Взгляд Волка (любовно-мистическое фэнтези, 18+)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов раздела VIP  •  Справка для читателей раздела VIP

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>27 Фев 2016 9:15

 » Взгляд Волка (любовно-мистическое фэнтези, 18+)  [ Завершено ]



Аннотация: Маша Аверинцева едет в родную деревню к деду на новогодние каникулы. Неожиданно автомобиль глохнет на лесной дороге. Девушка пешком отправляется в деревню по ночному лесу. С ней случается нечто жуткое, что заставляет опасаться за свою жизнь.

Жанр: Повесть. Любовно-мистическое фэнтези с элементами эротики. 18+
Статус: книга завершена.

Герой значительно старше героини.

Внимание: размещение произведения на других ресурсах без авторского согласия строго запрещено!
Текст, представленный здесь, является объектом интеллектуальной собственности и охраняется законом.
Копирование и какое-либо распространение этого произведения без согласия автора запрещено!
Игнорирование данного предупреждения есть нарушение авторских прав и преследуется законом Российской Федерации.


Дорогие мои читатели!
Я всегда жду ваших комментариев, буду рада конструктивной критике Wink Для меня это крайне важно!



Иллюстрация автора.




И авторская 3D обложка с использованием работы Стаси Князевой.



  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Нефер Митанни)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Нефер Митанни; Дата последней модерации: 23.08.2019


___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>27 Фев 2016 9:18

 » Взгляд Волка. Глава 1






Иллюстрация автора


- Чёрт! – Мария выругалась и ударила ладонями по рулю.
Ещё бы! Автомобиль, едва свернувший с трассы, заглох. Стоял морозный декабрьский вечер. Девушка отъехала от города километров на триста и вот… Застряла в двух шагах от места назначения. Ну, не в двух, конечно… Хотя деревушка, где жил дедушка, находилась всего километрах в пяти. Маша ехала к нему на зимние каникулы. Никак не хотел её Иван Трофимыч перебраться к внучке в город.
- Ну, Маруська, что я там у вас делать-то буду? – отнекивался он вопросом на её уговоры. – Сидеть, как скворец, и выглядывать в окно? Ни тебе рыбалки, ни с ружьишком пробежаться. Не, внучка, не по мне это! Буду свой век тут доживать.
- Дедуль, - опять начинала уговаривать Мария, обняв Трофимыча за плечи, - но деревня-то ваша совсем развалилась… Всего десять человек жителей осталось. Случись что, ведь и скорая не приедет.
- Скорая? – синие глаза старика не скрывали веселья. – Это мне-то? Не, конечно, всё может быть, но если придёт срок, то не нужна мне никакая ваша скорая! Помирать, так помирать. Я своё пожил!
И так во всякий её приезд разговоры о переезде в город оканчивались ничем. Мария любила деда. Он остался единственным родным человеком, воспитывал её с тринадцати лет. Поэтому всякий раз оставляя его одного, она очень волновалась, как он один в этом забытом месте.
Выйдя из авто, она огляделась. Иссиня-чёрное небо с россыпью звёзд казалось низким, и звёзды напоминали развешанные на потолке гирлянды. Месяц освещал округу. Мария решила идти пешком. Подняв воротник пуховика и плотнее завязав длинный вязаный шарф, она двинулась по дороге и вскоре вступила в лес.
Девушка часто гуляла с дедом в этих местах, кажется, знала их полностью, но сейчас она поразилась, насколько всё оказалось непривычным. Вокруг расстилался совершенно иной, параллельный мир. Ели, стоявшие вдоль трассы, напоминали величественные белые башни, блестевшие в скромном мерцании ночного светила. Нет, страшно ей не было! Наоборот, попав в эту сказку, Мария словно спешила узнать и увидеть больше. Зачарованная холодной красотой лесной ночи, она шла вперёд, даже не включив захваченного фонарика. Он был не нужен, вполне хватало лунного света, гостеприимно освещавшего её путь.
Вдруг впереди, справа от Марии, показались маленькие красноватые точки. Девушка прибавила шагу, думая, что огоньки окажутся позади. Но не тут-то было! Необычные светляки будто бежали за ней, не отступая ни на шаг. «Что бы это могло быть? – прикинула Маша». Глаза волка? Но светящихся точек было четыре… Два волка? Но в этих местах они не водились. И потом, она не слышала ни звука. Только поскрипывание снега под её собственными шагами. И всё-таки тишина эта казалась странной. Какое-то напряжение ощущалось в самом морозном воздухе, словно кто-то незримый присутствовал рядом и следил за ней.
Она пустилась бежать, стараясь оторваться от таинственных огней. На мгновение ей показалось, что они пропали. Но неожиданно появился какой-то непонятный странный звук. Может, показалось? Мария остановилась и, включив фонарь, осветила придорожные кусты и деревья. Ничего. Лес. Обычный лес. Но этот звук… Словно кто-то дышал. Но самое странное было в том, что Мария не могла определить, откуда шло это «дыхание». Казалось, оно то раздавалось за спиной, то долетало со стороны, то слышалось впереди.
Девушке стало страшно. Но она попыталась взять себя в руки. Однако вскоре пустилась бежать изо всех сил. Её кто-то преследовал, но то и дело оглядываясь, она не видела никого. Только у её шагов будто появилось эхо: Маша слышала, как скрипел снег под чьими-то ногами.
И вдруг она увидела его. Громадный волк рыжей масти настигал её. Да, его глаза и были теми красными огоньками. Девушка чувствовала, что он приближается, хотя старалась бежать, не оглядываясь. Но всё-таки не удержалась и обернулась. Красные глаза зверя заставили её остановиться. «Беги! Беги!» – приказывала она сама себе, но не могла сдвинуться с места. Из раскрытой клыкастой пасти капала слюна. Зверь находился всего в нескольких метрах от неё. И когда он прыгнул на девушку, то случилось невероятное. Из придорожных кустов ему наперерез вылетел чёрный волк раза в два крупнее её преследователя. Последнее, что запомнила Мария, оступившись и падая в снег, – два громадных зверя, столкнувшихся в прыжке.

***
Тепло… Как же тепло… Жар огнём разливается по телу. Громадная волчья пасть склоняется к самому лицу. Ощущая тяжёлое дыхание зверя, Мария пытается увернуться, кричит. И … открывает глаза. Так это был сон? Выходит, ей всё приснилось? И заглохшее авто, и ночной лес, и волчья погоня на зимней дороге?.. Но почему же так ломит и горит всё тело? И трудно дышать...
Осмотревшись, девушка понимает, что находится в какой-то избе. За окном уже светает. Бревенчатые стены, тусклый свет от очага и керосиновой лампы, стоящей на добротном деревянном столе, а за столом сидит человек. Бородатый мужчина, одетый в тёмно-зелёный свитер и кожаный жилет на меху, склонив голову, что-то строгает. Его тёмные с проседью длинные волосы стянуты в тугой хвост. Мария не знает его. Да, точно не знает.
Незнакомец, почувствовав её взгляд, пошевелился и посмотрел на неё.
- Очнулись? – спросил с улыбкой, загасил лампу и подошёл к ней.
Тёмные, почти чёрные глаза блестели, как влажные виноградины, омытые дождём. Их выражение постоянно менялось – от встревоженного до просто заботливого и участливого.
- Кхм, да… - ответила Мария, не узнавая собственного голоса. – Где я?
На самом деле ей хотелось задать тысячу вопросов, но просто не было сил говорить. – Вы у меня в избе, - отвечал он. И сразу успокоил: - Ничего страшного не произошло. Я нашёл вас в лесу. На дороге к Демьяновке. У вас машина заглохла… Наверное, вы пошли пешком и сильно разбились, упав в овраг.
- Мне снились волки… - призналась Маша. – Или… это правда?
- Что правда – что снились, или что вы их видели в лесу? – он опять улыбнулся.
Его зубы белым жемчугом выделялись на тёмном фоне бороды и усов.
- Не знаю, - она вымученно тоже улыбнулась. – Так всё было реально в моём сне…
- Это бывает, - он внимательно смотрел на неё, его глаза будто прожигали насквозь. – Волков тут на моей памяти не водилось. У вас ничего не сломано, лишь царапины, да ушибы, так что надо просто отлежаться… А потом, денька через два, три я отвезу вас в деревню.
- А сейчас мы где? – Мария никак не могла отделаться от странного чувства тревоги.
- Простите! – он хлопнул себя по лбу широкой ладонью. – Я Георгий,- с улыбкой представился он. – Только чур, не Гога, - усмешка утонула в усах, - эту форму своего имени я не люблю. Избушка моя, - сообщил он, - в лесу стоит. Я тут вроде природного охранника. Леший, как меня прозвали.
Увидев испуганный взгляд девушки, засмеялся и, оглаживая бороду, успокоил:
- Шучу я! Просто лесник. А вы – Мария Аверинцева, так?
- Да, но … откуда вы?.. – она удивлённо приподняла брови.
- У вас в кармане оказались права. Уж извините, но пришлось заглянуть в карман…
Маша хотела повернуться на бок, но ужасная боль в спине заставила её ойкнуть.
- Осторожно! Я помогу, - сказал он и тут же перевернул её точно ребёнка, плотнее укутал одеялом.
Она поразилась его силе: руки оторвали её, словно она весила не больше котёнка.
- Полежите, а я сейчас… Вернусь скоро.
Он набросил пуховик и вышел.
Слабость не отпускала, но девушка всё-таки откинула одеяло и села. Только сейчас она поняла, что на ней нет её одежды. Вместо свитера и джинсов она была одета в мужскую рубашку, доходившую ей до колен. Только этого не хватало! Незнакомец… То есть Георгий раздевал её! Она дотронулась ладонью до груди, словно не верила тому, что видела. Ну, да, так и есть! Лифчика тоже не было. Хорошо, что хоть трусики оставил.
Она вдруг представила, как его руки раздевали её, как медленно стягивали свитер, стараясь не повредить оцарапанную спину. Она почти явно ощущала прикосновения его пальцев к своей коже. Дрожь волной прошлась до кончиков пальцев на ногах. Стыдно… как же стыдно! Щёки горели, и девушка прижала к ним ладони.
Вдруг дверь распахнулась, и на пороге вырос Георгий.
- А ну-ка, ложитесь немедленно! – строго прогремел он, хмуря густые брови. – Не хватало ещё простудиться! И вообще, вам надо отлежаться. Мне кажется, у вас температура.
Чёрные глаза посмотрели так, словно на ней и сейчас не было никакой одежды.
- Я… мне надо… - Мария отвела взгляд, краснея ещё больше.
Ну как сказать незнакомому человеку, да ещё мужчине, что ей действительно надо выйти?
- Ничего вам не … - он осёкся и, смутившись, пробормотал: – Извините… минутку!
Опять выскочил куда-то и вернулся, держа в руках ведро.
- Вот… это вам…Вы тут делайте свои дела… А мне надо до деревни сгонять. Часа за три управлюсь. И вот, - он протянул ей градусник, - обязательно измерьте температуру.
И вдруг – Мария вообще такого не ожидала – он шагнул к ней и прижал ладонь к её лбу.
Какая у него была приятная рука! Жёсткая загрубелая кожа показалась девушке необыкновенно нежной. Нет! Так не бывает! Не может быть… Но так и было… Как же давно к ней не прикасались с такой лаской… Впрочем, к ней вообще никогда ТАК не прикасались. Даже дед… От дедушкиных рук она не чувствовала себя растаявшей снежинкой. От этого постороннего человека словно исходила какая-то завораживающая сила. И его взгляд… Это же не глаза, а … очи, да именно очи – только такое высокопарное определение вспоминалось ей. От этого пронизывающего взгляда кружилась голова. Мария словно превращалась в маленькую девочку, защищённую от всех проблем и бед. «Леший… Интересно, а вдруг и правда леший… Фу, ну придёт же в голову такая глупость! Он прав, у меня жар…».

Когда он ушёл, она попыталась встать. Это едва удалось: голова кружилась, и всю её действительно лихорадило. Стянув трусики, раздвинув трясущиеся ноги, присела над ведром и чуть напряглась, стараясь не промазать мимо жестяной посудины. Сделала, наконец, то, чего давно хотелось. Живот свело от спазма, когда тёплая струйка звонко ударилась о дно железного ведра. Так… надо вынести это на улицу. Кое-как накинув фуфайку, висевшую на гвозде у дверей, и сунув ноги в огромные валенки, шагнула за порог. Её пошатывало, и она шла, придерживаясь рукой за стену. Только сейчас поняла, что болит не только спина, а буквально всё тело, точно её били палками. Самое странное, она вообще не помнила, что с ней случилось. Последним воспоминанием был громадный чёрный волк, бросившийся на её преследователя.
На обратном пути, уже избавившись от ведра, она вдруг поскользнулась, зацепившись валенком, и упала, потеряв от боли сознание.

***
Медленное покачивание убаюкивало… Размеренно, плавно... Щека потиралась о что-то мягкое и чуть колючее. Глаза открывать не хотелось… Но мёрзли ноги. И Маша, превозмогая себя, всё-таки открыла глаза и увидела… Что это? Ткань? Ну, да, взор упирается в вязаную преграду. Тук-тук-тук – доносится гулкий отзвук.
- Наконец-то! – звучит знакомый голос откуда-то сверху. – Ну, и напугали же вы меня!
И Маша вдруг понимает, что её несут. А то тёплое и колючее, к чему прижата её щека, - это свитер на груди Георгия. Гулкий звук – его сердце.
- Стоило уехать на время, как вы улизнуть решили? – он то ли смеётся, то ли говорит серьёзно.
Маша хочет ответить и не может, из её рта вылетает нечто нечленораздельное.
- Молчите! – чёрные брови строго сдвигаются, а губы растягиваются в улыбке.
Вот и пойми его… Настоящий леший. И девушка вновь закрывает глаза, убаюканная его размеренным широким шагом. Он заносит её в избу, вновь опускает на кровать и начинает растирать ступни.
- Не надо! – пытается протестовать Мария.
- Молчите! – вновь строго приказывает он. – Вы же долго пролежали. Меня часа три с лишним не было. А вы, наверняка, сразу вышли, как я уехал. Вон, все ножки оледенели. Валенки-то потеряли…
И он, присев на край кровати, – панцирная сетка прогнулась под тяжестью его тела – бесцеремонно поднимает её ногу к своему лицу, растирает и согревает своим дыханием.
Ступни приятно покалывает, они касаются его бороды, и это вызывает дрожь. Странные чувства охватывают девушку. Она словно одновременно мёрзнет и сгорает от жара. Боль и наслаждение – томительная боль в теле соперничает с тоже томительным наслаждением. И борьба между этими чувствами поглощает её полностью.
Прикосновение ступни к его бороде – удивительно мягкой и совсем не колючей, скорее, напоминающей мох – вызывает тянущие ощущения внизу живота. Хочется зарыться в эти волосы по щиколотку, вжаться в них, впитывая ласковое массирующее тепло. А его дыхание… Он подносит ступню совсем близко к своим губам и дышит, так что его губы едва ли не касаются её пальцев.
- Пожалуйста… - шепчет Мария, - я прошу вас… - на самом деле ей хочется совсем иного: хочется, чтобы он не выпускал из рук её ноги и коснулся их губами.
Но он не отпускает, будто почувствовав желание, разрывающее её. Медленно кончиками пальцев пробегается по взъёму, поднимается почти до колена и, вновь спустившись, начинает осторожно разминать подушечки на её озябших пальчиках.
Внезапно их взгляды соприкасаются, и Марию охватывает странное ощущение. Она уже встречала раньше этот внимательный, пронизывающий взгляд. Видела во сне? Ощущение дежавю полное. Она где-то встречала этого человека. Его взгляд заставляет её трепетать от какого-то томительного ожидания. Внутри что-то сжимается, сердце бьётся чаще, как будто она бежит изо всех сил. Ей становится невыносимо жарко. Она хочет зажмуриться или хотя бы просто не смотреть ему в глаза, но не может. Смотрит, как зачарованная.
- Отпустите меня… пожалуйста… - шепчет Мария пересохшими губами.
У неё подступают слёзы и катятся по щекам.
- Ты боишься меня? – внезапно переходя на «ты», спрашивает Георгий.
Она кивает, закусывая уголок рта, словно боится признаться в этом вслух.
- Не бойся, - он усмехается, - я не съём тебя…
И вдруг проводит кончиком языка по голени. Ах, как сладко! Она тает от этих прикосновений. В прямом смысле, ощутив собственную влагу между ног. Нет! Так нельзя! Так не должно быть! Но её желания сейчас так противоречивы. Разум и тело не в согласии друг с другом. Дыхание сбивается, протяжный стон слетает с её губ, вырываясь против её воли. Руки впиваются в покрывало. Язык Георгия, обжигающий, жадный, словно костёр, движется выше. И вдруг его губы целуют её колени. Выше… выше… Крепкие мозолистые ладони скользят по бёдрам. Потом пальцы как будто случайно задевают её между ног. Мгновенное прикосновение к мокрым трусикам заставляет её выгибаться. Закусив нижнюю губу, пытаясь сдержать стон, рвущийся из груди, она откидывает голову и всё-таки стонет. Жаркий пульсар разрывает её изнутри, заставляя желать большего. Ах, если бы он тронул её там ещё раз!
И да, настойчивые пальцы Георгия чуть сдвигают трусики, проникают между припухшими влажными губками её щели. Потом движутся глубже, заставляя выгибаться. А потом пальцы начинают танцевать в истекающем пространстве, безжалостно массируя её клитор. Мария чувствует, как пытается сжать его пальцы, словно хочет удержать их в себе. Огненный пульсар разрастается в ней и вдруг лопается. Мария взрывается в сокрушаем, всепоглощающем освобождении.
- Зачем? – спрашивает девушка охрипшим голосом, придя в себя и понимая, что трусиков на ней нет.
Он отпускает её ногу, которую всё ещё держал в своих руках, укутывает одеялом и сверху накрывает огромной дохой.
- Лежи, грейся, - улыбка делает его лицо моложе. – Сейчас ты точно заснёшь и согреешься.
Ладонь вновь опускается ей на лоб.
- Хм, жара, вроде, нет. Спи…
- А… мои трусики… - пытается протестовать она.
Он усмехается и молча подносит кусочек шёлково-кружевной ткани к своему лицу, демонстративно нюхает.
Мария краснеет и сворачивается в уютный клубочек, пряча лицо.
Наконец-то, боль проходит, и желанное расслабляющее тепло разливается по всему телу.
- Я - за дровами, - он опять обнажает в улыбке крупные зубы, поражающие белизной, и уходит.

***
- Тпррр, - ну стой, стой, Мальчик! – старик притормозил лошадь. – Ну, что, что нашло-то на тебя? – спросил он, потрепав коня по морде.
Тот беспокойно прядал ушами, словно прислушивался к чему-то и тревожно всхрапывал. Старик огляделся. В вечернем лесу было тихо. Лучи закатного солнца румянили снег, проникая сквозь деревья, оседая розоватой пылью на снегу. Казалось, густой морозный воздух звенит от тишины. Но эта тишина что-то таила в себе. Какое-то странное предчувствие возникло у старика. Озираясь, он вернулся в сани, осторожно тронул вожжи.
- Давай, давай, Мальчик, - заговорил тихо, нарочито равнодушным тоном, словно уговаривая коня.
И вдруг резко взмахнул поводьями и хлестнул лошадь по крутому чубарому боку. Мальчик дёрнулся, резко поднимая в воздух передние копыта, и рванул вперёд. Раздался душераздирающий вой, и тёмно-рыжая тень взлетела над санями, подминая под себя старика.




И предлагаю вам прочесть мой роман - первая попытка в этом жанре.

Сделать подарок
Профиль ЛС  

ТРОЯ Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 21.01.2009
Сообщения: 1178
>27 Фев 2016 11:48

Заинтересовали) Буду ждать дальнейших событий.
Только я не поняла, сколько лет Маше и "лешему"?
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>27 Фев 2016 12:47

 » Взгляд Волка. Глава 2







Иллюстрация автора


- А что же ты тут один, Волченька? – спросила девка, с зазывной улыбкой глядя на Волка, стоявшего у берёзы. – Айда со мной! Там весело, костры яркие, высокие… – протянула руку, пальцы тонкие, длинные, словно выточенные.
И вся она такая ладная, как молодая берёза. Волк* залюбовался Красой. Краса… Красава… Высокая, статная, с гривой огненно-рыжих волос, с грудью, которая так и рвётся из-под рубашки. А глаза!.. Зелёные словно воды вот этого озера, так бы и утонул в них.
- Идём! – кинула в него венком и бросилась прочь, крикнув со смехом: - Коль хочешь меня, так догоняй!
Тонкая льняная рубашка взметнулась, оголяя стройные крепкие ноги.
- А если догоню?! – он оживился, придя в себя, и кинулся в след за хохочущей девкой.
- А ты сперва догони! – отвечала хохотунья, убегая всё дальше.
Ночь на Купалу выдалась ясной. Да и высокие костры, разведённые на просторной лесной поляне, добавляли свету. Парни и девки с гиканьем и смехом сигали через высокое пламя. Некоторые парочки разбрелись по кустам. То и дело слышалось их прерывистое дыхание и томные стоны. Раздвинув ветви, Волк едва не нарушил покой одной пары. Русоволосая девка, раскинув длинные стройные ноги, стонала:
- Ой, Даренушка, любый мой, посильнее…
А кудрявый детина, устроившись между раздвинутых бёдер красавицы, ударялся в неё что есть силы и мял большие увесистые груди своей возлюбленной.
Мысленно выругавшись, Волк шагнул назад, потирая вспотевший лоб. Душно ему было. То ли от червеньской ** жары, то ли от костров, подогревавших и без того густой и тягучий воздух летней ночи. Но нет. Он знал истинную причину – его сердце уже давно пылало, томилось в желании к Красе. А она всё смеялась над ним – то подпустит к себе, бери, мол, то вдруг сорвётся и растворится среди берёзовых зарослей. И смех её преследовал его повсюду. Но уж сегодня-то он не позволит ей насмехаться! Сам Купала ему в помощь.
Двинулся в противоположную сторону и вскоре вышел к поляне, где горели костры. Парни и девки, взявшись за руки, смеясь, хороводами двигались вокруг огненных купальских цветов, а потом, разогнавшись, по очереди прыгали через высокое пламя. Красаву он увидел сразу. Её нельзя было не заметить – цветом волосы соперничали с пламенем. Встретившись с ним глазами, засмеялась громко, разогналась и прыгнула, задрав подол, выше коленей обнажая ноги. Волк прыгнул за ней точно коршун за белой лебедью. А Краса с громким заливистым смехом уже бежала от него дальше.
Он догнал её в берёзовой роще. Прижав спиной к белому стволу, медленно повёл ладонями по огненным кудрям.
- Красавушка, истомила ты меня, - хриплым шёпотом обдал румяные щеки девушки, склоняясь к её лицу.
- Ой, да что ты? – лукаво засмеялась девка, обнажая ряд жемчужных зубов, облизала свои полные губы. – Ну, коли так… - оборвала фразу на полуслове, прищурилась по-кошачьи, обжигая зелёным взором, и вдруг вскинула ему на шею руки, притянула его голову к себе и прижалась губами к его рту, который сразу раскрылся, по-голодному жадно принимая её поцелуй. Всё его тело вмиг напряглось и затвердело.
А когда она чуть прикусила ему нижнюю губу, Волк застонал, пошатнувшись, подался к ней, и её язык соприкоснулся с его языком, словно выпивая его стон. Упираясь в мягкий девичий живот своим восставшим естеством, он рукой забрался за вышитый ворот льняной сорочки, сжал тёплую трепещущую девичью грудь с напрягшимся соском.
- Не спеши… - выдохнула Красава, отрываясь от его губ и потираясь о него крутыми бёдрами, рукой как бы невзначай касаясь напряжённого бугра в штанах.
Надела ему на голову свой венок и вдруг выскользнула из его объятий.
- Айда к озеру! – позвала, исчезая в густых зарослях.
Выйдя на берег озера, Волк позвал негромко:
- Красаа! Красавушка?
Но девки и след простыл. Закручинился молодец, скинув рубашку и штаны, вошёл в озеро. Прохладная вода остудила пыл разгорячённого тела, но томление плоти не проходило – она стояла, будто каменная, и не желала слушаться доводов рассудка.
Знал, да, знал Волк, что Краса лишь играет с ним.
- Ой, сынок, нахлебаешься ты с ней горюшка, коли в жёны возьмёшь, - говорила ему матушка. – Красива, горяча, да душа у неё с надломом. Опасная это красота, сынок, точно ярко-синий цветок волкобоя,*** замутит, закружит и потеряешь ты себя.

Да только не слушал Волк ни матушку, ни разум свой. Думалось ему, что сердце он слушает. Сегодня Купальская ночь, в которую принято заключать браки. Если возьмёт девку сегодня, будет она ему женой. Будет! Или он не Волк из рода Войта.**** Его предки испокон веку были призваны надзирать за порядком.
Краса, скинув одежду, кралась вдоль озёрного берега. Смешной он, этот Волк! Будто пёс следует за ней и делает, что она пожелает. Да, видный парень – никто и не спорит. Высок, силён, стиснет в объятиях, аж сердце захолонёт. Опять же, старого Войта сын. Пожалуй, она подарит ему свой цветок этой ночью.
Она увидела его. Волк стоял посередине озера, и вода, от лунного света белая точно молоко, доходила ему до талии. Жемчужные капли блестели в тёмных кудрях и в аккуратной небольшой бороде. С хитрой улыбкой, предвкушая предстоящее удовольствие, Краса осторожно скользнула в озеро. Бесшумно двинулась к Волку и, подплыв сзади, закрыла ему ладонями глаза.
- Краса… - простонал он, поворачиваясь к ней лицом.
- А ты другую ждал? – хихикнула девка, прижимаясь к нему.
Он приподнял её, сжав ладонями за талию, а она обхватила ногами его бёдра и посмотрела в глаза. Задрожала, поражённая силой его желания, которым полыхал его взгляд.
- Возьми меня, Волченька, - прошептала Краса, обнимая его шею.
От этой её просьбы карие глаза Волка стали чёрными, он заскрежетал зубами, сдерживаясь, боясь всё испортить. Девка изогнулась в его руках, потёрлась носом о колючую щеку и ощутила у себя между ног его твёрдую, буквально каменную немалую плоть. Он сразу вонзился в её набухшее, влажное лоно, уже готовое принять его. Краса застонала, откидывая назад голову. Боль обожгла горячей волной и растворилась в удовольствии.
- Воолк! – его имя слетело с её губ.
А он, раздувая ноздри крупного прямого носа, поддерживая её под ягодицы, медленно вышел, но только для того, чтобы вновь ворваться в неё, уже смелее, настойчивее.
- Ох, какой же ты огромный, Волченька! – выдохнула Краса с улыбкой, а её лоно жадно всасывало в себя его плоть, обволакивая своим влажным теплом.
Он выходил из неё и вновь входил, до упора наполняя собой, так, что у неё всякий раз перехватывало дыхание. Она держалась на нём, оплетая его руками и ногами, обнимая широкие плечи, прижималась к нему, потиралась своими упругими грудями о его вспотевшую грудь с густой порослью вьющихся волос. Волк владел ею безраздельно, его глухой рык вырывался при каждом новом толчке, а хриплое дыхание раздавалось всякий раз, как он вытаскивал свою плоть из тугого лона Красы.
Зажатая в тисках его объятий, она ощущала себя покорённой им. Прижавшись лицом к его шее, Краса вдыхала несравненный запах его кожи и ощущала, как неистово бьётся его сердце.
- Ты… моя! – выкрикнул Волк, в последнем яростном порыве насаживая её на себя, и, выгнувшись, запрокинув голову, содрогнулся, изливаясь в неё.
Даже прохладные воды озера не могли заглушить жар, обдавший её лоно. И вдруг это пламя поглотило все её тело и, казалось, проникло даже в душу, заставляя закричать и забиться в его руках.

***


Мария открыла глаза. Первой мыслью было удивление: от вчерашней боли не осталось и следа. Волшебство прямо! Георгий, положив голову на сложенные на столе руки, спал. Ой, как нехорошо! Она же заняла его кровать и вот уже вторые сутки бесцеремонно валяется на ней! Девушка, осторожно спустив на пол ноги, хотела встать.
Вдруг засигналила рация, лежавшая на столе.
- Да, слушаю, - мужчина сразу проснулся и ответил.
Мария наблюдала за его лицом. Он хмурился. Складка залегла между бровями, губы сжались в тонкую линию.
- Да, сейчас буду…
Заметив стоящую босиком девушку, строго приказал, буравя её тёмными глазами:
- Надень-ка быстро валенки, вон, в углу стоят. Я специально принёс маленькие. Как раз впору будут, - и усмехнулся чему-то.
- Что-то случилось?
- Да… - он вновь нахмурился. – Волки…
- Волки? – переспросила Мария, глядя на него, пыталась что-то понять, но его лицо оставалось непроницаемым, только в глубине глаз затаилась тревога. – Кто-то погиб?
- Да, на одного старика напали.
- Дедушка?! – Маша словно окаменела.
- Нет! Успокойся! С Трофимычем всё в порядке…
И вдруг, взяв маленький валенок, он присел перед ней и приказал:
- Надевай.
- Но я… мне не холодно, - смутившись пробормотала она.
- Без разговоров! – он уколол её взглядом и тут же надел ей валенок.
Прикосновение его пальцев к лодыжке обожгло, вызывая уже знакомые чувства во всём теле. Это приводило в смятение. Девушка покраснела и опустила глаза. Он усмехнулся. Неужели угадал её чувства? Только этого не хватало? Ну, почему она так воспринимает его прикосновения и этот его обжигающий, пронзающий взгляд?
– Вот так-то лучше, - с улыбкой заметил Георгий. - Я скоро вернусь. Мне надо в деревню съездить. Заодно привезу тебе одежду. Твой пуховик в ужасном состоянии. Ты же, падая, все сучья на себя собрала.
На пороге он обернулся и сказал:
- Суп на печке. Поешь.
И вновь сверкнув жемчужной улыбкой, добавил:
- А трусики в сенцах на верёвке висят.
Она вспыхнула так, что на глазах выступили слёзы.
Едва за ним захлопнулась дверь, Мария подошла к окну, посмотрела, как он сел на снегоход и уехал.
- Есть, поесть суп! – пробормотала она и приложила ладонь к голове, будто отдавала честь.
Ведь правда, он разговаривал с ней так, словно распоряжался ею и имел на это право. Обычно Мария терпеть не могла подобного обращения – характер у неё ещё тот, но… Но именно в нём такая привычка не раздражала. Это казалось каким-то естественным и даже вполне закономерным, как будто иначе и быть не могло. Она быстро выскочила в сени, натянула на себя так бесцеремонно похищенное у неё вчера бельё и вернулась в тёплую избу.
Поела, убрала посуду и подмела пол. Потом забралась на кровать и, охватив колени руками, стала размышлять. Случившееся с ней было странным. Неужели она действительно чуть не стала жертвой волка? Если бы она не узнала о происшествии в деревне, то решила бы, что ей всё привиделось от сильного ушиба. Но теперь те два волка уже не казались плодом воображения. Неужели её правда спас волк? Разве может быть, чтобы один зверь напал на другого, спасая человека? Впрочем… Девушку вдруг осенило. Точно! Её никто не спасал! Она была добычей! Добычей, которую не поделили два хищника. От этого открытия ей стало страшно. Какой-то суеверный ужас холодком прошёлся по спине.
И вдруг послышался протяжный заунывный вой. Волки! Среди бела дня?! Мария кинулась к дверям и закрыла их на замок. Надо бы зажечь лампу, но на неё нашло оцепенение. Забившись в угол на кровать, она сидела, подобравшись, словно затаившийся зверёк. Кто-то ходил вокруг избы – девушка явственно слышала, как скрипит снег. И вдруг шаги замерли у дверей, Мария вжалась в кровать. Послышался звук отпираемого замка. И когда на пороге выросла фигура Георгия, Мария кинулась к нему.
- Опа! Что случилось? – он явно не ожидал, что девушка сама повиснет у него на шее. - Э, да ты дрожишь! Ну, вот, стоило мне отлучиться на несколько часов, как опять испугалась, - его руки сжали её плечи.
Запах, исходивший от него – мороз, снег и что-то ещё неуловимое, тёплое - успокаивал. И Маша прижималась к нему всё сильнее, забыв обо всём. Он смотрел, удерживая взглядом, притягивая, заставляя погружаться в его пламя. Кажется, на дне тёмного омута в самом деле мелькали кроваво-огненные отблески. Подняв руку, Мария ладонью провела по влажной от растаявшего снега бороде. Уже в который раз признаваясь себе, что всей душой желает прикасаться к нему так. А ещё ей хотелось бы распустить его длинные волосы, освободить их от тугой резинки, пропустить сквозь пальцы кудрявящиеся пряди. Но пальцы запутались только в бороде, словно не решаясь двинуться дальше.
И вдруг он издал какой-то всхлипывающий возглас, и его губы накрыли её рот. Поцелуй, неожиданный, жадный, яростный, заставил девушку застонать. И это стало сигналом к новому натиску – его язык раздвинул мягкие податливые губы девушки и проник в её рот. Он терзал, устанавливая своё право на неё, подчинял, вызывая дрожь, пробуждая желание покориться ему и покорить его. Языки встретились, лаская друг друга, сплелись в жарком танце.
- Нет! – Георгий вдруг оттолкнул её. – Нет! Прости…
Мария смотрела на него с удивлением. Почему? После того, что он вчера сделал, ей начало казаться, что он сам хочет большего. Неужели она ошиблась? Или вообще всё придумала себе. Ну конечно, он не из тех, кому нужна женщина, вешающаяся на шею.
- Ты здесь ни при чём, - будто отвечая на её немой вопрос, сказал он. – Просто я не должен поступать так…
- А если… я хочу этого? – она и сама удивилась своей смелости.
- Вот, - он указал на сумку, - тут твоя одежда. Я отвезу тебя в деревню…
- Хм, - Мария усмехнулась, сдерживая подступившие слёзы, - прогоняешь?
- Ты просто… Так надо… Всё. Одевайся!
И опять окатил своим взглядом, словно уколол, пригвождая, ставя на место. Она не могла ослушаться. Да что же такое?! Почему она не может противиться его глазам?!
Быстро натянула джинсы и свитер, вжикнула молнией пуховика.
- Ну вот и молодчинка, - он усмехнулся уголками губ. – Идём.

***



Он бежал. Холод снега совсем не ощущался босыми ногами. Голое тело хлестали ветки, но он, казалось, не замечал этого. Всё стало привычным за долгие годы такого существования. Человек… Нет, он уже давно не был им. Хотя иногда он оставался в человеческом теле. Но его душа стала уже иной. Так, сейчас на опушку, подальше от жилья, подальше от этих тварей, именующих себя людьми. Впрочем, он тоже когда-то был таким, хотя всегда знал о своём даре. Но его отвергли, не приняли, изгнали. И хотя это было очень давно, он ничего не забыл. Сейчас у него только одно желание – убивать их. И он убивал, просто так, ради удовольствия, ради запаха крови. Эта жажда крови была сродни голоду. Он понимал, что с ними надо быть осторожным. Но удача изменила ему.
Нужна была кровь девственницы. Только это давало ему силы – раз в полстолетия напиться крови нетронутой юной девы. И всё – можно жить дальше, сохранив свою молодость и силу. Из века в век. Для этого он и вселился в новое тело человека. Но он просчитался. Войт вновь идёт по его следу. Опять. Уже в который раз. Это проклятое семейство никак не оставит его. Они – причина всех его несчастий! Но ничего, он найдёт выход. Он устранит опасность, которая встала на его пути.



* Вoлк — мужскoe имя у дрeвних слaвян.
** Чeрвeнь (июнь) 13 (14) — 20 (21); Купaлo — бoжeствo влaги и рoсы. Eгo дeнь oтмeчaeтся в лeтнee сoлнцeстoяниe.
*** Вoлкoбoй (бoрeц-кoрeнь, вoлчий кoрeнь, иссык-кульский кoрeнь, цaрь-зeльe, цaрь-трaвa, чёрный кoрeнь, чёрнoe зeльe, кoзья смeрть, жeлeзный шлeм, шлeмник, кaскa, кaпюшoн, лoшaдкa, туфeлькa, лютик гoлубoй, синeглaзкa, прoстрeл-трaвa, прикрыш-трaвa) — Aкoнит (лaт. Acоnitum) — рoд мнoгoлeтних трaвянистых ядoвитых рaстeний сeмeйствa Лютикoвых.
**** Слoвo «вoйт» прoизoшлo oт Пoльскoгo «woit», нeмeцкoгo «Vogt» и oт лaтинскoгo «vocatus», чтo в пeрeвoдe oзнaчaeт — «призвaнный».



___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>28 Фев 2016 4:29

 » Взгляд Волка. Глава 3





Иллюстрация автора



Упырь. Да, именно так его и звали с тех пор. Человек без души. Не мёртвый, но и не живой. Человеческую душу он утратил так давно, что сам потерял счёт времени. Его душа умерла в тот самый день, когда он лишился своей любви, когда его предали. Теперь он только существовал, переселяясь из тела в тело, и время от времени жаждал крови. Особенно крови девы. И не только в сохранении силы и молодости было дело. Он ненавидел женщин. Все они — продажные хитрые твари! Им не должно быть места на земле. Играя сердцами влюблённых олухов, предают, безжалостно растаптывая чувства, рвут сердца в клочья. Поэтому он должен истреблять их. Это его миссия в этом мире.

Последняя охота была неудачной. Дева спаслась. И войт опять идёт по следу. Поэтому нужно затаиться и ждать. Терпеливо ждать удобного момента.

Выйдя на заснеженную опушку, Упырь остановился, втягивая ноздрями морозный воздух. Она была рядом, но не одна. Он безошибочно уловил запах своего врага. Подняв руки вверх, прыгнул вперёд, словно ныряя в глубокий снег, и… обратился в волка. Громадный рыжий зверь с пронзительными синими глазами стоял на лесной поляне. Рыжая шерсть казалась пламенем на девственном серебре снега, искрящегося в свете луны.

***


Когда-то мудрый дед предупреждал его.
- Сынок, ты должен знать, что это дар и проклятие нашего рода, - говорил старик. – Но будет ли то во благо или во зло, решить должен ты сам. Не переступай грань, и это станет даром. Ты сможешь чувствовать то, что другим недоступно. Всякий звук услышишь, запах учуешь. Но если ты дашь зверю волю над человеком, то утратишь себя. Помни об этом, Волк.
Но сейчас он не мог мыслить трезво. Обида захлестнула всё. То, что он раньше считал своим, у него отняли. Нет, не просто отняли, его предали. Растоптали его любовь, вынули душу. Он словно действительно утратил себя.

Ветки больно хлестали по лицу, но он не замечал этого и упорно двигался вперёд, не разбирая дороги. Краса… Как она могла, как посмела?! Кулаки сжимались так, что ногти впивались в мозолистые ладони. Широкие брови сошлись на переносице, и тяжёлый взгляд беспокойно метался, словно пытаясь отыскать что-то. Перед глазами стояла она, её лицо, её тело с розовыми острыми вершинами грудей, разгорячённых и напрягшихся от его губ, огненные волосы, разметавшиеся на постели, манящие гибкие руки с тонкими перстами – вся она бесстыдно раскинутая, разомлевшая от его ласк, утомлённая им за долгую бессонную ночь.

- Как ты могла?! – едва войдя в избу, он бросил этот вопрос ей в лицо и до боли сжал её плечи.
- Ты о чём? – Краса распахнула глаза, стараясь изобразить удивление, но страх метался на самом донышке зелёных очей.
- Змея! – взревел он и затряс её так, что повойник слетел с головы и две толстые рыжие косы точно змеи сползли на плечи.
Потом прижал её к себе, звериным чутьём безошибочно улавливая запах другого мужчины, и сразу, сражённый невероятной догадкой, тяжело дыша, оттолкнул на скамью. У него перехватило дыхание, и он понял, что сейчас не имеет сил, чтобы сдержать то, что было его вторым Я.
- Волк! – она бросилась к нему и, упав на колени, обняла его ноги. – Волк, я не…не…

Он одним рывком поднял жену и смял её губы неистовым, злым поцелуем. Она, задыхаясь, стала вырываться. Но он, подхватив, опрокинул её на ложе, стоявшее за печкой. Сжав коленями её ноги, чтобы не брыкалась, резко задрал подол и тут же развязал пояс своих портов.
Его фаллос, чуть изогнувшись, тяжёлый и мощный возвышался в гнезде густой чёрной поросли. Краса несколько мгновений смотрела на него, будто околдованная этим грозным зрелищем. А потом, подняв на мужа зелёные глаза, переполненные слезами, прошептала хрипло срывающимся голосом:
- Волк, я прошу тебя… не так! Я не могу…
- Сможешь! – взревел он. – Сможешь, если муж желает!
Придавив её собой, запустил руку в рыжий шёлк волос и заставил запрокинуть голову. Втянул ноздрями её запах. Она пахла не им. И хотя безошибочно узнал этот дух, он всё ещё питал надежду на ошибку. Лизнул её горло и прорычал:
- Скажи, что это неправда! Умоляю, скажи….
- Это правда! Да! Да! Я была с ним! – закричала Краса, делая попытки вырваться, казалось её потемневшие глаза пытались прожечь его своим взором, полные губы искривились в презрительной усмешке. – Ненавижу! – процедила хрипло и призналась: - Его люблю! Его одного! Постылый ты мне! С первого нашего дня постылый! За тебя пошла, чтобы к нему поближе быть! Ты и перста его не стоишь! От него понести хочу! – она захохотала, продолжая смотреть ему в глаза.

Его лицо почернело от ярости. Зарычав, он перевернул Красу навзничь, так, что уткнул её лицом в подушку. Она хотела подняться и чуть подогнула ноги в коленях, но он, сжав её бёдра, одним рывком ворвался в сухое лоно.
Крик вылетел из её горла. И когда он стал то входить до упора, ударяясь о неё своими чреслами, то вновь выходить, крики стали перемежаться с безудержными рыданиями. Он сильнее вдавил её голову в подушку, пытаясь заглушить эти звуки, которые режущей болью терзали его слух. После нескольких размеренных движений содрогнулся, кончая, и отпустил её. Тело женщины обмякло.
- Теперь меня помнить будешь, - прохрипел он побелевшими губами, натягивая штаны.
Она не ответила ему и продолжала лежать, уткнув лицо в подушку. И тут только осознание того, что произошло, клинком резануло по сердцу. Перевернув Красу вверх лицом, уткнулся в её грудь и завыл. Потом резко оборвал крик и, пошатываясь, сжимая руками гудевшую голову, побрёл вон из избы.

- Стой! Стой! – его догнал отец. – Стой, душегуб! – он бросился к Волку и, развернув его к себе лицом, схватил за ворот. – Пошто бабу убил?! Вымесок, окаём!* Как посмел?! - взвыл, точно раненый зверь и что есть силы саданул Волка кулаком в лицо. Тот пошатнулся, но устоял, утирая кровь из разбитого носа.
- Вымесок у нас ты, - усмехнулся Волк и презрительно сплюнул кровавую слюну. – Ты спал с ней! Ты блуд чинил в собственном доме! Вот этими бы руками удавил тебя, как окаёма последнего! – он вытянул перед собой руки и затряс ими, сжимая в кулаки.
Ещё один удар увесистого кулака отца обрушился на его грудь. Волк упал на колени.
- То-то же! На отца поднялся, перечить удумал! Удавить бы тебя, проклятого, да руки марать не хочется! Чтобы ноги твоей в моём доме не было. Не сын ты мне более! - отец развернулся, намереваясь уйти, но Волк вдруг вскочил и кинулся ему на спину.

Двое дюжих мужчин, молодой и зрелый, сцепились будто звери. Удары сыпались без разбору, лица обоих превращались в кровавое месиво. Сейчас вторая натура их рода вырвалась наружу. Два волка в обличье людей сошлись в смертельной схватке. Подмяв отца под себя, Волк стал бить его головой о землю. Один удар, второй, третий… Он не видел, что отец, ставший врагом, уже перестал сопротивляться. Затылок поверженного недруга бился и бился о попавший камень.

- Нет! Нет! – женский истошный крик раздался за спиной Волка.
Это прибежала его мачеха. Отец, недавно овдовев, женился на молодой вдове из соседнего селения. И сейчас она была на сносях. Поддерживая рукой распухший живот, она кинулась к Волку и, ухватив его за изорванную пропитанную кровью рубаху стала оттаскивать от поверженного бездыханного мужа.
Волк поднялся, вытирая разбитое лицо окровавленным рукавом, невидящим безумным взглядом окинул тело отца, женщину, рыдающую у него на груди, и шатаясь, побрёл в сторону леса.
- Нефырь** проклятый, окаём! – неслось ему в след. – Убииил! Отца родного убил! Будь ты проклят! Проклят на веки веков! – кричала баба и выла. – Не знать тебе ни жизни, ни смерти! Упырём тебе быть! Будь проклят! Проклят! Проклят на веки вечные!

***


- И что же, точно это был волк? – Маша выжидательно смотрела на деда.
Он сидел напротив неё. Они ужинали.
- Да, прям, болтают только, - поморщившись, отмахнулся старик.
- Деда, но ведь я сама видела… - возразила девушка.
- Ага! Видела! Со страху девке ночью и не такое померещится! Это ж надо было дотумкать, - он постучал себя кулаком по лбу, - в темень переться пешком по тайге!
- А как быть? Машина же заглохла? Я бы замёрзла в ней. И тут идти-то всего два шага, – не уступала Мария.
- Заглохла, - старик, не нашёлся, что возразить внучке, подлил себе чаю и категорично добавил: - Нет у нас волков. Нет. Да я же тут каждую тропку знаю. Последнего волка убили, когда я шкетом был лет двенадцати.
- Деда… - девушка робко посмотрела ему в лицо, - ну, хорошо… Допустим, мне показалось… Но я слышала же, что у погибшего горло было перегрызено…
- Вот, что, девонька, не то ты слушаешь! – резко отрезал Иван Трофимыч. - На это полиция есть. Они разберутся! Вон, участковый уже рыщет, кстати, обещался завтра к нам зайти. Так что уйми свои фантазии, Мария!
- Дедуля, - она обняла дедушку, - ну, чего ты сердишься-то? Всё же обошлось.
- Ага, обошлось! Кабы не Леший, так валялась бы ты сейчас в овраге с переломанными ногами.
- Леший?! – удивилась девушка. – Что вот так прямо и леший?
- Ну… прозвище у него такое, - поморщился Трофимыч, отводя взгляд.
- А он местный? – осторожно спросила, напуская нарочито равнодушное выражение.
- Нет, лет десять как появился у нас. Бирюк бирюком… И лохматый, точно леший. Так-то он смирный мужик… Но всякое болтают…
- Болтают? – Мария уже не скрывала интереса. – А что?
- Хм, - Иван Трофимыч усмехнулся, глядя на внучку, - вот ведь любопытная! Ешь лучше!
- Я ем, ем. Так что болтают-то? – Маша чуть округлила глаза, стараясь скрыть своё любопытство, и отхлебнула остывший чай.
- Ну, говорят, будто он… ну, странный…
- Что значит – странный, дедуль?
- А ну тебя! –Трфимыч махнул рукой и вышел во двор.
Уклончивый ответ деда Машу не удовлетворил. Наоборот, ещё сильнее разжёг любопытство. Но она больше не решилась расспрашивать. Дед ведь кремень, хоть калёным железом жги, не скажет. Вон и про руку свою скрывает, а Маша ведь сразу поняла, что рука болит. Вчера заметила, что у него там рана. Нет же, упрямец! Не показывает.
Как Трофимыч ни пытался убедить внучку, что волков в окрестностях нет, это оказалось напрасным. Слухи один ужаснее другого поползли по району. Рыжего зверя с красными глазами видели всё чаще. Нет, он больше не нападал, только иногда выскакивал на дорогу и, напугав до полусмерти проезжавших, скрывался в лесу. Несколько раз по ночам Мария слышала вой. Он напоминал ей тот же, что она слышала тогда, в избушке Георгия.

Георгий…Леший… С того дня, когда привёз её в Демьяновку, они виделись всего один раз – он пригнал её авто. Сухо поздоровался и ушёл. Интересно, почему он её избегает? Мария до сих пор помнит вкус его поцелуя. И каждый раз эти воспоминания заставляют сжиматься горячую пружинку между бёдрами, девушка загорается и краснеет от одной мысли о том, что тогда могло бы у них произойти. Почему он оттолкнул её? Она о сих пор не может отделаться от чувства, что он словно испугался чего-то, будто боялся навредить ей.

Мысли были прерваны звуком хлопнувшей двери. Мария выглянула из своей комнаты, деда не было. Странно… Она заметила, что он отлучается куда-то каждый вечер. Утром, когда она просыпалась, он обычно уже сидел за столом и пил чай. Девушка терялась в догадках, но спросить прямо не решалась. В конце концов тут могла быть замешана женщина. Ну, да, её деду шестьдесят пять, но он крепкий мужчина и очень видный, а в деревне есть совсем ещё молодые женщины, которым едва за сорок. Спросить прямо означало поставить его в неудобную ситуацию.
- Ничего плохого в этих отлучках нет, - успокаивала она себя. – Дедушка имеет право на личную жизнь. Если захочет, расскажет сам.
Но сегодня ей стало тревожно. Маша быстро набросила пуховик и выскользнула на улицу.

Оглядев пустынный двор, вышла за калитку и пошла по дороге. Дом Трофимыча стоял на самом краю деревни. Девушку словно что-то вело. Она и сама не заметила, как очутилась у границы леса. Огляделась и пошла обратно. Вдруг какая-то тень, мелькнувшая в кустах, привлекла её внимание. Страх холодком пробежал по телу. Но вместо того, чтобы припустить со всех ног, она замерла и стала вглядываться в кусты. Там кто-то был. Зверь или человек? И он приближался. Мария не двигалась: ноги словно онемели, приросли к месту.

И вдруг кусты раздвинулись, и перед девушкой вырос громадный совершенно чёрный волк. В этом не оставалось сомнений – именно волк, не собака. Маша сразу узнала его. Это он спас её тогда. Спас? Или хотел отобрать для себя? Но его глаза… Девушке показалось, что он будто зовёт её. Это не был взгляд хищника. Но и на взгляд собаки он тоже был непохож.
Неожиданно он шагнул к ней. Странно, но страх, до этого владевший ей, пропал. Девушка протянула руку и дотронулась до его лба. Волк, громадина, доходившая ей до груди, разрешил себя погладить, словно был безобидным дворовым псом.
- Спасибо… - вдруг проговорила Мария. – Ты спас меня.
Он смотрел так, как будто понимал её слова.
- Но я не понимаю… Неужели волки могут спасать людей? Или… ты чего-то хочешь от меня? Молчишь… - девушка вздохнула, её рука как-то сама собой потрепала его за ухо, и он закрыл глаза, явно довольный этой лаской.
- Я верю тебе… Ты – друг…
Едва она это сказала, как он повернулся и пошёл к кустам. Потом остановился, оглянулся, внимательно поглядел на неё и скрылся в лесу. А Мария долго стояла, не могла уйти с этого места, словно что-то удерживало её.


* Вымeсoк — вырoдoк, oкaём — oтмoрoзoк.
** Нeфырь — нeугoдный, нeпoтрeбный.


___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Айсир Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 01.04.2015
Сообщения: 2451
>28 Фев 2016 18:17

Привет!
Очень интересная история, легко читается. Момент про струйку* вознес мои брови до уровня домика и губы ноликом Laughing, ну не ожидала такое прочитать, с щекотливыми подробностями. Обычно как-то за кадром остается, автор смелый Smile
Принимайте в читатели.
_________________


by Deloni rose rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>29 Фев 2016 5:47

Айсир писал(а):
Привет!
Очень интересная история, легко читается. Момент про струйку* вознес мои брови до уровня домика и губы ноликом Laughing, ну не ожидала такое прочитать, с щекотливыми подробностями. Обычно как-то за кадром остается, автор смелый Smile
Принимайте в читатели.

Спасибо rose Рада новому читателю. Very Happy
Да, я люблю пикантные детали. Только вот подать их правильно очень сложно. Embarassed
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Маринца Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Аметистовая ледиНа форуме с: 04.11.2015
Сообщения: 216
>29 Фев 2016 13:38

Добрый день! Завораживающая история! Вот теперь бы узнать предисторию Войта Smile... Принимайте в читатели.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>01 Мар 2016 8:29

Маринца писал(а):
Добрый день! Завораживающая история! Вот теперь бы узнать предисторию Войта Smile... Принимайте в читатели.

Рада видеть вас у себя rose Будет, всё будет. Пишу медленно, увы, но допишу. Ok
___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>01 Мар 2016 8:32

 » Взгляд Волка. Глава 4






Иллюстрация автора.





И бросив взор вверх, ты видишь луну
И просишь её исполнить мечту –
Увидеть его, коснуться рукой,
Прижаться к нему, стать частицей одной…

«Быть только с тобой»



Дышать было трудно, Мария почувствовала, как он крепко прижал её к себе. Его губы накрыли её рот и смяли в требовательном поцелуе. Он не дарил наслаждение, брал. Она попыталась вырваться, но он, продолжая одной рукой прижимать её к себе, второй стянул с неё майку. Ей хотелось увидеть лицо своего завоевателя, но оно ускользало. Полумрак, царивший в комнате, не давал возможности что-то разглядеть. Впрочем, на мгновение, когда лунный свет пробился из-за туч, осветив спальню, всё-таки её взгляд упал на его бёдра. И она задрожала от ужаса. Огромный фаллос, изгибаясь, был нацелен на неё точно орудие пытки, и даже в полумраке его нельзя было не заметить. Сглотнув и облизав пересохшие губы, она дёрнулась. Как будто можно было убежать. Но сильные руки, как тиски, удерживали её.

Придавив её к постели, он больно тянул за растрепавшиеся волосы. Его нос скользил по её шее. Он нюхал её? Да, нюхал… и урчал при этом, шептал что-то хрипло и неразборчиво. Как-то отстранённо Маша вдруг осознала, что соски ломит от томительной боли, тело предавало её, выдавая возбуждение. Ощущая его давление чуть ниже живота, она понимала, что, конечно, он не ограничится только обнюхиванием. Ему нужно было больше. Ему была нужна она вся.
И когда он лизнул её горло, Мария попросила срывающимся голосом:
- Не надо… Отпустите меня…

Это прозвучало, как мяуканье беспомощного котёнка. Он не услышал или просто намеренно проигнорировал этот слабый протест. Его рука, очертив форму талии и бедра, скользнула ей между ног. Маша всегда спала без трусиков и сейчас пожалела об этом. Рука завоевателя не встретила никаких преград. Наглые пальцы быстро проникли внутрь, заставляя выгнуться, словно подаваясь навстречу этому вторжению. И опять его неразборчивый шёпот, а зубы чуть прихватили мочку её уха.
- Ааа! – вскрикнула Маша. – Пожалуйста!

Но горячий язык уже лизнул её правую грудь. Сосок сразу превратился в крупную розовую жемчужину, словно только и ждал этой ласки. Колючая щека потёрлась о вершинку груди. Колючая… Щетина? У него борода?.. Маша тихо всхлипнула то ли от внезапного открытия, то ли от наслаждения, сопротивляться которому было всё сложнее. Она хочет этого ночного гостя, напавшего на неё в её собственной постели? Хочет? Да, да…

Быстрый поцелуй в ложбинку грудей, и Маша расслабилась. Но вдруг дикий крик от невероятной боли вырвался из её горла. Этот некто одним рывком погрузился в неё. И в это мгновение она встретилась с его глазами. Огненные, словно тлеющие уголья, это были глаза волка, преследовавшего её той ночью.
- Нет! Нет! Нет! – закричала Маша и в последнем невероятном усилии принялась царапать склонённую над ней морду зверя.


- Тише! Маша! Маша! Успокойся! – знакомый голос долетел откуда-то словно из другого пространства.
Открыв зажмуренные глаза, Мария увидела, что её за руки держит Георгий, сидящий на краешке кровати.
- Тише! Не надо кричать! – пронзительные тёмно-карие глаза с зеленоватыми искорками лучатся нежностью.
- Где он? – Маша растерянно смотрит на него, силясь понять, что с ней произошло.
- Кто он? – Георгий, прижимает её к своей груди и гладит по голове.
– Он… Я не знаю… Кажется, у него была борода… - Мария вдруг осеклась, уставившись на бороду Георгия.
- Никого нет… Только ты и я… И я бородатый, - он улыбнулся, и тонкие лучики морщинок засветились вокруг его глаз.
- Вы… Как вы…ты здесь оказались? – выдавила она, пытаясь унять дрожь, но не отстранилась от него.
- Я шёл мимо вашего дома и услышал твой крик. Подумал, что тебе нужна помощь… Оказывается, ты просто увидела кошмар… Наверное, опять тот сон?
- Кошмар?.. – Маша с недоверием посмотрела ему в лицо, – неужели это был сон? Такой реальный и…
Она уткнулась носом в его свитер и всхлипнула.
- Ну, ну… - большая ладонь скользнула по волосам, - сны бывают очень реальными…
- Я… я не верю, что это был сон, - вдруг призналась она и, отстранившись, внимательно посмотрела ему в лицо.
- И всё-таки это сон, - уверенно повторил Георгий и тут же добавил с улыбкой: - Вот, что, тебе нужно выпить чаю. Я принесу сюда?
- Нет, - Маша и сама удивилась той поспешности, с которой почти выкрикнула отрицание, - нет, повторила, тряхнув волосами, - я с тобой…

На кухне она, закутавшись в плед, сидела за столом, а Георгий колдовал над чаем. Как ловко у него всё выходило! Маша вдруг поймала себя на том, что любуется им. Вот он раскрывает баночку с чаем, наполняет чайник, заливает кипятком, накрывает сверху тряпочкой. При этом то и дело с улыбкой поглядывает на неё. И так тепло от его взгляда, спокойно, словно еще несколько минут назад она не проснулась от кошмара. Она вспомнила, как гостила у него. И сразу покраснела. Не хватало ещё, чтобы он догадался о её мыслях! А он может! Уж такой проницательный. Даже слишком.

Маша вдруг поймала себя на мысли, что Георгий напоминает ей… Нет, не Лешего! Волка! Да, именно волка. И глаза его зеленовато-карие, то светящиеся жёлтым, то вдруг темнеющие, как омут, и способность так чутко слышать звуки и улавливать запахи. А ещё – она не знала, как это назвать – всё время вспоминала, как от прикосновения его рук встала на ноги буквально за два дня. И ни следа не осталось от жутких царапин. А ведь она к тому же, решив вынести злополучное ведро, без сознания босая провалялась на снегу несколько часов.

- Ну, вот, - наконец, произносит Георгий, - сейчас заварится и почаёвничаем. Чай – это первая помощь в любых напастях. Кстати, а где Трофимыч? Почему ночуешь одна? – вдруг спросил, и Маша уловила в его голосе озабоченность.
- Не знаю, - она повела плечами, поправляя плед, - он последнее время часто уходит куда-то по ночам.
- И не говорит, куда уходит?
- Нет…
- А что ты сама думаешь?
Маша смущённо отвела взгляд, ответила неуверенно:
- Нуу, дедушка же имеет право на личную жизнь…
- Даже так, - Георгий усмехнулся.
- Да, а что в этом такого? – Маша с вызовом посмотрела в тёмно-карие глаза. – Мужчина в любом возрасте может быть привлекательным.
- Ого! – он засмеялся и добавил серьёзно, пристально глядя ей в лицо, словно пытаясь что-то понять: - То есть, ты думаешь, Трофимыч роман крутит?
- Нуу, - опять неуверенно протянула девушка и ответила вопросом на вопрос: - А куда ему ещё уходить каждый вечер?
- Так прямо и каждый? – Георгий налил чай и придвинул Маше чашку.
- Да, каждый, - она охватила горячую чашку ладонями.
Тепло успокаивало. Она совершенно пришла в себя после пережитого кошмара. Уже второй раз он спасает её. Как это странно… Но это радует. Не потому что спасает, а потому что ей нравится, что он словно всегда рядом с ней. Как бы она хотела сейчас забраться к нему на колени, прижаться, чтобы его руки…
- А что он сам говорит? – Георгий прервал поток её фривольных мыслей.
- Что? – Маша сначала не поняла его вопроса, но сразу встрепенулась: - Ааа… ничего. После ужина уходит и всё.
- А ты не спрашивала?
- Нет. Зачем? Как-то неудобно… Ну вдруг он не хочет пока ничего объяснять…
- Может, ты и права, - он отхлебнул чай. – Нравится? – спросил, указывая взглядом на чашку.
- Да, очень… - она почему-то смутилась, ей показалось, что он спрашивает не о чае. – Ты очень вкусный чай завариваешь.
Он ничего не ответил, только усмехнулся в усы, и в глазах промелькнула зелёная искорка. Всё-таки Маша так и не смогла отделаться от чувства, что где-то уже видела этот взгляд. Вдруг ей ужасно захотелось спать, она, прикрываясь ладошкой, не смогла сдержать зевоту.
- Ну вот и пора в кроватку, - заметил Георгий.
Встал и, быстро шагнув к ней, подхватил на руки.
- Ой, я сама, - слабо запротестовала она, но сразу прислонилась головой к его плечу и закрыла глаза, проваливаясь в сон.
- Сама, сама, - с усмешкой передразнил он, но девушка уже не слышала.
Она крепко спала. Уложив её в кровать и укрыв одеялом, Георгий долго стоял и с озабоченным видом смотрел на её спящее лицо. Если бы Маша могла сейчас его видеть, то её очень удивило бы это. Глубокая морщина залегла между нахмуренными бровями. Мужчина словно решал что-то. Постояв так, он тихо вышел из комнаты.


***


- Скажите, Мария, - участковый внимательно, прищурив серые глаза, посмотрел на неё, прикидывая что-то, - а вы не припомните ничего … - он выразительно повертел рукой, - странного?
- Странного?.. – Маша взглянула на деда, как бы ища у него поддержки, но тот сидел в стороне с равнодушным видом, вроде, его совсем не интересовала беседа внучки с участковым.
Хотя Маша прекрасно понимала, что газета, которую Трофимыч держал в руках, и делал вид, будто читает её, была лишь прикрытием.
А между тем, это была не беседа, а допрос. Самый настоящий! Уже целый час капитан Сивко допытывал её, заставляя вспоминать произошедшее. Он что-то писал в свой потёртый блокнот и время от времени повторял будто сам себе: «Так, так-так…».
- Да, чего-то, что показалось вам необычным, - кивнул капитан.
- Ну, я же рассказала вам про огоньки, - ответила девушка.
- А кроме огоньков? – не унимался Сивко. – Может, звук какой?
- Слушай, Алексей Петрович, - вдруг заговорил дед, – ну чё ты к девке пристал? – Трофимыч посмотрел на капитана поверх очков, дужки которых были скреплены на затылке резинкой. - Уж на сто раз тебе всё рассказала.
- Трофимыч, работа такая, - вздохнул Сивко и, обращаясь к Маше, вновь добавил: - Так что, не было звуков?
- Да, был звук, - она оживилась и даже встала из-за стола, за которым сидела, - точно был! Дыхание…
- Дыхание? – капитан, казалось не ожидал такого ответа.
- Ну да… кто-то дышал так… тяжело…Словно запыхался, - Маша приложила ладони к загоревшимся вдруг щекам.
Её точно в жар бросило от нахлынувших воспоминаний. Она снова ощутила себя бегущей по ночной лесной дороге.
- Человек? – уточнил Сивко.
- Нет, - Маша покачала головой и сразу же засомневалась: - Хотя… Может… Не знаю.


- Можно? – двери распахнулись, впуская морозный воздух, и на пороге возникла крепкая фигура Георгия.
В унтах и меховой куртке он казался ещё выше ростом и шире в плечах. На бороде и усах поблёскивали снежинки.
- Разговор есть, Алексей Петрович, - обратился он к участковому, но бросил быстрый взгляд на Машу.
Та опустила голову, стараясь не смотреть в карие пронзительные глаза своего спасителя. Уже знакомое тепло волной окатило с ног до головы, жарким румянцем прорастая на щеках. Вчера она заснула. И совсем не помнит ничего. Утром проснулась в своей кровати. Наверное, это он уложил её. И в чай, наверняка, что-то положил. Ну Леший же должен знать какую-нибудь сон-траву. Фу, ты! Опять её на сказки потянуло! Мария устыдилась своих мыслей. Вот почему с ней всегда так – при виде Георгия она глупеет? И ничего не может поделать с тем, что её отчаянно тянет к нему. Любовь? Неужели она влюбилась? Ей всегда казалось, что если она полюбит, то это будет как-то необыкновенно радостно и светло. А сейчас радости не было. Ни капли. Волнение, желание и … стыд. Вернее, дурацкое, какое-то даже детское смущение, когда всё в себе кажется неловким. Хочешь сделать лучше, а выходит наперекосяк. И руки кажутся лишними.

- О, на ловца и зверь бежит, - воскликнул капитан, - покажешь нам с Марией то место, где ты нашёл её?
- Но я не… - Маша хотела отказаться, ей совсем не хотелось вернуться на то жуткое место.
Однако участковый перебил её:
- Нужно, Мария, нужно. Вы – единственный свидетель, видевший преступника.
- Давай, давай, внучка, поезжай, - вмешался дед, отложив, наконец, газету, - раскрой глаза нашему Холмсу, - он усмехнулся, - может, поймёт, наконец, что девка просто испугалась и от страху в овраг свалилась.
Участковый с Георгием вышли на улицу, а Мария замешкалась, одеваясь. В сенцах она, едва взявшись за ручку двери, остановилась.
- Я прекрасно знаю, что ты мне скажешь, - до Маши долетел голос участкового. – Вот правда, я уже сам начинаю жалеть, что пригласил тебя сюда.
- Жалеешь или не веришь? – спросил Георгий.
- Жалею… А верить, - Сивко замялся, - я всегда знал о вашей семье… Помню, как твоя бабка спасла меня пацаном ещё… Но знаешь, сейчас это как-то всё…
Маша превратилась в слух, жадно ловя каждую реплику.
- Не по времени что ли… - закончил участковый.
- Не по времени?! – в голосе Георгия явно послышалось раздражение. – Да пойми же ты: он не спрашивает времени! Для него время – ничто!
- Ну в таком случае, скажи мне, чего ты ждёшь? – тоже с раздражением бросил Сивко. – Если ей угрожает опасность, зачем ждать? Скажи ей правду!
«Ей? О ком они говорят? Обо мне?!». Маша застыла в изумлении. Выходит, не случайно, что всё это время Георгий оказывался с ней рядом? Но о какой опасности они говорят? Кто этот «он»? Между тем, разговор на крыльце пошёл о другом, и девушка вышла к ним.

***


Темнело. Начинал пробрасывать снег. Мария сидела позади Георгия, прижавшись к его широкой спине, пряча лицо от ветра. Неожиданно, снег повалил крупными хлопьями, точно где-то там, на потемневшем небе, сказочная Метелица, начала трясти перину. Георгий свернул снегоход к своей избушке.
- Не успеем доехать до деревни, - бросил через плечо сидящей у него за спиной Маше, опережая её возмущение, - видимость на нуле.

Девушка заволновалась. Ей весь день не давала покоя мысль о том разговоре, который она случайно подслушала. А теперь ещё и это - вновь остаться с ним наедине. Господи, ещё несколько дней назад она и представить не могла, что в деревне с ней может случиться что-то подобное. И самое главное, она никогда не думала, что здесь встретит мужчину, от одного взгляда которого, её будет кидать то в жар, то в холод. Марии вдруг стало по-настоящему страшно. Неужели кто-то действительно охотится за ней? И как разобраться в своих чувствах к Лешему?
Её влекло к нему неодолимо, но в то же время она боялась этих всепроникающих глаз. Ей казалось, что он знает о ней всё. А она не привыкла раскрываться. В её двадцатидвухлетней жизни никогда не было мужчин. Вернее, все они оставались на ролях приятелей и коллег. Никогда Маше не хотелось большего. И все их попытки закрутить интрижку она пресекала на корню. Нет, не было среди них того, кто был ей нужен. ЕГО – единственного и неповторимого. А разменивать себя на искусственные отношения она считала неправильным. Подруги подтрунивали над ней, в полушутку называя девой-недотрогой, но она не обижалась. А увидев Георгия, поняла – это ОН.

Однако всё так запуталось. Он явно что-то скрывает. Когда они были у оврага, она заметила, что участковый с Лешим как-то странно переглядываются. Мария нарочно отошла от них, сделав вид, что ей не хочется быть близко к тому месту, где на неё напал волк.
- Мне кажется, надо ей сказать, - тихо проговорил капитан, нахмурившись.
- А если спугнём его? - спросил Георгий.
Девушка повернулась к ним спиной и сделала вид, что рассматривает что-то в снегу.
- Не думаю… И потом, почему ты считаешь, что она не случайная жертва? – усомнился Сивко.
- Потому что я слишком хорошо знаю его, - отвечал Леший, и Мария уловила боль в его голосе.

Неожиданно её воспоминания прервал Георгий.
- Не бойся, заночуешь у меня, а утром отвезу тебя в деревню, - сообщил он, перекрикивая рёв мотора и ветер.

***


Скинув рубашку и свитер, заложив руки за голову, он лежал на скамье. Ему нравилось прикосновение дерева к обнажённой коже спины. Да уж… Если бы не лес и такая вот одинокая жизнь, впору сойти с ума. Родовая ноша… Георгий закрыл глаза. Почему-то во время вьюги он всегда вспоминал Наталью и… сына. Теперь по прошествии этих лет он понимал, что разлад существовал с самого начала. Не было любви у них, не было. Пытались каждый согнуть другого под себя. Скандалы вспыхивали каждый день, она истерично кричала на него, кидая упрёки, а он… Он просто уходил, хлопнув дверью, и бродил по городу. Но… если бы он не ушёл в тот день, они остались бы живы. Возможно…
Вдруг стон Маши прервал его размышления. Она металась по кровати, словно пыталась оттолкнуть что-то.
- Чёрт, опять! – Георгий вскочил и склонился над девушкой.

***


Протяжный вой разносился по округе.
- Метель, это только метель, - мысленно повторяла Маша и не могла заснуть от давящего звука.
Вдруг поняла, что должна выйти из избы. Словно что-то позвало её. Нет, не голос. Возникло убеждение – надо оказаться там, откуда доносится этот то ли вой, то ли стон. Откинув тяжёлое ватное одеяло, спустила с кровати ноги и встала. Как была, босая, в одной рубашке Георгия вышла из сторожки. Звук не усилился и не пропал, хотя метели не было. Полная луна освещала всё вокруг, дорожка искрилась серебром. Мир словно застыл, облитый лунным молоком. Девушка даже не слышала, как скрипит снег под её ногами, не чувствовала холода. Медленно двинулась вперёд, без цели: просто хотелось идти.

Потом ощутила чей-то взгляд, оглянулась - никого. Но чувство, что за ней наблюдают, не пропадало, а наоборот, усиливалось с каждым шагом. И тогда Мария побежала. Всё быстрее, быстрее… Дыхание сбивалось. И вдруг она поняла – кто-то или что-то гонит её к тому оврагу. Мария хотела повернуть и бежать обратно, но нет, продолжала упорно двигаться вперёд. И вдруг перед ней вырос он. Не зверь, но и не человек, с горящими глазами, тот, кто уже приходил к ней однажды. Она хотела закричать, но горло свело от спазма, тело словно парализовало, она не могла отвести взгляд от его глаз. Только лишь успела понять, что упирается ладонями в широкую грудь, покрытую шерстью. А потом навалилась тьма…


- Мария! Маша! Проснись! – Георгий тряс девушку, приподняв её под спину, и с тревогой всматривался в бледное лицо. – Маша, ну, вот, вот так… Смотри на меня.
Она послушно уставилась на него бессмысленным взглядом, нахмурилась, силясь понять, что с ней произошло.
- Всё хорошо? Ты опять видела сон. Расскажи мне.
- Сон? – она не верила его словам. – Нет, я… я была на улице, он преследовал меня, - объяснила дрожащим голосом, едва не плача.
- Слышишь, за окном метель? – он улыбнулся. - Уверяю тебя, ты просто спала. И что-то кричала во сне. Расскажи, кто этот он? Это человек с бородой?
- Человек? – Мария откинула со лба прядь волос. – Ннет, он… он, скорее, зверь… волк, может…
- Волк? – Георгий нахмурился.
- Я не знаю, - слёзы побежали по бледным щекам. – Я… я его не видела, только… чувствовала, но … - она замолчала, кусая губу.
- Ну, что? – Георгий сжал её руки. – Говори…
- У него… твои глаза… - призналась и сама испугалась своих слов.
- Что значит – мои глаза? – он усмехнулся, но взгляд стал встревоженным. – Ты видела меня? Это я так напугал тебя?
- Нет, не тебя… Не знаю…Но … Глаза светились… Это так странно… - она села на кровати, подобрав ноги, охватив себя руками за плечи, точно её знобило.
- И мои светятся? – Георгий улыбнулся, и она вновь увидела зеленоватый блеск, исходивший от насмешливого взгляда, которым он сейчас смотрел на неё.
- Да, только… Твои светятся зелёным, а тогда, ночью у оврага, я видела оранжевые, почти красные точки… И во сне это был огненный отблеск. Понимаешь, это были глаза того волка. И они… похожи на твои! – почему-то шёпотом сбивчиво объяснила она.
И вдруг словно лопнула струна и всё, что Мария прятала до этой минуты, как снежная лавина, вырвалось из неё безудержными рыданиями. Закрыв лицо ладонями, она ревела в голос.
- Ну, ну… Не надо плакать, тссс, - Георгий привлёк её к себе, и она вдруг заметила, что на нём нет рубашки. Загорелые широкие плечи с буграми мускулов, сильные руки, так надёжно удерживают её, и мощная грудь, покрытая кудрявящейся порослью тёмных волос, узкой дорожкой уходящих к ремню. А ещё шрам на левом плече.
Охватив ладонями её лицо, он провёл большими пальцами по щекам, стирая слёзы.
- Не плачь… - сказал хриплым голосом, пристально глядя в её лицо.

Зелёный свет, исходящий от его глаз, стал ярче, казалось, Георгий приказывал ей – смотри на меня, не отводи взгляда. И она повиновалась, растворяясь в этом свете. Вдруг он склонился к её лицу и медленно, с какой-то томительной нежностью провёл губами по щекам, точно пробуя на вкус её слёзы. А потом его губы соприкоснулись с её губами, длинные с проседью волосы, свободно спадавшие по его плечам, окутали её мягким облаком, заставляя Марию трепетать от странного чувства. Нежность, безудержное, всепоглощающее желание и даже страх перед тем, чего она так хотела и что должно было случиться сейчас, смешались в ней воедино. Георгий прошёлся влажным языком по её нижней губе и стал посасывать, заставляя Марию застонать от его поцелуя. Руки девушки легли ему на плечи, и её грудь, едва прикрытая мужской рубашкой, коснулась его обнажённой груди.


***


Лаская языком её нёбо, Георгий содрогнулся от желания. Как же давно утратил он право любить! С того самого дня, когда вслед за дедом понёс бремя своего рода. Не из-за этого ли он потерял самое дорогое - сына, и не из-за этого ли погибла Наталья? Тяжело и хрипло дыша, он пытался сдержать рвущееся из него нетерпение. Нельзя! Нельзя! Протестовал его разум. Он может погубить её. И погубить то, что составляет смысл его миссии, его долга. Оттолкнуть её… Ради её же спасения! Такой приказ он давал сам себе, но вместо это, сильнее прижимал девушку к себе и целовал, целовал, неистово, жадно, до боли упиваясь её губами. Всей душой, всем сердцем, а не только истосковавшимся телом он хотел этого маленького зеленоглазого ангела со светящимися, точно нимб, каштановыми волосами.

Он знал о её невинности, но знал так же, что она сама желает его. Для понимания этого ему не нужны были его способности: девичьи глаза с самой первой их встречи кричали о её чувствах к нему. Впрочем, и его потянуло к ней сразу же, едва он принёс её в свою избушку. И сейчас он не мог противостоять своим и её желаниям. Однако в последней попытке на мгновение оторвался от её губ, переводя дыхание.
- Пожалуйста…- прошептала Мария и положила ладонь на его грудь.
- Маша… ты… - он не договорил, до боли стискивая челюсти.
- Пожалуйста… - вновь повторила она и на этот раз, потянувшись к нему, сама коснулась его губ своими. – Не останавливайся…
И он не мог не послушаться, не хотел.


***


Машу буквально захлестнули ощущения, в их волне смешалось всё - опьяняющий аромат его кожи, прикосновения его рук, скользящих по её уже обнажённому телу, его губы, осыпающие поцелуями её лицо, шею, грудь. И даже звуки вьюги за окном исчезли, уступив место низким звукам его голоса, который шептал её имя. В тусклом свете керосиновой лампы его нагое тело, больше и мускулистое, казалось, блестящим, точно от него исходило сияние.

Её взгляд, оторвавшись от его пылающих глаз, скользнул ниже. Девушка в восхищении и каком-то трепете замерла при виде мощной плоти. Но сейчас это не вызывало страха, который она испытала в том жутком сне. Как зачарованная она смотрела на эту часть тела Георгия и вдруг ощутила неодолимое желание прикоснуться к ней. Марию бросило в жар и она, испугавшись своих желаний, издала звук, похожий на всхлип.
- Дотронься до меня, - вдруг прозвучал хриплый голос Георгия. – Ну, же, милая…

И Мария охватила рукой горячий стержень. Почему-то пересохло во рту, и она облизнула губы, а её пальцы скользнули по нему, будто исследуя его, познавая незнакомую форму. В какой-то момент она заметила, что дыхание Георгия словно сбилось, точно на одно короткое мгновение ему не хватило воздуха, и он чуть вздрогнул, притягивая её к себе. И тот час же вновь смял её губы поцелуем. Требовательным и подчиняющим, но при этом парадоксально нежным.
- Георгий… - она и сама не знала, протест ли это или просто жгучая необходимость, но она простонала его имя, едва лишь кончики крепких длинных пальцев сжали её напряжённые соски.

Его ладони заскользили по её грудям, сводя с ума, заставляя выгибаться. И вдруг – Мария и ужаснулась, и ощутила, что хотела именно этого - его ладонь накрыла нежный холмик у неё между ног. Дразня, он просто держал руку. Но Маша чувствовала, что готова расплавиться от этой ласки, протестный стон вырвался у неё. И тогда он принялся поглаживать разгорячённое место, как в тот первый раз, когда спасал её от холода. Но сейчас ощущения были в миллионы раз острее.
Георгий подушечкой большого пальца чуть нажал на чувствительную точку, и девичье лоно запульсировало, растекаясь желанием вокруг его пальцев. Тело Маши напряглось, словно тетива лука, девушка была готова сорвать в пропасть освобождения.

Однако он вдруг резко убрал руку, развёл шире её ноги и, чуть качнувшись, продвинулся в неё. Мария вскрикнула, но он приник к её губам, ловя крик своим страстным поцелуем. Так замер на мгновение, чуть отступил и вошёл уже глубже, заполняя её собой, врастая в неё, становясь единой частицей какого-то фантастического мира.


___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

verunchik Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 05.04.2012
Сообщения: 49
>02 Мар 2016 11:06

Здравствуйте!
Принимайте в читатели, очень понравилась ваша история.
Вам спасибо за главы и побольше вдохновения!Smile
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Айсир Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 01.04.2015
Сообщения: 2451
>02 Мар 2016 22:09

Flowers Доброй ночи. Я что-то совсем запуталась)))) Я так понимаю, два волка- это отец и сын? и между ними борьба? Георгий - это сын? А отец хочет её убить? И мне почему-то показалось, что она тоже не простая, просто сама ещё не знает, что не до конца человек.
_________________


by Deloni rose rose
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>03 Мар 2016 4:03

Айсир писал(а):
Flowers Доброй ночи. Я что-то совсем запуталась)))) Я так понимаю, два волка- это отец и сын? и между ними борьба? Георгий - это сын? А отец хочет её убить? И мне почему-то показалось, что она тоже не простая, просто сама ещё не знает, что не до конца человек.


Спасибо за комментарий! Very Happy Это очень важно, когда говорят о тексте. Теперь я кое-что, возможно, подам иначе.

Действие повести происходит в разных временах - наше время и Древняя Русь языческая, где празднуют День Ивана Купалы. В нашем времени на Машу нападает волк (или может, волки?), её спасает лесничий по имени Георгий. Но в деревне происходят странные вещи: волк рыжей масти нападает на людей.

В Древней Руси парень по имени Волк (это языческое имя древних славян) влюбляется в Красаву, женится на ней. Волк из рода Войта, их род с самых незапамятных времён был призван надзирать за порядком, не только внешним, человеческим, но и следить за тем, чтобы зло не взяло верх в этом мире. Но случается так, что Красава вышла замуж не по любви к Волку, а из расчёта - он из знатного особенного рода. А потом она изменила мужу с его же отцом. В порыве гнева, Волк убивает жену и своего отца, учинившего блуд. Молодая мачеха Волка проклинает его. Проклятие беременной женщины возымело силу - Волк становится оборотнем.

А в наше время участковый ищет, кто же по округе убивает людей. Он не верит, что это волк: уж очень много не зверских деталей преступления. Короче, сбит участковый с толку Smile Маша влюбляется в своего спасителя Георгия. Он, вроде, тоже проявляет к ней интерес. Однако в самый, казалось бы, подходящий момент, её отталкивает. С Машей происходят странные вещи: она видит очень реальные сны, в которых к ней приходит зверь-человек и пытается ею овладеть. Самое странное, что всякий раз, когда она видит такой сон, рядом с ней оказывается Георгий.

Случайно подслушав разговор Георгия с участковым, Маша понимает, что они что-то скрывают от неё и ей угрожает страшная опасность. Во время сильной метели Маша остаётся в избушке лесника и они любят друг друга.

Пока - всё Flowers Кто такой Георгий, что его связывает с Древним родом Войта и с Волком, узнаете дальше.
___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Svetlanaep Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
На форуме с: 16.10.2013
Сообщения: 5
>22 Мар 2016 10:39

Здравствуйте. Очень интригующая история. С удовольствием буду ждать продолжения. Примите меня пожалуйста в читатели.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Нефер Митанни Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 04.02.2014
Сообщения: 2938
Откуда: Россия, Сибирь
>22 Мар 2016 11:39

Svetlanaep писал(а):
Здравствуйте. Очень интригующая история. С удовольствием буду ждать продолжения. Примите меня пожалуйста в читатели.

С радостью принимаю rose Сейчас пишу 5 главу. Скоро выложу.
___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>23 Окт 2021 20:36

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете вести списки книг, фильмов, авторов и др., а также создавать персональные рейтинги при помощи сервиса подборок. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Нам понравилось:

В теме «Великие слова и мысли по Фрейду»: [img] читать

В блоге автора Натаниэлла: Милка и Соловей. Книга первая. Глава 2 Операция внедрения

В журнале «Little Scotland (Маленькая Шотландия)»: Четвероногие шотландцы. Бордер-колли
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP » Взгляд Волка (любовно-мистическое фэнтези, 18+) [20909] № ... 1 2 3 ... 9 10 11  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение