Сделка (СЛР, откровенная эротика, 18+)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов раздела VIP  •  Справка для читателей раздела VIP

К какой группе вы себя причисляете? (Просьба! Прежде чем отвечать, пожалуйста, ознакомьтесь хотя бы с половиной романа)
За Мике(Рик-эгоистичный тиран с жестоким методом воспитания)
4%
 4%  [ 6 ]
За Рика(поражаюсь его терпению к этой разбалованной фифочке)
5%
 5%  [ 7 ]
Тащусь по ним обоим! Они достойны друг друга.
90%
 90%  [ 119 ]
Всего голосов : 132 Опрос завершён. Как создать в теме новый опрос?


Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>04 Янв 2014 14:57

 » Сделка (СЛР, откровенная эротика, 18+)  [ Завершено ]

Всем привет.
Ну вот, вернулась, и снова здесь, как юный новичок.
Признаюсь, я не особый сторонник публичных форумов, но лишь по просьбе некоторых читателей решила попробовать выложить на Ледивеб. свой новый роман. Вообще-то, я его уже давно пишу, но не все могли прочитать его на моем книжном сайте, так что, наверное, кому-то здесь будет проще... По крайней мере, попробуем. Надеюсь, кому-то понравится..
Немного о книге: она состоит из трех частей. На данный момент вся трилогия завершена! Четвертую часть можно прочитать здесь!



Аннотация:

Своенравная дочь миллионера Микелина Горнели с детства росла избалованным ребенком. Привыкшая к незамедлительному исполнению любой прихоти, она никогда не задумывалась о деньгах. Неукротимая воля сделала ее настоящей львицей, не знающей такого понятия, как подчинение. Но однажды, закружившись в череде пышных вечеринок, она сделала роковую ошибку - проиграла крупную часть акций семейной компании, стоимостью около десятка миллионов евро, давнему конкуренту по бизнесу своего отца. На выкуп долга у нее есть ровно две недели. Но где найти такую баснословную сумму денег втайне от семьи? К счастью, ненавистный соперник согласен на весьма пикантную сделку, предложив Микелине в обмен на акции добровольно стать его личным эскортом в течение следующего полумесяца без права отказать ему в любом, даже самом причудливом пожелании. Согласится ли на столь унизительную роль своевольная гордячка, которая ещё вчера в глазах всей Европы казалась недосягаемой звездой?


Внимание! Книга отличается от обычного любовного романа подробным описанием постельных сцен. В частности, содержит порнографические подробности, необузданные сексуальные фантазии героев, сцены легкого БДСМ жанра, а также все то, чего бы я не советовала читать лицам до 18 лет или людям с высокими идеалами о чистой и трепетной любви. Но все же, если вы снова рискнули - я тут не при чем Smile

Категория романа - Эротика 21+!

Это ВТОРАЯ книга в моей эротической серии.


Теплый морской бриз нежно овевал стройную фигуру молодой женщины. Он игриво трепал ее отливающие рыжим огнем волосы, позволяя непослушным локонам свободно развеваться на ветру. Ласкал ее гладкую кожу, бесстыдно пробираясь сквозь легкие складки длинного бирюзового платья, словно пылкие руки невидимого любовника. Шептал ей на ухо свои восторженные дифирамбы, посвященные бескрайней глади простирающегося впереди Неаполитанского залива. Завороженная столь прекрасным июньским вечером, задумчивая девушка облокотилась локтями о массивные резные перила широкого балкона, незатейливо вертя в руках хрупкий цветок белой лилии.
Пожалуй, в ее жизни не было момента столь спокойного и равномерного, чем сейчас. Вдохнув полной грудью свежий воздух гостеприимного Неаполя, девушка счастливо улыбнулась. За долгие годы, прожитые вдали от родины, она так и не смогла полюбить Францию. Объездив всю страну, побывав чуть ли не в каждой ее окраине, словно одинокий отшельник, она невольно вспоминала свои родные земли, куда ее так непрестанно тянуло год за годом. И вот она снова здесь. Дома. В Италии.
Принюхавшись к тонкому аромату любимых цветов, Микелина невольно подумала о высоком зеленоглазом брюнете, с которым она встречалась уже год. Невзирая на не слишком большое одобрение своей родни, она все же остановила выбор на Марко, чьи предпочтения к жизни были по большей степени сравнительно схожи с ее собственными. Марко, так же как и она, любил красивую жизнь: дорогие автомобили, услуги модных кутюрье. Единственный его недостаток заключался в излишней тяге к труду. Он был трудоголиком до мозга костей, не привыкшим к чрезмерному веселью. Однако самым главным достоинством добропорядочного Марко Сальвьери, несомненно, являлась его абсолютная покорность перед своей подругой. Он с легкостью следовал всем ее указаниям. За весь совместный год он ни разу не посмел сказать ей хоть что-то против ее воли и всегда относился к ней с особой вежливостью и вниманием. И пусть в глубине души она прекрасно понимала, что вся эта выраженная покладистость зависит лишь от ее высокого положения, но все же она никогда не искала страстных отношений, от которых бы в ее венах вскипала кровь, голова шла кругом, а бессвязные мысли заставляли бы затуманенное сознание сделать нечто из ряда вон выходящее. Она сторонилась таких отношений.
И опасалась не напрасно.
Ее мать была весьма страстной, темпераментной женщиной, которую всегда интересовали лишь собственные чувства, лишь собственные удовольствия. Она любила себя настолько, что вполне могла убить собственную дочь, лишь бы сбежать от тягостного бремени покорной жены и заботливой матери, лишь бы вновь окунуться в страстную пучину былых приключений, приведших ее к столь ранней кончине.
Вздохнув, девушка горестно взглянула на спокойную гладь безмятежного залива.
Нет. Ее вполне устраивал свой путь, тихие волны которого равномерно несли ее по давно спланированному жизненному сценарию. Ей даже нравились столь спокойные отношения с Марко. С ним ей было легко и умиротворенно. И она постарается сделать все, лишь бы навсегда остаться такой же.
Однако, словно не согласный с ее мыслями, теплый морской ветерок насмешливо нашептывал ей о том, что в ней течет кровь ее матери, о том, что она владеет таким же буйный темпераментом, такой же ослепительной страстью к жизни и столь же пылким влечением к безрассудной любви. Он беззаботно предвещал о ее скором пробуждении из царства льда и морозного холода. Коварно соблазнял авантюрными приключениями и роковым влечением...
- Нет, я не допущу, чтобы какой-то смазливый щенок увел многомиллионную компанию прямо из-под моего носа! - раздался за спиной грозный голос Лукаса Горнели.
Резко выведенная из своих мыслей, Мике невольно вздрогнула, поспешно оборачиваясь к широким балконным дверям, сквозь которые виднелась фигура выходящего из кабинета отца.
- Лукас, не думаю, что тебе стоит беспокоиться, - проговорил следующий по пятам за своим боссом темноволосый мужчина, - младший Моретти едва вступил на пост своего отца. Он тебе не угроза.
- Вот именно, этот надменный ублюдок даже не хочет дождаться, когда его отец перейдет в мир иной, а уже с важным видом занял его место, да и к тому же у него хватает наглости указывать мне, самому Лукасу Горнели, как вести дела!
- И, тем не менее, мальчишка новичок в этом деле. Он нам не соперник, - вновь продолжил свою речь неунывающий собеседник.
Резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, Лукас Горнели едва ли не столкнулся нос к носу со своим подчиненным.
- Вот тут ты ошибаешься, Альфредо. Этот мальчишка пять лет стоял в тени своего отца. За его спиной! Все эти годы он впитывал информацию, словно губка, вбирающая в свои поры живительную влагу. Я чувствую, этот парень далеко не дурак! - словно окунаясь глубоко в себя, взгляд Лукаса слегка затуманился.
Однако уже через секунду седовласый мужчина сузил глаза, в ярости сжимая кулаки.
- И он такой же редкостный сукин сын, как и его отец!
Выйдя из сумрачной тени июньского вечера, Мике легким движением руки развела в стороны прозрачные занавески арочного прохода, во всей красе представ перед отцом.
- О, вижу, ты полностью готов к предстоящему веселью, - с легким смешком обратилась она к слегка обескураженному ее неожиданным появлением разбушевавшемуся хозяину этого почти что исторического особняка.
Мгновенно взяв себя в руки, Лукас сделал глубокий вдох, одновременно избавляясь от накопившейся за вечер раздражительности и, кратко кивнув в сторону, отпустил от себя своего финансового советника.
Разведя руки, пожилой человек с радостью заключил в крепкие объятия одну из самых прекрасных женщин, какие только встречались в его жизни.
- Прости меня, - нежно целуя дочь в макушку, тихо проговорил он. - Ты только вчера прилетела из Парижа, а уже слышишь грохочущие по всему дому недовольные крики своего несдержанного старика.
Слегка отклонив голову от широкого плеча, Мике ласково улыбнулась, глядя в серые глаза мужчины.
- Эта работа тебя совсем изведет, - вполне серьезно заключила она.
- Эта работа - вся моя жизнь, - устало вздохнув, отозвался Лукас Горнели, нехотя выпуская из своих объятий единственную дочь. - Ну да ладно. Оставим мой бизнес хоть на пять минут в стороне. Скажи, чем же моя ненаглядная принцесса сегодня занималась?
Нежно улыбнувшись от такого сравнения, Мике невольно погрузилась в далекое прошлое, когда ещё ребенком, несущимся вдоль бескрайних коридоров, она постоянно слышала смеющийся голос отца, который звал ее своей ненаглядной принцессой. Время шло. Она уже давно выросла из той хохочущей девочки, однако отец все так же продолжал называть ее одним из самых ласковых обращений, какое только может дать любящий родитель своему обожаемому чаду.
Крепко обхватив отца под локоть, молодая девушка послушно последовала за ним в сторону дугообразной лестницы с двумя противоположными ветвями, ведущими в центральную залу первого этажа.
Все ещё чувствуя на себе вопросительный взгляд отца, Мике с легкой улыбкой на устах покорно произнесла:
- Скучала по тебе.
- Стараешься быть идеальной дочерью? - Усмехнулся седовласый мужчина, останавливаясь у центральных перил широкой лестничной площадки.
Вскользь посмотрев в лицо ничего не упускающего из вида собеседника, Мике капризно вздернула бровью:
- А разве у меня это плохо получается?
Не устояв против таких плутовских чар, Лукас вновь дал волю чувствам, нежно прижав стройную фигуру к своей груди.
- Что ты, - тихо прошептал он. - Ты свет моих очей. Ты моя гордость и мое самое большое достояние во всем этом чертовом мире.
Уткнувшись в плечо отца, Мике с радостью позволила себе хоть на мгновение снова стать той же беззаботной маленькой девочкой, упивающейся лаской своего родителя.
Увы, столь редкая идиллия длилась совсем недолго.
- Простите, синьор, - послышался тихий голос управляющей с первого этажа, - вам звонит Серджио Тортора.
Выведенный из блаженной неги, недоуменный взгляд Микелины встретился со слегка недовольным лицом собеседника.
- Глава неаполитанской полиции звонит в такой час? Что ему от тебя нужно?
- Деньги. Что же ещё? - хмыкнул Лукас.
Посмотрев на стоящую у огромной вазы свежих цветов невысокую женщину, он обратился к ней своим самым привычным холодным тоном, разительно отличавшимся от того, каким только что разговаривал с дочерью:
- Я перезвоню синьору Тортора позже. А пока передайте Филиппу, чтобы приготовил нам «Фаэтон». Не хочу сегодня притягивать посторонние взгляды, сидя в чересчур броском лимузине.
Усмехнувшись такому выбору, Микелина могла бы с легкостью опровергнуть столь ошибочное мнение. Лимузин зачастую служил отцу лишь как средство передвижения к домам, в которых проводились солидные мероприятия со снующими повсюду репортерами и красными дорожками, проложенными к крыльцу величественных особняков. Одну же из своих любимых и неприметных машин «люкс класса» он оборудовал от бронированных окон до самых последних новшеств автомобильного рынка. В итоге, военный танк по сравнению с прочностью и надежностью этого «Фаэтона» казался безобидной детской игрушкой. Но, конечно же, для посторонних глаз это была всего лишь очередная дорогая машина немецких производителей.
Пока они спускались в просторный зал первого этажа, Микелина с легкой долей грусти заметила, что настроение отца вновь начало медленно возвращаться в прежнее мрачное русло, что было вовсе неудивительно, учитывая всю важность предстоящего вечера.
Во всей Европе существовало, пожалуй, лишь с десяток крупных компаний, которые могли перевернуть мировой финансовый рынок за считанные минуты. Три из них находились здесь, в Италии.
Одной из таких уже тридцать лет руководил ее отец. Второй компанией владел его давний конкурент - Туллио Моретти, который совсем недавно, в связи с проблемами со здоровьем, передал управление своему единственному сыну и наследнику. Третьей же обладал не менее сильный бизнесмен по имени Гаспар Альфьери, из-за которого сегодня вечером под одной крышей соберутся представители различных финансовых корпораций, в том числе и ее отец вместе со своим давним конкурентом. Цель, по которой Гаспар созвал самых крупных итальянских магнатов была не объявлена, однако по негодованию, бушующему в глазах Лукаса, не подводящее до сих пор предчувствие громко нашептывало ей о том, что отец уже давно догадался о ней.
Стряхнув с плеч неприятную дрожь, Мике постаралась вернуть непринужденный вид, соответствующий уверенной походке своего попутчика.
Пройдя вдоль богато обставленной залы, они не спеша вышли на ярко освещенное крыльцо, у последней ступени которого их уже поджидал черный, как сама ночь Фольксваген.
Завидев приближающегося к ним старого шофера своего отца, Мике дружелюбно улыбнулась. Она знала этого высокого коренастого здоровяка ещё с детства. Одетый в серый костюм, он мягко улыбнулся ей в ответ, открывая для нее заднюю дверцу «фаэтона».
- Синьорина Микелина, вы сегодня сверкаете ярче, чем все звезды на ночном небе, даже если они объединят свое сияние.
Мелодично рассмеявшись, Мике воспользовалась рукой шофера, чтобы сесть внутрь заранее заведенной машины.
- Знаешь, Фил, - прежде чем закрылась дверца, напоследок сказала она, - если я когда-нибудь выйду замуж, обещаю перенять тебя у своего отца. Кто еще сможет делать мне такие прекрасные комплименты?
- Почту за честь, синьорина, - с кроткой улыбкой вежливо отозвался шофер.
- Филипп, советую тебе поберечь свое красноречие, - внезапно послышался голос стоящего поодаль отца, - иначе не удивлюсь, если будущий муж моей дочери всерьез начнет ревновать ее к тебе.
Вновь рассмеявшись, Микелина позволила Филиппу закрыть дверцу и, удобно расположившись на просторном кожаном сидении бежевого цвета, молча посмотрела на садящегося с другой стороны отца.
- Кстати, о будущем, - расположившись на своем месте, Лукас окинул ее внимательным взглядом. - Как продвигаются твои дела с Марко?
Слегка передернув плечами, девушка мысленно приготовилась к новому изнуряющему разговору, темой которого была, конечно же, личная сторона ее жизни.
- Разве ты его не видел, когда он сегодня заходил к нам со своим отцом?
- Видеть-то видел. Но меня интересует не деловая сторона твоего бойфренда.
Шумно вздохнув, девушка растянула губы в понимающей улыбке.
- Ты имеешь в виду наши чувства? Ну что ж, чувства... вполне хорошие.
- Хорошие? Разве так говорят, когда два человека встречаются друг с другом целый год? - недоуменно свел брови Лукас. - Я на многое закрыл глаза, Мике, в том числе и на его юношеское отношение к вполне серьезным вещам. По мне, он просто избалованный мальчишка, которому ещё не один год придется вертеться, как белка в колесе, прежде чем хоть чего-то добиться самому.
- Ты говоришь прямо как Мануэль. - Усмехнулась рыжеволосая собеседница.
- И он во многом прав, должен заметить. Если бы ты только его больше слушала!
Устав от очередных нападок на Марко, Мике расправила складки своего бирюзового платья и, словно между делом, убрав разметавшиеся по плечам пряди волос за спину, продемонстрировала глубокое декольте, в котором сверкала нить сверкающих изумрудов.
- И, тем не менее, Марко совсем не так уж плох, как вы оба мне об этом твердите, - твердо ответила она. - Кстати, как тебе мой новый гарнитур?
Оценив ее изумрудное колье, такой же роскошный браслет на правом запястье и изящные длинные серьги, взгляд Лукаса немного оттаял.
- От Марко? - удивленно приподняв бровь, спросил он.
- Именно! - победно улыбнулась девушка, впервые за долгое время вновь обратив свой взор на белую лилию, покоившуюся в своей руке. - Сегодня его курьер принес мне столь приятный подарок вместе с этим цветком. Ты ведь знаешь, как сильно я люблю лилии. Поверь, Марко очень чуткий и заботливый молодой человек, который благодаря старомодной романтике очаровывает твою дочь изо дня в день.
Вновь подняв голову, Мике встретилась с глазами отца.
- Прошу, дай ему шанс!
Устало вздохнув, Лукас нехотя заставил себя улыбнуться.
- Поверь, я дал ему такой шанс ещё год назад.
- Неужели, весь этот год твоя дочь выглядит такой уж несчастной?
Аккуратно наклонившись к отцу через разъединяющую их панель, на которой стояли заранее приготовленные фужеры с шампанским, девушка нежно прислонилась головой к мужскому плечу.
Ласково поцеловав дочь в лоб, Лукас Горнели все же не смог сдержать тяжелого вздоха.
- Иногда мне кажется, что ты даже понятия не имеешь, что такое настоящее счастье, - с легкой тенью грусти очень тихо проговорил он.
Печально вздохнув, Мике погрузилась в пучины воспоминаний о своем детстве. В те дни, когда она так слепо любила свою мать. В те дни, когда она была безумно счастлива, полностью отдавая всю свою любовь в холодные объятия не ценившей этих детских чувств ледяной души Мелиссы Горнели. Отгоняя от себя непрошеные картины прошлого, Микелина вернулась в реальность, ища в ней новую долю позитива.
- Завтра приедет Изабель, - с легкой радостью в голосе напомнила она, - и я больше не стану грустить. Со дня на день мы уедем наслаждаться прекрасными пейзажами родной Италии. Поедем в Рим, побываем в Венеции и обязательно навестим Капри.
- Возможно, мне стоит радоваться, что Мануэля сейчас там нет. Иначе, уверен, ты бы умчалась туда уже сегодня же, - послышался над ухом насмешливый голос отца.
Отклонившись от широкого плеча, Мике открыто посмотрела ему в лицо, после чего со всей серьезностью произнесла:
- Ты же знаешь, твое общество я ни на чье другое не променяю.
Обняв дочь покрепче, Лукас уронил взгляд на стоящий в ногах кожаный дипломат.
- Кстати, как ты и просила, я проследил за твоими успехами в ресторанном бизнесе, - набрав нужный код на небольшом замке, он не спеша достал из раскрывшегося дипломата красную папку, лежащую поверх стопки различных документов. - Должен заметить, ты отлично справилась с «Нептуном». Дела этого ресторана с твоим правлением значительно улучшились. Я просмотрел все документы - все просто идеально. Не к чему придраться. Так что могу тобой только гордиться.
- Спасибо, - забрав папку, ослепительно улыбнулась дочь. - Я очень ценю такую похвалу от столь мудрого в делах человека, как ты.
- Но это ещё не все, - мягко продолжил мужчина, вновь посмотрев внутрь дипломата. - К сожалению, мы не так часто бываем вместе, даже когда живем под крышей одного дома. Так что не обессудь за такую не столь торжественную обстановку, но все же позволь сказать, что в честь завершения твоей учебы в университете, я хочу подарить тебе один особенный подарок.
Достав широкий лист с четко просматриваемыми филигранными водяными знаками, Лукас развернул его тыльной стороной к своей дочери, интригуя ее внимание на своем сюрпризе.
- Что это? - заинтересованно спросила она, отодвигаясь подальше, чтобы лучше рассмотреть хранящийся в мужских руках документ.
Поймав насмешливый взгляд отца, говоривший о том, чтобы она немного помучилась в догадках, Микелина нетерпеливо начала перечислять всевозможные достояния семейства Горнели.
- Патент твоего яхт-клуба? - изогнув бровь, предположила она.
Уловив легкое покачивание головы отца, девушка задумчиво прикусила губу.
- Недвижимость? Неужто, особняк на Капри?
Вновь встретившись с молчаливым отрицанием, Мике недоуменно пожала плечами.
- Не знаю, может быть, реактивный «Гольфстрим»?
Увидев столь детское нетерпение, Лукас добродушно усмехнулся, вновь покачав головой. Не став больше испытывать терпение дочери, он не спеша вложил документ в ее руки.
- Это двадцать пять процентов акций нашей семейной компании, которые с этого дня принадлежат тебе, как помощнику вице-президента «Траст Инкорпорейтид», - спокойным тоном пояснил отец. - Буду очень рад видеть столь ценного работника рядом с собой. Конечно же, после твоего летнего отпуска.
Все ещё пребывая в легком ступоре от услышанного, Мике не знала, что и сказать.
- Двадцать пять процентов?! Но это же...
Вихрь внезапно нахлынувших мыслей настолько сильно закружил в ее голове, что девушка с трудом подбирала слова. Невидящим взглядом пройдясь по тексту, который уведомлял, что с этого дня она является законной обладательницей многомиллионной компании, она вновь посмотрела в серьезные глаза отца.
- Это такая огромная ответственность… Не говоря уже о сумме. Больше меня имеешь только ты. И я не заслуживаю такого подарка. Что, если я не оправдаю твоих ожиданий?
Ласково взяв ее красивое личико в свои ладони, Лукас Гонели безмятежно заглянул в обеспокоенные глаза дочери.
- Ты никогда не сможешь сделать того, за что мне было бы стыдно, ведь ты мое единственное счастье в этом мире, - вновь повторил он. - Клянусь, я сделаю для тебя невозможное и знаю, что, если возникнет такая необходимость, то и моя дочь перевернёт землю, но сделает для меня то же самое.
- Я люблю тебя, папа, - почувствовав, как по ее коже заскользила одинокая теплая слезинка, Мике нежно поцеловала морщинистую щеку седовласого мужчины. - Спасибо.
Взяв в руки наполненные фужеры, Лукас протянул один из них Микелине.
- За светлое будущее! - соприкасаясь стеклянными краями бокалов, тихо произнес он.
Согласно улыбнувшись, Мике пригубила игристое вино.
Ее сознание все ещё отказывалось принять столь ошеломительную новость. Руки до сих пор слегка тряслись. Однако, сбросив с себя нахлынувшее оцепенение, она убрала полупустой фужер обратно в специальный выступ широкой панели, вновь обратив внимание на лежащий на коленях листок. Конечно же, она ожидала, что когда-нибудь примет участие в деятельности семейной компании, но чтобы так скоро... К тому же, пока что семейный бизнес в ее планы совсем не входил. Ей хотелось пожить для себя, а не вникать в финансовые нюансы. Но, видимо, ее отец считал по-другому.
Не зная, радоваться ей или плакать, Мике машинально провела кончиком пальца вдоль небольшого листка, стоимость которого боялась даже предположить.
- Приехали, - прерывая ее глубокую задумчивость, известил сидящий за рулем Филипп.
Поспешно убрав врученный ей документ к общим бумагам своего ресторана, Микелина стерла с лица след от скатившейся слезы и, улыбнувшись отцу, строго обратилась к шоферу.
- Филл, никого к машине не подпускай! За сохранность этой папки отвечаешь головой.
Беззаботно улыбнувшись в ответ, сидящий за рулем мужчина тотчас кивнул головой.
- Не волнуйтесь, синьорина. К машине никто не подойдет.
Ожидая, пока ее дверцу откроет швейцар дома Альфреди, Мике вскользь осмотрела свой ослепительный наряд, после чего с сияющей улыбкой первой вышла из машины.
Дождавшись отца у широких ступеней ярко освещенного крыльца, девушка поспешила положить свою руку на предоставленный локоть, после чего стала не спеша подниматься к гостеприимно распахнутым дверям величественного особняка. Зайдя в просторную многолюдную залу, заставленную большими вазами с цветами, Мике огляделась по сторонам в поиске знакомых лиц. Бегло пройдясь взглядом по толпе, переполненной вдоль и поперек лишь элитным обществом Италии, рыжеволосая девушка удрученно вздохнула, так и не разглядев никого из подруг.
- Синьор Горнели, наконец-то вы приехали! – раздался за спиной голос подбежавшего к ним темноволосого молодого человека. – Гаспар уже неоднократно спрашивал о вас.
Обернувшись в сторону появившегося из-за спины Марко, Лукас коротко кивнул в знак благодарности, после чего поспешно растворился в толпе, намереваясь как можно скорее присоединиться к своему коллеге по бизнесу.
Проследив взглядом за удаляющимся отцом, Мике сдавленно хмыкнула.
- Ты очень добр, дорогой. Так расстилаешься перед моим отцом, что это невозможно не заметить, так же как и не оценить.
- Ты же знаешь, я для него готов горы свернуть, лишь бы оправдать возложенные на меня ожидания.
- Для моего отца? - насмешливо переспросила девушка. - А я думала, для меня.
Развернув усмехающуюся подругу к себе лицом, Марко медленно провел костяшками пальцев по ее изумрудному колье.
- Так же, как и для тебя, малышка. Разве ты этого ещё не оценила?
Медленно изогнув края губ в смеющейся улыбке, Мике поднесла бутон белого цветка к своему лицу.
- Конечно же, оценила, – скользя белыми лепестками по своим губам, тихо проронила она, - спасибо. Лилии прекрасны.
- Только лилии?
Изогнув бровь, Марко неотрывно следил за ее игривым взглядом. Забрав цветок из ее рук, он вскользь принюхался к легкому аромату и, убрав непокорные локоны с девичьего плеча, аккуратно завел небольшой стебель за ухо этой знойной красавицы.
- Все остальное тоже прекрасно, – позволив цветку остаться в своих волосах, полушутливым тоном проронила она.
Довольно улыбнувшись в ответ, темноволосый мужчина мельком окинул ее своим внимательным взглядом, после чего едва заметно сдвинул брови.
- Я думал, ты наденешь зеленое платье, а не бирюзовое.
- Они оба прекрасно подходят к твоему подарку, так что я решила выбрать это, – ничуть не смутившись его легкому недовольству, отозвалась девушка.
- Да, но бирюзовый не совсем подходит под цвет моего галстука.
Едва не рассмеявшись столь капризной придирке, Мике небрежно поправила его и без того идеально завязанный темно-зеленый шейный аксессуар.
- Зато оно прекрасно подходит к твоим изумрудным запонкам.
Мгновенно оценив ситуацию с такой стороны, взгляд Марко несколько повеселел.
- Пожалуй, ты, как всегда, права.
Чинно кивнув в ответ, Мике позволила его губам слегка коснуться своих, после чего молодой брюнет быстро взглянул за ее спину. Завидев вдали махнувшего рукой в его сторону Лукаса Горнели, Марко виновато улыбнулся.
- Прости, кажется, меня зовет твой отец.
- Конечно, – пропуская его вперед, понимающе кивнула Микелина, – иди к нему. Я пока поищу подруг.
Проводив взглядом удаляющуюся фигуру своего парня, Микелина свободно расправила плечи и глубоко вздохнула. Конечно же, она любила своего отца, и ей очень нравился Марко, но все же с этими двумя ей постоянно приходилось носить маску порядочной, высокомерной особы, которую от нее требовали установленные приличия светского общества. Приглушая свой природный темперамент, она лишь наполовину раскрывала себя в их присутствии. Но иногда, с течением длительного времени эта маска приобретала все больший отягощающий вес, грозящий скинуть с очаровательного личика фальшивое притворство, раскрыв тем самым ее истинный облик. Облик свободной, беззаботной девушки, обожающей модный шопинг и непрекращающиеся бурные вечеринки.
Оставшись без спутника посреди многочисленной толпы, Мике огляделась по сторонам, но, вновь так и не увидев никого из старых друзей, не спеша потянулась к висящей на плече сумочке-клатч. С детства привыкшая к восторженным взглядам окружающих, рыжеволосая девушка лишь холодно улыбалась едва знакомым людям, спешившим заверить свое почтение дочери одного из богатейших олигархов Европы. Наконец, на ходу достав белый айфон последней модели, Микелина приостановилась, начав интенсивно искать номер Ирис – светской львицы, чья страсть к развлечением равнялась лишь с ее собственной. Вспоминая былые совместные вечеринки, девичьи губы не смогли удержаться от улыбки, предвкушая новые развлечения.
В нетерпении нажав на сенсорную клавишу вызова абонента, из груди девушки вырвался разочарованный стон. Кто бы мог подумать, что в самом центре города, в одном из престижнейших особняков Неаполя сотовая связь сыграет с ней такую шутку?! Но, тем не менее, повторив попытку, Мике усмехнулась, продолжая недоверчиво смотреть на экран дисплея с всплывшим окном, говорящим о том, что связи здесь нет. Оглядевшись по сторонам в поисках подходящего места для более лучшего сигнала, она с радостью обнаружила небольшой выход на балкон. Поспешно направившись в сторону неприметной ниши, девушка уже почти было нырнула в темноту прохода, как вдруг из-за спины раздался смутно знакомый женский голос:
- Боже мой, кого я вижу! Мике, ты снова в Италии?!
Выдернутая из собственных мыслей, Микелина с удивлением обернулась. Увидев перед собой небольшую группу веселых девушек, Мике, наконец, узнала молодую пышногрудую блондинку, в обществе которой она провела большую часть своих прошлый летних каникул.
- Мари?! – недоверчиво воскликнула она. - Не ожидала увидеть тебя здесь.
По инерции потянувшись к подруге для приветственного поцелуя в обе щеки, Мике внезапно обнаружила, что вместо радостных объятий Мари лишь холодно отстранилась в сторону.
Не совсем понимая, в чем дело, удивленная девушка вопросительно изогнула правую бровь.
- О, неужто недосягаемая Микелина Горнели снизошла до объятий к своей старой подруге, которой можно с такой легкостью пренебречь или же вообще пройти мимо, даже не обратив на нее своего внимания?!
Пораженная столь откровенно ядовитым тоном в свой адрес, Мике, однако, стойко приняла удар. С детства привыкшая к каверзам постоянно меняющихся подруг, она лишь насмешливо хмыкнула в ответ. Что уж тут говорить, в ее обществе интриги являлись сладкой пилюлей любого светского вечера.
С безразличием пожав плечами, девушка не спеша убрала телефон обратно в свой бирюзовый клатч.
- Мари, мне даже странно, что с твоими данными ты все ещё проводишь время в окружении столь милых сплетниц, а не с подходящими твоему рангу обаятельными мужчинами. Хотя, что я говорю? Каждый сам выбирает, что ему ближе, – цинично усмехнувшись, поддела она, – к тому же, ты меня просто восхищаешь своей памятью. Не думала, что ты все ещё злишься на меня за тот прошлогодний случай с моим братом.
- О, брось! Кто старое помянет… - не став договаривать поговорку, отмахнулась Мари, оглядываясь в сторону многолюдной толпы. – К тому же, твой брат не единственный мужчина на этой планете. Есть ещё очень много интересных экземпляров…
Проследив за взглядом бывшей подруги через всю залу, Мике увидела Марко, непринужденно общающегося с деловыми партнерами отца, а также с их женами. Почувствовав легкий укол ревности от того, что кто-то ещё засматривается на ее парня, она умело спрятала рвущиеся наружу эмоции.
- Ты, кажется, уже знакома с Марко? – вновь обращая внимание белокурой особы в свою сторону, вежливо спросила она.
- Да, - шумно вздохнув, подтвердила Мари, - я как-то видела его с тобой прошлым летом. Он такой обаятельный… - вновь посмотрев на объект их беседы, беспечно продолжила девушка. – Надо же, кто бы мог подумать, что из вас получится столь отличная пара.
Весело усмехнувшись в ответ, рыжеволосая собеседница не удержалась от легкого любопытства:
- И почему же, по-твоему, из нас наоборот не могла бы получиться столь отличная пара?
- Вы такие разные, – вздохнув, проронила Мари, игнорируя настойчивые требования подруг немедля продолжить их прерванное веселье. – Как белое и черное, которые, к сожалению, никогда не найдут общего знаменателя. Не понимаю, что тебе так нравится в таких отношениях?
Устав от подколок со стороны экс-подруги, Мике изобразила на лице одну из своих самых миловидных улыбок, после чего достаточно четко и выразительно произнесла:
- Может быть, хороший трах?
Громко рассмеявшись этой шутке, Мари, наконец-то, обратила внимание на стоящих возле себя девушек и, махнув напоследок рукой, скрылась из вида.
Дав волю своей минутной злости, Мике лишь громко фыркнула, намереваясь как можно скорее скрыться в прохладной тени небольшого балкона. Бушующее раздражение настолько сильно поглотило разум, что, не заметив край слегка оттопырившейся ковровой дорожки, ее точеная ножка на высокой шпильке запуталась в плотной материи, подвернувшись в весьма неестественном положении.
Почувствовав легкий щелчок в районе лодыжки, Микелина болезненно охнула, однако стремительно приближающийся к лицу пол на мгновение заставил ее забыть обо всем остальном. От неминуемого падения ее спасли лишь крепкие руки, ловко подхватившие потерявшую равновесие девушку. Все ещё мысленно готовясь к сильному удару, Мике непроизвольно вцепилась в спасительные объятия, всей спиной опираясь на чью-то широкую грудь.
- Синьор, вы в порядке? – прозвучал со стороны чуть встревоженный мужской голос.
Машинально кивнув головой, девушка, наконец, постепенно начала понимать смысл услышанной фразы. Словно в замедленной съемке сообразив, что прозвучавший вопрос был обращен вовсе не к ней, Мике недоуменно повернула голову в сторону своего неожиданного спасителя.
- «Синьор»?! – не сдержавшись, поддела она, заметив пару высоких качков в деловых костюмах, стоящих по бокам от все ещё поддерживающего ее брюнета. – А ваши люди не лишены галантности!
- Простите их, - обратив насмешливый взгляд зеленых глаз на свою пленительную улыбку, тихо проронил темноволосый незнакомец. – Поверьте, любой мужчина будет только польщен, когда такое сокровище само падает к нему в руки.
Улыбнувшись столь приятному комплименту, Микелина, наконец, отстранилась от его груди, осторожно пробуя встать на обе ноги.
- Идти можете? – вновь участливо поинтересовался стоящий рядом спаситель.
Слабо кивнув головой, девушка на самом деле очень хотела верить в свой оптимистичный ответ, однако, стоило ей только сделать шаг в сторону, как ноющая боль резко разошлась по пострадавшей ноге.
- Ах! – не сдержав стона, она страдальчески прикусила губу.
И о каких вечеринках теперь вообще может идти речь с такой болью? Уныло подумав о предстоящей перспективе отлеживания боков в ближайшие несколько дней, Мике не спеша поковыляла к балконной арке.
- Постойте! – в очередной раз проявив инициативу, произнес мужчина. Оставив своих людей в стороне, высокий незнакомец решительно подошел к ней и, подхватив девичье тело, словно перышко, посмотрел туда же, куда был направлен ее взгляд.
- Вы, кажется, хотели выйти на балкон? – уверенно заключил он, входя со своей ношей в прохладу июньской ночи.
Войдя в тускло освещенную нишу небольшого балкона, обставленного со всех сторон росшими в садовых горшках роскошными цветами, Мике блаженно вдохнула летний, свежий ветерок.
Благодарно улыбнувшись такому рыцарскому обращению, столь нечастому в современные дни, она скромно опустила взгляд, пока ее галантный кавалер осторожно опускал ее на пол.
Перенеся вес своего тела лишь на здоровую ногу, девушка облокотилась о каменные перила балкона.
- Спасибо. Не думала, что среди мужчин ещё остались столь галантные джентльмены. – Тихо поблагодарила она своего обворожительного незнакомца. – Меня зовут…
- Кто же не знает одну из самых прекрасных женщин этой страны, как Микелина Горнели? – усмехнувшись, отозвался темноволосый мужчина, внезапно опускаясь перед ней на одно колено.
Едва не рассмеявшись столь неожиданной выходке, Мике, казалось, напрочь забыла свое унылое настроение. Если бы не пульсирующая боль в подвернутой ноге, она бы ни за что не поверила в происходящее. В конце концов, даже при всем своем высоком положении в обществе, мужчины ещё никогда не опускались перед ней на колени.
Поймав на себе его испытывающий, пристальный взгляд темно-карих глаз, Мике пораженно застыла, забыв о былой усмешке. Повинуясь внутреннему магнетизму, исходившему одной огромной волной от этого необычного мужчины, она лишь отстраненно поняла, что его руки прижались к подолу ее платья и, распахнув длинные края высокого выреза, стали не спеша отстегивать резиновые подвязки пояса от края бежевого чулка на ее бедре. После того, как его теплые пальцы проворно справились с этой задачей, Мике сдавленно сглотнула, вновь почувствовав, как с ее ноги стал скатываться обволакивающий материал самого чулка.
Словно только что очнувшись от глубокого сна, она вдруг услышала грохот собственного сердца у себя в ушах. Поспешно моргнув, будто тем самым могла спугнуть столь удивительное видение, девушка тихим, осипшим от напряжения голосом едва слышно проронила:
- Что вы делаете?
Дьявольские огоньки в его глазах стали четче и выразительнее, манящая улыбка ещё пленительнее и заразительнее, однако слова разительно отличались от предоставленных им намеков.
- Собираюсь растереть вам ногу, чтобы вправить сустав. Конечно, лучше бы было приложить к ней лед, но…
Недоверчиво приподняв брови, девушка изумленно покачала головой.
- Вы что, доктор?
Поставив стопу ее пострадавшей ноги поверх своего колена, брюнет решительно принялся за дело, казалось, напрочь выбросив прозвучавший вопрос из своей головы.
- Одним из моих дипломов был медицинский, – спустя томительную минуту ожидания, наконец, тихо известил он.
Опустив взгляд вниз, Мике словно только сейчас почувствовала, что руки незнакомца и впрямь растирают участок ее лодыжки.
Слегка пораженная обстоятельствами их беседы, девушка заставила себя сделать глубокий вдох, после чего, вновь вернув себе прежнее расположение духа, постаралась как можно беспечнее улыбнуться в ответ.
Встретившись лицом к лицу с высоким темноволосым мужчиной, одетым в дорогой черный костюм, который почти что скрывал его в ночи, Мике непроизвольно усмехнулась. Он был явно старше, чем она, но, тем не менее, намного обаятельнее любого ее знакомого и, по-видимому, впрямь разбирался в оказании первой помощи при легких вывихах конечностей.
- Деловой костюм от «Армани», платиновые запонки с блестящими в них крупными бриллиантами, золотой «Ролекс», стильная прическа покоряющего женские сердца ловеласа, – вслух перечислив видимые атрибуты стоящего перед ней на одном колене мужчины, открыто усмехнулась она. - Хотела бы я знать, какая специализация имеет в своем персонале таких роскошных врачей?
Ничего не сказав на этот счет, брюнет лишь продолжал плавными движениями нежно растирать слегка припухшую лодыжку.
Не вытерпев затянувшегося молчания, Мике, словно назойливый ребенок, повторила попытку выведать у столь немногословного незнакомца ответ на интересующий ее вопрос:
- Так какой же контингент клиентов может обеспечивать вам такой весьма неплохой доход?
- В основном, женский, – как ни в чем не бывало, отозвался мужчина.
Пораженно замерев, девушка не сдержалась от рвущегося наружу звонкого смеха.
- Вы, должно быть, шутите? Хотите сказать, что вы - гинеколог?
Подхватив ее задорный смех, незнакомец лишь слегка покачал головой.
- С вашей ногой все в порядке, – уверенно известил он, – всего лишь небольшой вывих лодыжки. И если вы не будете носиться сломя голову хотя бы до завтрашнего утра, то от сегодняшней неприятности и следа не останется.
Умело натянув тонкий чулок обратно на соблазнительную женскую ножку, мужские руки за считанные секунды прикрепили его к повязкам, однако покидать столь очаровательное местечко они отнюдь не торопились. Слегка задержав ладони поверх мягкого бедра, его пальцы деликатно прошлись по границе узорчатой резинки на ее смуглой от загара коже и, в очередной раз вопросительно посмотрев на замолчавшую девушку, он лишь приподнял свою правую бровь. Чувствуя ее легкую дрожь, мужчина лениво улыбнулся, продолжая свои чересчур смелые действия.
- Разве вы не хотите меня остановить? – вдруг до ее слуха, словно из-за невидимой мембраны другой реальности, дошли тихие слова столь необычного собеседника.
Словно под гипнозом слабо кивнув в ответ, она лишь ещё сильнее вцепилась пальцами в холодный камень балконных перил.
- Но вы же доктор, – мало веря своим собственным словам, также едва слышно отозвалась она. – Ваши действия несут чисто профессиональный характер.
- Да неужели?
Неотразимо улыбнувшись в ответ, темноволосый мужчина наконец-то отстранил свои ладони от ее ноги, вновь встав перед ней в полный рост.
- Кстати, совершенно согласен с вашим мнением. Ничто так не привлекает в отношениях между мужчиной и женщиной, как интимная близость, – вытащив белую лилию из ее волос, брюнет вскользь провернул ее в руках. - Все эти цветочки и прочая ерунда - удел робких школьников, оставшийся далеко позади.
Понимая, что случайная реплика из разговора с Мари не осталась не замеченной, Мике лишь глубоко вздохнула, непринужденно передернув плечами в ответ.
- Мне повезло. Я ценю в моем парне обе этих черты, – с трудом заставляя себя вспомнить лицо Марко, тихо сказала она.
- Бросьте, – откровенно смеясь глазами, отозвался собеседник. – Это – не ваше амплуа. Цветами не покорить такую женщину, как вы. К тому же, эти лилии, как и висящие на вас изумруды, вам совсем не к лицу.
Удивленно вздернув бровь, Мике насмешливо усмехнулась.
- И что же, по-вашему, мне подходит?
Смело выкинув за перила белый цветок, пальцы мужчины отломили бутон расцветшей красной розы, росшей в одном из балконных цветочных горшков.
- Все, что связано с красным: красные розы, сияющие алым пламенем рубины, взбудораживающая кровь неутолимая, пылкая, безрассудная страсть…
Сдавленно вздохнув, Мике протестующе покачала головой.
- Вы меня не знаете. Я люблю именно лилии. К тому же, мой парень добился меня и без всего этого.
Медленно приблизив алый цветок к своему лицу, брюнет почти что лениво вдохнул его благоухающий аромат.
- Так чья же вы?
Заворожено смотря в это непроницаемое лицо, Мике не понимала, что с ней происходит. Обычно ее не привлекали такие не в меру необузданные кобели, как этот. Но было в его надменности что-то такое, что нравилось ей вопреки всем своим былым домыслам и непоколебимым принципам. Кое-как совладав с внезапно прервавшимся дыханием, девушка заставила себя безмятежно улыбнуться, неотрывно смотря в его лицо.
- Не ваша, – решительно прошептала она, мысленно радуясь, что смогла не дрогнуть под столь глубоким взглядом темных глаз очаровательного брюнета. – Вы не мой типаж.
Одобрительно улыбнувшись ее выдержке, мужчина, однако, не спешил ослаблять свой решительный натиск.
- Что-то подсказывает мне, что, где бы сейчас не находился ваш парень, он вряд ли носит ирокез на пару с кожаными штанами. Скорее всего, он, как и я, одет в деловой костюм. Так в чем же мы разные?
Такая опасная близость их тел кружила голову. С трудом заставляя себя думать связно, девушка поспешно отклонилась, упираясь спиной в холодный камень фигурных перил и, набрав полную грудь отрезвляющего разум свежего воздуха, как можно спокойнее проговорила:
- Я предпочитаю сверстников в отношениях… А не дяденек со стажем.
Резко придвинувшаяся к ней мужская грудь заставила ее едва не вскрикнуть от неожиданности. Поразительно, но, кажется, напор этого задиристого мужчины действовал на нее весьма возбуждающе.
- Зачем? - наклонившись к ее лицу, прошептал он ей на ухо. - Чтобы управлять ими? Диктовать свои условия? А вы никогда не задумывались, что было бы, если б вы только позволили кому-то другому быть сверху?
- Ну, нет, – невольно задрожав ещё сильнее от ощущения тепла его тела, упрямо затрясла головой она, - это не для меня. Ни в прямом, ни в переносном смыслах.
- А зря, – вновь лениво улыбнувшись, отстранился мужчина, - ты многое теряешь.
Зачарованно следя за движением его соблазнительных губ, взгляд девушки вдруг соскользнул на алые лепестки небольшого бутона, до сих пор находящегося в мужских руках. Заметив, как его ладонь не спеша потянулась к ее груди, затейливо проводя бархатными лепестками вдоль границы глубокого декольте, Мике вдруг ощутила, как помимо цветка, к ней притронулась теплая плоть мужской руки. Чувствуя, как по коже едва ощутимо блуждают костяшки его пальцев, дыхание Микелины участилось. Она ещё никогда не встречала столь дерзкого мужчину на своем пути. Как правило, ей льстили, завидовали, иногда перед ней даже пресмыкались. Но еще ни один мужчина не посмел бросить ей вызов, не говоря уже о том, что вытворял с ней этот незнакомец.
Застыв на месте, она безмолвно смотрела на то, как его указательный палец слегка оттянул край глубокого декольте, помимо воли заставляя ее, словно пойманную пташку, в предвкушении затаить свое дыхание. Однако, вложив в небольшую открывшуюся ложбинку алый бутон, брюнет неожиданно отстранился.
- Синьор Моретти, - послышался голос одного из высоких телохранителей, появившегося на пороге арочного входа на балкон, - Гаспар Альфьери начинает свою речь.
Сквозь окутавшую ее дымку легкого дурмана, вызванного столь необычной беседой, девушка пыталась понять, где раньше могла слышать подобную фамилию. Наконец, вспомнив, Микелина ошеломленно перевела взгляд на все ещё ухмыляющегося брюнета.
- Привет отцу, – напоследок тихо проронил он, после чего бесшумно покинул окутанную ночной прохладой балконную нишу.
Все ещё пораженная столь дерзкой выходкой не в меру нахального незнакомца, Мике слегка покачала головой, едва веря во все произошедшее.
Санта Лючия!* Ее только что облапал, пожалуй, самый лютый враг ее отца, а она лишь молчаливо наслаждалась прикосновениями одного из самых наглых мужчин, каких только встречала в жизни!
Простояв в ступоре ещё некоторое время, Микелина нехотя вернулась в реальность. Стряхнув c себя минутное оцепенение, словно могла заодно и избавиться от внедрившихся в голову ненавистных воспоминаний, Мике осторожно сделала шаг вперед. Как ни странно, но боль в ее пострадавшей ноге действительно притупилась, став почти неприметной. Не спеша войдя в непривычно тихую залу, девушка присоединилась к стоящим вокруг небольшого подиума людям, внимательно слушавшим говорящего в микрофон невысокого пожилого человека.
- Как вы все уже знаете, я позвал вас в свой дом, чтобы сообщить одну весьма значимую весть, – продолжал свою речь статный белокурый мужчина. – В свои шестьдесят пять я уже не тот, что был раньше. И, к сожалению, от этого страдаю не только я, но и моя компания, которая не должна нести убыток из-за моих невзгод со здоровьем. И сегодня, в этот вечер я хочу сказать вам, что для «Интернешенл Транс Корпорейдет» настало время значительных перемен. Я, Гаспар Альфьери, думаю о слиянии двух крупных компаний и в скором времени хочу подписать договор с тем, кто, невзирая на возникшие трудности заполонившего мир финансового кризиса, мог бы с достоинством руководить многомиллионной отраслью. Но на моем пути встала одна очень непростая дилемма. Стоит ли мне отдать свое детище в опытные руки столь же могущественного, как и я в свое время, предпринимателя Лукаса Горнели или же лучше довериться молодому, динамичному бизнесмену в лице Рикардо Моретти – сына высокопочтенного Туллио Моретти, чьи успехи за последние месяцы потрясают мир своими невероятно прибыльными сделками?
После такого сенсационного известия зал за считанные секунды наполнился непрекращающимся гулом громкого шепота переговаривающихся между собой людей. От ярких бликов репортерских фотокамер рябило в глазах. С явным облегчением отметив тот факт, что сегодня все внимание прессы занимает белокурый мужчина, стоящий у высокой трибуны, Микелина продолжала внимательно смотреть на Гаспара.
- И я решил, – вновь прерывая поднявшийся ропот голосов, спокойно продолжил Альфьери. - Я дам этим многоуважаемым синьорам ровно две недели времени на то, чтобы укрепить свои связи, занять выгодные позиции и найти новых надежных партнеров. И кто из них произведет на меня большее впечатление своими заслугами в деловой сфере, тот и получит мою компанию! – решительно закончил он, приподнимая ладони. – Что ж, пусть же с завтрашнего дня начнется их состязание, а пока мы все вместе будем наслаждаться остатком этого дивного вечера. Спасибо всем за внимание. У меня всё. А сейчас прошу выслушать краткую речь обоих моих претендентов.
Не на шутку пораженная такой новостью, Микелина сосредоточенно наблюдала за тем, как ее отец без лишней суеты и конфуза занимает место предыдущего оратора, с достоинством встав у небольшого микрофона. Потеряв интерес к дальнейшей «игре на публику», девушка призадумалась о деловом партнерстве между владельцами самых крупных компаний во всей Европе. Слияние этих двух глобальных корпораций предвещало поистине неограниченную власть и возможности. Мике со всей силы скрестила пальцы на руках, лишь бы выбор Альфьери пал на ее семейство. В конце концов, ее отец был бы на седьмом небе от счастья и, вполне возможно, в связи с новыми заботами, мог бы просто забыть о так некстати возложенной на свою дражайшую дочь ответственности, тем самым оставив ее свободной ещё на несколько ближайших лет. Чувствуя, что ещё не готова променять беззаботную жизнь, полную веселых развлечений, на уныло-скучную деловую среду обитания, Микелина любым способом хотела оттянуть порученное отцом обязательство. В свои двадцать четыре года она отлично разбиралась во многих аспектах модной жизни молодого поколения влиятельных миллионеров, но вовсе не стремилась занять место отдельной личности с возложенной на нее громадной ответственностью. Ей нравился ее возраст, ей нравилась ее жизнь и она совсем не хотела в ней что-то менять. По крайней мере, сейчас.
Услышав раздающиеся со всех сторон аплодисменты закончившему свою речь Лукасу Горнели, Мике с некой долей враждебности посмотрела на его конкурента, который, со свойственной королю грацией, не спеша подошел к опустевшей трибуне. Рикардо Моретти всем своим видом просто источал флюиды полнейшего спокойствия и неукротимой силы. При ярком свете его крепкое мужественное тело казалось ещё более соблазнительным, чем она представляла, стоя с ним на балконе. Недовольно отметив сей факт, Мике быстро перевела свой взгляд со слегка насмешливых темно-карих глаз, которые, казалось, в считанные секунды нашли ее среди столь многочисленной толпы.
- Так это правда? – раздался поблизости недовольный голос Марко. – Лукас передал акции своей компании тебе? Не мне, как твоему будущему мужу?!
Резко выведенная из раздумий девушка невольно вздрогнула. Посмотрев не на шутку рассерженное лицо своего бойфренда, Микелина заставила себя потушить тот шквал обрушившихся на нее непонятных эмоций, вызванных говорившим в микрофон кареглазым брюнетом.
- А чего ты хотел? – воспользовавшись возможностью излить хотя бы часть накопившегося раздражения, насмешливо проронила она. – Ты же знаешь, как трепетно отец относится к членам своей семьи. Без брачного свидетельства он и не посмотрит в твою сторону.
- Если дело только в этом, я могу хоть сейчас пойти к нему с просьбой выдать тебя за меня замуж.
Поспешно схватив решительно настроенного мужчину за руку, Мике удержала его на месте.
- Подожди! – все ещё обескураженная его внезапным порывом, девушка пыталась подыскать подходящие данному случаю слова. После ошеломительного предложения отца это был удар ниже пояса. К тому же, совершенно не так она представляла себе первое предложение руки и сердца.
- Я не говорю: нет, – поймав его острый взгляд, поспешно проронила она, - просто для одного дня это уже слишком. Прошу, давай не сбрасывать все в одну кучу. Вот увидишь, со временем мой отец примет тебя в лоно родной семьи.
- Вот именно: со временем! А пока я для него лишь пустое место. А ведь, между прочим, мой отец - вполне влиятельный политический деятель, который не раз за минувший год помогал ему в его грязных делах.
- У моего отца нет грязных дел! – гневно сверкнув глазами, резко возразила Микелина.
Цинично усмехнувшись в ответ, Марко глубоко вздохнул, вновь взяв разбушевавшиеся эмоции под строгий контроль.
- Конечно. Твой милый папочка – сущий ангел.
Последовав примеру своего собеседника, Мике постаралась отбросить накопившийся за последний час негатив, примирительно улыбнувшись в ответ.
Внезапно на ум пришло совершенно простое решение ее проблемы. Она ведь может без всякого риска для компании передать подаренные ей акции своему мужу, навсегда избавляя себя от участи деловой карьеристки под пристальным оком Лукаса Горнели!
- Я поговорю с отцом. К тому же, нам с тобой тоже есть, что обсудить. Например, твое неожиданное предложение, – мягко улыбнулась она, нежно сжав мужскую ладонь в своей руке. – Прошу, давай не будем ссориться в этот вечер. Ты ведь знаешь, уже завтра приезжает Изабель и нам с ней придется уехать на ближайшую неделю в Рим, повидать тетушек.
- Надеюсь, в Риме тебя ждут более веселые развлечения, чем у меня здесь, бегающим, словно пес у ног твоего отца, – все ещё со сквозившим в голосе раздражением отозвался Марко.
Посмотрев в лицо одной из самых красивых женщин, присутствующих на этом вечере, его губы все же разошлись в нежной улыбке.
- Прости меня за резкость, – полностью подавив свою злобу, тихо прошептал он, целуя ее ладонь. - Ты права, обсудим мое предложение в более подходящее время.
Поймав легкую улыбку своей спутницы, его взгляд внезапно обратил внимание на новую деталь ее туалета.
- Не знал, что тебе нравятся красные розы, – с легким любопытством произнес Марко, осторожно выдернув из соблазнительного декольте столь прекрасное украшение.
С ненавистью взглянув на давно позабытый злополучный цветок, Мике молниеносно скрыла охватившее ее смятение, мило улыбнувшись смотрящему на нее мужчине.
- Они мне не нравятся. Просто решила немного поэкспериментировать с красным. Белый цвет уже так приелся, – вынужденно солгав, упорно возразила она.
- Я это учту, – принюхавшись к раскрывшемуся бутону, проронил собеседник.
Услышав, что его окликают по имени, молодой человек недовольно бросил взгляд через плечо. Заметив своего делового партнера, он протяжно вздохнул, нехотя выпуская девичью ладонь из своей руки.
- Прости, – с легкой улыбкой поцеловав свою девушку в щеку, Марко стремительно растворился в толпе.
Все ещё несколько потрясенная от такого обращения, Мике не знала, что и думать. Она ещё ни разу не видела Сальвьери таким подавленным и в то же время озлобленным. С одной стороны, она могла его понять, ведь он действительно днями и ночами прислуживал ее отцу, за что лишь изредка получал в ответ одобрительную похвалу своего босса. Но с другой стороны, она не могла не заметить, как сильно ее задело столь бесцеремонное отношение своего потенциального будущего супруга. Находясь на распутье собственных чувств и мыслей, Микелина вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв голову, она тотчас заметила ехидную улыбку стоящей неподалеку Мари.
- Ты ещё не здоровалась с Гаспаром? – Послышался позади мягкий голос отца.
Обратив на себя внимание дочери, Лукас подал ей фужер шампанского и, развернувшись в противоположную сторону, повел к возвышающемуся над полом подиуму.
- Пойдем, хочу представить вас друг другу.
Послушно шагая рядом с отцом, Мике, старательно сохраняя на лице ослепительную улыбку, тихо спросила:
- Так зачем Гаспар устроил это шоу? Почему просто не сообщил вам двоим о своих намерениях?
- Ставки, дорогая. Все в этом мире любят делать ставки. И наши с тобой, поверь, очень велики, – обняв дочь за талию, вполголоса отозвался Лукас. – К тому же это прекрасная возможность завязать новые знакомства, сулящие в будущем надежные деловые связи.
Нехотя приближаясь к группе разговаривающей мужчин, в которой, помимо хозяина этого вечера, находился и его второй претендент на партнерство, Микелина вежливо улыбнулась обратившей на нее внимание небольшой компании.
- Как я понимаю, это дивное создание и есть твоя дочь, Лукас? – приветливо улыбнувшись в ответ, спросил друга Гаспар. – Синьорина, я польщен.
Позволив мужским губам запечатлеть скромный поцелуй на своей ладони, Мике слегка кивнула головой. Слегка поприветствовав своей очаровательной улыбкой остальных собеседников, Микелина, как истинная дочь своего отца, старалась быть как можно ближе к Лукасу.
Пытаясь не обращать внимания на пристальный взгляд высокого темноволосого мужчины, девушка восторженно оглянулась вокруг, не в силах удержаться от вежливого комплимента владельцу столь богатого особняка.
- У вас замечательный дом, синьор Альфьери.
- О, да, моя жена вложила в него очень много сил и денег, – подтвердил Гаспар. – Жаль, что она сейчас в Венеции. Вы бы с ней непременно подружились.
- Женщины всегда найдут общий язык, – согласно подхватил Лукас, приподнимая свой фужер в громком восторженном тосте. - За милых дам!
Отпивая глоток дорогого игристого вина, Мике не удержалась и, подняв взгляд, снова встретилась с завораживающим блеском темно-карих глаз. Опустошив свой бокал, казалось, одним глотком, Рикардо Моретти без зазрения совести и соблюдения норм приличий откровенно разглядывал фигуру стоящей в паре шагов от него девушки. Чувствуя себя, словно выставленная на аукцион породистая лошадь, Мике лишь едва заметно кашлянула в кулак и, так и не допив свое вино, начала интенсивно смотреть по сторонам. По правде говоря, ей бы понравилось наблюдать и за висящей над головой огромной люстрой, вместившей в себя, казалось бы, тысячу крохотных ярких ламп, лишь бы не чувствовать на себе этот пристальный взгляд.
Ее внимание отвлек резкий взмах руки стоящей у перил второго этажа женщины. Узнав свою давнюю подругу, Мике радостно махнула ей в ответ, поспешно оборачиваясь к окружающим ее мужчинам.
- Синьоры, - вежливо обратилась она, в первую очередь смотря на своего отца, - если вы не против, я вас оставлю.
Обратив все свое внимание лишь на хозяина этого внушительного особняка, рыжеволосая красавица намеренно громко произнесла:
- Приятного вам вечера, синьор Альфьери.
Намереваясь как можно скорее покинуть мужскую компанию, обаятельная девушка быстро развернулась на каблуках. В следующую секунду ощутив сильный укол резко возникшей рези в ранее пострадавшей лодыжке, она из последних сил выдавила из себя безмятежную улыбку, после чего, превозмогая острую боль, сдержанным шагом направилась в сторону выхода из огромной залы. Усердно не замечая сковавшей движения ноющей ломоты в ноге, Мике не спеша поднялась по красной ковровой дорожке, лежащей поверх широких ступеней высокой лестницы. Войдя на второй этаж, она, не скрывая рвущегося наружу восторга, с истинной радостью заключила в объятия одну из своих самых близких подруг.
- Что с тобой? – послышался взволнованный голос Ирис у самого уха. - Ты, кажется, хромаешь?
- Ах, ерунда, – отмахнувшись от своей неприятности, отозвалась Микелина.
Встав рядом со статной женщиной у резных перил, ограждающих просторную площадку второго этажа, с которой, как на ладони, виднелись занимательные события, происходившие внизу залы, она поставила свой полупустой фужер рядом с точно таким же фужером Ирис.
- Всего лишь небольшой вывих. Завтра уже пройдет.
- Ты, как всегда, оптимистична, – улыбнулась подруга.
Вновь оглядев высокую женщину, наряженную в роскошные драгоценности из прекрасных сапфиров в тон ее длинному платью, Мике в очередной раз отдала должное неувядаемой красоте подруги, старше ее на пятнадцать лет.
- Ты сменила прическу? – заметив безупречно уложенные волосы ярко-алого цвета, спросила она. – Тебе идет.
- Ну а ты, моя дорогая, с каждым годом расцветаешь все больше и больше, – вернув комплимент, Ирис настороженно посмотрела в лицо подруги. – Хотя, что-то подсказывает мне, что сегодня ты все же не в духе.
Не скрыв тяжкого вздоха, Микелина без особого желания подтвердила предположение подруги.
- Один этот вечер в Неаполе с лихвой обошел весь мой прошлый год в Париже.
- Добро пожаловать домой, – усмехнулась Ирис, внимательно посмотрев на стоящую рядом с ней девушку.
- О, прошу, только без этих насмешливых взглядов! – устало облокотившись локтями о перила, буркнула Мике. – Мне этого с лихвой на год вперед хватит. Ума не приложу, когда это я успела переодеть изысканное вечернее платье на костюм нелепого клоуна?
- Все настолько далеко зашло? – искренне удивилась Ирис. – Так, может, поделишься со своей лучшей подругой последними новостями?
- Новостей столько, что даже не знаю с чего начать.
Отстраненно скользну взглядом по лицам беседующих на первом этаже людей, Мике в очередной раз увидела свою бывшую подругу, стоящую у самого основания лестницы в компании Марко. Слушая ее веселое щебетание он, казалось, выглядел вполне довольным жизнью, словно между ними и не было той минутной перебранки во время выступления отца на трибуне.
- Вижу, ты тоже заметила Мари на сегодняшнем вечере? – проследив за взглядом подруги, невзначай проронила Ирис.
- Пришлось, – со вздохом подтвердила Мике, – похоже, она до сих пор таит на меня обиду за то, что я так и не свела ее с моим братом.
- Ещё бы, – усмехнулась стоящая рядом подруга, – ты променяла ее на нынешнюю жену Мануэля. А этого наша бедняжка Мари стерпеть никак не смогла.
- Было бы ещё что менять, – беззлобно поддела Мике. – Можно подумать, если бы я их познакомила раньше, Мануэль взглянул бы в ее сторону.
Пригубив свое шампанское, Ирис неоднозначно пожала плечами.
- Шанс бы был.
Лениво повернув голову к подруге, Микелина цинично усмехнулась.
- Шансов не было. Он бы никогда не посмотрел в сторону такой глупой выскочки, как Мари.
- Зато на нее, кажется, смотрит твой парень, – улыбнувшись краешками губ, подметила Ирис.
Посмотрев в сторону щебечущей парочки, Мике подавила тяжелый вздох. С детства приученная к строгим правилам светского общества, она лишь холодно взирала на двух молодых людей, внутренне кипя от недовольства, что Марко стоит не с ней. Хоть она и понимала, что именно злость на ее отца держит этого молодого мужчину на определенном расстоянии от нее, все же она ещё никогда в жизни не видела его рассерженным или хотя бы недовольным. Что-то сегодня она слишком много узнает нового об окружающих ее людях.
- Мы с Марко немного повздорили из-за моего отца, – со вздохом призналась Микелина.
Поймав на себе заинтригованный взгляд подруги, она тихо продолжила:
- Впечатленный успехом «Нептуна», отец решил передать мне двадцать пять процентов акций семейной компании, желая, чтобы по окончанию моего летнего отпуска я работала под его управлением.
Обескуражено усмехнувшись, Ирис поставила полупустой фужер обратно на широкий бортик мраморных перил.
- Похоже, Лукас взялся за тебя всерьез. Теперь тебе придется нанять минимум пятерых управляющих, чтобы они вместо тебя отбывали наказание за круглым столом компании твоего отца. Одним Пабло здесь не обойдешься.
Вспомнив темнокожего управляющего, который вместо нее весь прошлый год весьма профессионально выполнял кропотливую работу в ее ресторане, Мике сдавленно хмыкнула.
- Я и сама неплохо справлялась с «Нептуном», - не желая признавать перед подругой свою несерьезность к делам, проронила она. - Это не чистая заслуга Пабло. Я тоже к этому причастна.
- Конечно, - вновь усмехнулась Ирис, - особенно, в те редкие дни, когда ты оказывала этому скромному ресторану честь своим присутствием.
Поймав насмешливый взгляд подруги, Микелина не удержалась от собственного смешка.
- Да, ты права. Из меня вышла просто никудышная бизнес-леди, но я ведь к этому никогда и не стремилась. - со вздохом произнесла она, - однако, отец, видимо, считает по-другому.
- Видимо, Лукас полагает, что если ты будешь постоянно при нем, из тебя быстрее выветрится твоя неограниченная любовь к праздной жизни и вместо этого голову заполонят лишь умные мысли утонченной деловой женщины.
- А если мне нравится моя жизнь? Что если меня абсолютно не привлекают финансовые дрязги крупных компаний? Для карьеры есть муж. Моя обязанность лишь тратить его деньги.
- Подумываешь о замужестве? – изогнув бровь, спросила подруга.
- И кандидат в мужья уже давно имеется, – игриво улыбнулась молодая девушка. – За минувший год Марко вполне завоевал мое внимание.
- Не юли, я прекрасно знаю, чем тебе так нравится Марко и обстоятельства, при которых он у тебя появился, – понимающе усмехнувшись, вставила Ирис. – Если бы не слухи о том, что твой отец хотел выдать тебя замуж за одного арабского магната, чтобы укрепить свои связи на востоке, ты бы не спряталась прошлым летом на Капри и не встретила бы там Марко.
- Это были всего лишь слухи! – вспомнив былое, тихо сказала Мике. – Отец бы никогда не пошел на такое.
- Но, тем не менее, ты решила действовать, – как ни в чем не бывало, продолжала подруга. – Ты искала молодого парня из состоятельной семьи, который с легкостью бы поддавался твоей дрессировке и не мешал бы тебе жить. И ты нашла такого в лице Марко Сальвьери. Теперь твой отец не досаждает тебе своим перечнем кандидатов в мужья, так как ты уже занята. Ты наслаждаешься жизнью светской львицы, гуляешь на модных вечеринках… Не будь всего этого, ты бы уже давно бросила своего любимого бойфренда.
- Фу, - со смехом поддела Мике, - сколько пессимизма в твоих словах.
- Зато это чистая правда, - без шуток отозвалась Ирис. - Так что избавь меня от заверений в искреннюю любовь к Марко.
- И, тем не менее, я вполне основательно смотрю на наш брак, – резко стерев с лица улыбку, произнесла молодая девушка.
Став совершенно серьезной, Ирис открыто посмотрела в лицо подруги, настороженно качая головой.
- Что ты делаешь, Мике? – тихо спросила она. - Ты идешь по наклонной!
- Обожаю эту дорожку, – усмехнулась девушка.
- Решила пойти по пути собственной матери? Поверь, я сменила пятерых мужей и, к сожалению, только недавно поняла, что без крупицы любви к своему мужу брак не сулит ничего хорошего.

----------

Санта Лючия!* - Santa Lucia (Святая Лючия ) - одна из самых почитаемых святых у итальянцев.

  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Dandylion)

  Подписка Подписаться на автора

  Скачать Главы в версии для чтения и печати

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Dandylion; Дата последней модерации: 13.10.2016


___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>04 Янв 2014 15:01

 » Часть 2

- Что ты делаешь, Мике? – тихо спросила она. - Ты идешь по наклонной!
- Обожаю эту дорожку, – усмехнулась девушка.
- Решила пойти по пути собственной матери? Поверь, я сменила пятерых мужей и, к сожалению, только недавно поняла, что без крупицы любви к своему мужу брак не сулит ничего хорошего.
Отмахнувшись от пустого предостережения, Мике беззаботно пожала плечами.
- Все так живут, Ирис. И я выживу.
Поняв, что легче развернуться и уйти, чем пытаться достучаться до этой самовлюбленной особы, Ирис попробовала зайти с другой стороны.
- Зачем тебе этот хомут на шею?
Удивленно приподняв брови, Микелина вновь посмотрела на подругу.
- Хомут? Это мой отец хочет надеть его на меня. А с Марко моя жизнь останется прежней.
- Думаешь, Марко и после свадьбы останется таким же нежным, слепым щеночком? Да ты хоть успела его как следует узнать? Как часто вы виделись за весь этот год?
- Мы проводили вместе почти все выходные! – задетая, оправдалась девушка.
- Ох, как это много, – иронично поддела Ирис, усмехнувшись в ответ на легкое недовольство подруги. - Он не знает, чем занимаешься ты. Ты – что делает он. Ну, просто замечательная пара! Думаешь, он не догадывается, как ты проводишь свое свободное время?
- Я просто веселюсь с друзьями. Что в этом такого?
- Ничего, – улыбнулась подруга, – а он всего лишь начнет тебе изменять, пока его молодая женушка просто веселится с друзьями. Ты и правда готова к такому браку?
Впервые всерьез задумавшись над словами более опытной в жизни подруги, Микелина опустила плечи.
- Я не знаю, - честно признала она, - я всего лишь хочу, чтобы все оставалось как прежде, разве это так много? Бизнес – это не для меня.
- Так же как и роль добропорядочной жены, – спокойно улыбнулась Ирис, посмотрев в сторону Марко. – По крайней мере, не сейчас и не с ним.
- О боже, Мике! Ты здесь! Глазам своим не верю! – раздался за спиной восторженный голос подбежавшей к ним длинноногой брюнетки. – Как же я рада тебя видеть!
Развернувшись, Микелина обрадованно поцеловала в подставленную щеку одну из своих давних подруг.
- Лети, ты так похудела! – осмотрев фигуру в плотно обтягивающем черном платье, произнесла Мике. – Интересно, что это за диета?
- Это, скорее, не диета, а ее ненасытный муж, – усмехнулась стоящая рядом Ирис.
Слегка раскрыв рот от изумления, Микелина поспешно спрятала усмешку за поднесенной к лицу ладонью.
- При живом муже – это вполне допустимо, – намекая на очередное вдовство второй подруги, беззлобно поддела Летиция.
- Счастливица, – подытожила Ирис, стойко снося удар, – не часто в нашем обществе встречаются такие удачные браки.
- Это да, – горделиво подтвердила брюнетка, вставая рядом с подругами, – но по секрету скажу, что сегодня в зале есть один весьма будоражащий интерес мужчина, затмивший мне даже собственного мужа.
Догадливо усмехнувшись, Ирис уперлась ладонями о поверхность белоснежных перил.
- Ты, случайно, не о Рикардо Моретти говоришь?
Недоверчиво приподняв брови, Летиция вдруг громко рассмеялась, смотря на своих молчаливых собеседниц.
- Значит, вы тоже, да?! Заметили, какой он… какой… - взглядом найдя в толпе обсуждаемого мужчину, три подруги, казалось, синхронно задержали дыхание.
- Так какой он «какой»? – первой прервав затянувшуюся паузу, спросила Микелина.
- Настоящий мужчина! – все ещё продолжая смотреть на объект своего вожделения, благоговейным шепотом отозвалась брюнетка.
- Редкостный красавец! – почти тем же томным тоном подтвердила с другой стороны Ирис.
Потрясенно посмотрев на столь же увлеченную непрерывным наблюдением Ирис, Микелина невольно нахмурилась, холодно пожав плечами.
- А по мне он просто похотливый кобель.
Тотчас заметив на себе удивленные взгляды обеих подруг, девушка натянуто улыбнулась.
- Ты с ним разговаривала?! – воскликнула Лети. – И что он тебе сказал?
Умышленно умолчав об его столь индивидуальной первой помощи, Мике нервно передернула плечами.
- Ничего особенно. Просто его наглость не имеет границ. А какой похотливый взгляд?! Аж мурашки по коже.
- Ничего удивительного, - хмыкнула Ирис. - С его данными он может себе это позволить.
- С какими данными? – с легким интересом переспросила Мике.
- Ты что, не слышала? – подхватила разговор Летиция. – Говорят, у него там… как у жеребца.
Не сдержавшись от вырвавшегося громкого смешка, Мике прикрыла рот рукой.
- Боже мой, откуда только такие сравнения? – все ещё с трудом сдерживая безудержный смех, спросила она осведомленную в таких пикантных деталях подругу. – Неужто кто-то осмелился поделиться столь невероятной подробностью?
- Лаурелия, – с готовностью подтвердила брюнетка. - Она до сих пор таит на него злобу за то, что он поэксплуатировал ее всего лишь раз.
- Поэксплуатировал?! – едва ли не брезгливо повторила Микелина. - Не понимаю, как можно бегать за человеком, который пользуется тобой, будто куклой?
- Неудивительно, - словно до сих пор витая в облаках, Ирис вновь посмотрела на стоящего внизу брюнета, - когда в тебе такой член, то и не так голову потеряешь.
- Если у него там все так … как описывает Лаурелия, не завидую участи той бедняжки, что будет проводить с ним ночи.
- И, тем не менее, таких бегающих за ним «бедняжек» насчитывается около половины всей нашей прекрасной страны. И две из них стоят прямо перед тобой.
- Увы, я пас! – покачав головой, с легкой долей сожаления тихо отозвалась Летиция. – Я всего лишь могу смотреть на этого бесподобного Бога издали, как и подобает порядочной жене.
- Лети, ты редкостная женщина! – почти что восторженно произнесла Ирис, посмотрев на грустно улыбающуюся подругу.
Вновь критично осмотрев Моретти из своего безопасного укрытия, Микелина бесстрастно произнесла:
- Он не мой тип.
- Мике, ну а ты просто уникум, – усмехнулась Ирис. - Что ж, мне же лучше. По крайней мере, мы не станем соперницами.
- Можешь быть спокойна, – найдя глазами Марко, который уже разговаривал с ее отцом, Микелина едва заметно улыбнулась, - Марко меня вполне устраивает. По крайней мере, он ручной, не то что этот…
- Ручной? – посмеиваясь, переспросила ее Летиция. - Ты говоришь о нем, как о каком-нибудь зверьке, а ещё смеешь осуждать слово «эксплуатировать»?
Посмотрев на подругу, Мике невольно оправдалась:
- Это совсем не то..
- Ну конечно, не то! – успокаивающе приобняв подругу за плечо, вставила свое слово Ирис. - Марко выглядит таким образцом вежливости и непревзойденности. Бедный, его даже жалко. Не хочешь вывести своего ручного питомца развеяться? Немного страсти в его глазах не помешает.
Заинтригованно посмотрев на коварную усмешку подруги, Микелина предвкушенно улыбнулась.
- Ты о чем?
Вновь вернувшись к своему фужеру шампанского, Ирис с привычным чувством достоинства, свойственного организатору самых скандальных вечеринок в городе, тихо произнесла:
- Завтра я устраиваю вечеринку в виде небольшого маскарада. Приходи, побалуешь своего зверька.
Едва сдержав радостный вскрик, Микелина тотчас согласно кивнула головой. Однако стоило ей только подумать о Марко, как былой азарт резко испарился.
- Вряд ли у меня получится прийти, – нехотя признала она.
- Ты не пойдешь на вечеринку Ирис? – с недоумением спросила Летиция. – Мике, ты не заболела?
- Ты же видишь, наша «скромница» сейчас под недремлющим оком своего любимого папочки, – шутливо отозвалась Ирис. - При нем она сущий ангел. Не стоит будить в ней бесенка.
Вяло усмехнувшись обеим подругам, Микелина тяжко вздохнула.
- Все дело в Марко. Ему не особо нравятся вечеринки, к тому же в последние недели он полностью поглощен делами моего отца. Так что, скорее всего, ему сейчас не до этого, - сухо пояснила она.
- А ты пробовала хоть немного ослабить свой поводок? – посмотрев в ее сторону, напрямую спросила Ирис. – Поверь, ни один мужик не будет против шального траха в просторных палатах средневековой Италии. Приходите, будет весело.
- Нет. Я пас, – приподняв ладони, отозвалась Летиция. - После моего замужества все эти шумные сборища стали не для меня.
Заметив приближающегося к их скромной компании мужа, она торопливо обратилась к подругам:
- Меня ждет Маурицио. До встречи, девочки.
Послав на прощание воздушный поцелуй, Летиция поспешила присоединиться к терпеливо ожидающему в стороне супругу. Проводив счастливую чету своим взглядом, Ирис вновь обратилась к стоящей рядом девушке:
- Ну, и что же ты скажешь? Придешь ко мне завтра на маскарад?
Посмотрев на давнюю подругу, с которой они не раз веселились на славу, Мике сдержанно улыбнулась.
- Ты же знаешь, как сильно мне нравятся организованные тобой вечера. Но, боюсь, Марко такое не оценит. В любом случае, на подобные закрытые вечеринки я предпочитаю принимать приглашения от своего мужчины, а не самой тащить его за собой.
- Намек поняла, – радостно провозгласила Ирис, - обязательно подброшу такую идею твоему Ромео. Заодно и проверим, насколько целомудренны его мысли.
- Что ж, попробуй, – вяло улыбнулась Микелина, - это будет даже интересно.
- Поверь, он не устоит, - уверенно произнесла подруга, вновь обратив свой взгляд на гудящую внизу толпу, - так же как и мой особенный гость…
Проследив за взглядом Ирис, Мике пораженно раскрыла рот.
- Ты и его пригласила?!
- Ещё нет, – откровенно любуясь высокой фигурой широкоплечего брюнета, отозвалась она, - но обязательно устрою для него свой эксклюзивный шоу-маскарад. Надо же проверить достоверность столь щекотливых слухов.
С трудом сглотнув внезапно застрявший в горле ком, Микелина невольно задержала взгляд на Рикардо Моретти. Смотря на него сверху вниз, она старалась почувствовать свое превосходство над ним, однако по-прежнему ощущала лишь удвоившее ритм биение сердца и непонятное влечение к этим волнующим темного цвета глазам, изогнутым в ленивой усмешке пленительным губам и таким дерзким, почти что обжигающим кожу пальцам....
Резко встряхнув головой, Мике заставила себя одуматься и, выгнав из своих мыслей столь нелепые грезы, вновь посмотрела на подругу.
- Дашь ему костюм породистого жеребца, я полагаю? – сыронизировала она, усмехнувшись.
Проигнорировав насмешку со стороны подруги, Ирис вполне серьезно ответила на заданный вопрос:
- Он будет моим Цезарем, а я его Клеопатрой.
Ошеломленно приподняв брови, рыжеволосая девушка перевела свой взгляд на смотрящего на нее отца.
- Что ж, из вас выйдет отличная пара, – отходя от перил, проронила она. – Прости, кажется, меня хочет видеть отец.
Попрощавшись с подругой, Мике начала быстро спускаться по широким ступеням, уводящим ее в центральную залу первого этажа.
- Уже уходишь? – послышался голосок Мари, поравнявшейся с ней на одной ступени. – Жаль. А я только хотела присоединиться к вам там наверху.
- Прости. Но клуб уже закрыт, – холодно отозвалась Микелина, намереваясь как можно скорее спуститься к отцу.
Слегка подобрав рукой подол своего длинного платья, Мике на мгновение отстранила свою ладонь от широких перил, как вдруг почувствовала резкий толчок в спину. Не сумев удержаться на больной ноге, ей ничего не оставалось, как только прикрыть руками лицо и молиться, чтобы неминуемый удар не сломал ее кости.
Закрыв глаза, девушка приготовилась к худшему, однако неожиданно почувствовав нежное прикосновение чьих-то рук, а вовсе не твердость каменного пола, осторожно распахнула ресницы. Немыслимо, но второй раз за один вечер она вновь лежала в тех же крепких мужских объятиях. На нее опять смотрели те же самые волнующие темно-карие глаза. И все та же ленивая усмешка опьяняла своим очарованием.
С гулко бьющимся сердцем до ее слуха кое-как донеслись слова смотрящего на нее сверху мужчины:
- Я же предупреждал вас: не носиться сломя голову хотя бы до завтрашнего утра.
Не зная, что сказать на это нелепое предостережение, Мике вдруг услышала громкий голос Гаспара Альфьери.
- Ну что ж, видимо, Рикардо решил не ждать завтрашнего дня, а уже сегодня начать покорять заданную цель! – добродушно засмеялся хозяин сегодняшнего вечера. – Молодой, быстрый, решительный… в его руках не только власть и деньги… далеко не только…
Подоспевший на выручку Марко нетерпеливо протянул свою ладонь Микелине, предлагая как можно скорее выбраться из объятий Моретти.
- Больше никогда не смей прикасаться к моей девушке! – злобно прошипел он ухмыляющемуся конкуренту своего босса.
- Боюсь, в таком случае бедняжке придется разбиться, так и не дождавшись спасительных объятий своего расторопного принца, – цинично усмехнулся в ответ широкоплечий брюнет.
Гневно сузив глаза, Марко помог молчащей девушке опереться на свое плечо.
- Ещё раз посм…
- Прекратите! – не сдержавшись, громко прошептала Микелина, чувствуя поистине адскую боль в подвернутой ноге.
- Спасибо за помощь, синьор Моретти, – холодно проронила она, не спеша удаляясь в сторону ожидающего поблизости отца.
Каждый новый шаг давался ей с огромным трудом. В конце концов, позволив Марко взять себя на руки, Микелина услышала не терпящий возражений голос Лукаса Горнели:
- Немедленно отнеси Микелину в машину. Пусть Филипп отвезет ее домой и вызовет доктора.
- Я поеду с ней! – решительно произнес Марко, глядя в страдальческие глаза девушки.
- Нет. Ты мне ещё нужен здесь, – твердо произнес Лукас, обращая свой взгляд на лицо дочери. – Езжай домой, милая. Тебе нужно отдохнуть.

Войдя в распахнутые двери залитой утренними лучами солнца комнаты, используемой в этом президентском номере в качестве личного кабинета, сероглазый мужчина с недовольством оглядел два широких окна, занимавших, казалось, большую часть небольшого помещения. По счастью, напротив не было высоких зданий, так что за ними никто не мог следить с крыши соседних домов.
- Не нравится мне, что ты сидишь на таком открытом участке, Рик, – переведя взгляд на сидящего за дубовым столом босса, все же обеспокоенно изрек мужчина, – или ты так быстро забыл, что случилось в Афинах?
Не отрывая глаз от последних новостей местной газеты, широкоплечий брюнет лишь беспечно усмехнулся, как ни в чем не бывало переворачивая черно-белую страницу.
- Когда со мной находится начальник моей охраны, о каком же беспокойстве может идти речь? – без особого интереса проглядывая небольшую статью о жизни знаменитых воротил Неаполя, бесстрастно отозвался брюнет. - К тому же, Италия Греции рознь. Вряд ли кто-то осмелится повторить подобное в моей родной стране.
- Ты ещё сомневаешься в этом? – хмыкнув в ответ на такое беспечное отношение к сложившейся ситуации, высокорослый мужчина сел на стоящий у стены кожаный диван. – С тех пор, как ты занял место своего отца - это было уже третье покушение на твою жизнь, Рик. И, кто бы ни стоял за этим, я сильно сомневаюсь, что его удержит такая незначительная деталь, как название страны, в которой ты сейчас находишься.
Отложив газету на стол, Рикардо Моретти, наконец-то, поднял глаза. Оглядев бывшего военного, одетого в темные джинсы и черную кожаную куртку, он стойко выдержал его пристальный взгляд. Не меняя своего положения, темноволосый мужчина лишь слегка развернулся в широком кресле и, сложив пальцы замком, удобно разместил их на коленях.
- Уже разобрались с письмом? – меняя тему, спросил он.
Недовольно нахмурив брови, собеседник досадливо покачал головой.
- Разбираемся. Мои люди прочесали все вокруг, заглянули в каждый отдел почтовых служб, но так и не смогли найти вчерашнего посыльного, – проведя рукой по своей гладковыбритой голове, мужчина протяжно вздохнул. – Но я просто нюхом чую, что это дело рук Лукаса Горнели.
Согласно кивнув, Рикардо также поделился собственными мыслями.
- Я тоже так думаю. Кому ещё было бы на руку, не явись я вчера к Альфьери?
- Старый лис хотел послать тебя по ложному адресу, вручив фальшивое приглашение с фальшивым адресом. Но чего он хотел этим добиться?
- Пренебрежения Гаспара к моей персоне, – словно само собой разумеющееся пояснил Моретти.
Сидящий в другой части комнаты мужчина скривил губы в угрюмой усмешке:
- Это низко даже для него.
- Это его амплуа, Мигель, – усмехнулся босс, – этот человек всю жизнь добивается желаемых целей лишь недостойными и низкими способами. Так о чем тут говорить?
- И все равно, я бы все отдал, лишь бы найти того злополучного ублюдка, принесшего вчерашний конверт. Уж я бы вытащил из него правду о его нанимателе.
- И что бы нам это дало? – бесстрастно пожал плечами брюнет. – Нет. Так с Лукасом не справиться.
Послышавшийся тихий стук в дверь соседней комнаты заставил Мигеля тотчас встать на ноги. Бесшумно преодолев просторный зал, богато обставленного номера пятизвездочной гостиницы, мужчина, настороженно положив руку на рукоять спрятанного за курткой револьвера, не спеша открыл дверь.
- Вызывали? – робко улыбнувшись, спросил стоящий на пороге консьерж.
Мгновенно убрав руку от оружия, Мигель согласно кивнул.
- Хозяин в кабинете, – кратко проинструктировал он молодого парня.
Следуя за худощавым служащим гостиницы, немногословный мужчина взял с ближайшего кофейного столика попавшийся под руку журнал и, расположившись на своем прежнем месте, углубился в чтение.
- Вы что-то хотели, синьор? – вскользь посмотрев на сидящего за широким столом темноволосого бизнесмена, вновь спросил молодой человек.
Даже не посмотрев в сторону обращающегося к нему работника, широкоплечий брюнет достал из верхнего ящика стола прямоугольную картонную упаковку.
- Пошлите этот тюбик мази вместе с сотней самых лучших алых роз на длинном стебле вот по этому адресу, – протянув крем вместе с небольшим квадратным листком, на котором виднелся адрес получателя, холодно проронил он.
Послушно кивнув, молодой человек быстро забрал данные ему вещи.
- Да, и ещё…
Замерев на месте, учтивый работник обронил взгляд на что-то пишущего на внутренней стороне небольшой карточки богатого гостя.
Собственноручно подписав свое послание, Рикардо протянул его в руки одетого в расшитую золотом ливрею консьержа.
- Прикрепите это к цветам.
- Будет сделано, синьор.
Слегка кивнув головой, молодой человек поспешил выполнить поручение столь уважаемого постояльца их гостиницы.
Вновь бесшумно проводив до дверей услужливого юношу, Мигель бросил глянцевый журнал обратно на столик, после чего присел в кресло напротив своего босса.
Взглянув в сторону лежащей в углу стола газеты, на крупной фотографии которой была изображена изящная молодая девушка в компании влиятельного олигарха, Мигель неодобрительно покачал головой.
- Еще вчера ты не хотел слышать об этом самовлюбленном семействе, а сегодня шлешь цветы дочери своего заклятого врага?
Иронично усмехнувшись, широкоплечий брюнет вновь принял расслабленную позу.
- Жизнь - забавная штука, Мигель. Никогда не знаешь, что принесет с собой завтрашний день.
Тихо хмыкнув себе под нос, сероглазый мужчина встал с кресла и, подойдя к широкому окну, спрятал большие пальцы обеих ладоней в карманах своих джинс.
- Мне пятьдесят пять лет, Рик, – словно небывалое открытие, произнес он сидящему за спиной мужчине. – Перед уходом твой отец приказал мне повиноваться тебе абсолютно во всем. И теперь вместо того, чтобы сидеть в парке и читать газету, приглядывая за собственной внучкой, я сижу здесь, в президентском номере самой лучшей гостиницы этого суетливого городка, и смотрю на то, как сын моего прежнего босса решил поиграть во влюбленного сосунка, бегающего за какой-то смазливой мордашкой.
Развернувшись к молчаливому собеседнику, Мигель подошел к своему пустующему креслу.
- Нет. Я знаю тебя практически с пеленок и все эти тридцать два года ты показывал себя как не по годам умного и целеустремленного мужчину. Так что не пудри мне мозги и не думай, будто я поверю в твое искреннее сострадание к бедняжке, подвернувшей вчера свою прекрасную ножку.
Открыто усмехнувшись на столь точное предположение, Рикардо также посмотрел на лежащий перед ним снимок газеты.
- А начальника моей охраны одурачить не так уж просто.
Зная Мигеля с самого детства, Рикардо и не думал, что у него получится провести одного из самых профессиональных в своем деле телохранителей.
- Ты хотел увидеть эту девчонку - ты ее увидел, – неугомонно продолжал начальник охраны. - Разве ты не удовлетворил свое любопытство?
- Увы, пока нет, – безмятежно ответил сидящий в кресле брюнет, - и боюсь, эта миленькая синьорина разожгла его пуще прежнего.
- Неужели один взгляд на нее заставил тебя изменить все свои цели? –опершись ладонями о поверхность стола, недоверчиво спросил второй мужчина.
- О, нет. Никогда, – твердо смотря в глаза собеседнику, тихо произнес Рикардо. - Месть – словно дорогое эксклюзивное вино: чем дольше выдержка, тем слаще его вкус. Поверь, Лукас заплатит за все.
Заметив потемневшие от гнева глаза хозяина, сероглазый телохранитель молчаливо вернулся в свое кресло, отстраненно смотря перед собой.
- При всем уважении, Рик, – вновь напоминая боссу о своем присутствии, бесстрастно произнес Мигель, - она перед тобой не виновата.
- Я постараюсь это учесть при наших будущих встречах, – с легким смешком известил собеседник, вновь приподнимая в руках газету.
- И как ты намерен их получить? У нее, кажется, есть парень.
- Это ненадолго, – с уверенностью отозвался его босс.
Изогнув бровь, слегка удивленный пожилой мужчина тихо хмыкнул в ответ.
- Не совсем согласен с твоими наблюдениями. Должен заметить, у этого паренька далеко идущие планы.
- Мне плевать на ее парня, – отмахнувшись, словно от назойливого насекомого, четко проронил Рикардо, – к тому же, ей, похоже, тоже.
Усмехнувшись такому самоуверенному заявлению, Мигель только пожал плечами.
- Как бы то ни было, пока она с ним – у тебя нет шансов. Да и в любом другом случае, под опекой своего отца эта девчонка для тебя недоступна.
- Значит, придется ждать, пока наша недоступная синьорина оступится, – вполне серьезно изрек Рик, внимательно смотря на лучезарную улыбку печатной версии Микелины Горнели.
- Ждать? – усмехнулся Мигель. - У тебя нет на это времени. Завтра вечером ты уезжаешь из Неаполя, оставляя в этом городе его скучных жителей вместе с унылыми воспоминаниями о своем приезде. Послушай совет: оставь эту идею. Она же просто глупая, взбалмошная, к тому же очень самовлюбленная девчонка. Ты выше этой низменной тяги отмщения. По крайней мере, таким путем.
Вновь пронзив злополучный снимок, взгляд Рикардо Моретти превратился из морозящего кровь ледяного озноба в пышущие адским пламенем дьявольские блики разбушевавшегося огня.
- Ну почему же. Ведь, в конце концов, эту войну начал не я, а враг моего отца ещё двадцать пять лет назад. И все эти годы жизнь самого дорогого мне человека была сущим кошмаром только благодаря Лукасу Горнели, – мимолетно вспомнив былое время, холодным тоном произнес он. - Так что, мой друг, кому, как не бывшему военному, знать, что на войне все средства хороши.
Видя, что спорить бесполезно, Мигель устало вздохнул.
- И все равно, это бесполезная затея. Уже завтра ты уедешь из города. – Повторил он.
- Что ж, - передернул плечами собеседник, - может, и так. Но пока я ещё здесь, я не намерен оставлять столь привлекательную синьорину в покое.
Вновь обратив внимание на снимок, Мигель подозрительно сощурил глаза.
- К чему такой резкий интерес?
- А разве мне просто не может понравиться красивая девушка? - почти искренне изумившись, с откровенным смешком поинтересовался Рикардо.
- Прекрати. У тебя никогда не было проблем с женщинами, – качая головой, отозвался сероглазый мужчина, - женщинами куда более интересными и опытными в любовных утехах, чем эта юная синьорина. Она же нравится тебе лишь потому, что она – Горнели. К тому же, если свою ненависть ты называешь влечением, то советую как можно скорее выбросить эту девчонку из головы, пока ты в нее по уши не влюбился.
- Можешь не волноваться на это счет, – отбрасывая газету обратно на стол, усмехнулся Моретти, - она меня интересует лишь только как способ давно задуманной мести…

Лежа посреди широкой постели, заправленной тончайшим атласным покрывалом лилового цвета, Микелина угрюмо смотрела в распахнутое настежь окно. Ясный летний день вовсю набирал свои обороты, окутывая окружающую природу теплом яркого солнца. Однако сладостное пение птиц совсем не радовало слух укрывшейся в тени уютной спальни девушки, ведь грустить ей было от чего. Уже трое друзей, обеспокоенные состоянием ее подвернутой ноги, отложили свои давно намеченные мероприятия на более поздний срок. Конечно, ее отец тоже приложил к этому руку, любезно оповещая всех и каждого, как сильно мучается его бедная дочь. И чтобы не перечить столь высокопоставленному синьору, ее давние приятели один за другим отклонили свои приглашения, решив повеселиться в ближайшие дни где-нибудь в другом месте. Чувствуя себя загнанной птицей, Мике лишь уныло улыбалась не в меру обеспокоенному ее состоянием отцу, мысленно проклиная Мари за ее гнусный поступок. Если бы не эта публичная выходка, ей бы не пришлось проводить столь длительные часы под присмотром вечно суетливых слуг. Она с детства не выносила эти угрюмые стены. Они сковывали ее. Делали маленькой и беззащитной. Привыкшая к вольности, она просто нуждалась в свободе, где могла бы и дальше беззаботно веселиться себе на славу. А что сейчас? Намеченные вечеринки отменены, вынуждая ее провести последние часы в Неаполе в этих удушливых стенах, чтобы уже завтра, как послушной дочери своего отца, отправиться проведать дальних тетушек, которые, конечно же, постараются не обделить любимую племянницу своим назойливым вниманием.
Криво усмехнувшись собственным мыслям, Мике неторопливо поправила распахнувшиеся на бедре полы летнего халата и, услышав тихий стук, без интереса посмотрела в сторону открывающейся двери. Завидев просунувшуюся в небольшой проем голову кузины, девушка устало облокотилась на подушки.
- Ты бы встала, прошлась, – пройдя в спальню сестры, обратилась к ней стройная девушка, – вполне возможно, что твоей ноге уже намного лучше.
- И что мне от этого? – вяло отозвалась лежащая на кровати «больная». – Даже если я сейчас же побегу во всю прыть - это уже ничего не изменит. Все равно придется коротать этот вечер дома.
- Ну почему же, - искренне удивилась родственница, - мы можем прогуляться, подышать свежим воздухом. На улице такая замечательная погода!
Проследив взглядом за подошедшей к окну молодой девушкой, Мике мысленно отметила, как же сильно изменилась Изабель за прошедший год. В свои недавно исполнившиеся семнадцать она выглядела настоящей цветущей розой, которая вот-вот затмит все остальные цветы, слава которых могла бы неумолимо померкнуть на фоне такого великолепия. Невольно отметив стройный стан, увеличившуюся грудь и прямые мелированные волосы, Мике слегка улыбнулась. Похоже, ее младшая кузина и впрямь больше не ребенок. Жаль только, что этот вечно покладистый характер никогда не производил на нее столь же благоприятного впечатления, как расцветающая внешность сестры.
- Конечно. Ведь это именно то, что тебе не запрещают родители, – с тихим смешком поддела она.
Отвернувшись от окна, Изабель лишь слабо усмехнулась в ответ.
- В то время как ты спишь и видишь, как бы сделать что-нибудь из ряда вон выходящего. – Ответив на колкость, поддразнила она. - Ох, и нарвешься же ты когда-нибудь, Мике!
Приглашающе похлопав ладонью по краю матраса, Микелина добродушно улыбнулась.
- Не волнуйся, моя маленькая боязливая сестренка. Я ничего не собираюсь делать ничего такого, о чем ты думаешь, – ласково проведя по волосам присевшей рядом кузины, зеленоглазая плутовка слегка приподнялась на согнутом локте. – Я всего лишь хотела вывести тебя в свет, развеяться. Что в этом такого? Совсем скоро мы уедем в Рим. И поверь, там будет далеко не так весело, как могло бы быть здесь сегодня.
- А мне нравится Рим! – не унывая, отозвалась собеседница. – Сходим на развалины Колизея, побываем у Пантеона, а заодно и пройдемся до фонтана Треви. Вот увидишь, будет здорово!
- Ещё бы. Особенно в компании наших старых тетушек, – кисло усмехнулась Мике, вновь обреченно упав на подушки. – Боже, и кого я только пытаюсь переучить?
Изабель обернулась, с легким осуждением посмотрев на собеседницу.
- Не надо меня переучивать. Меня вполне устраивает моя тихая, упорядоченная жизнь. Совсем скоро я смогу пойти учиться на биолога.
- Да-да, - закатив глаза, обреченно вздохнула старшая сестра, - и станешь вконец скучным ботаником, разглядывающим под микроскопом свое очередное исследование. Замечательная перспектива - ничего не скажешь.
- Зато мне это нравится. А вот тебе стоит наконец-то повзрослеть, сестренка. Жизнь – это не только веселье и вечеринки.
- Угу, – расслабленно сомкнув свои пышные ресницы, усмехнулась рыжеволосая собеседница, - в монашки не пробовала податься? Уверена, таких, как ты, они принимают в первую очередь.
Тихий стук в дверь прервал их небольшой спор.
С любопытством приоткрыв глаза, хозяйка весьма милой спальни терпеливо ожидала своего нового гостя. Завидев на пороге Марко, Микелина едва заметно поджала губы, развернувшись к окну.
- Только что пришел твой стилист, – негромко проронил он, входя в комнату, – он ожидает внизу.
Проследив взглядом за резко примолкшей сестрой, Изабель решила сама развеять внезапно затянувшееся молчание.
- Сильвио уже здесь?! – не в меру радостно прощебетала она, со стороны смотря на отчего-то отчужденную пару. – Что ж, пойду, приглашу его к нам.
Проводив молодую девушку до порога, Марко плотно прикрыл тяжелую дверь.
Заметив пренебрежение лежащей на кровати Микелины, он недоуменно свел брови.
- Ты не присутствовала на завтраке, – подходя ближе, тихо произнес мужчина.
- Я не голодна, – сухо отозвалась девушка, продолжая без интереса смотреть в открытое окно.
- Я думал, мы увидимся утром, – не спеша продолжал Марко, – специально напросился на совместный завтрак у твоего отца.
Развернув голову к стоящему у ног мужчине, Микелина сардонически усмехнулась.
- А я думала, что мой парень – потенциальный будущий жених, должен хотя бы минимум проявить сочувствие к своей пострадавшей девушке и сам отвезти ее домой!
- Мике, я не мог, – подойдя ближе, отозвался он, – твой отец…
- Что мой отец?! – не сдержавшись, слегка заведенная девушка присела по центру кровати, чтобы быть на одном уровне с Сальвьери. – Ты вечно бегаешь за ним, исполняя те поручения, о которых тебя ещё даже не просили!
Устало вздохнув, Марко присел на край мягкого матраса.
- Чего ты хочешь от меня, Мике? Ты ведь прекрасно знаешь, что всем заправляет Лукас.
Спокойно обдумав его слова, Микелина неторопливо отвела взгляд.
- Я лишь хочу парня, который бы в первую очередь учитывал пожелания своей девушки. Разве это так много?
Стараясь не обращать внимания на возникшие между ними разногласия, Марко слегка наклонился вперед.
- Ты так хотела, чтобы вчера я поехал с тобой?
Пытаясь не вспоминать, что основным мотивом этого ярого желания стало чужое тепло волнительных пальцев на своем бедре, Микелина согласно кивнула головой.
- Да, хотела. Но ты, как всегда, был лишь неприметной тенью моего отца.
Ласково улыбнувшись на это признание, темноволосый молодой человек нежно коснулся губами лба своей подруги.
- Если мы поженимся, я больше не буду его тенью и смогу больше времени уделять твоим желаниям.
Микелина приподняла голову, с интересом заглядывая в светло-зеленые глаза собеседника.
- Всем-всем желаниям? – коварно улыбнулась она, вспоминая о вчерашнем обещании Ирис завлечь его на свою вечеринку. – Знаешь, у меня ведь их немало. Например, я очень люблю неожиданные сюрпризы.
Уловив ее игривый взгляд, Марко понимающе усмехнулся.
- Я думаю, в этом случае наши желания совпадают, – нежно проведя большим пальцем по мягкой девичьей щеке, темноволосый молодой человек интригующе усмехнулся, – сегодня вечером тебя ожидает один весьма волнующий сюрприз. Хотя, уверен, ты и без слов о нем совсем скоро сама бы догадалась.
Перехватив удаляющуюся ладонь, Мике удивленно посмотрела в лицо своего парня. Они встречались уже почти год, и, стыдно признаться, но она до сих пор не знала о его истинных предпочтениях. Все это время Марко старался ублажать ее, Лукаса, даже деловых партнеров своего босса и, честно сказать, делал это весьма профессионально. Но все же он никогда не показывал свою истинную натуру. Никогда не показывал свою страсть и желания. Все это время он был милым парнем, с которым ей было очень удобно, даже несмотря на то, что всегда оставался для нее почти что закрытой книгой… По крайней мере, до сих пор.
Удивившись столь неожиданному сходству их интересов, Микелина хмыкнула. Что ж, пожалуй, ей действительно стоит дать ему ещё один шанс.
- Тук-тук-тук, - вместо действий громко произнесла открывающая дверь Изабель, - а вот и мы.
Посмотрев на свою младшую двоюродную сестру в компании ее любимого стилиста, Мике слабо улыбнулась, чувствуя, как к ней постепенно возвращается былое расположение духа.
- Встретимся вечером, – вновь обращая внимание рыжеволосой красавицы на себя, Марко задержал свои губы на тыльной стороне небольшой ладошки, после чего, пожелав всем приятного дня, поспешно удалился из спальни.
- Итак, голубка, - произнес вставший у высокого трюмо стильно одетый белокурый мужчина, - ковыляй в нашу сторону. Пора придать твоим прекрасным волосам божеский вид.
Усмехнувшись столь небывалой дерзости, Мике послушно встала с кровати, осторожно делая первый шаг. Как ни странно, но после нанесенной доктором специальной мази, боль в подвернутой лодыжке почти не чувствовалась. Обрадовавшись столь приятной новости, Микелина присела на небольшой стул, с упоением отдавая себя в руки настоящего профессионала.
- Ох, ягодка, - услышала она принявшегося за дело мастера, - я всегда буду восхищаться твоими волосами. Какой цвет! Какая роскошная длина! А какие вьющиеся локоны! Ей Богу, природа наградила тебя таким совершенством совсем не просто так. Ты должна гордиться такой поистине роскошной львиной гривой.
Довольно улыбнувшись приятному комплименту, Мике блаженно прикрыла веки, чувствуя, как гребень расчески не спеша скользит по ее густым локонам.
- Волосы как волосы. – Вполне обыденно воспринимая свой ежедневный облик, слегка пожала плечами она.
Пока Сильвио колдовал с ее внешним обликом, Мике то и дело вертела пострадавшей ногой, пробуя наступить на нее в разных положениях. Убедившись, что с лодыжкой все в порядке, неожиданная счастливица блаженно вздохнула, позволяя опытным рукам профессионала завершить работу. Когда же Сильвио закончил свое творение, Микелина внимательно осмотрела уложенные волнистым каскадом волосы и, скользнув подушечками пальцев по своей щеке, встретилась с глазами стоящего позади мужчины через зеркальное отражение.
- Спасибо, Сильвио. Ты, как всегда, бесподобен, – похвалив его искусное ремесло, отозвалась она. - Можешь быть свободен. Макияж я сегодня наложу сама.
- Как вам будет угодно, ягодка, – игриво поклонившись в ответ, один из лучших стилистов в городе не спеша покинул девичью спальню.
Аккуратно нанося тени для глаз, Мике заметила устроившуюся на ее кровати кузину. Внимательно читая статью модного журнала, Изабель, казалось, отстранилась от внешнего мира, позволяя любопытным глазам старшей сестры следить за ней со стороны. Наспех закончив свой легкий мейк-ап, Мике бесшумно поднялась со стула и, подойдя к краю кровати, с интересом бросила взгляд на заинтересовавшую кузину статью.
Иронично усмехнувшись, девушка сокрушенно покачала головой.
- Какой смысл читать о новшествах косметики, если ею все равно не пользоваться?!
Подойдя к закрытым дверям, ведущим в смежную комнату, Микелина распахнула их и, включив свет, озарила представшую перед ней просторную гардеробную, размером в два раза больше самой спальни.
- Я пользуюсь тушью, – удрученно пробубнила себе под нос девушка, переведя взгляд с журнала на стоящую у многочисленных полок двоюродную сестру. - А какой смысл покупать столько тряпок, когда ты все равно не сможешь надеть и половину всех этих вещей до конца своей жизни?
Пройдясь вдоль бесчисленных полок, набитых аккуратно сложенной одеждой, Мике насмешливо покачала головой.
- О, нет, дорогая, вещей много не бывает. По крайней мере, для меня.
Выбрав просторные серые брюки, девушка профессионально подобрала к ним легкую белую блузку с широким поясом на талии.
Наспех сменив свой легкий халатик, Мике перевоплотилась из «домашней домохозяйки» в статную синьорину, готовую хоть сейчас выйти в свет элитного общества.
Вновь обратив внимание на покидающую свою святую святых сестру, Изабель усмехнулась:
- Кто бы мог подумать, что всего час назад ты была «при смерти», не желая вообще проводить этот день за пределами своей постели.
Самодовольно улыбнувшись, Мике присела на широкий матрас, шлепнув сестренку по бедру.
- Зато, я смотрю, кое-кто другой поспешил занять это место.
Игриво отбиваясь в ответ, молодая девушка со смехом потянулась за пуховой подушкой.
- Не спорю, мне всегда нравилась твоя кровать. Она такая мягкая.
Увертываясь от грозного орудия, которое в два счета могло погубить ее тщательную укладку, Мике старалась вырвать подушку из рук сестры.
- Простите, синьорины! – внезапно раздался голос одной из служанок, заглянувшей в господскую спальню. – Синьорина Микелина, вас внизу ожидают две посылки.
Мгновенно позабыв о былом ребячестве, девушки заинтригованно переглянулись и, как можно скорее покинув душную комнату, спустились в гостиную.
Обойдя стоящую по центру гостиной огромную вазу цветов, Микелина удивленно посмотрела на лежащие поверх декоративного столика большую розовую коробку и букет прекрасных алых роз.
Присев на небольшой драповый диванчик, заинтригованная девушка потянулась к цветам.
Розы были прекрасны. Не до конца распустившиеся бутоны словно призывали поднести их к лицу, чтобы как можно скорее вдохнуть их нежнейший аромат.
- Цветы вместе с вот этой небольшой коробочкой совсем недавно доставил весьма важный посыльный в гостиничной ливрее, – указав взглядом на неприметную картонную упаковку, известила стоящая рядом молодая служанка. – А эту большую коробку принесли вместе с остальной почтой ещё сегодня утром.
Пока Изабель восторженно восхваляла прекрасные розы, Мике, завидев изложенное на бумаге послание, начала аккуратно вытаскивать его из колючих стеблей.
- Интересно, что это может быть? – взглянув в сторону белой коробочки, спросила она.
Поспешно взяв в руки интригующий предмет, Изабель вынула небольшой тюбик крема.
Пока ее младшая кузина разбиралась с неожиданным подарком, Микелина, наконец-то, достала карточку.
«Надеюсь, эта мазь, так же как и цветы, помогут вам встретить столь прекрасный день со счастливой улыбкой на лице. Р.М.»
Пораженно покачав головой, Микелина пыталась вспомнить, когда же она позволяла этому несносному хаму обращаться к ней в столь вольной манере?
Машинально смяв злосчастную записку, девушка услышала восторженные восклицания сестры:
- Кажется, это ещё один гель для твоей лодыжки! По своему свойству он точно такой же, что дал тебе ночью доктор, так что…
- Выбрось! – не вытерпев восхваляющее щебетание кузины, Мике резко отшвырнула розы обратно на стол. – Выбрось и эту мазь, и эти цветы! Даже думать не хочу об их отправителе.
Послушно взяв красивый букет, Изабель горестно вздохнула. Глупо было так безжалостно избавляться от столь чудесных роз, но ещё раз взглянув на категорично настроенную кузину, девушке ничего не осталось, как передать ни в чем не повинные предметы в руки служанки, чтобы как можно скорее избавиться от великолепного подарка.
Выкинув из головы ненавистный образ кареглазого брюнета, Мике нетерпеливо потянулась к большой розовой коробке.
Разместив ее у себя на коленях, девушка развязала большой бордовый бант и, нетерпеливо открыв крышку, заглянула внутрь.
В первую очередь в глаза бросилась небольшая светло-розовая лилия, которая лежала поверх широкой театральной маски. Нежно взяв цветок в свои руки, Мике слабо улыбнулась. Надо же, она и не думала, что Марко всерьез воспримет ее вчерашние слова относительно красного цвета. Отдав должное его чуткости, Мике с интересом продолжила осмотр содержимого. Вытащив белую маску вместе с белым париком, который в последний раз был в моде столетия этак два назад, девушка оторопело посмотрела на следующие атрибуты ее скромного подарка в виде ажурного нижнего белья красного цвета. Пройдясь пальцами по нежной ткани бюстгальтера, тоненьких трусиков, пояса для чулок и кокетливой подвязки на бедро, Мике сдавленно усмехнулась. Она и понятия не имела о столь импульсивной стороне своего парня. Вполне возможно, что жизнь порознь заставляла его все это время оставаться несколько сдержанным в их отношениях. Но сейчас все могло измениться…
Наконец, целостную картину завершал длинный черный плащ и облегающие голень сапоги на очень высокой шпильке.
Едва не присвистнув от такого ошеломительного подарка, Изабель вопросительно приподняла брови:
- У тебя что-то намечается?
Загадочно ухмыльнувшись в ответ, Мике наспех сложила только что выложенные вещи обратно в коробку.
- Не у меня, а у нас, – решительно произнесла она. – Собирайся! Нам нужно как можно скорее найти тебе костюм для сегодняшнего вечера.
Недоуменно уставившись на сестру, Изабель перевела взгляд наверх, в сторону закрытого кабинета своего дяди.
- Разве у нас были какие-то планы? Твой отец дал всем ясно понять, что ты больна и тебе нужно как можно больше спокойствия.
Отмахнувшись от излишней обеспокоенности кузины, Мике приподняла коробку, не спеша направляясь обратно в спальню.
- Не волнуйся, отца я уговорю. Так что можешь быть уверена - этим вечером будет по-настоящему жарко…
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>04 Янв 2014 15:02

 » Часть 3

На большой скорости выехав за высокие ворота отцовского особняка, Мике предвкушенно улыбнулась, с нетерпением ожидая сегодняшнего вечера. Все ещё взбудораженная внезапным подарком Марко, девушка думала лишь о том, как же сильно она ошибалась в нем все это время. Оказывается, Марко Сальвьери был вовсе не тем скромником, за кого выдавал себя весь этот год. А она-то считала его ручным покладистым мальчиком! Впервые радостно осознав его бурный темперамент, Микелина, казалось, не верила собственной удаче.
- Ты несешься так, как будто мы уже опаздываем на эту вечеринку, – жалобно простонала сидящая по правую руку Изабель. – Сбрось скорость. Мы же уже в центре.
Отбросив собственные размышления, Мике тотчас снизила скорость, медленно проезжая мимо модных бутиков одежды.
- Вот здесь продают весьма неплохие карнавальные костюмы! – проезжая мимо небольшого магазинчика, указала головой она.
Укачанная быстрой ездой, Изабель мечтала лишь о том, чтобы побыстрей выбраться из тесного салона спортивного Порше и как можно скорее оказаться на свежем воздухе.
- Отлично, – в нетерпении взявшись за ручку своей дверцы, проронила девушка. – Остановись, я выйду и присмотрю себе что-нибудь подходящее.
- Тебе помочь? – тормозя у обочины, спросила сестру Микелина.
- Нет, – уверенно качая головой, отозвалась выходящая из машины младшая сестра. – У нас слишком разный вкус.
Пожав плечами, Мике посмотрела в сторону небольшого ресторанчика, стоящего по другую сторону дороги.
- Как знаешь. Но как закончишь с покупками, найдешь меня в «Вапиано». Оттого, что я пропустила завтрак, мне кажется, что я и слона съесть готова.
Махнув напоследок рукой удаляющейся кузине, Микелина отыскала свободное парковочное место на территории вполне неплохого ресторана и не спеша вышла из машины. Направившись к открытой веранде, украшенной по периметру яркими цветами, она прошла мимо многочисленных посетителей и выбрала небольшой столик, стоящий в самом углу столь уютной беседки.
Заняв свободное место, Мике блаженно вдохнула приятный аромат цветущих возле нее цветов, после чего, слегка улыбнувшись подошедшему официанту, отказалась от предложенной им книги меню.
Пожелав вполне обыденное блюдо, которое бы не мешало ее диете, девушка удобно расположилась на плетеном стуле. Ожидая приготовления заказа, девушка углубилась в свой айфон, не спеша перебирая телефоны многочисленных друзей.
Найдя номер Ирис, она тут же позвонила подруге с целью выведать, каким же образом ей удалось подтолкнуть ее изнуренного работой Марко к такой безрассудной авантюре?
- Рад видеть на этих чувственных губах столь очаровательную улыбку. Надеюсь, вам понравился мой скромный подарок?
Мгновенно поменявшись в лице, Мике резко прервала звонок, ошеломленно приподнимая голову.
Всего лишь в шаге от нее стоял во плоти худший из ее ночных кошмаров. Холодно взглянув в темно-карие глаза Рикардо Моретти, Микелина бесстрастно проследила за тем, как давний конкурент отца непринужденно садится на стул с противоположной стороны ее столика.
- Так вам понравились цветы?
С трудом игнорируя столь бесцеремонное поведение, молодая девушка лишь скривила губы в сардонической ухмылке.
- Думаю, мусорному контейнеру они приглянулись намного больше. Уверена, таким нежным благоуханием не сможет похвастаться ни один мусорный бак в округе.
Пораженный столь черствой выходкой с ее стороны, Рикардо сокрушенно покачал головой.
- А мазь? Вы ее использовали или так же безжалостно отправили вместе с цветами?
Ехидно усмехнувшись, рыжеволосая дьяволица вновь бросила очередную колкость в его сторону:
- Второй вариант. Но если вас это все же интересует, то могу заверить, что сегодня моя нога почти не болит. Слава частным докторам Неаполя!
- Разве только Неаполя? – приподняв бровь, усмехнулся Моретти.
Бесстрастно пожав плечами, девушка лишь холодно произнесла:
- Лично мне вчера ночью помог именно один из них.
- Видно, вместо растирающей мази для лодыжки, мне следовало послать таблетки от склероза, раз вы не в состоянии запомнить, кто именно и когда оказал вам первую помощь при вывихе, – спокойным тоном отозвался сидящий напротив брюнет.
Закипая от такой наглости, Микелина со злостью вцепилась в подлокотники собственного стула.
- Если вы называете лапанье моей ноги первой помощью, то могу заверить, вы очень некомпетентный доктор!
- Однако, девочка, вчера тебя это не особо волновало, – самодовольно улыбнувшись, все тем же ровным голосом продолжал мужчина.
Игнорируя намеки о ее вчерашней секундной слабости в тени балкона, Мике злобно уставилась в его непроницаемые глаза.
- Напомните, когда это мы перешли на столь фривольное обращение?
Рикардо открыто усмехнулся ее взбунтовавшемуся самолюбию.
- Разве после оказания столь эффективной первой помощи могло быть иначе?
- После такой первой помощи мне следовало бы написать заявление в полицию о сексуальных домогательствах с вашей стороны, а не терпеть сейчас эти нахальные выходки! Кстати, - посмотрев по сторонам, ехидно добавила она, - неужели вы сегодня без охраны? Не боитесь потеряться в столь огромном ресторане?
Притворно состроив страдальческую гримасу, брюнет поудобней облокотился на спинку своего коричневого плетеного стула.
- К чему такой сарказм? Вчера вы были ко мне более благосклонны.
- Вчера я не знала, кто вы такой! – устав строить из себя благовоспитанную синьорину, резко огрызнулась девушка.
- И что же вас так отталкивает? Неужели мое многомиллионное состояние?
- Как бы пояснее выразиться? Мне абсолютно нет дела до вашего состояния, вашего бизнеса и особенно до вас самого!
Завидев приближающегося к ним официанта, девушка вынужденно замолкла.
- Синьорина Горнели, ваш яблочный сок.
Обратив внимание на подсевшего к синьорине гостя, молодой официант улыбнулся сидящему напротив широкоплечему мужчине.
- Синьор Моретти. Рады видеть вас снова. Вам накрыть вместе?
Услышав подобное заявление, Микелина, не сдержавшись, четко произнесла:
- Нет. Синьор Моретти уже уходит.
- Отнюдь. Мне здесь очень даже нравится, – не соглашаясь с ее мнением, нахально отозвался брюнет.
Сузив от сжигающей злости глаза, рыжеволосая чертовка яростно прошипела:
- Уходите отсюда. Если кто-то из людей моего отца увидит нас вместе, они могут подумать, что мы специально встретились.
Пожав плечами, Рикардо отстраненно заглянул в оставленное официантом меню.
- Но мне нравится этот ресторан. А люди вашего отца меня совсем не волнуют.
Едва не отрыв рот, Мике неистово затрясла головой:
- Но они волнуют меня!
Вновь нагло проигнорировав ее замечание, взгляд Моретти и вовсе углубился в изучение предлагаемых рестораном блюд.
- Что ж, очень жаль, что вы так ранимо воспринимаете чужое мнение.
- Уходите!
Видя, что Рикардо и не думает двигаться с места, Микелина вконец потеряла терпение, прошипев сквозь зубы:
- Хорошо, тогда уйду я.
Безразлично пожав плечами, мужчина лишь не спеша перевернул станицу меню.
- Я никого не держу.
Едва поднявшись со стула, Микелина вдруг снова приросла к месту.
- Да как вы смеете?! Я первая сюда пришла, – понимая, что ведет себя, словно восьмилетний ребенок, девушка в отчаянье притопнула ногой. - И я не подумаю сдвинуться с этого места!
Усмешка Моретти стала ещё выразительнее.
- Женщины, как вы непостоянны.
Устав от его едких издевок, Мике впервые в жизни готова была сорваться и наорать на этого грубияна в публичном месте.
- Что за неслыханная дерзость?! Ещё ни один мужчина не смел разговаривать со мной так, как вы.
Наконец, оторвав свой взгляд от небольшой книги меню, кареглазый брюнет смерил ее своим обжигающим взглядом:
- Может, вы просто ещё не встречали настоящих мужчин?
Едва ли не рассмеявшись на такое самомнение, Микелина решила предпринять несколько иную тактику, сменив свой резкий тон на более женственный, умоляющий о пощаде.
- Что вы делаете? Вы же губите мою…
- Репутацию? – не дав договорить, предположил ухмыляющийся собеседник. - Неужели современные женщины ещё думают о такой мелочи? Тем более, при столь высоком положении.
Поняв, что, похоже, этот бесчувственный олух равнодушен к ее слезам, девушка вновь вернулась к былой резкости.
- Что вам от меня нужно? – напрямую спросила она. – Зачем вы меня преследуете?
- Что, если мое сердце изнывает от любви к одной прекрасной недотроге? – шутливо отозвался кареглазый брюнет. - Пронзенное стрелой Амура, оно содрогается от мысли, что я ей так безразличен.
- Надеюсь, оно разобьется вдребезги, – сухо отчеканила сидящая напротив высокомерная дьяволица.
Вновь завидев идущего в их сторону официанта с широким подносом, Мике со вздохом посмотрела на дымящуюся горячим паром тарелку. К сожалению, в эту минуту есть она хотела так же, как и видеть сидящего напротив нее не в меру наглого грубияна.
- Ваше ризотто «по-милански», – произхнес молодой человек, ставя широкую тарелку перед недовольной синьориной. – Синьор Моретти, вы уже выбрали?
Едва заметно покачав головой, Рикардо отпустил от себя услужливого юношу.
- Ризотто? – удивился он, смотря на выбор Микелины. – Советую лучше взять мороженое. Кажется, здесь популярно с клубничной начинкой. Уверен, оно почтет за честь попасть в столь соблазнительный ротик. К тому же, я ещё не видел здесь девушки, не смаковавшей бы его божественный вкус, медленно слизывая своим нежным язычком дразнящий наполнитель.
Пронзив острым взглядом своего собеседника, девушка хладнокровно улыбнулась в ответ.
- Вы что-то путаете. Я ничего не слизываю, не облизываю и не обсасываю. И вместо языка предпочитаю пользоваться зубами. Так что всё, что попадает в мой рот, как правило, тут же хрустит и размалывается на крупицы.
Болезненно поморщившись, Рикардо все же не утратил своего веселого духа.
- Мне показалось, что вы одна из тех неженок, предпочитающих сладкую ваниль вместо острого перца.
- Вам показалось! – шипяще отчеканила она. - Я в вас ошиблась прошлым вечером. Вы далеко не джентльмен. Под ваше описание больше подходит своенравный, заносчивый, упертый и весьма глупый осёл.
- Зачем же так обижать столь невинное трудолюбивое животное? Ведь они с давних лет служили человеку в качестве верных и умных помощников. В отличие от разряженных в яркие перья диких и чересчур ветреных павлинов.
Беспомощно открыв рот, Микелине пришлось впервые подыскивать подходящие слова для ответа столь своенравному, бесстыдному хаму, каким и был ее нынешний собеседник.
- Скажите, вы всегда так бесцеремонно грубы или это только мне выпала подобная честь?
- Не соглашусь, – сверкнув глазами, лениво улыбнулся Рикардо. - Вы производите на меня несколько расслабляющий эффект. Обычно я намного резче.
Обескуражено покачав головой, Мике устало вздохнула. Ещё никогда ей не приходилась так отчаянно защищать свою честь. Но, по всей видимости, тягаться с Рикардо - все равно, что дуть на разбушевавшийся огонь: чем больше дуешь, тем ярче его пламя.
Краем глаза заметив вышедшую из магазина Изабель, девушка с облегчением вздохнула.
- Вы просто несносны, – поспешно встав со своего места, проронила она. – И раз уж вы испортили мне обед, платите за него сами.
Бесстрастно обойдя ненавистного собеседника, Микелина надела на глаза темные очки и, не оглядываясь, важной походкой направилась к выходу из некогда привлекшей ее веранды.

- И все-таки, зря мы так поспешно бросились за моим костюмом, – войдя в распахнутую дворецким дверь, проронила Изабель. - Учитывая твое состояние, а также не слишком сильную симпатию Лукаса к твоей подруге, вот увидишь, он будет против этой вечеринки.
Пройдя вслед за сестрой, Мике бросила свою дамскую сумочку на каменную столешницу декоративного столика и, как можно скорее миновав мраморный холл, с явным облегчением присела на один из небольших белых диванчиков, стоящих полукругом по центру роскошной залы первого этажа.
- Это мы ещё посмотрим.
Сняв босоножку, она слегка растерла доставившую ей немало хлопот за последние сутки лодыжку. Хотя боль в ноге уже почти не чувствовалась, однако при долгой прогулке ее мышцы не выдержали внезапной нагрузки и теперь едва заметно поднывали, грозя испортить и без того подпорченное настроение. Не выказав своего недовольства по этому поводу, Микелина, как ни в чем не бывало, беззаботно улыбнулась младшей сестре.
- К тому же, я частая звезда на светских вечеринках, и, как видишь, до сегодняшнего дня с успехом блистала на подобных мероприятиях.
Усмехнувшись в ответ, Изабель поставила на пол свои покупки, присев на соседний диван.
- Это все потому, что с тебя не спускали глаз отцовские подчиненные: на Капри – это всегда был Мануэль, в Париже – твой личный шофер Рауль, а здесь – Филипп.
Насмешливо фыркнув на подобное заявление, Мике все же с легкой долей недовольства вынужденно согласилась со словами кузины. Что ни говори, но, как бы она ни старалась держать свою жизнь под собственным контролем, она всегда была под пристальным наблюдением доверенных лиц Лукаса. Даже ее отношения с Марко не усыпили его бдительность. Казалось, ее отец всегда был в курсе всего, что делает его дочь. Пусть даже и никогда не говорил с ней об этом напрямую.
- Иди, одевайся, – приподняв голову, рыжеволосая девушка посмотрела в сторону приоткрытой двери в кабинет отца. – Из-за твоей упертой скрытности мне уже просто не терпится посмотреть, что же ты купила.
Озорно хохотнув, Изабель вновь взялась за ручки картонных пакетов, после чего поспешила к подножию широкой лестницы.
- Я всего лишь воспользовалась твоим советом, сестренка, – поднимаясь вверх, через плечо бросила она.
Задумчиво нахмурив брови, Мике перевела взгляд с отцовского кабинета на только что скрывшуюся в просторах коридора второго этажа спину сестры.
- Что ты имеешь в виду? - без особого интереса буркнула она в пустое пространство, но тут же, забыв о своем вопросе, снова взглянула в сторону кабинета, из которого вышла управляющая всем этим огромным особняком невысокая женщина.
Встав с дивана, Микелина быстро сократила разъединяющее их расстояние, поравнявшись со служанкой на лестничной площадке.
- Марта, - обратившись к ней по имени, тихо спросила она, - мой отец занят?
Кареглазая женщина с собранными на затылке темными волосами, очень гармонирующими с ее серой униформой, согласно кивнула головой.
- Насколько мне известно, синьорина, сейчас он заканчивает беседу с синьором Альфредо, так как с минуты на минуту сюда должен прибыть Серджио Тортора. Хозяин распорядился, чтобы к нему в кабинет как можно скорее подали два кофе.
Отпустив от себя управляющую, Микелина решительным шагом направилась в сторону приоткрытой двери кабинета. Чем ближе она приближалась к намеченной цели, тем все четче раздавался голос финансового советника ее отца.
- Сама судьба предоставляет нам отличный шанс, Лукас. Возможно, сейчас самое время, чтобы раз и навсегда покончить с той давней историей.
- И о какой же именно истории идет речь? – остановившись на пороге просторного кабинета, молодая девушка прислонилась плечом к косяку, машинально крутя в пальцах широкие дужки своих темных очков. Улыбнувшись обратившим на нее внимание мужчинам, она вновь надела летний аксессуар на голову, после чего непринужденной походкой направилась к сидящему в просторном кресле отцу. - Я просто жуть как обожаю давние истории.
Приветствуя дочь поцелуем, Лукас с нежностью заглянул в ее лицо. Ласково проведя ладонью вдоль ее мягкой щеки, он на мгновение посмотрел на выразительный изгиб девичьих губ, затем его взгляд переместился на обрамленные пышными ресницами бездонные глаза изумрудного цвета и в завершение прошелся по ослепляющим диким огнем волосам. Невольно отметив ее красоту, которая точь-в-точь являлась копией ее матери, мужчина слабо улыбнулся. Он мог как угодно ненавидеть свою беспутную жену, но их совместную дочь он любил больше всего на свете.
- Боюсь, эта история слишком скучная для такой прекрасной девушки, как вы, синьорина, – послышался за спиной голос отцовского сотрудника. - Рад снова видеть вас в добром здравии.
- Спасибо, Альфредо, – мягко улыбнувшись невысокому темноволосому мужчине, Микелина, как в далеком детстве, присела на широкий подлокотник отцовского кресла, - мне уже значительно лучше.
Вновь переключив внимание на сидящего рядом отца, девушка с интересом посмотрела в его непроницаемые серые глаза.
- Значит, снова речь о кровавых врагах? Каких-нибудь коварных соперниках и зловещих заговорах? – беззаботно усмехнулась Мике.
- Я бы не стал столь драматизировать, когда речь идет всего лишь об одном человеке, – вновь самоуверенно вмешался стоящий позади собеседник.
- Зато я стал бы, – внезапно грозно произнес отец, - и я сделаю все возможное, чтобы ни один цент моей компании не достался этому сукину сыну!
Глубоко вздохнув, Лукас поспешно взял себя в руки, после чего более сдержанным тоном дал одному из своих самых близких подручных новые распоряжения:
- Альфредо, иди, проверь, все ли готово к намеченной на вечер пресс-конференции?
Невольно отметив леденящий душу презрительный тон своего отца, Мике вздрогнула. В своей жизни она никогда не видела, чтобы он с такой ненавистью отзывался о ком-то из своих подчиненных, даже если по их вине компания несла незначительные убытки вместо должной прибыли. Ее отец был очень сдержанным, мудрым и терпеливым человеком. Он никогда не забывался настолько, чтобы публично демонстрировать свои истинные чувства. Но, похоже, на семейство Моретти это табу не распространялось. Подумав о небольшом списке лютых врагов Лукаса, Микелина с долей радостного облегчения приняла тот факт, что она находится по другую сторону от них. Она не завидовала участи тех несчастных, решивших выступить против ее отца. По крайней мере, она сама на такое никогда бы не решилась.
Неприятно поморщившись от собственных мыслей, рыжеволосая девушка вновь постаралась вернуться в ту непринужденную доброжелательную атмосферу, в которой ещё минуту назад пребывал ее отец.
Слегка улыбнувшись уважительно поклонившемуся Альфредо, она проводила его взглядом до двери, после чего вновь обратила внимание на подергивающие ее вьющийся локон пальцы отца.
- Я очень рад, что ты так быстро пошла на поправку. Я не заметил даже легкого прихрамывания, когда ты зашла в кабинет.
- Я, и, правда, очень хорошо себя чувствую, – улыбнулась она, с нежностью посмотрев в заботливое лицо родителя.
- Что ж, я очень рад, – вновь став серьезным бизнесменом, Лукас перевел взгляд на лежащие перед ним бумаги.
Вспомнив о цели своего визита, Микелина слегка прикусила нижнюю губу. Выбрав самый подходящий момент рассказать отцу о своих планах, девушка невольно набрала в грудь побольше воздуха. Обычно она не нуждалась в разрешении выбраться на вечеринку к друзьям, так как спрашивать было просто не у кого. Из-за бизнеса они с отцом слишком часто жили порознь. Привыкшая к собственным решениям, Мике не сразу нашлась с подходящими словами о своей просьбе. По ее мнению, было бы намного проще не надоедать отцу со столь незначительными делами, но, с другой стороны, как объяснить ему свое отсутствие поздним вечером?
- Пап, я …
Заметив нерешительный тон дочери, Лукас вновь поднял голову.
- Ты что-то хотела?
Неуверенно уронив взгляд на колени, Мике вдруг вспомнились недавно произнесенные слова Изабель.
Неважно, спрашивала ли она разрешения у своего отца или нет, он все равно был в курсе каждого ее шага все эти годы. Молчаливые преданные слуги Лукаса виртуозно создавали тонкую иллюзию ее собственного выбора, молча следя со стороны за каждым действием дочки хозяина. Лишь Мануэль всегда открыто поддразнивал ее тем, что без его пристального внимания она обязательно попадет в какую-нибудь неприятность. Чувствуя себя маленькой девочкой, за которой обязательно должны следить взрослые надзиратели, Микелина невольно насупилась. В конце концов, она уже давно не ребенок и вполне может нести ответственность за свои действия. Вспомнив о поставленном вопросе, девушка, как ни в чем не бывало, добродушно улыбнулась отцу.
- Да, - согласно кивнула она, - я хотела узнать, будешь ли ты на ужине?
Виновно растянув губы в усталой улыбке, Лукас Горнели едва заметно покачал головой.
- Боюсь, детка, сегодня не получится. С минуты на минуту здесь должен появиться Тортора, а после этого у меня назначена пресс-конференция в доме культуры, – тихим голосом произнес он. - Прости меня, но эти две недели до окончательного решения Гаспара будут для меня сущим адом.
Ободряюще улыбнувшись, Мике едва заметно сжала большую мужскую ладонь. Она с детства привыкла к такой суетливой жизни своего отца. Даже когда они жили под одной крышей, она все равно видела его только по выходным, отчего всякий раз завидовала своим сверстникам, чьи родители проводили с ними каждый день.
- Я все понимаю. – нежно отозвалась она, - тебе нужно произвести должное впечатление на Гаспара. За меня не волнуйся. Я найду, чем себя занять.
Поймав отстраняющуюся от его руки девичью ладонь, Лукас вновь притянул ее к себе.
- Однако, вполне возможно, что завтрашний завтрак мы проведем вместе, – ущипнув дочь за кончик носа, обратился к ней седовласый мужчина, – если конечно, кое-кто будет склонен встать ранним утром, чтобы разделить с отцом его скромную трапезу.
Вспомнив, в какую рань отец предпочитает завтракать, Мике невольно наморщила носик.
- Тогда увидимся за завтраком, – тут же беззаботно улыбнулась она. – Но, если все же я не спущусь, то я просто хотела пожелать тебе удачи на ближайшие две недели. Надеюсь, Альфьери не упустит своего шанса выбрать достойного компаньона и не сделает опрометчивый выбор.
- Уверен, так и будет, – слегка похлопав рукой по тыльной стороне девичьей ладони, уверенным тоном отозвался отец. – Что ж, ну а своей ненаглядной принцессе я лишь хочу пожелать приятного путешествия.
- Куда-то собираетесь? – раздался с порога голос главы неаполитанской полиции. - Надеюсь, не на южные архипелаги нашей прекрасной родины?
- Вы что-то имеете против Капри, синьор Тортора? - доброжелательно улыбнулась Мике.
Встав с кресла, девушка подошла к их новому гостю, намереваясь пожать его руку, однако перехватив ее ладонь, Серджио Тортора галантно запечатлел на ней свой приветственный поцелуй.
- Против этого замечательного острова я ничего не имею, но только если там находится ваш брат, – вполне серьезно отозвался высокий собеседник. - А так как я слышал, что его пока нет, то я и вам не советую направляться в ту сторону.
- Вы меня пугаете, Серджио, – обратившись к давнему другу семьи просто по имени, Микелина аккуратно высвободила свою ладонь из рук начальника полиции. - В чем дело? Почему вы так настоятельно рекомендуете мне избегать столь милых островов?
Тягостно вздохнув, высокий мужчина посмотрел сначала на молчаливого хозяина особняка, после чего вновь задержал взгляд на его обворожительной дочери. Мысленно взвесив все «за» и «против», мужчина все же начал свой разговор при рыжеволосой девушке.
- Наши люди вновь обнаружили на новую партию героина на Искье, – обращаясь к Лукасу, недовольно произнес Тортора. - За этот месяц это уже третий случай.
- Наркотики? – искренне удивилась Мике. – На Искье?!
- И не только, – четко сказал мужчина. – Пару дней назад мы почти взяли наркодилера на Сицилии. Но мерзавцу удалось скрыться. Я также полагаю, что к этому могут быть причастны и другие менее крупные острова.
- Прекратите пугать мою дочь! – резко произнес сидящий в кресле Лукас. - Микелина едет не на острова. Она едет в совершенно другом направлении, так что не стоит волноваться.
- Предосторожность никогда не помешает, – намного спокойнее прежнего отозвался Серджио.
Недоуменно покачав головой, будто все, что она только что услышала, было чистой воды страшной выдумкой, молодая девушка мягко улыбнулась начальнику полиции, которого знала с самого детства. И все это время Серджио Тортора всегда был не в меру встревожен тем или иным делом, которое, по сути, не стоило и выеденного яйца.
- Что ж, спасибо за предупреждение, – кротко улыбнулась она напоследок обеспокоенному собеседнику. - Буду настороже.
Оставив обоих мужчин с глазу на глаз, Мике прикрыла за собой тяжелую дверь.
Что ж, можно сказать, что свою задачу она выполнила. По крайней мере, раз отца не будет дома, то есть ли смысл отпрашиваться на вечеринку, о которой он даже не узнает?
Заметив на пути приближающуюся Марту с подносом в руках, Микелина поспешно окликнула служанку.
- Скажи, в доме остались мужчины из слуг, умеющие водить машину?
Призадумавшись на секунду, Марта слабо кивнула головой.
- Да, кажется, Энрико ещё здесь. Он как раз заканчивает с цветами за домом.
- Энрико? – мало понимая, о ком именно они говорят, переспросила молодая хозяйка.
- Энрико – наш новый садовник, – пояснила Марта. – Правда, я не знаю, умеет ли он водить машину. А зачем вам это нужно?
- Неважно, – отмахнулась от вопроса Микелина. – просто, как только мой отец уедет из дома, пришли этого Энрико ко мне в комнату. Я хочу поговорить с ним о цветах.

Стоя по центру гардеробной, Микелина критично осмотрела свой маскарадный наряд в отражении большого овального зеркала. Нетерпеливо прищелкнув своими тонкими пальчиками, она не спеша провела ими вдоль соблазнительно выпирающей из красного кружева налитой груди, слегка приостановилась на обнаженном участке загорелого живота, после чего, миновав алые резинки эротичного пояса, проскользнула поверх тонких трусиков-танга, сексуально очерчивающих небольшой треугольник между ног. Поправив красную подвязку на тонком чулке, придававшую ее бедру ещё более соблазнительный вид, девушка спешно застегнула молнию черных лаковых сапог. Благодаря многолетней практике, она без особых проблем уверенно стояла на длинных шпильках, с которыми она даже при всем желании не сможет и наполовину выжать педаль газа своего любимого Порше.
Однако такая красота действительно стоила жертв.
В очередной раз восторженно посмотрев на стоящую в отражении девушку, Мике собрала в узел роскошную копну огненных волос, аккуратно надевая поверх белоснежный аллонж*. Приветливо подмигнув новоиспеченной Марии-Антуанетте, девушка слегка поправила вьющиеся локоны парика и, скрыв полуобнаженное тело в складках черного, как ночь, плаща, застегнула большую жемчужную пуговицу широкого ворота на своей изящной шейке.
Услышав тихий стук в закрытую дверь, Микелина покинула гардеробную, как можно скорее впуская к себе не на шутку растерянного слугу.
- Марта сказала, что вы меня вызывали, - пройдя на порог ее спальни, проговорил молодой мужчина в измазанном землей резиновом фартуке и темно-зеленых штанах. – Синьорина, моя смена почти закончена. Уверяю, цветы за домом в полном порядке и я…
- Скажи, ты умеешь водить? – внимательно осматривая худощавого шатена, напрямую спросила хозяйка. По комплекции он был схож с Марко, так что висящий в шкафу черный костюм мог вполне подойти ее будущему шоферу.
Оторопело моргнув, шатен слабо кивнул головой.
- Да, конечно. А что?
Подойдя к туалетному столику, Мике взяла свою дамскую сумочку, достав из нее длинный кошелек.
- Что, если я предложу поработать на меня сверхурочно?
Заметив, как посреди изящных пальчиков хозяйки появилась пурпурная полутысячная купюра, стеснительный гость невольно сглотнул, на миг забыв о былой робости.
- Кого нужно убить?
Усмехнувшись шутке своего новоиспеченного водителя, Мике положила деньги в нагрудный карман его серой рубашки.
- Сегодня вечером мне нужен свой личный шофер, – с легкой улыбкой известила она.
Все ещё думая о лежащей в своем кармане банкноте, молодой мужчина недоверчиво поднял глаза.
- Почту за честь, синьорина, – поспешно отозвался он. – Кстати, меня зовут Энрико.
Мягко уклонившись от протянутой к ней руки в перепачканной резиновой перчатке, девушка вновь вернулась в смежную комнату, достав из широкого шкафа некогда оставленный у нее костюм Марко. Выбрав подходящий по размерам картонный пакет, Мике аккуратно убрала в него мужскую одежду.
Увидев возвращающуюся хозяйку, Энрико вновь радостно затараторил:
- Возможно, вам так понравятся мои услуги, что вы даже порекомендуете меня своему отцу в качестве постоянного шофера и…
- Нет, ты не понял, – встретившись с его ликующим взглядом, холодным тоном произнесла молодая хозяйка. – Я щедро плачу тебе за твои услуги, но и в ответ ожидаю не менее щедрой отдачи в виде полного молчания о сегодняшнем вечере перед моим отцом и прочими слугами. Отвезешь меня и мою кузину по указанному адресу, подождешь нашего возвращения и привезешь обратно домой, вот и все, что от тебя требуется. Это понятно?
- Вполне, – вновь став серьезным, тихо отозвался собеседник.
Слабо улыбнувшись, девушка протянула ему широкий пакет.
- Приведи себя в порядок и надень этот костюм, – кратко проинструктировала она. - Через полчаса мне нужна машина, стоящая у крыльца этого дома.
Отослав Энрико в крыло для прислуги, Микелина в последний раз взглянула на зеркальный образ укутанной в плащ девушки, достав из выдвижного шкафчика широкую белую маску с прикрепленными по бокам тесемками, нетерпеливо направилась к двери. Брать с собой что-либо ещё не имело смысла: все интересующие ее друзья и так совсем скоро окажутся в ее поле зрения, к тому же на подобных вечеринках лишние аксессуары только мешают веселью. Оставив свою дамскую сумочку посреди туалетного столика, Мике поспешно вышла из спальни.
Почувствовав легкое урчание в желудке, девушка недовольно скривила губы, вспоминая о чудесном ризотто «по-милански» оставленном так и нетронутым вблизи одного не в меру упертого мужчины. Да ещё какого мужчины?! Соперника ее отца, который являлся для него чуть ли не главным кровным врагом на этой планете. И за что ей такая напасть? Ещё вчера она могла беззаботно веселиться по всей стране, а сегодня вынуждена отказаться от желаемого, избегая назойливых встреч с непонятно откуда взявшимся поклонником. Ей с детства жутко претили все эти распри семейной компании, заплетенные в огромную паутину коварства и интриг, поэтому, умело увертываясь от их липких нитей, она предпочитала вести свою собственную не обязывающую к каким-либо обязательствам жизнь.
Невольно вспомнив лицо Рикардо Моретти, Микелина протяжно вздохнула.
Да, вполне возможно, что он и обладал некой харизматичностью, но, по сути, он ничем не выделялся от обычных мужчин привлекательной наружности. А уж таких личностей она в своей жизни видела предостаточно. И, как подсказывал ей достаточно богатый опыт, чем потрясающей выглядел представитель противоположного пола, тем меньше общих тем для разговора у них находилось. Хотя, то же самое касалось и нескольких ее давних подруг. Взять, к примеру, Мари.
Однако, как бы то ни было, она не собирается терять голову из-за одной притягательной улыбки. Тем более такой наглой, как у Моретти.
Спускаясь вниз, девушка невольно обратила внимание на стоящую посреди гостиной внезапную гостью, облаченную в темную одежду монахини.
Намереваясь окликнуть незнакомую женщину, Мике резко закрыла рот, остановившись посреди лестничной площадки от пронзившей ее неожиданной догадки.
- О, Боже мой! – в изумлении качая головой, Микелина не смогла скрыть светящиеся озорством глаза.
- Нет, нет, – приподняла голову монашка, – я всего лишь его смиренная слуга.
Все ещё впечатленная выбранным сестрой костюмом, Мике, наконец, преодолела разъединяющее их расстояние, с интересом протянув пальцы к плотной материи рясы.
- Так и знала, что не стоило тебя отправлять за покупками одну. Ирис ещё долго будет напоминать мне о твоем скромном одеянии.
- Если только она догадается, кто перед ней стоит, – лукаво улыбнувшись, Изабель поднесла свою карнавальную маску к лицу.
- Браво, – осмотрев сестру с ног до головы, усмехнулась старшая кузина. – Только смотри, не опусти рукоятку маски, иначе твой истинный лик перестанет казаться таким уж невинным.
Вновь покачав головой, Мике присела посреди небольшого белого диванчика, закинув нога на ногу. В разошедшейся материи длинного плаща тут же показалась изящная голень, обтянутая черной кожей высокого сапога и даже край бедра с надетой на нем красной подвязкой.
- Зато, я вижу, ты абсолютно не стремишься придать своему облику хоть унцию невинности и целомудрия.
- Мне это и не нужно, – смеясь глазами, отозвалась сидящая на диване девушка, – я еду к своему бойфренду. Что в этом такого? Можно сказать, это почти что обычное свидание.
Поймав сомневающийся взгляд младшей сестры, Мике отмахнулась от дальнейших рассуждений, посмотрев в сторону кухни.
- Марта! – громко позвала она.
Мгновенно появившаяся перед глазами управляющая вопросительно посмотрела на свою хозяйку:
- Да, синьорина?
- Мой отец уже уехал? – желая окончательно удостовериться в отсутствии родителя, настороженно спросила девушка.
- Да. Около двадцати минут назад синьор Горнели приказал Филиппу подать машину и уехал из дома.
Облегченно вздохнув, Мике вновь удобно расположилась посреди мягких подушек.
Заметив слегка напряженный тон кузины, Изабель встревожено поинтересовалась:
- Так что сказал Лукас по поводу намеченной вечеринки?
Передернув плечами, Микелина лениво улыбнулась, смотря в не на шутку обеспокоенные глаза младшей сестренки. Изабель всегда была мышкой, боящейся сделать ладе крошечный шаг в сторону от родителей.
- Ничего не сказал, – спокойно отозвалась она, обобщено отвечая на заданный вопрос. – Сейчас его занимают дела намного важнее какой-то там вечеринки у моей старой подруги.
По-прежнему чувствуя на себе взгляд Марты, Микелина вновь невольно вспомнила о своем пустом желудке. Подумав о том, что, скорее всего, и ужина ей тоже не видать, девушка едва удержалась от горестного вздоха.
- Марта, распорядись, чтобы нам как можно скорее подали конфеты и виски, - тотчас приказала она, обдумывая в сложившихся обстоятельствах свою новую диету.
Молча кивнув головой, темноволосая женщина поспешила исполнить приказ.
Спустя минуту перед девушками уже стоял круглый поднос с разлитым по бокалам чистым виски, пиалой нарубленного кубиками льда и открытой коробкой конфет.
Пригубив обжигающий горло напиток, Мике потянулась за небольшой шоколадной конфетой. Блаженно прикрыв глаза, девушка постаралась запомнить растворяющийся на языке вкус молочного шоколада.
- Боже, как же давно я уже не ела ничего подобного! – тихо проронила она.
Присев на соседний диванчик, Изабель отказалась от предложенного стакана с крепким напитком на дне.
- А ты вообще сегодня ела? – поинтересовалась она. – Не похоже было, что ты хоть что-то перекусила в том ресторане.
- У меня не получилось, ты слишком быстро вернулась с покупками, – открыв глаза, усмехнулась собеседница. – К тому же, у меня новая диета: виски и конфеты.
- Впервые о такой слышу, – так же беззаботно улыбнувшись, отозвалась молодая девушка.
Заметив, насколько быстро Микелина опустошила свой бокал, заменив его новой порцией, она пораженно округлила глаза.
- Мике, может, не стоит так сильно налегать на алкоголь? – тотчас поймав на себе вопросительный взгляд, Изабель поспешила с оправдательными объяснениями, – я это к тому, что ты сегодня ничего не ела и…
- Успокойся, я не за рулем, – озорно усмехнулась кузина. – К тому же, что такого, если я хотя бы разок расслаблюсь перед изматывающими двухнедельными каникулами под опекой наших пресловутых тетушек? Поверь, так весело там уже не будет.
Не став возражать, Изабель повернула голову в сторону вновь появившейся Марты.
- Машина готова, синьорины.
Заинтригованно посмотрев на поднявшуюся с дивана сестру, Изабель поспешила следом.
- Я думала, Филипп уехал с твоим отцом.
Получив утвердительный кивок, девушка озадаченно наморщила лоб.
- Тогда кто же будет вести машину?
- Наш садовник, – как ни в чем не бывало отозвалась идущая впереди собеседница.
Резко открыв рот, «монахиня» едва заметно покачала головой.
- Ты надела не тот костюм, – остановившись перед открывающим парадную дверь дворецким, со смешком проронила Изабель. – Роль Золушки была бы куда более уместней твоей сексуально-озабоченной графини.
Фыркнув на подобное замечание, Микелина лишь поплотнее укуталась в складки своего плаща и, дождавшись галантно открытой новым шофером дверцы машины, поспешно села внутрь черного «фаэтона».
Назвав шоферу адрес одного из загородных особняков Ирис, который подруга зачастую использовала для подобных увеселительных мероприятий, Микелина вновь расслабленно откинулась о спинку мягкого сидения, намереваясь в очередной раз поддеть Изабель относительно ее скромного одеяния.
- Простите, синьорина, – заведя мотор, обратил на себя внимание одетый в безупречный черный костюм Энрико, – здесь на соседнем сидении лежит одна красная папка. Возможно, Филипп хотел позже передать ее вашему отцу. Что прикажете…
- Папка? – удивленно приподняв бровь, откликнулась Микелина, вспоминая их недавний разговор с отцом в этой же машине. – Это моя папка. Я совсем забыла про нее вчера.
Невольно обратив внимание на некогда пострадавшую ногу, Микелина протяжно вздохнула. И впрямь, вчера случилось столько всего, что красная папка с бумагами на собственный ресторан казалась чем-то далеким и почти нереальным.
- Так что мне с ней делать? - отъезжая от дома, вновь спросил водитель.
- Пока ничего, – мило улыбнулась хозяйка, выбрасывая тягостные думы о суетливых делах из головы, – я заберу ее по приезду домой.
Безразлично пожав плечами, Энрико в очередной раз просмотрел маршрут, выбранный бортовым компьютером, и, настроившись на длинную дорогу, плавно выехал за просторы хозяйской резиденции.
Непринужденно шутя друг с другом, девушки даже не заметили, как по истечении часа бесшумно скользящий в ночи «фаэтон» медленно проехал распахнувшиеся перед ним высокие ворота, готовый всего через пару минут припарковаться у широкого крыльца элитного особняка.
Обратив внимание на стоящую у парадного входа пару полуобнаженных темнокожих слуг, изображающих, по всей видимости, смиренных рабов древнего Рима, Микелина предвкушающее улыбнулась.
Да, Ирис всегда знала, как придать своим вечеринкам остренькую пикантность. Уж в этом она была настоящим профессионалом. Не зря ее тщательно организованные вечера имели такой грандиозный успех на всем южном побережье Италии.
Помогая сестре завязать тесемки маски, Изабель аккуратно расправила белоснежные локоны парика. Едва сдерживаясь, чтобы тотчас не выпорхнуть из вмиг ставшего тесным салона, спеша в самую гущу ожидающих в паре метров от них событий, Мике внезапно остановилась. Заметив легкое смущение на лице сестры, девушка подбадривающе сжала ее прохладную ладонь.
- В чем дело? – ласково спросила она, на миг забывая о своей безудержной тяге к развлечениям.
Робко опустив взгляд, словно уже начала играть роль праведной монахини, Изабель тихо проговорила:
- Я… - не найдя подходящего объяснения, девушка открыто посмотрела в глаза старшей сестры. – Просто все знают, как славится Ирис своей порочностью и шокирующей откровенностью.
Сделав вид, будто всерьез озадачена услышанными словами, Микелина слабо покачала головой.
- Не волнуйся, мы никому не скажем, что тебе ещё нет восемнадцати, – заговорщицки подмигнув, прошептала она. – В любом случае, вряд ли кто-то попытается соблазнить столь богобоязненную монахиню. Это было бы просто кощунством.
Усмехнувшись шутливому тону сестры, Изабель нервно расправила складки своей черной рясы.
Нежно обняв ее за плечи, Микелина наклонилась к слегка обеспокоенной девушке.
- К тому же, - вновь шепнула она, - насколько я знаю свою подругу, Ирис никогда не вытворяет ничего шокирующего в главном зале. Все ее непристойные развлечения доступны лишь тем, кто сам этого ищет. Так что, если будешь веселиться только в главном зале, то, уверяю, ты даже не увидишь разницы между вечеринкой Ирис и, скажем, любой другой, устраиваемых одной из твоих подруг.
Недоверчиво усмехнувшись подобному заявлению, Изабель набрала полные легкие воздуха и, решительно кивнув головой, наконец-то, потянулась к небольшой дверной ручке.
Опустив тот факт, что Энрико должен был открыть для них дверцы, Мике лишь приказала ему припарковаться неподалеку от особняка, после чего нетерпеливо покинула элегантный салон «фаэтона».
Пройдясь по красной ковровой дорожке, расстеленной по центру широкого крыльца, девушки подошли к впечатляюще накачанным «рабам», чьим мускулам могли позавидовать сами атланты. Смотря строго перед собой, мужчины, будто по безмолвной команде, одновременно распахнули двери, пропуская вновь прибывших гостей в недра своего древнего храма.
И надо сказать, храм этот был действительно древним. Словно вернувшись на пару веков назад, Микелина восторженно огляделась по сторонам, готовая поклясться, что на самом деле попала в далекое прошлое. Отголоски Древнего Рима были повсюду. В просторном помещении витал пряный аромат мускуса, перемешанного с приятным запахом свежих цветов. Весь каменный пол главной залы был украшен, казалось, сотнями тысяч лепестков алых роз. Через равномерные промежутки располагались небольшие мраморные столы с лежащими на них яствами: в основном это были фрукты и разлитое по большим глиняным кувшинам вино. Рядом с каждым столом стояли сразу по несколько рабынь, одетых в полупрозрачные накидки, которые с каждым движением откровенно подчеркивали стройность женского тела. Многочисленные каменные изваяния, изображающие древнеримских завоевателей, так же не остались незамеченными. Но главной изюминкой этого огромного зала являлись квадратные ниши в полу, выполняющие роль неглубокого бассейна с танцующей в каждом из них девушкой. И хоть воды в такой средневековой ванне было всего лишь по щиколотку, медленно двигающиеся танцовщицы были абсолютно мокрыми, отчего прилипшие к голому телу туники выглядели на редкость соблазнительными. Медленная приятная музыка дополняла царившую вокруг атмосферу, а прозрачная вуаль красного цвета, располагающаяся на самых границах просторной залы, словно скрывала от посторонних глаз нечто невольно притягивающее взгляд. Нечто запретное и волнительное...
Медленно закрыв рот, Изабель в первый раз за сегодняшний вечер порадовалась наличию своей расписной фарфоровой маски. По крайней мере, шокирующее выражение своего лица она удержит при себе.
- И ты думаешь, я смогу спутать подобную вечеринку с одним из вечеров у своих подруг?! – приблизившись вплотную к сестре, пораженно проронила она, кивая головой в сторону танцующих в воде женщин. – Если это всего лишь невинные развлечения, то я даже знать не хочу, что ждет за этой красной вуалью.
- Тебе и не нужно, – весело хмыкнула Микелина, восторженно оглядывая комнату, – веселись в этой части дома и не смей вынюхивать, что происходит за ее пределами.
- Поверь, у меня даже и мыслей таких не было.
Влившись в число развлекающихся гостей, Мике подошла к столу и, взяв протянутую одной из рабынь ветку зеленого винограда, передала сестре кубок красного вина.
- Добро пожаловать в мой мир! – улыбнувшись, довольно произнесла она. – Мир, полный наслаждений, страсти и незабываемых развлечений.
Соприкоснувшись краями бокалов, Изабель лишь молча ждала, пока сестра пригубит вино. Сама же она пить не собиралась по двум простым причинам. Во-первых, это могло вскружить ей голову, что было бы непростительной ошибкой в столь неподобающем месте. А во-вторых, если бы она и впрямь собиралась пригубить наполненный кубок, это привело бы к тому, что ей пришлось бы отстранить от лица свою широкую маску, тем самым выдав себя окружающим. Но, в отличие от сестры, она предпочитала быть инкогнито от самого крохотного волоска на голове до самого подола темной рясы.
Потянув сестру в центр образовавшейся танцевальной площадки, Микелина озорно улыбалась встречающимся на пути эльфам, красной шапочке из явного «кино для взрослых» и даже одному почти обнаженному Амуру.
- А как мы узнаем, кто из них Ирис? – указав кивком головы на многочисленных гостей, громким голосом спросила Изабель.
- Это просто. Ищи ее в костюме Клеопатры. Если, конечно, она сейчас находится в этом зале, а не за его пределами. Хотя…
Беззаботно передернув плечами, Мике начала кружиться в танце.
- Расслабься, – двигаясь в такт громкой музыке, прокричала она своей робкой спутнице, – это же обычная вечеринка. Здесь все хотят лишь веселиться, ничего более.
- Я пытаюсь, – подстраиваясь под танцевальный ритм, отозвалась Изабель, – просто это немного не мое.
Закатив глаза, Микелина раздраженно покачала головой.
- Забудь хоть на время о своих учебниках и прочей научной ерунде. Веселись!
Вымученно улыбнувшись сестре, Изабель внезапно вспомнила, что из-за своей широкой маски ее улыбку совершенно не видят окружающие. Хотя проявлять эмоции ей вовсе не требовалась. Мимика ее маски была веселой с широкой искусственной улыбкой на фарфоровых губах. В отличие от ее широкого аксессуара, небольшая матерчатая маска кузины лишь по-кошачьи закрывала светло-зеленые глаза своей обладательницы. Взволнованно оглядываясь по сторонам, Изабель почувствовала чей-то пристальный взгляд. Уловив смотрящего в их сторону мужчину, девушка легонько подтолкнула локтем веселящуюся рядом сестру.
- Мике! – громким шепотом позвала она.
Однако посреди гремящей в колонках музыки ее оклик показался лишь жалобным писком выползшей из норы серой мыши.
Вновь позвав кузину более громким тоном, Изабель потянула ее за руку.
- Смотри, – указав в сторону наблюдающего за ними мужчины, проронила она, – кажется, этот граф глаз с тебя не сводит.
Заметив на другом конце зала одетого в почти такой же наряд мужчину, Микелина приветливо кивнула. На ее графе был точно такой же широкий черный плащ, белый парик времен Людовика XVI, вот только маска была черного цвета, а не белого, как у нее.
Да она и представить себе не могла такую будоражащую сторону Марко.
Не сдержав восторженной улыбки, веселая девушка слегка помахала рукой своей второй половинке, после чего взяла новый кубок вина.
- Не пойдешь к нему? – удивленно спросила ее спутница.
- Конечно, пойду, – возбужденно засмеялась она, - только сначала помучаю его ожиданием. Пусть хоть раз посмотрит, как его девушка умеет веселиться.
Поймав приглашающую на танец ладонь подошедшего к ней пирата, Мике с удовольствием приняла его приглашение.
- Оставайся тут, – напоследок бросила она младшей сестре.
Утвердительно кивнув, Изабель проронила в ответ:
- А ты поаккуратнее сверкай на публике своим неглиже!
Понимая, что в лавине громкой музыки ее слова так и не дошли до адресата, Изабель протяжно вздохнула и, отойдя в сторону от танцующей толпы, с удовольствием накинулась на гроздь зеленого винограда. Поглощая небольшие плоды спелого фрукта, девушка наблюдала за танцующей сестрой. Похоже, Микелине и впрямь очень нравились подобные сборища. Такой ликующей и довольной она ее уже давно не видела.
Меж тем, стоя в объятиях захватившего ее в свой танцевальный плен морского волка, Микелина то и дело ловила себя на том, что постоянно смотрит на до сих пор бездействующего графа. Чувствуя на себе его обжигающий взгляд, от которого по ее спине пронеслась волна волнующих мурашек, Мике призывно улыбнулась стоящему поодаль Марко. Желая, чтобы он скорее подошел к ней, девушка как можно теснее прижалась к телу своего «захватчика», обхватила руками его твердые плечи и почти что случайно дотронулась лбом до широкой мужской щеки, мысленно надеясь пробудить невольную ревность своего пассивного наблюдателя. И надо сказать, результат не заставил себя долго ждать. Отклонившись от стены, величественный граф неспешной походкой направился в ее сторону. Встав перед ней, он бесцеремонно отодвинул невысокого пирата в сторону, окончательно занимая его место в танце.
Встретившись с возмущенным взглядом танцевального партнера, Микелина мягко улыбнулась.
- Он мой парень, – одними губами пояснила она, после чего окончательно забыла о былом кавалере.
С того момента, как ее окутало кольцо крепких мужских рук, Мике словно в сладком дурмане кружилась под медленную музыку. Возможно, выпитый накануне алкоголь, возможно, царящая вокруг атмосфера древней Италии, где не было никаких ограничений и ложного стыда, а, может, все вместе взятое, придавало их танцу особую остроту. Она будто впервые взглянула на Марко Сальвьери. Словно до этого дня и не знала его. Безмолвно знакомясь с ним во второй раз, она утопала в тепле его тела. Ей безумно нравилось касаться его, двигаться с ним в ритме чувственной мелодии, ощущать на себе его откровенный взгляд. Почувствовав, как его рука проскользнула за створки ее плаща, по-хозяйски накрыв широкой ладонью одну из ее грудей, Мике сдавленно вздохнула. Ее словно опалило внутреннее пламя. Глотая ртом воздух, будто в окутанной тусклым светом зале кончился кислород, Микелина вцепилась в плечи своего жесткого мучителя, изо всех сил пытаясь вновь взять себя в руки и сосредоточиться на танце. Однако, стоило лишь шаловливому пальцу партнера проскользнуть за чашечку бюстгальтера, как вновь неведомая волна опьяняющего наслаждения пронзила ее тело, заставляя колени подогнуться, а рот слабо застонать.
Боже, неужто она и впрямь готова потерять контроль в руках Сальвьери?! Обычно все происходило совсем наоборот. Но этот вечер, эта обстановка, эти костюмы – все словно подталкивало их вновь увидеть себя в новом свете. В свете их общей страсти и обоюдного влечения.
Посмотрев вверх, Микелина незатейливо облизнула краешком языка свои пересохшие от тяжелого дыхания губы. Марко всегда был выше нее, но на таких высоких шпильках, какими обладали ее нынешние сапоги, она думала, что они будут смотреть друг другу прямо в глаза. Однако, ей вновь пришлось слегка приподнять голову, чтобы увидеть лицо жениха. И, хоть верхняя его половина была скрыта карнавальной маской, все же ее, как никогда прежде, тянуло к этим твердым, как камень, губам. Не понимая, что с ней происходит, Микелина внезапно остановилась и, слегка потянув своего кавалера за собой, начала постепенно выходить из развлекающейся массы людей. Оставив позади круг танцующих, девушка выпустила мужскую ладонь из своей руки и, соблазнительно улыбнувшись, распахнула встретившуюся на пути красную вуаль, игриво проскользнув за ее прозрачную материю.
За пределами главного зала располагалось несколько высоких шатров, созданных из многочисленных темно-красных вуалей, цель которых заключалась в имитации небольших приватных комнат. И, судя по едва различимым силуэтам, эта фишка пользовалась у Ирис особой популярностью сегодняшним вечером. Грохот музыки слегка приглушился, позволяя расслышать веселые голоса, смех и даже негромкие стоны, исходящие со всех сторон. Добравшись до самого крайнего свободного шатра, Микелина поспешно юркнула за ограждающие шторки и, спрятавшись среди многочисленных вуальных занавесок, терпеливо ожидала своего графа. В отведенное ей время томительного предвкушения, девушка мельком осмотрела царящую вокруг обстановку. Как и в главном зале, здесь повсюду находились лепестки алых роз. Дабы предотвратить неожиданную причину возгорания, приглушенный свет в «шатре» использовался искусственный, исходящий от расставленных по углам красивых светильников, напоминающих вид настоящих свечей. По центру располагался широкий стол с уже знакомыми лакомствами.
Наконец, увидев распахнувшиеся занавески, Микелина невольно затаила дыхание. Неотрывно следя, как ее кавалер входит внутрь шатра, девушка почувствовала сладостное томление внизу живота. Он казался ей настолько притягательным, насколько мог казаться кроткой рабыне свой властный господин, чей образ всегда был для нее под строжайшим запретом. И все же он был ее. Только ее…
Не помня себя от желания, Мике бесшумно покинула свое укрытие и, подойдя к своему кавалеру со спины, оплела его бедро длинной ножкой, после чего вожделенно прижалась к нему своей грудью.
- Ты не очень-то спешил, – с легкой ноткой укора прошептала она, потираясь кончиком носа о его шею. – Интересно, надолго ли теперь хватит твоей выдержки?
Резко развернувшись в ее сторону, «граф» в одно мгновение стер с лица самоуверенной девчонки циничный смешок. Медленно подведя свои руки к жемчужной застежке ее ворота, он сдернул петлю, бросая плотную материю к ногам. Чувствуя себя почти что обнаженной, но как никогда желанной под его пристальным взглядом, Микелина безмолвно проследила, как, расстегнув свой ворот, его руки точно так же сбросили с плеч черный плащ. Однако, в отличие от нее, ее ухажер и не думал раздеваться. Осмотрев его с ног до головы, Мике заметила до блеска начищенные черные туфли, свободного покроя черные брюки, черную шелковую рубашку и все ещё надетую на лицо черную маску. Единственным белоснежным предметом на нем оставался его парик, придающий ему вид самого настоящего аристократа из прошлого.
Решив завершить этот спектакль, Мике сняла с себя свой кудрявый аллонж и протянула руки к тонким тесемкам, намереваясь снять с лица плотную материю маски, однако, перехватив ее запястья, безумно обворожительный темный граф резко притянул ее к себе, не позволяя закончить начатое.
- Такой стеснительный? – не удержавшись от шутки, тихо поддразнила Микелина.
Все ещё чувствуя легкое давление сильных пальцев на своих руках, рыжеволосая обольстительница сделала шаг ближе, заставляя его губы изогнуться в похвальной улыбке. В ту же секунду он яростно завладел ее устами. Пронзенная полнотой невиданных ощущений от их безумного поцелуя, Мике обхватила мужскую шею руками, стараясь быть как можно ближе к источнику, дарующему поистине несравненное наслаждение. Широко раскрыв рот, она впускала в себя этот дикий язык, ласкала своим языком в ответ, тем самым создавая древнейший танец их обоюдной страсти. Едва насытившись столь глубоким поцелуем, Микелина слегка отстранилась от горячих губ партнера, чтобы как следует набрать полную грудь спасительного кислорода. Пока она медленно приходила в себя, вновь пытаясь почувствовать твердую почву у себя под ногами, ее ненасытный граф не сбавлял оборотов. Положив ладони на ее округлые ягодицы, он притянул покорную графиню к своему заметно затвердевшему паху, не спеша лаская губами нежную девичью шею.
С губ Микелины сорвался тихий капитулирующий стон.
- Пожалуйста… – не узнавая свой голос от охватившего ее желания, тихо прошептала она, – не мучай меня больше, Марко…
Едва заметно улыбнувшись сквозившей в ее голосе отчаянной мольбе, мужчина развернул девушку к столу, предоставив ей возможность упереться руками о твердую поверхность. Но она не спешила отпускать от себя это прекрасное крепкое тело. Запрокинув руки за голову, Мике по-прежнему держалась за его плечи. Ощутив плавное скольжение большой ладони вдоль ее живота, девушка почувствовала, как его пальцы остановились у небольшой преграды тонких трусиков и, решительно отодвинув их в сторону, нетерпеливо проникли в ее святая святых.
Открыв рот, Мике не сдержалась от громкого всхлипа.
Никогда прежде не ощущав ничего подобного, девушка безоговорочно отдалась поглотившему ее блаженству.
Чувствуя ласковые движения его дразнящих пальцев на своей чувствительной плоти, Микелина со стоном прикусила губу. Впервые ей было плевать на окружающих их людей. Плевать на собственное воспитание и привитое ей с ранних лет хладнокровие. Она так хотела его. Хотела, чтобы он был на ней, в ней и как можно глубже…
Упиваясь подаренным его пальцами наслаждением, девушка выгнула спину и, упершись затылком о широкую грудь, тихо простонала:
- Ещё… быстрее…
Его пальцы задвигались интенсивнее.
Чувствуя опаляющий огонь между своих ног, Микелина тяжело задышала и, приглушенно всхлипнув, впервые в жизни получила столь шокирующую разрядку.
Шумно отдышавшись, девушка на мгновение прислушалась к отплясывающему бешеный ритм в ушах биению собственного сердца. Казалось, ещё немного, и оно просто не выдержит столь резкой нагрузки.
Лениво наблюдая, как его ладонь покидает ее потайное местечко, Мике завороженно наблюдала за тем, как его жесткие губы не спеша слизали горячую влагу со своих пальцев.
- О, боже… - едва слышно прошептала она, еще сильнее возбуждаясь от его откровенных действий. – Я ещё никогда не видела тебя таким…
Молниеносно наклонившись к столу, Микелина сбросила на пол широкие подносы с фруктами и, усевшись на край столешницы, резко притянула любовника за ремень черных брюк.
Пройдясь ладонью по впечатляющему бугру его паха, она, не сдерживая томительной улыбки, как можно скорее начала расстегивать серебристую пряжку кожаного ремня.
Пока она занималась освобождением от одежды нижней части тела своего соблазнителя, мужчина навис над ней. Уперев руки по обе стороны от нее он, словно ненароком, заставил девушку лечь спиной на твердую поверхность столешницы.
Сгорая от поглощающих ощущений их близости в этом месте, Мике протяжно вздохнула, все ещё не в силах разобраться с трудной системой пряжки кожаного ремня.
- Возможно, - наконец-то разделавшись с трудной задачей, она потянулась к застежке молнии его брюк, - нам и впрямь стоило уже давно подумать о свадьбе и совместной жизни друг с другом.
Услышав тихий смешок над головой, Мике недоуменно подняла взгляд, встретившись с его темными глазами.
Темно-карими глазами.
С трудом сглотнув подступивший к горлу ком, она могла поклясться, как слышит звон разбившегося вдребезги очарования этой сказочной ночи.
Из-под широких полей карнавальной маски на нее смотрели темные, как неразбавленный виски, глаза незнакомого человека. Ведь у Марко они были светло-зеленые, как и у нее.
- Свадьбе? – цинично усмехнулся нависший над ней мужчина. – Дорогая, по-моему, ты несколько спешишь.
С леденящим душу ужасом узнав знакомый голос, Микелина, казалось, лишилась дыхания.
- О, нет! Только не ты… - обескуражено тряся головой, едва слышно молила она. – Прошу, только не ты…
Заметив, как мужские губы разошлись в ленивой усмешке, девушка резко сдернула с лицемерного графа злосчастную маску.
Впервые в жизни потеряв над собой контроль, она готова была разрыдаться во весь голос, если б не охватившее ее оцепенение.
Перед ней собственной персоной стоял не кто иной, как Рикардо Моретти - сын самого злейшего врага ее семьи.
Отстраненно наблюдая за тем, как он с явной насмешкой наклонился к ней, запечатлев на ее безжизненных губах свой короткий поцелуй, Микелина внутренне содрогнулась в конвульсиях собственного ужаса и поглотившего ее отчаянья.
- Детка, ты была просто великолепна, – интимно задев губами мочку ее уха, прошептал он, – очень сладкая...
Его слова словно выдернули ее из краткого замешательства, заставив со всей силы оттолкнуть ненавистного мужчину.
Резко спрыгнув со стола, девушка наспех подобрала с пола свой черный плащ и, без оглядки покинув небольшой шатер, быстро надела на плечи свое защитное облачение. Как никогда желая оставаться никем неузнанной, Микелина поспешно накинула на свои рыжие волосы просторный капюшон и почти что бегом добралась до главного зала, где по-прежнему беззаботно танцевала веселящаяся толпа. Заприметив в отдалении непринужденно общающихся вампира и монахиню, девушка подошла к веселой паре и, бесцеремонно потянув сестру за собой, кратко известила:
- Пошли. Мы уходим.
Раскрыв от неожиданности рот, Изабель посмотрела на оставшегося позади собеседника.
- Как уходим? Но мы же совсем недавно приехали. Я только начала привыкать, даже познакомилась с одним весьма обаятельным…
Внезапно почувствовав, как сильно пронзает дрожью тело старшей сестры, Изабель мгновенно забыла о своих причитаниях.
- Мике, с тобой все в порядке? Ты вся дрожишь… - заглянув под скрытое капюшоном лицо, нижняя часть которого казалась неестественно напряженной и бледной, «монахиня» сдавленно охнула. – О, Боже, а где твой парик? Что произошло между тобой и Марко? Он сделал что-то плохое?
На мгновение замерев на месте, словно ее ударили ниже пояса, Мике горестно прикрыла глаза.
- Это был не Марко, – тихо произнесла она, после чего вновь со всех ног бросилась к спасительному выходу.
Выбежав наружу, девушки сразу же увидели припаркованный поблизости «фаэтон».
Не говоря больше ни слова, Мике забралась в просторный салон и, обхватив себя руками, уткнулась носом в тонированное окно. Отрешенно отгородившись от непрекращающихся вопросов Изабель, отгородившись от всего мира, она лишь хотела, чтобы ее оставили в покое. Предпочитая медленно вариться в собственном аду, она то и дело вспоминала будоражащие ласки чужого мужчины на своей коже.
Как она могла не заметить такой огромной разницы между Марко и Моретти? Почему не услышала первые звоночки насторожившейся интуиции? Она предала всех: отца, Марко, и даже саму себя. Как же она могла так оступиться?!
Вал этих и других вопросов непрекращающимся потоком звучал в голове, заставляя ее ещё сильнее замкнуться в себе.


------

* Аллонж - пышный парик с длинными волнистыми локонами.
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>04 Янв 2014 15:08

 » Часть 4

Вал этих и других вопросов непрекращающимся потоком звучал в голове, заставляя ее ещё сильнее замкнуться в себе.
В угрюмом молчании добравшись до дома, Микелина поспешно покинула роскошный салон дорогого автомобиля, намереваясь как можно скорее скрыться в тишине собственной спальни. Словно немая тень, следуя по пятам старшей сестры, Изабель, наконец, прервала град своих многочисленных вопросов, решив не усугублять и без того дурное настроение любимой кузины. Как она ни старалась выведать у Мике хотя бы часть произошедшего за алыми занавесками, итог был один – замкнувшая в себе рыжеволосая девушка лишь съеживалась и ещё сильнее отгораживалась от чрезмерно заботливой сестры.
Сбросив широкий капюшон, Микелина с гордо поднятой головой преодолела мраморный холл, поднялась по правой ветви изогнутой дугой лестницы и, даже не обернувшись назад, четко произнесла неотстающей от нее младшей сестре:
- Я хочу принять ванну и побыть одна.
Войдя в свою роскошную спальню, она резко захлопнула широкую дверь.
Остановившись возле высокого зеркального трюмо, отражающего ее в полный рост, Мике медленно расстегнула ворот плаща, который темным потоком заструился к ее ногам. С неприкрытой болью и обидой посмотрев на раскинувшийся по полу черный материал, она плотно сжала зубы. В одночасье некогда красивый плащ превратился всего лишь в обычную тряпку. Как и все то, что сейчас было надето на ней. В бессильной злобе сорвав с себя лоскуты модного нижнего белья, она растоптала их ногами, словно тем самым могла ранить черствую душу истинного посланника этих подарков. Наконец, когда ее силы почти иссякли, а плечи начали безвольно поникать, нагая рыжеволосая женщина медленно направилась в ванную комнату. Включив воду, она не стала дожидаться налитой до краев воды, вместо этого предпочитая сесть прямо на холодное дно большой стеклянной ванны.
По мере того, как горячая вода все сильнее обволакивала ее безукоризненное тело, мысли Микелины кружились вокруг одного и того же человека. Когда она в тысячный раз спрашивала себя, как же она могла принять Моретти за Марко, ведь они были такими разными, из ее груди вырвался безутешный стон. Если бы только она раньше обратила внимание на слишком высокий рост этого «темного» графа, на самоуверенную манеру его движений, на стиль выбранного им карнавального костюма – она сразу бы распознала вероломный обман. Сейчас это казалось таким очевидным. Но она расслабилась. Дала волю своей не в меру разыгравшейся фантазии, приведшей ее к столь жестокому фиаско.
Отстраненно посмотрев на свою слегка порозовевшую от горячей воды кожу, Микелина горько усмехнулась. Ей бы следовало яростно растереть мочалкой те участки своего тела, которых ещё совсем недавно касались руки ненавистного мужчины, расцарапать кожу до крови и рыдать во весь голос, проклиная всех и каждого, но вместо этого ее ладонь лишь нежно прошлась вдоль изящной голени стройной ножки, бесцельно останавливаясь на округлом бедре.
Безрезультатно пытаясь выдавить из себя хотя бы одну слезинку, заставить себя яростно колотить кулаками по воде, дать оправдание своим поступкам, Мике горестно закрыла глаза. Весь путь до дома она только и делала, что оправдывала себя. Искала бесчисленные подтверждения столь безжалостному обману. Сожалела, строя из себя бедную жертву.
Но сейчас лгать себе уже не было сил.
Впервые сменив гнев на милость, она со страхом заглянула вглубь себя.
Нет, не выпитое накануне спиртное притупило ее взгляд. Отнюдь не тусклое освещение украшенной в древнеримском стиле залы заставило ее кружиться в беззаботном танце с высоким незнакомцем. Она лишь хотела, чтобы ее «темным графом» оказался Марко, несмотря на то, что в глубине души с самого начала знала горькую правду. Ей безумно захотелось поверить в страстный темперамент вечно занятого работой Сальвьери, захотелось танцевать с ним посреди необузданной толпы полуобнаженных рабынь, заняться с ним любовью в неординарном месте, но, увы, «темным графом», позволившим ей окунуться в это забвение, оказался совсем не он.
Ненавидя себя за свой предательский эгоизм, Мике распахнула ресницы, с силой сжимая под водой кулаки.
Этого не должно было случиться. Она просто не имеет права так жестоко подводить своего отца, целуясь украдкой с его лютым врагом. Это предательство, делающее ее похожей на свою собственную мать!
Пытаясь отвлечься от гнетущего ее душу стыда за свой поступок, Мике вновь закрыла глаза, представляя себя в объятиях своего милого, доброго Марко. С этим человеком она всегда чувствовала себя спокойно и хорошо. Он никогда не давил на нее. С готовностью выполнял любую прихоть своей возлюбленной. А она баловала его своей улыбкой, смехом, своими прикосновениями…
Представив себя и Марко в постели, Мике вновь прикоснулась к своему телу. В поглотивших мысли фантазиях ее небольшая ладонь превратилась в тяжелую мужскую руку Сальвьери. Нежно обхватив одну из грудей, девушка блаженно улыбнулась, позволяя уставшему разуму безмятежно плыть по волнам своего бескрайнего воображения. Едва заметно сжав затвердевшую бусинку розового соска в своих пальцах, она участила дыхание, позволяя второй руке медленно сползти вниз. Нежно погладив упругий живот, изящные пальчики внезапно выбрали произвольную траекторию и, обогнув холм Венеры, остановились на внутренней части бедра, ласково поглаживая чувственную кожу.
Взятая в плен собственных ощущений, импульс которых с нарастающей болью отдавался где-то глубоко внизу живота, Мике облизала краешкам языка свои пересохшие от вожделения губы.
«Разве вы не хотите меня остановить?» - раздался в голове насмешливый голос Рикардо Моретти.
Поспешно отогнав непрошенное видение, Микелина вновь постаралась «увидеть» себя в крепких объятиях Марко, однако образ зеленоглазого брюнета безжалостно растаял в дымке серого тумана, заменившись силуэтом кареглазого графа, страстно целующего ее в нише темного балкона дома Альфьери.
Резко раскрыв глаза, Микелина протестующее воскликнула:
- Нет. Это неправильно!
- Что неправильно? – неожиданно раздался слегка взволнованный голос Изабель на пороге ванной комнаты.
Едва не вскрикнув от столь внезапного появления кузины, Микелина одарила сестру негодующим взглядом.
- Что ты здесь делаешь?!
Поняв, что, скорее всего, ответ на свой вопрос она так и не получит, молодая девушка простояла ещё пару секунд в абсолютном безмолвии, после чего, взяв с небольшой полки ванного шкафа аккуратно сложенное полотенце, бросила его в цепкие руки сестры.
- Вытирайся. Твой отец хочет срочно видеть тебя в своем кабинете.
Мгновенно вскочив на ноги, Мике в растерянности разжала кулаки, выпуская из рук мягкую материю.
- Он дома?! В каком он настроении?
Бесстрастно пожав плечами, Изабель повернулась к раскрытой двери, намереваясь покинуть ванную.
- В обычном, – напоследок бросила она, оставляя свою кузину в полном смятении.
Наспех вытерев тело банным полотенцем, Микелина зацикленно думала всего лишь об одном вопросе: неужели отец все знает?! Как мог Моретти так бесстыдно ему все рассказать спустя считанные часы после своего наглого обмана? Неужели у этого гнусного подлеца совсем нет сердца?
Дрожащими руками накинув на себя легкий халатик, девушка вздохнула полной грудью, стараясь вернуть своему виду былую уверенность.
Она обязательно все объяснит отцу. Он должен поверить, что она этого не хотела. Она не виновата в произошедшем!
Повторяя про себя заранее отрепетированную речь, Микелина твердым шагом преодолела широкий коридор второго этажа. Готовая стойко принять удар, она смело распахнула двери отцовского кабинета… и обомлела.
Бесчисленные букеты белоснежных лилий украшали некогда строгую комнату своим непревзойденным изяществом. Цветы были повсюду: они занимали всю столешницу широкого стола, стояли на многочисленных книжных полках стенного шкафа, даже паркетный пол был заставлен большими напольными вазами, освободив место лишь для небольшой дорожки, ведущей прямо к элегантному мужчине, стоящему на одном колене.
- Прости, что заставил тебя прийти таким способом, – с легким тоном искреннего извинения, тихо проронил он, – но я хотел, чтобы ты как можно скорее была здесь. Со мной.
Поспешно достав из кармана серого пиджака небольшую голубую коробочку от «Тиффани», Марко раскрыл ее, протягивая в ладони своей нареченной.
Тотчас позабыв об этом невинном обмане, Микелина с раскаяньем прикрыла глаза. Она и подумать не могла о столь неожиданном сюрпризе, приготовленном Марко на сегодняшний вечер. Ещё днем он намекнул ей о своем необыкновенном подарке, но она по ошибке приняла его слова за приглашение на вечеринку Ирис. Как же глупо с ее стороны было подумать о чем-то подобном.
- Микелина Мелисса Горнели, ты согласна стать моей женой? – вновь послышался тихий голос ожидающего ее ответа брюнета.
Взмахнув ресницами, Мике, наконец, сделала первый шаг по направлению к застывшему в полумраке мужчине. Закрыв за собой дверь, она не спеша прошла вглубь комнаты и, остановившись перед Марко, взяла в руки небольшое платиновое кольцо, по центру которого сверкал крупный бриллиант с голубоватым оттенком.
- Оно прекрасно, – без преувеличения прошептала она, вновь переведя взгляд на поднявшегося с колена мужчину.
- Все самое лучшее для самой лучшей девушки в мире, – с нежной улыбкой проронил он. – Ты заслуживаешь только таких вещей.
Смутившись такого галантного поведения, Микелина слегка опустила голову, не сдержав губы от широкой улыбки.
- Я думала, мы сперва поговорим, – откровенно призналась она, вертя в пальцах сверкающее украшение. – В любом случае, мне сначала нужно подготовить отца для подобного…
- Твой отец все знает, – спокойно произнес зеленоглазый брюнет, – он даже одобрил это кольцо.
Удивленно посмотрев в глаза Сальвьери, Микелина едва заметно кивнула головой. Конечно, отец всегда был на шаг впереди нее. Казалось, он знал о ее жизни даже больше, чем она сама.
Горестно вздохнув, Микелина отступила на шаг назад, все ещё чувствуя вину перед Марко за произошедшее в особняке Ирис.
- Из меня вряд ли получится добросовестная жена, – с тихим смешком вновь призналась она. – Я не умею готовить, не умею следить за порядком, не привыкла к ответственности…
- Ш-ш-ш, - нежно приложив указательный палец к ее губам, мужчина вновь привлек рыжеволосую красавицу к себе, – тебе и не нужно уметь готовить, милая. Я буду обеспечивать нас, работая по правую руку твоего отца. Ты же будешь встречаться с подругами, устраивать всевозможные приемы, отдыхать на Капри. Ты ведь этого всегда хотела?
Внезапно перед ее глазами встала картина с поистине безоблачным будущим. Одним ходом в предоставленной жизнью игре она могла снять с себя бремя должностного лица в семейной компании и навсегда распрощаться с хамскими выходками Моретти. Этот вариант казался ей идеальным. Лучшего она и желать не могла.
- Я все ещё так и не услышал твоего ответа, – послышался над ухом немного взволнованный голос.
Решив больше не медлить, Микелина решительно надела безупречное кольцо на безымянный палец левой руки и, подняв взгляд, с нежностью посмотрела в лицо теперь уже настоящего жениха.
- Да, Марко Сальвьери. Я согласна стать твоей женой.
Облегченно рассмеявшись от переполнившей душу радости, Марко легонько приподнял ее подбородок.
- Иди сюда… – тихо произнес он, перед тем как его губы примкнули к ее рту.
Почувствовав его язык у себя во рту, Мике сомкнула свои пышные ресницы, отдаваясь во власть чувственного поцелуя. Большие теплые ладони легли ей на спину, настойчиво притягивая ее к своему телу. Пытаясь раствориться в блаженстве прекрасной неги, Микелина обхватила широкие плечи своего избранника. Она так хотела забыться, стереть из памяти ненавистные прикосновения Моретти, вычеркнуть его из своей жизни. Отныне для нее существует только тот мужчина, чьи губы сейчас прокладывали дорожку из легких поцелуев по ее шее. Его руки пробрались под полы шелкового халатика, нежно теребя налитую девичью грудь, а восставшая в брюках плоть как никогда твердо упиралась в слегка обнажившееся бедро.
- Я так рад, что ты наконец-то вернулась в Италию, - послышался прерываемый поцелуями тихий шепот, - я истосковался по тебе, пока ты была в Париже. Я так хочу тебя, Мике, что едва могу сдерживаться. И если мы сейчас же не займемся тем, чем занимаются все влюбленные пары, клянусь, я просто сойду с ума.
Мимолетно улыбнувшись его призыву, Мике вдруг почувствовала, как крепкие руки обхватили ее талию и, приподняв в воздухе, усадили на край широкой столешницы. Стоя перед ней, Марко вновь принялся ласкать ее полную грудь, целовать ее сахарные уста…
Но вот, наигравшись со сладким трофеем, его ладонь скользнула ниже. Остановившись на границе кружевных стрингов, его пальцы нежно провели по поверхности тонкого белья, после чего начали решительно стягивать небольшой лоскут вниз.
Ее тело внезапно вздрогнуло. Больше притворяться она не могла. Не найдя силы перебороть себя, она все ещё чувствовала на своем теле пламенные прикосновения Рикардо Моретти, которые, словно невидимые шрамы, болели даже при легких поглаживаниях Марко. Сидя на столе с широко открытыми глазами она все ещё видела его образ перед собой. Такого властного, самоуверенного, нависшего над ней, пока ее пальцы впопыхах сражаются с пряжкой его брючного ремня...
- Я не могу, – отводя мужские руки в сторону, с горьким раскаяньем проронила она, – прости, но сегодня я не могу.
Быстро спрыгнув на ноги, она вновь плотно запахнула халат, не найдя в себе смелости заглянуть в разочарованные глаза Марко.
- Я не знал, что у тебя месячные, – обескуражено проговорил он, садясь в мягкое кресло отца.
Удивленно посмотрев в лицо Сальвьери, Микелина тотчас согласно кивнула.
- Я не хотела тебе говорить… - хватаясь за этот спасительный обман, вынужденно солгала она. - Просто не думала, что нам удастся побыть наедине до моего завтрашнего отъезда в Рим.
Понимающе кивнув, Марко с поникшей головой тяжело вздохнул, однако уже в следующую секунду его губы вновь разошлись в торжествующей улыбке.
- Что ж, - громко хлопнув в ладоши, прежним радостным тоном произнес он, - раз у нас не получается отпраздновать помолвку в постели, значит, нам ничего не остается, как отпраздновать ее где-то ещё!
Поднявшись с кресла, он игриво шлепнул стоящую на его пути девушку по ягодице, проходя к выходу из кабинета.
- Собирайся. Мы едем в центр.
Все ещё удивленная такой быстрой сменой настроения своего жениха, Мике усмехнулась.
- Но куда?
- Не знаю, – пожал плечами брюнет, открывая дверь в коридор. – Можем выбрать какой-нибудь ресторан или…
Внезапно столкнувшись с младшей сестрой Микелины, Марко аккуратно придержал ее за плечи.
- Изабель, ты почему не спишь?
- Я бы рада, - ответила одетая в домашние брюки и синюю безрукавку девушка, - но телефон твоей подружки трезвонит так, что скоро уже из соседних домов жаловаться начнут.
Мягко улыбнувшись в ответ, Марко посмотрел на стоящую в отдалении Микелину.
- Ясно. Только она мне больше не подруга.
Взволнованно посмотрев на сестру, Изабель даже не заметила, как покоившийся в ее ладони мобильник вновь начал громко звонить.
- Это все из-за…
- Марко сделал мне предложение, – перебив на полуслове, поспешила вставить Мике, покуда младшая сестренка не выболтала лишнего, – и я согласилась. Так что теперь мы полноценные жених и невеста.
- О, боже! – обескуражено замерев на месте, проронила Изабель. – Я так рада за вас обоих!
Крепко обняв стоявшего рядом с ней Марко, Изабель только сейчас заметила множество прекрасных лилий в кабинете ее дяди.
- Мы тоже рады, – отозвался зеленоглазый брюнет, у уха которого непрерывно звонил телефон Микелины.
Перестав обнимать Изабель, он повернулся в сторону все ещё стоящей в кабинете новоиспеченной невесты.
- Может, все-таки возьмешь трубку? Кто бы это ни был, он явно настроен дозвониться до тебя.
Нервно сглотнув, Мике не спеша подошла к веселой компании, собеседники которой уже начали подбирать новые родственные прозвища друг другу.
Взяв айфон из рук сестры, Микелина была практически уверена, что Моретти каким-то способом узнал ее номер и теперь звонит поиздеваться над ней, однако, увидев на панели имя одной из подруг, с облегчением выдохнула и ответила на звонок.
- Привет, Лети. Что-то случилось? – настороженно спросила она.
- О, Мике! – послышался с другого конца громкий голос веселящейся подруги. – Наконец-то я до тебя дозвонилась. Где ты?
Усмехнувшись такому простому вопросу, Мике мельком огляделась вокруг.
- Дома вместе с Марко и Изабель. Собираемся пить чай.
- О, боже, ты это серьезно?! – вновь хохотнула Летиция. – Немедленно бросайте все и приезжайте в казино «Рояль». Тут так весело. Мике, ты должна быть здесь!
- Я бы с радостью, но…
- Никаких «но»! Больше ничего не хочу слышать. Жду вас здесь!
Посмотрев на замолкший телефон, Мике отключила ярко светящийся дисплей. Пересказывать разговор не имело смысла, стоящие поблизости Марко и Изабель прекрасно слышали голос Летиции.
Первым прервал тишину Марко:
- Что ж, казино – это отличная идея! Едем.
Обуреваемая манией преследования Моретти, Микелина слегка поежилась. С ее редкостной удачей за последние сутки она рисковала столкнуться с ним даже на пороге собственного дома.
- Может быть, лучше не стоит? – решив переубедить Марко, произнесла она. – Нам завтра с утра в дорогу. К тому же, Изабель ещё нет восемнадцати для посещения столь увеселительных заведений.
Откровенно закатив глаза, младшая кузина лишь одним только взглядом напомнила ей их недавнее приключение в более развратном месте, чем какое-то пресловутое казино.
- Брось, - обняв невесту за плечи, усмехнулся Марко, - это же всего лишь казино, что Изабель там может увидеть непристойного? Все хлопоты я беру на себя. Мы съездим туда всего лишь на пару часов, так как что вы ещё успеете отдохнуть перед дорогой. К тому же, ты всегда можешь рассчитывать на Филиппа – это ведь его прямая обязанность.
- Филипп сейчас нужен здесь. Отцу, – со вздохом отозвалась Мике, вовремя вспомнив о Лукасе. – К тому же, он скоро вернется. И ему явно не понравится, что его дочь тратит свои силы перед изнуряющей поездкой в столицу.
- Лукас ещё не скоро вернется, – твердо заверил ее собеседник. – Гаспар срочно созвал к себе двух своих претендентов для какого-то конфиденциального разговора, так что в ближайшее время твоего отца здесь точно не будет.
Заинтригованно повернув голову к Марко, Микелина в раздумье прикусила нижнюю губу.
- Гаспар призвал обоих своих претендентов? – переспросила она. – Значит, и Моретти к нему тоже уехал?
- Конечно, а что такого?
Мысленно ликуя от столь неожиданной свободы передвижений, Микелина изменила свою точку зрения по поводу скучного чаепития и радостно улыбнулась.
- Ничего, дорогой. Просто, ты же знаешь, как к нему относится мой отец. Ему невыносимо просто слышать это имя, а уж быть с ним под одной крышей – это просто каторга.
- Полностью с ним согласен. Этот Моретти редкостный мерзавец.
- Так мне идти спать или мы все-таки куда-то поедем? – обращая внимание на себя, устало спросила Изабель.
- Одевайся, – игриво подмигнула ей старшая сестра, к которой, по-видимому, вновь вернулась ее жажда приключений и хорошее настроение. – Мы едем в казино!

Ярко освещенная малая гостиная, расположенная в дальней части второго этажа, беспощадно меркла в абсолютном равнодушии своего высокого гостя. Используемая в основном для деловых конференций, изящно обставленная комната изо всех сил притягивала взгляд, заставляя отметить царящий повсюду шик, однако, на этот раз ее величественность, казалось, вовсе не была замечена.
Ответив на неожиданный звонок подручного Гаспара Альфьери, Рикардо отложил намеченные на этот вечер дела и, взяв с собой лишь личного юриста, немедленно направился к дому делового партнера. Прибыв первым, широкоплечий мужчина без лишних вопросов занял место у окна, терпеливо ожидая хозяина дома. Смотря на многочисленные огни этого южного городка, молчаливый посетитель ввел правую руку в карман своих темных брюк, с легкой печалью размышляя о человеке, находящемся за тысячи километров от него.
Разъедаемая изнутри тяжелой болезнью, жизнь Туллио Моретти медленно, но верно приближалась к своему завершению. Стойко перенеся произнесенный лучшими онкологами Европы диагноз, его отец мужественно сражался с раком, но, увы, спустя год безрезультатных лечений, все же уступил страшному недугу. Без колебаний приняв свою судьбу, Туллио сделал все, что было в его силах, пожелав прожить остаток дней вдали от родины, где в небольшом провинциальном городке, омывающимся бурными волнами Карибского моря, его никто не знал. И пусть вцепившаяся своими острыми когтями изнурительная болезнь выиграла этот бой, но все же победа осталась на его стороне. И так будет всегда, покуда его сын продолжает дело своего отца.
Заняв один из высоких стульев, стоящих длинным рядом по периметру прямоугольного стола, пожилой служитель закона, представляющий интересы семьи Моретти, посмотрел в задумчивое лицо своего хозяина. Своим непостижимым умом и быстрой реакцией Рикардо Моретти в считанные месяцы завоевал полное расположение совета директоров корпорации «Глобал Индастриз». Не проиграв до сих пор ни в одной сделке, Рикардо был намерен не останавливаться и впредь. Понимая, что не может подвести своего босса, пожилой мужчина вновь задумался о столь неожиданном приглашении Альфьери.
Широкие двери плавно распахнулись.
Ожидая увидеть хозяина особняка, служащий «Глобал Индастриз» учтиво приподнялся с места, однако, заметив стоящего в дверях конкурента своего начальника, вновь сел на стул.
Сверля взглядом стоящего у дальнего окна мужчину, Лукас Горнели молчаливо проследовал за почтительной служанкой и вместе со своим представителем закона прошел за порог небольшой гостиной.
Даже не оглянувшись в сторону нового гостя, Рикардо продолжал задумчиво следить за ночной жизнью веселого города.
- Желаете кофе или что-нибудь ещё? – послышался голос молоденькой служанки, обращенный к присаживающимся за стол мужчинам.
Отметив, что на обширной столешнице нет пустых чашек, Лукас также отклонил столь любезное предложение.
Вежливо улыбнувшись, невысокая девушка в темно-синей униформе вновь закрыла за собой тяжелые двери, оставляя собравшихся в просторной зале элитного особняка.
Поглощенная безмолвной тишиной комната замерла. В напряженном молчании отчетливо послышался тихий скрип ножек придвигающегося к столу стула, клацающий замок кожаного дипломата, шелест широких листков выложенного на стол рабочего блокнота, куда динамичный и предприимчивый юрист семейства Горнели собирался вписать предоставленную сегодняшним вечером информацию. Продолжая сверлить глазами спину своего конкурента, Лукас Горнели с плохо скрываемой антипатией плотно поджал губы, нагнетая и без того недружелюбную обстановку.
Первым не выдержав сковывающего безмолвия, молодой невысокий шатен приподнял руку, уточняя столь позднее время их спонтанной встречи.
- Полпервого ночи, – произнес он, – несколько странное время для визитов.
Посмотрев на циферблат своих платиновых часов, Лукас безмятежно оперся о мягкую спинку стула и усмехнулся.
- Выбрось свои часы, Карло. До половины ещё целых три минуты.
Протестующее посмотрев на ухмыляющегося босса, молодой специалист слегка выставил вперед правую руку, открывая постороннему взгляду марку своих часов.
- Но это «Омега»! – с особой важностью проговорил он.
Улыбка Лукаса стала ещё шире. Повторив действия своего подручного, седовласый мужчина гордо произнес:
- «Бреге», мой мальчик. Если тебе нужны настоящие качественные часы, то советую воспользоваться именно этой фирмой.
- Абрахам-Луи Бреге, - вслух назвав основателя этой марки часов, сидящий по другую сторону стола пожилой мужчина одобрительно кивнул головой. - Один из самых великих часовщиков в истории часового мастерства, к услугам которого не раз обращался сам Наполеон Бонапарт, как, впрочем, и множество других не менее выдающихся личностей.
Забыв на мгновение о соперничестве, Лукас уважительно посмотрел на своего нового собеседника.
- Это подарок моей дочери, – просто ответил он, – она всегда знает, как угодить своему старику.
Надев очки, пожилой юрист вскользь осмотрел предмет их беседы, после чего вновь согласно кивнул.
- У вашей дочери, несомненно, есть вкус.
- С этим трудно не согласиться, – с ощутимой теплотой и любовью в изменившемся от чувств голосе отозвался Горнели. – Но все же сейчас, когда у каждого второго есть свой пресловутый «Ролекс», даже «Омега» способна вызвать мое уважение.
Посмотрев на так и не обернувшегося в его сторону соперника, Лукас изогнул губы в насмешливой ухмылке.
- А вы как считаете, синьор Моретти?
На пару секунд в комнате вновь повисло напряженное молчание.
В очередной раз отметив элементарное бескультурье молодого конкурента, Лукас снова повернулся к своему подчиненному, как вдруг с другого конца комнаты раздался тихий, немного насмешливый голос:
- Никак.
Вновь посмотрев на заговорившего брюнета, Лукас Горнели нахмурил брови.
Отодвинувшись от окна, Рикардо наконец-то обратил внимание на сидящих за столом людей. Заметив на себе пристальный взгляд Горнели, мужчина растянул губы в холодной улыбке, не спеша подходя к собравшейся компании.
- Простите, - освобождая запястье правой руки от белоснежного манжета, на которой покоились дорогие часы, спокойно продолжил он, - но я, как и каждый второй, ношу лишь пресловутый «Ролекс». Увы, я не особо силен в часовых брендах.
Саркастически хмыкнув на услышанное заявление, седовласый бизнесмен самодовольно скрестил руки на груди.
- В первый раз вижу человека, который бы с такой легкостью признался в своем абсолютном безвкусии к столь значимому для мужчины аксессуару.
Подойдя к представляющему его интересы юристу, Рикардо отодвинул от стола очередной свободный стул.
- Ну почему же, у меня есть вкус, – безмятежно отозвался мужчина.
Дождавшись, пока его соперник займет место напротив него, Лукас заинтересованно приподнял вверх одну из своих бровей.
- И в чем он проявляется?
- В женщинах, – открыто усмехнулся Моретти. – И я как раз ищу себе подругу, которая смогла бы с легкостью отбросить всю ту кучу мусора, предлагаемую мне многочисленными продавцами, выбрав для меня именно те часы, шик и непревзойденность которых, несомненно, смог бы оценить даже ваш утонченный вкус.
Откровенно рассмеявшись этому мальчишескому пафосу, Лукас едва заметно покачал головой.
- Ваша неслыханная самоуверенность, Моретти, вызывает во мне лишь чувство безудержного смеха. Приберегите свою наигранную браваду для других ушей. Моим уже достаточно.
Бесстрастно заглянув в смеющиеся глаза давнего конкурента, Рикардо Моретти со всей серьезностью в голосе четко произнес:
- Думаю, вы прекрасно понимаете, что это чувство весьма взаимно, Лукас.
Смерив этого неотесанного щенка своим убийственным взглядом, Лукас в не себя от нахлынувшего гнева сжал ладони в кулаки.
Затаив дыхание, оба юриста непрерывно следили за лицами своих начальников, одно из которых украшала циничная усмешка, другое, наоборот, готово было побагроветь от лютой злости.
Прервавший затянувшуюся тишину едва уловимый щелчок дверной ручки заставил всех собравшихся посмотреть на вновь распахнувшиеся двери. На пороге, сидя в кресле-каталке в одном лишь длинном халате, перед ними наконец-то предстал Гаспар Альфьери.
Невольно сведя брови, Рикардо с трудом признал в этом шатком старике энергичного мужчину, которого видел здесь ровно день назад.
Заметив катетер, через который в вену Гаспара проникала прозрачная жидкость от приделанной к стулу капельницы, а также приложенную к лицу силиконовую маску, подающую кислород из небольшого переносного баллона, Лукас невольно позабыл былые распри с Моретти.
Въехав в комнату с помощью толкающего кресло мужчины в строгом деловом костюме, Гаспар Альфьери вымученно улыбнулся своим гостям.
- Прошу простить меня, что потревожил вас в столь поздний час, - тихим, но на удивление отчетливым голосом проронил он, - но этого требовали обстоятельства.
- Гаспар, - приподнимаясь со своего стула, Лукас взволнованно произнес всеобщий вопрос, - что произошло?
Остановив кресло хозяина во главе прямоугольного стола, светловолосый мужчина безмолвно занял ближайший свободный стул.
- Микроинсульт, - сухо усмехнувшись, вновь заговорил Альфьери, - увы, когда тебе шестьдесят пять, подобные вещи уже перестают удивлять.
Вновь прислонив резиновую маску к носу, пожилой человек набрал полную грудь спасительного кислорода.
Спустя минуту его тихий, размеренный голос снова заполнил тишину просторного зала.
- В первую очередь, я прошу вас сохранить конфиденциальность нашей сегодняшней беседы, синьоры.
Не услышав ни одного протеста по поводу этой просьбы, Альфьери указал взглядом на сидящего рядом с ним широкоплечего блондина.
- Это Франческо – мой личный помощник, а так же один из лучших юрист-консультантов «Стар Интернешнл», – не сдержав рвущийся наружу кашель, Гаспар сдержанно прикрыл рот мягкой материей белого платка. – Прошу простить мое состояние. Я ещё слишком слаб после произошедшего. И если никто не возражает, я бы хотел, чтобы Франческо сам объяснил вам цель вашего приезда в столь позднее время.
Деловито кивнув, светловолосый мужчина обратился к присутствующим в комнате людям:
- Как вам уже известно, у моего начальника, синьора Гаспара Альфьери - очень серьезные проблемы со здоровьем, из-за чего он и решил отойти от дел. Так как детей, либо каких-то особых преемников он не имеет, его компания в скором будущем целиком и полностью перейдет кому-то из вас, синьоры. Вы оба согласились купить ее по заранее обговоренной цене, но если о сегодняшнем происшествии узнает пресса, акции корпорации «Стар Интернешнл» в ту же минуту резко полетят вниз. И, как ни прискорбно это звучит, в этом случае проиграете только вы. Но, так как синьор Альфьери всегда был добропорядочным гражданином, его заботит репутация как его самого, так и его компании. В связи с чем вам, синьоры, предлагается подписать контракт о слиянии двух многомиллионных корпораций уже сегодня, чтобы исключить возможность потери средств в случае внезапной кончины моего начальника.
- Другими словами, вы предлагаете обеим сторонам подписать бумаги о слиянии наших компаний? – переспросил молодой человек, представляющий семейство Горнели.
- Да, – кротко кивнул его коллега. – Но, конечно, одно из соглашений Гаспар сразу же расторгнет, как только сделает свой окончательный выбор.
- Но позвольте, все это звучит как-то… по меньшей мере, странно, - пожал плечами пожилой юрист, впервые встречая в своей богатой юридической практике подобное предложение. – Вы же не думаете, что мы так просто сможем составить подобного рода документ за считанные минуты?! Как правило, над этим работает целая команда юристов.
- Все верно, – согласно кивнул Франческо. – Мы работали над этими бумагами не одни сутки.
Заметив явные сомнения в глазах своих потенциальных партнеров, в разговор вмешался Гаспар.
- Франческо слишком спешит, – вновь обращая внимание собравшихся людей на себя, проговорил он. – В обсуждаемом документе есть весьма важный пункт, в котором черным по белому написано, что любая из сторон в течение тридцати дней после подписания контракта вправе безоговорочно снять наложенные на нее обязательства без каких-либо финансовых потерь. Так что, даже после моего выбора, у проигравшего претендента останется ещё ровно две недели на то, чтобы разорвать контракт, если, конечно, он ещё не будет расторгнут. Как видите, синьоры, вы ничем не рискуете.
Согласно кивнув головой, пожилой страж закона снял очки, устало потерев пальцами переносицу.
- Да, но к чему такая срочность?
- А это уже самый простой вопрос, – сухо усмехнулся Гаспар. – Врачи делают все возможное, но при сложившихся обстоятельствах даже самые оптимистичные из них дают мне не больше месяца. Я просто хочу успеть. Хочу успеть передать компанию в надежные руки. Хочу оставить своей жене и родственникам достойный капитал. И даже если смерть настигнет меня раньше того дня, когда я должен буду официально объявить выбранного мной партнера, я все же хочу успеть сделать правильный выбор, имея на руках уже подписанный обеими сторонами контракт.
Замолчав на мгновение, Гаспар по очереди посмотрел в глаза обоих претендентов.
- Ответ за вами, синьоры.
Шумно вздохнув, Лукас Горнели скрестил пальцы в замок, мысленно обдумывая всё только что услышанное в этой комнате. Подобного рода предложение, безусловно, выглядело необычным, но в то же время не таким уж странным, учитывая физическое состояние Альфьери. В конце концов, Гаспар Альфьери был одним из выдающихся бизнесменов Европы. Многие пытались заключить с ним выгодные сделки, но далеко не всем он оказывал свое внимание.
- Моему юристу нужно ознакомиться с бумагами, – после долгой паузы, наконец, произнес он.
- Конечно, – слабо улыбнулся Гаспар, переводя взгляд на второго претендента. – А что скажете вы, Рикардо?
Заглянув в задумчивое лицо Моретти, Гаспар всерьез усомнился в положительном ответе, однако, подняв голову, широкоплечий брюнет устремил на него свой решительный взгляд.
- Почему бы нет? – слегка передернув плечами, отозвался собеседник. – Синьор Бруно с удовольствием прочтет подготовленный вашими людьми контракт и, если его опытный взгляд останется доволен, я подпишу бумаги сегодня же.
Одобрительно улыбнувшись, Гаспар благодарно наклонил голову.
- Я очень ценю ваше доверие к моей персоне, синьоры, – признательно проронил он. – А теперь прошу вас проследовать за Франческо в мой кабинет, где вы сможете ознакомиться с ожидающими вас бумагами, а также обсудить некоторые вопросы с моими подчиненными.
Поднявшись вслед за светловолосым юристом, небольшая группа людей постепенно направилась в сторону выхода из гостиной.
Оставаясь неподвижным, Гаспар обратился всего лишь к одному человеку, невольно выделяя его среди всех остальных.
- Рикардо, вы не могли бы ненадолго остаться?
Настороженно посмотрев на отставшего от него младшего Моретти, Лукас недовольно нахмурил брови, однако, так и не высказав своей претензии на этот счет, последовал за остальными членами небольшой группы людей.
- Вы что-то хотели со мной обсудить? – вернувшись к столу, поинтересовался высокий брюнет.
Проследив за тем, как молодая служанка плотно закрыла двери, оставляя их в просторной комнате совершенно одних, пожилой мужчина сделал глубокий вдох и, собравшись с силами, встал с неудобного кресла.
- Рикардо, будь добр, помоги мне пересесть на стул, – оставив былую официальность, попросил Гаспар, – терпеть не могу все эти инвалидные коляски. Чувствую себя в них абсолютно убогим.
Осторожно поддержав за руку партнера по бизнесу, Рикардо подставил к нему ближайший стул и, убедившись, что капельница не повреждена, аккуратно придвинул инвалидное кресло к Гаспару.
Указав рукой на соседнее место, пожилой мужчина поморщился от легкой боли в суставе.
- Прошу, сядь рядом. Не заставляй немощного старика смотреть на тебя снизу вверх.
Расстегнув пару пуговиц, Рикардо снял с себя темный пиджак, после чего неторопливо повесил его на спинку высокого стула. Сев рядом, кареглазый брюнет оправил широкие манжеты белоснежной сорочки и внимательно посмотрел в лицо своего собеседника.
- Так что вы хотели, Гаспар? Говорите, я весь во внимании.
Слабо улыбнувшись, светловолосый мужчина достаточно внятным голосом, присущим главе многомиллионной компании, тихо произнес:
- Я терпеть не могу притворства, Рикардо. Предпочитаю прямой разговор во всем и всегда.
- Взаимно, – ничуть не смутившись, отозвался молодой собеседник.
Едва заметно кивнув головой, Гаспар тяжело вздохнул, переходя к самому главному.
- Иногда человеку требуется всего лишь один взгляд на кого-то, чтобы увидеть в нем то, что он так долго искал... Так вот, все эти долгие годы я искал тебя, Рикардо. И только тебя я вижу во главе своей компании. Не Лукаса.
Слегка обескураженно приподняв брови, статный брюнет открыто усмехнулся услышанному.
- Отчего же? Оттого, что я молод, быстр и решителен? – припомнив вчерашние слова Гаспара, с легкой иронией проронил он.
Пожилой мужчина слабо улыбнулся в ответ.
- И это тоже. Но все же, основную роль занимает твой внутренний стержень на пару с врожденной несгибаемостью. До меня дошли некоторые слухи, Рикардо, будто ты внебрачный сын Туллио. Сын обычной кухарки, которого он признал лишь через одиннадцать лет.
Никак не отреагировав на слова собеседника, Рикардо лишь едва заметно хмыкнул в ответ. В мире большого бизнеса ещё с древних времен правили бал лишь коварные интриги и жестокая конкуренция, где подобное обнародование столь приватной информации являлось вовсе не ошеломительной неожиданностью. Понимая, что от его ответа может зависеть исход решения Гаспара, темноволосый собеседник все же слабо кивнул головой.
- Это не слухи, – стойко смотря в глаза Альфьери, твердым голосом отозвался он.
- Именно поэтому ты мне и нравишься, - внезапно радостно отозвался Альфьери. - Ты не такой, как основной контингент окружающих меня людей. Ты в некоторой степени такой же, как я...
Протянув к себе кислородную маску, Гаспар сделал пару глубоких вдохов, прежде чем продолжить свою речь:
- Мало кто знает, что мой отец в свое время растил меня в провинции, где практически не было средств цивилизации. Он хотел, чтобы я на собственном опыте узнал, что такое настоящая жизнь, когда в ней нет бегающих по пятам советников, домашней прислуги и всевозможных новшеств, без которых современный человек просто увязнет в трясине повседневного быта. Именно поэтому все эти годы я искал особенного человека. Мы с тобой знаем обе стороны медали. Знаем, что помимо этого слащавого мира драгоценных камней и дорогого эксклюзивного вина, есть и другой мир, от которого смердит помоями и голодом. Ты не разоришь мою компанию, Рикардо. Наоборот, ты сделаешь из нее настоящую империю. И я смогу спокойно уйти на покой.
Посмотрев в абсолютно бесстрастное лицо широкоплечего брюнета, пожилой мужчина впервые не знал, что ответит его собеседник. Не привыкший к подобного рода неизвестности, он упорно пытался распознать первые признаки всепоглощающего торжества в лице предприимчивого бизнесмена. Но тщетно. Глаза Моретти были безмолвны.
- Я хочу, чтоб ты знал, - вновь заговорил Гаспар, - я могу в любую секунду отозвать свое предложение от Лукаса Горнели. Если только захочешь, я смогу сделать это сейчас же, подписав контракт лишь с тобой.
Лениво усмехнувшись на столь лестное предложение, Рикардо протянул руку к стоящему на столе графину с водой и небрежно наполнил стеклянный стакан.
- Почему же вы так быстро списали со счета Горнели? Разве «Траст Инкорпорейтид» не достойна слияния со «Стар Интернешнл»?
- «Траст Инкорпорейтид» в итоге ожидает то же, что и мою компанию. Лукас уже далеко не молод.
- Насколько я знаю, у него нет проблем со здоровьем.
- Поверь моему опыту, - с кривой усмешкой отозвался Гаспар, - любые проблемы приходят в одночасье. Они настигают человека в самый неподходящий момент и никогда не исчисляются малым количеством. Это лавина, давящая под собой всё и всех. И чем ты старше, тем все меньше шансов у тебя остается на то, чтобы выбраться из нее живым и здоровым. Так что рано или поздно, но Лукаса Горнели ждет та же участь.
Медленно проворачивая в своих пальцах стакан с водой, Рикардо задумчиво произнес:
- Но у него есть дочь.
- Которой, судя по слухам, абсолютно нет дела до семейного бизнеса.
- Зато у нее может быть муж, заинтересованный в этом деле.
Открыто рассмеявшись, Гаспар жестом руки попросил Рикардо подать ему стакан воды.
- Марко Сальвьери ещё слишком юн и неопытен, чтобы управлять многомиллионной корпорацией. Если он встанет во главе – «Траст Инкорпорейтид» ждет неминуемое банкротство.
Подав воду, Рикардо скрестил пальцы в замок, задумчиво смотря через окно на усыпанный яркими звездами небосвод.
- И все-таки ещё до сегодняшнего дня вы сомневались в своем решении, – обращаясь к собеседнику, откровенно рассудил он. – «Траст Инкорпорейтид» крупнее компании моего отца. Банковские учреждения, принадлежащие Лукасу Горнели, расположены по всему миру. Соединившись с ним, вы бы создали несокрушимый концерн. В то время как «Глобал Индастриз» имеет свою сферу деятельности лишь в небольшом десятке стран.
- Но, тем не менее, несмотря на это, корпорация твоего отца растет. Растет бешеными темпами! И все это благодаря лишь тебе, Рикардо. Разве ты не хочешь сделать «Глобал Индастриз» ещё сильнее? Сделать компанию твоего отца такой же, как у Лукаса? Разве не об этом всю жизнь мечтал Туллио? Ты можешь в одну минуту сделать так, что «Глобал Индастриз» затмит «Траст Инкорпорейтид», оставляя ее славу навеки в прошлом. Ну так, каков твой ответ, Рикардо? Скажи его, и я сейчас же распоряжусь относительно бумаг.
Безмолвно усмехнувшись, темноволосый мужчина не спеша поднялся с места, вновь направляясь к окну. Заглянув в темноту ночи, он на мгновение вспомнил отца. Вспомнил его веру. Его принципы. Его истинные мечты…
Резко развернувшись к сидящему позади человеку, он решительно посмотрел в худощавое лицо Гаспара Альфьери.
- Меня не привлекают легкие цели, Гаспар. К ним я всегда остаюсь равнодушным. Я также не люблю быстрые победы, иначе я просто могу потерять дальнейший интерес к этому делу. И, если уж быть до конца откровенным, меня не страшит жесткая конкуренция. В случае моего поражения я и сам могу воплотить мечты моего отца в реальность. Без вашей помощи.
- Ты отказываешься от моего предложения? – недоверчиво переспросил не на шутку озадаченный Альфьери.
Вернувшись к столу, Рикардо снял со спинки стула идеально сшитый пиджак, намереваясь надеть его вновь.
- Нет, не отказываюсь. Но я за честную игру. Признаюсь, больше всего в этой ситуации меня привлекает именно соперничество с одним из самых сильных противников моего отца. Так что не стоит списывать Лукаса со счетов, мне нравится его упрямство.
Одернув манжеты, Рикардо Моретти, как ни в чем не бывало, подошел к замолчавшему собеседнику.
- Думаю, нам стоит пройти в ваш кабинет и присоединиться к остальным членам нашей небольшой компании.

Вновь воспользовавшись неприметным в ночи «фаэтоном», молодые люди с радостью предвкушали грандиозный вечер, который твердо решили провести в небольшом казино «Рояль» на окраине города. Прорезая непроглядную мглу, словно бесшумное лезвие, представительный автомобиль люкс класса стремительно несся вдоль пустующей автострады, незаметно сокращая оставшийся путь. Прихватив с собой свое хорошее настроение, веселая компания удивленно примолкла, обратив всё внимание на огромную неоновую вывеску, мерцающую красным огнем в ночном небе. Как ни странно, высокое, круглое здание, подсвечиваемое десятками ярких прожекторов со всех сторон, выглядело совершенно естественно в безликой панораме пустынного холма.
Выйдя из остановившейся машины, Марко стремительно обогнул широкий багажник и одновременно распахнул обе дверцы просторного автомобиля. Не спеша покинуть машину вслед за сестрой, Микелина слегка поддалась вперед, наклоняясь поближе к водительскому сидению.
- Заезжай в гараж, но выбери тот этаж, где найдется свободное парковочное место возле ближайшего выезда.
- Что, нам опять предстоит стремительное бегство? – с легким смешком расслабленно отозвался Энрико, который, по-видимому, уже полностью вошел в роль личного водителя дочери известного миллиардера. Однако, увидев суровый взгляд хозяйки, молодой мужчина мгновенно поменялся в лице, виновно опуская взгляд на руль. - Будет сделано, синьорина.
- И не выходи из машины! - в очередной раз строго напомнила Микелина, свыкшаяся с деревенской бестактностью садовника. - Я могу позвонить тебе в любую секунду, так что будь бдителен.
- Можете не волноваться за сохранность этой малышки, - похлопав ладонью по соседнему сидению, где ещё совсем недавно сидела Изабель, отозвался беспечный мужчина, - Энрико все сделает в лучшем виде.
Микелина насмешливо прицокнула языком.
- В лучшем виде, говоришь? Тогда что ж ты до сих пор не понял, что именно водитель должен открывать дамам дверцы?
Не дожидаясь ответа, Мике осуждающе покачала головой и, подхватив с колен кожаную сумочку-клатч, грациозно покинула просторный салон.
Встав между женихом и младшей сестрой, девушка предвкушенно улыбнулась, в очередной раз внимательно осматривая внушительное здание казино. Заметив у входа пару громил из фейс-контроля, она с ухмылкой посмотрела на Марко.
- Что ж, маэстро, иди, улаживай наш вопрос. Надеюсь, ты подружишься с этими ребятами.
- Ты напрасно драматизируешь. - поцеловав кончик ее носа, беззаботно отозвался мужчина. - Я даже знаю, какой общий язык поможет мне сдружиться с ними. Хотя, согласен, если бы это было более крупное и знаменитое казино, скажем, такое как в Венеции, то, да, там бы мне пришлось изрядно попотеть за вход для несовершеннолетнего посетителя.
Достав из внутреннего кармана пиджака туго набитый бумажник, Марко начал подниматься по широким ступеням.
- Оставайтесь пока здесь, - бросил он напоследок.
Оправив на талии невидимую складку короткого платья-бюстье, Микелина вскользь осмотрела свои длинные ноги. Весь ее роскошный вечерний туалет имел четко выраженную ярко-красную гамму: шикарные красные босоножки, плотно облегающее фигуру красное платье, такого же цвета небольшая сумочка, алая, как грех, помада, и даже распущенные огненно-рыжие волосы на общем фоне, казалось, стали переливаться каким-то темно-красным оттенком.
Невольно обратив взгляд на свою кузину, Изабель готова была восхищенно улыбнуться, но все же годы строгого воспитания не прошли даром, вследствие чего она все же предпочла лишь слегка поджать губы.
- И все-таки ты наступаешь на одни и те же грабли, – буркнула она, привлекая внимание сестры к себе. – Сегодняшний эксцесс у Ирис тебя совершенно ничему не научил.
Вяло усмехнувшись, Микелина посмотрела вдаль на разговаривающего с охранниками Марко.
- Ну почему же, я поняла, что мужчинам в масках доверять не стоит, – обращая сегодняшний инцидент в злую шутку, насмешливо отозвалась она. – Но не волнуйся, больше этого не повторится.
Весело подтолкнув сестру локтем, Микелина игриво подмигнула, после чего вновь посмотрела в сторону входа в помещение. Ей больше не хотелось вспоминать о случившемся, чтобы ненароком не испортить остаток столь замечательной ночи. Зная о том, что Рикардо Моретти здесь нет, девушка облегченно вздохнула. Его здесь нет и он больше не сможет до нее дотянуться.
- По крайней мере, не сегодня, – почти шепотом произнесла она, казалось, больше убеждая в этом себя, нежели кого-то ещё.
- Почему ты так думаешь? – заинтригованно посмотрела на нее молодая девушка. – Тебя кто-то преследует?
- Не говори чушь, Изабель, – усмехнулась Мике, не желая посвящать младшую сестру в подробности своего внутреннего страха перед надоедливым поклонником, – к тому же, уже все в прошлом.
Вспомнив бледное лицо кузины, выбежавшей всего пару часов назад из особняка подруги, словно за ней гнался сам дьявол, Изабель недоверчиво покачала головой.
- Может, все же будет лучше рассказать об этом твоему отцу? – заметив, как сестру словно пробило электрическим разрядом, Изабель невинно улыбнулась. – Ну, или хотя бы Марко?
Стремительно повернувшись к «мисс сама предосторожность», Микелина резко стерла с лица былую беспечность.
- Нет, – ледяным тоном приказала она, – и думать забудь!
Оказавшись под строгим взором больших изумрудных глаз, Изабель кое-как проглотила застрявший в горле ком и торопливо кивнула головой. Все-таки ее милая и веселая кузина могла быть властной, когда этого хотела.
- Я уже все забыла. О чем ты?
Облегченно выдохнув, Мике вдруг заметила, как сильно побелели ее пальцы, вцепившиеся мертвой хваткой в темно-красный клатч.
- Все в прошлом, – невольно оправдываясь перед младшей сестрой за свой грубый тон, как можно мягче прошептала она, – сегодня мне не о чем переживать.
Заметив, что Марко закончил разговор с охранниками и теперь машет в их сторону, Микелина вновь расслабилась, разводя губы в обворожительной голливудской улыбке.
- Пойдем, – радостно шепнула ослепительная красавица, – нас зовут.
Быстро поднявшись по ступеням, девушки прошли мимо двух верзил в строгих черных костюмах и, миновав широкие двери, вошли в просторное фойе в стиле барокко. Вдоль массивных стен, увешанных огромными картинами в широких позолоченных рамах, на равном расстоянии друг от друга стояли обитые белой кожей широкие оттоманки. По правую сторону каждой из них располагались небольшие круглые столики, по левую – копии каменных изваяний Античного периода. Тяжелые хрустальные люстры свисали с высокого потолка, заливая помещение приятным мягким светом.
Внезапно вспомнив о вечеринке у Ирис, Микелина невольно поежилась. Как бы она не хотела сбежать от этих воспоминаний, но, казалось, они подстерегали ее повсюду, совершенно не собираясь оставлять свою жертву в покое.
- Замерзла? - заметив мелкие мурашки на руках невесты, спросил Марко. – Дать тебе свой пиджак?
Отрицательно покачав головой, Мике сладко улыбнулась чересчур заботливому жениху.
- Что ж, - слегка расставив руки в стороны, отозвался темноволосый мужчина, - пошли в зал.
Встав посреди, Марко положил ладони на спины своих спутниц и, подмигнув девушкам, игриво улыбнулся.
- Повеселимся сегодня на славу.
Преодолев расписные двустворчатые двери, молодые люди прошли в огромный зал. Глаза Микелины зажглись ярче, чем тысячи огней ослепительных люстр, величественно свисающих с потолка. Здесь так же, как и в парадном фойе, высокие стены украшали огромные картины, лишь изредка затмеваемые не менее роскошными венецианскими зеркалами в золоченых резных рамах. Приятная мелодия ласкала слух изысканно одетых посетителей, расположившихся на удобных стульях у многочисленных продолговатых столов, обшитых зеленым сукном.
Остановившись рядом с небольшим фонтаном, в прозрачной воде которого резвились золотые рыбки, Микелина вскользь посмотрела на уменьшенную копию статуи Венеры Медицейской, прикрывшей свою грудь рукой.
- Итак, - заметив поодаль стойку бара, проронил Марко, - что предпочитают дамы?
Слегка сдвинув брови, Мике быстро перебрала в уме список коктейлей, которые могла бы без зазрения совести выпить с кузиной. В конце концов, решив, что Изабель уже достаточно взрослая, ее губы разошлись в одобрительной улыбке.
- Пожалуй, мы начнем с мохито.
- Будет сделано, – подражая простому официанту, с обаятельной улыбкой низко поклонился брюнет, после чего поспешил выполнить заказ.
Наблюдая за тем, как Марко уходит в дальнюю часть зала, Микелина подошла к статуе Диониса, вежливо предлагающего ей гроздь винограда.
Едва ли вслух не сказав, что сыта по горло, рыжеволосая девушка иронично усмехнулась, заметив плохо скрываемую ухмылку сестры.
- О, Мике, дорогая, наконец-то ты здесь! – послышался со спины громкий голос Летиции.
Обернувшись к подруге, Микелина радостно поцеловала ее в обе щеки.
- А я уж думала, что сегодняшний вечер ты проведешь у Ирис, – не скрывая удивления, проронила высокая брюнетка в коктейльном зеленом платье с расклешенной юбкой до колен.
Решив умолчать о более ранней части сегодняшнего вечера, Мике посмотрела на свою молчаливую кузину и тихо произнесла:
- Мы собирались, но… планы изменились. Кстати, ты помнишь мою двоюродную сестру Изабель?
- Конечно, – приветливо улыбнулась Лети. – О, посмотрите, какой же красавицей она стала!
Зардевшись от комплимента, Изабель скромно улыбнулась.
- О, боже, да она краснеет! Как это прелестно. Думаю, это и повлияло на вашу внезапную перемену планов, – усмехнулась темноволосая собеседница.
- Не совсем, – не утаивая игривой улыбки, проронила Мике, не в силах скрыть основную новость сегодняшнего дня.
Протянув вперед левую руку с сияющим на безымянном пальце кольцом, она открыто наслаждалась потрясением своей подруги.
- Боже мой, – прикрыв ладошкой рот, пролепетала Лети. – Боже мой!
Схватив довольно ухмыляющуюся девушку за ладонь, она пристально оглядела внушительный камень по центру кольца.
- Такое красивое, – с благоговением прошептала подруга, – и дорогое!
Осмотревшись по сторонам, Летиция слегка нахмурила брови.
- Где он? Как ты можешь прятать от меня этого столь щедрого покорителя дамских сердец?
Звонко рассмеявшись, Микелина слегка пожала плечами.
- Я и не прячу. Он отошел к бару.
Издали заметив приближающегося к ним Марко с двумя высокими стаканами мохито, Мике кивнула головой в его сторону.
- Да вот он, «мистер покоритель дамских сердец» собственной персоной.
Подбежав к темноволосому мужчине, Лети смачно расцеловала его гладковыбритые щеки и с особым энтузиазмом начала поздравлять со столь важным решением.
Закончив с поздравлениями, Летиция звонко захлопала в ладоши.
- Что ж, раз все в сборе, давайте веселиться! Что вы предпочитаете? Останемся в этом зале или пройдем в другой?
Пожав плечами, Микелина встретилась с точно таким же озадаченным взглядом сестры.
- Насколько я знаю, это казино открылось не так давно. Я в нем ещё не была, так что, все карты вам в руки.
- Тут все просто, - вступил в разговор Марко, - каждый этаж в этом казино символизирует номер зала. Всего их три. Это первый зал, здесь играют лишь в рулетку. На втором этаже, конечно же, игровые автоматы, ну и в третьем зале расположены карточные столы.
- Я думала, в здании четыре этажа, – удивленно заметила Изабель.
- На четвертом ресторан, – с беспечной улыбкой пояснил брюнет.
Насмешливо округлив глаза, Микелина с интересом посмотрела на стоящего перед ней мужчину.
- О боже, Марко Сальвьери, я потрясена до глубины души. Вы были в этом игровом заведении и без меня?!
- Всего лишь вынужденная деловая поездка, – слегка покачав головой, отмахнулся он. – Итак, в какой зал направимся?
Не став судить Марко в том, в чем и сама грешна, Микелина сделала вид, будто всерьез обдумывает данный вопрос, слегка наморщив свой очаровательный носик.
- А барные стойки есть в каждом зале?
- Конечно, – рассмеялась Летиция столь наивному вопросу.
- Тогда останемся здесь, – довольно потирая ладошки, промурлыкала Мике, – будем двигаться по возрастающей.
- Ладно, - улыбнулся Сальвьери, протягивая Микелине свой бумажник, - идите, займите место за столиком. А я пока схожу себе за джин-тоником. Лети, тебе что-нибудь взять?
- Спасибо. С удовольствием выпью ещё один «космополитен».
Втроем направившись к ближайшему игровому столу, Микелина удивленно посмотрела по сторонам.
- Лети, разве ты одна? Где твой муж?
Поджав губы, словно не желая говорить, Летиция уныло посмотрела вперед.
- Сегодня мне нужно отвлечься.
Остолбенев от такой новости, Мике растерянно остановилась посреди пути. Обычно Летицию не так-то просто отлепить от своего обожаемого супруга, а уж тем более заманить куда-то без него.
- Разногласия?
Тихо вздохнув, длинноногая брюнета машинально поправила прядь своих шелковистых волос.
- Увы, обратная сторона семейной жизни, – заняв место, она обменяла у дилера несколько банкнот и, получив свои фишки, посмотрела на расчерченную на столе таблицу. - Итак, начнем?
Заняв место напротив, Мике также протянула пару денежных купюр стоящему у центра стола молодому крупье в белоснежной рубашке с черной жилеткой поверх. Разделив фишки между собой и кузиной, она с непринужденной улыбкой посмотрела на неподвижную рулетку.
- Ставлю на семнадцать черное. Пятнадцать красное и снова на семерку черное…
Закружившись в водовороте увлекательной игры, Микелина смеялась, радостно целовала Марко, стоило лишь ему или ей забрать выигранные фишки с общего кона, разъясняла правила не особо захваченной общим азартом Изабель, подбадривая ее сделать новую ставку.
Постепенно ее слабоалкогольный мохито перешел в освежающую «маргариту», после чего она ненадолго задержалась на клубничном дайкири, пока, наконец, не стала пить из одного стакана с Марко его неизменный джин-тоник.
Радуясь, словно ребенок, трем выигранным стопкам фишек, Микелина нехотя оторвалась от стола с рулеткой, чтобы с друзьями подняться на второй этаж. Убрав свой выигрыш в дамскую сумочку младшей сестры, которая оказалась куда вместительней, нежели ее маленький клатч, девушка немного задержалась у начала лестничной площадки, решив ненадолго заглянуть в дамскую комнату. Пошутив на тему личного банкира, Изабель поправила свое длинное черное платье с открытой спиной, терпеливо ожидая, пока Мике тщательно нанесет красную помаду на губы. Словно в детстве, взявшись за руки, обе девушки поспешили подняться к игровым автоматам.
Добравшись, наконец, до второго этажа, Микелина не сразу поняла, что происходит. Завидев в отдалении Летицию, бурно разговаривающую с каким-то мужчиной, девушка не спеша направилась к подруге. Чем ближе она подходила к спорящей паре, тем все больше голос красивой брюнетки срывался в самый настоящий истеричный крик. Узнав рядом с ней ее обожаемого мужа, Мике ошеломленно остановилась в паре шагов от супружеской пары.
- Ты что, с ума сошла? Ведь я, по-моему, тебе ясно объяснил все о нашем бюджете! – отчитывающим тоном прошипел темноволосый мужчина, схватив жену под локоть. - Зачем ты вообще сюда приехала?
- Отставь меня в покое, Маурицио! – вырвав руку, Летиция посмотрела в сторону стоящей неподалеку подруги. – Не позорь меня перед друзьями!
- Еще бы, они ведь для тебя ценней собственного мужа, не так ли?
- О каких ценностях ты говоришь? Если бы ты хоть немного мной дорожил, то уже давно бы перестал проигрывать колоссальные суммы на биржевом рынке, вместо того чтобы с воплями забирать свою жену из казино на глазах у ее друзей!
- Ещё раз…
- Ещё хоть одно слово, и я позову охрану, – предупреждающе произнес Марко, появившийся со спины Летиции.
Злобно посмотрев на возникшего перед ним постороннего мужчину, Маурицио негодующе сжал челюсти.
- Не вмешивайся!
- Это ты не вмешивайся! – вновь подала голос Лети. – Просто уходи, Маурицио. Незачем раздувать скандал в общественном месте. Поговорим дома.
С минуту задержав взгляд на непокорной жене, властный супруг все же уступил и, пройдя мимо молчаливых зрителей, стремительно скрылся из вида.
- Ты в порядке? – приобняв слегка дрожащую женщину, Марко посмотрел ей в глаза.
- Да. Спасибо, что заступился, – едва заметно улыбнулась она.
- Хочешь, поедем домой? – участливо спросила подошедшая ближе подруга.
Завидев Микелину, Летиция постаралась натянуть беспечную улыбку на губы, отклоняя столь неудачную идею бурным качанием головы.
- Что за глупость? Веселье только началось! – прежним бодрым голосом произнесла она, машинально стирая с уголков глаз крупицы набежавших слез. – Вот только ненадолго отлучусь в уборную.
Проследив за удаляющейся подругой, Микелина обратилась к стоящей поблизости Изабель:
- Сходи с ней, – тихо попросила девушка, – не хочу, чтобы она оставалась сейчас одна.
Кратко кивнув, младшая сестра тут же последовала вдогонку за почти что скрывшейся из вида брюнеткой.
Озадаченно проведя рукой по волосам, Марко растерянно покачал головой.
- Ну и парочка.
Посмотрев на своего зеленоглазого спутника, Микелина ласково улыбнулась, стирая с его лица следы легкого ошеломления.
- Вообще-то, они очень любят друг друга.
- Оно и видно, – ухмыльнулся собеседник, передернув плечами от бурной ссоры двух темпераментных супругов. – Ладно, может, сделаем паузу и сходим в ресторан?
Согласно кивнув, Микелина все же посмотрела в сторону уходящей вниз лестницы.
- Думаю, лучше сначала спросить у остальных, а потом уже решать, хорошо?
Нежно взяв в ладонь ее левую руку, Марко прикоснулся губами чуть ниже сверкающего кольца.
- Хорошо, будущая синьора Сальвьери. С вами так легко решать любые вопросы.
Тихонько засмеявшись, Микелина обняла Марко за плечи, стараясь быть как можно ближе к его лицу. Все-таки, жизнь в одном городе имела свои преимущества. Казалось, с каждой минутой Марко раскрывался для нее с новой, более мягкой и внимательной стороны.
- Надеюсь, в будущем мы не станем такими же? – тихо спросила она, заглядывая в его светло-зеленые глаза. - Я ужасно не люблю ссориться на публике, а тем более кричать и выходить из себя. Мне даже жалко таких людей.
Мельком вспомнив постоянно бранящихся родителей, Мике невольно скривила губы, будто только что облизала лимон. Ее мать всегда была очень темпераментной женщиной с испанскими корнями, которая могла вывести из себя даже святого. Особенно ей нравилось доводить до исступления своего мужа. Иногда ей казалось, что то состояние, которое отец получил после заключения брака с дочерью наркобарона, никогда не окупит всю ту горечь и страдания, полученные им за годы совместной жизни с собственной женой. Мелисса никогда не любила Лукаса. Они были слишком разные. Единственное, что их хоть как-то объединяло – это общая дочь.
Сделав глубокий вдох, Мике искренне поблагодарила судьбу за то, что она не унаследовала характер своей матери. Да, судя по фотографиям, внешне они были очень похожи, но все же темперамент у них был сродни льду и пламени. Иногда ей казалось, что она по-настоящему и кричать-то не умеет. Одно из основных правил семьи Горнели – что бы с тобой ни случилось, ты всегда должен оставаться сдержанным и хладнокровным. А уж тем более на публике. К тому же, она любит своего отца и никогда не захочет сделать ему больно.
Нежно убрав выбившуюся прядь с обворожительного лица невесты, темноволосый мужчина мягко улыбнулся своей избраннице, призывая ее отвлечься от заполнивших разум тягостных мыслей.
- Мы будем идеальной парой, Мике. Тебе не о чем переживать.
Слегка улыбнувшись в ответ, Микелина ласково провела подушечками пальцев по подбородку своего спутника. В эту минуту он казался таким хорошим. Лучшим из всех, кого она только могла найти.
Слегка притянув к себе мужчину, она встретилась с его потемневшим от желания взглядом. Шумно вздохнув, девушка облизала свои пересохшие губы, намереваясь как можно скорее утолить их истинную потребность.
Все испортил внезапно звонок мобильника.
Почувствовав вибрацию своего телефона, Марко быстро достал его из широкого кармана брюк.
Посмотрев на дисплей, темноволосый мужчина огорченно поджал губы.
- Это мой отец, – виновно подняв взгляд, сожалеющим тоном произнес он. - Послезавтра выборы нового мэра Неаполя, он очень нервничает. Просит меня срочно привезти ему важные документы.
Едва заметно кивнув, Микелина растянула губы в понимающей улыбке. Похоже, этой ночью никто не спит.
- Прости, что так получилось, детка. Я не хотел с тобой так прощаться, но…
- Ничего страшного, – прислонившись губами к мужской щеке, тихо произнесла девушка, – я понимаю.
- Не засиживайтесь здесь слишком долго, тебя завтра ждет изматывающая дорога. Езжай аккуратно. А ещё лучше, возьми своего шофера, – убирая телефон обратно в карман, строго произнес Сальвьери, – и звони мне каждый день!
- Сам звони, – весело усмехнулась Микелина.
Вспомнив о портмоне Марко, она достала его из своей сумочки.
- Вот, держи.
Заметив его протестующий взгляд, она поспешила пояснить:
- У меня уже достаточно фишек, чтобы спокойно играть дальше. К тому же, кредитные карты здесь ещё не отменяли. Так что я не пропаду, в отличие от тебя. Как намерен добираться до дома? Я могу приказать Энрико подвезти тебя.
Марко с улыбкой покачал головой.
- За мной уже едет шофер отца.
Вновь ласково притянув девушку к своему телу, мужчина нежно поцеловал ее нежные губы.
- Я буду скучать по тебе, малыш.
Посмотрев в его зеленые глаза, Микелина печально улыбнулась.
- Я тоже.
С грустью проводив жениха до лестничной зоны, Микелине на миг вдруг стало страшно, словно Марко попрощался с ней навсегда, оставляя ее наедине со своими скрытыми страхами и желаниями. Тут же выбросив эту глупость из головы, девушка приветливо улыбнулась поднимающимся к ней подругам.
- Мне показалось, будто я видела Марко, направляющегося в фойе первого этажа, – взволнованно сообщила Изабель.
- Да, так и есть, – не скрыв досады, подтвердила сестра. – Он вынужден срочно уехать. Дела.
Посмотрев на погрустневшие лица своих компаньонок, Летиция обхватила девушек за плечи, тесно прижимая к себе.
- Зато, наконец-то, девочки, мы погуляем, как следует! – задорно проговорила вновь жизнерадостная брюнетка. – Давайте поднимемся выше, у меня что-то совершенно нет желания играть в автоматы.
Пройдя мимо распахнутых двустворчатых дверей, завлекающих азартных посетителей во второй зал, три обаятельные девушки вновь направились к ведущей вверх лестнице. Поднимаясь по застланным ковровой дорожкой широким ступеням, Микелина вновь посмотрела на Летицию. Время, проведенное в дамской комнате, ей, несомненно, помогло. Оправившись после ссоры с мужем, она выглядела, как и прежде: веселой, беззаботной, наслаждающейся жизнью женщиной.
- У вас с Маурицио проблемы? – не особо желая вникать в подробности чужой жизни, Мике все же не смогла скрыть охватившего ее волнения за подругу.
- Прелести повседневной жизни, - махнув рукой в сторону, Лети насмешливо фыркнула. - Ты так спрашиваешь, как будто не знаешь, что это такое.
- Мы с Марко никогда не ссоримся, - словно в оправдание, тихо произнесла рыжеволосая девушка. - Конечно, бывают некоторые разногласия, но в целом - все всегда мирно.
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Альфия С Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 31.03.2013
Сообщения: 134
>04 Янв 2014 17:06

Спасибо! Мне понравилось, с удовольствием буду читать дальше))))
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Radana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Жемчужная ледиНа форуме с: 04.02.2012
Сообщения: 619
Откуда: Киев
>04 Янв 2014 21:26

Понравилось, интересно, увлекательно.... буду ждать продолжения Very Happy
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>04 Янв 2014 21:28

 » Часть 5

Альфия,Radana, спасибо.

-----------------------

- Мы с Марко никогда не ссоримся, - словно в оправдание, тихо произнесла рыжеволосая девушка. - Конечно, бывают некоторые разногласия, но в целом - все всегда мирно.
- Ах, прямо-таки идеальная пара, – усмехнулась подруга. – Хотя, бытует мнение, что чем сильнее влюбленные ссорятся, тем всё ярче разгорается пламя истинной страсти между ними.
- Не смеши! - закатив глаза, открыто рассмеялась Микелина. - Признаюсь честно, такие пары меня только пугают. Поэтому я и забеспокоилась о тебе.
- Не обращай внимания, – вновь отмахнулась Лети, забыв о своем мимолетном напутствии, - всего лишь временная размолвка супругов. У всех бывает.
Повернув голову к собеседнице, она печально усмехнулась.
- Поверь, это никого стороной не обходит.
Натянув смиренную улыбку, Мике решила все же не спорить. В конце концов, у нее пока нет опыта семейной жизни.
- Намек поняла.
Не желая больше вступать в дискуссию относительно взаимоотношений влюбленных пар, Микелина протяжно вздохнула, преодолев последнюю ступень.
Остановившись перед входом в третий зал, девушки спонтанно переглянулись, после чего решительно прошли внутрь роскошной залы.
Третий этаж ничем не уступал изяществу первого. Стиль барокко чувствовался во всем: в тяжелых хрустальных люстрах, в огромных зеркалах с позолоченными резными рамами, в старинных антикварных часах, стоящих на широкой каминной полке. Единственным бросавшимся в глаза несоответствием было отсутствие картин, вместо которых высокие стены украшали росписи от самого пола до потолка.
- Ладно, девочки, предлагаю сначала вкусить блаженные дары местного бара, перед тем как мы очистим карманы местных воротил.
Поймав на себе настороженный взгляд сестры, Микелина виновно улыбнулась.
- Думаю, нам с Изабель сейчас в самый раз подойдет безалкогольный мохито, если здесь такой, конечно, имеется.
- Безалкогольный? – пискнув от столь неожиданного заявления, переспросила подруга.
- Лети, в самом деле, - на секунду став совершенно серьезной, Мике казалась образчиком сплошной рассудительности, - я сегодня почти не ела, но выпила уже достаточно.
- Должна заметить, милочка, ты отлично держишься. По крайней мере, я ещё не видела тебя бегущей на всех парах в дамскую комнату с зажатым ладонью ртом, – усмехнулась изысканная брюнетка, разворачиваясь к бару. – Занимайте места, девочки.
Оставшись с Изабель, Микелина осмотрела стоящие вокруг заполненные столы.
- Ну, что предпочитаешь: блек-джек, покер или что-нибудь еще?
Округлив глаза, Изабель не сдержала рвущийся наружу смешок.
- Ты шутишь? Я ничего не понимаю в картах. Я и с рулеткой-то не до конца разобралась, а ты говоришь про покер.
- О, это совсем не так сложно, как ты думаешь, - приветливо улыбнувшись сидящим за столом игрокам, Мике присела на свободный стул, - просто встань за мной и смотри, как я играю. Доставай фишки. Сейчас мы их вмиг удвоим.
Пока Изабель возилась со своей дамской сумочкой, доставая из нее предыдущий выигрыш сестры, к столу подошла Летиция с одним безалкогольным мохито и двумя бокалами джин-тоника в двойной порции.
Поймав несколько удивленный взгляд подруги, Лети состроила строгую гримасу:
- Даже не думай увильнуть и оставить меня одну. Мике, мне нужно отвлечься от ссоры с Маурицио!
Ничего не ответив на этот счет, Мике лишь потянулась к стакану с прозрачной жидкостью и, на мгновение прикоснувшись краем до его собрата, опрокинула приятно обжигающий напиток себе в рот.
Время пронеслось незаметно.
Не замечая опустошенных стаканов, Микелина с завидным азартом вошла в игру. Чувствуя спутницу-удачу в своих руках, девушка ставила на кон максимальные ставки и с задорным смехом забирала весь банк стола на свою сторону.
После очередного выигрыша Мике слегка отклонилась на стуле. Чувствуя, как гудит голова от принятого алкоголя, девушка попыталась сфокусировать взгляд на десятке треф, но, как ни старалась, карты в ее руке все равно двоились.
- Пожалуй, мне следует пощадить вас, джентльмены, – усмехнулась она, ухватившись за твердый подлокотник широкого стула. – Изабель, все эти фишки влезут в твою сумочку?
Посмотрев на гору красно-зелено-черных фишек, озадаченная кузина отрицательно покачала головой.
- Если только в дорожную.
- Подожди-ка, кажется, у меня где-то был полиэтиленовый пакет, – произнесла не менее поддатая брюнетка, заглядывая внутрь своей мини-сумочки. – Конечно. Вот он. Держи.
Поймав на себе изумленный взгляд подруги, Летиция со смехом пояснила:
- Что?! Мне дали его на одной из заправок Мюнхена, когда я захотела купить моторное масло для своей машины.
Пораженно покачав головой, Мике осторожно встала со стула.
Почувствовав, как комната начала кружиться перед глазами, девушка глубоко вздохнула, ища в себе силы поймать так стремительно убегающее от нее равновесие. С запоздалым сожалением осознав, что все же выпила лишнего, Микелина вместе с подругой собрала фишки в небольшой пакет с ярким логотипом «Шелл».
- Ох, Лети, я даже спрашивать не хочу, что ты делала в Германии и уж, тем более, зачем тебе понадобилось покупать моторное масло. Хотя, уверена, история занимательная. Но сейчас мне достаточно и того, что я покину это игровое заведение, чувствуя себя настоящей королевой бала.
Завидев, что очаровательная красавица намеревается покинуть их скромное общество, сидящие за игровым столом мужчины начали ей бурно аплодировать в знак хорошей игры.
Счастливо улыбнувшись, рыжеволосая девушка не спеша отошла от игровой зоны, после чего потянулась к своей сумочке, решив предупредить Энрико об отъезде.
- И все равно, - передав пакет с фишками Изабель, весело пролепетала подруга, - до королевы бала ты сегодня не дотягиваешь. Принцесса – это безусловно.
Большой палец замер, так и не дотронувшись до сенсорной клавиши вызова абонента на белом айфоне. Повернув голову к подруге, Мике заинтригованно приподняла правую бровь.
- Принцесса? Это почему же?
Указав кивком головы в сторону неприметной зеркальной стены, Лети стряхнула с плеча невидимый волосок.
- Да потому, что долбаными королями и королевами бала выходят только из той комнаты.
Заинтересованно посмотрев в указанном направлении, Микелина загадочно улыбнулась.
- И что там?
- Что-то вроде закрытого клуба, – шумно вздохнула подруга. – Забудь, Мике. Нас туда не пустят. Там вход строго по приглашению.
Но раззадоренную словами подруги Микелину было уже не так просто остановить. Решительно развернувшись на сто восемьдесят градусов, девушка чудом не лишилась равновесия, вовремя подхваченная за локоть младшей сестрой.
Мгновенно поняв намерения своей взбалмошной кузины, Изабель протестующе потянула ее за руку.
- Не надо, Мике. Уже почти два ночи. Поехали домой.
- Конечно, – проронила собеседница, даже не думая останавливаться, – мы только зайдем туда на пять минут, и сразу же поедем домой.
Подойдя к неприметной двери, арочный вход которой был занавешен плотным слоем золотистых ниток и перламутровых бусин, девушки остановились около двух верзил, бдительно охраняющих спокойствие приватной комнаты.
Решительно шагнув в небольшой проход, Микелина высокомерно вздернула подбородок, почувствовав мужскую руку на своем плече.
- В чем дело? – вынужденно отступив назад, девушка поспешно сбросила с себя тяжесть довольно большой ладони. – Что вы себе позволяете?
- Лишь свою работу, – холодно отозвался один из охранников. – Что вам угодно?
- Мы с подругами хотели бы поиграть в этой комнате.
- У вас есть приглашение? – таким же бесстрастным голосом отозвался второй мужчина.
Понимая, что так просто ей не пройти, Микелина воинственно уперла руки в бока. Во всем мире не было такого места, где бы ей отказали в посещении. Такое обращение было ей в новинку, притом, весьма неприятную.
- Мне не нужно никакого приглашения, – самоуверенно заявила она. – Да вы хоть имеете представление, кто стоит перед вами?
Впервые проявив человеческие эмоции на своем бесстрастном лице, один из охранников насмешливо изогнул губы.
- Да хоть королева Великобритании. Все равно без специального приглашения, выданного лишь членам закрытого клуба, мы не имеем права вас пропустить.
Едва не поддавшись детскому желанию раскрыть рот от изумления, Микелина со всей силой сжала ладони в кулаки.
- Я Микелина Горнели! И я требую, чтобы вы немедленно пропустили меня внутрь, - на тон выше обычного строго приказала она.
Однако на двоих высоких мужчин в черных костюмах ее слова явно не произвели должного впечатления. Продолжая стоять бесчувственными истуканами, они лишь равнодушно смотрели перед собой.
- Пропустите ее,– внезапно послышался из глубины темной комнаты ровный мужской голос. – Если молодая синьорина так жаждет с нами сыграть, мы лишь почтем за честь ее участие в нашей скромной игре.
Непроницаемый взгляд широкоплечих верзил стал немного теплее.
- Вы все будете играть? – все ещё преграждая путь, осведомился первый охранник.
Оглянувшись на своих молчаливых спутниц, Мике задержала взгляд на слегка побледневшем лице сестры.
- Она со мной, – строго сказала воинственная синьорина, – и это даже не обсуждается.
- А я, пожалуй, все же поеду домой, – с виновной улыбкой изрекла Лети, – у меня сегодня получился довольно скромный выигрыш, чтобы я могла позволить себе проиграть его в этой комнате. К тому же, я уже порядком насытилась азартными играми. Так что веселитесь без меня.
Немного расстроившись из-за столь неожиданного поворота, Мике все же мягко улыбнулась, обнимая на прощание темноволосую девушку.
- Было весело, – Тихо шепнула она, отдаляясь от подруги.
- Мне тоже, – Улыбнулась Летиция, постепенно отходя в сторону выхода из зала. – Жду приглашения на свадьбу.
Едва заметно кивнув в ответ, Мике вновь посмотрела на стоящих перед ней охранников и, раздвинув длинные нити занавеса, решительно прошла вглубь темной комнаты.
Зайдя в небольшое помещение, в котором хорошо освещался лишь продолговатый стол, Микелина тотчас отметила трех играющих в покер мужчин, стоящего у стола крупье и одного официанта, держащего наготове поднос с заранее приготовленными напитками. Встроенное в стену одностороннее зеркальное стекло открывало прекрасный вид на просторный зал, в котором она только что находилась.
Отрицательно покачав головой, девушка отказалась от предложенных ей напитков, благодаря чему услышала облегченный вздох стоящей рядом сестры. Ободрительно сжав ее руку, Микелина присела в свободное шикарное кресло у игрового стола. Заняв место за ее спиной, Изабель как никогда напоминала маленькую серую мышку, невольно оказавшуюся на пирушке среди жирных котов. Втайне радуясь бесстрашной натуре старшей сестры, девушка немного успокоилась, черпая исходящую из Микелины уверенность в собственных действиях.
- Что ж, нам всем, безусловно, приятно видеть среди довольно немолодых синьоров столь очаровательную синьорину, - приспуская очки, посмотрел на нее один из мужчин в дорогом темном костюме, на вид которому было не меньше пятидесяти лет. - Прошу прощения за несколько бестактный вопрос, но хватит ли у вас средств играть за этим столом? Должен предупредить: здесь несколько иные правила ставок в отличие от общего игрового зала, к тому же за этим столом игра ведется без лимита.
Заметив стопки фишек, рядом с которыми также лежали плотные пачки денежных банкнот, Мике протянула руку Изабель, намереваясь показать свой выигрыш. Чувствуя себя героиней дешевого пафосного кино, она высыпала содержимое пакета на свою сторону стола.
- Этого хватит?
Оценив достаточно впечатляющий куш молодой синьорины, мужчина в темном костюме обратился к крупье.
- Марио, будь любезен, разложи стек синьорины должным образом.
В считанные минуты молодой человек быстро рассортировал беспорядочную гору законного выигрыша, обменяв его для удобства на фишки более крупного достоинства, после чего разложил по небольшим стопкам одного цвета.
- Ваш счет составляет пятьдесят пять тысяч, – любезно известил он сидящую поблизости девушку.
- Итак, я могу играть? – приподняв брови, Мике посмотрела на каждого из трёх мужчин.
Двое из них были достаточно похожи за счет своих дорогих темных костюмов и элегантных кремовых бабочек, украшающих накрахмаленные воротники их белоснежных сорочек. Третий игрок разительно отличался своим внешним видом. Одетый в черные джинсы и черную рубашку без галстука, он казался вполне уверенным в себе. Повесив кожаную куртку на спинку кресла, мужчина сел, небрежно расположив локти на широких подлокотниках. Единственное, что объединяло всех троих игроков, так это невероятная уверенность в своей победе.
- Если только вы не боитесь проиграть эту крохотную сумму в одно мгновение, - наконец соизволил отозваться второй мужчина с сильно ощутимым английским акцентом.
Усмехнувшись в ответ, Микелина приняла беззаботную позу, отклонившись на спинку своего мягкого кресла.
- Можете не волноваться за мой сон. Эти деньги для меня ничего не значат.
Дав знак дилеру, мужчина в очках вновь посмотрел на нее.
- Во что вы играли в зале?
- Техасский холдем.
- Мы играем в Омаху. Вы знаете правила?
Подняв взгляд, Мике раздраженно улыбнулась. Ей уже порядком надоедало чувствовать себя круглой дурой среди самовлюбленных индюков. Начав играть в покер с четырнадцати лет, она не раз превосходила ожидания даже самых заядлых игроков покер-клуба, в котором раз в неделю играл отец.
- Естественно.
- Желаете сделать начальные ставки? – вновь подал голос молодой крупье.
Все трое мужчин согласно кивнули.
- Конечно, - усмехнулся мужчина в очках, - но так, чтобы не сильно обременять нашу гостью. Думаю, пять тысяч в самый раз.
Безмолвно выложив на центр стола условленную сумму, Мике дождалась раздачи дилера и нетерпеливо подняла свои четыре карты. Оценив ситуацию, она согласно повторила ставку вслед за остальными игроками. Пока крупье поэтапно выкладывал на стол пять новых карт, Микелина окончательно втянулась в игру, не заметив, как в торгах весь свой выигрыш положила в банк.
Когда же в игре осталось лишь два игрока, Мике, сохраняя на лице маску невозмутимого спокойствия, медленно подняла взгляд на мужчину в очках.
- Вскрывайте карты, – словно издали послышался тихий голос крупье.
Медленно положив карты на стол, оба игрока одновременно раскрыли окружающим свои комбинации.
- Сет из трех тузов и флэш, – ровным тоном констатировал дилер. - Поздравляю вас, синьорина. Вы выиграли.
Едва удержавшись, чтобы громко не захлопать в ладоши от переполнившей грудь радости за сестру, Изабель лишь облегченно вздохнула, хотя до сих пор не понимала, как могут быть один король и мелочь выше трех тузов?
После очередной пары выигранных игр, Мике с некоторой долей ехидства посмотрела на сидящих по правую руку примолкших мужчин.
От дальнейшего злорадного ликования ее вывел голос крупье:
- С учетом процента казино ваш выигрыш составил триста пять тысяч. Хотите продолжить или разменять фишки?
Мысленно поблагодарив свою спутницу-удачу, Мике все же посмотрела в направлении двери. На сон оставалось менее семи часов, а им ещё предстояла неблизкая поездка до дома.
- Что ж, синьоры, с вами было очень приятно провести…
- Вам сегодня необычайно везет, – внезапно перебил ее до сих пор молчавший мужчина в черной рубашке и джинсах. – Неужели вы собираетесь покинуть нас на финишной прямой?
Узнав голос, приказавший охранникам пропустить ее внутрь, Мике внимательно посмотрела на своего нового собеседника. Не спеша потягивая светлое пиво из высокого стакана, мужчина с легким интересом посмотрел ей прямо в глаза.
- Действительно, - с сильным акцентом проговорил второй игрок, - мы собирались играть до трех. Так что ещё одну игру я вполне могу себе позволить.
- Вы должны дать нам шанс отыграться, – подтвердил мужчина в очках. – Вы же сами сказали, что деньги для вас ничего не значат.
Заметив ощутимое колебание рыжеволосой девушки, мужчина в черной рубашке допил пиво и посмотрел на свой стек.
- Сыграем по-крупному, – заманчиво предложил он, - если, конечно, вы не лукавили насчет денег.
Задетая такими словами, Микелина решительно приняла вызов.
- Начальная ставка? - дерзко спросила она.
- Пятьдесят тысяч, – с кривой ухмылкой отозвался собеседник.
Поймав себя на мысли, что этот мужчина нравился ей куда больше, когда просто молчал, девушка согласно подвинула указанную сумму фишек на центр стола.
- Боюсь, мне сегодня уже не потянуть такие ставки, – приподняв ладони, отступил от игры британец.
- Я играю, – кинув пять пачек банкнот на стол, подтвердил свое участие второй мужчина.
Взяв со стола выложенные четыре карты, девушка внимательно изучила их содержимое. Возложив надежды на две выпавшие дамы, Мике вслед за остальными игроками подтвердила ставку. На столе открылись три новые карты. Увидев ещё одну даму, девушка поспешно подавила невольную улыбку, снова бросая на центр заданную ставку. Дождавшись пока мужчины окончат торг, Микелина с нетерпением ожидала новую карту. Увы, король треф ей мало чем смог помочь.
- Рэйз. – Внезапно послышалось с дальнего конца стола. – Увеличиваю ставку вдвое.
- Фолд. – Покачав головой, мужчина в очках отказался от дальнейшего участия и сбросил карты.
Ещё раз внимательно оценив карты на руках и карты, лежащие на столе, девушка напряженно прикусила губу. Мельком взглянув на совершенно расслабленного мужчину в противоположном конце стола, Микелина на миг подумала про блеф, которым он, наверняка, владел безупречно.
В ее стеке оставалось всего сто пятьдесят пять тысяч и если она сейчас отдаст сотню, то что будет ставить потом?
Резко выбросив посторонние мысли из своей головы, роковая девушка все же решила рискнуть.
- Колл, – твердо произнесла она, подтверждая удвоенную ставку.
С каждой новой минутой игра становилась все более напряженной и оттого более захватывающей. Каждый хотел заполучить лежащий по центру стола соблазнительный куш.
И вот, когда последняя карта была вскрыта, Микелина едва ли не вскочила с кресла, чтобы с радостными воплями броситься на шею сестре. С трудом переборов свои желания, девушка мысленно подбирала возможные комбинации противника, которые могли бы быть выше ее. Кое-как заставляя свою голову интенсивно работать, Мике наконец-то расслабленно вздохнула, полностью уверенная в своей победе.
- Ставлю всё, – снова послышался с противоположной стороны стола мужской голос.
Совершенно не ожидая такого упорства, девушка изумленно посмотрела на гору фишек, денежных банкнот и каких-то бумаг, придвинутых в центр стола ее игровым партнером.
- Я так понимаю, здесь намного больше моих оставшихся пятидесяти пяти тысяч, – чувствуя себя задавленной огромной ставкой противника, с нескрываемой горечью в голосе проронила она. – Что ж, мне нечем ответить. Поздравляю с победой.
- Здесь общая сумма на семьсот тысяч евро, – спокойно произнес мужчина. – Если вы так хотите продолжить, то можете поставить на кон снятые с кредитной карточки деньги, драгоценности, ценные бумаги. Все, что угодно, лишь бы это было у вас с собой.
- А разве так можно?
- Синьорина, - вмешался в разговор мужчина в очках, который все это время внимательно следил за игрой, - я же предупреждал вас с самого начала: это не совсем обычная игра, в которую вы играли в зале.
Понятливо кивнув, Мике оглянулась назад. Заметив округлившиеся глаза Изабель, в которых явно читалась тревога, Мике бодро улыбнулась, желая передать сестре свой позитивный настрой.
Не имея понятия, какой максимальный счет может выдать наличными ее кредитка, Микелина внезапно вспомнила о красной папке, лежащей в машине.
- Бумаги на весьма прибыльный ресторан в Риме вас устроят?
- Мике, ты с ума сошла?! – послышался стон не выдержавшей двоюродной сестры. – Твой отец…
- Это мой ресторан, – четко произнесла девушка, пристально глядя на застывшее лицо кузины, – и как я хочу, так я им и распоряжаюсь.
Достав из сумочки мобильник, Микелина решительно набрала номер Энрико. Кратко объяснив ему, что нужно сделать, молодая девушка беззаботно улыбнулась сидящим рядом с ней мужчинам.
- Мой человек с минуты на минуту принесет сюда всё необходимое.
Беспечно пожав плечами, мужчина в черных джинсах заказал себе новое пиво.
Заметив, как крупье протягивает к ней широкий лист, Микелина непонимающе свела брови.
- Что это?
- Вексель нашего казино, – ответил молодой человек. – Так вы подтверждаете, что сделка состоялась на самом деле.
- То есть, я должна подтвердить, что в случае проигрыша действительно отдаю свой ресторан этому… синьору?
- Так и есть, – кивнул работник казино. – А этот синьор в свою очередь подпишет вексель на свои бумаги вам.
Микелина с интересом посмотрела на широкие листы, лежащие поверх горы фишек и денежных банкнот.
- И что же предлагаете вы?
- Достаточно неплохой бутик модной одежды в Майами, который зачастую любят посещать звезды Голливуда, – слабо усмехнулся прежний собеседник. – Вас заинтересовало мое предложение?
Не желая выдать свое слабое место, Микелина холодно улыбнулась в ответ.
- Вполне.
Вежливо подав ей шариковую ручку, крупье обратил внимание синьорины на лежащий перед ней листок.
- Пожалуйста, ознакомьтесь и распишитесь вот здесь. Имя и фамилию второй стороны можно заполнить позже.
Закатив глаза от столь нудной процедуры, Мике наспех поставила свою роспись в указанном месте, тотчас протягивая вексель обратно.
- Что ж, как только станет известен победитель, так сразу же оба векселя перейдут к выигравшей стороне, – терпеливо ожидая подписанный документ от второго участника игры, проговорил молодой мужчина.
- Простите, - послышался со стороны входа робкий голос Энрико, – мне сказали, что синьорина Горнели находится в этой комнате.
Выглянув из-за широкой спинки кресла, Мике нетерпеливо подозвала к себе своего шофера и, взяв из его рук красную папку, беспечно бросила ее поверх общего банка.
- Будете проверять? – с бравадой спросила она своего противника.
- Это ни к чему. Я вам полностью доверяю, – ровным голосом отозвался мужчина.
Когда же внимание всех собравшихся вновь обратилось к незаконченной игре, дилер спокойным голосом попросил вскрыть карты.
Первой выступила Микелина. Раскрыв свою комбинацию, девушка горделиво заявила о своем фул-хаусе. Три дамы и два туза как никогда радовали ее душу.
Одобрительно кивнув, мужчина в очках был готов поздравить девушку с прекрасной игрой.
Наконец второй игрок выложил на стол свои карты.
До этого момента Мике была готова поклясться, что он блефует, ведь, судя по выпавшим картам, шансов у ее противника быть не могло… Но она совершенно не учла свой собственный расклад.
- Две комбинации фул-хаус, – вновь заговорил дилер. – Выигрывает комбинация со старшей картой. Поздравляю вас, синьор.
- Запиши выигрыш на мой счет, Марио, – принимая аплодисменты мужчин, спокойным тоном произнес победитель. - Я позже расплачусь с казино.
- Как вам будет угодно, синьор.
Чувствуя, как перед глазами все поплыло, Микелина изо всех сил пыталась сосредоточить свой затуманенный взгляд на трех королях, лежащих рядом с дамами. Она перечислила в уме всевозможные комбинации, но до своей собственной так и не додумалась. И с чего вдруг она взяла, что в игре может быть лишь один фул-хаус?
Оглушающий гул в ушах начал нарастать. Почувствовав слабость, Мике резко зажмурилась, спрятав лицо в ладонях. С болью осознав, что завтра ее голова будет гудеть не меньше, чем сейчас, девушка мучительно простонала.
- Мике, с тобой все в порядке?
Словно в тумане увидев перед собой нечеткую фигуру взволнованной сестры, Микелина слабо кивнула головой.
- Да, все в порядке.
- Выпей воды, – заботливо предложила Изабель, поставив перед ней стакан с прозрачной жидкостью.
Благодарно улыбнувшись, Мике с трудом сделала небольшой глоток.
Когда же к ней вновь вернулся былой самоконтроль, девушка осмотрелась по сторонам.
Комната была пуста. Отстраненно посмотрев на опустевшие кресла, в которых ещё недавно сидели другие игроки, Микелина удивленно проронила:
- Сколько же времени я была не в себе?
- Где-то около пятнадцати минут. Я разговаривала с тобой, но ты словно не слышала моего голоса.
Пораженно изогнув брови, девушка встряхнула головой, отгоняя от себя предательскую слабость.
- Энрико, - посмотрев на стоящего поблизости шофера, тихо произнесла она, - подгони машину к парадному входу. Мы уезжаем.
Слегка поклонившись, мужчина вышел из опустевшей комнаты, спеша выполнить приказ хозяйки.
- Ты так расстроилась, - помогая сестре встать с кресла, печально произнесла Изабель.
С грустью улыбнувшись, девушка сокрушенно кивнула.
- Да. Глупая ошибка. Я совсем забыла о королях, – окончательно признав поражение, со вздохом проронила она. – На самом деле, я многого не учла. Как и любой другой игрок, я лишь слепо надеялась на удачу. К тому же алкоголь, как ничто другое, придает человеку ненужной мужественности в самый решительный момент. Я сама виновата. Слишком небрежно отнеслась к игре. Мне ещё повезло, что у него четырех тузов не оказалось. Хотя, какая уже разница…
- Так ты из-за карт так расстроилась? – выйдя из мрака в более светлое помещение, Изабель невольно зажмурилась. – А я думала, из-за ресторана. Не представляю, что ты теперь скажешь отцу.
Пожав плечами, Микелина тихо хмыкнула.
- Ресторан? Он для него ничего не значит, ведь это не…
Внезапно запнувшись на полуслове, Микелина крепко вцепилась в руку сестры. Почувствовав, как по ее телу пробежал легкий озноб, девушка начала интенсивно дышать через рот, словно ей катастрофически не хватает воздуха.
Красная папка! Она только что отдала незнакомцу свою красную папку с акциями семейной компании!
- Ведь это не что? – непонимающе переспросила Изабель.
Заметив, что Мике начала плавно оседать вниз и вот-вот потеряет сознание, она крепко обхватила сестру. – Тебе опять плохо? Мике, ты так меня за сегодняшний вечер до инфаркта доведешь!
Яростно встряхнув головой, Микелина хотела закричать во все горло, но вместо должного крика ужаса с ее губ слетел лишь хриплый шепот:
- Где он?
- Кто? – продолжала недоумевать молодая девушка.
- Тот мужчина, выигравший мой ресторан. Мне нужно срочно найти его.
Однако, стоило ей только сделать шаг в сторону, как измученное постоянным напряжением сознание стремительно покинуло ее тело.

Сидя за широким игровым столом, Мике едва сдерживала бушующий шквал триумфальных эмоций, которые, словно кипящие молекулы воды, так и порывались выплеснуться из ее возбужденного до дрожи тела. Послав снисходительный взгляд своему молчаливому сопернику, девушка изогнула губы в коварной улыбке.
- Ты сегодня просто бомба, малышка! – страстно прошептал Марко, крепко сжав ее прохладные пальцы, на одном из которых блистал огромный бриллиант обручального кольца. - Давай, раздави этого неудачника!
Еще раз заглянув в непроницаемые глаза мужчины в черной кожаной куртке, Микелина, будто в оправдание, слегка пожала плечами, выкладывая карты на стол.
Вновь повернувшись к веселящимся друзьям, девушка на секунду забыла об игре. Встретившись глазами с улыбающейся Изабель, Микелина радостно кивнула головой, однако, привлеченная звонким хохотом, медленно перевела взгляд на стройную блондинку у противоположной стены небольшой комнаты. Потягивая игристое вино из высокого фужера, Мари беззаботно смеялась очередной шутке своего нового собеседника, стоящего спиной к игровому столу. Заметив на себе взгляд рыжеволосой особы, она что-то прошептала темноволосому мужчине, отчего его торс слегка отклонился назад, открывая взгляду свое ухоженное лицо. Удивленно узнав в спутнике бывшей подруги Марко, Мике беспечно улыбнулась ему, как вдруг резко уронила взгляд на свою ладонь, которая по-прежнему покоилась в крепкой мужской руке.
Внезапно комната изменилась, унося с собой игровой стол казино с его азартными игроками. Стоя на огромном белом квадрате, окруженном черными фигурами стоящих на дыбах коней, Микелина почувствовала, как ее висок обдало чье-то теплое дыхание, из-за которого гладкую кожу спины вмиг накрыла сладостная волна мурашек.
Так действовал на нее только один мужчина.
- Шах и мат, дорогая, - послышался у самого уха до боли знакомый голос. - Мне будет очень приятно обанкротить компанию твоего отца с помощью его же собственной дочери.
Беспомощно взглянув на документы, лежащие в руках кареглазого мужчины, Микелина в ужасе затрясла головой.

- Мике, проснись! - сквозь плотную пелену невидимой мембраны глухо прозвучал настойчивый голос младшей сестры. - Твой отец уже как десять минут ожидает нас внизу.
Резко раскрыв глаза, Микелина растерянно посмотрела по сторонам. Рассеянно пробежавшись взглядом по родным стенам своей комнаты, девушка вновь расслабленно откинула голову на подушки.
Она дома под защитой отца, где ей ничего не угрожает.
- Слава богу, это был всего лишь сон, - не сдержав облегченного вздоха, хрипло прошептала она.
Слабо ухмыльнувшись в ответ, Изабель присела на мягкий матрас рядом с сестрой.
- И что тебе снилось?
Нехотя вспомнив приснившийся кошмар, Микелина скривила губы, будто только что облизала кислую дольку лимона.
- Поначалу все было не так уж плохо. - Честно признала она, потирая ладонью раскалывающийся от головной боли лоб. - Мне приснилось, что Марко сделал мне предложение, и мы все вместе поехали веселиться в казино, где я проиграла…
Заметив на безымянном пальце элегантное кольцо, точь-в-точь напоминающее то, что было в ее сне, Микелина оцепенело замерла на месте. Не желая признавать нахлынувшую на нее правду, девушка из последних сил пыталась укрыться за отголосками своего ночного кошмара.
- Где ты проиграла свой ресторан, - безжалостно договорила за нее младшая сестра. - Увы, но вынуждена тебе сообщить, что это не сон. Ты действительно проиграла в последней игре, после чего мы с Энрико кое-как донесли тебя до машины.
Почувствовав, как задрожало ее тело под мягким покровом теплого одеяла, рыжеволосая девушка ошеломленно присела посреди широкой постели. С трудом осознав произошедшие накануне последствия ее неутолимого азарта в казино, Мике крепко обхватила согнутые ноги руками, спрятав лицо в коленях.
И что, ради всего святого, она теперь скажет своему отцу? Как она вообще могла быть такой безответственной? О чем только думала и почему не остановилась, когда ещё был шанс?!
Миллионы вопросов кружили в ее голове, угнетая своими упреками, но, увы, ни на один из них ответа у нее так и не нашлось.
- Так что, мы идем? - вновь послышался звонкий голос Изабель за ее спиной.
Услышав не в меру жизнерадостный тон собеседницы, Микелине захотелось громко застонать, плотно закрыв уши руками. Так, по крайней мере, она могла бы хоть как-то облегчить ту боль, скрутившую в тугой узел все ее внутренности.
- Куда?
- К твоему отцу, - как ни в чем не бывало отозвалась сестра, - он ждет нас за завтраком.
Мгновенно встрепенувшись, Мике резко обернулась.
Отец! Он все знает? Ему уже доложили? Чего он хочет от нее? Выгнать из дома? Избить или же просто расстрелять?
От последнего предположения Микелина едва не забилась в истеричном смехе. Отец никогда не поднимал на нее руку, даже когда ее поступки выходили за рамки дозволенного. Но останется ли его невозмутимое самообладание при нем сейчас? Надеясь, что она значит для него намного больше денег и своего бизнеса, Мике со вздохом сбросила с себя одеяло. Что ж, делать нечего, придется отвечать за собственные поступки. По крайней мере, лучше сразу во всем признаться и все решить, чем весь день мучиться угрызениями совести, ожидая неизбежного разговора.
Заметив нервное состояние резко соскочившей с кровати сестры, Изабель ошеломленно следила за ее поспешными действиями утреннего туалета.
- А сколько уже времени? - раздался из ванной приглушенный зубной щеткой встревоженный голос.
Взглянув на электронные часы, расположенные по центру прикроватной тумбочки, Изабель не спеша поднялась на ноги и подошла к распахнутому окну, из которого струились яркие лучи утреннего солнца.
- Почти девять.
- Девять?! - обеспокоенно переспросила Мике, голос которой уже звучал из глубины гардеробной комнаты. - Отец никогда так поздно не завтракал.
Пожав плечами, Изабель наконец отошла от тяжелых кремовых занавесок, упершись взглядом в стоящую поблизости молодую девушку в светло-голубых джинсах и ярко-синей расклешенной кофточке. Наспех расчесывая щеткой для волос свои свисающие до поясницы рыжие локоны, Микелина взволнованно посмотрела на стоящую перед ней кузину.
- Ну, может, он просто хочет попрощаться с тобой перед дорогой? - неуверенно предположила Изабель, охватив взглядом стройную фигуру сестры. - И как тебе только это удается?
Несколько выбитая из колеи неожиданным вопросом, Микелина непонимающе посмотрела на свое отражение в огромном трюмо.
- Ты о чем?
- О твоей внешности. Ты же просто умылась, наспех одела первые попавшиеся под руку вещи, абсолютно не накрасилась, но все равно выглядишь так, как будто только что сошла с обложки модного журнала.
Впервые расслышав восторженные нотки в голосе чопорной сестры, Микелина неожиданно для себя зарделась от столь, казалось бы, обычного комплимента. Ещё никогда прежде Изабель так открыто не выражала свое восхищение ее внешности.
Резко стряхнув с себя не к месту разыгравшееся тщеславие, Мике вновь мысленно вернулась к предстоящему разговору с отцом.
- Годы практики. Ничего более, - отстраненно отозвалась она, перебирая в голове всевозможные оправдания своему вчерашнему безумию.
Слабо кивнув головой, Изабель нервно поежилась, словно ей невольно передалась взвинченность не в меру отчужденной сестры.
- Скажешь ему про ресторан? - почти шепотом спросила она.
Молчаливо сглотнув подступивший к горлу ком, Микелина, наконец, убрала расческу и, даже не обратив внимания на собственную внешность, решительно направилась к двери.
- Зависит от обстоятельств, - безжизненным голосом изрекла она, после чего на ватных ногах вышла в узкий коридор второго этажа.
Впервые в жизни не узнавая себя от собственного страха, Микелина готова была признаться, что ещё никогда так не волновалась перед встречей с собственным отцом. Возможно, ей вообще не стоило нежиться в теплой постели до столь позднего часа, а ещё ночью сбежать из Неаполя? Но что толку: рано или поздно он все равно узнает о ее выходке, и уж тогда ярость Лукаса Горнели выплеснется наружу во всем своем неистовстве. Ей лучше признаться во всем самой, нежели сидеть и ждать, покуда новый хозяин акций изъявит желание представиться ее отцу. Едва подумав об этом, Микелина почувствовала сильную дрожь в коленях.
Предварительно остановившись перед двустворчатыми дверьми, ведущими в обширную столовую залу, девушка сделала глубокий вдох, после чего как можно безмятежнее улыбнувшись стоящей поблизости сестре, решительно прошла за порог.
Сидя во главе прямоугольного стола, способного собрать за собой около двадцати персон, Лукас Горнели выглядел, как и всегда: собранным, деловым и до жути серьезным. Однако, как только он завидел вошедшую в комнату дочь, черты его лица заметно смягчились, губы разошлись в приветливой улыбке, а глаза наполнились особой родительской теплотой, отчего впервые за минувшие полчаса Микелина смогла расслабленно выдохнуть, чтобы перевести дух. Вполне очевидно, что отец до сих пор пребывал в неведении о ее ночных приключениях.
- С добрым утром, папочка, – поцеловав морщинистую щеку мужчины, тихо прощебетала она. – Не думала, что застану тебя за завтраком.
Заняв место по правую руку главы семейства, Микелина натянуто улыбнулась присевшей напротив нее сестре, взглядом предупреждая о том, что все казусы вчерашней ночи можно обсудить немного позже.
- Хотел попрощаться с вами перед отъездом, – отпив глоток черного кофе, отозвался отец.
Послав заботливому родителю нежную улыбку, Микелина слегка прислонилась к спинке стула, позволяя молоденькой служанке поставить перед ней квадратную тарелку с яичным омлетом. Принюхавшись к приятному аромату горячего блюда, Мике поспешно потянулась к графину холодного свежевыжатого апельсинового сока.
- Я тут подумал, - наблюдая за жадно пьющей второй стакан сока дочерью, не спеша начал Лукас, - почему бы вам, девочки, не воспользоваться моим самолетом?
Едва не поперхнувшись, Микелина аккуратно отставила пустой стакан на стол. Конечно, предложение отца казалось весьма заманчивым, однако после вчерашних событий в казино она сильно сомневалась, что ей вообще разрешат куда-то выехать из Неаполя в ближайшие лет сто.
- А разве тебе самому он сейчас не понадобится? – осторожно начала она. - В связи с последним предложением Гаспара у тебя, должно быть, дел невпроворот. Незачем себя лишать столь удобного транспортного средства, когда тебя в любой момент могут ожидать партнеры по бизнесу в других городах или даже странах.
Протяжно вздохнув, Лукас не мог не согласиться с прагматичным взглядом дочери. Он и сам не знал, куда могут завести его дела через час после их совместного завтрака.
- Хорошо. Тогда возьми шофера. Филипп вполне может довезти вас до Рима.
- Филипп нужен тебе здесь и сейчас, – резко отбросив в сторону новую идею отца, небрежно проронила Мике, без особого аппетита ковыряя вилкой в своей тарелке.
- Тогда Рауль…
- Рауль все ещё в Париже и пока он приедет, я уже раз десять доеду до тетушек и обратно, – с небрежной улыбкой вновь произнесла она, ласково накрыв ладонь отца своей рукой. – Пап, все нормально. Я люблю управлять машиной. К тому же, помимо Рима мы ещё планировали посетить ряд других городов.
- Но я хочу, чтобы ты взяла шофера, – твердо посмотрев в глаза дочери, не унимался седовласый мужчина. – Я же вижу, что тебе сегодня…
Потупив взгляд, Лукас на секунду замешкался.
- Что ты устала.
Почувствовав легкий укол стыда за свой вчерашний разгул в области спиртного, Микелина смиренно опустила взгляд, сложив ладони на коленях.
Новая идея пришла совершенно внезапно и с учетом того, что они все равно вряд ли куда-то поедут, она и вовсе выглядела не такой уж абсурдной, какой казалось на первый взгляд.
- Хорошо, – тихо произнесла она, – если ты так хочешь, я возьму с собой шофера. Энрико прекрасно справляется с этими обязанностями.
- Энрико? – непонимающе сведя брови, переспросил Лукас. – Кто это?
Заметив несколько затянувшуюся паузу, Изабель отложила вилку в сторону и поспешила ответить вместо отчего-то замолчавшей сестры.
- Это… это ваш садовник, дядя, – заметив помрачневший взгляд Лукаса, она невинно улыбнулась, поспешно опуская взгляд на колени.
- Это что, шутка? – не повышая тона, голос отца все же стал намного резче, чем прежде.
- А что в этом такого? – подняв голову, вдруг неожиданно спросила Микелина. – Он уже на практике доказал свое умение отлично управлять машиной.
- Филипп сказал мне, что вчера ты пользовалась «Фаэтоном». Но я никак не думал, что в шоферы ты возьмешь обычного садовника!
Взвинченная из-за предстоящего разговора о казино, уставшая от вечных надзирателей отца, Мике и не думала отказываться от своего предложения. По крайней мере, Энрико бы не мешался у нее под ногами и не выведывал каждый раз, что произошло. С Филиппом и Раулем все было совсем не так. Она никогда не могла расслабиться в их присутствии. Хотя, после вчерашнего случая она уже не была столь уверена, что так уж хочет долгожданной свободы действий.
- Он хорошо водит, пап. Тебе не стоит волноваться, – упавшим от сожаления голосом, тихо проронила она.
Краем уха услышав, как Лукас вызвал к себе их нового садовника, устроив ему допрос с пристрастием, Микелина вновь окунулась в эпизоды прошедшей ночи. Как же она могла забыть о подарке отца? Как могла так безответственно поставить на кон красную папку с акциями семейной компании? Возможно, всему виной было ее упорное нежелание занимать ответственную должность под началом действующего вице-президента в «Траст Инкорпорейтид». Боже, да что там говорить, она вообще не хотела занимать какую-то должность. Ну почему она не может быть как все ее подруги: беззаботно сидеть дома, веселиться с друзьями, отягощая плечи супруга заботой о финансовом состоянии? Возможно, она так хотела избавиться от угнетающей участи бизнес-леди, что и на самом деле позабыла об акциях. И как ей теперь с этим жить? А тот странный мужчина в черных джинсах, открыл ли он уже ее папку? Увидел акции? Заявил на них свои права? Или быть может, он ещё спит и не проверял выигранный накануне куш? Что если ей удастся убедить его вернуть ей папку? Она могла бы продать свою машину, часть драгоценностей, собрать сумму намного больше стоимости ресторана и выкупить небольшую папку со всеми лежащими внутри документами. Такая идея казалась ей вполне подходящей, вот только почти нереальной…
- И сколько же лет вы уже водите машину? – донесся до ее сознания строгий голос отца.
Посмотрев вперед, Микелина увидела стоящего по центру комнаты Энрико в темно-зеленом комбинезоне садовника.
- Почти десять лет, синьор.
- Хорошо. Можете взять мерседес «ML», – со вздохом уступив напору дочери, неохотно согласился Лукас.
Внезапная мысль заставила его широко раскрыть глаза.
- Да вы хоть сможете распознать эту машину среди других в моем гараже?
- Я смогу, – устав от этого бесполезного запугивания прислуги, отозвалась Микелина. – Пап, дело не в Энрико. Он и правда неплохо справляется с рулем.
Взглядом отпустив оторопелого мужчину, Лукас внимательно посмотрел в отчего-то поникшее лицо дочери.
- А в чем тогда?
«Сейчас или никогда», - мысленно проговорила себе девушка и, сделав глубокий вдох, решительно посмотрела в глаза отца.
- Понимаешь, вчера произошло кое-что, о чем я даже не знаю, как тебе сказать… Вчера я…
- Вчера ты приняла предложение Марко Сальвьери, – перебив заметно занервничавшую девушку, ухмыльнулся собеседник. – Знаю. Я уже заметил кольцо.
По мере того, как из груди постепенно вырывались накопленные остатки воздуха, решительность ее постыдного признания таяла, словно дым на ветру. Совсем не о помолвке она думала, начиная эту беседу.
- И что? Ты мне даже ничего об этом не скажешь? – непроизвольно уцепившись за спасительную соломинку кратковременной отсрочки приговора, тихо спросила она.
- Что я могу сказать? Это ведь был твой выбор, – выразительно подчеркнув местоимение в своем предложении, отозвался отец. - Ты так хотела сама решить, с кем тебе быть, что совсем не считалась с моим мнением. И хоть я и не очень одобряю твой выбор, но все же уважаю. Так что, могу тебя только поздравить. Надеюсь, Марко оправдает не только твои ожидания.
- Конечно, оправдает, – с легкой тенью благодарности слабо улыбнулась Микелина. – Вот увидишь, он ещё покажет себя перед лицом всего совета директоров. Такого усердного компаньона в делах трудно найти. Уверена, со временем он сможет стать одним из самых выдающихся вице-президентов, какие только могли бы быть в твоей компании.
- Марко? – искренне удивился седовласый мужчина, изогнув брови. – Не думаю. Это место всегда предназначалось лишь для тебя.
Ошеломленно моргнув, девушка, казалось, напрочь потеряла дар речи. Последние надежды на то, что она сможет передать должность будущему мужу, грозили разрушиться в мгновение ока.
Неужели даже после свадьбы отец так и не впустит Марко в состав совета директоров?
Словно в подтверждение ее немого вопроса, Лукас Горнели твердо произнес:
- Примерно час назад я разговаривал с ним по телефону и уже уведомил в этом вопросе.
Почувствовав, как кровь приливает к лицу, девушка недоверчиво покачала головой, на краткий миг позабыв о своем чудовищном проступке. Ее щеки ярко вспыхнули, словно от жгучей пощечины, глаза зажглись огнем бунтарского пламени.
- Зачем? – едва слышно прошептала она. - Зачем ты так поступаешь с ним? Ведь он уже почти член нашей семьи. Его отец вот-вот станет мэром этого города, а ты и сам знаешь, что это может для нас значить. Ты сможешь расширить свой бизнес.
- Я и без помощи старшего Сальвьери смогу расширить свой бизнес, – отмахнувшись от ее слов, отозвался самоуверенный собеседник. – Я твердо знаю только одно - в управлении моей компании должны стоять только родные мне люди. Я не допущу в нее чужих!
- Но Марко вовсе не чужой! – не узнавая саму себя, с напором проговорила поднявшаяся со стула девушка. - Он способный. Он закончил с отличием университет!
- И что из этого? – усмехнувшись, мужчина недовольно скрестил руки на груди. – Это может означать, что он всего лишь умеет считать. Что ж, могу его только поздравить. В моем понимании настоящий опытный специалист должен знать все: от стоимости одной единицы барреля нефти на сегодняшний день до цены туфель, в которые он обут.
Смущенно опустив взгляд, Мике сжала губы в тонкую линию, вновь присев на свой стул. Она никогда не задумывалась о денегах. Никогда не интересовалась ценой надетой на ней блузки. И уж точно никогда не беспокоилась о состоянии своей кредитной карточки. Единственная ее ценная способность - это умение тратить деньги, а не считать их.
Впервые задумавшись о том, как отец относится к собственным накоплениям, Микелина тяжко вздохнула, с горечью предположив, что, вполне возможно, деньги и власть он любит даже больше, чем родную дочь. Только сейчас осознав, что «Траст Инкорпорейтид» всегда стояла на пути между ними, словно невидимая, но вполне ощутимая соперница, Мике сокрушенно прикрыла глаза, с болью признавая свое полное фиаско. Тягаться с ней ей было не по силам.
Отстраненно посмотрев на свои длинные ногти, накрашенные красным лаком, девушка уныло усмехнулась.
- Ты все время решаешь за меня, думая, что знаешь лучше, чего я хочу. – Образно припомнив скрытый контроль отца в последние годы, тихо констатировала она.
- Возможно, ты и сама пока не знаешь, чего ты хочешь, – не став спорить, Лукас допил свой кофе и встал со стула.
Подойдя к дочери, он слегка дотронулся до ее лица, с грустью осознав, что впервые в жизни между ними появились столь открытые разногласия и, приподняв ее точеный подбородок, с особой родительской теплотой посмотрел в погрустневшие зеленые глаза.
- Когда-нибудь ты поймешь, что всё, что я делал в этой жизни, я делал лишь для тебя. Я люблю тебя, моя ненаглядная принцесса, – нежно поцеловав дочь в рыжую макушку, Лукас вынужденно отступил, заметив в дверях своего финансового советника. – Но насчет Сальвьери я не шутил. Я умру, но не допущу к руководству своей компании посторонних. Ему придется потом и кровью доказать мне свою преданность и, возможно, лет через пять-десять я повышу его до своего личного ассистента.
Оставив за собой пораженную новостью дочь, Лукас не спеша развернулся к двери.
- Что ж, приятной дороги, девочки. Если в пути возникнут какие-либо проблемы, сразу же звоните мне.
- До встречи, дядя, – мило улыбнулась племянница, проводив взглядом высокого мужчину.
Уронив голову на руки, Микелине хотелось разрыдаться во весь голос. Теперь стало совершенно очевидно, что, даже не смотря на скорую свадьбу, ей все же не удастся спихнуть на плечи супруга возложенную на нее должность руководителя многомиллионной компании. Но что хуже всего – отец никогда не простит ей ее взбалмошный поступок. На этот раз она зашла слишком далеко в своих безответственных развлечениях. Он больше не закроет глаза и не погладит ее по головке только лишь потому, что она плоть от его плоти. Гнев Лукаса будет равносилен смерчу, в воронку которого она сама прыгнула ещё вчерашней ночью.
С тяжким сердцем осознавая, что вонзила нож в спину собственного отца, Микелина горестно покачала головой.
- Я не могу… Не могу… - послышался в тишине комнаты ее сдавленный от непролитых слез голос.
Почувствовав, как к горлу подступает новый спазм безудержных рыданий, девушка резко соскочила со стула и, стремглав кинувшись к высоким дверям, покинула просторную столовую, оставив младшую сестру в полном одиночестве.
Слегка пожав плечами, Изабель сдержанно покачала головой, отложив в сторону фарфоровое блюдце с лежащей на нем небольшой порцией «панна котта» в карамельном соусе. Безразлично посмотрев на аппетитный десерт, молодая девушка со вздохом решила, что больше не голодна. Переживая за Микелину, Изабель озадаченно свела брови. Интуитивно осознавая, что вчера произошло что-то крайне необычное, она пыталась понять, что же так сильно смогло расстроить ее вечно оптимистичную сестру.
- Простите, синьорина… - послышался из дальней части комнаты тихий голос управляющей.
Выведенная из раздумий, Изабель молча посмотрела на Марту.
- Только что пришел Энрико, – кратко пояснила женщина в строгом темно-синем платье. - Он просил передать, что машина готова к отбытию.
Едва заметно кивнув, Изабель подняла с колен широкую льняную салфетку, слегка промокнула ею губы и встала из-за стола.
- Конечно. Мы уедем сразу же, как только… - ища подходящие слова для ответа, девушка невольно обернулась к распахнутым дверям. - Как только моя сестра соберет вещи.
Поспешно улыбнувшись домоправительнице, Изабель быстрым шагом преодолела широкую комнату, намереваясь как можно скорее разыскать кузину.
Тихо постучав в закрытую дверь, невысокая девушка осторожно заглянула внутрь уютно обставленной спальни.
- Мике?... Мике, ты здесь?
Так и не получив должного ответа, Изабель прошла за порог пустой комнаты. Оглядевшись по сторонам в поисках исчезнувшей сестры, она услышала едва улавливаемый глухой стук, доносящийся из-за приоткрытой двери гардеробной.
Украдкой заглянув в смежную комнату, девушка непроизвольно ахнула.
Завидев сестру, которая молниеносно металась между полок огромного шкафа, впопыхах срывая аккуратно сложенную одежду и швыряя ее в лежащий по центру небольшой комнаты раскрытый чемодан, Изабель вышла из своего временного укрытия.
- Что ты делаешь?
- Убегаю, спасаюсь, прячусь – называй, как хочешь, – не прерывая собственных действий, отозвалась Микелина.
Плотно прикрыв за собой дверь, Изабель подошла к не обращающей на нее внимания девушке.
- Мике, может быть, ты мне уже объяснишь, в чем дело?
Воинственно скрестив руки на груди, она решительно встала на пути у взвинченной, как юла, старшей кузины.
Вынужденно остановившись, Микелина виновно потупила взгляд, не желая смотреть в глаза Изабель.
- Ты так себя ведешь из-за того, что вчера проиграла в казино свой ресторан? – допытывалась младшая сестра. – В этом ты не можешь признаться отцу? Поэтому хочешь сбежать без оглядки? Но ведь ты сказала, что Лукасу безразличен этот ресторан.
Не в силах больше скрывать правду, Микелина обессилено присела на пол, опершись спиной о твердую дверцу необъятного шкафа-купе.
- Я не могу… Не могу признаться отцу во вчерашнем проигрыше, - сомкнув глаза, с ощутимой горечью в голосе проговорила она, – потому что вчера я проиграла не только ресторан.
Распахнув веки, на которых отчетливо виднелись кристаллики соленых слезинок, Мике, превозмогая нахлынувший на нее стыд, посмотрела на замолчавшую родственницу.
- В той папке были акции «Траст Инкорпорейтид», – едва слышно прошептала она. - Отец убьет меня, если узнает, что я наделала.
Прикрыв рот рукой от такой ошеломительной новости, Изабель медленно присела рядом с сестрой.
Ожидая упреков от своей почти что святой кузины, Микелина пристыженно опустила взгляд на свои ладони. На этот раз ей нечем оправдать свои поступки. Она действительно глупая, безответственная и надменная дочка богатенького папочки, которая не привыкла отвечать за собственные действия. И как она только могла подумать, что за ней не нужен присмотр? Вполне разумно ожидать, что после этого ее младшая двоюродная сестра вообще никогда больше не захочет к ней приезжать.
- И ты думаешь, что побег – это выход из сложившейся ситуации? – внезапно послышался вполне четкий голос Изабель.
Неопределенно пожав плечами, Микелина издала тихий смешок.
- По крайней мере, меня здесь не будет, когда он об этом узнает.
- Мике, но разве ты не понимаешь, что от этого будет только хуже?
Подняв голову, Микелина в упор посмотрела на сестру.
- И что ты предлагаешь? Остаться здесь и ждать, когда собственный отец сотрет меня в порошок?
С неприкрытым отвращением посмотрев на себя со стороны, Мике с отчаяньем вынуждена была признать, что сейчас от нее не осталось ничего прежнего. Неужели она и правда собирается так жестоко предать своего отца? Неужели готова сжечь все мосты, убежав из дома, как когда-то ее взбалмошная мать?!
- Эй, постарайся успокоиться, - нежная улыбка на миг несколько смягчила лицо двоюродной кузины. - Тебя просто захватила паника. Поверь, твой отец тебя очень любит. Он не сделает тебе ничего плохого.
Медленно покачав головой, Микелина внезапно вспомнила ту вспышку гнева в момент, когда Лукас говорил о Моретти. О личности, который был всего лишь его соперником по бизнесу, а не о человеке, разрушившим в прах всю его компанию.
- Иза, разве ты не понимаешь? Я предала отца! – почувствовав след от соленых слез на своих щеках, безжизненным тоном произнесла она. – В мгновение ока я разрушила всю его жизнь.
- Тогда борись, – твердо отозвалась кузина, воинственно заглянув в потускневшие глаза сестры. – Микелина, которую я всегда знала и которой всегда восхищалась, была борцом от природы. Она бы не сидела здесь и не тряслась от страха, как загнанная на бойню овца. Она бы давно придумала план, чтобы исправить то, что натворила! Она бы зубами и ногтями вцепилась в ничтожно маленький шанс, но обязательно бы постаралась расставить все на свои места.
Изумленно уставившись на сидящую рядом с ней девушку, Мике нерешительно кивнула головой. Кто бы мог подумать, что в этой серой мышке есть такой боевой дух, которой смог зажечь неприметную искорку бойцовского пламени в ее душе.
Действительно, как она смеет сидеть здесь и рыдать, как сопливая девчонка, когда даже не пробовала отвоевать то, что было ее по праву?!
Решительно стерев рукой ненавистные слезы, Микелина вновь согласно кивнула, но на этот раз уже намного тверже и уверенней. Она больше не станет прятаться и дрожать, словно пугливый кролик перед питоном. Она не позволит какому-то напыщенному слизняку раздавить себя, будто ничтожную, мелкую букашку. Она - Микелина Горнели! И она сделает все на свете, лишь бы вернуть акции семейной компании их законному обладателю.
Встав с пола, девушка слегка озадаченно посмотрела на разбросанные повсюду вещи, словно только сейчас заметила царящий вокруг беспорядок.
- Разве тебе не нужно собирать свой чемодан? – посмотрев на сестру, вполне обыденным тоном спросила она.
Заметно повеселев от того, что Мике вновь пришла в себя, Изабель отрицательно покачала головой.
- Я его почти не разбирала, так что могу хоть сейчас ринуться в путь.
Довольно ухмыльнувшись таким словам, Микелина вновь обратила свой взгляд на разбросанные по полу вещи.
- Тогда я бы была тебе очень признательна, если ты останешься здесь и поможешь собрать все это. Пожалуйста, сложи разбросанную одежду в мой чемодан, а также не забудь убрать туда кое-что ещё.
Достав с нижней полки шкафа резную шкатулку размером с круглую картонную коробку для шляпок, Микелина раскрыла ее, оценив взглядом сияющую груду драгоценных камней, лежащих среди многочисленных колье и ожерелий, изысканных колец и сделанных на заказ браслетов, рубиновых сережек и бриллиантовых брошек. Устав перечислять в уме наименования своих украшений, Мике раздраженно захлопнула крышку. Драгоценности ее сейчас не интересовали.
- Да тут целое состояние! – тихо присвистнула пораженная сестра.
Микелина согласно кивнула.
- Мне могут понадобиться деньги, – задумчиво проронила она. – Если мне повезет, и тот незнакомец до сих пор не открывал выигранную у меня папку, то вполне возможно, мне удастся выкупить ее обратно, скажем, за двойную цену.
Не споря на этот счет, Изабель с радостью поспешила выполнять данные ей указания.
- Но как же мы найдем этого мужчину? – укладывая элегантные юбки на дно чемодана, с интересом спросила она.
- Не знаю. Разберемся с этим вопросом сразу же, как только уедем из этого дома, – отыскав нужное платье, Микелина быстро подобрала к нему подходящие туфли. – Не хочу, чтобы у прислуги возникли лишние вопросы насчет нашей поездки. Это может привлечь внимание отца, а нам совершенно ни к чему новые проблемы. Зарезервируем номер в каком-нибудь отеле, откуда и будем выяснять подробности о таинственном игроке. А пока сделаем вид, будто нам на самом деле не терпится попасть в Рим.
- Хорошая идея, – согласилась добровольная соучастница, старательно укладывая вещи.
Когда же наконец с разбросанной одеждой было покончено, и в небольшой гардеробной вновь образовался порядок, Изабель аккуратно расположила шкатулку поверх сложенных блузок, после чего закрыла молнию дорожного чемодана от «Луи Виттона».
Посмотрев в дверной проем, девушка в очередной раз обескураженно охнула. Прямо перед ней стояла элегантная молодая женщина в шикарном облегающем красном платье с низким квадратным декольте и широким черным ремнем на талии. Надев красные босоножки на высокой платформе, Микелина казалась намного выше своего роста, а ее собранные в хвост волосы своей игривой волной могли с легкостью завлечь взгляд любого прохожего. Пышные ресницы, красная помада на губах и легкий румянец на щеках – все это как никогда придавало ей вид сексуальной хищницы, собравшейся на главную охоту в своей жизни.
- Ничего себе. Потрясно выглядишь! – ошеломленно произнесла кузина, которую, казалось, было трудно изумить красотой старшей сестры.
Довольно улыбнувшись, Мике кокетливо подмигнула родственнице.
- Кто бы ни выиграл у меня вчера папку, ему придется попотеть, чтобы удержать ее в своих руках, – усмехнулась она. – В конце концов, он всего лишь обычный мужчина.
Выдвинув ручку чемодана, Микелина покатила его к выходу из спальни.
- Пойдем, мне уже не терпится начать наши «римские каникулы»!
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>05 Янв 2014 12:49

 » Часть 6

Выбрав вполне престижный отель «Эксельсиор», расположенный неподалеку от небольшой пристани для яхт в центре Неаполя, Микелина достала из сумочки кожаный кошелек и, отдав его в руки Изабель, поспешно выпрыгнула из машины. Она уже двадцать минут пыталась дозвониться до администратора казино «Рояль», но по каким-то неведомым ей причинам он не спешил отвечать на ее многочисленные звонки. Наконец, когда трубку на том конце все-таки взяли и женский голос вновь любезно попросил ее подождать, Мике отказалась заезжать в подземный гараж, опасаясь разъединения связи с недосягаемым абонентом.
- Зарезервируйте номер на имя Энрико, – прикрыв ладонью микрофон телефона, наспех проинструктировала она. – не хочу, чтобы наши фамилии светились в списке сегодняшних посетителей.
Не став противоречить, Изабель поспешно кивнула и, разрешив водителю заехать в гаражную зону, оставила сестру у парадных дверей семиэтажной гостиницы.
Наконец, в динамике телефона послышался долгожданный голос администратора. Обрадованно улыбнувшись, Мике вкратце объяснила ему свою проблему с просьбой раскрыть имя вчерашнего игрока. Спустя ещё двадцать минут бесполезных убеждений, улыбка Микелины больше напоминала грозный оскал разъярившейся львицы, нежели окрыленной счастливицы, вытянувший джекпот в телефонной викторине.
- Послушайте, что это значит? Почему вы мне просто не можете назвать фамилию вашего посетителя, с которым я вчера лично играла в покер? – устав от упершегося в свои собственные принципы администратора, девушка раздраженно закатила глаза. Когда же в трубке вновь послышался прежний отрицательный ответ, Мике со злостью выключила телефон, прерывая собеседника на полуслове.
- Болван! – сварливо пробубнила она, послав гневный взгляд своему неповинному айфону.
- Мике!
Обернувшись к парадному входу в помещение, Микелина увидела стоящую неподалеку сестру.
Вяло улыбнувшись открывшему ей дверь швейцару, девушка прошла в отделанное белым мрамором лобби роскошного отеля.
- Пойдем, – взяв ее под локоть, произнесла Изабель, направляясь в сторону лифтов. – Мы зарезервировали небольшой номер на втором этаже. Всё, как ты и хотела: никаких лишних трат и излишнего привлечения внимания.
Заметив три распахнутых кабинки, одна из которых была намного больше других, Изабель на секунду замешкалась в выборе. Недолго думая, Мике потянула сестру в главный лифт, сопровождающийся приставленным к нему служащим лифтером в фирменной ливрее отеля.
- Второй, пожалуйста, - сухо произнесла Микелина, позволяя приветливому мужчине нажать за нее нужную кнопку.
Молча осмотревшись в зеркальной кабине, девушка озадаченно посмотрела на сестру.
- А где Энрико?
- Вместе с белл-боем* отправился в номер.
Вспомнив о драгоценностях, лежащих в чемодане, Микелина все же ничего не сказала по этому поводу и лишь слегка кивнула головой. Лифт незаметно остановился, прозвучал мелодичный звон и зеркальные дверцы плавно разъехались в стороны.
Увидев в холле второго этажа уже знакомого носильщика, Изабель приветливо улыбнулась молодому юноше.
- Синьора Гомес, – учтиво наклонив голову, белл-бой выпустил двух красоток из просторной кабины лифта, после чего сам поспешно прошмыгнул внутрь. Задержав на мгновение взгляд на рыжеволосой девушке в длинном красном платье, парень жадно осмотрел ее полную грудь, холмики которой маняще выглядывали из квадратного декольте, однако, заметив, что привлек внимание довольно строгих зеленых глаз, быстро опустил голову и густо покраснел. На его счастье, двери зеркальной кабины быстро сошлись, отделяя его от недовольного лица обворожительной незнакомки.
Обычно ей нравилось ловить на себе восхищенные взгляды мужчин. Но, видимо, не сегодня. Раздраженно вздохнув, Микелина поспешила вслед за удалившейся сестрой.
- Гомес? – вспомнив произнесенную парнем фамилию, вслух переспросила она. – Разве Энрико испанец?
Слегка пожав плечами, Изабель наконец остановилась у одной из дверей, проворачивая круглую дверную ручку.
- Не знаю. Но эта фамилия стояла на его водительском удостоверении, когда он предъявил документ по просьбе портье для заполнения бланка.
Пройдя за порог сравнительно небольшого номера с крохотным коридорчиком, измеряемым всего лишь в пару шагов, Микелина остановилась посреди тесной комнатки, основную часть которой занимала большая квадратная кровать, узкий стол в углу и маленький телевизор, стоящий на широкой полке навесного шкафа. Вся комната была отделана в темно-зеленых тонах: плотные зеленые занавески, зеленое покрывало, даже два старых деревянных стула были обшиты темно-зеленым драпом. Да, номер и впрямь был невзрачным. Никогда ещё не останавливавшись в столь скромных апартаментах, Микелина все же не могла не отметить чистоту и опрятность предоставленной им комнаты.
Резкий дверной щелчок заставил обеих девушек невольно обратить внимание в сторону туалетной комнаты.
Выйдя к своим молодым хозяйкам, Энрико растянул губы в широкой улыбке.
- Ну, как вам этот шикарный номер, синьорина Горнели? – разведя руки в стороны, спросил мужчина. – До завтрашнего дня он наш.
- Надеюсь, так долго он нам не понадобится, – заправив выбившийся локон за ухо, вполне серьезно проронила девушка. – Кстати, не знала, что ты испанец. Как ты вообще умудрился устроиться на работу в наш дом? Ведь всем известно, что отец не берет испанцев.
Побелев в лице, Энрико виновно опустил голову.
- Простите, синьорина, – поспешно проронил он, – я не хотел никого обманывать. Просто ваш отец платит намного больше, чем если бы я пошел работать обычным садовником в магазин цветов. К тому же, я только наполовину испанец. Моя мать итальянка. И перед тем, как устроиться к вам, я поменял все документы на фамилию матери. Только вот водительское удостоверение не успел.
Пулей подлетев к ногам молодой хозяйки, Энрико упал на колени, крепко сжав пальцами ее ладонь.
- Прошу вас, синьорина. Прошу вас, не говорите об этом своему отцу. Мне нужна эта работа. Моя семья живет бедно. Мать почти не ходит. Отец работает за гроши. Они пропадут без меня…
Охнув от столь унизительной для взрослого мужчины картины, Микелина удрученно покачала головой.
- Прошу, встаньте, – искренне проникшись к жизненной драме этого человека, Мике помогла ему подняться на ноги.
Поймав на себе вопросительный взгляд, девушка впервые за день отодвинула собственные переживания на задний план и как можно мягче улыбнулась новому шоферу.
- Кто я такая, чтобы передо мной преклонялись? К тому же, во мне и самой течет некая доля испанской крови.
С грустью усмехнувшись, девушка в очередной раз мысленно укорила отца в недолюбливании им испанской нации. И, конечно же, всему виной вновь была ее мать, в чьих венах текла горячая испанская кровь. Обладая взрывным темпераментом, она вконец уничтожила веру Лукаса в эту славную страну и ее жителей. Вспомнив о том, в какую ярость пришел отец, когда его дочь изъявила желание изучать испанский язык, улыбка Микелины немного померкла. Частный веселый преподаватель, помогающей ей до этого с английским, был тотчас уволен, а на его место пришел чопорный старик, который, казалось, не знал больше никаких других языков, кроме как строго оговоренных его хозяином.
- Можешь не беспокоиться. Я никому ничего говорить не собираюсь, – тихо проронила она, вновь посмотрев в благодарное лицо мужчины. – А сейчас, ты не мог бы на несколько минут оставить нас с сестрой наедине? Мне нужно поговорить с ней с глазу на глаз.
Мгновенно кивнув, Энрико оторопело посмотрел по сторонам.
- Балкон, – тут же участливо предложила хозяйка. – Можешь выйти на балкон.
- Бедняга, – посмотрев вслед прикрывающему за собой балконную дверь мужчину, тихо произнесла младшая сестра. – Иногда мне кажется, что твой отец слишком суров!
- Да, что есть – то есть, – уныло согласилась Микелина, присаживаясь на угол широкой кровати. – И кажется, скоро эта суровость в полной мере обрушится на меня.
- Ты дозвонилась до администратора казино? – вспомнив о насущной проблеме, Изабель присела на ближайший стул.
- Да. Но это мало что дало, – и без того вялая улыбка окончательно сошла с губ старшей сестры. – Он сказал, что не имеет права разглашать имена своих посетителей. Тем более, членов закрытого клуба.
Сочувственно посмотрев на сестру, Изабель пыталась подобрать хоть какие-то ободряющие слова для поднятия духа, но вместо этого задала лишь один занимающий ее сознание вопрос:
- И что ты теперь собираешься делать?
Тихо хмыкнув, Микелина потянулась к стоящему у ее ног чемодану.
- Собираюсь лично навестить этого упертого олуха. Посмотрим, как он запоет, когда в его ладони окажется сапфировое ожерелье.
Взявшись за бегунок молнии, Мике услышала тихую мелодию своего мобильника. Временно отложив раскрытие чемодана, девушка недовольно взглянула на высветившийся на дисплее неизвестный номер, после чего все же ответила на звонок.
- Микелина Горнели? – услышала она незнакомый мужской голос.
- Да.
- Меня зовут Мигель. Мы с вами уже встречались минувшей ночью за игровым столом казино. Вы помните?
- О, господи.... – едва не уронив телефон, облегченно выдохнула девушка. Она, наконец, узнала этот голос. – Я так рада, что вы мне позвонили. Мне нужно срочно с вами переговорить. Скажите, где я смогу вас найти? В какую часть города мне приехать?
- Не нужно ехать так далеко, – спокойно отозвался собеседник. – Вам всего лишь требуется дойти до лифта и попросить лифтера нажать на кнопку седьмого этажа. Президентский люкс «Ромео» - он один на этаже. Найти несложно. Жду вас через десять минут.
Получив достаточно строгую инструкцию, Микелина молча кивнула головой.
- Хорошо.
- Да, - вновь заговорил мужчина, - советую вам воспользоваться главным лифтом, так как остальные не ездят на два последних этажа.
Внезапно раздавшиеся частые гудки вывели девушку из легкого оцепенения.
Откуда этот мужчина узнал, что она здесь? Он следил за ней или же это просто случайное стечение обстоятельств? Смутно веря последнему предположению, она убрала телефон обратно в свою дамскую сумочку.
- Кто это был? – взволнованно наблюдая за сестрой, тихо спросила Изабель.
Мельком взглянув на свои часы от «Картье», чтобы уследить за ходом времени, Микелина быстро поднялась на ноги, намереваясь удостовериться в непогрешимости своей идеальной внешности перед столь важным разговором.
- Не поверишь, – не скрыв волнения, произнесла она. – Человек, которому я вчера проиграла папку, сам нашел меня. И он, так же как и я, хочет встретиться.
Зайдя в крохотную уборную, Микелина критично осмотрела себя в небольшом продолговатом зеркале над раковиной.
- И где он? – остановившись у двери, спросила ее заинтригованная сестра.
Изобразив слабое подобие беспечной улыбки, Мике как можно непринужденнее закрутилась перед зеркалом, ища невидимые изъяны со стороны спины.
- Здесь. В этом отеле.
Скрестив руки на груди, Изабель недоверчиво покачала головой.
- Ты же не думаешь, что это простое совпадение? Ты не настолько наивна.
- Почему нет? – пожав плечами, отозвалась собеседница. – Это один из лучших отелей в городе.
- Я пойду с тобой, – категорично заявила молодая девушка.
- Нет! Не нужно. Незачем ещё тебя в это впутывать, – покачав головой, Микелина дрожащей от волнения рукой провела темно-вишневой помадой по своим губам. – Я буду в президентском номере на седьмом этаже. Так что, в случае чего, ты знаешь, где я нахожусь.
Неохотно согласившись с такими доводами, Изабель не стала преграждать путь сестре, молча проводив ее до порога.
- Не волнуйся, – улыбнувшись напоследок, проронила Мике, – я мигом.
Быстро дойдя до кнопки вызова лифта, Мике заставила себе закрыть глаза и сделать пару глубоких вдохов. Когда же она распахнула свои длинные ресницы, перед ней уже стояло заказанное «транспортное средство» с весьма приветливым молодым служащим гостиницы.
- Седьмой этаж, – тихо проговорила девушка не в меру обрадовавшемуся ее присутствию лифтеру.
Вновь прикрыв глаза, Мике попыталась спланировать ход предстоящей беседы, однако бешеный стук порывающегося выпрыгнуть из груди сердца, как никогда, мешал сконцентрироваться.
Слегка вздрогнув от резкого звона, извещающего постояльцев о прибытии лифта, Микелина с трудом нашла в себе силы беспечно улыбнуться стоящему рядом с ней парню, после чего не спеша вышла в ярко освещенное фойе элитного президентского номера. Краем уха услышав, что просторная кабина вновь тронулась вниз, оставляя ее в элегантно обставленной комнате совершенно одну, девушка почувствовала, как с каждым новым шагом грохот собственного сердца все громче и громче раздается в голове устрашающей барабанной дробью. Не помня себя от перенапряжения, Микелина остановилась у закрытых дверей с выгравированной надписью «Ромео» и, набрав в грудь побольше воздуха, решительно постучала.
После трех секунд томительного ожидания, показавшегося ей целой вечностью, широкая дверь наконец-то распахнулась.
Завидев на пороге вчерашнего победителя, сорвавшего поистине небывалый куш, девушка не сдержала облегченного вздоха. По крайней мере, одна проблема решена – она действительно нашла этого странного игрока, предпочитающего дорогому, цивильному костюму обычные черные джинсы, белую футболку с англоязычной надписью «Я люблю Нью-Йорк» и черную кожаную куртку. Встретившись со слегка прищуренными глазами, Мике тотчас отметила его острый, ничего не упускающий взгляд, который, казалось, сканировал ее насквозь. На обычного человека ее круга он мало походил, но с другой стороны, она прекрасно знала, что у каждого олигарха есть свои собственные причуды. А уж в том, что у этого мужчины есть деньги - она не сомневалась. Об этом говорило все: от высоких белоснежных стен самого дорогого номера этого отеля до ее вчерашнего проигрыша, сулившего ему поистине райскую жизнь до конца своих дней.
Резко выбросив из головы неприятные воспоминания, Микелина приняла на себя роль великой мученицы, театрально сложив ладони перед собой.
- Слава Богу, я вас нашла! - умоляюще посмотрев на коренастого незнакомца, полушепотом проронила она. – Вчера в казино произошла ужасная ошибка. Я…
- Заходите, – не обратив внимания на разыгравшийся на пороге спектакль, резко перебил лысый мужчина свою посетительницу. – Синьор ждет вас в кабинете.
- Кто?! – одними губами прошептала обескураженная девушка, но все же послушно последовала за высоким незнакомцем.
Беззвучно ступая по мягкому ворсу серого ковра, Микелина совершенно не обращала внимания на царившую вокруг роскошь шикарного люкса, занимающего весь седьмой этаж. Она выросла в этом мире, с детства играя с плюшевыми мишками, у которых вместо пуговичных глаз сверкали крупные бриллианты.
Ее занимало совершенно другое. Только сейчас до ее затуманенного нервным тиком сознания начал постепенно доходить смысл услышанной фразы. Идущий впереди нее человек вовсе не хозяин этих роскошных апартаментов. Настоящий хозяин ждет ее в кабинете.
Мельком вспомнив яркий эпизод ее ночного кошмара, Микелина мысленно застонала, с болью прикрывая глаза.
«О, боже, только не он!»
На секунду задержавшись у раскрытых дверей, ведущих в очередную комнату, девушка мимолетно улыбнулась отступившему в сторону мужчине, после чего с опаской прошла за порог. Оказавшись в просторном кабинете с двумя широкими окнами и небольшим кирпичным камином в углу, Мике ослепленно моргнула из-за бьющих в лицо ярких солнечных лучей и тотчас услышала, как позади нее плотно закрылась тяжелая дверь. И вновь оглушительный грохот собственного сердца беспощадно терзал ее слух, заставляя девушку неподвижно стоять посреди прямоугольной комнаты в абсолютной прострации.
- Прошу вас, присядьте, – послышался приятный баритон, раздающийся из передней части кабинета.
Она знала этот голос, но в тот же момент готова была поклясться, что слышит впервые. По крайней мере, что-то в нем изменилось. Он стал более деловым, более властным, более холодным…
Набравшись мужества, Микелина подняла голову и открыто посмотрела на сидящего в широком кресле мужчину.
Одетый, как и всегда, в сшитый на заказ деловой костюм, Рикардо Моретти казался как никогда далеким и отчужденным.
Словно совершенно не замечая своей посетительницы, он внимательно просматривал разложенные по небольшим стопкам аккуратно сложенные бумаги. Иногда он брал лежащий по правую руку «Паркер» с золотым пером и что-то помечал на широких полях. Иногда просто читал, ничего не маркируя на черном печатном тексте, однако плотно сжатые губы и слегка суженные глаза ясно говорили о его едва заметном недовольстве. Точно такое же выражение лица она часто видела у отца, поэтому как никто другой могла безошибочно распознать настроение Лукаса Горнели. Однако сейчас это был не отец.
Внезапно с нахлынувшей на нее непонятной тревогой, Микелина, как никогда, ясно осознала, что абсолютно не знает сидящего перед ней человека. Осторожно наблюдая за действиями темноволосого мужчины, девушка искала в знакомом лице те самые добродушные смешинки вчерашнего дурачества и непринужденности, однако так и не нашла в его холодном, непроницаемом взгляде былых теплых искорок. Казалось, совсем не с этим человеком она познакомилась два дня назад. Почувствовав, как тревожно забилось сердце, Микелина поспешила сесть в мягкое кресло, пока ее дрожащие колени вконец не выдали ее внутреннего смятения.
- Мне нравится это платье, - даже не поднимая взгляда, внезапно произнес хозяин дорогих апартаментов, - но оно не подходит для девушки, разгуливающей в одиночестве среди толпы беснующихся мужчин, жадно пожирающих взглядом каждую встречную юбку.
Немного оторопев от подобного рода заявления, Микелина пораженно округлила глаза.
- Меня абсолютно не волнует, что вам нравится, синьор Моретти, а что нет. Мое платье, как и все остальное, вас абсолютно не касается.
Мгновенно поймав мимолетную усмешку на его губах, девушка поспешно прикусила язык. Совершенно не так ей следовало вести себя с человеком, у которого она собиралась слезно выпрашивать проигранные по ее собственной глупости акции семейной компании. Одна мысль о том, что ей придется смиренно ползать на коленях у ног этого мерзавца, вымаливая вернуть собственное имущество, как никогда омрачило ее и без того неидеальный настрой. Но делать нечего. Ей придется забыть о собственном эго и хоть раз в жизни прикинуться робкой паинькой перед абсолютно чужим человеком.
- Мне бы следовало сразу догадаться, - без особых эмоций, тихо проронила она.
Медленно отложив очередной лист в сторону, Рикардо наконец-то соизволил посмотреть на свою изрядно побледневшую гостью.
Карий взгляд встретился с зеленым. И, хоть преимущество было на его стороне, Моретти все же решил поддержать разговор, вопросительно изогнув брови.
- В чем же?
- Вчера вечером ты… - замерев на слове, Микелина непроизвольно сглотнула, после чего вновь заглянув в его глаза, поспешила сохранить дистанцию, ясно символизирующую совершенно чужих друг другу людей. – Вчера вы весь день преследовали меня. Мне следовало догадаться, что ничем хорошим для меня это не кончится.
- А мне казалось, вы получили некое удовольствие, – впервые послышались такие привычные насмешливые нотки в его голосе. – Или вы не об этом?
Вспыхнув, Мике прикусила губу. Вспоминать сейчас о прошедшем вечере у Ирис ей совершенно не хотелось. А уж обсуждать это тем более.
Понимая, что такой человек, как Рикардо, вряд ли настолько невнимателен, чтобы не заглянуть в выигранную папку, Микелина не сдержала тяжкий вздох. Почти что открыто признав поражение, девушка опустила взгляд на колени. Ей не хотелось думать о том, что будет. Казалось, если только она произнесет слово «крах» - даже на подсознательном уровне, это неминуемо затянет ее на самое дно и без того унизительной участи.
- Я о казино, – едва слышно послышался ее ответ.
- Казино? – почти искренне удивился Моретти. – Кажется, там мы с вами не встречались. Хотя, признаюсь, такое вполне могло случиться, так как вчера вечером я согласился сыграть пару партий со старым другом отца. Но из-за срочных дел за меня пришлось играть моему человеку.
Медленно кивнув, Микелина неожиданно вздрогнула от внезапно зазвонившего мобильника.
Взяв с края стола точно такой же телефон, как и у нее, единственным отличием которого был черный цвет, Рикардо поспешно ответил на звонок.
- Да, – коротко бросил он. – Да, предупреди всех, что совещание начнется ровно в шесть вечера в зале конференций первого этажа. И еще, пусть подготовят проектор.
Резко закончив телефонный разговор, Рикардо, слегка упираясь виском в указательный палец левой руки, вновь с некоторым отчуждением посмотрел на нее, словно и не было той самой вечеринки, напоминающей ей об их постыдной близости.
- Так в чем дело? – холодно спросил он, как если бы разговаривал с одним из своих сотрудников.
Непривыкшая к такому тону, Микелина то и дело напоминала себе, что, по сути, они совершенно незнакомые люди.
- Вчера произошла ужасная ошибка, – с пересохшим от волнения горлом кое-как произнесла девушка, решив воспользоваться изначальным планом беседы. - В выигранной вашим человеком папке лежат документы небольшого учреждения, которое мне очень дорого. И… и если вы и в самом деле джентльмен, то вы позволите мне выкупить их назад.
Встретившись с внимательно изучающим ее взглядом Моретти, Мике поспешила добавить:
- За двойную цену, конечно.
Заинтересованно приподняв брови, Рикардо слегка кивнул головой.
- Я бы, конечно, так и поступил, – участливо проронил он.
Подавшись грудью немного вперед, словно собираясь сообщить собеседнице некую тайну, брюнет оперся локтями о деревянную столешницу.
- Но есть одна небольшая проблема, – заметив ее недоумение, его губы дрогнули в циничной усмешке. – Как вы сами заметили в ресторане, я - не джентльмен.
Мгновенно забыв о былой робости, Микелина ненавистно сжала ладони в кулаки.
- Что вы хотите взамен этой папки? Назовите ваши условия, и я заплачу любую цену!
- Даже если взамен я потребую вашу честь? – изогнув бровь, Рикардо вернулся в роскошное кресло, удобно облокотившись о мягкую спинку.
Ошеломленно моргнув, Мике невидящим взглядом вновь посмотрела на зазвонивший черный айфон.
Ее честь? Что, черт побери, это ещё значит?!
- Я не совсем поняла…
Приподняв вверх указательный палец, Рикардо взглядом пояснил, что к теме данного разговора они вернутся через минуту.
- Да, Анна Мария. Да, мне очень нужен этот контракт. Передай Луиджо, что мы можем обсудить все детали за ужином в среду. И ещё, срочно свяжись с Нортбери, я хочу выкупить у него контрольный пакет, а потом медленно распродать компанию по частям. Клянусь, я получу от этого массу удовольствия, видя, как этот лживый кусок дерьма наблюдает за неминуемым банкротством собственного детища.
С трудом следя за разговором Рикардо, Микелина недоуменно нахмурилась.
Ее честь - как это понимать?
И вдруг не в меру заторможенное подсознание вспыхнуло, ослепляя ее своей безжалостной догадкой: ее честь, ее тело, ее постель!
Ошеломленно округлив глаза, Мике вновь подняла голову, гневно смотря на все ещё разговаривающего по телефону человека.
- Можешь не сомневаться, он клюнет на это предложение. Ему сейчас позарез нужны деньги.
Выслушав ответ своего сотрудника, Рикардо едва заметно улыбнулся, отчего черты его лица вмиг преобразились, на крохотное мгновение предоставив ее взгляду вид вчерашнего обаятельного брюнета.
- Ты хочешь мое тело в обмен на какой-то ресторан?! – дождавшись, пока он выключит телефон, яростно прошипела медленно поднимающаяся с кресла рыжеволосая дьяволица. – Да вам следует лечиться, синьор Моретти. Подобной наглости мне ещё никто не предлагал!
Ничуть не задетый ее тоном, Рикардо лишь снисходительно усмехнулся.
- Разве в папке лежали бумаги только на ресторан? – тихо спросил он, молниеносно заставляя ее подавить свое откровенное неистовство и закрыть рот. – Давай-ка договоримся на будущее: впредь ты не будешь изворачиваться, увиливать или избегать моих вопросов, не говоря мне всей правды в глаза. Иначе пеняй на себя.
Грозно предупредив мгновенно замолчавшую девушку, Рикардо не спеша поднялся с кресла, небрежно расстегнул две пуговицы темно-серого пиджака, после чего ослабил узел своего кремового галстука.
- Если бы вы, синьорина Горнели, только знали, как я хочу пустить в ход подаренный мне вами козырь против своего врага… - задумчиво произнес он.
Помимо воли вспомнив недавний телефонный разговор Моретти относительно чьего-то банкротства, Микелина потупила свой полный ужаса взгляд. И как она вообще могла подумать, что этот человек может быть мягким и податливым? Он не пощадит ее отца. Растопчет, словно какого-то жирного таракана, перебежавшему ему дорогу.
- Единственным желанием, не дающим мне сделать то, о чем ты сейчас думаешь, является лишь мое слегка безрассудное влечение к твоему телу, детка, – посмотрев на замершую у кресла девушку, откровенно признал мужчина.
Подойдя к ней, он положил ладонь ей на подбородок и, слегка приподняв красивое личико, большим пальцем медленно прошелся вдоль ее нижней, пухлой губы, оголив ровный ряд белоснежных зубов.
- После вчерашнего вечера у нашей общей знакомой, я понял, насколько сильно хочу вас, синьорина Горнели, – прошептал он, слегка наклоняясь к ее манящему рту, – и поэтому готов на полнейшее безумие, предлагая вам весьма заманчивую сделку. Условия до безобразия просты: две недели в моей постели без права на отказ в любом, даже самом причудливом желании, и через полмесяца ты получишь обратно свою драгоценную папку вместе со всеми лежащими в ней документами.
Едва не поперхнувшись воздухом от столь сумасшедшего предложения, Микелина недоуменно покачала головой. Быть безвольной марионеткой в руках этого властного кукловода – это не укладывалось в ее голове. Сможет ли она наступить на горло собственной гордыни, чтобы стать той, кем хочет видеть ее этот мужчина? Это было сумасшествие чистой воды. Нет. Она не такая. Она не сможет. Не сможет играть роль ветреной шлюхи, яростно ненавидя прикасающегося к ней подонка. Даже сейчас, стоя в непосредственной близости от его крепкого тела, Микелина не могла однозначно распознать собственных чувств. Последняя здравая мысль сбежала от нее с того момента, как только его жесткий палец нежно прикоснулся к ее губе, оставив несчастную в полном смятении перед завораживающим взглядом темно-карих глаз.
Заметив полнейшее недоумение своей очаровательной посетительницы, взгляд Рикардо слегка сжалился, уступая ее обворожительному смущению.
- Мы вернемся к более подробному обсуждению особых условий, как только ты будешь готова. Хотя, - слегка помедлив, усмехнулся он, – есть и другой вариант.
В дверь кабинета резко постучали.
- Да? – раздраженно рявкнул Рикардо, отчего Микелина в очередной раз невольно вздрогнула.
Появившийся на пороге лысый мужчина в черных джинсах, казалось, даже не заметил помрачневшего настроения босса.
- Пришел портье. Говорит, что в зале конференций полетела проводка. Так что электричества там в ближайшее время не будет.
Сведя брови, Рикардо неохотно оторвал взгляд от полных губ своей милой собеседницы, повернув голову к стоящему в двери начальнику охраны.
- У них что, во всем отеле есть только один зал для конференций? – резко спросил он.
- Нет, – непринужденно отозвался второй мужчина, - они предложили воспользоваться небольшим актовым залом на пятом этаже.
- Значит, возьмем его, раз в этой дыре нет ничего лучше, – отозвался босс, негодующе сжав челюсти.
- ОК, – бросил напоследок широкоплечий работник, собираясь вновь покинуть кабинет.
- Мигель! – остановив своего лучшего служащего, обратился к нему Рикардо. – Если кто-то ещё в ближайшие полчаса будет мне звонить или спрашивать, скажи, что я занят. Пусть подождут, пока мы с синьориной Горнели не закончим свои дела.
Посмотрев на стоящую рядом с хозяином девушку, Мигель медленно кивнул.
- Конечно, босс. Вас больше не побеспокоят.
Когда дубовая дверь снова плотно закрылась, оставляя в кабинете двух человек, Микелина начала поспешно отступать назад, покуда спиной не уперлась в холодную, бетонную стену.
- Вы что-то говорили о втором варианте? – напомнила она, украдкой следя за действиями мужчины.
Оставшись на месте, Рикардо протяжно вздохнул, после чего развернулся к столу и, взяв в руку «Паркер», что-то написал на белоснежном листке.
- Я бизнесмен, Микелина, – вновь вернувшись к холодному тону, произнес он, присаживаясь обратно в свое кресло, – и, как любой успешный предприниматель, я люблю деньги.
Придвинув широкий лист к противоположной стороне стола, у которой ранее сидела девушка, Моретти облокотился о прочную столешницу, упершись подбородком о скрещенные в замок пальцы обеих ладоней.
Ожидая ответа, мужчина бесстрастно проследил за ее неохотным возвращением. Посмотрев на вычерченные каллиграфическом подчерком цифры, Мике невольно приоткрыла рот.
- Полмиллиарда?! – едва слышно прошептали ее губы.
Она была готова услышать от Моретти сумму, превышающую стоимость ее ресторана в три, в четыре, а то и в пять раз, но никак не ожидала такого баснословного подсчета, больше похожего на приговор. Едва не упав в мягкое кресло, обескураженная девушка недоуменно покачала головой.
- Это... – пытаясь подобрать слова, тихо произнесла она, – это…
- Это сумма двадцати пяти процентов акций «Траст Инкорпорейтид» плюс процент от выигранной суммы, отданный казино. Ну, и конечно, моя собственная выгода тоже не будет упущена, – твердо заключил Рикардо, прерывая ее невнятную речь. – Как видите, хоть я и не джентльмен, но все же готов простить вам этот долг за весьма определенную сумму.
- Но такая сумма… Я даже не знаю, сколько времени мне потребуется насобирать все это…
Сочувственно покачав головой, Моретти вновь отклонился на спинку кресла.
- А вот со временем у меня беда, – уныло усмехнувшись, известил он. – Ваш окончательный ответ меня интересует ровно до семи вечера сегодняшнего дня. Если к тому времени вы не согласитесь на мое первое предложение, а также не предпримете ничего относительно второго, то мне остается лишь третий вариант. А именно – раскрыть карты вашему драгоценному отцу.
Поднявшись с кресла, кареглазый брюнет не спеша обошел стол и, встав за спиной милой гостьи, наклонился к ее уху, продолжив свою дальнейшую речь тихтим шепотом:
- Но, учитывая то, что вы зарезервировали номер в этой гостинице под чужой фамилией и пришли сюда совершенно одна, то смею предположить, третий вариант вас не особо устраивает.
Пронзенная волной мелких мурашек, Микелина болезненно сглотнула подступивший к горлу ком. Господи, ну почему этот мужчина действовал на нее таким образом?
Совершенно не представляя, как она сможет собрать за такой короткий срок столь неимоверную сумму, девушка все же согласно кивнула головой.
- Я найду деньги, – на этот раз ее слова звучали четко и уверенно, словно обозначенный Рикардо подсчет мог с легкостью поместиться в ее дамской сумочке. – Предоставьте мне свои банковские реквизиты, и указанная сумма переведется на ваш счет до конца этого дня.
Сильно сомневаясь в услышанном, Рикардо открыто усмехнулся. Ему нравилось играть с ней в эту игру, как и то, что она до сих пор не признала своего поражения.
- Откуда? – по-прежнему раздался над ее ухом насмешливый голос. – Вернувшись домой, ты первым делом кинешься к своим драгоценностям. Поняв, что это всего лишь ничтожные крохи, ты также захочешь избавиться от своих дорогих брендовых вещей. Но и это будет лишь капля в море. Тогда ты захочешь продать свою машину. Первую. Вторую. Свой любимый порше. Увы, но сумма по-прежнему останется ничтожной. Так что же ты будешь делать, Микелина?
Резко взявшись за точеный подбородок, Рикардо развернул ее голову к себе, мгновенно встретившись с яростным взглядом ярко-зеленых глаз. Если бы взгляд мог убивать, то он бы уже давно был в могиле.
- Попросишь помощи у друзей? – вновь жестоко продолжил он. – Но кто даст тебе взаймы такие деньги втайне от твоего обожаемого папочки?
- Тебя не должно интересовать, откуда я получу эти деньги, - презренно отбросив от своего лица мужскую ладонь, Микелина встала с кресла с гордо поднятой головой. – И уж тем более я не соглашалась на столь унизительное предложение быть твоим двухнедельным эскортом в качестве бесправной подстилки. Так что не смей меня трогать!
Не став настаивать, Рикардо посторонился, предоставив ей пространство, чтобы свободно пройти к двери.
- Ещё не так давно ты стоял передо мной на коленях, – не помня себя от злости из-за столь унизительного обращения, тихо произнесла она. – Поверь, я испытаю огромную радость, вновь вернув тебя на это же место.
Лениво ухмыльнувшись, Рикардо прислонился бедром к краю столешницы, небрежно вложив правую ладонь в карман своих серых брюк.
- Не стоит утверждать то, что не в твоих силах исполнить, – вполне серьезно проронил он. - Не заблуждайся на этот счет, иначе, в конце концов, сама можешь оказаться в подобном положении.
Резко обернувшись, Микелина слегка прищурилась. Усмехнувшись своей очередной догадке, девушка недоверчиво покачала головой.
- Так ты этого хочешь? Хочешь видеть меня на коленях у своих ног?
Заметив, как заплясали дьявольские искорки в карих глазах, Мике поспешно схватилась за дверную ручку.
- О, да. И более того – с занятым ртом. Твой язвительный язычок не помешало бы немного укротить.
- И не мечтай! – решительно произнесла она, открывая дверь.
Подняв вверх левую ладонь, Мике выставила на обозрение дорогое обручальное кольцо с внушительным бриллиантом.
- Вчера я согласилась выйти замуж за Марко Сальвьери. Совсем скоро я стану его женой. Ты, должно быть, сумасшедший, Моретти, раз думаешь, что я подпишусь на твое безумие.
Услышав раскатистый смех позади себя, Микелина безмолвно прошмыгнула мимо спокойно читающего газету мужчины в джинсах, и как можно скорее попыталась найти выход из этих огромных апартаментов.
- Мое предложение действует ровно до семи! – вновь послышался властный голос Рикардо из кабинета. – Постарайся запомнить это, Микелина.
Встав с мягкой бежевой оттоманки, Мигель подошел к нужной двери и, распахнув ее, выжидающе посмотрел на слегка растерявшуюся в просторных апартаментах гостью.
Увидев впереди спасительный выход, ведущий в просторное фойе, Микелина кинулась к кнопке вызова лифта. Оставаться здесь на секунду дольше ей было уже невмоготу.
Господи боже, неужели в какой-то момент ей действительно нравился этот мужчина?!
- Прекрасного дня, синьорина, – внезапно послышался учтивый голос все ещё придерживающего дверь мужчины.
Остановившись на мгновение, Микелина послала ему свой гневный взгляд. Благодаря именно этому человеку ее жизнь вот-вот разлетится на миллион мелких осколков и никогда уже не соберется в целостный рисунок безмятежного будущего.
- О, да, – с горечью усмехнувшись, проронила она, – день действительно обещает быть прекрасным… особенно для пули в лоб. Только вот вместо своей головы я бы предпочла вашу.
Никак не отреагировав на ее слова, мужчина лишь вежливо улыбнулся и закрыл за собой дверь.
С трудом перебирая в уме детали недавнего разговора, Микелина наконец-то расслабленно вздохнула и, вымученно улыбнувшись появившемуся лифтеру, буквально вбежала в зеркальную кабину.
Лифт плавно тронулся вниз.
Все ещё пребывая в полном потрясении от встречи с Моретти, рыжеволосая гостья отеля с силой вонзила свои длинные ногти в мягкую кожу ладоней. Не замечая саднящей боли, девушка яростно сузила глаза, помимо воли вспоминая надменное лицо кареглазого брюнета.
Каков нахал! Да как он смеет делать ей столь аморальное предложение?! И что вообще означают эти особые условия? У него что, особый ежедневный пунктик: как вывести из себя Микелину Горнели?! Или, может быть, он вообще маньяк, предпочитающий унижать успешных, красивых женщин? Господи, да как он вообще мог подумать, что она всерьез воспримет его слова? За всю свою жизнь она ещё ни разу не встречалась с подобным хамством!
Но сегодня Рикардо Моретти превзошел даже самого себя. Мало того, что у этого мерзавца повернулся язык предложить стать его двухнедельной подстилкой, так он ещё и следил за ней, открыто признавшись в том, что знает, где и под какой фамилией она живет в этом отеле. Уму непостижимо! Черт, кажется, за ней и впрямь увязался какой-то ненормальный, а ведь всего пару дней назад жизнь казалась такой простой и счастливой.
Вне себя от охватившего ее гнева, молодая синьорина стремглав преодолела узкий коридор, выплеснув часть накопившегося раздражения на заклинившей дверной ручке. Наконец, дверной замок поддался.
Ворвавшись на порог небольшой комнаты, казавшейся после президентского люкса всего лишь крошечной каморкой, девушка с силой захлопнула дверь.
- О, синьорина, вы вернулись! – не спеша поедая соленый миндаль из жестяной банки, Энрико вновь с интересом уставился в экран телевизора, внимательно вслушиваясь в размеренную речь диктора новостей. – А мы как раз заказали обед в номер.
- Спасибо. Но я уже сыта по горло, – не скрыв яростного раздражения, произнесла молодая хозяйка.
От столь резкого тона Энрико тотчас забыл о телевизионном репортаже, как можно скорее поднимаясь со стула.
- На балкон! – заметив неловкий взгляд своего новоиспеченного шофера, рявкнула Микелина.
Ей уже порядком поднадоели все эти косые взгляды прислуги. Словно она по жизни должна отчитываться перед каждым встречным, в то время как в конце пути ее все равно ожидает карающая гильотина. Так кому какое дело до ее поступков, раз итог все равно один? Неужели теперь до конца своей жизни она постоянно будет видеть вокруг себя лишь осуждающие ее лица?
С облегчением отметив отсутствие младшей сестры в комнате, Мике дождалась, пока балконная дверь плотно закроется, после чего, наконец, дала волю своему нешуточному раздражению.
Гневно пнув стоящий у стены чемодан, девушка подняла с декоративного столика свою дамскую сумочку, со всей силы зашвырнув ее в противоположный угол комнаты.
- Ублюдок! – не сдержав яростного порыва, выкрикнула она. – Самовлюбленная скотина! Подонок! Ничтожество! Свол…
- Мике! – выбежав из уборной, Изабель прервала гневную тираду кузины. – Что случилось?
Обернувшись к обеспокоенной молодой девушке, Мике с трудом заставила себя успокоиться, делая глубокий вдох.
- Вчера вечером я собственноручно вручила часть акций семейной компании в руки конкурента своего отца – вот что случилось! – с горьким сарказмом к самой себе тихо произнесла она, присаживаясь на угол кровати.
Спрятав лицо в ладонях, Микелина с сожалением покачала головой.
- Господи, Иза, какой же дурой я была! И зачем мы вообще поехали в это чертово казино, ведь день не заладился с самого начала?! Я должна была догадаться, что выйдет нечто подобное. Должна!
Сочувственно улыбнувшись, Изабель присела рядом.
- И что этот человек теперь от тебя хочет? – тихо спросила она. – Ведь он не просто так хотел с тобой поговорить. Он готов к обмену? Что ему надо?
Нервно усмехнувшись, Мике убрала ладони от лица, открыто посмотрев в наивное личико молодой девушки.
- Денег, – не решаясь шокировать все ещё верующую в людскую добродетель младшую сестру, она умышленно скрыла альтернативное предложение Моретти.
Облегченно вздохнув, Изабель на краткое мгновение сложила ладони вместе, с благодарностью посмотрев куда-то в потолок.
- Слава богу! – более радостным голосом вслух произнесла девушка.
Потянувшись к прикроватной тумбочке, она выдвинула широкий ящик и, достав из него круглую шкатулку, положила ее на центр широкой постели.
- Вот. Я достала ее, пока тебя не было, – раскрыв крышку, Изабель заворожено посмотрела на лежащие внутри драгоценности. – У тебя же наверняка есть знакомый ювелир, который сможет оценить все эти украшения, чтобы дать за них выгодную цену?
Растянув губы в горькой улыбке, Микелина бесстрастно запустила ладонь в горсть сияющих разноцветными бликами драгоценных камней.
- Это не поможет, – едва слышно прошептали ее губы. – Все это лишь мусор, не стоящий даже толики внимания самовлюбленного Рикардо Моретти.
- Мусор?! – пораженно повторила сестра. – Как это мусор?
Непонимающе остановив взгляд на изысканных бриллиантах, Изабель вдруг догадливо приподняла брови.
- Он что, запросил больше этой суммы?
- О, да, – саркастически скривив губы, истерично хохотнула старшая сестра, – немного больше. Всего лишь каких-то полмиллиарда евро.
На мгновение вспомнив о том, как Рикардо принялся перечислять возможные варианты продажи ее имущества, Микелина обреченно прикрыла глаза. Увы, он был прав. Продай она все свои платья, машины и украшения – это все равно не решило бы ее проблему. Собранной выручки не хватило бы даже на половину запрошенной суммы. Ей оставалось разве что заложить свою душу дьяволу, но кажется, дьявол и так весьма открыто покусился на ее тело. Ее душа ему абсолютно ни к чему.
Но она не сможет так жить. Ей нужно найти эти деньги!
- Что если обратиться за помощью к Мануэлю? – после минутного раздумья, вновь заговорила вторая девушка. – Он, конечно, не погладит тебя по головке и будет злой, как черт, но все же непременно поможет любимой сестре.
С горечью покачав головой, Мике неохотно отбросила такой вариант.
- Его сейчас нет в Италии. А деньги мне нужны до семи вечера этого дня.
- Тогда, может, обратишься к другим родственникам?
- К кому? – усмехнулась она. – Изабель, ты хоть понимаешь, какую сумму от меня требуют? Да любой человек, к которому я обращусь с подобной просьбой, тут же позвонит моему отцу. Им всем нужны гарантии, которых у меня, к сожалению, нет.
Согласно кивнув, Изабель медленно поднялась с кровати. Задумчиво нарезая круги вокруг отодвинутого от стола стула, девушка внезапно остановилась, с ярко светящейся надеждой в глазах посмотрев на молчаливую сестру:
- А как насчет твоей подруги, Ирис?
Резко выведенная из напряженных раздумий, Микелина недоверчиво посмотрела на замершую собеседницу.
Действительно, за пять весьма непродолжительных браков, Ирис нажила весьма неплохой капитал. И, пожалуй, она была единственной из подруг, кто тут же не кинется к Лукасу выяснять, зачем его дочери понадобилась такая колоссальная сумма.
Резко выпрямившись, Микелина взволнованно отыскала глазами свою дамскую сумочку, которая после яростного порыва хозяйки валялась в дальнем углу. Поспешно достав из нее телефон, девушка убедилась в его сохранности, после чего набрала номер лучшей подруги.
Затаив дыхание, Изабель подошла ближе, напряженно следя за каждым жестом сестры.
После третьей попытки Мике в отчаянии плотно прикрыла глаза.
- Не берет, – упавшим от расстройства голосом тихо проронила она.
- Попробуй на домашний, – не унималась кузина.
Вздохнув, Микелина тут же последовала дельному совету сестры.
После краткого разговора с прислугой девушка и вовсе обреченно покачала головой:
- Управляющая сообщила, что ещё утром ее хозяйка уехала из дома, направляясь в недельный круиз по Сицилии.
Ничего не ответив на этот счет, Изабель молча присела на стул.
Интенсивно перебирая в уме подходящих знакомых, задумчивые девушки даже не заметили, как балконная дверь слегка приоткрылась, и в комнату вошел громко кашляющий мужчина.
- Простите, синьорина, – обращаясь к своей непосредственной хозяйке сквозь хриплый кашель, проронил Энрико, – я поперхнулся миндалем. Можно мне попить воды? Я быстро.
Указав кивком головы на стоящий по центру стола стеклянный графин, Микелина вновь задумалась. Отстраненно наблюдая за действиями Энрико, она, словно в замедленной съемке, увидела, как по неосторожности на ворот дорогого пиджака брызнуло несколько капель воды.
- Ах, черт! – не сдержавшись, с сожалением проронил мужчина, пытаясь интенсивно стряхнуть воду с черной материи.
Заметив на себе пристальное внимание хозяйки, он поспешил извиниться:
- Простите, синьорина. Это всего лишь вода. Она вскоре высохнет и, уверяю, пиджак вашего жениха будет, как новенький.
Озадаченно встретившись с провинившимся взглядом Энрико, Микелина внезапно улыбнулась.
Господи боже, какой ж дурехой она была, раз не додумалась вспомнить о Марко раньше. Вот кто сможет ей помочь!
- Можешь оставить этот костюм у себя. Вряд ли он понадобится Марко, – вновь потянувшись за телефоном, отмахнулась она, – к тому же, он все равно ему не нравился. Там внутренний карман немного узковат.
- О, спасибо, синьорина. Я лучшего костюма в своей жизни и не носил. – Не ожидав такого поворота, глаза Энрико зажглись огнем неподдельной благодарности, – да и как говорят на моей второй родине: «A caballo regalado, no le mires el diente».
Слегка отстранившись от телефона, Микелина непонимающе посмотрела на развеселившегося шофера.
- Что это значит?
- Вы не поняли, что я сказал? – удивленно просил ее Энрико, словно испанский внезапно объявили официальным языком итальянской республики.
- Я не очень сильна в испанском, – немного смущенно пояснила она. – Каждый раз пытаюсь сосредоточиться на разговоре, но через пару минут вконец теряю смысл услышанных слов.
Понимающе улыбнувшись, мужчина поспешил перевести:
- Это звучит примерно как: «дареному коню в зубы не смотрят».
Согласно кивнув, Мике вновь посмотрела на лежащий в руке айфон. Ее настроение начало понемногу улучшаться. Теперь, когда она нашла выход, все казалось не таким уж и сложным. Возможно, в конце этого дня они с Марко даже смогут посмеяться над всей этой драматичной ситуацией.
- Ты не мог бы спуститься вниз и узнать насчет обеда? – желая поскорее вновь остаться наедине с сестрой, Микелина решила деликатно попросить внезапно разговорившегося собеседника выйти из номера.
- О, значит, вы все-таки проголодались? – улыбнулся мужчина, направляясь к выходу.
- Это вряд ли, – покачала головой Мике, проводив Энрико взглядом до двери.
- Что ж, el apetito viena con la comida, – усмехнулся услужливый работник, выходя за порог небольшого номера, – что означает: «аппетит приходит во время еды».
Желудок Микелины согласно заурчал. Не помня, когда в последний раз нормально питалась, девушка все же отклонила заманчивую мысль. У нее нет времени на такую роскошь. Еда может подождать до вечера, а вот Рикардо Моретти вряд ли.
Как только дверь за Энрико захлопнулась, Изабель тотчас бросилась к сестре.
- Думаешь, у Марко найдется такая сумма? – с очевидным сомнением спросила она.
Ничуть не переживая по данному вопросу, Микелина согласно кивнула.
- У него, конечно, может и не быть всей суммы. Но его отец наверняка располагает подобными средствами.
- И ты считаешь, что старший Сальвьери тут же не побежит звонить Лукасу с вопросами?
Микелина неопределенно передернула плечами.
- Я попрошу Марко, чтобы он не говорил ему, что деньги нужны мне. Пусть думает, что будущие молодожены настроены на грандиозную покупку семейного гнездышка, так как дом Марко вряд ли подходит для семейной жизни, слишком мал, – усмехнулась она. – К тому же, я беру взаймы. Ему не о чем беспокоиться.
Выбрав в списке контактов номер Марко, Микелина нетерпеливо приложила телефон к уху.
Увы, кажется, сегодня был не ее день телефонных переговоров.
Услышав в трубке долгие монотонные гудки, девушка устало закатила глаза.
- Черт тебя дери, Марко Сальвьери, сейчас же возьми трубку! – грозно приказала она маленькому аппарату в своей руке.
Однако телефон недосягаемого жениха по-прежнему не спешил отвечать на ее требовательный возглас.
После ещё нескольких неудачных попыток, Микелина уже не выглядела такой уж беспечной, какой была всего лишь пару минут назад.
- Он, наверное, в кабинете, – словно в оправдание, пояснила она сестре, набирая домашний номер. – У его отца завтра выборы. Марко, скорее всего, занят очередными бумагами и, как всегда, не слышит звонков. Такое уже не раз случалось, когда я звонила из Парижа.
Неунывающе улыбнувшись, девушка нетерпеливо прикусила губу в ожидании очередного вызова абонента.
- Домашний тоже не отвечает, – дождавшись сигнала автоответчика, Мике не захотела оставлять сообщение, принудительно прерывая звонок.
- Может быть, он у отца? – размышляя вслух, тихо предположила она. – Они живут на одной улице, так что он часто туда заходит.
Устало присев на кровать рядом с сестрой, Изабель разочарованно вздохнула.
- И что теперь?
Мельком посмотрев на время, Мике резко соскочила со своего места.
- До семи осталось всего лишь пять часов. Мне нужно торопиться. Я поеду к Марко сама.
- Боже, Мике, ты видела, что вообще творится на улице? В новостях предупреждали о сильном урагане.
Едва взглянув на хмурое небо, которое вскоре обещало разразиться сильным ливнем, рыжеволосая девушка решительно направилась к выходу из номера.
- Марко живет за городом, – кратко известила она. – На дорогу только в одну сторону уйдет около полутора часов. У меня нет времени на размышления. К тому же, другого выбора нет.
Взяв из сумочки запасной ключ от машины, Микелина резко дернула ручку двери.
- Не скучай. Я постараюсь скоро приехать.
Торопливо спустившись в подземный гараж, девушка завела мотор внушительного внедорожника, спеша как можно скорее покинуть пределы отеля.
Проехав в относительном спокойствии около часа, Микелина свернула со скоростной автомагистрали, вынужденно замедляя ход в потоке плотного движения небольшого городка Капачио, в котором и проживало все семейство Сальвьери.
В очередной раз пытаясь дозвониться до Марко, девушка едва не столкнулась капотом с внезапно затормозившей машиной. Резкий скрип тормозов на мгновение заглушил приятную мелодию, царившую в комфортабельном салоне мерседеса. Рассмотрев впереди огромную пробку, Мике недоуменно приподняла с глаз темные очки, надевая их на свой открытый лоб.
Только этого ей не хватает! До дома Марко оставалось от силы каких-то пятнадцать минут, однако для этого требовалось проехать через центр этой небольшой деревушки, который по какой-то причине был заблокирован.
Слегка растерявшись от такого поворота событий, девушка вышла из машины.
- Простите, - увидев пару курящих в стороне мужчин, она подошла немного ближе, – я не местная. Вы не подскажете, что здесь происходит?
- Вы о пробке? – вытащив изо рта сигарету, сероглазый шатен смерил незнакомку своим плотоядным взглядом. – В Капачио сегодня праздник.
Заметив непонимание в глазах молодой синьорины, мужчина снисходительно улыбнулся.
- Движение в городе закрыто. Дорогу откроют только через час, не раньше. У вас есть три варианта: либо подождать с остальными водителями на трассе, либо, пока ещё не поздно, развернуться и поехать в объезд, либо же оставить машину на ближайшей стоянке и пойти пешком. Отсюда до центра не так уж и далеко, всего минут двадцать. Выбор за вами, но лично я бы предпочел, чтобы вы остались здесь и познакомились с нами поближе.
Вздрогнув от столь прозрачного намека, Микелина оглянулась по сторонам, невольно отступая на шаг назад.
Заприметив неподалеку небольшую парковочную зону, девушка кратко поблагодарила мужчину, после чего поспешила вернуться в теплый салон внедорожника. Погода на улице ухудшалось с каждой минутой. Ветер беспощадно трепал некогда аккуратно собранные в хвост волосы, а серые тучи грозили вот-вот излить весь свой гнев на головы ни в чем неповинных прохожих.
Что ж тут сказать: погода под стать настроению. Лучше просто быть не могло.
Мельком посмотрев на время, Микелина плотно сжала губы.
Почти половина четвертого!
С шумом выдохнув, девушка устало потерла лоб. У нее осталось всего лишь три с половиной часа, чтобы рассказать Марко о случившемся, договориться о требующейся сумме и вернуться обратно в отель. И черт ее возьми, если она будет беспомощно сидеть здесь около часа, тратя и без того почти что исчерпанный запас данного ей времени, вблизи от парочки не внушающего особого доверия типов.
Решительно развернувшись, Микелина направилась к небольшой стоянке, въезд в которую располагался на противоположной стороне дороги.
Невзирая на усилившийся ветер, девушка оставила внедорожник, быстрой походкой следуя вдоль вереницы длинного ряда машин. На ее счастье, дом Марко располагался недалеко от центральной городской площади, которая, несмотря на испортившуюся погоду, кишела веселящимися в честь праздника людьми. Прошмыгнув через гуляющую толпу, Микелина наконец-то вышла на небольшую, спокойную улицу, славящуюся в Капачио своими влиятельными владельцами. Остановившись возле небольшого двухэтажного коттеджа, главный фасад которого украшали изысканные кусты белых роз, Мике потянула на себя незапертую дверцу высоких ворот. Пройдя на частную территорию владений своего будущего мужа, девушка заметила черную ауди перед закрытым гаражом. Подойдя к спортивной модели немецкой машины, она смогла впервые за долгое время расслабленно улыбнуться. Не считая ее, этот автомобиль был любимой малышкой Марко. И если он здесь, то, стало быть, его хозяин тоже где-то неподалеку.
Открыв свою сумочку, Микелина сосредоточилась на поисках ключей от входной двери. Хоть Марко и сделал ей дубликат ещё полгода назад, но до сих пор возможности открыть дверь этого небольшого дома на правах будущей хозяйки у нее не предоставлялось.
- Синьорина Горнели?!
Резко подняв голову, Мике увидела вышедшего на крыльцо личного консьержа ее жениха.
- Альфредо? - удивленно проронила она, доставая небольшой ключ. - Сегодня воскресенье. Я думала, у тебя выходной.
- Вообще-то так и есть, но… - растерянно смотря в глаза невесте хозяина, низкорослый мужчина сконфуженно улыбнулся. - Синьор Сальвьери попросил меня купить ему кое-что в магазине…
Сочувственно скривив губы, Мике решительно направилась к крыльцу.
- Ясно, – усмехнулась она. - Хотя если бы он ответил всего лишь на один из моих семи пропущенных вызовов, то, глядишь, тебе бы не пришлось прерывать свой выходной, и я сама смогла бы справиться с небольшим поручением твоего не в меру ленивого хозяина.
- Ну что вы, мне несложно, - отозвался слуга, по-прежнему неподвижно стоя перед входной дверью.
Вынужденно остановившись возле заслонившего проход мужчины, Микелина удивленно посмотрела на одетого в строгий костюм консьержа. Интересно, он даже в свой единственный выходной ходит в рабочей одежде?
- Если вы ищите синьора, то думаю, вам стоит поискать его в другом месте.
Ошеломленно моргнув, Мике посмотрела в сторону гаража.
- Его машина стоит во дворе, - указав на черную ауди, пояснила она.
Передернув плечами, мужчина посмотрел ей прямо в глаза.
- Я был в доме. Его там нет.
Пораженно замерев, Микелина оторопело усмехнулась. Последние полчаса она провела на ветру, замерзла до кончиков пальцев, а теперь между ней и спасительным теплом стоял лишь этот возомнивший себя частным сторожем обычный консьерж ее же жениха! Кому рассказать – не поверят.
- А как же ты вошел? – вздернув бровь, внезапно спросила девушка.
- У меня есть ключ, хотя дверь была не заперта, – тут же отозвался Альфредо. - Синьор в последнее время слишком забывчив. Скорее всего, он сейчас у своего отца.
Указав рукой в сторону соседних домов, одним из которых был внушительный особняк, выделявшийся среди прочих своей огромной площадью, мужчина холодно улыбнулся.
- Да, наверное, – едва не оторопев от такой дерзости, Микелина все же протиснулась между боковой стеной крыльца и стоящим на пути консьержем, – но все же сначала я загляну домой. Возможно, Марко просто сильно увлекся работой в своем кабинете, что даже не замечал моих звонков. Ты ведь наверняка не осматривал весь дом, не так ли? Так что я воспользуюсь своим ключом и поищу синьора сама.
Поспешно отворив дверь, Микелина устало прошла на порог.
- Пока, Альфредо, – желая поскорее избавиться от несносного собеседника, девушка натянула на лицо вежливую улыбку.
- Приятного дня, синьорина, – неохотно отступая, отозвался он.
Прищурено посмотрев вслед удаляющемуся мужчине, Микелина быстро захлопнула дверь.
Озадаченно простояв на пороге несколько секунд, девушка недоуменно покачала головой. Ей показалось или Альфредо и в самом деле не хотел пускать ее в дом? Можно подумать, она преступница, намерившаяся украсть драгоценное имущество его благородного хозяина. Да за кого он ее принимает? В любом случае, ей следует поговорить о нем с Марко. Терпеть не уважающую ее прислугу она не собирается.
Прислушавшись к царящей повсюду тишине, Микелина расстроенно вздохнула. Похоже, Марко и впрямь не было дома. Вскользь осмотрев просторную гостиную, паркетный пол которой был застелен огромным серым ковром с длинным ворсом, Микелина бросила сумочку на ближайшее кожаное кресло. Изогнутая лестница, ведущая из гостиной к комнатам второго этажа, тоже оказалась пуста.
Чувствуя себя неуютно в этой непроницаемой тишине, Микелина громко произнесла:
- Марко? Ты дома?
Как и ожидалась, долгожданного ответа не последовало. Без особого интереса посмотрев на тяжелую, классическую люстру из венецианского стекла, девушка не спеша направилась к лестничной площадке.
Резко вздрогнув от внезапно раздавшейся музыкальной мелодии мобильного телефона, Мике непроизвольно оглянулась в поисках зазвонившего устройства. Проскользнув взглядом вдоль стоящих по центру гостиной кожаных диванов, между которыми уютно расположился небольшой стеклянный столик, Микелина посмотрела в дальнюю часть комнаты, где находилась кухонная зона. Заприметив лежащий на барной стойке мобильник, девушка непроизвольно изменила направление. Громко звонившая мелодия телефона по-прежнему резала слух, однако не это заставило Мике недоуменно свести брови. Большой, продолговатый дисплей высвечивал имя Альфредо, словно он приходился Марко близким другом, а не обычным служащим по дому работником.
Задумавшись о том, какие общие дела могут связывать Марко с консьержем, Микелина обратила внимание на полупустую бутылку «Джек Дениэлс», два стеклянных бокала и открытую пачку «Мальборо».
Меж тем, в доме начал мелодично звонить стационарный телефон. После пяти продолжительных гудков сработал автоответчик.
- Синьор! – послышался взволнованный голос Альфредо. - Синьор, ваша невеста в доме!
Ошеломленно открыв рот от такого сообщения, Мике вновь посмотрела на оставленные следы недавней пирушки.
Заметив на краю одного из бокалов след темно-вишневый губной помады, молодая девушка почувствовала, как ее сердце начало понемногу сжиматься в тиски. Ее сознание захватило ужасное предчувствие того, что она стоит на пороге чего-то такого, что отнюдь не предназначается для ее глаз. Не желая оставаться в тени, угнетая себя лишь подозрениями о том, что здесь действительно происходит, Микелина развернулась на каблуках, решительно направляясь в сторону лестницы. Ей нужны были доказательства, а не догадки.
Бесшумно поднявшись на второй этаж, девушка поспешно преодолела небольшой коридор с тремя закрытыми дверями. Остановившись возле спальни, Мике невольно затаила дыхание. Прислушавшись, она с трудом поняла, что до ее слуха до сих пор так и не донеслось никаких приглушенных звуков. За этой дверью, как и во всем доме, стояла абсолютная тишина.
Вымученно улыбнувшись, Мике устало прислонила лоб к холодной поверхности двери.
Боже, не хватало ещё, чтобы из-за Моретти она начала сомневаться в своем собственном парне. Не все мужчины похожи на Рикардо. Некоторые из них вполне способны хранить верность любимым женщинам, добиваясь их манерами истинных джентльменов.
Трясущейся рукой нажав на дверную ручку, Микелина прошла на порог большой спальни.
Первым делом обратив внимание на пустую застеленную постель, она не сдержала сорвавшийся с губ вздох облегчения.
Марко. Ее славный Марко. И как только она могла в нем усомниться? Он наверняка сейчас занят с отцом, пока она играет в свои шпионские штучки в его собственной спальне.
Едва не рассмеявшись своей глупости, Микелина почувствовала, что за край ее босоножки что-то зацепилось.
Опустив взгляд, девушка обмерла. Ее былая улыбка мгновенно померкла.
Наклонившись, Мике обескураженно подобрала с пола красный кружевной бюстгальтер. Ее недоуменный взгляд прошелся дальше к валяющемуся у стены серому пиджаку, длинному вечернему платью, белоснежной мужской сорочке, на воротнике которой отпечатался след от уже знакомой губной помады, к скомканным в углу брюкам и, наконец, к небольшому лоскуту женских трусиков-танга, лежащих на пути в ванную комнату.
Чувствуя себя искусственной куклой, из которой вмиг вытряхнули всю душу, Микелина медленно подошла к смежной комнате, из-за двери которой на этот раз доносились хорошо различаемые звуки. Услышав шум льющейся из душа воды наравне с тихими, монотонными стонами, девушка плавно нажала на прохладную ручку и открыла дверь. В запотевшей от пара стеклянной душевой стояла обнаженная пара. Развернув девушку лицом к стене, высокий брюнет не спеша брал ее сзади. Плавно двигая бедрами, он обхватил партнершу за ягодицы, ритмично погружаясь раз за разом в ее податливое тело.
Больше смотреть на это она не могла.
Прекрасно различив фигуру своего жениха, Микелина молча вышла из спальни.
Ну, вот и всё.
Спектакль окончен. Занавес опущен. Маски сняты…



.....

* Белл-бой – носильщик багажа в отеле.
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Альфия С Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 31.03.2013
Сообщения: 134
>05 Янв 2014 13:44

Спасибо за продолжение!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

grissoni Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 08.11.2013
Сообщения: 162
Откуда: Родина Чехова)
>05 Янв 2014 16:15

Доброго времени суток! Меня увлекло, хочется и дальше оставаться с героями! Very Happy
Принимайте и меня в читатели! preved
Сделать подарок
Профиль ЛС  

liki Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>05 Янв 2014 17:02

Здравствуйте. Очень нравится ваш роман (читала на другом сайте). Надеюсь, новые главы будут выкладываться сюда, т.к. на том сайте я в статусе "молчун". С нетерпением жду продолжения. Laughing
 

эвелина франк Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Рубиновая ледиНа форуме с: 14.04.2010
Сообщения: 909
Откуда: Одесса
>06 Янв 2014 12:39

Спасибо автору за интересный сюжет, очень понравилось, буду следить за продолжением! Very Happy Very Happy Very Happy
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>06 Янв 2014 15:45

grissoni, Альфия С, liki, эвелина франк, спасибо большое.

Девушки, я совсем забыла предупредить, что "Сделка" - это вторая книга в моей эротической серии. Есть и ещё одна - "Безудержная страсть", которая идет до этой книги.


liki, да, я вас помню. А почему там молчите?
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Dandylion Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Сапфировая ледиНа форуме с: 21.03.2007
Сообщения: 964
Откуда: Germany
>06 Янв 2014 15:54

 » Часть 7

Одиннадцать месяцев назад.

- Боже, Мануэль, ты такой мрачный, – надув губки, проворчала сидящая с противоположной стороны рыжеволосая девушка.
Листая карту меню небольшого пляжного ресторана, Микелина остановила свой выбор на равиоли с козьим сыром, после чего вновь недовольно посмотрела на молчаливого двоюродного брата.
- Я думала, ты привел меня сюда поужинать, а не в молчанку играть.
Небрежно положив скрещенные пальцы ладоней на одно колено, статный сероглазый мужчина облокотился рукой о подлокотник широкого плетеного кресла.
- Мне казалось, что именно тебя внезапно пробрал зверский голод так, что тебе срочно приспичило затащить меня в этот ресторан, – с легким укором смотря на свою младшую сестру, спокойно отозвался он.
Виновно потупив взгляд, Мике внезапно улыбнулась.
- Вот, смотри, у них есть индейка в белом соусе с зеленью, – мельком взглянув на недовольное лицо собеседника, девушка рискнула сделать вторую попытку. – Или вот, лазанья с рыбой здесь пользуется особым спросом.
- Мике, я сыт, - твердо проговорил брюнет, сердито смотря на свою спутницу. – Так что скорее разберись со своим блюдом, и мы тут же поедем домой.
- Да, тебя в последнее время туда так и тянет, – не скрыв секундного недовольства, громким шепотом пробубнила кузина.
Услышав тихую мелодию мобильника, девушка пригубила свой «Космополитен», выжидающе посмотрев на отвечающего на звонок брата.
Однако, встав со своего места, Мануэль без лишних объяснений покинул их столик, оставив рыжеволосую красавицу в полном одиночестве.
Устало закатив глаза, Мике достала из черного клатча айфон, бесцельно проверяя список контактов своих друзей.
Ее подруги опаздывали на десять минут. А ведь это именно из-за них она приволокла сюда своего угрюмого братца, который в последнее время ходил чернее тучи.
- Разве может сидеть здесь такая красавица в полном одиночестве? – внезапно послышался незнакомый мужской голос.
Подняв голову, Микелина приветливо улыбнулась молодому зеленоглазому брюнету в простой белой рубашке поло и бежевых шортах.
Непринужденно присев на место брата, приятный незнакомец обворожительно улыбнулся.
- Меня зовут Марко Сальвьери. Я на Капри проездом. Но если бы я знал, что здесь живут такие очаровательные синьорины, то, пожалуй, остался бы жить навсегда.
Звонко рассмеявшись в ответ, Мике поспешила представиться.
- Микелина Горнели. Но я здесь тоже проездом. Отдыхаю на каникулах у своего двоюродного брата.
- Микелина… - медленно произнеся ее имя, тихо протянул зеленоглазый денди. – Красивое имя. И редкое.
Вновь сияющее улыбнувшись, Микелина потупила взгляд.
- Так что предпочитаешь выпить?
- Она уже пьет, – послышался резкий ответ Мануэля, вставшего рядом с незваным гостем. – И, кажется, прекрасно справляется без вас.
- Но я только…
- Пошел вон, – на тон тише, четко произнес не терпящий возражений высокий мужчина в легком бежевом костюме.
Не став спорить, Марко капитулирующее приподнял ладони вверх и, обворожительно улыбнувшись сидящей напротив девушке, не спеша поднялся со стула.
- Ясно. Не буду мешать.
Проводив взглядом зеленоглазого мужчину до другого свободного столика, стоявшего в дальнем углу просторного зала, Мике негодующе свела брови.
- Ты что, с цепи сорвался?! – возмущенно бросила она присевшему на прежнее место брату.
- Этому щенку здесь не место, – кратко отозвался тот.
- А если этот щенок мне понравился? Кто дал тебе право так обращаться с моими вероятными друзьями?
- Не смеши, – устало проронил Мануэль, словно объясняя элементарную вещь недалекому ребенку. – Этот молокосос просто использует женщин себе во благо, но как только поймет, что вытряс со своей любовницы всё, что можно, тотчас бросит ее при первой возможности.
- Хм, кого-то мне это напоминает, – усмехнулась сестра.
Пропустив жирный намек в свою сторону, Мануэль вполне серьезно добавил:
- У него на лбу написано, что в первую очередь его интересуют лишь важные связи и финансовое состояние своих спутниц.
Озадаченно посмотрев в сторону Марко, Мике неуверенно пожала плечами.
- А мне он показался таким милым…
- Мике, солнышко, какая неожиданная встреча!
Посмотрев в сторону трех подошедших девушек, Мике приятно удивилась, увидев среди них свою лучшую неаполитанскую подругу, которая совсем недавно в очередной раз вышла замуж.
- Ирис, Мари, Люси, как я рада вас видеть! – улыбнулась она. – Мы с братом как раз ужинаем, не хотите присоединиться?
Мельком встретившись с мрачным лицом Мануэля, Мике жалобно посмотрела ему в глаза.
- Ты издеваешься? – безмолвно произнес он одними губами.
- Конечно, мы не против, – тут же отозвалась высокая блондинка, присаживаясь как можно ближе к безумно привлекательному кузену подруги.
- Простите, - немедленно встав, Мануэль выразительно посмотрел на сестру. – Можно тебя на минутку?
Отойдя в сторону, высокий брюнет тут же накинулся на свою взбалмошную спутницу:
- Какого черта, Мике?! Я согласился заехать в эту забегаловку на пятнадцать минут для ужина, а не для тусовки с твоими гламурными подружками.
- Я не знала, что они появятся, – виновато пряча взгляд, тихо отозвалась девушка.
- Да неужели? – приподняв бровь, усмехнулся собеседник.
Насупившись, Мике бойко уперла руки в бока.
- Да что в этом такого? Давай посидим здесь немного подольше. Это все лучше, чем дома, где ты, как всегда, запрешься в своей комнате, а я снова останусь одна.
- Я не приглашал тебя на каникулы к себе! – резко напомнил ей брат.
- Отлично, – слегка задетая таким бесцеремонным обращением, поспешно отозвалась девушка. – А я, позволь заметить, приехала не только к тебе, но и к подругам. И как раз с ними я и проведу сегодняшнюю ночь. Так что можешь не дожидаться, пока я поем, а сразу же ехать домой. Там ведь намного интересней, чем со мной.
Нисколько не задетый ее обвинительным тоном, мужчина с интересом взглянул на сидящих за столом девушек.
- У кого-то из них есть дом на Капри?
Указав на стройную брюнетку, Мике довольно улыбнулась.
- У Ирис есть небольшой особняк на западном побережье.
Посмотрев в сторону единственной взрослой женщины среди молодых ветрениц, Мануэль согласно кивнул:
- Отлично. Тогда до завтра.
Растерянно посмотрев вслед уходящему мужчине, Микелина округлила глаза.
- Вот уж заботливый старший братец, – качая головой, она не спеша вернулась к подругам.
- Как, он уже ушел? – расстроено проговорила Мари, заказав у официанта «секс на пляже».
Не особо обращая внимание на жалобное нытье подруги, Мике вновь посмотрела на сидящего вдалеке брюнета. Поймав ее взгляд, парень призывно улыбнулся.
- Бедняжка Мари, - послышался сочувственный голос Ирис, - она так охотится за твоим братом, что даже ночами не спит. Но он все равно от нее постоянно ускользает.
Безразлично пожав плечами, Мике подняла со стола свой коктейльный стакан.
- Не знала, что ты на Капри, – меняя тему, проронила она.
Ирис слегка улыбнулась.
- У Серджио здесь деловая встреча, – кратко пояснила подруга, заметив частые переглядывания Мике с привлекательным незнакомцем за одним из дальних столиков.
Приподняв свой бокал в честь очаровательной красавицы, Марко игриво подмигнул.
- А он хорошенький, – широко улыбнулась Ирис.
Взгляды двух остальных подруг тут же направились в сторону обсуждаемого объекта.
- Кто он? – оценивающе посмотрев на сидящего в стороне брюнета, спросила Люси.
- Марко Сальвьери, – тут же вспомнила Мике их мимолетное знакомство.
- Сальвьери? – встрепенулась Мари. – Сын известного политика Бруно Сальвьери?!
Пожав плечами, Микелина вновь посмотрела на следящего за ней брюнета.
- Не знаю. Не успела спросить.
- Вот это рыбку ты поймала! – немного завистливо проронила Люси. – Пока отец договаривается о твоем замужестве с арабским шейхом, ты мутишь с сыном политика. Вот это класс!
- Не с шейхом, а с обычным крупным магнатом, – тут же поправила ее Ирис. – Зачем Микелине становиться десятой женой шейха, когда имеются куда более выгодные варианты.
- Как будто у магната она не сможет стать десятой? – высказала Люси. – Это же арабы с их восточной культурой.
Неприятно поморщившись от слов переговаривающихся подруг, Мике пригубила коктейль. Слухи о том, что отец договаривается за ее спиной о свадьбе с влиятельным бизнесменом, даже не узнав мнения собственной дочери, тяготили ее день ото дня.
Протяжно вздохнув, рыжеволосая девушка отстраненно покрутила бокал в руке.
- А Сальвьери очень даже ничего, – неожиданно проронила Мари, – говорят, он типичный подкаблучник.
- К тому же, он вполне неплохая партия, – многозначительно добавила Ирис, слегка подтолкнув близкую подругу локтем.
Вновь посмотрев на своего случайного знакомого, Микелина задумчиво улыбнулась.
- Неплохая партия, говоришь?
Встав со стула, Мике лукаво подмигнула подругам, после чего грациозно последовала к дальнему столику.
- Так что там насчет выпить? – присаживаясь к зеленоглазому брюнету, кокетливо промурлыкала она.
Забыв о подругах, Микелина не заметила, как легкий, ненавязчивый вечер превратился в увлекательную, жаркую ночь. Прогуливаясь с Марко по набережной, Мике с наслаждением почувствовала его теплые губы на своей шее. Согревая девушку в своих объятиях, Марко притянул ее немного ближе к своему телу.
- И откуда только ты такая красивая взялась?
- Из Неаполя, – улыбнулась рыжеволосая спутница. – Ты тоже оттуда?
- Не совсем. Я из Капачио. Мой отец не любит большие города, предпочитая тихую жизнь в небольшой загородной провинции.
- Значит, живешь с родителями?
- Нет, – игриво усмехнулся зеленоглазый собеседник, – у меня есть свой дом.
Кокетливо улыбнувшись в ответ, Микелина обхватила руками шею мужчины.
- Тогда что мы до сих пор делаем на Капри? – тихо прошептала она.
Довольно изогнув губы, Марко посмотрел в сторону причала.
- А твой брат-бугай случайно не появится в самую последнюю секунду?
Рассмеявшись такому подходящему сравнению, Мике отрицательно покачала головой.
- Я сказала, что всю ночь проведу у подруги, так что до утра я совершенно свободна.
Не став противоречить, Марко покрепче обхватил рукой свою спутницу, направляясь в сторону пункта аренды моторных лодок.
Спустя один час Микелина уже стояла на пороге небольшого двухэтажного коттеджа, напомнившего ей милый домик из рекламных блоков.
Пройдя в дом, девушка огляделась.
- А здесь мило.
Оценив современный дизайн интерьера модного холостяка, Мике заметила, как Марко отошел в кухонную зону. Достав из холодильника бутылку шардоне, он прихватил пару фужеров и, вернувшись в гостиную, сел на широкий диван из белой кожи.
- Будь как дома.
С легким интересом рассматривая встречающиеся на пути декоративные аксессуары, девушка согласно кивнула.
- И сколько же здесь комнат? – проведя рукой вдоль настольной бронзовой лампы, основная часть которой была отлита в виде небольшой статуи древнегреческой богини Артемиды, спросила гостья.
- Пять, – разливая вино по фужерам, отозвался мужчина.
Изогнув брови, девушка отошла от высокого декоративного столика, возвращаясь к своему ночному кавалеру.
- Всего пять? – удивленно переспросила Мике.
Взяв фужер в руку, она оставила без внимания дальнейшую часть дивана, предпочтя ей колени зеленоглазого спутника.
- Никогда не была в таких домах? – недоверчиво усмехнулся Марко, обняв ее одной рукой за талию.
Слегка смущенно покачав головой, девушка отпила глоток приятного вина.
- Очень редко, – честно призналась она.
Заглянув в эти кошачьи глаза, мужчина убрал выбившийся рыжий локон за ухо, нежно притягивая ее податливое тело к себе.
- Привыкла жить в сказочных замках? – догадливо прошептал он. – Я подарю тебе собственный замок.
Ее улыбка застыла на губах. В очередной раз оценив сидящего перед ней мужчину, Микелина откинула последние сомнения, позволяя ему беспрепятственно завладеть ее губами…


Пребывая в глубоком потрясении от увиденного, Микелина с ногами забралась на мягкий, кожаный диванчик, на котором ещё почти год назад завязался их с Марко слишком уж идеальный роман. Фальшивый роман. В котором каждый из мнимых влюбленных искал лишь собственную выгоду. Конечно, их чувства друг к другу нельзя было назвать такими уж пылкими, но в то же время ей хотелось зарыться в подушку и прорыдать навзрыд до конца этого ужасного дня.
Как он мог так жестоко ее обмануть? Ведь она верила Марко, а он в благодарность лишь посмеялся над ней, словно она для него вообще ничего не значила. Да и значила ли вообще когда-нибудь?
Проглотив горечь обиды, Мике открутила крышку ранее взятой со стойки бара бутылки и, прислонив горлышко к губам, сделала большой глоток. Обжигающее тепло качественного виски опалило горло, вновь возвращая затуманенной горем голове возможность мыслить.
Помутившееся сознание все ещё отказывалось верить в происходящее.
Чувствуя себя жалкой женушкой, заставшей своего мужа с любовницей, Мике горестно усмехнулась. Она не была женой. Но жалкой ее сейчас наверняка назвать было можно.
Бесстрастно осмотрев погрузившуюся в сумрак гостиную в поисках случайно затерявшегося чистого бокала, девушка сделала новый глоток из бутылки. Упоительное тепло не позволяло уйти в себя, давало сил хоть как-то держаться на плаву.
Где-то за окном прогремел гром, оповещая жителей южного побережья о приближающемся шторме. Сидя в полумраке большой комнаты, Мике бесцельно провернула бутылку с черной этикеткой в своих руках, забыв на мгновение об истекающем сроке расплаты, об изменяющем наверху женихе, об отце, вину перед которым она будет чувствовать до конца своей жизни. Наплевав на всех, Микелина затуманенным взором уставилась вдаль, в очередной раз пригубив американский виски.
Громкий звонок лежащего в кухонной зоне мобильного телефона заставил ее резко вздрогнуть. Нехотя возвращаясь в реальность, девушка увидела, как мягкий свет подвешенных к стене бронзовых бра осветил лестничный проход.
Заметив у основания лестницы завязывающего пояс махрового халата Марко, Мике решила дождаться подходящего момента, чтобы объявить о своем присутствии.
Не спеша спустившись вниз, Марко зажег огромную люстру над головой, разом осветив всю гостиную. Недовольно посмотрев в сторону все ещё звонящего мобильника, мужчина слегка пошатывающейся походкой направился к встроенному в шкаф бару.
- Может, все-таки уже ответишь на звонок? – внезапно послышался сдержанный женский голос, раздавшийся из центра гостиной.
Удивленно оглянувшись, Марко на секунду замер.
- Бедняга Альфредо наверняка уже все пальцы стер, набирая тебя по сотому разу, чтобы своевременно предупредить хозяина о визите его обожаемой невесты.
Усмехнувшись на такое замечание, темноволосый мужчина изменил направление, пройдя к барной стойке. Молчаливо выключив свой телефон, он спокойно подошел к сидящей на диване девушке и, взяв из ее руки бутылку виски, сделал большой глоток из горлышка.
- Что ты здесь делаешь? – без лишних слов немного устало спросил он, присаживаясь на соседний диван.
Глупо хмыкнув себе под нос, Мике с притворной беспечностью посмотрела в лицо хозяина дома.
- Видимо, до сих пор грежу о воздушных замках. – чуть ли не смеясь навзрыд, проронила она.
Однако поняв, что смысл ее невинного намека на былые обещания так и остался за пределами понимания собеседника, поспешно сказала первое, что пришло на ум:
- Я просто зашла сказать: «Привет!» своему благоверному женишку.
Заметив легкую ухмылку на мужском лице, Микелина резко отбросила показную веселость.
- Вижу, ты взял сегодня выходной, – с горечью усмехнулась она, непроизвольно отвлекшись на сверкнувшую за окном молнию. – Решил снять напряжение, наконец-то забыв обо всех распоряжениях моего отца?
Громко фыркнув, мужчина сделал очередной поспешный глоток. Похоже, сегодня не только для нее одной крепкий алкогольный напиток казался лишь обычной безвкусной водой из-под крана.
- Твоего отца? Да пусть он катится в ад! – яростно проворчал Сальвьери слегка заплетающимся языком. – Я целый год пахал на него подобно какой-то прислуге. И для чего? Чтобы сегодня с утра узнать, что, даже не смотря на то, что я женюсь на его дражайшей доченьке, я все равно останусь для него всего лишь ничтожным клерком?!
После такой бурной отповеди мужчина буквально присосался к бутылке.
- Дорогой, не подскажешь, где я могу найти фен?
Ошеломленно затаив дыхание, Микелина не спеша подняла голову, недоверчиво посмотрев на стоящую в балконной нише второго этажа стройную брюнетку.
Казалось, большего шока, чем тот, что она испытала, узнав об измене Марко, уже не могло произойти. Но, похоже, намного больнее для нее стало небывалое открытие - с кем именно спал ее жених?!
Лети! Ее давняя хорошая подруга.
Она бы ещё поняла, появись перед ней Мари в одном халате – это было в ее манере, строить подобные мерзкие козни своим бывшим подругам. Но Летиция… Как она могла так жестоко ударить ее ножом в спину?!
Придя в себя намного раньше остолбеневшей брюнетки, Микелина сквозь силу растянула губы в холодной усмешке:
- Он в комоде под раковиной. Левый шкафчик сверху.
Обескуражено прикусив нижнюю губу, Лети посильнее запахнула ворот серого халата.
- Мике… Я тебе сейчас всё объясню…
- Не сомневаюсь, - горько усмехнулась сидящая на диване девушка.
Осуждающе посмотрев в бесстыдное лицо Марко, Микелина гневно прищурилась.
- И кого же ещё из моих подруг ты трахал у себя дома, пока я тщетно пыталась дозвониться до тебя из Парижа? – не стерпев подобного унижения, Микелина резко встала с дивана. - Боже, какой же дурой я была! Я верила тебе. Каждый раз восхваляла тебя перед отцом. И за что? За то, что ты таскаешь моих подруг по ресторанам недавно открывшихся казино, прикрываясь передо мной своими деловыми встречами?
Ничего не ответив на этот счет, Марко лишь бесстрастно пожал плечами.
Понимая, что от пьяного ничего не добьешься, она все же не могла заставить себя перестать ждать должных оправданий от разоблаченного жениха.
- Мике, клянусь, я здесь ни при чем! – вновь робко заговорила Летиция. - Я вообще тут впервые. Мы думали, ты в Риме.
- Ах, простите, что помешала, - саркастически заметила Микелина.
Подойдя к небольшому журнальному столику, обманутая невеста резко сорвала обручальное кольцо со своего пальца, положив его по центру стеклянной столешницы.
- В общем так, – пристально посмотрев на Марко, четко произнесла она. - Убирайся из моей жизни.
С безразличием посмотрев на кольцо, Сальвьери лишь тихо хмыкнул под нос.
- А тебя, - обратив внимание на стоящую в отдалении девушку, Микелина предостерегающе сузила глаза, - чтобы я никогда больше не видела. С этого момента вы оба даже не смейте являться мне на глаза!
- Да кому ты нужна? – словно выйдя из заторможенного состояния, внезапно произнес мужчина. - Что ты вообще из себя представляешь без своего папочки? Ты всего лишь глупая, заносчивая стерва, привыкшая, чтобы перед тобой бегали на четвереньках. Но сама ты просто ничто. Ты в жизни палец о палец не ударила, чтобы заработать хотя бы один паршивый цент. Хотел бы я на тебя посмотреть, как бы ты прожила без своего богатого ублюдка. Без папочкиного капитала ты просто привередливая белоручка, не знающая такого простого слова, как «работа»!
Отшатнувшись, словно от пощечины, Микелина с горечью покачала головой.
- Значит, с самого начала ты использовал меня только ради денег и выгодного положения в обществе? О, боже, как это банально, Сальвьери! Тебе что, своего отца-политика не хватает?
Отыскав свою дамскую сумочку, Микелина взяла ее в руки.
- Вот только давай ты не будешь истерить, – отмахнулся Марко. – Думаешь, я не догадывался, ради чего меня использовала ты? Думаешь, я не знаю о вечеринках? О твоей разгульной жизни с друзьями? Ты искала какого-нибудь олуха, чтобы манипулировать им, беспрепятственно гуляя на своих тусовках.
Не найдя слов оправдания, девушка печально усмехнулась.
- По крайней мере, я тебе не изменяла, – тихо сказала она.
- Так дело только в этом? – встав напротив, рассмеялся брюнет, раскачивая бутылкой в своей руке. – Да пожалуйста, вон дверь. Иди и сделай то же самое, если тебе станет от этого легче. Ты ведь такая же, как и твоя мамаша-наркоманка. Одного поля ягода. Та, говорят, еще как была слаба на передок.
Молниеносно залепив вконец обнаглевшему хаму увесистую пощечину, Микелина гневно сверкнула глазами.
- Мразь! - яростно прошипели ее губы.
Непроизвольно потерев пальцами саднящую от сильного удара ладонь, девушка молчаливо покачала головой, после чего резко кинулась к двери.
- Мике, не слушай его! – послышался позади голос Летиции. - Он просто перепил и теперь несет всякую чушь, о которой завтра будет сожалеть!
Но ей было уже все равно.
Выбежав под сильный ливень, Микелина направилась к оставленной на парковке машине, совершенно не задумываясь о своей внешности.
Ураган разразился не на шутку. Темные грозовые тучи заволокли небо. Холодный дождь беспощадно хлестал по лицу, заставляя одинокую девушку ускорить свой шаг.
Не замечая промокшей до последней нитки одежды, следы размазавшейся по глазам черной туши и постепенно одолевающего ее холода, Мике без особой радости увидела оставленный на парковке внедорожник. Сев внутрь, девушка задумчиво посмотрела на широкую панель автомобиля, уточняя время.
Шесть часов ровно.
Что ж, у нее оставался ровно час, чтобы добраться до отеля, в котором она остановилась.
Слишком короткий срок, учитывая возможные пробки на дорогах.
И все же…
Поспешно заведя мотор, Микелина резко нажала на педаль газа.
Выехав на скоростную магистраль, девушка вновь и вновь прокручивала в голове события сегодняшнего дня. Непоколебимость вечно занятого отца, который больше всего на свете заботился о собственной компании. Аморальное предложение Моретти, чей похотливо-откровенный взгляд пробирал ее до мурашек. И, наконец, подлое предательство Сальвьери, из-за которого она окончательно усомнилась в существовании подлинных чувств взаимной верности и многолетней дружбы.
Вспомнив гневные обвинения Марко, Мике ненавистно смахнула ползущую по щеке слезу. Да как он смеет обвинять ее после своего постыдного разоблачения? Может быть, она ещё ни разу и не работала в своей жизни, но все же имеет прекрасное представление о том, с каким трудом могут доставаться деньги. В отличие от Марко Сальвьери, главная цель которого заключалась в поиске богатенькой дочери влиятельного олигарха, позволяющей ему в скором будущем без особых проблем добраться до верхушки одной из самых крупных компаний в Европе, Лукас Горнели начинал свой деловой рост с абсолютного нуля. По крайней мере, в начале своей карьеры ее отец месяцами мотался по стране в поисках очередного выгодного контракта. Прошло много лет, а его бизнес по-прежнему требовал все того же усердия и полной отдачи, невольно заставляя отодвинуть семейные хлопоты на второй план.
Вновь вспомнив об отце, Микелина увеличила скорость мерседеса. Она просто не имеет права разрушить дело всей жизни одного из самых успешных бизнесменов в стране из-за какого-то нелепого случая. Не может подло предать искренне любящего ее человека, словно двуличный Иуда.
Нарушая дорожные ограничения скорости, Микелина то и дело обгоняла медленно ползущие перед ней автомобили. Она почти добралась до места, однако времени у нее почти не осталось.
Мысленно выругавшись на то, что не может предупредить Моретти о своей небольшой задержке, Мике едва не пропустила нужный поворот, ведущий в городской центр. Сосредоточенно глядя на дорогу сквозь широкое лобовое стекло, дворники которого едва справлялись с плотными потоками проливного дождя, девушка подсоединила свой телефон к панели внедорожника и, включив громкую связь, набрала номер двоюродной сестры.
- Мике! – после первого же гудка раздался взволнованный голос Изабель в салоне автомобиля. – Ты с Марко? Время почти семь. Вы уже расплатились? Ты вернула акции?
Слегка снизив скорость от обрушившегося на нее града вопросов, Микелина непроизвольно напрягла держащие руль пальцы.
- Мы с Марко расстались, – после небольшой паузы все же произнесла она, решив не скрывать правду, – так что денег у меня нет.
Ошеломленно охнув, Изабель не сразу нашлась с ответом.
- Это из-за твоего проигрыша? – не скрыв охватившего ее сожаления, тихо спросила она.
- Нет, – с нарочитой непринужденностью отозвалась старшая сестра, – не в этом дело. Просто… просто, так вышло…
Чувствуя, как садится ее голос от непрошенных воспоминаний о бывшем женихе, Мике поспешила переменить тему, пока совсем не расклеилась и не передумала относительно нового и, похоже, единственного выхода из сложившейся ситуации.
- Иза, у меня есть другой способ расплатиться за акции, но для этого мне срочно нужен номер администратора отеля.
- Какой способ?
- Это неважно. Я потом тебе все объясню. Просто скинь мне на телефон этот номер.
- Хорошо. Сейчас, только найду визитную карточку.
В динамиках мерседеса тут же послышался тихий шорох дамской сумочки.
- Нашла! – радостно отозвалась сестра. – Сейчас отправлю. Кстати, звонил твой отец. Спрашивал насчет дороги.
Мгновенно напрягшись, девушка едва не проехала на красный.
Черт! Она совсем забыла об отце с его так не вовремя разыгравшимся долгом обеспокоенного родителя.
- И что ты ответила? – наряженно спросила она.
- Сказала, что из-за разыгравшейся непогоды мы вынужденно заехали к одной из твоих подруг, чтобы переждать ураган.
С облегчением вздохнув, Мике согласно кивнула.
- Отлично. Продолжай в том же духе.
- Что?! – с ужасом переспросила сестра.
- Да брось, – отмахнулась собеседница, – ему сейчас не до нас. Позвонит пару раз, а где мы - проверять не будет.
Заметив на дисплее высветившееся новое сообщение, Мике поспешила закончить беседу.
- Я уже подъезжаю к отелю, – заприметив освещенное здание, она невольно увеличила скорость. – Как только улажу вопрос насчет акций, так сразу же вернусь в номер и всё тебе объясню.
- Хорошо. Удачи в переговорах.
Кисло усмехнувшись в ответ, Мике потянулась к кнопке на руле, намереваясь завершить разговор.
- Да, кстати, - в последнюю секунду вдруг произнесла она, - если тебе вдруг позвонит Марко…
В очередной раз представив перед глазами зеленоглазого денди, Микелина резко затрясла головой, напрочь прогоняя от себя лживый облик услужливого романтика. Хватит этой притворной лжи. Они никогда не чувствовали ничего особенного друг к другу, кроме обычной симпатии. Хотя в какой-то момент она начала верить в их общее будущее.
- Так что мне сделать, если он позвонит? – послышался заинтересованный голос Изабель, резко выведший ее из тягостных раздумий.
- Ничего, – глухо отозвалась девушка, – просто не бери трубку.
Без предупреждения завершив звонок, Мике бегло просмотрела полученное сообщение.
Второпях набрав нужный номер, девушка вновь посмотрела на время.
Без пяти семь.
О, Боже, только не это! Она не успевает.
Остаётся надеется, что Моретти не обладает характером строгого педанта и не обратит внимание на пару лишних минут.
Внезапно в салоне раздался женский голос:
- Диана Гуэрра - первый помощник администратора отеля «Эксельсиор», – вежливо представились на том конце провода. - Чем могу помочь?
Едва не позабыв о своем звонке, Микелина резко повернула руль, заезжая в подземный гараж.
- Мне срочно нужно поговорить с синьором Рикардо Моретти. Пожалуйста, соедините меня с его апартаментами.
- Одну минуту, – тут же послышался ответ молодой помощницы администратора, которая, по всей видимости, сразу же начала искать информацию о запрошенном синьоре в компьютерной базе данных отеля. – Простите, но синьор Моретти уже как два часа выписался из своего номера. К сожалению, ничем больше не могу вам помочь.
- Подождите! – оторопело отозвалась Микелина, судорожно пытаясь вспомнить разговор между Рикардо и его помощником о намеченном совещании в одном из конференц-залов. – Кажется, у него должно быть какое-то совещание на пятом этаже.
- Минуточку, – учтиво отозвалась Диана, – сейчас посмотрю.
После длительной минуты ожидания, в течение которой Микелина с замиранием сердца прислушивалась к щелканью клавиш компьютерной клавиатуры, в салоне вновь послышался голос вежливого работника:
- На пятом этаже нет никакого совещания. Зал свободен.
Ловко заехав на свободное парковочное место, Микелина резко нажала на тормоз, с ужасом представляя, что Моретти, должно быть, выехал уже не только из номера, но и из отеля.
- Хотя… подождите, – слегка взволнованные нотки в голосе собеседницы заставили ее с надеждой посмотреть сквозь лобовое стекло. – На четвертом этаже только что закончилась какая-то встреча. Возможно, это то, что вы ищете.
Совершенно позабыв о блокировке дверей, девушка пулей выскочила из машины, стремглав подбегая к раскрытому лифту, который обслуживал отель лишь до пятого этажа. Обрадовавшись, что в небольшой кабине нет услужливого лифтера, Мике нажала на цифру четыре, после чего устало прислонилась к зеркальной стене. События последних дней буквально вывернули ее наизнанку, оставляя беззаботную жизнь далеко в прошлом. Едва находя в себе силы не унывая смотреть в глаза своим проблемам, Мике попыталась представить перед собой лицо Рикардо Моретти, но впервые его образ не вызвал в ней чувства былой взволнованности. Она слишком истощена и готова сделать все, что угодно, лишь бы вернуть отцу проигранные акции.
Мелодичный звон известил ее о прибытии на нужный этаж. Выйдя в ярко освещенный коридор, девушка пробежала мимо длинного ряда закрытых дверей обычных номеров, когда, наконец, увидела вход в просторный конференц-зал. Остановившись на пороге овальной комнаты, она растерянно оглянулась по сторонам, отметив, что кроме двух служащих, здесь больше никого нет.
- Вы что-то хотели? – с улыбкой обратился к ней один из молодых мужчин, расставляющий стулья вдоль стены.
- Да, – кое-как заставив себя вежливо улыбнуться в ответ, отозвалась стоящая в дверях синьорина, – здесь только что было совещание. Возможно, вы видели его представителя – Рикардо Моретти?
- Синьор Моретти? – участливо отозвался второй мужчина. – Проводку починили, и его совещание все же состоялась на первом этаже в большом зале.
Пораженно посмотрев на ринувшуюся обратно к лифтам девушку, молодой человек громко крикнул ей вслед:
- Но то совещание тоже уже давно закончилось!
Чувствуя себя загнанной лошадью, Микелина раздраженно нажала на кнопку вызова лифта. Пытаясь вспомнить, когда она в последний раз так бегала, не считая своей спортивной беговой дорожки, девушка шумно выдохнула. Пожалуй, никогда прежде. А уж то, что она сломя голову носилась за обычным мужчиной - и вовсе звучало на грани фантастики.
С трудом выровняв дыхание, Микелина уныло смотрела на свои испорченные дождем красные босоножки, когда металлические двери плавно разошлись в стороны.
Заметив человека, стоящего в центре небольшой кабины, она не спеша подняла голову. Ее взгляд медленно проскользнул по до блеска начищенным мужским туфлям, темно-серым брюкам, с ремнем которых ей однажды уже доводилось встречаться, кремовому галстуку на белоснежной сорочке и идеально сшитому пиджаку.
Встретившись с темно-карими глазами Рикардо Моретти, Микелина непроизвольно замерла, но тотчас взяв себя в руки, решительно зашла внутрь зеркальной кабины, встав по левую сторону от мужчины.
- Я так понимаю, вам тоже на первый, - после небольшой паузы, бесстрастно заключил он, нажимая на указанный этаж в узкой панели.
Двери лифта бесшумно сошлись, сокрыв от посторонних глаз двух человек в своей небольшой ловушке.
Стоя в непосредственной близости от Моретти, Микелина устремила взгляд в пол, обхватив свои плечи руками. Ее снова знобило. Но впервые она четко осознала, что это связано отнюдь не с холодом. Ей бы следовало уже привыкнуть к такому безрассудному влечению к телу этого мужчины. Но она по-прежнему злилась. Злилась на себя за то, что втайне сходит с ума от прикосновений кровного врага своего отца. Злилась на Моретти оттого, что он так открыто хочет затащить ее в свою постель, и, кажется, вполне догадывается о ее скорой капитуляции.
Не в силах больше хранить затянувшееся молчание, Микелина, оборонительно скрестив руки на груди, начала первой:
- Вообще-то люди, ожидающие ответа, предварительно дают номер своего телефона, чтобы до них можно было дозвониться! – решив хоть в какой-то мере излить на него свою горечь, осуждающе произнесла она.
- Ваше поспешное бегство не предоставило мне такой возможности, – не отреагировав на ее эмоциональную тираду, бесстрастно отозвался мужчина.
Застигнутая врасплох его равнодушием, Микелина повернулась к своему спутнику, чтобы посмотреть в его ничего не выражающее лицо.
- Но сейчас я здесь, - дрожащими губами тихо произнесла девушка, - готовая обсудить с тобой твое предложение… Первое предложение.
Опустив взгляд, Рикардо хладнокровно улыбнулся.
- Меня уже абсолютно не интересует, какое именно предложение вы пришли обсуждать. Я, кажется, четко сказал относительно времени, – приподняв руку, Моретти посмотрел на круглый циферблат своих часов. – Сейчас пять минут восьмого. Мое предложение уже не действует.
Едва не пошатнувшись от такой новости, Микелина, казалось, перестала дышать. Вот же дьявол, он все-таки педант.
Забыв на мгновение былые распри, девушка отчаянно вцепилась в его ладонь.
- Прошу тебя, – слезно проговорила она, – дай мне шанс.
Понимая, что глупыми слезами его вряд ли разжалобишь, Мике все же решила побороться.
По крайней мере, так просто он от нее теперь не отделается.
- Я весь день помнила об этом чертовом времени! Я была за городом. Там шел праздник. Центральная улица перекрыта и мне пришлось двадцать минут бежать под проливным дождем. Потом произошла эта путаница с этажами. Я не знала, где тебя искать, – пытаясь припомнить всю цепь событий, бойко бросила она, возвращая себе боевой настрой. - Черт, да пойми же, я устала, насквозь промокла, вымотана как морально, так и физически, но клянусь, я готова выполнить любое твое желание! Я согласна на твое предложение. Даже не зная всех деталей этой немыслимой сделки, я согласна на все, лишь бы ты не предъявлял права на акции отцовской компании. Не нужно этого делать, я тебя умоляю. Ты слышишь, Моретти, я умоляю!
С трудом вынося его затянувшееся молчание, Мике смело заглянула в непроницаемые темно-карие глаза.
- Разве не ты хотел, чтобы я тебя умоляла? – находясь на грани, цинично спросила она. - Так почему не торжествуешь? Почему молчишь?
Спокойно встретив ее враждебный взгляд, Рикардо в очередной раз восхитился несгибаемым стержнем этого настоящего борца. В промокшей насквозь одежде, с растрепанными от ветра волосами и размазанной по глазам тушью – она все равно умудрялась выглядеть подобно королеве, соизволившей обратить внимание на обычного сметного.
Черт, несмотря ни на что, эта дьяволица, кажется, и не думала сдаваться.
Подняв руку, Рикардо не устоял от желания немедленно прикоснуться к этой воинственной амазонке. Дотронувшись до ее подбородка, он большим пальцем медленно очертил линию чувственных губ. Все ещё помня их нежнейший вкус, мужчина непроизвольно свел брови. Глаза его потемнели. Дыхание участилось.
- Кажется, вы прекрасно знаете, синьорина Горнели, чего именно я хочу от вас.
На этот раз молниеносно уловив смысл его слов, Микелина встретилась с его полным вожделения взглядом, после чего решительно нажала на красную кнопку внизу панели.
Плавно проезжающаяся между этажами кабина тотчас остановилась, однако, никто из находившихся в ней людей так и не пошевелился.
Чувствуя возникшее между ними напряжение, которое томящейся болью начало отдаваться внизу ее живота, Микелина сделала первый шаг.
Подойдя вплотную к Рикардо, она медленно дотронулась до его ладоней, подушечками пальцев провела вдоль крепких рук, секунду задержалась на широких плечах и, наконец, обвила мужскую шею своими руками.
- Довольно знакомая ситуация, – едва слышно прошептали ее губы, остановившись в паре сантиметров от его рта.
- Только на этот раз никаких масок, – вполне серьезным тоном проронил Моретти. – Я хочу, чтобы ты знала, кого ты целуешь, и кто именно способен одним лишь прикосновением довести тебя до полнейшего исступления.
Едва заметно кивнув в ответ, девушка нерешительно замерла на месте, решая, как далеко они могут зайти на этот раз. Сейчас все было иначе. Она прекрасно осознавала, кто стоит перед ней, так же как и то, что по какой-то неведомой причине ее безудержно влекло к этому не в меру заносчивому мужчине.
- За последние пять минут я стал сомневаться в правильности предложенной вам сделки, – с легкой насмешкой проронил брюнет. – Похоже, в том шатре у меня разыгралось воображение, и я принял желаемое за действительность.
- Нет! – четко произнесла девушка, опасаясь, что Моретти и впрямь отзовет свое предложение. – Тогда всё было по-настоящему.
Ещё раз внимательно посмотрев в эти поистине кошачьи глаза, Рикардо слегка наклонил свое лицо, чтобы быть к ней ещё ближе.
- Тогда убеди меня, Микелина. Убеди, что ты действительно стоишь той суммы, которую я запросил за акции твоего отца, – с легкой хрипотцой в голосе произнес он, опустив ладони ей на талию. – И на этот раз помогать тебе я не намерен.
Словно услышав сигнал стартового пистолета, Мике отбросила от себя последние сомнения и, полностью пойдя навстречу чувствам, одурманившим ее сознание с их самой первой встречи в тени летнего балкона, сама примкнула к твердым мужским губам.
Поцелуй получался пылким, сладострастным, но отнюдь не иступленным, как ей хотелось бы. Нежно лаская его язык своим, Мике посильнее обхватила плечи Рикардо, стараясь почувствовать его всем телом. Просунув ладони под плотный пиджак, девушка ощутила жар его тела. Твердая, как камень, спина обжигала ее пальцы. Буквально вдавливаясь в него, Микелина вконец забыла о стоящих между ними противоречиях. Остался лишь он и его одурманивающий шарм.
Нехотя прервав поцелуй, ее губы двинулись ниже. Лаская губами кожу его шеи, девушка случайно заметила, как в пылком порыве неосторожно оставила след своей красной помады на белоснежном воротничке.
Резко вспомнив о точно таком же эпизоде в доме Сальвьери, Мике слегка отклонилась от жаркого тела спутника. С горечью посмотрев на место, где еще совсем недавно красовалось чудесное обручальное кольцо, она невольно ахнула, когда горячие мужские пальцы нежно обхватили ее ладонь.
- Так будет даже лучше, - тихо проронил Рикардо, вновь привлекая девушку к себе.
Ей хотелось расплакаться от его безжалостности и не способности к чувству сострадания, однако, вновь оказавшись в крепких, мужских объятиях призрачный силуэт изменяющего Марко постепенно удалялся от нее, неминуемо растворяясь в дымке прошлого. Вновь примкнув к жестким губам, Мике внезапно ощутила, что руки Рикардо до сих пор лишь слегка касаются ее тела. И тогда она поняла - он все ещё давал ей выбор: быть с ним, приняв его предложение до конца, либо же прекратить все и расстаться навсегда. Отчего-то последний вариант казался ей ещё более душераздирающим, нежели разрыв с Сальвьери. Последние пару дней истощили ее силы. Ей требовалась хоть какая-то энергия, тепло, которое так заботливо предлагало ей тело этого почти что незнакомца.
Решив всё окончательно и бесповоротно, Микелина старалась не думать, как аморально это могло выглядеть со стороны. Но, как бы то ни было, она уже взрослая женщина, способная распоряжаться своим телом по своему усмотрению. Ну а Моретти… А что Моретти? В конце концов, ещё в своем кабинете он явно дал знать, чего именно от нее ждет.
Медленно оседая вниз, Микелина плавно опустилась сначала на одно колено, затем на второе. Словно ища немое одобрение своим самым порочным замыслам, она на мгновение заглянула в темные глаза Рикардо, после чего ее взгляд плавно соскользнул на пряжку брючного ремня.
Окончательно решившись, девушка ловко расстегнула ремень.
- Ты действительно этого хочешь? – послышался над головой хриплый мужской голос.
В последний раз поразмыслив над этим вопросом, Мике вновь снизу вверх посмотрела в застывшее лицо своего будущего любовника и, явственно приложив ладонь к его впечатляющему паху, игриво улыбнулась.
О, да, она действительно этого хотела. Хотела, но никогда бы себе в этом не призналась.
Расстегнув молнию, ее руки спустили вниз темно-серые брюки. Остановив взгляд на внушительном мужском начале, чью истинную силу и мощь скрывала лишь серая материя боксеров с надписью «Emporio Armani», Мике непроизвольно сглотнула.
Да, похоже, слухи не были ложью.
Ласково проведя указательным пальцем вдоль выпирающей эрекции, из-за чего мужское орудие слегка вздрогнуло, Микелина подалась вперед и, осторожно захватив зубами резинку боксеров, начала медленно тянуть ее вниз. В открывающемся взору пространстве показался крепкий ствол полового члена. Потянув ещё немного, Мике увидела, как из прочной материи выпрыгнуло поистине мужское великолепие.
Да, природа щедро одарила Рикардо Моретти. С этим она поспорить не могла.
Оценив его впечатляющее достоинство, тщательный уход за которым не позволял взяться ни одному лишнему волоску, Мике одной рукой собрала края мешающей взору белоснежной сорочки, поспешно задрав их вверх, другой же нежно прикоснулась к буквально каменному члену.
Боже, какой же он был горячий и напряженный!
Не желая больше медлить, девушка поспешно облизала свои пересохшие от волнения губы, желая как можно скорее почувствовать его твердость у себя во рту.
Заведенная столь необычным местом и сведшими их обстоятельствами, Микелина легким движением пальцев оголила розовый кончик, и нежно взяла его в рот.
Голова пошла кругом. Чувствуя его солоноватый вкус, Мике принялась тщательно орудовать языком и губами, стараясь не пропустить ни один миллиметр восставшей плоти. Помогая себе рукой, девушка целовала, лизала, обсасывала возбужденный фаллос, словно свой самый любимый леденец в жизни. Нежно вобрав его до середины, Мике почувствовала, как на ее затылок легла крепкая ладонь Моретти. Слегка помогая ей выбрать правильный ритм, он стянул резинку с ее длинных волос и, собрав их вместе, крепко намотал на кулак.
Подстроившись под нужную размеренность движений, Микелина гортанно простонала, чувствуя упирающуюся в ее горло головку. Больше вобрать она не могла. Поспешно освободив рот, она прошлась своим влажным язычком вдоль всего мужского естества и, углубившись немного ниже, поочередно облизала крупные яички, осторожно взяв каждое из них в свой жаркий ротик.
- Твою мать, Мике, ты всё делаешь слишком медленно! – послышался мучительный стон стоящего перед ней мужчины, резко оторвавшего ее от занимательной игры. – У нас сейчас нет лишнего времени.
Быстро задрав ее платье до пояса, он подхватил ее за ягодицы и, отступив в угол зеркальной кабины, с неистовым пылом набросился на ее шаловливый ротик.
Вот теперь она его узнала. Дикий Рикардо Моретти во плоти!
Чувствуя собственнические ладони на своей заднице, Микелина с упоением отвечала на его глубокий, требовательный поцелуй. После всего произошедшего ее тело просто нуждалось в незамедлительной разрядке.
Приподняв ее немного повыше, Рикардо едва сдерживал обуревающую его страсть. Эта зеленоглазая чертовка свела его с ума за считанные минуты. Резко стянув вбок небольшой лоскут ее нижнего белья, мужчина направил в нее свою плоть. Почувствовав, как начали напрягаться мышцы ее лона, постепенно растягиваясь от столь объемного проникновения, Мике посильнее обхватила спину партнера ногами. Столь грубое вторжение принесло с собой довольно сильную боль. Жгучую боль.
Встревоженный женский голос внезапно оглушил небольшую кабину лифта.
- Второй лифт, ответьте! – послышалось из динамика в верхнем левом углу. - У вас все нормально?
Резко замерев, словно их воочию застали на месте преступления, Мике с испугом вскрикнула, упираясь подбородком в крепкую шею Моретти.
- Кажется, придется как следует поработать над твоим мастерством несколько позже, малышка, – немного насмешливо отозвался он, нехотя опуская ее на ноги.
Глубоко вздохнув, мужчина как ни в чем не бывало потянулся к кнопке ответа.
- Да, всё в порядке. Мы застряли. Кажется, у вас панель в лифте немного барахлит, – непринужденным тоном солгал он диспетчеру.
- Попробую запустить лифт с ручного пульта, – немедленно ответила женщина.
В тут же секунду лифт слегка дернулся, вновь продолжив свое плавное движение вниз.
Аккуратно расправив сорочку, Рикардо поспешно натянул на себя брюки.
- Приведи себя в порядок, – даже не взглянув в сторону стоящей в углу девушки, небрежно сказал он, застегивая пряжку ремня, – у нас не так много времени.
Мгновенно выйдя из панического оцепенения, Микелина второпях поправила свои кружевные трусики и поспешно опустила подол длинного платья.
Встав рядом со своим вновь замолчавшим спутником, она краем глаза заметила разводы, оставленные на его пиджаке своей промокшей от дождя одеждой. Почувствовав некое смущение за испорченность его костюма, Мике опустила глаза в пол.
Рикардо снова молчал, бесстрастно смотря перед собой.
Понемногу его демонстративное молчание стало вновь пугать ее, постепенно уверяя в незаинтересованности ее персоной. Угнетенно вздохнув, Микелина внезапно почувствовала волну жгучего стыда за все произошедшее в этой кабине. И как она вообще могла сотворить такое? Что теперь подумает о ней Моретти? Что она и впрямь продажная шлюха? Неужели Марко был прав, и она действительно ничем не отличается от своей вероломной матери?
Не в силах смотреть на стоящего рядом мужчину, Микелина пристыженно опустила голову.
После всего произошедшего ему остается только открыто посмеяться над ней и с позором отправить к отцу, предварительно заявив ему о порочной натуре своей дочери.
Двери лифта плавно разошлись в мраморном фойе первого этажа.
Не ожидая крепкого захвата своей ладони, Микелина растерянно подняла взгляд, посмотрев в по-прежнему бесстрастное лицо своего спутника. Не выпуская ладони из его руки, девушка молчаливо последовала следом за ним.
Выйдя в центр огромного зала, Рикардо вынужденно остановился перед вставшей рядом с ним администраторшей в костюме со строгой юбкой до колен.
- Простите, синьор Моретти, что так получилось с лифтом, – поспешно проговорила женщина в очках. – Уверяю, таких сбоев никогда раньше не происходило. Мы регулярно всё проверяем.
- Все когда-то случается впервые, – скучающим тоном отозвался широкоплечий мужчина.
Вскользь посмотрев на держащуюся за его руку спутницу, она вновь улыбнулась столь важному гостю их отеля.
- Ещё раз простите за неудобство, – в последний раз извинилась она, прежде чем отойти к высокой стойке администратора.
Внезапно появившийся на месте пожилой женщины светловолосый мужчина четко произнес:
- Синьор, лимузин готов. Хотите прямо сейчас перебраться на «Ласточку»?
- Да, Луи, – с очевидными нотками сквозившего в голосе облегчения отозвался его хозяин. – Мне уже порядком поднадоел этот город.
Охваченная внезапной паникой, Микелина слегка потянула руку держащего ее брюнета.
- Ты хочешь уехать? Сейчас? – наконец обратив на себя внимание Рикардо, тихо спросила она.
- Я не живу в Неаполе, – словно небывалое открытие, сухо сообщил он. – К тому же, как ты сама заметила: здесь повсюду рыскают люди твоего отца. Хочешь, чтобы нас увидели вместе?
- Нет, – тотчас побледнев от этой мысли, поспешно заверила она, – просто здесь моя сестра. Она волнуется за меня. Мне нужно хотя бы предупредить ее о своем временном отсутствии.
Уловив ее умоляющий взгляд, Рикардо посмотрел в сторону выхода.
- Этим займется Мигель, – наконец известил он, вновь потянув ее за собой. – Пойдем. Незачем нам стоять у всех на виду.
Не став спорить, Микелина нерешительно направилась следом за высоким темноволосым мужчиной, который, как оказалось, прекрасно владел ситуацией.
Пройдя мимо распахнутой учтивым швейцаром двери, девушка остановилась на ярко освещенном крыльце. Внизу у подножия широких ступеней стоял черный лимузин.
Молниеносно заметив немой приказ хозяина, Луи сначала подбежал к молодой синьорине и, раскрыв над ней зонт, пригласительным движением руки указал в направлении ожидающего их транспорта.
Выпустив горячую ладонь Моретти из своей руки, Мике в последний раз оглянулась на находящееся за ее спиной здание отеля, после чего не спеша проследовала за учтивым работником и юркнула в тускло освещенный салон лимузина.
Заняв одно из отдаленных мест напротив подсвечивающегося бара, в котором, благодаря преломляющимся лучам сверкали высокие фужеры, Мике молча покосилась на присоединившегося к ней мужчину. Сев на перпендикулярное от нее кожаное сидение, Моретти, казалось, напрочь забыл о своей новой пассии, посмотрев через опущенную панель на заводящего мотор шофера.
- Яхту переправили в ближайший причал, - обернувшись, сообщил светловолосый мужчина своему начальнику, - так что доберемся за пару минут.
Услышав зазвонивший мобильник, Рикардо лишь кратко кивнул, спеша ответить на важный звонок.
- Луидже, рад тебя слышать.
После небольшой реплики собеседника края его губ разошлись в едва уловимой улыбке.
- Конечно, мы можем перенести встречу на вторник. Уверен, Анна Мария успеет все подготовить. Надеюсь, ты со своим партнером отужинаешь вместе с нами?
Мало интересуясь личными делами Моретти, Мике углубилась в собственные думы. До сих пор едва осознавая, куда именно завела ее извилистая дорожка, девушка угнетенно вздохнула. Совсем не так она представляла свои «римские каникулы». Конечно, ей хотелось провести их весело, но чтобы так! А Изабель? Что будет с ней? У них даже не было времени поговорить. Придется позже улаживать все вопросы посредством обычного телефона. Вот только что сказать сестре? Шокирующую правду, от которой у ее благовоспитанной кузины волосы на голове встанут дыбом?
Уныло прикусив губу, Микелина украдкой бросила взгляд на разговаривающего по мобильнику мужчину.
Моретти, конечно, был весьма красив в своей жгучей суровости типичного южанина. И даже очень. Но Изабель вряд ли удастся убедить в том, что она потеряла голову от этого холеного жеребца. По крайней мере, так сразу. Подумав о правдоподобных заверениях в своей стремительной любви, Мике внутренне содрогнулась. У нее не осталось сил для такого спектакля. Что ж, пожалуй, сегодня она ограничится путем краткого СМС-сообщения.
Устало посмотрев на колени, девушка внезапно оцепенела. Дьявол, кажется, она оставила свою дамскую сумочку в салоне отцовского внедорожника!
Стремительно подняв голову, Микелина взволнованно посмотрела на только что закончившего беседу Рикардо.
- Моя сумочка! - встревожено произнесла она, обращая на себя вопросительный взгляд темно-карих глаз. - Я оставила ее в незапертой машине! Мне нужно срочно вернуться обратно в отель, чтобы забрать ее.
- Там что-то важное? - почувствовав плавное торможение лимузина, тихо спросил он.
Микелина поспешно кивнула.
- Там всё: документы, деньги, и мой телефон!
- Приехали, синьор, – вновь заговорил белокурый водитель. – Желаете проследовать на «Ласточку» или мне развернуться обратно к отелю?
После секундной паузы размышления, Рикардо, наконец, громко произнес:
- Мы выходим.
Услужливый водитель тотчас покинул свое место, чтобы воремя предоставить хозяину зонт.
Заметив волнение в глазах девушки, Моретти несколько смягчил свой тон.
- Я улажу этот вопрос, Микелина, – пообещал он, - можешь не волноваться.
Боковая дверца распахнулась.
Не спеша выйдя из комфортабельного салона, широкоплечий мужчина встал под широкую завесу раскрытого зонта.
Протянув в полумрак лимузина руку, Рикардо терпеливо дожидался ответного хода своей спутницы.
Наконец, его ладони робко коснулись ее длинные пальцы.
Оказавшись на улице, Микелина оглянулась по сторонам.
Они были в порту. Повсюду виднелись стоящие у причала яхты различной модификации и длины. И хоть ветер нагрянувшего урагана весьма ослаб, все же оглушительный ливень не давал спуску.
- «Ласточка» стоит на пятом пирсе, - указав рукой в нужном направлении, сообщил учтивый работник, пытаясь перекричать шум грохочущего по асфальту дождя.
- Спасибо, Луи, - Перехватив у него широкий зонт, отозвался хозяин, - дальше я сам.
Взяв Микелину под руку, Рикардо поспешно повел ее за собой. Вынужденно идя как можно ближе к Моретти, чтобы не оказаться под открытым ливнем, Мике отстраненно смотрела на бушующие волны Тирренского моря. Такие грозные и опасные, они могли запугать кого угодно, кроме, пожалуй, идущего рядом с ней человека.
Интересно, Моретти всегда такой бесстрашный? И есть ли в этом мире хоть что-то такое, что могло бы заставить его вечно бесстрастное лицо хоть немного понервничать? Да, хотела бы она на это посмотреть. Очень хотела...
Завидев впереди подсвечивающееся яркими полосами голубых огней четырехпалубное судно с отчетливой надписью «Ласточка», Микелина невольно приостановилась. С индивидуальной вертолетной площадкой, шикарным бассейном на открытой палубе для отдыха, огромным трюмом и парой запасных шлюпок, подвешенных по обе стороны кормы - оно выглядело великолепно.
Боже, похоже, Рикардо владел своим собственным мини-лайнером.
- Нравится вид? - заметив мимолетный блеск восхищения в ее глазах, спросил мужчина.
Тотчас приняв безразличное выражение лица, девушка отстраненно пожала плечами.
- У моего отца есть собственный яхт-клуб, - с легкой долей надменности произнесла она в ответ.
Моретти усмехнулся, вновь слегка подтолкнув ее вперед.
И все-таки Микелина была поражена. В отличие от ее отца, который постоянно заботился лишь о приумножении собственного капитала для безбедного существования будущих поколений семейства Горнели, Рикардо открыто наслаждался своим положением, живя в этом мире, словно настоящий король.
Чем ближе они подходили, тем все сильнее ее очаровывала стоящая на воде «Ласточка». Расположившееся посреди бушующих волн впечатляющее судно выглядело таким внушительным и неприступным, будто оно открыто насмехалось над разразившейся в небе непогодой.
Как раз под стать своему хозяину.
Остановившись на мгновение перед трапом, Микелина не смогла скрыть охватившего ее волнения. Ей всегда нравились красивые и дорогие вещи. И, кажется, Моретти полностью разделял ее предпочтения.
Пройдя к корме, Рикардо поспешил провести девушку в роскошно обставленный салон в изумрудно-янтарных тонах. Обратив внимание на темно-зеленые тяжелые шторы, закрывающие ряд широких окон, взгляд девушки пробежался по стоящим в углах декоративным лампам, изысканному жаккардовому дивану, двум креслам и небольшому темному столику с расписной фарфоровой вазой, полной свежих цветов.
- Это что-то вроде гостиной, - заметив ее интерес, негромко пояснил хозяин яхты, - спальни выше.
Заметив черный рояль у подножия лестницы, Микелина пораженно посмотрела на своего спутника.
- Ты играешь? - недоверчиво спросила она.
Сухо усмехнувшись, Рикардо отрицательно покачал головой.
- Мой отец когда-то этим увлекался, - кратко пояснил он, начав подниматься по винтовой лестнице. - Рояль до сих пор не убрали лишь потому, что он прекрасно вписывается в интерьер комнаты, но, по большей части, он просто пылится, подкидывая лишнюю работу служащим на борту людям.
- И сколько же человек работают на «Ласточке»? - шагая следом, вновь спросила его девушка.
Улыбнувшись от того, что она так быстро прониклась чувством к его яхте, Рикардо поднялся на третью палубу, остановившись перед широкой деревянной дверью.
- Экипаж этого судна составляют пять человек, работающих в машинном отделении, два повара на камбузе, два сменных рулевых и камердинер, обслуживающий хозяина и гостей яхты.
- А сколько здесь кают? – словно заинтригованный ребенок, снова спросила она.
- Десять, – вновь улыбнулся Рикардо, открыв находящуюся перед ними дверь, - и вот одна из них.
Приглашающим жестом указав вперед, Моретти по-прежнему оставался в небольшом коридоре.
- Располагайся. Я скоро буду, - галантно придержав перед девушкой дверь, кратко сказал он, после чего незамедлительно удалился, не предоставив ей каких-либо объяснений.
Оставшись одна в полутемной спальне, Мике огляделась по сторонам. Как и на всем судне, в этой комнате так же чувствовалась непревзойденная рука талантливого дизайнера. Отделанная в темно-бордовом стиле, она буквально завлекала в свои распутные объятия. В потолке со скосом, протягивающимся вдоль широкой кровати, находилось четыре плотно занавешенных окна, по которым с той стороны стекла грохотали непрерывные капли дождя. Заметив включенный ночник в дальней части спальни, Микелина с тоской покосилась на аккуратно застеленную красным шелком постель. События последних дней вконец истощили ее силы, заставляя ни о чем так не желать, как о крепком сне. Второпях осмотрев встроенный в стену платяной шкаф в поиске сменной одежды, она уныло прикусила губу. Из-за мокрого платья ее кожа совсем озябла. Ей было холодно и отнюдь некомфортно в таких вещах. Задумчиво посмотрев на вывешенные в ряд идеально выглаженные мужские сорочки, Мике тотчас отбросила эту мысль. Не хватало ей только щеголять в рубашке Моретти в спальне его же собственного судна.
С грустью вспомнив о своем чемодане, оставленном в небольшом номере отеля, девушка закрыла дверцу шкафа. Только сейчас заметив свое отражение в ее зеркальной поверхности, Микелина невольно ахнула. Наконец-то в полной мере обратив внимание на испорченный ливнем макияж, она с ужасом дотронулась до измазанного косметикой лица. Господи боже, да она мало чем отличалась от устрашающего персонажа фильма ужасов, притом особый грим для этого ей сейчас не требовался. И как только Моретти не передумал относительно своего предложения, позволив ее губам так своевольно блуждать по его телу?
Мгновенно вспомнив недавнюю сцену в лифте, Мике почувствовала, как ее щеки зарделись от стыда.
Черт, думать об этом эпизоде она сейчас вовсе не собиралась.
«Ни сейчас, ни когда-либо потом!» - мысленно поправила себя девушка. Однако таким уж невинно-наивным ребенком она уже давно не была. Прекрасно догадываясь о своей роли в течение последующих двух недель, девушка со вздохом поняла, что таких постыдных сцен, по всей видимости, будет ещё немало.
Не желая больше думать о кареглазом брюнете и его эксцентричных желаниях, Мике подошла к приоткрытой двери, ведущей в небольшую ванную комнату. Включив воду в умывальнике, она тщательно смыла остатки косметики, затем, найдя в небольшом шкафчике широкое банное полотенце, промокнула им лицо, шею и открытый участок декольте.
Вернувшись в спальню, Микелина устало присела на край кровати. Продолжая вытирать махровым полотенцем руки, она вновь посмотрела на зеркальную дверцу шкафа. Расчесав пальцами рыжие локоны, что было отнюдь непросто, учитывая их нешуточную длину, девушка кисло улыбнулась своему отражению. Привыкшая к личному парикмахеру, Мике тяжко вздохнула. Совсем не желая заморачиваться с прической, которая бы отняла у нее уйму времени, она устало зевнула, мечтая лишь о долгожданном отдыхе.
Дверь широко распахнулась.
Заметив на пороге Рикардо, несущего в руке ее дамскую сумочку, девушка молча проводила его взглядом до письменного стола, стоящего в противоположной части комнаты. Почувствовав, как место былой усталости моментально заполняется липкой, протяжно скользящей по всему телу возбуждающей дрожью, девушка слегка приоткрыла рот, втягивая в себя как можно больше спасительного кислорода. Она не узнавала саму себя.
Боже, да что с ней происходит в присутствии этого мужчины? Сможет ли она когда-нибудь посмотреть на него с таким же безразличием, каким ежедневно одаривала кружащих вокруг нее сверстников?
Проследив за тем, как он садится на обтянутый черной кожей стул, она тихо произнесла:
- Я хотела прилечь, но не нашла пижамы.
- Забудь. Она тебе ни к чему, - положив ее сумочку на центр стола, он включил настольную лампу и слегка нагнулся к выдвижному ящику, достав из него ручку и широкий лист бумаги.
- Как это понимать? - настороженно спросила его девушка.
Усмехнувшись в ответ, Рикардо начал что-то писать на листе.
- Запомни, - спустя минуту все-таки отозвался он, - в моей постели я всегда предпочитаю видеть тебя голой, так что о ночных пижамах можешь даже не переживать. К тому же, на борту нет женской одежды. Как только представится возможность, Мигель сразу же отвезет тебя в подходящий магазин.
Гневно сощурившись от такого известия, Микелина резко опустила голову, негодуя в душе от своего бессилия.
- Если бы ты позаботился о моем чемодане, тебе бы не пришлось идти на такие непредвиденные траты.
Ничего не ответив на этот счет, Рикардо отложил ручку, задумчиво посмотрев на сидящую впереди девушку.
- Я хочу поговорить об условиях нашей сделки, - наконец поделился он своими мыслями.
Не готовая к такой щекотливой теме, Мике резко затрясла головой, мгновенно подыскав миллион отговорок.
- А я нет. Я устала и у меня очень болит голова.
- Я сказал: сейчас! – словно раскатистый гром, прогремел его голос, хотя тон, кажется, он вовсе не поднимал. - Свои головные боли можешь оставить для десятка слащавых юнцов, бегающих у тебя на поводке. Но не для меня.
Мгновенно смирившись с его столь «любезным» предложением, Микелина молча сглотнула. Сев прямо, словно натянутая струна, она с легким шоком проследила за тем, как Моретти без спроса открыл дамскую сумочку и начал по-хозяйски исследовать ее содержимое.
Выложив перед собой белый телефон и прочие женские принадлежности, Рикардо посмотрел на ее кожаный кошелек, заполненный платиновыми, золотыми и черными кредитными карточками. Молча повертев его в руках, он вдруг убрал его в ящик стола. После небольшой паузы туда же отправился и ее мобильник.
Онемев от такого поворота, Мике с ужасом смотрела на то, как Рикардо принялся рассматривать ее паспорт.
- Деньги и телефон в ближайшие полмесяца тебе не понадобятся, - тем временем спокойно произнес он, не отрываясь от своего дела, - все твои покупки отныне буду оплачивать только я.
- А ты потянешь? - не сдержавшись, дерзко поддела его своенравная плутовка, на миг выпустив свои острые коготки. - Я не дешёвая.
Не спеша подняв на нее свой серьезный взгляд, Моретти, как ни странно, расслабленно усмехнулся.
- Я это уже заметил.
Вновь вернувшись к документам, он заинтересованно приподнял брови.
- Микелина Мелисса Горнели, - вслух прочитал он. - Не знал, что у тебя двойное имя.
- Твои шпионы так плохо работают? - иронично заметила девушка. - Ты знаешь мою любимую машину, мое хобби в мире моды, ты даже знал, в каком номере я остановилась, но о такой мелочи, как второе имя, тебе не доложили. Надо же, какая оплошность.
- Я не запрашивал досье на твое имя, - спокойно выдержав ее насмешливый тон, отозвался мужчина. - Но это и правда, моя оплошность.
Не зная, что сказать на этот счет, Микелина недоуменно покачала головой. До сих пор в ее окружении не было таких чокнутых, которые бы следили за каждым ее шагом.
- Отдай мне мои вещи, – решительно потребовала она.
- Правило номер один: в течение следующего полумесяца у тебя больше нет никаких личных вещей. Всем необходимым тебя буду снабжать я, - четко произнес кареглазый брюнет.
Замолкнув на мгновение, Мике пыталась воспринять полученную информацию.
- Но причем здесь мой телефон? Мне могут позвонить и…
- И выследить тебя, - спокойно договорил Моретти. - А разве нам нужно, чтобы твой заботливый папочка узнал о твоем временном местоположении?
Приняв ее молчание за знак согласия, Рикардо резко задвинул ящик стола, после чего запер его на ключ.
- Отдам, когда придет время.
Выйдя из легкого ошеломления от его откровенной тирании, Мике отрицательно затрясла головой. Она не какая-то там рабыня, которой можно помыкать, как ему заблагорассудится!
- Но там номера моих друзей! Что если мои подруги…
- Правило номер два, - тихо проговорил мужчина, обрывая ее на полуслове, - ты должна всегда, повторяю: всегда и беспрекословно выполнять любые мои пожелания. Это ясно?
Уловив строгую серьезность в его взгляде, Микелина согласно кивнула, отчего края его губ разошлись в довольной улыбке.
- И я хочу, чтобы ты забыла о сотовой связи в ближайшие дни. Все свое свободное время ты можешь посвящать мне.
Вздрогнув от такого заманчивого предложения, девушка опустила глаза в пол.
- Я хотела поговорить с сестрой, - вслух произнесла она, вспоминая о дожидающейся ее в номере Изабель, - успокоить.
- Мой человек уже во всем разобрался, - ровным голосом оповестил ее Рикардо. - Она и твой шофер проведут чудесное время в одном из лучших велнес-отелей в Альпах. Твои милые тетушки страшно огорчены твоим отсутствием, но в то же время прекрасно понимают, что ты должна поддержать свою подругу, у которой только что скончался любимый муж.
Поймав на себе ее откровенно сомневающийся взгляд, Рикардо, усмехнувшись, поправился:
- Ну или пёс. Насколько я знаю, они держат свой приют для животных. Такая новость, конечно, не оставила их равнодушными.
Боясь задать следующий вопрос, Микелина непроизвольно заломила руки.
- А мой отец? Что думает он?
- Лукас считает, что его дражайшая доченька, которую он так всецело обожает, сейчас спокойно отдыхает у подруги и совсем скоро направится в Рим, как и обещала. Изабель сказала ему, что у тебя сломался телефон. Так что вся его связь будет непосредственно проходить через нее. Но учитывая, насколько он сейчас занят, а так же то, что его юное чадо любит погулять в шумной компании друзей, я просто уверен, часто названивать он не будет.
Почувствовав, как к горлу подступил новый плотный ком, Микелина молча наклонила голову, скрывая краску стыда за свои прошлые действия. Возможно, отец был единственным человеком в этом мире, кто по-настоящему о ней заботился и переживал, но она все же пошла по кривой дорожке матери, предпочтя предательство вместо любви. Боже, как же после всего этого она сможет заглянуть ему в глаза? Сможет ли он когда-нибудь понять ее и простить?
- Правило номер три, - внезапно разнесся по комнате голос Моретти, - никаких сожалений!
Невольно поддавшись его диктаторскому тону, Микелина подняла взгляд, встречаясь с парой холодных темно-карих глаз.
- Условия нашей сделки, Микелина, очень просты, - обманчиво мягким голосом произнес брюнет. - Чтобы выкупить акции своего отца, ты должна стать моим любимым досугом, не отказывая мне абсолютно ни в чем. Считай это своей пер
___________________________________
--- Вес рисунков в подписи 3222Кб. Показать ---
Сделать подарок
Профиль ЛС  

grissoni Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 08.11.2013
Сообщения: 162
Откуда: Родина Чехова)
>06 Янв 2014 17:20

Dandylion писал(а):

Девушки, я совсем забыла предупредить, что "Сделка" - это вторая книга в моей эротической серии. Есть и ещё одна - "Безудержная страсть", которая идет до этой книги.


Да? Если не секрет где можно почитать? Smile Можно в личку Wink
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>24 Апр 2019 23:05

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете удобно планировать и всегда иметь под рукой свой бюджет. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Читайте фэнтези М. Дюжевой "Песнь кобальта"


Нам понравилось:

В теме «Другие правила (ИЛР)»: Привет! Валерия, я дочитала главы. Поделюсь впечатлениями. История зацепила. Она глубокая, психологичная и тема выбрана нестандартная.... читать

В блоге автора -БЕС-: Подарю

В журнале «Совсем другие Сказки»: Сто седьмой
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP » Сделка (СЛР, откровенная эротика, 18+) [18292] № ... 1 2 3 ... 268 269 270  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение