали воспоминания об Академии и ее чудесах, о днях учебы, о его приятелях-сокурсниках, об их житье-бытье и проделках… Особую гордость у отца вызывал тот факт, что у меня обнаружились особенные способности. Дар, который можно получить только при рождении, и нельзя никак развить или приобрести. В нашей семье этот дар передавался по наследству, но проявлялся не в каждом поколении…

На Военный факультет магических войск попадали разными способами. Жители сказочных миров, владеющие магией, оказывались там самым обычным путем: зная о своих способностях, подавали документы представителю Академии. Когда человека зачисляли, приходило письмо, в котором об этом сообщалось, а также присылался особый Договор о соблюдении Магический законов, верности Академии и все такое… В этот Договор было встроено особое заклинание, отправлявшее курсанта к месту учебы, стоило только поставить под документом свою подпись. Иной дороги в Академию Вселенных и их Мироустройства никто не знал…
Некоторые именитые семьи посылали на Военный факультет своих отпрысков поколение за поколением, поставляя магической армии боевых офицеров. Так было со всеми мужчинами моей семьи.

Но существовали, кроме волшебных, и другие миры, где не было магии, либо она преследовалась властью… В таких мирах магов приходилось разыскивать. Методы имелись различные. Самый простой – поисковое заклинание-объявление. Вот такое:



Далее следовал маловразумительный текст заклинания, которое переносило кандидата в военные маги прямиком ко двору Академии…
Появлялось такое объявление в местных печатных или рукописных изданиях: газетах, журналах, информационных листках, на афишах или вывесках, даже на свитках и среди наскальных рисунков – смотря насколько развитым был мир… Человек, не имеющей магических сил, объявления увидеть и прочесть никак не мог – такое было колдовство. А видел вместо него что-то другое, самое обычное и неинтересное. Например, о продаже коровы или обмене квартиры.
А еще по не волшебным мирам ходили разведчики-искатели, надевая личину то волхвов, то бродячих музыкантов, то рекламных агентов или представителей разных фирм, то и вовсе - геологов… И, если слышали они о чем-то необычном в мире, немедленно отправлялись это проверять. А когда находили человека с особыми, пригодными для Военного – или какого другого – факультета Академии, магическими способностями – тут же и переправляли к магическому двору Академии. Ведь абсолютно вся магия должна быть учтена, измерена, записана в книги и направлена на какое-то дело!

Набранные таким образом студенты представляли собой довольно разношерстную толпу. Ведь кто-то всю жизнь прожил в сказочном мире, мечтал об учебе в Академии, готовился, а кто-то прочел случайное объявление. Просто так прочел, не думая. И оказался при магическом дворе буквально в чем был, даже сумку дорожную не собрав…
Но новички быстро осваивались, и буквально через полгода всем казалось, что они родились на плацу Военного факультета. И уже не было разницы, из какого мира прибыл курсант. Здесь ценилось другое: сила и выносливость, то, насколько прилежно студент овладевал основами воинских знаний, а еще – особые магические способности.

Те, кто владел каким-то особым даром, с первых дней учебы находились под пристальным наблюдением Кардинала – весьма засекреченной личности, командира некоего Особого отряда, подчиняющегося напрямую Великому Инквизитору. Ибо, хоть официально Военный факультет и относился к юрисдикции военных, подчиняясь Маршалу магических войск, всем было известно, кто на самом деле следит за равновесием сил в сказочных мирах, и по чьему указанию любой из студентов может быть направлен в этот самый Особый отряд.
Об Особом отряде ходили легенды. Никто толком не знал, что это за организация. Но разговоров, слухов и сплетен ходило немало. Если происходило в волшебном, а порой и в не волшебном, мире нечто особенное, с чем не могли справиться местные силовые структуры, власть и армия, появлялся Особый отряд. Численность его оставалась тайной. Для выполнения задания всегда присылали ровно столько людей, сколько было нужно – как правило, совсем немного. Действовали они быстро, эффективно, следов не оставляли и исчезали так же незаметно, как и появлялись.
Многие мечтали служить в таком отряде, еще больше – боялись его. Отбирали туда немногих и только тех, кто владел каким-то особым даром.

Хоть магией в волшебном мире могли пользоваться так или иначе практически все, особых волшебных способностей среди людей было не так уж и много.
Были видящие – те, кто видел магию и ее разнообразные проявления. Например, ауры, остаточные следы заклинаний, наведенные чары. Такие умельцы встречались довольно часто, работали в разных сферах. Те из них, кто поступал на Военный факультет, попадали впоследствии в магическую разведку, и лишь наиболее талантливые – в Особый кардинальский отряд.
Еще были действующие – те, кто мог активно воздействовать на магию, изменяя ее. Среди них встречались такие, которые могли придумывать активные заклинания, и такие, кто мог эти заклинания изменять или отменять. Действующих было гораздо меньше, чем видящих. Служили они обычно при штабе или в архиве - кто разрабатывал заклинания, а те, кто магию мог изменять – в основных ударных войсках – офицерами-разрушителями или еще какими.
Меньше всего было тех, кто мог воздействовать на самих магов, усиливая или отбирая у них часть, а то и всю магическую силу, упрощая их. Дар этот был исключительно редким, и весьма ценился Инквизицией. При наличии такого офицера в войске магическая война могла и вовсе не состояться…
Кроме военных дел, упростителям часто поручали особые, секретные поручения. Например, в какой-нибудь королевской семье рождался талантливый маг, активно воздействующий на магию, меняющий ее и не желающий подчиняться Закону. Кто же им, принцам, на Закон указывать будет? А бед такой бесконтрольный маг мог натворить немалых… Вот и бралась за него Инквизиция. Обычно по просьбе любящих родителей и бралась, кому же скандалы в королевском семействе и беспорядки в стране нужны? А так – изъяли у отпрыска излишнюю магическую силу, и все довольны! Кроме самого принца, конечно.

Практически все, кто владел даром воздействия на магов, попадали в Особый отряд, едва закончив обучение. А некоторые – еще до его окончания, если на то была необходимость.
Именно такой дар был у меня…

»» 20.08.15 23:46 Квартиры и Дома
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кир Принцев Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 12.02.2013

Откуда: из сказки "Русалочка"
>09 Окт 2015 17:17

Как бы плохо мы не говорили о преподах, они думают о нас еще хуже



- Мистер Уильям Дельвини! Прошу Вас…
Уильям Артур Виктор Аннахэм Георг Бикус III, самый младший отпрыск королевского дома Дельвини, а для меня просто Билли, медленно поднялся из-за неудобного стола с выгнутой столешницей, длинной полукруглой лентой опоясывающей третий ряд в одном из четырех секторов большого учебного класса.
Билли был большим, неуклюжим увальнем с пудовыми кулаками и добродушным нравом. Знакомы мы были почти всю жизнь – мою и его, поскольку родились в одном мире, в соседних государствах, никогда не воевавших друг с другом.
Сложилось так, что в семействе Дельвини на свет появлялись по большей части девочки, принцессы. А когда родился Билли, его дед – король – решил, во что бы то ни стало, воспитать из внука великого воина. Но парень рос не задиристым и добрым, любил верховую езду и лошадей, а еще собак, дрался очень редко, в основном, за компанию со мной, и каких-то исключительных воинских способностей не имел. Больше того, учился он так себе, любые науки давались Билли с трудом из-за плохой памяти. Это было его особенностью, как и внезапно обнаружившиеся силы видящего. И если дома придворные педагоги, насколько было возможно, завышали его отметки, боясь королевского гнева, то здесь, в Академии, отпрыску славного рода Дельвини приходилось трудно, если бы не те самые магические данные, ради которых его взялись обучать, и помощь друзей-приятелей.
В целом был наш Билли славным малым, чего нельзя сказать о преподавателе, восседавшем сейчас за кафедрой в центре класса. Слухи о его занудстве и ненависти к студентам ходили по всей Академии.
Сеньор Амигулья был совсем еще молод, но уже почти полностью лыс. К тому же рост имел невысокий, худое и желчное лицо, всегда поджатые в тонкую нитку губы и великое самомнение! Сегодня у нас было третье занятие по Мироведению, и за два первых мы уже успели оценить и «доброту» нрава, и глубину наполеоновских комплексов нового преподавателя…
Меж тем Билли под шепоток и хихиканье курсантов спустился по проходу между секторами и побрел к кафедре. Сеньор Амигулья небрежно взмахнул рукой, и рядом с ним в воздухе возникла картинка со схемой дискового варианта Мироздания, а рядом еще одна – с Осью Мироздания. Наш учитель, оказывается, был действующим магом.
- Прошу! – даже не поворачивая головы, в полной уверенности, что все у него получилось, как нужно, и демонстрационная картинка появилась, молодой преподаватель жестом пригласил Билли подойти поближе. – Поведайте нам о строении Мироздания в виде Вселенского диска и расскажите, чем отличаются стороны Диска!
- Эээ… - многообещающе начал мой товарищ.
Я точно знал, что он учил, упорно учил весь вчерашний вечер, когда другие курсанты уже беззаботно занимались своими делами, читали, резались в карты, потихоньку выбегали во двор курить или пообщаться с девушками. Уже перед самым отбоем я подсел к другу за стол и попытался донести тему в самых простых словах, объясняя практически на пальцах. И сейчас Билли с надеждой смотрел на меня…
«Вспоминай же!» - я пытался показать приятелю на пальцах Вселенский диск, разделенный на сектора космическим вакуумом: один сектор – один мир. Билли что-то мямлил, вытягивал шею, разглядывая мои руки, таращил глаза и мотал головой. Он был напуган, растерян и ничего не понимал из моих подсказок. Этакий медведь, которого внезапно разбудили среди зимы, и он никак не может понять – зачем?
Амигулья некоторое время что-то писал в журнале, а потом поднял голову и недовольно оглядел Билли.
- В чем дело? Вы не готовились?
- Готовился… - вздохнул Билли и даже как-то в размерах уменьшился, когда выдохнул.
- Тогда расскажите, что собой представляет дисковое мироустройство!
Я принялся отчаянно жестикулировать, рисуя в воздухе окружность и деля ее на части.
- Что Вы делаете? – преподаватель вскинул голову и вытянул шею, чтобы казаться повыше. – Встаньте!
Я поднялся, прямо глядя на него.
- Вы считаете, ваш товарищ не справится сам?
- Он справится! – мой ответ был твердым. – Он весь вечер занимался. Просто он теряется у доски. Там в журнале отмечено…
В журнале на последней странице были перечислены особенности каждого курсанта: принадлежность к той или иной династии, магические способности, имеющиеся проблемы…
- То есть Вы считаете, что я должен оценивать курсантов, исходя из того, к какому роду они принадлежат? – голос сеньора Амигульи был полон яда, а шею он вытянул еще сильнее.
«Наверно, хочет с Билли сравняться», - мелькнула ехидная мысль.
- Нет…
- Так вот! На моих занятиях каждый получает ту оценку, которой заслуживает! – Амигулья поднялся со стула, заложил руки за спину, приподнялся на носки и продолжил. – Если курсант не в состоянии выучить простейшую тему, ему нечего делать в стенах Академии, к какому бы роду он ни принадлежал! – голос преподавателя поднимался все выше, почти срываясь на фальцет. – И я не собираюсь пресмыкаться перед вашими папочками, будь они хоть трижды короли!
- У Билли выдающийся дар видящего! Его надо обучать, чтоб он мог свои силы контролировать! – принялся возражать я.
Зря. Амигулья вытянулся в струну, темнея лицом, и выплюнул мне:
- К доске! Раз Вы так умны, расскажите мне о строении дискового и осевого миров! И сферического! И покажите все на схеме!!!
- Но…
Я всего лишь хотел сказать, что рядом со мной вызванная преподавателем схема исчезнет, я еще не научился контролировать направление своей магической силы.
- Молчать! Наряд вне очереди и идите к кафедре! Немедленно!
Ничего не оставалось, как подчиниться. В полной тишине я вышел к проходу и спустился к кафедре.
- Начинайте! И показывайте на схеме!
Амигулья развернулся ко мне всем телом и замер. Схемы не было. Я стоял у преподавательского стола и прямо смотрел на него.
- Действующий, значит… И сильный действующий! Даже посмел убрать мою схему!
- Я не убирал! Специально - не убирал! В журнале же записано…
- Да как ты смеешь! – из глаз преподавателя только что молнии не вылетали. – Три наряда! Я сам решу, смотреть ли мне в журнал! Никто не будет меня учить, тем более, сопливый щенок вроде тебя! И твой папаша…
Я плохо помнил, что происходило дальше. Мои глаза заволокло каким-то туманом, уши заложило. Кажется, сеньор Амигулья, вознамерился силой магии приподнять нас с Билли над полом и вышвырнуть за дверь. Билли рассказывал потом, что аура преподавателя сделалась грязно-бордовой, к нам потянулось от нее нечто, напоминающее шланг, попыталось обхватить, но вдруг дернулось ко мне, как притянутое магнитом, прилипло, меня окутало белое сияние, и после этого и шланг, и магическая аура Амигульи пропали.
Головокружение было вполне реальным. Внезапная слепоглухота пропала. Я стоял все там же – у кафедры, рядом с учителем. Билли таращил на меня удивленные глаза с противоположной стороны преподавательского стола, а сам преподаватель растерянно взмахивал руками, хмурил брови, замирал на мгновение, и снова начинал махать рукой и щелкать пальцами.
- Что?.. Куда?..
До меня дошло быстро, хоть в жизни еще не приходилось никого упрощать. Амигулья тоже понял и тут же схватился за журнал, чтобы удостовериться.
- Ах, ты!.. Да как?.. Да я… Ты будешь исключен! – наконец, выдохнул он. – Марш в свой корпус! Собирай вещи! И ты тоже! – это было уже Билли.
Мы оба молча развернулись к выходу.

»» 25.10.15 20:55 Квартиры и Дома
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кир Принцев Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 12.02.2013

Откуда: из сказки "Русалочка"
>08 Дек 2015 17:55

Errare humnnum est



Нет такого студента, который не мечтает оказаться вне класса посреди учебного дня. Прогулка по пустым коридорам Академии, когда все остальные на занятиях, кажется ему чем-то заманчивым и очень приятным. Но у нас с Билли эта прогулка никаких положительных эмоций не вызывала. Мы едва обращали внимание на то, куда шли. Оказавшись во внутреннем дворе Военного факультета, остановились и дружно огляделись.

Высокие шпили Академических башен упирались в облака. Над ними всегда были облака, занимающие все небо – низкие, серебристые, пропускающие достаточно света днем и расходящиеся лишь ночью, чтобы открыть звезды. Наверное, это было какое-то колдовство. Дождь проливался над Академией очень редко, и здесь всегда царило одно и то же время года – то ли поздняя весна, то ли ранняя осень, то ли нежаркое лето.
Здания учебных корпусов и казарм смыкались без всяких зазоров, образуя ровный прямоугольник - единую стену вокруг двора Военного факультета. По длинным сторонам прямоугольника располагались с одной стороны казармы, а с другой – учебные корпуса, по коротким – столовая и кухня с подсобками и складами, а напротив – административные помещения с личным кабинетом Главы Военного факультета.
Вдоль Административного корпуса росли невысокие деревья и были разбиты клумбы с какими-то яркими цветами. Остальное пространство должным образом разметили: сразу у столовой находилась спортплощадка с беговой дорожкой и разными снарядами, а центр двора выложили камнем и украсили флагштоком с развевающимся на нем знаменем Военного факультета – здесь располагался плац для строевой подготовки, а также нечастых праздничных построений и парадов.
Как раз завтра должен был состоятся торжественный парад – своего рода посвящение первокурсников в полноценные курсанты. Ожидали прибытия самого Маршала магических войск сэра Итона Райса – фигуры легендарной и имеющей немалый вес. Поговаривали, что Маршал обожает самолично испытывать способности новичков, и если кому-то повезет ему понравиться, то головокружительная карьера и слава счастливчику обеспечены. Если, конечно, Кардинал не перехватит в свой Особый отряд, что несомненно является признанием особых талантов, но вовсе не несет славы – дела отряда хоть и значимы, но имена его членов никогда не раскрываются…

Некоторое время я и Билли стояли посреди двора. Я размышлял невесело, что теперь-то нам вообще никакой карьеры и славы не видать: ни под началом великого Маршала, ни даже тайной в кардинальском Особом отряде. А ведь еще предстояло объясняться с родителями…
- Пойдем! – позвал я приятеля. – Надо вещи собрать. Как они нас отправлять будут? Наверное, формальности займут какое-то время, и нам хотя бы выспаться дадут… И что тебе мешало нормально выучить это Мироведенье?
- А я и выучил, - спокойно заявил Билли. – Устройство миров – это же так интересно! Вот, например, тот же Вселенский диск. Каждый мир – отдельный сектор, отделенный от других миров межмировой пустотой. Из сектора в сектор никак не попасть, только на космическом корабле. Заметь – та же система в сферической вселенной: шарообразные миры отделены друг от друга космическим вакуумом. И в осевой системе миров тоже. То есть космическая пустота существует намного раньше миров, и уже в ней они возникли и развивались!
Я аж замер, глядя на друга. То ли это он от пережитого стресса, то ли наше с Амигульей волшебное столкновение так на его память подействовало – отразилось там чего, мозги ему прочистило – в любом случае оставалось сожалеть, что этого не произошло раньше. Теперь же нас все равно исключат, независимо от того, знает ли Уильям Артур Виктор Аннахэм Георг Бикус III из славного дома Дельвини что-то о вселенском мироустройстве или нет.
Казалось, Билли абсолютно не расстроен по этому поводу. Лицо его было просветленно-задумчивым, глаза сияли каким-то новым выражением. Он послушно шагал за мной в казарму, но видел только нечто внутри себя, шевелил губами, жестикулировал – словно что-то рассказывал. В спальне Билли задумчиво уселся на кровать, продолжая разговаривать сам с собой, пока я не прикрикнул на него. Лишь тогда он нехотя поднялся, вытащил сумку и небрежно покидал в нее какие-то вещи. А потом уселся рядом с сумкой на кровать и принялся перелистывать учебники один за другим.
Я ждал, что к нам придет кто-то из офицеров, чтобы официально сообщить об отчислении, мы даже не пошли на ужин: мне кусок в горло не лез, а Билли продолжал читать, ничего не замечая вокруг. Но никто так и не пришел. Было слышно, как остальные курсанты собрались в гостиной, болтали, смеялись, наверно, готовились к занятиям, но в спальню никто не заходил до самого отбоя. И я был этому только рад, ведь мы теперь не курсанты. Не желая ни с кем общаться, объясняться, ловить сочувственные взгляды, я лег пораньше, и когда явились ребята, сделал вид, что сплю. Билли же никого не замечал, листая книгу за книгой возле лампы на прикроватной тумбочке. Н-да, все же странно он себя ведет, раньше его книги не привлекали…
Наблюдая за читающим другом, я и сам не заметил, как заснул. А утром открыл глаза, когда в спальне уже было совсем светло, а сокурсники давно встали и ушли. Только Билли спал на соседней кровати – прямо в одежде и с книгой под щекой. Разбудить его оказалось непросто. Приятель долго отмахивался от меня, хмурился с закрытыми глазами, что-то ворчал, но, наконец, открыл глаза и сел на кровати, осоловело глядя перед собой.
- Пошли умываться и завтракать, если что-то еще осталось! А то неизвестно, сколько придется ждать отправки домой…

Самый короткий путь в столовую был через двор. Но там сейчас на плацу собирался весь Военный факультет во главе с преподавателями, а мне абсолютно не хотелось никому попадаться на глаза. Потому мы со все еще полусонным Билли пошли по запутанным коридорам внутри зданий Академии и заявились в столовую со стороны внутренней лестницы. Прямо напротив нее в углу стоял большой раскидистый цветок в кадке, к которой была прислонена швабра с мокрой тряпкой. А за столом с самого краешка боком к нам сидел небольшого роста крепенький дедок в синей трикотажной рубашке и трениках. Надвинув на нос очки в роговой оправе, он сосредоточенно читал газету, держа ее одной рукой, а другой подносил ко рту большую керамическую кружку, из которой прихлебывал чай. Чай, наверное, был очень горячий, потому что дед время от времени отставлял в сторону кружку и большим клетчатым платком начинал вытирать пот с блестящей лысины, окруженной клочками белого пуха. Больше в столовой никого не было. Остатки завтрака убрать тоже почему-то не спешили. Вероятно, тот, кто должен был это сделать, пользуясь тем, что весь состав Военного факультета от курсантов до руководства находился на плацу, в свое удовольствие попивал сейчас чаек и читал газету.
Нам с Билли все это было только на руку. Дернув замершего с отвисшей челюстью приятеля, я поволок его за собой.
- Здорово, отец! Что на завтрак? – деловито поинтересовался я, подходя к столу и пытаясь усадить на стул сопротивляющегося Билли.
- Здорово… сынки! – дедуля внимательно осмотрел нас из-под очков, подняв их на лоб. – На завтрак овсянка, наша, армейская, яички всмятку. Хотите – там еще бутерброды с колбаской остались и сыр. А чайку могу свежего заварить. Будете чаек-то? – он умильно улыбнулся, снова отпив из своей кружки.
- Будем, отец! Все будем! – я уже засовывал в рот обнаруженный на тарелке бутерброд и тянул к себе тарелку с остывающей овсянкой. – Билли, ешь давай!
Но Билли продолжал сидеть как истукан и, открыв рот, разглядывать уборщика.
- Кушай-кушай! – обратился дедок к Билли. – Силы тебе еще понадобятся!
Только после этих слов приятель опустил глаза в тарелку и с бешеной скоростью принялся кидать в рот ложку за ложкой.
Дедок меж тем поднялся с места, ушел за перегородку к раздатке и вернулся с исходящим паром чайником и двумя чистыми кружками. При виде его Билли снова было подскочил, но дед остановил его и усадил на место, похлопав по плечу.
- А расскажите-ка, сынки, почему вы опоздали на завтрак? И на построение вроде как не спешите? – лукавые глаза снова уставились на нас.
- А некуда нам спешить!
- Как так? Вы же курсанты! Или нет?
- Да вот так… - запивая завтрак крепким ароматным чаем, я коротко рассказал любопытному деду о наших приключениях. – Так что некуда нам теперь спешить… Думаю, как построение закончится, так нас и отправят отсюда…
- Так-так… Упростил, стало быть, Амигулью… Нехорошо, конечно, но – нарвался он, однозначно… Слишком ставил себя высоко. Знал ведь, с кем работает! Так что сам на себя пусть теперь и пеняет! Уволим из Академии за профнепригодность, однозначно! Подберем ему местечко какое-нибудь… в канцелярии или еще где…
Я перестал жевать и медленно сглотнул. До меня вдруг дошло, что швабра у кадки и неприбранный стол могут быть с дедом и не связаны. А тот лукаво улыбался, глядя своими острыми глазами.
- Ув… уволите? Амигулью???
- Конечно! Он сам виноват. Ты его предупреждал? Предупреждал! Все ведь записано! – я таращил на деда глаза, но сказать ничего не мог. – Или, думаешь, никто не наблюдает за аудиториями? Да разве можно молодежь с магическими способностями без присмотра оставлять? И преподаватели разные попадаются… А способности у тебя выдающиеся! Уникальные просто! Пожалуй, я еще таких не встречал, а повидал я немало… Думаю после первого курса забрать тебя к себе на практику. Если, конечно, Кардинал не опередит, - дед горестно вздохнул. – Ничего! Мы еще с ним поборемся! Поборемся! В армии тоже способные парни нужны!
Дедок поднялся из-за стола, и я начал вставать следом, а за мной – и Билли, уже давно очистивший свою тарелку.
- Да сидите вы! Доедайте спокойно...
- А… - я не успел задать вопрос. Билли опередил меня громовым: «Слушаемся, товарищ Маршал!» Дед заулыбался:
- Да ладно! Пока без формальностей! А ты молодец! А в личном деле написано, что тугодум… Как узнал-то? В учебнике фото совсем старое, я там на себя не похож…
- Я видел несколько фото, в разных энциклопедиях. Если их все сравнить, можно проследить динами изменений лица и представить, как оно может измениться еще через несколько лет. А если вывести формулу…
- Все-все! – Маршал поднял руки раскрытыми ладонями вверх. – Тебя тоже заберу к себе на практику! В отдел аналитики! А то там парни что-то совсем закисли. Вот с ними формулу и выведешь!
Он направился к выходу, но через пару шагов снова обернулся.
- Доедайте. У вас есть еще минут двадцать. А на построении чтоб были оба! И впредь не отлынивать! – в голосе деда послышались металлические нотки, в ответ на которые тело само собой вытянулось по стойке «Смирно».
Выдохнуть получилось, только когда закрылась дверь.
- Это Маршал магических войск сэр Итон Райс, - выдал внезапно поумневший Билли то, что и так уже было понятно.
– Пошли! У нас на все про все двадцать минут! В парадную форму переодеться надо! – я со всех ног припустил к лестнице.

»» 23.12.15 12:55 Обсуждения развития сюжета игры Совсем другая Сказка
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Арина Морская Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 11.07.2014

Откуда: сказка "Русалочка" Морская Колдунья я
>21 Янв 2016 23:09

Где-то далеко
Никогда не любила порталы, меня в них укачивает, что ли. Постоянно тошнит, и голова кружится от этого мельтешения цветов пространственно-временного континуума. Обычно, чтобы легче перенести переход, я закрываю глаза, но в этом раз это мало чем мне помогло. Портал был нестабилен, все силы ушли на его создание и на то, чтобы задать направление, а вот на стабилизацию их увы не осталось.
Воронка портала то и дело меняла свою форму. Нас с Гансом мотало в разные стороны, что тоже не особо радовало. Мне казалось, что мои внутренности превратились в кашу и скоро полезут наружу. Не знаю, как Ганс, но я ощущала себя щепкой в центре разбушевавшейся стихии.
Резкий толчок в спину и нас прижимает к стене воронки, я прямо чувствую, как воздушные вихри касаются моего лица. Но вдруг воздух спереди словно застывает, и становятся отчетливо видны слои миров, как я их называю. Они переливаются всеми цветами и меняют свое местоположение, оказываясь то сверху, то снизу, а то и напротив нас. Это завораживающее зрелище длится недолго, потому что воронка вновь начинает вращение и вдруг резко становится широкой. Это происходит настолько неожиданно, что мы с Гансом делаем то, чего ни в коем случае делать нельзя, когда находишься внутри портала. Мы расцепляем руки, и нас тут же раскидывает по разные стороны и выбрасывает из воронки.
Приземление выходит на удивление мягким – я падаю прямо в кусты, которые к счастью лишены шипов, а ветки очень эластичные и безболезненно пружинят под моим весом. Аккуратно поднимаюсь и осматриваю себя. Вроде бы цела, ничего не болит, царапин вроде тоже не наблюдается. Интересно, куда нас выбросило?
Воздух наполнен магией, я чувствую ее каждой клеточкой своего тела. Это не жалкие крохи, что были в Энске, у меня не только кончики пальцев покалывает, чувство внутренней щекотки разливается по всему делу и дарит небывалую легкость. Кажется, стоит сделать шаг и подпрыгнуть, как я полечу. Потрясающее ощущение! Я улыбаюсь. Интересно, а что чувствует Ганс? Стелла вроде говорила что-то про то, что он тоже может чувствовать магию. Вот бы узнать, как это проявляется. Оглядываюсь по сторонам, чтобы спросить Ганса, но его нигде нет.
Ну, конечно же! Разве могло быть по-другому? Портал – тоже своего рода вид транспорта, а один из нас(точно не я) прогневал богов этого вида.
Ну, и где теперь мне его искать? Было бы, конечно, намного проще, если бы мы заранее договорились, как действовать в такой ситуации и в каком направлении шагать, но мы понятное дело этого не сделали. Ладно, Ганс, он ничего не знает, но я то, могла додуматься! Хотя чего уж теперь, после драки кулаками не машут.
Итак, там, куда я попала, судя по солнцу, скоро будет вечер, что не очень хорошо. Осветительных приборов у меня нет, а сумку со склянками, украденными у Румпа, я выронила при падении. Но лучше ее найти, пока не стемнело. Может, отыщется что-нибудь, что сгодится для поисков. Но сначала надо определиться с направлением. Я нахожусь на опушке небольшого леса. Туда, в лес, идти, я думаю, смысла нет, хотя сумка могла отлететь туда и повиснуть на каком-нибудь дереве. Но если я туда зайду, не факт, что смогу оттуда выйти, эффект черновика еще никто не отменял и то, что кажется сравнительно небольшим, на деле может оказаться просто огромным. Но впустую тратить время мне сейчас тоже не стоит. А еще здесь непривычно тихо. Нет шума автомобилей, не гудят вывески клубов, да и воздух тут необычный - сладковатый на вкус, с небольшой ноткой горечи. Не могу удержаться и набираю полную грудь, чтобы подольше насладиться этим ароматом. Как же все-таки тут тихо! Если бы я позвала Ганса, он, наверное, меня бы услышал, но привлекать внимания мне хочется меньше, чем остаться ночью одной.
Вдруг со стороны леса я услышала шаги. Ну, вот зачем я подумала про привлечение внимания? Всем же известно, что мысли материальны! Всматриваюсь в глубь леса, но никого не вижу. Что за дела? Я абсолютно не чувствую применяемой магии, значит я либо ослепла, либо тот, кого я слышу, идет по невидимой мне дороге.
- Добрый вечер, - вдруг слышу я голос у себя за спиной и вздрагиваю от неожиданности, ведь по звуку шагов, их обладатель должен был появиться прямо передо мной, ну или может быть немного слева.
Оборачиваюсь и замечаю довольно-таки высокого мужчину, лет пятидесяти, в очках и смешной рубашке.
- Добрый вечер, - осторожно отвечаю я, заметив у него в руках свою сумку.
- Извините, не хотел вас напугать, - говорит он и протягивает мне сумку, - Это, наверное, ваше.
- Мое, - соглашаюсь я, - Спасибо.
- Меня зовут профессор Грэг Митчелл.
- Арина Морская, - пожимаю протянутую руку.
Немного странный этот профессор. Я бы на его месте, прежде чем отдавать сумку с непонятным содержимым незнакомой женщине, попыталась бы узнать побольше и о содержимом и о незнакомке.
- Знаете, это так волнительно встретить кого-то из места, откуда ты сам прибыл много лет назад.
- Вы тоже из Энска? - удивленно спрашиваю я.
- Из него самого. Я за дочкой сюда пришел, да так и остался.
- А вы не боитесь мне это говорить? Вдруг я ведьма какая-нибудь и вот прям сейчас вас и убью? – интересуюсь я
- Мой прибор показывает, что вы не являетесь носительницей темной магии, - спокойно отвечает профессор.
- Какой еще прибор?
И тут Грэг достает из кармана брюк небольшое устройство напоминающее пейджер.
- На пейджер похоже, - сообщаю я
- Так это он и есть, - ухмыляется профессор, явно довольный произведенным эффектом, - я его модифицировал и теперь если в радиусе ста метров есть кто-то обладающей темной магией, пейджер начинает пищать, словно получил сообщение.
- А вы не боитесь, что кто-то услышит этот писк? – спрашиваю я, с интересом разглядывая устройство.
- Над этим я как раз работаю, - отвечает Грэг, принимая у меня из рук свое устройство обратно.
И тут мне в голову приходит одна мысль, которой я тут же с профессором и делюсь.
- Скажите, пожалуйста, профессор…
- Можно просто Грэг.
- Хорошо, Грэг. Так вот, скажите мне, а нет ли у вас случайно такого прибора, который помогает определить местонахождение человека?
- Конечно, есть, - улыбаясь, говорит Грэг, - Иначе как бы я вас нашел?
- А можно мне им воспользоваться? Дело в том, что я сюда попала не одна, со мной был еще один человек…
- Да, я знаю. Мужчина. Я за ним дочку свою отправил.
- Что? Вот так вот просто к незнакомому мужику дочь послать? То ли вы слишком хорошо думаете о людях, то ли…
- То ли дочка моя может сама о себе позаботиться.
- Простите, - краснея, говорю я.
- Да чего уж там. Пойдемте лучше к нам в дом, глядишь, там и спутник ваш отыщется.
- А если нет? Вдруг с ним что-нибудь случилось? Или ваша дочь его не нашла?
- Ох, и склонны же вы паниковать, барышня! Не волнуйтесь. Его выбросило ближе, чем вас, так что Сара его уже встретила, и они движутся по направлению к дому.
Я заметила у Грэга в руках тот же пейджер, на экранчике которого движутся две точки. А он не такой дурак, как мне показалось.
- Он у меня многофункциональный, - улыбаясь, говорит Грэг.
- Вы - удивительный человек!
- Подождите удивляться, вы еще мой дом не видели, - хмыкнул профессор и повел меня в сторону от леса.
Стоило сделать пару шагов, как мы оказались совершенно на другой стороне. Я так и знала, эффект черновика. Через минут пять мы пришли к домику на дереве.
- Прошу сюда, - профессор горделиво указал на лестницу, ведущую наверх, - Сам построил!
- Впечатляет, - говорю я, - словно в детство попала.
- У вас был домик на дереве?
- Нет, но я всегда хотела такой иметь.
Пара минут и мы внутри. Ганс уже там и о чем-то оживленно болтает с симпатичной девушкой. Видимо это и есть дочка профессора – Сара.

»» 24.01.16 16:42 Сказочные зарисовки
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Ганзель Краус Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 23.02.2013

Откуда: Доктор, сказка "Ганзель и Гретель"
>23 Янв 2016 23:25

Где-то в мире Оз…
Дневник доктора. День первый.


Путешествие сквозь портал в иные миры в обществе красивой женщины всегда представлялось мне чем-то захватывающим увлекательным и романтическим. Нет, оно таким, безусловно, и было, однако я кое-что не учел. А именно, вас когда-нибудь забывали в стиральной машине на режиме стирки с жестким отжимом? Не думаю. Не знаю, как Арина, а я внутри портала чувствовал себя именно так. Ощущение будто пару раз стошнило, но легче от этого не становилось, потому что, тебя будто метает в одну сторону, а внутренности в другую. Даже закрыл глаза – не помогло. А потом еще один резкий толчок и рука Арины выскальзывает из моей. Тщетно пытаюсь я ухватиться за нее вновь – мои пальцы касаются воздуха. Потом портал резко уходит вниз и я с оглушительной скоростью - падаю. Падаю куда-то в бездну, тишину и темноту…

- Похоже, он сдох…дожили, с неба упал трупак – куда катится мир!

Воздух врывается в мои легкие с шумом и свистом, вновь пробуждая к жизни. Открываю глаза, и только огромной силой воли их удается вновь не зажмурить. Потому что на них буквально обрушивается обилие цвета и света, запахов и звуков. Мой взгляд потерялся в кроне деревьев над головой. Ветер гулял где-то там в листьях и ветвях…совершенно невообразимых цветов – всевозможных оттенков розового, пурпурного и фиолетового. Потребовалось некоторое время, чтобы я пришел в себя, понял, что лежу на голой земле посреди лесной поляны, руки-ноги на месте и вроде ничего не сломано.
- Кажись, живой! Гляди-ка…
Прямо к моему лицо приближается нечто. Это нечто примерно сантиметров тридцать в длину и с маленькими прозрачными крыльями. Существо по всем параметрам напоминает крошечного человечка, походит на ожившую фарфоровую статуэтку феи или эльфа. Позвольте, так выходит это она и есть? Фея, эльф, лесная нимфа, пикси или что-то в этом роде? Повинуясь инстинкту, поднимаю ладонь и тычу в фею пальцем, чтобы окончательно убедиться – она настоящая!
Фея вдруг поднимает оглушительный визг!
- Он меня лапает! Посмотрите на эту вопиющую бестактность! Только глаза продрал – и сразу лапать давай!
Она еще раз визжит, потом делает резкий пируэт в воздухе и отлетает куда-то в сторону. Пытаюсь сесть и сказать что-то в свое оправдание, но внезапно прямо в мой подбородок упирается копье!
- Двинешься – убью! – звучит где-то над головой голос, и тщетно пытаюсь сфокусировать взгляд, чтобы рассмотреть обидчика. Могу сказать, что этот некто скрыт темным плащом с плотным капюшоном.
- Простите, я…
- Молчи! – острие копья вплотную придвигается к моей шее, лишая возможности бежать – Тебе запрещено говорить до тех пор, пока я не спрошу. У тебя есть лишь одна возможность выжить – я задам вопрос и только правильный ответ на него поможет избежать печальной участи. Готов?
Ничего себе встреча! Похоже, мой квест окажется очень коротким. Вот оно, то о чем предупреждала Арина, загадки и все такое. Она предупреждала, а я не слушал и Арины сейчас нет рядом, чтобы подсказать. Что спросит этот демон? Как звали третьего поросенка? Ниф-ниф, Наф-наф и…блин, как же звали третьего? Или сколько жен было у Синей бороды или какая-то дурацкая загадка с подковыркой вроде: что утром ходит на четырех ногах, днем на двух, а ночью на трех…никогда не понимал смысл таких загадок. Как можно отгадать то, чего не знаешь???
А потом демон наклоняется и задает жутким голосом самый невероятный вопрос, который можно предположить.
- Итак…как назывался первый сингл Бритни Спирс?
WTF??????????????????
Меня что, приложило о землю сильнее, чем я предполагал? Послышалось, может? Потому что вот никак в моей вселенной не могли столкнуться демон с копьем из сказочной страны и Бритни Спирс.
- Да не знает он – феечка подлетела к демону, ничуть не боясь чудовища и упрямо заявила – Мочим!
Копье угрожающе надвигается.
- Стойте…стойте…дайте подумать…там еще она такая с косичками, что-то про малышку…а вспомнил Baby one more time!
Копье внезапно исчезает и я могу перевести дух, размять затекшую шею и подняться.
- Значит, это действительно ты…Смелый Ганс – голос демона тоже меняется, он мелодичный, женский.
- А ты кто?
Она опускает капюшон и улыбается.
- Я – Сара. Сара Митчелл. Давно не виделись.

Сара? Девочка с фотографии? Вот эта высокая красавица? Но, похоже что так и есть…ее глаза, да глаза не изменились, я узнал их.
- Сара ты…выросла – выдавливаю из себя.
Она смеется.
- Ты тоже, Ганс – Сара качает головой – Извини за копье, времена нынче настали опасные, лучше перестраховаться. А голос помогает изменять одна полезная штука.
- И мы еще не до конца уверены в том, что ты хороший! – подает голос фея.
- Брось, Мэри – Сара отмахивается от нее – Это фея Мэрривэзер, наша приятельница
- Погодушка?
- Назовешь меня так еще раз – глаза выцарапаю!

- Она не любит свое полное имя – Сара качает головой – будь любезнее, пожалуйста! Это же Ганс…вот и ты…с ума сойти…после стольких лет!
- Прости, я вспомнил про нашу встречу и обо всем, что тогда случилось лишь недавно…
- Понятно, ну пойдем. Здесь опасно оставаться надолго.
- Стой. Я пришел не один. Со мной была женщина. Арина, я должен найти…
- Не волнуйся – Сара подает мне мой рюкзак, валявшийся у ствола упавшего дерева – Я знаю, мы с отцом зафиксировали в лаборатории двоих гостей. Он пошел за ней и приведет к нашему дому.
- А он не будет….
- Тыкать копьем? – Сара старается скрыть усмешку – Нет, он миролюбивый. С твоей Ариной все будет хорошо, но если не поторопимся отец и она могут выпить весь липовый чай, а это будет катастрофа.
Медленно мы идем по лесу, и я замечаю, что пурпурный отступает, вместо этого на сцену заступает синий, буквально наполняя пространство вокруг волшебным сиянием.

- Что это?
- Ничего – Сара пожимает плечами – Просто закат. Скоро привыкнешь. Мы на приграничье.
Выходим к большому оврагу и я замираю. Внизу простилается просто буйство красок – это долина с яркими с деревьями – оранжевого, желтого и зеленого цветов.

- А там – Фиолетовая страна! – Сара указывает вправо.
Я вижу горы и морское побережье – вода, облака, небо – все там восхитительных оттенков фиолетового.

- А слева можно увидеть Розовую страну.
Родина моей матери. Я поворачиваюсь, с трудом отведя взгляд от открывшейся красоты, чтобы погрузится уже в чудесный вид светлого розового неба.

- Непостижимо!
Теперь я понял отца, когда тот говорил, что описать сказочный мир Оз словами никому не под силу. Это надо видеть, это надо чувствовать. Ощутить в полной мере и вдохнуть полной грудью!
- Когда живешь здесь так долго, как я воспринимаешь окружающую красоту как должное – тем временем говорит Сара – Для меня Энск кажется диковинным местом, сладким воспоминанием детства. – она спохватывается – Ну, пойдем, пока не стемнело.
- Встретимся утром, проверю не заметил ли кто еще этих визитеров, кто-то из злых – на прощание говорит Мэри и показывает мне язык. Фея исчезает, а мы продолжаем путь, огибая овраг.
- Значит, твой отец, профессор Митчелл, тоже здесь?
- Ага, мы живем вдвоем в домике на дереве – скоро сам увидишь.
- А под сочетанием «кто-то из злых» Мэри подразумевала…
- Гингему – заканчивает за меня Сара – И ее приспешников. Ведьма правит Изумрудным городом, а формально и всеми этими землями. Так что зло живет там, в городе за толстыми изумрудными стенами.
Она кивнула головой в сторону леса, откуда мы пришли.
- Далеко отсюда Изумрудный город?
- Пара дней пути. Но поверь, это последнее место, где ты хотел бы оказаться…а вот мы и пришли.
Обогнув овраг, мы спустились вниз к небольшой поляне на которой….не было абсолютно ничего. Оглядываюсь и недоуменно развожу руками.
- А, должно быть отец включил защитный механизм – сюда – Сара буквально хватает меня за руку и тащит вперед. И – о чудо, стоило сделать пару шагов, как словно пала невидимая стена и я разглядел чудесный большой дом и да он располагался прямо на огромном дереве.

- Паааап…
Из окна показался мужчина средних лет в очках.
- А вот и ты – поднимайтесь, я тут веду увлекательнейшую беседу с этой юной леди.
Мое сердце наполняется радостью - наверху я вижу Арину! Мы поднимаемся, и я не отказываю себе в удовольствии обнять ее.
- С тобой все в порядке?
Арина кивает.
- Грэг замечательный и у него есть магический пейджер.
- Грэг Митчелл, к вашим услугам – профессор улыбается и разливает чай по чашкам из симпатичного чайника с цветочным рисунком.
- Это – Смелый Ганс – отрекомендовывает меня Сара, чмокает отца в щеку и хватает чашку со стола.
- Ганзель Краус – решаю все же представиться.
- Сын Оскара – Профессор Митчелл кивает – Знаешь ли, он много лет назад помог мне попасть сюда, к дочке.
- Мне тоже…
- Присаживайтесь к столу – Сара пододвигает мне блюдо с нарезанными кусочками чего-то – Чай очень вкусный, мы обмениваемся с Безумным шляпником, а всем известно – у него лучший чай во всех десяти королевствах!
- Ой, а я же живу в вашей квартире, в Энске – мы с Ариной усаживаемся на два деревянных свободных стула и я решаюсь попробовать предложенное блюдо – И очень хорошо знаю вашу мать и твою Сара получается бабушку, Дороти.
- И как она?
- Хорошо, очень хорошо. Очень мне помогла. Поверить…я также знаю, что твоя мама, Сара тоже в порядке, и кажется, у тебя даже есть братья!
- Братья! С ума сойти! – Сара хлопает в ладошки – Как же не терпится с ними познакомиться.
Жую нечто по вкусу напоминающее гриб, но более твердый по консистенции. И попутно огладываюсь. В этом домике на дереве полно удивительных вещей. Думаю, сейчас мы находимся в столовой, здесь есть балконы, и еще комнаты и даже библиотека.
- Там – лаборатория – отвечает на мой вопрос Грэг – Скоро увидите, у меня все нужное есть, микроскоп, схемы и все такое, и книги. Как видите, в страну Оз я прибыл не налегке, нужно было захватить все необходимые вещи, чтобы обеспечить наше существование.
- Ага, представьте как я была счастлива, когда узнала, что папа даже притащил школьные учебники! – со смехом сказала Сара.
- Зато теперь я с гордостью могу сказать, что ты наверняка можешь с легкостью получить диплом по естественным наукам в любом университете мира и в твоем образовании нет пробелов. После возвращения – этим и займемся.
- А что это такое я ем?
- Великанский гриб Страны чудес.
Кусок застревает в горле.
- Что? А разве мы при этом не должны…увеличиться?
- Ешьте спокойно – профессор махнул рукой – Мне удалось избавить гриб от этих свойств, зато он отлично насыщает и служит настоящим вместилищем полезных витаминов и аминокислот. Ну, так когда отправляемся в Энск?

Мы с Ариной виновато переглядываемся. Эти люди столько ждали, готовились, надеялись на мой приход, думали, что однажды я все вспомню, приду и верну их, а я…
С шумом отставляю тарелку и поднимаюсь.
- Профессор Митчелл, Сара…не буду врать, у меня есть возможность немедленно вернуть вас обратно, однако…должен признаться, что истинная причина нашего прихода сюда кроется в другом. Мою сестру Гретель похитила Бастинда, как Сару когда-то Гингема. Утром они исчезли вместе с ураганом и мы с Ариной отправились их искать.
- Бастинда здесь? – Грэг и Сара изумленно переглядываются – Вы точно не путаете?
- Нет. Я удивлен, что вы не в курсе.
- Мы стараемся держаться подальше от Изумрудного города, но такое событие как возвращение Злой ведьмы пропустить было бы невозможно. Да Гингема устроила бы парад поэтому поводу. Нет, Ганс я уверена, что Бастинда здесь не объявлялась. – говорит Сара.
- А моя сестра?
Она качает головой.
- Мне жаль.
- Ну, может вы еще не успели об этом узнать.
Тут уж Сара и Грэг виновато переглядываются.
- Ладно – профессор поднимается – Доедим потом. Ганзель, Арина, пройдемте в лабораторию, и я расскажу вам про временную аномалию.
Мы проходим в помещение со множеством приборов, которые вертятся, кружатся и мигают. В середине комнаты огромный стол на котором лежит большая карта.
- Работаю над картой сказочного мира, что, должен признать, молодые люди – весьма нелегкая задача. – поясняет Грэг - Страны постоянно перемещаются, ландшафт меняется… так. Сара, помоги мне, надо добавить света – принеси пару подсвечников.
- А где мы? – спрашивает Арина.
- Вот - Митчелл указывает на середину карты – Мир Оз сам по себе огражден Стеной от других сказочных стран и королевств, таким он был всегда.
- Зачем и почему?
- Хороший вопрос, Арина – Митчелл пожимает плечами. Сара возвращается и ставит на стол большой подсвечник. Она наклоняется, что-то шепчет и спустя мгновение вместо свечей в комнате появляются круглые огоньки.
- Как лихо у тебя выходит!
- Немного волшебства – Сара опускает глаза и тихо добавляет – Гингема научила. Ладно, пап, начинай лекцию.
Профессор Митчелл трет ладони и указывает на два циферблата.
- Итак, есть наш мир на земле и мир Оз. Издавна, здесь время текло медленнее, чем на Земле, это было во времена твоей матери, когда в Оз жили и добрые волшебницы и злые ведьмы. Когда же Стелла и ведьмы покинули Оз – время здесь стало идти с чудовищной скоростью – Грэг принялся вращать стрелки одного из циферблатов. – Но потом, когда Гингема и Сара сюда вернулись…произошло следующее – время сравнялось.
Грэг остановил стрелки на обоих циферблатах.
- Так что и в Энске и здесь оно текло равномерно.
- А иначе мы бы уже давно состарились и умерли – добавляет Сара – И прошло бы не пятнадцать лет, а целых триста или наоборот, всего лишь три.
- Я пришел к выводу, что таким образом мир Оз реагирует на прибытие злых ведьм, меняя временной поток.
- Профессор…не поймите меня неправильно, это все чрезвычайно интересно, но моя сестра…
- Здесь мы фиксируем все вспышки, необычные явления и аномалии – Митчелл указывает на стену, где вывешен график на большом листе пергамента – Обычно это сопровождается погодными явлениями.
- Так мы заметили и ваше прибытие сегодня – поясняет Сара.
- А моя сестра?
- Прошлая вспышка…мы думали, что это просто аномалия. Да, приборы показали проход через портал, данные указывали, что их было двое, но когда мы добрались туда…то ничего не увидели. Абсолютно ничего. Мы бы посчитали это просто ураганом, если бы не аномалия – Грэг Митчелл вернулся к циферблату и принялся крутить правый циферблат, показывавший время в стране Оз – Время пришло в движение, мы больше не были на одном часовом поясе с Энском и теперь, там все стоит, а у нас время идет.
У меня появилось тревожное предчувствие. Я не решался задать вопрос, и на помощь пришла Арина.
- Когда была прошла вспышка?
- В прошлом октябре
- В прошлом…сколько прошло с тех пор?
Сара вздохнула.
- Шесть месяцев и пятнадцать дней, если точно.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Арина Морская Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 11.07.2014

Откуда: сказка "Русалочка" Морская Колдунья я
>26 Янв 2016 21:35

It's a private emotion that fills you tonight
And a silence falls between us
As the shadows steal the light
And wherever you may find it
Wherever it may lead
Let your private emotion come to me …


В волшебной стране Оз


Профессор и его дочка оказались очень милыми людьми и потрясающе интересными собеседниками. Мы пили чай и болтали обо всем и ни о чем сразу, в этакой уютной домашней обстановке. Профессор с радостью делился своими наблюдениями, а Сара рассказывала о своих приключениях. Ганс рассказывал как дела у родственников Грэга и Сары.  Я слушала с интересом их всех и с удовольствием поддерживала беседу, рассказывая о своих небольших приключениях. Конечно, приходилось опускать некоторые детали, типа подводного царства, друга-дельфина, но, в общем и целом, я рассказывала все, как было.
Спустя некоторое время,  Грэг начинает расспрашивать нас про Энск, изменилось ли что после его ухода. На все эти вопросы отвечает Ганс, потому что я Энск все еще не очень хорошо знаю, хотя он не такой уж и большой.
Разговор продолжается. Мы говорим обо всем, кроме главного – Гретель. И я никак не могу понять, почему Ганс медлит, но сама спрашивать не решаюсь. И правильно делаю, кстати. Потому что вскоре Грэг произносит следующее:
 - Ну, так когда отправляемся в Энск?
Смотрю на Ганса, не зная, что сказать. Как-то неловко признаваться в том, что ты прибыл в страну Оз совсем по другой причине. Приходится сознаться, что мы пока не планируем возвращаться обратно в  Энск, потому что у нас есть одно очень важное дело. Ганс рассказывает о том, что  случилось с Гретель, но, к сожалению, ни профессор, ни его дочка ничего не слышали ни о Бастинде, ни о ее пленнице Гретель. Да и вообще, они стараются держаться подальше от Изумрудного города, хотя такое событие вряд ли бы осталось незамеченным. Мы замолкаем, а Грэг, будучи очень сообразительным человеком, переводит тему в другое русло.
-Ой, а чего это мы все чай да чай пьем, - всплеснул он руками, - Давайте-ка я вас лучше винцом угощу!
С этими словами он водружает на стол бутыль с жидкостью изумрудного цвета.
Ничего себе!  - мысленно удивляюсь я, - Где это он его раздобыл? Вино то очень редкое и безумно дорогое!
- Эм… а это точно вино? – спрашивает Ганзель, поднеся бутыль к свету и разглядывая как переливается ее содержимое, словно внутри мерцают миллионы золотых искорок.
- Конечно, точно! Это самое вкусное вино во всей Стране Оз, да что там в Оз, во всем сказочном мире!- восклицает Грэг
Он берет у Ганса бутылку и откупорив ее разливает вино по бокалам, которые уже успела расставить на столе Сара.
- Ну, за встречу! – произносит Грэг, и мы, чокнувшись, делаем по глотку.
Ммм, потрясающий вкус – немного терпкий, чем-то похож на тархун, но так же немного цитрусовый, и в тоже время  земляникой отдает.  Горло словно шелком обволакивает. Очень вкусно!
- Необычный вкус, - говорит Ганзель,  и вновь делает глоток, -  А из чего оно?
- Из драконьих яиц, - не моргнув глазом, сообщает Сара.
Ганс вдруг выпучил глаза и закашлялся.
- Простите, - прохрипел он, -  Я не в курсе… Из чего???
Сначала на кухне воцарилась тишина, потому как Грэг, Сара и я были несколько удивлены такой реакцией Ганзеля, а потом когда до нас дошло, грянул такой хохот, что стены задрожали.
- Это фрукт такой, - давясь смехом, просипела я, - А ты о чем подумал?
- О том и подумал, просто сначала не расслышал - невозмутимо заявил Ганс, но я заметила, как по его губам скользнула улыбка.
Мы посидели еще немного, а потом Грэг предложил нам показать свою лабораторию. Не знаю, как Ганс, но я с удовольствием согласилась, потому, как всегда питала слабость ко всякого рода приборам. Было время, как-то даже чинила кое-что сама.
Мы проходим в помещение с множеством приборов, которые вертятся, кружатся и мигают. Я не говорила, но эти огоньки и лампочки меня просто завораживают. Сразу хочется на все понажимать, подергать за рычажки, или просто прикоснуться к микросхемам, а уж если удастся подержать в руках моток из проводов или раскаленный паяльник – это вообще экстаз!
Я хожу по лаборатории и разглядываю каждый прибор, немного кружится голова, но думаю это от выпитого вина. Грэг с интересом за мной наблюдает.
- Нравится? – гордо спрашивает он
- Очень, - честно признаюсь я, - завораживает. Я бы тут жить осталась!
- Разбираетесь в технике?
- Ну, не то, чтобы очень. Но могу дать парочку советов.
- Серьезно?- Это уже спросил Ганзель
В ответ киваю с важным видом, а потом как бы невзначай интересуюсь:
- А вы знаете, что оголенные провода можно изолировать при помощи жвачки?
- Первый раз слышу, - отвечает мне Грэг.
-Проверено на собственном опыте, - говорю, - Правда, когда она засыхает, то ее потом еле отдерешь. Можно, конечно, и зубами, но тогда лучше выдернуть провод из розетки, а то, если током в зуб ударит, будет оооочень больно.
- Тоже проверено на собственном опыте? – хмыкает Грэг
- К сожалению, - притворно вздыхаю я, и мы смеемся.
А потом мы походим к столу, где расположена карта, и профессор начинает нам рассказывать про мироустройство в Оз и про временные аномалии. Я слушаю внимательно, хотя головокружение усиливается и к нему еще примешивается шум в ушах. Смотрю на Ганса, на профессора и его дочь, но они вроде бы ведут себя как обычно.
Грэг говорит о том, что с каждым открытым порталом происходит сбой во времени. А так же сообщает, что некоторое время назад они с Сарой засекли магический всплеск, как от портала, даже определили, что появившихся в мире Оз было двое, но когда пришли на место, никого не обнаружили. На вопрос, сколько же времени прошло с тех пор, опустив глаза, ответила Сара:
- Шесть месяцев и пятнадцать дней, если точно.
- В принципе чего-то подобного и следовало ожидать. Если затронуть магический мир, то волна может ударить куда угодно и не обязательно это должно проявиться в появлении трехглавых зайцев.
- Так, вы знакомы с магией? – спрашивает Грэг, внимательно меня рассматривая.
И до меня доходит, что свои мысли я озвучила вслух.
-Не стану лукавить, - отвечаю я, цепляясь за первое попавшееся, чтобы не упасть, потому что перед глазами начинают уже плясать разноцветные круги, в большей степени желтые, - Кое-что все-таки знаю.
Черт, да почему же голова то так кружится?! Вроде ведь всего пару глотков выпила!
Слышу, как хмыкнул Ганс, кстати, это его плечо оказалось «первым попавшимся» но решаю не обращать на этот его хмык внимания.
Шум в ушах становится все сильнее и сильнее. Неужели профессор решил меня отравить? Хотя с чего бы только меня? Да и не похож он на злодея.
И тут меня осеняет:
- Скажите, профессор, в этом мире же нет электричества как такового? Я хочу сказать, что его специально не пускают по проводам.
Грэг кивает.
- Тогда откуда у вас энергия? Ведь для того, чтобы освещать дом, питать приборы, нужен не хилый генератор.
- А вы все-таки неплохо разбираетесь, - отвечает мне Грэг, а я уже практически висну на Ганса, понимая, что еще немного и просто отключусь. Профессор что-то мне отвечает еще, но я уже его не слышу, шум в ушах стал просто не выносимым, во рту появился металлический вкус. Да мне и не надо его слышать, чтобы понять, что все приборы работают на чистой энергии, а такую способна давать только магия. Этот дом питается магией! Теперь понятно, почему  ни Ганс, ни профессор с дочкой ничего не ощущают. Возможно, и я бы ничего не почувствовала, если бы не потратила так много сил.
- Тебе плохо? – слышу голос Ганса
- Нет, блин! Хорошо! Это я с тобой так заигрываю, - огрызаюсь из последних сил я, Конечно плохо. Уведи меня отсюда, - шепчу я, - Из дома... прочь.
Ганс помогает мне спуститься, и когда мы оказываемся на некотором расстоянии от дома, мне становится немного легче. В голове стало проясняться, хотя слабость страшная, ноги дрожат так, словно решили отдельно от туловищ станцевать тарантеллу. Но чтобы больше не виснуть на Гансе, отпускаю его и осторожно ложусь на землю. Ганс не уходит, а садится рядом.
Смотрю на небо с россыпью звезд и удивляюсь, как же быстро стемнело. По такой темноте нет смысла куда-либо идти, но и спать в доме себе дороже. Я пробыла там не так уж и долго, а чуть коньки не отбросила. Да и что скажет Ганс? Из-за меня придется задержаться. Надеюсь, что до утра. Правда спать мне скорее всего придется здесь, хотя я даже за. Тут и воздух свежий и звезды вон какие яркие...
- Земля вызывает Арину, прием!
- Прости, - говорю я, замечая его обеспокоенное выражение лица, - Просто засмотрелась на звезды.
- Что с тобой произошло? Я так и не понял, что случилось.
- Я не совсем уверена, но, кажется, дом профессора, а точнее все, что в нем находится, работает на магии.
- Ну, да. Мне Сара об этом рассказала. Здорово, правда?
- Правда. Это гениальное решение, - не стала спорить я, - но я сейчас не в том состоянии, чтобы разбрасываться магией, слишком много сил ушло на портал, так что в дом я не вернусь. Но ты можешь идти, мне уже намного лучше.
- Прости, я должен был тебя предупредить, - говорит Ганзель
- Перестань, ты не мог знать, что так все будет.
- Тебе правда лучше?
- Да. Говорю же, ты можешь идти. Я не маленький ребенок, со мной не надо возиться. Я могу сама о себе позаботиться. Я справлюсь. Правда.
Ганс замолкает, и я решаю, что он сейчас и правда уйдет, но он вдруг ложится рядом. Я, конечно, надеялась, что он останется, но не думала, что он правда это сделает. Вроде бы и сказать ему что-то нужно, но я словно напрочь забыла все слова.
Лежим. Молчим. Смотрим на звезды.
В итоге первой не выдерживаю я и нарушаю тишину:
- Профессор и его дочка, -  говорю я, - как мы сможем их перенести? Кулон, что дала тебе мать, может перенести только троих. Даже если я останусь в сказочном мире, вас все равно будет на одного больше…
- Кто тебе сказала, что ты тут останешься? – тут же отзывается Ганс, - Вместе пришли, вместе и назад вернемся! И никаких возражений!
- И все же, как быть? – тихо спрашиваю я, не решаясь повернуться и посмотреть Гансу в глаза.
- Ну, ведь это волшебная страна, - я скорее чувствую, чем вижу, что он пожимает плечами, - может и найдется какое-нибудь волшебное решение.
- Может, и найдется, - задумчиво говорю я, а затем осторожно сажусь.
- У тебя появилась идея? – оживляется Ганс , тоже поднимаясь.
- Ну, не то, чтобы идея, так кое-какая мысль. Но об этом рано пока говорить. Не хочу давать ложную надежду.
Ганзель кивает и помогает мне встать.
Мы снова замолкаем. Просто стоим и молчим. Я понимаю, что сейчас самое время сказать ему как я сожалею обо всем, что случилось, но мой язык словно прирос к небу. Я боюсь, что он не примет моих извинений.
А еще, я в который раз поймала себя на мысли, что никак не настроюсь на рабочий лад. Прикосновения и объятия Ганса меня просто выбивают из колеи. Я должна думать о том, как спасти Гретель, выстроить наш с Гансом маршрут, а у меня в мыслях лишь то, какие горячие и сильные у Ганса руки, и что я хочу снова прижаться к его груди и услышать стук его сердца.
наверное, дурацкая это была затея отправиться вместе с Гансом. Хотя, кого я обманываю, я все равно бы за ним пошла несмотря ни на что, потому что не хочу, чтобы с Гансом что-то случилось.
Тихо. Так тихо, что, кажется, я и правда слышу стук собственного сердца. И тут мне в голову приходит идея.
Я беру Ганса за руку и провожу пальцем по его раскрытой ладони.
- Что ты делаешь? – отчего то хрипло шепчет он
- Сейчас увидишь.
Я кладу свою ладонь снизу, чтобы ладонь Ганса накрыла мою, и закрываю глаза, пытаясь сосредоточиться.
Мне всегда с трудом давались заклинания, которые не связаны с водой, я попросту их не понимала, не чувствовала, поэтому и тратила кучу сил на их создание, отчего они у меня не получались такими какими надо. Отец говорил, что заклинание сработает лишь тогда, когда я пойму и приму тот факт, что оно мне необходимо, я же спорила, что ничего подобного мне в жизни не пригодится. Но я ошибалась.
Я почувствовала тепло и поняла, что заклинание сработало. Открываю глаза и вижу между нашими ладонями свечение.  Осторожно убираю свою ладонь со светящимся шариком на ней и любуюсь, впервые созданным мной «светлячком». Он переливается  нежно-зеленым и светло-голубым.
- Что это? - спрашивает Ганзель
- Дай свою руку, - тихо говорю я, - Не бойся! Это всего лишь небольшой сгусток энергии.
Ганс медлит, поэтому я сама беру его руку и кладу «светлячка» на его раскрытую ладонь.
- Говорю же, он безвредный.
- Щекотно, - вдруг произносит Ганс, рассматривая светящийся клубочек.
- Это магия, - улыбаюсь я, -  когда она светлая и не несет никакого вреда, она всегда щекочет.
- А если я его отпущу, он полетит? – интересуется Ганс
Качаю головой.
- Это всего лишь небольшой сгусток магической энергии, без подпитки он просто исчезнет.
- А ты много сил на него потратила? -  спрашивает обеспокоенно.
- Нет, - отвечаю я и приступаю к тому, что и собиралась сделать.
Я делю «светлячка» на две части – зеленую и голубую. Снимаю с себя кольцо, и перемещаю «светлячка» голубого цвета в его камушек. А «светлячок» зеленого цвета перемещается в мой кулон. Камушек в кольце и кулон начинают еле заметно мерцать.
- Когда нас выбросило из портала порознь, я очень испугалась, что больше тебя не увижу, - тихо говорю я, -  И то, как ты обнял меня при встрече, позволило мне думать, что ты тоже, несмотря на все, за меня волновался. В общем я не хочу, чтобы ты переживал за меня. Смею надеяться,  я гораздо живучей чем ты думаешь. Да и сама нервничать я тоже не хочу… То есть я хочу сказать… вот, возьми, - с этими словами я надела на мизинец Ганса свое кольцо.
- Видишь, - продолжаю я, - это чуть заметное мерцание. Оно и в кольце и у меня в кулоне? – Ганс кивает, - Это наше сердцебиение. У меня твое, а у тебя мое. Теперь мы всегда будем знать, если с кем-то из нас что-то случится. В магическом мире без этого нельзя. Поэтому не отказывайся и прими этот подарок.
Ганс ничего не говорит, а я понимаю, что должна сказать ему еще кое-что. Подхожу ближе, касаюсь ладонями его лица, обвожу большим пальцем контур его губ, потом понимаю, что позволила себе лишнее и отдергиваю руки.
- Прости, - опустив глаза говорю я тихо, - Тебе правда лучше вернуться.
- А ты?
- Я же сказала, что не вернусь в дом. Мне нужно восстановить силы. Если дом питает магия, то я хочу найти ее источник, ну и немного одолжить.
- Одна ты никуда не пойдешь!
Можно подумать, я тебя спрашивать буду!
Но вслух я говорю совершенно другое:
- Ладно. Я никуда не пойду. останусь тут до утра.
- Ты что же и спать тут собралась? - скептически интересуется Ганс.
- Конечно! Свежий воздух очень полезен для здоровья. Ты, как врач, должен это знать, как никто другой.
- Я то знаю. Но еще я знаю, что нахождение в одиночку в незнакомом месте может  это самое здоровье существенно сократить
С этими словами он разворачивается и возвращается в дом, оставим меня одну недоумевать.
Ну, и ладно! Ну, и пошел ты!! Подумаешь, посижу тут одна до утра!!!
Хотя, стоп! Чего это я обижаюсь? Он мне ничего не обещал. В его праве спать там, где хочется и с тем, с кем пожелает.
Я как раз прогуляюсь и отыщу магическую жилку. Восстановлю свои силы.
Но вскоре я вижу силуэт человека, идущего в мою сторону. Но это не Ганс, это профессор Митчелл. Он несет что-то в руках, но я никак не могу рассмотреть что именно, но стоит ему подойти ближе, как мне становится понятно, что это матрас, сверху которого выглядывает подушка. Думаю, что и одеяло внутри тоже есть.
Грэг ставит матрас на землю рядом со мной и извиняющимся тоном говорит:
- Арина, вы уж простите. Я право слово не знал.
- Все в порядке, Грэг.
- Да, где же в порядке? Я вас чуть не угробил, а теперь вам еще и спать на улице приходится! Я - ужасный хозяин, но прошу поймите, если я отключу подпитку дома, снимется и защитное поле, а Сара... Гингема по-прежнему нас ищет и я боюсь, что...
- Грэг, - прерываю я его, - Я все прекрасно понимаю. Не беспокойтесь. Я бывала и в условиях и похуже.
Потом опять следовал нескончаемый поток извинений, и после долгих убеждений, что я все-таки не сержусь, что все понимаю и что поступила бы точно так же, Грэг разложил мне матрас, положил подушку и расстелил одеяло. Я еще раз сказала, что не сержусь и не обижаюсь, лишь после этого он ушел.
Стоило Грэгу зайти в дом, мне тут же захотелось спать. Я легла на одеяло сверху и уставилась на небо. Но уединение мое длилось недолго, спустя минут пять я услышала шаги. Пришлось сесть.
На этот раз ко мне пришел Ганзель.
- Вот, я тебе тут  подушку и одеяло принес, - сказал он.
- Спасибо, но у меня уже есть и то и другое, - отвечаю я и ложусь обратно, закрыв глаза
Ганс не уходит.. Открываю глаза и подняв их, вопросительно смотрю на него.
- Ладно, они для меня, - признается он, раскладывает все на земле и ложится рядом. - Я тебя тут одну не оставлю.
Я хмыкаю.
- Не боись, со мной ничего не случится, и серый волк не придет за мной, чтобы укусить за бочок. Хотя, знаешь, если бы он откусил вот здесь и здесь, я была бы ему очень благодарна.
- Арина! - строго говорит Ганзель, - Я серьезно.
- Я тоже, - не моргнув глазом, отвечаю я, хотя и улыбаюсь во все тридцать два зуба.
- Я тебя тут одну не оставлю, - повторяет свою фразу Ганзель.
- Ты же знаешь, что не обязан это делать? - тихо говорю я.
- Знаю, - так же тихо отвечает он.
Снова наступает тишина.
-  Там в доме, ты меня напугала, - вдруг говорит Ганзель, -  Не делай так больше.
 Можно подумать это моя вина, что у профессора дом магией питается!
- Хорошо, - вслух говорю я, -Больше не буду.
Вдруг Ганс кладет свою ладонь мне на голову и проводит по волосам. Я замираю, не зная как реагировать на это его действие. А он, словно ничего не замечая, продолжает гладить меня по голове, словно маленького ребенка.
 - Не надо, - тихо говорю я, убирая его руку и принимая вертикальное положение.
- Тебе неприятно? - спрашивает Ганс
- Наоборот, - честно признаюсь я, и глядя ему в глаза говорю - Но не делай так больше. Не давай мне ложную надежду, прошу тебя. Это слишком больно.

»» 29.01.16 19:42 Обсуждения развития сюжета игры Совсем другая Сказка
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Ганзель Краус Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
В игре с: 23.02.2013

Откуда: Доктор, сказка "Ганзель и Гретель"
>31 Янв 2016 23:26

Дневник доктора.
Глава про Русалочий остров, магический скайп и Рикки Мартина.


- Полгода! Это невероятно!
- Может, вам присесть Ганзель? – Митчелл пододвигает стул.
Гретель исчезла лишь утром…это было сегодня утром на набережной…и с тех пор прошло полгода, даже больше…как такое может быть? Что за это время могло приключиться с моей сестрой? Где она? Где пребывала? Как жила?
- Поэтому мы удивились – добавляет Сара – И еще я не думаю, что твоя сестра в Оз.
- Вы о ней ничего не слышали? Не знаю… от кого-нибудь? Ведь она – пришелец из другого мира, вести о таком должны распространиться.
Сара и профессор покачали головами.
- Но …мы можем проследить отголоски прошлой аномалии и вычислить примерную траекторию падения и вероятную точку приземления. Не стоит опускать руки, мой мальчик! – Грэг похлопал меня по плечу – Дочка, тащи скорее сюда наши приборы!
Сара и Грэг склонились над картой, производя какие-то манипуляции, а ко мне подошла Арина.
- Полгода!
- Знаю, в это сложно поверить – Арина вздыхает – Но твоя сестра жива и мы это знаем, и мы найдем Гретель, где бы Бастинда ее не прятала.
Украдкой обнимаю Арину, и на мгновение жизнь снова становится не такой уж плохой. Хотя Арина ведет себя немного странно, я бы сказал, что ей неуютно. Возможно это все еще последствия перемещения? У меня самого несколько кружилась голова после столь стремительного путешествия.
Сара и Грэг склонились над какой-то картой-схемой и принялись чертить линии и проводить прочие неизвестные мне манипуляции. За шесть с лишним месяцев с Гретель могло произойти все, что угодно. Здесь, в этом странном и непонятном мире, который не подчинялся ведомым мне законам. Ее мог держать в башне дракон или она могла томиться в подземелье, или…
- Может, Зазеркалье? – тем временем переговаривается Сара с отцом.
- Нет. Смотри, след ведет вправо и уходит вот сюда…и…Лунное королевство? Непохоже…однако…да!
-Ну, конечно же! Как мы не догадались! Русалочий остров!
Поднимаю руку вверх.
- А можно объяснение, для тех, кто не имеет научной степени в области естественных и сказочных наук?
- Конечно – Профессор возвращается к столу и карте – Слышали про Неверленд?
- Питер Пэн, Капитан Крюк и все такое прочее, вроде как да.
- Так вот, Русалочий остров находится недалеко оттуда, именно с данного острова берет начало другая временная аномалия, благодаря которой в Неверленде все живут долго и не стареют. Остров этот словно магнит притягивает к себе все и вся, а еще там теплые течения, которые обожают русалки, поэтому он и называется Русалочьим.
- И вы считаете Гретель там?
- Уверена – Сара вздыхает.
- Почему?
- Потому что я тоже оказалась там, когда попала в сказочный мир – продолжает Сара – Меня отнесло на остров, там было чудесно, солнце, море, полно сокровищ с затонувших кораблей, все поют и танцуют. Я играла с ракушками на берегу, когда Гингема нашла меня спустя три дня и забрала в Изумрудный город.
- Не представляю, что тебе довелось пережить там, в плену у ведьмы.
Сара отводит взгляд.
- Ну, она была не такой уж плохой. Честно, если бы не навязчивая идея обучить меня магии…как вы видите, старания не пропали даром, хоть и стараюсь использовать волшебство по минимуму, чтобы Гингема не нашла меня.
- Вы уверены, что Гретель на этом острове?
Профессор Митчелл кивает.
- Есть четкий след, который указывает именно на Русалочий остров. Ну же, не вешайте нос, мальчик мой, этот остров один из лучших вариантов, который мог бы быть. Ваша сестра цела и невредима, и скорее всего даже не осознает, что прошло уже столько времени.
Я, наконец, позволил себе облегченно вздохнуть.
- Тогда вопрос – как далеко этот остров?
- Очень далеко – отвечает Сара.
Стараюсь мыслить здраво.
- Ок, значит нужно найти ближайший порт и арендовать корабль?
Она качает головой.
- Ни один корабль или лодка не сможет подойти к Русалочьему острову – там жуткие рифы и водовороты. Попасть туда можно исключительно на ковре-самолете.
- Отлично? Так ведь будет даже быстрее, и где тут у вас ближайший магазин таких ковров? Надеюсь, там принимают карты Visa.
Сара и ее отец переглядываются.
- Тут сложность. Ковры сейчас большая редкость. Султан Агробы полностью монополизировал производство летающих ковров пару лет назад. Приобрести их можно только там и со специального разрешения самого султана.
Час от часу не легче.
- Хорошо, тогда нам дорога в Агробу?
- Дорога долгая…кратчайший путь через бобовый стебель и Страну фей…да но все равно придется пересечь Нарнию и…
- У меня сейчас голова кругом пойдет!
Но плохо стало как раз Арине, да настолько, что нам пришлось покинуть домик на дереве и облюбовать поляну рядом с ним. Врачебным чутьем я в уме уже пытался прикинуть примерный диагноз и даже подумать, какие именно лекарства из прихваченной аптечки надо достать. Однако, потом я понял, что цитрамоном тут делу не поможешь. Магия, все беды от нее. Но потом Арина делает нечто, что враз заставляет меня поменять мнение. Доказательство сейчас в виде кольца на моем пальце. Арина просит оставить ее, и я понимаю, что ей просто нужно выпустить пар. А еще неплохо бы спальники попросить или одеяла с подушкой.
- Как Арина? – обеспокоено спрашивает Грэг и словно прочитав мои мысли, достает одеяла и подушки.
- Уже лучше, просто ваша система защиты действует, увы, и на нее.
- Экая напасть – пойду отнесу – профессор, насвистывая какую-то мелодию спускается вниз.
Допиваю вино из драконьих яиц и присаживаюсь на импровизированный балкон, который располагается за лабораторией. Сара присаживается рядом и достает тетрадку.

- Так, теперь у меня к тебе будет ряд вопросов, на которые я жажду получить ответы. Первый – чем закончились «Зачарованные»? Потом я требую содержание всех последних книг «Гарри Поттера». Ну, и самое главное – скажи, Рикки Мартин женился на Бритни Спирс?
Я поперхнулся вином, и Сара принялась постукивать меня кулаком по спине.
- Я смотрю, ты большая фанатка Бритни Спирс. Видел постер, который ты оставила в своей комнате в Энске.
Сара пожимает плечами.
- Мне было десять, когда Гингема забрала меня. Просто, я чувствовала эту любовь между ними, и все эти годы не терпелось узнать – сбылась ли моя мечта?
- Видишь-ли, Сара… – я кашлянул, пытаясь скрыть улыбку и налил себе еще вина.
- О, нет…Рикки женился на Кристине Агилере?
-Нет, он вообще ни на ком не женился. Пока, сейчас ИХ уже регистрируют.
- Кого это их?
- Ну… а ты была влюблена в Рикки Мартина?
Сара закивала.
- Знаю, это глупо. Здесь, находясь в другом мире считать возможным…
- Сара, при всем желании ничего бы не вышло. Но обрадую тебя – у всех у них все хорошо, да были непростые времена, но у кого их не было? Кстати – тянусь к рюкзаку и достаю планшет. Увы, вай-фая в стране Оз не оказалось. Вдобавок при падении планшет пострадал – и по экрану прошла длинная царапина.
- Вот этот прибор, у меня тут точно были все книги Джоан Роулинг. Батарейки, правда, надолго не хватит, но думаю, твой отец разберется, как продлить жизнь. Тэээк…что тут у меня еще есть, медицинские журналы…шестой сезон «Ходячих мертвецов»…вот это не советую. Зато у меня весь ньюскул «Доктора кто». Жаль, новой серии «Секретных материалов» нету.
- Сняли новые «Секретные материалы»? – с интересом спрашивает вернувшийся Грэг.
- Ага. И «Безумного Макса»…и «Звездные войны. И «Парк Юрского периода».
- А «Назад в будущее»? – с опаской спрашивает Митчелл.
- Нет.
Он вздыхает с облегчением и бормочет.
- Ну, хоть что-то святое осталось.
- Па… - Сара смеется.
Отдаю ей планшет и Сара сразу же находит игру Angry birds. Мне не хочется прерывать ее знакомство с миром высоких технологий, но я все-таки обязан спросить.
- Слушай. Наверное, ты не хочешь вспоминать, но я все равно прошу рассказать: что Гингема делала с тобой?
Сара делает глубокий вдох и откладывает планшет в сторону.
- После того как она забрала меня с Русалочьего острова мы вернулись в Изумрудный город. Гингема она…пыталась разыгрывать из себя заботливую мамочку и попутно обучить меня магии. Это стало ее навязчивой идеей.
- Ты усвоила уроки, как мы видим.
- Ох, Ганс. У меня не было выбора. Никто не смог бы противостоять ей. Я не хотела поначалу, уговаривала отпустить меня - ведьма не желала слышать. Потом она пригрозила, что посадит меня в ящик Пандоры, если я не стану учится – и я сдалась.
- Что еще за ящик Пандоры?
- Тебе лучше не знать. Все равно, спустя два года папа нашел меня, и мы сбежали сюда.
- Ладно, но я все еще не понимаю, зачем Гингеме обучать тебя магии? Не слишком дальновидно с ее стороны.
Сара укутывается в теплую серую шаль.
- Видишь-ли, есть одно пророчество. Оно гласит, что сила трех ведьм способна освободить Огненного бога Марранов и что сила эта будет такой огромной, что с ее помощью можно подчинить себе не только Оз, но и весь сказочный мир. А Виллина – ее старшая сестра мертва, так что…
- Хочешь сказать, Гингема выбрала тебя ей на замену?
Сара кивает.
- Да, я младшая ведьма, хочу этого или нет.
- И теперь, когда Бастинда вернулась в Оз…ведьм снова стало три…
- Поэтому, нужно быть особенно осторожными. В этом мире очень серьезно относятся к пророчествам, Ганзель.
Чувство вины разъедает меня изнутри.
- Прости, Сара. Я так виноват перед тобой. Сначала вообще забыл о нашей встрече, забыл, что ты оказалась здесь по вине моей семьи. А сейчас, вместо того, чтобы немедленно вернуть вас в Энск, прошу ждать и дать мне возможность найти Гретель.
Сара касается моей ладони.
- Прошлого не изменишь. Я бы не смогла уйти, зная, что кто-то остался здесь в заложниках. У меня все равно тяжесть на сердце - сбежать вот так, оставив страну в лапах злой ведьмы! Ганзель, выросла-то я здесь…долгие годы Оз был моим родным домом, бросить тех, кто нам помогал – будет бесчестно. Надо о многом поразмыслить…- она улыбается – Но сначала «Гарри Поттер и принц-полукровка»!
Я тоже улыбаюсь ей и возвращаюсь в лабораторию, где находится Грэг.
- С Ариной все нормально?
Он кивает, потом достает с полки книгу в кожаном красном переплете.
- У меня для вас тоже есть занимательное чтиво.
Вместо названия на обложке золотые витиеватые вензеля. Только надпись вверху «ГПВ в соавторстве с КА».
- Что за ГПВ и КА?
Митчелл усмехнулся.
- С ГПВ не доводилось встречаться, а вот КА…думаю, вы еще увидитесь.
Опять тайны. Раскрываю книгу и вижу небольшую сноску на первой белой странице: «Жизнеописание Ганзеля, прозванного Великим, том XIX часть восьмая, она же заключительная».
- Это еще что? Всегда считал, что сказку про Ганзеля и Гретель написали братья Гримм.
- Сказку в нашем мире – это да. Но это не сказка, Ганзель. Это реальность. Оригинальные истории. А ваша сказка классическая и таких сюжетов великое множество, и именно они известны в мире за Стеной. Поэтому не дай вам бог повстречаться с таким сюжетом во время поисков и каким-то образом нарушить его! Академия Вселенных и ее члены строго охраняют классические истории, особенно после случившегося в Энске. Если нарушите ход одной из них – скажите, к примеру, Белоснежке не есть отравленное яблоко, то они мигом запрут вас в темнице лимбо лет эдак на пятьсот. Поэтому я и предпочитал сводить все контакты здесь к минимуму – он поправил очки – И да, не заглядывайте сразу в конец.
- Спойлеры? Понятно. – прячу книгу в рюкзак.

Остаток ночи мы с Ариной провели на поляне рядом с домом у дерева. После всего случившегося, спал я плохо. Никак не мог привыкнуть к тому что нахожусь в мире за Стеной. Как ни крути – именно здесь моя родина. Вокруг те самые места, про которые говорил Оскар. Что же я чувствую? Пока сложно сказать, но я скучал по Энску, по своей нормальной жизни, по больнице, по пациентам, по друзьям. Когда мы найдем Гретель и вернемся, если вернемся, станет ли моя жизнь прежней? Или все изменилось окончательно и бесповоротно?
Утром мы возвратились в гостеприимный дом. Грэг даже приглушил магическую защиту на пару часов, чтобы мы с Ариной смогли позавтракать и собраться в дальнюю дорогу.
- Настоятельно рекомендую воспользоваться нашим душем – Грэг поправил очки. – Неизвестно, когда вам в следующий раз встретятся подобные блага цивилизации.
- У вас есть душ?
- И горячая вода, так что дерзайте.
Я пропустил Арину вперед, а сам внимательно слушал наставления профессора, который пытался пояснить мне дальнейший маршрут. Сара собрала нам кусочки того самого волшебного гриба и немного вина.
- Еще у меня есть вот это – она протягивает небольшое медное зеркальце в витиеватой оправе. Отражение мое в нем нечеткое и какое-то серое.
- Благодарочка, но странно.
- Нет, ты не понял. Это осколок магического зеркала, стащила у Гингемы в свое время. У нас тоже такое есть – это зеркало позволяет общаться.
- Волшебный скайп, замечательно.
- Только используйте его в крайнем случае. Зеркало можно отследить из-за его силы.
- Понятно – киваю и прячу подарок в рюкзак. – а у меня тоже что-то есть. – достаю телефон и нахожу музыкальные файлы – Вот, должно понравится. Это из новых песен.

Включаю, и домик заполняют мелодичные звуки. Сара улыбается и начинает пританцовывать, даже профессор покачивает головой в такт мелодии. Из душа выходит Арина, она подсушивает свои влажные темные волосы полотенцем.
- Милая песенка. Это Рикки Мартин? Красавчик, жаль что гей.
- Тсссс…Арина! – я слишком поздно успеваю остановить ее, но роковые слова срываются с уст. Сара перестает танцевать.
- Рикки Мартин гей? О, боже мой!
- Мне жаль… - Арина виновато разводит руками.
- Он гей – Сара садится на стул – Ну да, у него же татуировка с розочкой на попе…как мне это раньше не приходило в голову!
- Но поет же хорошо – возражает на все это Грэг.
- Точно – соглашаюсь я, и мы все дружно смеемся.
Как бы ни было хорошо в доме на дереве, настала пора прощаться с Сарой и Грэгом. Мы все спускаемся вниз. Я и Арина, собраны и готовы к путешествию.
- Не лезьте на рожон и лучше держаться подальше от злачных мест и говорите всем, что вы не местные – советует Грэг.
Сара по очереди обнимает нас с Ариной.
- Мы пока постараемся разведать, не объявлялась ли где Бастинда, и что твориться за стенами Изумрудного города.
- А это не опасно? Если учесть пророчество…
Сара пожимает плечами.
- Какая разница. Не волнуйтесь, мы будем осторожны. – она вздыхает – Надеюсь, вскоре мы опять встретимся и ты познакомишь меня со своей сестрой.
- Тебе понравится Гретель.
Сара кивает.
- Не сомневаюсь. Арина, Ганс, вы тоже будьте осторожны и придерживайтесь маршрута, который проложил папа. Сказочный мир таит в себе множество опасностей.
- Значит, до связи…по магическому скайпу – я подхватываю свой рюкзак – По моим подсчетам мы вполне можем управиться за пару недель или даже меньше. Обратный путь на ковре-самолете – да вообще раз плюнуть…
- Не гневи богов транспорта, Ганзель и смотри в карту – напоминает Арина.
- Я и смотрю…нам надо….налево…что?
Арина качает головой и переворачивает карту.
- Ты держал ее вверх ногами.
- Ну…может две недели с половиной…пойдем…направо?
- Именно.
Мы выдвинулись в сторону Фиолетовой страны – о чем свидетельствовала дорожка сплошь из крокусов данного цвета. Наш путь по Сказочному миру начался.


Тем временем Сара и Грэг смотрели на удаляющиеся фигуры Ганзеля и Арины.
- Надеюсь, они найдут Гретель – задумчиво проговорил Грэг.
- О чем ты папа? Мы же все проверили. След от аномалии полгода назад точно указывал на Русалочий остров, а значит тот, кто попал сюда из Энска, находится там. И это Гретель.
- Да – профессор снял очки и принялся протирать их носовым платком – Но есть небольшая вероятность… ты ведь понимаешь, чей это может быть след?
Сара изменилась в лице.
- Нет…о нет…но почему мы не сказали об этом Гансу и Арине?
Профессор вздохнул.
- Пусть это окажется лишь предположением. Нелепым предположением. Тем более, наверняка след указывал именно на Гретель. Да, она там, на Русалочьем острове, ей ничего не угрожает, и брат скоро найдет ее!
Сара натянуто улыбнулась. Ей отчаянно хотелось верить, что это именно так. В противном случае, поиски Гретель рискуют окончиться катастрофой.

_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>07 Дек 2019 16:20

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете проголосовать в Быстрых онлайн-опросах или создать собственный на любую интересующую Вас тему. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Продолжение серии "Страсть искажает все", история Руслана в новом романе "Вера в твою любовь"


Нам понравилось:

В теме «Выставка работ наших фотошоперов»: Аватарка Джек от 45N » Аватарка: 150*150px 35Кб. Цена загрузки: ~60N Свободная цена: от 45 найсов. КУПИТЬ читать

В блоге автора Ирина Сахарова: Исполнитель желаний. Глава 11

В журнале «Little Scotland (Маленькая Шотландия)»: Рейверы. Солдаты удачи шотландских границ
 
Ответить  На главную » Ролевые игры и виртуальные миры » Совсем другая Сказка » Академия Вселенных и их Мироустройства [16415] № ... 1 2 3 ... 11 12 13  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение