Конкурсно-фестивальное

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Заказ графики  •  Реклама  •  Конкурсы  •  VIP

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>24 Июл 2016 22:49

 » Конкурсно-фестивальное  [ Сборник ]

Я недавно стала участвовать в конкурсах на форуме. Но уже есть рассказы, и хочется, чтобы они были доступны для читателей в одной теме.
Начнем, с последнего, фестивального!
Я очень рада приветствовать в теме каждого читателя. И большая просьба, не молчите, оставляйте хоть пару слов понравилось вам или нет.

  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Filicsata)

  Подписка Подписаться на автора

  Скачать Главы в версии для чтения и печати

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Filicsata; PoDarena; Дата последней модерации: 06.06.2017


_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>24 Июл 2016 22:54

 » Кофе с собой

Этот рассказ был специально написан для эротического фестиваля в клубе ОПГ.

18+



За редактуру большое спасибо Маше Шириновой



Город просыпался. Проехали первые машины. Загремели мусорные баки. Поль встал и прямо в пижаме и тапочках вышел на широкий балкон, который его жена именовала террасой. Фикусы, стоявшие по периметру в огромных кадках, были мокрыми от дождя. Февраль, как всегда, нес ветер и отвратительную морось. Поль подошел к перилам и глянул вниз на просыпающийся Париж. Около дома остановилась мусорная машина, двое рабочих с грохотом переворачивали баки. Не успели уехать мусорщики, как прибыла доставка в пекарню, где Поль каждый день покупал к завтраку круассаны и багет. Ложиться снова в постель не имело смысла. Следом в соседний магазин привезут фрукты и овощи, а потом «У Николя» станут разгружать ящики с элитным спиртным. Жизнь на улице Сент-Оноре подчинялась работе магазинов, ибо сама улица давно уже походила на большой торговый центр. Брат убеждал его переехать в район Трокадеро. Но Поль терпеть не мог сооружение месье Эйфеля, и видеть каждый день из окна это убожество казалось китайской пыткой . Собираться на работу было еще рано. Он прошел в спальню жены. Окна выходили во двор, и в комнате стояла тишина. В полумраке Поль засмотрелся на нагое тело. Кристин спала, отбросив одеяло. Он накрыл ее и сам примостился рядом, привычно положив ладонь на большую упругую грудь идеальной формы. Жена заворочалась во сне и, потягиваясь, повернулась к нему. Он по-хозяйски убрал с ее лица черные как смоль волосы. Поцеловал в губы. Самая красивая женщина Парижа пребывала в его объятиях.
- Скажи, - прошептал Поль, – чего ты хочешь?
- Кофе, - пробормотала жена.
- И все? - весело поинтересовался Поль, глядя в сонные карие глаза, обрамленные густыми ресницами.
- А месье может предложить что-то еще? – лениво спросила Кристин, проснувшись. Она зевнула, обнажив розовое нёбо.
- Все, что мадам пожелает! - пообещал Поль и принялся ласково целовать податливое тело. После положенных на любовные утехи трех с половиной минут, жена задремала. А Поль мысленно вернулся к неприятностям в бизнесе. Секс всегда настраивал его на боевой лад. Но не в этом случае. Неделю назад ему был поставлен жесткий ультиматум. Или - или. Время почти истекло. Поль посмотрел на жену, даже не подозревающую, какие тучи сгустились над их головами. Можно потерять «Готье фармасьон» Не то чтобы наступит конец, и придется побираться на паперти церкви Сент-Рош, на безбедную жизнь им с Кристин хватит. Можно, конечно, продать одного Сезанна и пару Матиссов и до конца дней жить в свое удовольствие. Но не хотелось сдаваться без боя. И совсем уж претило, чтобы люди, по воле случая претендующие всего на пять процентов акций его компании, диктовали свои условия.
«Нужно приставить охрану к Кристин. – подумал Поль. - Но с ее работой, это невозможно».
Да и трудно назвать работой хождение по улицам и магазинам Парижа. Развлечение, да и только. Но его жена именно этим зарабатывала себе на бирюльки и булавки.
Пока он ходил в пекарню за круассанами, готовил кофе для Кристин и заваривал травяной чай для себя, непрерывно думал, как обезопасить любимую женщину.
Поль поставил на кровать поднос с завтраком, подал чашку жене. Она отпила глоток.
- Все, как я люблю! - проговорила Кристин и потянулась с поцелуем. – Спасибо, милый!
- Люблю тебя баловать! - улыбнулся Поль через силу.
- А ты опять не спал всю ночь и думал, как спасти мир? - спросила она тревожно.
- Сегодня истекает срок ультиматума. Интересно, что они предпримут дальше?
- Ты их победишь, я уверена!
- А у тебя какие планы?
Поль перевел разговор на предмет его беспокойства.
- Я еду по аутлетам с группой из Тюмени. Пять часов на разграбление Парижа! - беззаботно пошутила Кристин.
Поль мысленно поморщился от бестактной шутки. Но не подал виду. Кристин была наполовину русской, наполовину француженкой и с трепетом относилась к своим русским корням. Хотя называла их казачьими. Предки жены попали в Париж с первой волной иммиграции. Поэтому, для Кристин два языка были родными. И трудно сказать, какой из них стоял на первом месте. С дипломом искусствоведа его жена считалась в Париже очень востребованным экскурсоводом. А любовь к тряпкам и безупречное знание модных тенденций сделали ее самым популярным гидом по стилю.
- Хочешь, Анри тебя отвезет? - спросил Поль напряженно.
- Я еду на минивэне с группой. А когда закончу, позвоню, и ты пришлешь Анри. Не возражаешь?
Отгоняя страхи, Поль мотнул головой.
- Отличный план, дорогая.
- Но мне еще нужно купить подарок твоему брату, - напомнила Кристин.
Поль кивнул. Его жене всегда удавалось безошибочно подбирать презенты для любого члена семьи или друзей.

Шопинг удался! Побывав во всех брендовых магазинах аутлета, народ остался доволен. И хотя ноги отваливались, Кристин знала, что заработала сегодня хорошие комиссионные. Попрощавшись с группой, она в одиночестве прошлась по любимым магазинчикам и лавочкам. Наслаждаясь покупками, спустила все, что заработала за день. Ну как пройти мимо, когда вокруг столько красивых вещей!
«Теперь сильно хочется кофе. Что-то нужно делать с этой кофеиновой зависимостью», - подумала Кристин, прекрасно понимая, что ничего предпринимать не станет. И четыре чашки кофе в день так и останутся нормой ее жизни.
В поисках любого кофейного заведения она огляделась вокруг. Невдалеке от огромной сцены, стоящей посередине торгового центра, виднелась вывеска всемирно известной кофейни. Кристин метнулась туда.
- Двойной американо, пожалуйста! - выдохнула она, словно умирала в пустыне от обезвоживания.
Затем подхватила бумажный стакан с обжигающей жидкостью и резко повернулась, отходя от барной стойки.
Четыре объемных пакета, болтавшихся на одной руке, и стакан американо в другой сделали поворот весьма затруднительным. В тот момент, когда она в поисках свободного столика осматривалась вокруг, сзади ее кто-то толкнул. Пальцы инстинктивно сжали стакан покрепче, слегка деформировав картон. Этого оказалось достаточно, чтобы крышка легко соскользнула, выпуская на волю черный напиток. Кристин с ужасом наблюдала, как капли кофе, следуя закону всемирного тяготения, стремятся вниз. И падают. Прямо на верблюжье пальто какого-то красавца, случайно проходившего мимо.
- Простите, я не хотела! - Бормоча извинения, она подняла глаза и обомлела. Человек улыбался, ничем не показывая, что огорчен из-за испорченной вещи. Ужасно дорогой вещи.
- Это просто недоразумение! - лепетала Кристин. Похоже, она расстроилась больше. - Тут в молле есть химчистка. Очень хорошая. Пойдемте, они быстро почистят, а я возмещу расходы.
Мужчина кивнул, признавая ее правоту.
- Я не возражаю, - сказал он мягким певучим голосом, выдававшем в нем южанина. - А пока будут спасать мое пальто, угощу вас настоящим кофе. Я знаю тут пару кофеен, где варят изумительный напиток. Не отказывайтесь, я настаиваю! Это компенсация за разлитый эспрессо.
- Американо, - слабым голосом поправила Кристин.
- Тем более! - вынес вердикт новый знакомый.
Он провел ее мимо магазинов, где сегодня она провела несколько часов. Потом свернул на боковую аллейку, потом еще и еще раз. И Кристин поняла, что оказалась в той части торгового центра, куда никогда не заходила ранее. Здесь располагались оптовые магазины продуктов питания. Кругом лежали огромные мешки муки, сахара и разными круп. В воздухе витал запах специй.
- А как же химчистка? - спросила Кристин, удивляясь самой себе - как это она забрела невесть куда с незнакомым человеком.
- Это подождет, - с небрежной гримасой ответил спутник. - Сначала кофе!
И твердо взяв ее под локоток, завел в ничем не примечательную дверь. Кристина оглянулась по сторонам и поняла, что находится в маленьком уютном кафе. Круглые столики, удобные глубокие диваны. Из кухни на звук колокольчика тот час же выбежал толстый плешивый дядька с огромным носом. Закхвохтал, запричитал.
- Это большая честь!
- Мы хотим выпить кофе в тишине, - заявил мужчина вместо приветствия. – Твой лучший кофе, Артур!
Забрав у Кристин пакеты с покупками, и водрузив их на соседний стул, он усадил ее на мягкий диван. Потом, будто вспомнив что-то срочное, подошел к Артуру и отдал пальто
- И да, чуть не забыл. Отправь это в химчистку!
Он добавил еще что-то совсем тихо, Кристин не расслышала, да и не прислушивалась. Хорошо, что не придется тащиться чистить его пальто! И так ноги отваливаются. Посидят, попьют кофе и все дела!

Кофе оказался божественным. В толстых керамических кружечках. Кристин была готова смаковать каждый глоток.
- Ну как? - щурясь, спросил незнакомец.
- Великолепно! Поверьте, я понимаю в кофе! - восторженно воскликнула она.
- Тогда зачем же пьете сомнительные напитки из фаст-фуда? - он искренне удивился.
Кристина посмотрела на него и вдруг поняла, что никогда не видела мужчины красивее. Большие голубые глаза и темные волосы. Нос с горбинкой. Короткий ежик волос, по которому захотелось провести рукой.
Сердце забилось как бешеное. Дыхание участилось. И это не имело никакого отношения к кофе. А только к мужчине, сидящему напротив. Кристин поняла, что ей отчаянно захотелось заняться сексом. Сейчас. Вот с этим незнакомым мужиком!
Незнакомец улыбнулся, словно понимая, что творится у нее в голове. Его рука, как бы случайно, легла на ее обтянутое джинсами бедро. Потом спустилась ниже. Пальцы властно ощупали коленку, будто проверяя ее округлость. Закончив с коленкой, рука незнакомца заскользила вверх, очень медленно. Кристин сидела не шелохнувшись и только лишь смотрела в улыбающиеся голубые глаза. Она нисколечко не возражала. Наоборот, была согласна на все. Он потянулся к ней, жестко открывая ее рот своим языком. Она растворилась в этом поцелуе, в его молниеносном напоре, уводящем ее за грань сознания. Мужская рука снова заскользила вверх по бедру, пока вездесущие пальцы не добрались до низа живота. Потом внезапно остановились и сильно сжали уже мокрую плоть. Другая рука пробралась под водолазку и, безошибочно найдя горощину соска, перекатывала ее между пальцев. Кристин застонала.
Остаток рассудка ребовал остановиться, прекратить безумие, которое может закончиться неизвестно чем. Это опасно! Совершенно незнакомый мужик лапает ее в каком-то странном кафе… Но дальше додумать Кристин уже не могла, что-то внутри заворачивалось в тугой узел, начинало биться спазмами, переходящими в дикое удовольствие, никогда не испытанное ранее. Мужчина внимательно на нее посмотрел. Потом мягко провел ладонью по щеке.
- Пойдем отсюда!
«Все закончилось», - то ли с облегчением, то ли с разочарованием подумала она, до сих пор еще находясь в возбуждении. Джинсы терли в нежных местах. Казалось, грудь еле помещается в лифчик. Кристин встала, и на негнущихся ногах последовала за своим мучителем. Он взял ее за руку, но вместо выхода повел внутрь помещения.
По пути попался Артур.
- Мы хотим подняться на второй этаж, - сказал незнакомец.
- Конечно, конечно! - подобострастно закивал головой толстяк и чуть ли не поклонился.
Мужчина, не обращая внимания на хозяина кофейни, взял Кристин на руки и по винтовой деревянной лестнице быстро поднялся наверх. Кристин обняла своего незнакомца за шею и, уткнувшись лицом ему в грудь, восприняла это как должное.
Незадолго до закрытия торгового центра она не торопясь вышла из главных дверей и уселась в ожидавшую ее машину.
- Удалось купить что-нибудь стоящее? - спросил Анри, водитель мужа.
- Да, Антуану должно понравиться! Убила два часа, но нашла подходящее. Аж голова разболелась.
Анри повернулся и аккуратно передал ей заветный стаканчик.
- Капучино! Пейте, пока не остыл!!
- Спасибо, Анри! - с благодарностью кивнула Кристин.
Водитель глянул на супругу босса в зеркало заднего вида. Бледная, с блестящими глазами она выглядела больной.
- У вас случайно не температура, мадам? - спросил он участливо.
- Может быть, - ответила Кристина, потихоньку отхлебывая кофе. - У меня что-то сильно разболелась голова.
- По Парижу ходит инфекция. Столько человек болеют, а вы оказались в самом центре людского скопления! - выдал водитель назидательно.
Анри любил выражаться высокопарно, поэтому Кристин всегда сводила беседы до минимума, довольствуясь ради приличия только необходимыми фразами.
- Больные не ходят по магазинам! - отмахнулась она и, отвернувшись, стала смотреть в окно, давая понять Анри, что разговор окончен.
Всю дорогу до Парижа Кристин пыталась прийти в себя, размышляя о том, что все-таки произошло. Незнакомый человек завел ее в недра торгового центра и там, в странной спальне, на огромной кровати с коваными спинками отымел во всех позах. Жестко, нежно, и снова жестко.
Бонжур, мадам! Пардон, мадам!
А она даже не знает, кто это был! Он, кстати, тоже ничего не знает о ней. Даже имени! И слава богу, все-таки она замужняя дама!
Они занимались любовью как кролики, даже не побеспокоившись о простой формальности. Хорошо, хоть незнакомец позаботился о защите. И на том мерси. Сколько заходов было сделано, Кристин не считала. Она вообще слабо помнила происходящее, сосредоточившись на урагане собственных чувств, захвативших ее полностью. Яркие огни оргазмов сменялись прелюдиями, которые дарил ей любовник. Казалось, он был везде, в каждой ее клеточке.
«Это, конечно, сильно подпортит мою карму порядочной женщины. Но один раз не считается, - не без доли ехидства подумала Кристин. – Будет, что в старости вспомнить!»
В какой еще старости?! Она сейчас пыталась вспомнить все подробности своего «приключения», но не смогла. Только непривычно саднило между ног, и болели груди, которые грубо намял таинственный любовник.
Машина неслась по Риволи, потом въехала на Сент-Оноре и остановилась перед ее домом.
- Приехали, мадам! - возвестил Анри и кинулся открывать ей дверцу.
- А мой супруг? - капризно спросила Кристин.
- Я сейчас еду за ним. Собрание акционеров должно скоро закончиться.
Обычно Кристин надулась бы, она не любила, когда муж задерживался в офисе. Одной находиться в огромных апартаментах, напичканных антикварной мебелью, антикварной посудой и прочим дорогим старьем, доставшимся от именитых предков Поля, удовольствие для музейных работников и коллекционеров! Кристин не была ни тем, ни другим.
Сегодня тишина квартиры ее радовала. Она быстро прошла в ванную и, раздевшись догола, встала под душ, предварительно кинув в корзину для грязного белья все вещи, в которых была сегодня. Джинсы, водолазка, лифчик - может лучше все это выкинуть? Убрать, так сказать, немых свидетелей ее падения? А трусики-танга не дожили до этой минуты и не могли свидетельствовать, они были изодраны в клочья еще в самом первом раунде.
Когда Кристин вышла из ванной, вся розовая и свежая, вроде это вовсе и не она провела пару часов в сексуальном забеге, супруг уже был дома. Мрачный и уставший он сидел в кабинете и внимательно смотрел на экран монитора. Кристин посмотрела на его взлохмаченные русые волосы, всмотрелась в глаза поразительного янтарного цвета и подумала, что муж очень красив, красивее незнакомца из кофейни, будь он неладен!
Увидев ее, Поль с несвойственной ему прытью подскочил и залепил ей пощечину. Больно и неожиданно! Кристин вскрикнула и, обхватив лицо руками, рухнула на диван.
Словно удивляясь собственной агрессии, Поль отошел в сторону, боясь, что опять не совладает с собой.
- Где ты была? – зло спросил он, ссутулившись и засунув руки в карманы. Вся его поникшая фигура выражала безмерную усталость.
- Ездила на шопинг с группой, потом осталась купить подарок для Антуана, - тихо сказала Кристин, не убирая от лица руки и не поворачивая головы.
- Купила? - рявкнул Поль, словно допрашивал.
Кристин кивнула.
- И где же он?
- В коридоре лежат пакеты, - устало сказала Кристин.- Там пуловер и галстук от Армани. Но сейчас, это не имеет значения. Ты просто сошел с ума! Хоть объясни, за что ты меня ударил?
- Ты точно была в молле и ни с кем не встречалась?
- Поль! Тебе нужна помощь. Психиатрическая. Анри меня оттуда забрал! Где, по-твоему, я могла быть? И как могла выбраться без автомобиля? И что вообще происходит? Я требую объяснений. - тихо, но твердо заявила Кристин.
- Не знаю, - пробурчал Поль. - Мне прислали странные фотографии порнографического содержания. И на них ты.
- Покажи мне!
- Нет!
- Покажи или я не смогу тебя простить! - твердо пообещала Кристин.
- Но…
- Поль!
- Ладно, смотри, они на экране.
Пока Кристин усаживалась в кресло за большим рабочим столом, в кармане Поля зазвонил телефон.
И он, прижав трубку к уху, немедленно вышел.
Фотографий было много. И Кристин сразу поняла, что на них. Когда вошел муж, она рассматривала фотку, где целовалась с таинственным любовником в кофейне Артура. Голова запрокинута, ноги разведены в стороны, одна рука незнакомца оглаживает ее грудь, а другая по-хозяйски устроилась между ног. Хороша!
- Это точно я? - спросила Кристин у притихшего за ее спиной мужа. - И где это вообще?
- Не знаю, - буркнул Поль, а потом сорвался на крик. – Я теперь вообще ничего не знаю!
Она ткнула наугад еще в один снимок. Это была уже та самая спальня, и Кристин голышом посредине кровати, а между ее ног примостился «прекрасный» незнакомец. Никакого двоякого толкования!
Кристин передернуло! Вот же гадство!
Но увидев следующий снимок, она взорвалась. Ее таинственный любовник пребывал в двух ипостасях. Фотография была сделана с необычно ракурса, открывая прекрасный вид на затылок и спину Кристин, уткнувшуюся лицом в пах любовника. Он стоял на коленях в изголовье кровати, сжимая гриву волос партнерши, задавал ритм. Второй мужчина, точная копия первого, так же стоял на коленях в изножье кровати и притягивал к себе Кристин за ягодицы. То, что они оба были в ней одновременно, сомневаться не приходилось.
Или у ее любовника-незнакомца есть брат-близнец, или снимок отлично смонтирован. Фотошоп!
- Отличный фотошоп! - повторила Кристина вслух. - А ты поверил! Еще ударил меня.
От негодования у нее сносило крышу, и она его без остатка излила на Поля. Кристин как фурия металась по кабинету, ругала и оскорбляла мужа. Поль молчал.
«Я сам обманываться рад!» - вспомнились слова русского поэта, убитого кстати, французом.
- Так ты не знаешь этих людей? - все еще сомневался Поль.
- Конечно, нет! - так искренне возмутилась жена, что Поль ей поверил. Она действительно их не знала!
- Я говорю тебе, что это фотомонтаж! Даже, наверное, смогу доказать!
- Как? - в голосе Поля прозвучала надежда.
- Смотри! – Она пролистала фотографии, нашла ту, что была снята в кофейне.
- Смотри, - повторила Кристин. – Видишь на мне сапоги? Если ты помнишь, я обула их в первый раз только вчера, когда мы ездили к твоей матери.
- И что? Ты долго была в молле!
- Ага, и там нашла близнецов и предалась плотским утехам?! Еще о группе из Тюмени не забудь. Они тоже были в торговом центре! – язвительно сказала Кристин. И, помолчав с минуту, добавила:
- Это бред! Ты сам себя слышишь, Поль?
Кристин встала и, возмущенно прошествовав мимо мужа, хлопнула дверью кабинета.
Примерно через час Поль с несчастным видом пришел в спальню. Кристин лежала в постели с шелковой повязкой на глазах, больная и обиженная.
- Тебе надо поесть! – напомнил Поль.
- Я не хочу, оставь меня!
- Ты хоть что-нибудь ела сегодня?
- Выпила кофе в молле. И пока ехала домой пила каппучино. Спасибо, Анри.
Поль кивнул.
- Ты купила очень красивый подарок моему брату,- начал он подлизываться.
- Пуловер отлично сочетается по цвету с галстуком. Антуану должно понравиться! Хотя нужно было купить какой-нибудь ширпотреб на распродаже. Управилась бы за час и была бы избавлена от этой постыдной сцены, – выдала Кристин автоматически, даже не повернув головы, словно вела экскурсию.
Муж погладил ее по руке, будто прося прощения.
- Из-за этого рейдерского захвата я сам не свой. Умом понимаю - это подделка, а сердце просто из груди выскакивает, что ты могла так со мной поступить. Предать меня! И с кем?!
- И с кем же? - Кристина села на кровати, сдвинула на лоб маску. Внимательно посмотрела мужу в глаза. Взглядом негодующей праведницы.
- С братьями Лоуретти, Эрнесто и Алехандро. Эрнесто - знаменитый рейдер. Это его компания сейчас пытается нас поглотить. А Алехандро – химик. Известно, что у него лаборатория по производству каких-то новых синтетических наркотиков. Им нужна наша компания из-за лекарства, которое мы планируем выпустить на рынок в этом году.
- Ты хочешь сказать, что я подцепила в торговом центре наркобарона и мультимиллионера и отдалась им прямо в кафе? Ты сам в это веришь, Поль?
Муж молча, пожал плечами.
- Может быть, завтра страсти улягутся, и я смогу тебя простить, – добавила она примирительно. - А сейчас уходи! Я очень расстроена!
Кристин тяжело вздохнула и отвернулась от мужа. Поль, встав на колени перед кроватью, погладил ее по спине, потом уткнулся носом в шею
- Прости, дорогая. Я так виноват перед тобой.
Потом лег рядом и обнял жену, все еще лежавшую к нему спиной.
- Прости, Кристин. Умоляю тебя.
Он нежно погладил ее по животу, потом по груди. Его ласки после братьев Лоуретти казались наивными и смешными. Она лежала не шевелясь, не желая принимать участие в этом спектакле. Конечно, они помирятся, но сейчас Кристин чувствовала себя грязной и использованной. Ей богу, Поль этого не заслужил.
За окном зарядил дождь. Сильные капли били по подоконнику. Вздохнув, Кристин повернулась к мужу и дала волю слезам.
- Ну-ну, милая. - Прижав голову жены к своей груди, Поль гладил ее по волосам как маленькую. Потом долго лежал без движения, боясь побеспокоить затихшую супругу.
Под шум дождя и тихие всхлипы Кристин, Поль думал лишь о том, что сказочно богат. И богатство это не заперто в хранилищах и не развешено на стенах вместе с сигнализацией. Его богатство лежало рядом на кровати и давилось слезами. Он точно знал, что ни о каком фотошопе не может идти речи. Он не смог сказать Кристин и половины правды. О том, что прислали еще и видео, а там неплохой звук. И ее голос, и манеру двигаться он узнал сразу же. И еще кофе. И аутлет в пригороде Парижа. Кто знал, что Кристин какое-то время будет там одна? Значит, тотальная слежка велась еще задолго до выставленного ультиматума. Лоуретти знали о каждом шаге Кристин и смогли заранее подготовиться. Может, еще и подкупили кого, или прослушивали телефонные разговоры. Слишком быстро и качественно все сработано, как раз накануне сделки. Сделка! Будь она проклята. Кроме пяти процентов, принадлежащих покойному Гийому, он даст согласие на продажу и своих акций, и всего бизнеса, начатого им с нуля - дела всей жизни. Но его жизнь - это сама Кристин, а дело можно найти и другое.
Поль дождался, когда жена затихла, потом осторожно встал и решительно прошел в свой кабинет. Ночь только начиналась, а ему предстояло сделать много дел.

В другом районе Парижа, Дефанс, у окна высотного здания стоял Эрнесто Лоуретти и задумчиво смотрел в окно на собор Секре-Кер, выделяющийся белоснежным пятном на фоне ночного грозового неба.
- Боже, какую невероятную аферу мы сегодня провернули. Я такого драйва не испытывал со времен колледжа, - нарушил затянувшееся молчание Алехандро.
Эрнесто повернулся к брату, сидевшему на диване и, нахмурившись, сказал:
- Зря мы отправили снимки и видео ее мужу.
- Но это же и был первоначальный план, - изумился брат. - Чтобы перед встречей выбить почву у него из-под ног!
- Был,- устало подтвердил Эрнесто. - Но теперь я хочу большего. Мне нужны не только эта дурацкая фармацевтическая компания и патент на их новое снадобье. Теперь я хочу еще и Кристин Готье! Две первых цели не играют роли без нее. Я хочу, чтобы она вошла в нашу жизнь. Она подходит нам, тебе не кажется?
Брат надолго задумался. Эрнесто ждал.
Потом Алехандро кивнул.
- Ты прав. Но наш маленький отчет только придал остроты блюду! Думаю, Готье показал ей снимки. Он довольно предсказуем. А она- умненькая кошечка, теперь мечтает, рассматривая их в одиночестве. Нам остается лишь чаще пить кофе у Артура. Она вернется к нам сама.
- Сомневаюсь, что я смогу выпить столько кофе! Когда завтра назначена встреча с месье Полем и его адвокатами?
- В одиннадцать. Со слов нашего осведомителя, Готье очень щепетилен. Думаю, он без всяких сомнений в ближайшем времени расстанется с Кристин. Вот тогда мы ее и подберем.
- Не хочу подбирать объедки!- поморщился Эрнесто.- А вот отнять у Готье лакомый кусок стоит. Слишком много о себе возомнил этот хлыщ!
- Он тебе когда-то навредил?- осторожно спросил Алехандро.
- Нет, ничего такого! Чем он может мне навредить? Как говорится, ничего личного! Я давно подбирался к «Готье фармасьон». Мне интересны их инновационные разработки, дающие хорошую прибыль. Но, компания долгие годы была закрыта для посторонних. Я ждал и надеялся. Подстерегал свою добычу. И недавно мне повезло. Сначала умер какой-то клерк, владеющий акциями. А потом на меня вышел человек из окружения самого месье Поля. И все мои желания стали вполне реальными. А сегодня в виш-лист добавилась еще и мадам Готье.

На следующий день Кристин проснулась, когда часы показывали половину двенадцатого. В квартире было тихо. Поль, наверное, давно уже уехал в офис противостоять рейдерскому захвату. Несмотря на многочисленные события предыдущего дня, ночью она крепко спала, не мучаясь эротическими снами или угрызениями совести. В одной ночной рубашке мадам Готье вышла на кухню, остро нуждаясь в первой дозе кофеина. И застыла от неожиданности.
На огромном разделочном столе сидел Эрнесто. Или Алехандро.
- Я знаю кофейню, где варят настоящий кофе, - сказал он улыбаясь. И спрыгнув со стола, направился к ней. Сзади мелькнула какая-то тень, и Кристин повернулась на движение. Алехандро. Или Эрнесто.
Близнецы прижались к ней с обеих сторон и проговорили одновременно:
- Я соскучился по тебе!
Кристин решительно убрала их руки со своего тела и сделала шаг в сторону. Ишь, пристроились!
- Как вы сюда попали?- сильно удивилась она.
- Открыли дверь своим ключом!- то ли пошутил, то ли признался один из братьев.
- Убирайтесь прочь!- рассердилась Кристин. . - Я вас знать не знаю!
- Да ну? – усмехнулся другой, скорее всего лидер. – А мы вроде познали тебя. В библейском смысле.
- Я – Алехандро, а мой брат – Эрнесто, - попытался вежливо представиться первый.
- Мне это не интересно,- заявила Кристин. – Убирайтесь!
- А мы пришли с миром.
- Зачем вы так поступили со мной? Это такой способ урвать бизнес у моего мужа? Сделать его более сговорчивым? Интересный рейдерский ход - трахнуть жену президента компании.
Близнецы переглянулись между собой.
- Нет никакого захвата, - сказал Эрнесто, или Алехандро. И обхватив ее за талию, одним движением посадил на стол, на котором только что сидел сам. Он хотел устроиться рядом с нею, но она не позволила.
- Садитесь туда,- скомандовала Кристин, указав на барные стулья. Только бы эти двое держались подальше.
Братья быстро переглянулись между собой, но заняли указанные места. В партере.
- У вас пять минут на объяснения, потом вы уйдете отсюда, - настойчиво проговорила она.
Ее неприятные собеседники, не сговариваясь, кивнули. Смешно.
- Это связано с новым препаратом, над которым работает твой муж.
- Колхор? Новый препарат от аллергии? Его уже выпустили на рынок.
- Нет, речь идет о разработках нового афродизиака! У нас с братом есть предварительное согласие на покупку акций компании. И мы, как потенциальные акционеры, потребовали прекратить тестирование препарата. Твой муж не согласился!
- И тогда вы подсыпали эту гадость мне в кофе?
- Совершенно верно! И ты из фригидной маленькой мышки за несколько минут превратилась в страстную Кармен!
- А ведь мы тебе подсыпали только треть дозы,- отозвался второй из братьев. – И у тебя наступила такая бурная реакция. Ты даже не представляешь, что будет, если доза окажется больше.
- Так и помереть недолго, – в сердцах сказала Кристин.
- Уже есть смертельные случаи. Но твой муж упрямо продолжает разработки.
- И вы решили, что ваши увлекательные снимки его остановят?
- Мы дали ему время прекратить тестирование. Но он нас не послушал. Мы отправили ему фотоотчет о наших милых забавах с тобой, но это тоже его не остановило.
- Ты представляешь, сколько людей может пострадать?
- Ага, а вы отважные Робин Гуды.
Кристина задумалась. Что-то в этой истории было не так. Этот дом снизу доверху напичкан предметами искусства, стоившими баснословных денег. Одни гравюры Дюрера, что висят в кабинете мужа, гораздо дороже, чем весь бизнес Поля. Так зачем же ему производить смертельный препарат? Тоже мне, нашли Доктора Зло. Пазл совершенно не желал складываться в единую картинку.
-Это все вранье!- решительно заявила Кристин. - Поль никогда не станет вредить людям. Чего вы добиваетесь? Хотите внушить мне, что мой муж производит сомнительные препараты?
- Я же говорил тебе, что она умна? - криво ухмыльнулся один из близнецов, повернувшись к брату.
Тот кивнул.
- Мы приехали за тобой. Мы запали на тебя, Кристин. Очень. Такого фееричного секса у нас не было давно. Ты же тоже хочешь продолжить наше приятное знакомство,- не спрашивал, а утверждал Эрнесто. Или Алехандро.
- Может, ты так ублажишь нас, что мы навсегда забудем про «Готье фармасьон»? А? - лениво заметил Алехандро. Или Эрнесто.
- Вы так уверены в себе, господа? – усмехнувшись поинтересовалась Кристин.,В ее голосе чувствовалась легкая насмешка, хотя внутренности сводило от безотчетного страха.
Она болтала ногами, сидя на кухонном столе. Мраморная столешница холодила ягодицы. Но «братцы-кролики» выбрали очень удачное место, посадив ее именно сюда. Кристин протянула руку и взяла стоявшую невдалеке немытую турку из-под кофе. Поднесла тяжелую медную емкость к самому носу, вдохнула почти выветрившийся аромат.
- Кофе хочется,- протянула она капризно.
- Поехали в «нашу» кофейню, - хрипло предложил один из близнецов и направился к Кристин. Он подошел буквально вплотную. Его нога оказалась почти между ее ног.
- А если я откажусь? – Кристин вздернула подбородок и посмотрела воинственно. Обстановка тут же накалилась.
- А нам не нужно твое согласие! Достаточно этого.
И Кристин увидела в руке стоящего рядом мужчины миниатюрный шприц, полный розовой жидкости.
Второй из братьев тоже поднялся, улыбаясь оскалом хищника.
«Они хотят меня похитить что ли? Ширнут наркотик и тихо вынесут. А Полю скажут, что я сама ушла с ними по доброй воле. Это добьет его окончательно. Что же делать? Мне отсюда не вырваться. - Думала она, прекрасно осознавая, что сидит почти голая и босая».
«Бей по сопатке».- Она словно услышала голос своей бабушки, старшей дочери есаула Дикой дивизии, прибывшего из России в Париж вместе с Врангелем.
Кристин резко выбросила вперед расслабленную руку и, целясь в нос, ударила медной джезвой. Послышался хруст. И только потом она увидела залитое кровью лицо Эрнесто. Или Алехандро. Шприц выскользнул из его руки и закатился под стол.
- Что ж ты делаешь, сука бешеная? – Второй брат бросился к ней, сжав кулаки.
Еще несколько секунд и она пропала! Но Кристин успела схватить небольшой нож для разделки мяса, висевший на стене, и метнуть. Даром что ли ее французский дед, морской офицер, учил ее метать дротики? Острое стальное лезвие вскользь задело ногу нападавшего, порвав брюки и оцарапав бедро. У нее не хватало времени и сил добежать до тайника и достать пистолет. Мужчина в два прыжка оказался рядом, занеся кулак для удара.
«Главное - не упасть! Не дать им справиться со мной»,- подумала Кристин, прекрасно понимая, что весь ужас еще впереди. Братья разгуляются в ярости, что живой не оставят.
Она пригнулась и инстинктивно втянула голову в плечи, приготовившись к худшему.
Но удара не последовало. Прогремел выстрел. На пороге кухни стоял Поль, сжимая в руке пистолет. Берретта Томкат. Последнее орудие обороны, по мнению производителей.
Нападавший свалился на пол, согнувшись пополам.
- Если некогда целиться, всегда стреляй в живот, дорогая,- сказал Поль, обнимая жену.
- Какое счастье, что ты оказался дома!
Уже утром он неожиданно для себя заснул, когда переговорил с нотариусом и отослал четкие инструкции своим адвокатам. Продать все полностью до последней акции. Пусть подавятся и оставят их с Кристин в покое.
Поль готовился проиграть в схватке с рейдерами, даже полностью пожертвовать свою долю, только бы Кристин была вне этих подлых игр. Он сыграл в поддавки и сорвал банк. Ибо сделка не состоялась. Покупатели просто не пришли.
Потом газеты долго писали о кровавой бане в доме супругов Готье, которые мирно спали, когда к ним через черный ход проникли грабители. Действия Поля и Кристин были признаны самообороной. Братьев Лоуретти обвинили в попытке кражи антиквариата. А зачем еще было вламываться в апартаменты семейства Готье? Появились даже рассуждения экспертов о том, что любой экспонат из коллекции является достоянием Франции. Поль читал весь этот бред, не имеющий отношения к действительности, и будто наяву снова видел залитую кровью собственную кухню, Кристин в коротком неглиже, отпрянувшую от летящего кулака. И Алехандро Лоуретти с перекошенным от ненависти лицом, уже настигшего его жену. Одного удара хватило бы, чтобы превратить Кристин в калеку.

Поль попытался отогнать терзающие душу воспоминания, и подумал, что ничего не закончено. Эта история до сих пор вводила в ступор его жену. И Кристин постепенно скатывалась в глубокую депрессию.
Он вывез ее в Бретань, в семейное поместье невдалеке от Сент-Брё. Они ели рыбу и устриц в местных ресторанчиках, пили молодое вино и гуляли вдоль пляжа. Но, оставшись вдвоем, редко разговаривали, предпочитая молчаливые ласки. Их отношения строились по остаточному принципу, больше по привычке. И хотя со стороны все казалось по-прежнему, но куда-то постепенно уходила искренность, появилась осторожность в общении, необходимость подбирать каждое слово даже в пустячном разговоре. Еще немного, и они отдалятся друг от друга окончательно, станут чужими.
- Я уволил Анри!- сказал Поль без всяких вступлений.
Они сидели в шезлонге на берегу океана. Вернее, Поль сидел, откинувшись назад и вытянув ноги, а Кристин лежала сверху в кольце его рук. Холодный ветер трепал волосы.
- Это был он? - Она приподняла голову и тревожно посмотрела на мужа, сразу поняв, о чем пойдет речь.
- А больше некому. Не было никакой тотальной слежки. Вся информация шла через Анри. Он знал, что в тот день ты будешь одна ходить по аутлету. И о твоей кофезависимости тоже. А еще я долго думал, как Лоуретти вышли на наследников Гийома и вынудили их продать злосчастные пять процентов акций. А потом вспомнил, события того дня, когда хоронили Гийома, мы обсуждали с Антуаном в машине , что акции оказались в руках посторонних людей. И я сам собирался их выкупить.
- Тебе очень больно от предательства Анри?- участливо спросила Кристин.
- Нет! Я просто вышвырнул его,.- ответил Поль с ненавистью.
Он поплотнее укутал жену в прихваченное из дому вязаное покрывало.
- Я люблю тебя, - твердо проговорил Поль, прижимая к своей груди ее голову.- И я точно знаю, - зло продолжил он, мгновенно меняя интонацию, - что не было никакого фотошопа! Эти твари еще видео прислали! Там точно ты…
Кристин дернулась в его руках, попытавшись вырваться.
- Лежи спокойно, - пробурчал в ответ на ее метания муж. - Эта тема закрыта, и больше мы к ней возвращаться не будем. Я не хочу потерять тебя, слышишь?
Она приподнялась на локте и внимательно посмотрела на мужа. В его глазах плескалась такая боль, что у Кристин заболела душа.
- Я тоже тебя люблю, Поль! И каждое утро просыпаюсь в страхе, что ты можешь меня бросить.
- Это тебе может угрожать, дорогая, лет этак через пятьдесят, когда за мной явится старуха с косой! И я не смогу ей отказать. А до того времени, я всегда буду рядом.
Поль нежным поцелуем коснулся ее лба. Она потянулась губами, прося большего. Поцелуй затянулся.
- Пошли домой поскорее, - нетерпеливо попросил Поль. - Секс на пляже не входил в мои планы даже в подростковом возрасте.
- Месье предпочитает комфорт?- игриво поддразнила жена.
Он чмокнул ее в нос и продолжил с невинной ухмылкой:
- Не желаете ли менаж де труа, мадам? Мой брат Антуан почтет за честь.
Кристин оторопело глянула на мужа и на минуту задумалась.
-Трио, месье?- медленно произнесла она, глядя на мужа лукавыми глазами. – Я не возражаю. Но, только не Антуан! Он же меня терпеть не может!
- А кто?- резко спросил Готье, схватив жену за руки и рывком притягивая к себе. – Я его знаю?
- Нет пока, - ответила Кристин, взвешивая каждое слово.- Но, думаю, будешь рад знакомству.
Поль за доли секунды мысленно перебрал всех знакомых Кристин. О ком идет речь? Скорее всего, кто-то из русской общины. «Лихой казак на резвом скакуне»!
- Кто он? - прорычал Поль, еле сдерживаясь.
- Или она, - проговорила Кристин, медленно растягивая слова и не обращая внимания на припадок ревности у мужа.
- Она?- поперхнулся Поль, представив еще одну красотку в своей постели.- Нет, милая, я не готов к такому повороту.
- Он или она, – терпеливо повторила жена, будто разговаривала с идиотом.- Я говорю о ребенке. А будет ли сын или дочь, мне не важно. Лишь бы от тебя!

Машина затормозила около особняка в стиле «модерн». Несмотря на раннее утро, подготовка к приему уже шла полным ходом. Флористы медленно и аккуратно переносили в дом свои композиции. У черного входа остановился фургон с провиантом.
Антуан припарковал машину около пикапа флористов и быстро взбежал по ступенькам. В холле царила неразбериха, сновали незнакомые люди.
- Что вам угодно, месье?- обратилась к нему горничная. Новенькая. Не имеющая понятия, кто перед ней.
- Мой брат ждет меня. Поль Готье. Надеюсь, он уже встал?- высокомерно ответил Антуан, окинув девушку холодным взглядом.
- Следуйте за мной, месье!- официально заявила горничная и повела его внутрь дома. Особняк, построенный Гектором Гимаром, оказался светлым и солнечным. Белые панели холла сменились медовыми обоями приемной. Странно место. Вероятно, новая горничная ошиблась. В таких комнатах не принимают гостей или родственников. Здесь общаются с посторонними людьми, которых не желают пускать дальше порога.
«Сейчас придет Поль, извинится, что заставил его ждать в неподобающем месте, и кто-то лишится места», – злорадно подумал Антуан и подошел к окну. Солнечное августовское солнце освещало темно-зеленую листву деревьев, из-за которых была видна Эйфелева башня, так нелюбимая братом.
Ужасные события февраля поменяли отношение Поля к жизни вообще, и к месту жительства в частности. Брат с женой не смогли оставаться в апартаментах на улице Сент-Оноре, где все напоминало о нападении, и переехали в 16 округ, район Трокадеро. Сегодняшний прием был назначен по поводу новоселья.
- Я вижу, ты внял моему совету!- сказал Антуан брату вместо приветствия. Поль кивнул и прошел к письменному столу, ровеснику Наполеона. Брат был в простой белой футболке и шелковых пижамных штанах. Весь взлохмаченный и мятый. Видать, только поднялся с постели. Поль потер сонные глаза и полез в ящик стола.
- Приступим к делу! - сухо сказал он и хмуро посмотрел на Антуана.- Присаживайся.
Антуан плюхнулся в обитое бархатом кресло с позолоченными ручками. Его покоробило, что брат встретил его холодно, хотя они давно не виделись. Сколько времени прошло с их последней встречи? Поль с женой долго жили в Бретани. С начала марта по конец июня, кажется. Потом сам Антуан участвовал в регате, проводимой князем Монако, потом зависал с друзьями в Сен -Тропе, потом… А потом его срочно вызвал Поль.
Старший брат взъерошил волосы и устало посмотрел на Антуана. Взгляд не предвещал ничего хорошего.
- Кто-то умер?- насмешливо спросил Антуан.
- Как знать, - нехотя проворчал Поль.
- К чему такая спешка? - с вызовом произнес младший.- Вечером после приема и поговорили бы. Я только из аэропорта. Весь потный и грязный. Разреши принять душ у тебя. Потом побеседуем, а?
- Перебьешься!
Поль пошарил в ящике стола и достал плотный конверт. Толкнул его через стол к брату.
- Что это? – изумился Антуан.
- Документы на твой личный трастовый фонд, - бесстрастно проговорил Поль. – Твой кусок, отрезанный от семейного пирога. Именно это ты всегда хотел, правда?
Лицо Поля скривила болезненная гримаса. Антуан смотрел на брата,и весь смысл происходящего начал до него постепенно доходить. Поль все знает. И никогда не простит.
- Там же билет в Рио, в один конец, - продолжал старший брат.
- Почему в Рио?- не понял Антуан.
-Потому что я не хочу жить с тобой рядом даже на одном континенте. Я нанял детектива и провел расследование. И точно знаю, что за нападением на мой бизнес и мою жену стоял ты. Это была твоя идея таким гнусным образом использовать Кристин. Мне не интересно, как и когда ты вышел на Лоуретти, какие мотивы двигали тобой. Я догадываюсь. Зависть, лень и ненависть к моей жене. И это, скорее всего, не полный перечень.
Поль не стал дальше продолжать, словно осекся. Пауза затянулась.
Антуан понятия не имел, что ему ответить на обвинения брата. Глупо было надеяться, что он никогда ничего не узнает. Но Антуан именно на это и надеялся. Мало того, был уверен в этом.
- Где я прокололся? - спросил он хрипло.
- Нигде, - пожал плечами Поль. – Я сначала заподозрил Анри, своего шофера, но у него просто не было мотива. Вообще. Тогда я стал думать, кому еще это выгодно? И понял, что только тебе. Тебе вечно не хватало денег, и ты требовал изменить суммы выплат из фонда. Ты всегда плохо относился к моей жене. Ты, должно быть думал, что потеряв бизнес и жену, я буду более лоялен к тебе? Ты ошибался, Антуан! Я сложил два плюс два, потом нанял детектива и навестил Эрнесто Лоуретти в тюрьме. И твой добрый друг мне все рассказал. Ему уже нечего терять, Антуан. Арест Эренсто и Алехандро вынудил финансовую полицию и службу по борьбе с наркотиками выдвинуть обвинения. Они давно следили за Лоуретти. Выявились махинации с ценными бумагами, незаконные поглощения компаний и тайная лаборатория Алехандро. Появилось много свидетелей. И все, как певчие птицы поют, дают показания. Теперь ему светит пожизненное. И мучает совесть за содеянное с Кристин. Мы помогли друг другу. Я облегчил его душевные страдания, а он обогатил меня новыми знаниями. - Голос Поля звучал с издевкой и плохо скрытым пренебрежением.
- Убирайся!- сказал он брату. – И не трудись искать дорогу обратно. Меня совершенно не прельщают лавры Каина, да и ты не Авель.
Антуан кивнул и пошел к двери, стараясь не разрыдаться. У самого порога он остановился и спросил:
- А наши родители в курсе?
- Конечно, - кивнул Поль.- Они подписали все бумаги по твоему трасту.
- Они знают?
- В общих чертах. Я не стал их посвящать в инцидент с Кристин. Иначе, они бы возненавидели тебя.
- А сейчас?
- Сейчас они, мягко скажем, не гордятся тобой, и слегка удручены. - К Полю вернулась его язвительная манера.
Антуан кивнул и вышел.
После ухода брата Поль вернулся в спальню, поднявшись наверх по мраморной лестнице с ажурными перилами. Лег рядом с женой и положил ладонь на ее еще плоский живот. Два месяца беременности были пока их общей тайной.
- Кто-то приходил? - спросила Кристин сквозь сон.
- Посыльный забрать бумаги, - тихо проговорил Поль, обнимая жену.
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

taty ana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 19.11.2014
Сообщения: 3718
Откуда: жаркие страны
>24 Июл 2016 23:11

Поздравляю с первой темой!
Я в читателях. Flowers
_________________

Спасибо Ниночке!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>24 Июл 2016 23:14

Спасибо, Танечка! Очень тебе рада!
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

таняюшка Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 15.05.2015
Сообщения: 3268
>25 Июл 2016 0:21

Я в читателях. Спасибо.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Sad Memory Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 23.01.2013
Сообщения: 1561
>25 Июл 2016 10:00

Филицата, какой горячий рассказ
Поздравляю с темкой, побольше тебе вдохновения на рассказы и читателей
___________________________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>25 Июл 2016 19:32

Sad Memory писал(а):
Филицата, какой горячий рассказ
Поздравляю с темкой, побольше тебе вдохновения на рассказы и читателей


Спасибо, Анечка!! Заходи на "огонек"

таняюшка писал(а):
Я в читателях. Спасибо.


Добро пожаловать! Читайте, оставляйте отзывы , главное, не молчите))
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>25 Июл 2016 19:53

 » Тоськин внук

Рассказ был написан для конкурса "Все мы родом из детства"


Телефон пронзительно заверещал. Юрий Сергеевич Брун посмотрел на экран.

Отлично! Умная программа нашла ему попутчиков. Хоть не придется бензин жечь до самой дачи.

Он считал себя человеком продвинутым и очень рачительным. Если приходилось ехать на большие расстояния, особенно за город, обязательно включал приложение для таксистов. Электронный взмах руки, и вуаля! Бензин окупается полностью. Он прочел адрес и понял, что за пассажирами даже далеко ехать не придется. Дом по соседству с его работой, новый, красного кирпича, с роскошным мраморным холлом. Правда, в заказе указывалось, что один из пассажиров ребенок.

– Что ж я сразу-то не заметил, – попенял себе Юрий Сергеевич. – Накрошат чипсами, залапают липкими пальцами обивку.

Из подъезда вышла девочка лет семи в джинсовых шортиках и белой блузке, маленький рюкзачок-мишка болтался на плече. Гордая осанка, волосы подняты наверх и закручены в узел, как у гимнастки.

Такая точно в машине мусорить не будет, – с облегчением подумал Брун. – Маленькая модница. Раньше в этом возрасте девчонки ходили с косами и бантами. У его одноклассницы Олеси Старицкой длинные русые косы были переплетены на затылке «корзинкой» и украшены двумя огромными бантами по бокам. Юре вспомнилась сама Олеся, розовощекая девочка с большими голубыми глазами, в белом передничке и коричневой форме с белоснежными манжетами. Как же она ему нравилась тогда! Первая любовь семилетнего пацана.

Юрий Петрович посмотрел в зеркало заднего вида на своих пассажирок.

– В Никольинку? – уточнил вежливо.

Женщина, севшая в машину вместе с девочкой, улыбаясь, кивнула.

То ли старородящая мамаша, то ли молодая бабушка, – подумал Брун.– С возрастом не угадаешь. Сейчас все молодые.

– Бусенька, – обратилась девочка к женщине. – А дедушка тебе звонил? Он уже дома?

Они заговорили между собой о дедушке, маме и маленьком братике. Вслушиваться Брун не стал, только про себя ехидно подумал, что все-таки бабушка. А туда же! Джинсы на ней, майка с рисунком, и волосы вытянуты по-модному. Его старшая дочка, Антонина, тоже с такой прической ходит.

Машина через дворы выехала на широкий проспект и по нему понеслась к трассе.

Наверное, Олеся Старицкая так же выглядит. Или родила пятерых детей и раздалась вширь, как квашня. Первая любовь не умирает. Но, за те сорок лет, что он уехал из поселка, ему ни разу не хотелось вновь увидеть своих одноклассников, даже Олесю. Юра сморщил нос по детской привычке, от которой так и не избавился. Бабушка Тося всегда смеялась, когда он так делал, гладила его по переносице и ворчала, что будут морщинки. А дед словно через силу улыбался и называл крысенком. Хорошее время было. Когда-то бабушка и дед составляли весь мир маленького Юры. Родители приезжали редко. Мать, нарядная и веселая, щебетала как птица, привозила подарки, тискала его и называла принцем. И каждый ее визит казался Юре праздником. Отец, худой и длинный, слегка сутулый человек с впалыми щеками и большим носом, приезжал чаще, обычно пару раз за месяц, и оставался на все выходные. Они ходили вместе в лес по грибы и на рыбаку, перед сном отец трепал его по голове и разговаривал, как с взрослым. Много позже Юра не раз задавался вопросом, было ли что-нибудь у родителей общее, кроме него самого? И что, вообще, могло свести вместе солистку народного хора и нейрохирурга?

Бабушка Тося звала его сиротиночкой при живых родителях. Она жарила вкусные пирожки с картошкой, длинные, приплюснутые, и от этого запаха у Юры всегда кружилась голова. Самый лучший запах на свете!

До школы он дружил только с Ленькой Моховым. Они играли в войнушку на улице или в солдатиков в доме, строили халабуды. Но отсутствие друзей не казалось чем-то ужасным. С бабушкой Тосей всегда было уютно и спокойно. А с дедом интересно. Он рассказывал всякие истории о полководцах, про Ганнибала, Александра Македонского и восстание Спартака. Всему старался научить ненавязчиво: на рыбалке показывал, как правильно насадить на крючок червяка, а в лесу – ориентироваться на местности.

Вечерами дед смотрел телевизор, в любую погоду накрывшись старым тулупом, и Юра очень любил залезть под пахнущую нафталином овчину и прижаться к крепкой мускулистой руке. Дед как бы нехотя обнимал внука и ворчал на бабушку, что та воспитывает неженку и девчонку. Бабушка, дородная и статная, с неизменной «халой» на голове, улыбалась деду и довольно фыркала. Иногда, под рюмочку-другую они пели. И песни были сплошь героические, про «Варяг», красных кавалеристов и Волгу. Юра не пытался им подпевать, считая это пение чем-то очень личным.

По утрам, когда старики занимались по хозяйству, "управлялись", как говорила бабушка, он слушал детские передачи. Особенно нравилась ему «Радионяня».

– Здравствуй, дружок! – Говорил Александр Ливенбук. И на душе у Юры становилось так здорово, как будто бы «Саша» обращался лично к нему.

Потом началась школа и «Пионерская зорька». Под первые фанфары «Зорьки» бабушка выпроваживала его в школу.

– Иначе, опоздаешь, – говорила она.

Он шел мимо Олесиного дома, специально подгадывая, чтобы вместе идти в школу и болтать всю дорогу. Вспомнить бы сейчас, о чем! Иногда, чаще после приезда матери, он угощал девочку шоколадными конфетами. А на перемене Олеся доставала два больших бутерброда с колбасой и один вручала Юре. Ему казалось, что это любовь. И она – навсегда. Та еще идиллия!

Но все закончилось меньше, чем через год. За неделю до первого сентября бабушка вернулась с рынка негодующая и расстроенная. Она бросила сумки у порога и, сбросив туфли, которые отлетели в разные стороны, быстро прошла к деду и закрыла за собой дверь. Сначала говорила спокойно, а потом закричала, как раненая. Дед даже не пытался ее успокоить. Из бабушкиных криков Юра понял, что в город приехала «эта» со своим... И, тут бабушка произнесла такое слово, что Юра изумился, что она вообще его знает. Дед прикрикнул:

– Тося!

– А что Тося?! – Кричала бабушка. – Мой сыночек вот уже восьмой год, как в земле лежит. – Бабушка сделала паузу, громко выдохнув.

– А эта... гадина эта, его угробила и на свободе разгуливает. Еще сюда заявилась!!!

Снова пауза, бабушкин всхлип и дедов грозный окрик:

– Антонина!

Своим детским умом Юра понял тогда, что речь идет о мамином старшем брате Викторе, погибшем за год до его рождения в автокатастрофе. В доме о трагедии говорили мало. Но, говорить и не забывать – это же разные вещи, правда? Иногда Юра слышал, как бабушка тихонько плачет в ночи, или дед в мастерской шмыгнет носом и смахнет предательскую слезу, думая, что его никто не видит.

В течение следующей недели Юра узнал, что «эту» зовут Оксаной, и у нее есть сын, который родился через полгода после аварии.

А первого сентября на торжественной линейке он увидел их: Оксану, худую черноглазую женщину с гордой осанкой и высоко поднятой головой и похожего на нее мальчика в синей форме с портфелем и букетиком из белых и фиолетовых астр. Оксана весело говорила с Юриной классной Евгенией Федоровной, а мальчик стоял рядом.

Гена Жукоцкий, новый ученик в Юркином классе.

Бабушка Тося тут же развернулась и, велев ему идти к одноклассникам, стоявшим под табличкой 2 «А», сама отправилась к директору. Но, ни просьбы, ни угрозы перевести сына «этой» хотя бы в другой класс результатов не дали.

– В каждом классе по 31 человеку, перевести не можем. Иначе влетит от района, – спокойно объясняла директор.

Мир раскололся на «до» и «после», а маленький городок – на своих и врагов. И Олеся оказалась во вражеском лагере.

Она по-прежнему сидела с ним за одной партой, а вот в школу и обратно ходила вместе с Жукоцким. Юра прекрасно понимал, что они живут в одном доме, что мать Олеси с детства дружит с «этой». Но никакие обстоятельства не умаляли предательства. Он старался не подавать виду, что слишком уязвлен, но больше не угощал конфетами, что присылала ему мать, а Олеся делилась бутербродами с Геной. В то же время откуда-то взялось и намертво прицепилось к Юре прозвище «Тоськин внук». Юре казалось оно обидным, и он даже прежде чем заснуть, плакал, подскуливал по этому поводу, страшно жалея себя. Но, вошел дед, подоткнул одеяло и, заметив слезы в глазах любимого внука, спросил хрипло:

– Ты чего ревешь? Обидел кто?

– Они меня дразнят «Тоськиным внуком», – всхлипнул Юра, старательно растирая по щекам катившиеся слезы.

– А кто так говорит? – Насторожился дед.

– Генка Жукоцкий, Олеська, другие ребята, – пробубнил Юра сквозь слезы.

– Такой бабушкой гордиться нужно, а не реветь! – Жестко сказал дед. – А если ее какие-то сопляки стали звать Тоськой, это непорядок. Она с пятнадцати лет в партизанском отряде воевала! Видел, ордена в шкатулке лежат? И я никому не позволю к ней относиться неуважительно!

Дед сурово посмотрел вдаль, словно выискивая обидчиков Антонины Юрьевны, и пристукнул кулаком по спинке кровати.

– Я тоже не позволю, – поклялся Юра.

– Ишь, удумали! В школу нужно будет пойти, чтобы этим дурням всыпали по первое число! – решительно сказал дед, поднимаясь. – А Олеськи этой чтобы духу тут не было! Предательница она, а не подружка!

Юра вытер слезы и, внимательно посмотрев на деда, кивнул.

– Я чего пришел-то... – сказал дед, будто вспомнив что-то, уже у самой двери. – Бабушка тараканов травить удумала. И какую-то отраву сделала. Там желток и лимонная кислота. Смотри, не съешь!

– Не буду, – скривился Юра, прекрасно понимая, что дед пытается его развеселить.

– А я съел ложку, подумал, что салат какой, – заговорщицки подмигнул дед. – А это отрава с приманкой! Сначала тараканы бегут к ней, как оголтелые, а потом наедаются и гибнут.

Утром, уходя в школу, Юра увидел на столе разложенные в ряд несколько желтых шариков. Бабушка положила отраву сохнуть.

Может, попробовать?! – подумал Юра и стащил со стола самый маленький шарик.

А через два дня Старицкая и Жукоцкий опоздали на первый урок, и вошли в класс, когда учительница Татьяна Ивановна, вытянув худую руку над головой, старательно выводила на доске мелом номер упражнения. Олеся плюхнулась на свое место рядом с Юрой и, достав из портфеля учебник русского языка, стала листать его в поисках нужной страницы. Листала и смотрела на доску. А Юра, не отрываясь, смотрел на ее книжки, лежавшие на парте. Он увидел первым, как из переплета на парту выполз огромный рыжий таракан и заметался по парте, а за ним еще несколько.

– Олеся!!! Фуууу!!! – Юра сморщил гримасу, указывая на злобного усатого пришельца. Девочка от ужаса оцепенела на секунду-другую, а потом закричала. Дети засмеялись. Урок был сорван.

– Старицкая, что это ты в школу принесла?! – Завопила Татьяна Ивановна.

Но Олеся не смогла ответить, ее била истерика. Юра взял свои вещи, демонстративно отряхнул их, словно опасаясь запачкаться, и пересел на другой ряд к Леньке Мохову.

Гена Жукоцкий подскочил к парте и принялся ногами давить насекомых. А после перенес свои вещи на место, где только что сидел Юра, рядом с Олесей. Но, проходя мимо, исподтишка заехал кулаком Юре под ребра. Сильно и очень больно.

Бок ныл несколько дней. И все это время Юра думал, как отомстить обидчику. Но решил не торопиться. Генка был крепче и выше.

А к седьмому ноября от матери пришла посылка. Там среди больших оранжевых апельсинов и конфет, среди палок сухой колбасы лежали несколько пачечек жвачки «Вригли», тоненькие, желтенькие, с красной надписью на белом фоне. Юра тогда не знал, что означает слово «валюта», но быстро понял, что предпримет.

В тот же день ближе к вечеру приехал отец. Всей семьей они сидели в большой комнате, зале, как говорила бабушка, и ели праздничный ужин. Отец с дедом пили коньяк, присланный матерью, и говорили о войне. Вернее, дед говорил, а отец слушал. Бабушка тихо сидела на диване, и Юрка, примостившись к ней боком, гонял жвачку по рту. Он собирался выдуть большой пузырь, но побоялся, что взрослые заметят и заставят выплюнуть.

– Откуда ты взял эту гадость? – Не выдержал отец.

– Любаня передала! – тут же наябедничала бабушка.

– Ну, конечно, – с сарказмом произнес отец, – о чем я спрашиваю? Любаня! Ладно, она передала, а вы-то куда смотрите?!

– Да, пока поняли, что это, он ее уже дел куда-то, – стал оправдываться дед.

Отец начал выяснять, сколько всего было запретного продукта, но в дверь, не постучавшись, ввалилась «эта».

– Генку хулиганы избили! Руку сломали! Говорят, «Тоськин внук» подговорил! Воспитали выродка!

Отец быстро подскочил к женщине.

– Оксана! Успокойся сейчас же! Какую руку? Причем здесь Юра?

Он натянул пальто и снова обратился к голосившей Оксане.

– Пошли, посмотрю, что с мальчиком!

Когда за ними закрылась дверь, бабушка возмущенно произнесла:

– Никак не пойму, откуда Сергей наш «эту» знает?

– Ну, мать, ты даешь, – изумился дед. – Витька с «этой» встречался, а Серый и Любаня пожениться думали.

– Только не надумали! – Зло сказала бабушка, и в сердцах добавила. – Может, и туда влезла эта змея подколодная! С нее станется.

Отец вернулся поздно, когда Юру уже отправили спать. И он из своей комнаты слышал, как тот рассказывал деду, что Генку сильно избил Колька Горохов, так сильно, что сломал ключицу. Пришлось вправлять и давать обезболивающее. Ездили даже в город делать рентген, но вроде больше переломов нет.

Юра хотел уже отвернуться к стене и заснуть, как дед спросил:

– А чего «эта» орала, будто Юра наш виноват?

– Вроде, он подговорил Горохова, – медленно сказал отец.

– Да, ну Серега, брось! – Пробурчал дед. – Ты Горохова видел? Ему лет четырнадцать! Здоровый такой детина. В детской комнате милиции на учете стоит. И его Юрка нанял этого... пацана избить?! Глупости какие!

– Ну, не знаю, Дмитрий Васильевич, – сказал отец, – но вы разберитесь, пожалуйста!

– Ага! – Фыркнул дед и едко добавил. – Разберусь и доложу! Обязательно!

– Да я и сам могу, – спокойно сказал отец, даже не обидевшись на дедов ехидный тон.

И разобрался. Между обедом и ужином. Он долго говорил с Генкой, пока не выяснил, кто его бил. Затем около речки разыскал Кольку Горохова и устроил допрос не хуже Анискина.

– Значит, так, родственники дорогие! – Сказал отец, когда ужин закончился. – Ситуация ужасающая. Ваш внук нанял бандита, чтобы избить своего двоюродного брата! И заплатил ему! А чем ты, кстати, расплатился, Юра?

– Никакой он ему не брат! – Вынесла вердикт бабушка.

Но, отец, словно, не слушал ее.

– Что ты пообещал взамен? – Спросил он, посмотрев прямо в глаза сыну. – Это очень опасно, понимаешь? Иметь дело с такими людьми нельзя. Они предадут тебя, что Горохов сразу же и сделал!

– Ничего я ему не обещал! Я ему жвачку отдал! – Выкрикнул Юра, не сразу осознав, что выдал себя. – Горох давно говорил, что за жвачку что угодно сделает!

– За жвачку?!! – Изумился отец и потер лицо руками. – За жвачку?

Бабушка всплеснула руками и запричитала:

– Юрочка, зачем? Он что, обидел тебя, этот... Гена?

А дед тихо ругнулся:

– Стратег хренов!

– Ладно, иди спать, Макиавелли! – Сказал отец, когда страсти улеглись.

Юра не знал, кто такие Мак и Авелли, но заснул со спокойным сердцем, решив, что все обойдется.

Не обошлось.

Утром за завтраком отец объявил, что теперь жить Юра будет с ним в городе и учиться в очень хорошей школе, где нет и быть не может всяких Гороховых.

– Иди собирай вещи, – сказал отец.

Юра увидел заплаканные бабушкины глаза и сердитое лицо деда. Бабушка силилась что-то сказать, но дед строго посмотрел на нее и прошипел:

– Тося!

Если до этого момента Юрина жизнь называлась «Все лучшее – детям», то теперь больше подходил девиз «Быстрее, выше, сильнее!»

Оказалось, что отец женат. И его жена Надежда взялась за Юрино воспитание. Кроме школы, английской, кстати, были еще плавание и шахматы. И постоянные напутствия:

– Ты должен быть лучшим! Мы должны гордиться тобой!

Надежда ходила с ним в бассейн, учила плавать, лихо объясняла теоремы по геометрии и даже подружилась с бабушкой Тосей, которая после смерти матери и деда продала дом и переехала к ним поближе. Дом в Никольинке выбирали все вместе. Поселок, утопающий в зелени, а рядом рукотворное озеро с собственным пляжем. Настоящая дача. Он любил бывать здесь. В тишине думалось и дышалось легче, свежий воздух прочищал мозги и наполнял грудь чистыми незамутненными эмоциями.

Машина неслась по трассе, впереди показалась знакомая развилка. Юра затормозил и повернул к поселку, и словно очнулся от воспоминаний. На пригорке показались темные деревянные кресты и оградки, выкрашенные голубой краской.

Надо бы на кладбище к старикам съездить, – подумал Брун. – Да и к матери тоже.

Юрий Сергеевич посмотрел в зеркало заднего вида на своих пассажиров. Девочка возилась в планшете, а женщина напряженно смотрела в окно.

– Межевая улица, это третья от поворота? – Спросил Юра.

Женщина кивнула. И все-таки, она была очень похожа на Олесю. Он это заметил скорей всего с самого начала поездки, потому и ударился в воспоминания.

– Простите, а вы случайно не Олеся Старицкая? – Спросил он на всякий случай.

– Нет, вы ошиблись! – Женщина поджала губы.

Внучка внимательно посмотрела на нее, собираясь что-то сказать, но промолчала.

Около больших кованых ворот стоял мужчина. Настя выскочила из машины и бросилась к нему. Женщина расплатилась и вышла следом.

Машина отъехала.

– Дедушка! Дедушка!– закричала девочка. – Я тебе что-то по секрету сказать хочу!

– И от бабушки тоже секрет, Настя?

– Нет, она и так знает! – отмахнулась девочка и громко прошептала:

– Бабушка все время говорит, что обманывать нехорошо, а сама сейчас обманула водителя такси! Он спросил, вы Олеся Старицкая, а бабушка ответила, что нет! Представляешь?

– Наверное, бабушка, так сказала в целях безопасности. Человек-то был незнакомый, – ответила в свою защиту Олеся.

– Кто это был? – напрягся Гена.

– Помнишь, с нами до второго класса учился Юрка Брун?

– «Тоськин внук»? Помню, конечно!

– Он нас сейчас подвозил. Я его сразу узнала, все так же морщит нос. Как вспомню, так мороз по коже.

– Да помню я твои тараканьи бега, – усмехнулся Гена. – Слушай, Олесь, может, он тут и не причем? Может, зря я ему тогда по печени дал, а? Как он мог тебе этих тараканов подсунуть, если даже домой к тебе в тот день не заходил?

– Не знаю, – Олеся прижалась губами к щеке мужа. – Столько времени прошло, что сейчас выяснять? Хотя, мать тогда перетрусила все мои учебники, и из переплетов сыпались какие-то желтые крошки.

Отъезжая, Юрий Сергеевич отлично разглядел мужика у ворот. В шортах и синей майке, облокотившись на открытую калитку, стоял Гена Жукоцкий собственной персоной. Он, чуть прихрамывая, завел жену и внучку во двор и закрыл массивную железную дверь.

Поздравляю вас, гражданочка, соврамши! – не без ехидства подумал Юрий Сергеевич.

Весь вечер мысль о новых соседях не давала покоя. Столько лет прошло, а Олеся даже поздороваться не захотела. Противно. Что ж они в другом месте дом купить не могли?! Теперь нарушится спокойная жизнь.



Ранним утром его разбудил звонок мобильного. И сосед, хирург местной больницы, попросил:

– Юрий Сергеевич! Выручай, сам не справлюсь! Тут у мужика одного открытый перелом голени и кость сильно раздроблена! Если кто другой репозицию сделает, инвалидом останется! Помоги, люди хорошие!

– Чего стряслось-то? – Спросил Юра сонным голосом, прекрасно понимая, что и в выходной придется работать.

– В подвал свалился.

Районная больница встретила его пустыми гулкими коридорами и знакомым запахом антисептика, давно въевшимся под кожу. Юрий Сергеевич проскочил мимо медсестры на посту и какой-то женщины, пригорюнившейся на диване.

Он не заметил, что женщина удивленно посмотрела вслед и подошла к посту.

– А кто это приехал? – Спросила она шепотом.

– Так это и есть профессор, которого ждали. – Удивилась медсестра, а потом добавила, желая успокоить. – При такой травме лучше него никто кость вашему мужу не соберет! У Юрия Сергеевича руки золотые, голова светлая. К нему в госпиталь со всего Юга едут!

Женщина устало опустилась обратно на диван. Оставалось лишь надеяться, что медсестра говорит правду, но что-то не верилось. Именитый профессор не станет заниматься извозом.

Юрий Сергеевич толкнул дверь операционной и сразу увидел не естественно вывернутую ногу, разорванные ткани и торчащие кости, потом перевел взгляд на лицо пациента. Корчась от боли, на операционном столе лежал Гена Жукоцкий.

– Доброе утро. – Юра подошел к больному и стянул маску. Гена узнал его.

– Ты? – Голос сорвался от ненависти.

– Нет, Папа Римский! Франциск! – Ответил Юра.

– Ты будешь меня оперировать?

– Не хочешь, не буду. В любом случае, нужно твое согласие на операцию.

– А если я не соглашусь? – Морщась от боли, спросил Гена. – Что тогда?

– Тогда, Гена, тебя ждет гангрена! – Ответил Брун. – Видишь, даже стихи получились. Чем больше мы тут с тобой поговорим, тем вероятней тебе ее заполучить, а потом и ампутацию ноги. Счет уже идет на минуты. Хочешь еще поговорить?

– Нет, – проскрипел Жукоцкий. – Давай, делай! Я согласен.

Операция закончилась. Олеся подняла голову и увидела, что напротив нее стоит Юра Брун.

– Починил я твоего мужа. – Сказал он спокойно и просто. – Всю кость собрал, лучше даже, чем в анатомическом атласе!

– Спасибо тебе, – прошептала Олеся и, словно набравшись смелости, спросила. – Сложная была операция?

– Нет, тут все просто. – Усмехнулся Юрий Сергеевич. – Сложнее было устроить тараканий обед в твоем учебнике!



Дома уже позавтракали. Жена мыла посуду, а отец допивал чай из толстой расписной кружки.

– Буду тебя кормить, – сказала Алена, ставя на стол блины и сметану.

– Что там было? – Спросил отец. – Ампутировать не пришлось?

Юра неспешно начал рассказывать отцу подробности операции, про ассистента-соседа.

На запах блинчиков с улицы пришел кот и начал тереться возле Юриных ног, явно вымогая блин или сметану, а если повезет, то и то и другое

– А пациентом оказался Генка Жукоцкий! Был большой соблазн сделать ему нос, как у Добби, пока он под наркозом, но я утерпел! – Пошутил Юра. – Все-таки кузен.

– Твой двоюродный брат?! – Изумилась жена. – За двадцать лет, что с тобой живу, ни разу о нем не слышала!

Юра смотрел в лицо любимой женщины, даже не зная, с чего начать. Выручил отец.

– Там, Алена, ненависти скопилось на поколения! Дурацкая история получилась. Но уже и не поправишь ничего.

– А ты знаешь, в чем дело? – Спросил Юра, макая блинчик в сметану. – Бабушка всегда эту... Оксану винила.

– Она даже машину водить не умела! – Пробурчал отец, скривившись. Разговор был ему неприятен, и продолжать его он не хотел.

– Но дед узнавал через свои каналы, что за рулем сидела женщина. Беременная. И ее отпустили. Кто-то порешал вопрос с руководством отделения милиции. – Поделился Юра той информацией, что очень часто слышал в доме деда.

– Не кто-то, а я, – нехотя сказал отец, внимательно разглядывая дно чашки, словно собирался погадать на пакетике с чаем.

– Ты? А тебе это зачем нужно было? – Изумился Юра.

– Вот, я удивляюсь, Лена, – обратился Брун-старший к невестке. – Вроде, известный хирург из моего сынка получился. Доктор наук, профессор. А до девяти считать не умеет!

Лена с любопытством глянула на свекра. Юра молчал, ожидая продолжения.

– За рулем была твоя мать. Витька поссорился с Оксаной и ночевал у нас. И рано утром повез Любу в аэропорт. Где-то по дороге она попросила порулить. Витя дал. Из леса выскочила лиса. Люба испугалась и не справилась с управлением. У самой ни царапины, а Виктор погиб на месте. Трагическая случайность. Из милиции она мне позвонила в больницу. Я поехал ее выручать, чтобы мой единственный ребенок в тюрьме не родился. А дед твой узнал какую-то усеченную версию и все понял неправильно. Они с бабушкой знали только о беременности Оксаны. Решили, что за рулем была она.

– Поэтому мама такую жизнь и вела. Секс, наркотики и рок-н-ролл... – Сказал Юра, усмехнувшись невесело.

– Да, из-за этого с катушек слетела, – печально подтвердил отец, и будто что-то вспомнив, спросил:

– А ты опять с попутчиками ездишь, сынок?

– Это только чтоб сэкономить, пап! – Небрежно бросил Юра, прекрасно понимая, что сейчас его выведут на чистую воду.

– Ну, да, конечно! – Усмехнулся отец и демонстративно обвел глазами огромную кухню, набитую чудесными приспособлениями и всякой дорогой утварью, потом перевел взгляд на террасу и сад с ландшафтным дизайном. – Если экономить, то только на бензине... И давно это началось?

– Месяц назад, – повинился Юра.

– Монофобия, – повторил старый диагноз отец и махнул рукой. – Пройдет со временем.
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

taty ana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 19.11.2014
Сообщения: 3718
Откуда: жаркие страны
>25 Июл 2016 19:58

Тоже отличная истрия, как и первая. Вроде небольшой рассказ, а запомнился как полноценный роман. Спасибо, Филицата, за удовольствие. tender
_________________

Спасибо Ниночке!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>25 Июл 2016 20:18

taty ana писал(а):
Тоже отличная истрия, как и первая. Вроде небольшой рассказ, а запомнился как полноценный роман. Спасибо, Филицата, за удовольствие. tender


Таня, очень рада, что понравилось!!
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Мария Ширинова Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 05.04.2009
Сообщения: 8357
>25 Июл 2016 20:31

Ты ж понимаешь, что я тоже здесь, но незримо?

Пиши, дорогая. Люблю твои "саги". "Тоськин внук" - любимейший.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>25 Июл 2016 20:34

Мария Ширинова писал(а):
Ты ж понимаешь, что я тоже здесь, но незримо?

Пиши, дорогая. Люблю твои "саги". "Тоськин внук" - любимейший.


Маруся! Ты и зримо и не зримо!! Люблю твои комментарии. Особенно, когда правишь мои тексты.
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>30 Июл 2016 21:55

 » Самый лучший оберег



Рассказ был написан на конкурс миниатюр "Жили-были" и занял 3-е место


– Давай, придумай что-нибудь! – Леха потянулся на лежаке и с тоской посмотрел на Средиземное море.
– Что именно? – спросила Лариса, не подняв головы и не отрываясь от текста.
– Ну-у-у, давай еще поедем по острову покатаемся! Так, чтобы на целый день! Достопримечательности разные посмотрим! Надоело торчать на пляже.
Лариса отложила планшет и посмотрела вокруг.
Средиземное море ласково плескалось в паре метров от ее ног. Золотой песок хранил еще тепло заходящего солнца. Вдалеке, чуть ли не у самого горизонта, плыли белые круизные лайнеры, паромы, парочка яхт шла своим курсом неподалеку от берега. Одна под парусом, другая – ультрасовременный болид, отливающий черной полированной поверхностью.
Она еще раз обвела взглядом пляж, голубую гладь моря. И поняла, что муж прав. Надоело! Но тут главное – не спугнуть удачу.
– А мы все уже посмотрели на Родосе, – негромко заметила она и сделала вид, что вернулась к чтению.
– Точно все, Ляля? – переспросил муж, явно чувствуя подвох. – И ничего не осталось?
– Камирос, только, где античный водопровод, – равнодушно сказала жена, пожав плечами. – Но ты же не любишь развалины. Сам ворчал вчера, что там смотреть нечего. И поездка займет часа три от силы. Это тут, недалеко.
– А поехали, что ли! Все-таки, водопровод шестого века до нашей эры. Интересно же! И тебе нравятся раскопки всякие. А оттуда на Прасониси заедем, с виндсерфом покатаемся! – Леха был готов провести весь день за рулем, только бы не торчать на пляже.
Лариску интересовал античный город. И муж уже строил планы. Она посмотрела на его вдруг засветившиеся азартом глаза и поняла, что пора соглашаться.
– Только ехать нужно не вдоль побережья, там, кажется, прямая дорога есть.
– Сейчас посмотрим!
Леха потянулся к пляжной сумке и извлек помятую карту, которую выдали в первый день в отеле.
– Смотри, вот она, – он ткнул пальцем в изображение острова, так похожее на дельфина. Античный город Камирос был на голове «дельфина», а рай виндсерфинга, Прасониси, около хвоста.
– От Камироса едем вглубь острова, около Ларгоса выедем к Средиземному морю, а там уже и до Прасониси рукой подать.
Следующим утром разбитной турок, занимающийся прокатом авто в отеле, подогнал на стоянку машину, пожал руку Лехе, как старому знакомому, и строго настрого велел не съезжать с дороги, объяснив, что на грунтовке страховка не действует. Леха уверенно вырулил на трассу, тянущуюся вдоль Эгейского моря. Темно-голубого, с белыми барашками волн. На этой стороне острова всегда ветер, а со стороны Средиземного – гладь. Здесь сосны с ярко-зеленой хвоей, а с той стороны – выжженная земля и рукотворные сады.
Камирос встретил зноем палящего солнца, обломками стен когда-то торгового города, воспетого Гомером, и потрясающей морской панорамой, уходящей за горизонт. Лариска ходила между развалин, поросших травой, и восторгалась.
– Леш, смотри-ка, действительно, водопровод, а здесь ванна была! Глянь, а вон резервуары каменные для воды. Она бегала среди невысоких стен, нежно гладила древнюю кладку и уверяла, что прикасается к истории.
Леха, стараясь сохранять невозмутимый вид, забавлялся, глядя на восторженную жену. Волосы растрепались и выбились из-под платка, на загорелом лице капли пота, глаза горят. Кто узнает в этой девчонке в джинсовых шортиках и короткой майке коммерческого директора компании? Леха подошел к жене и, нежно обняв, прошептал прямо в ушко:
– Поехали, радость моя! Я на карте лесок приметил, прям вдоль дороги. Найдем полянку. Привал устроим, – он, чуть касаясь пальцами, провел по изящной Ларискиной шее, слегка задев ключицу. И ни у кого из них не осталось сомнения в подлинной цели остановки в лесочке.
Лариска, чуть разморившись на солнцепеке, понимающе посмотрела на мужа.
– Отличная идея. Отдохнем в прохладе после этой жары. Я в машину пляжные полотенца кинула. Можно будет расстелить.
Леха обнял жену и нежно коснулся губами виска.
– Умница, – ласково прошептал он, направляя Лариску к выходу и предвкушая остановку в лесу. Пару лет назад они ездили с палатками в лес на пару дней. И Леха отлично помнил, как уводил Лариску подальше от лагеря, прижимал спиной к сосне. Он словно снова ощутил запах хвои, увидел шершавые и колючие ветки дерева и нежное податливое тело Лариски, между ним самим и сосной.
Дорога, петляя, шла мимо оливковых рощиц и вывела к большому озеру грушевидной формы.
– Давай остановимся, разомнем ноги, постоим на бережку, – попросила Лариска.
Леха припарковался на обочине и, крепко взяв жену за руку, повел к воде. Долго стоять не пришлось.
– Что-то мне страшно стало, – сказала она. – Место какое-то жуткое. Хотя, на первый взгляд, красиво вроде. Озеро, деревья.
– Да ну, Ляль! Не придумывай, – ответил Леха, стыдясь признаться самому себе, что и ему стало на этом берегу как-то не по себе. Словно какое-то зло приблизилось и затаилось рядом.
«Ё-мое, ты же мужик, физик и атеист и не веришь ни в какую чертовщину!» – мысленно укорил себя он. А вслух сказал:
– Если хочешь, поехали дальше.
В машине сверились с картой.
– Лес уже скоро. Странно, но озера этого на карте нет! – Леха в недоумении пожал плечами, но от дальнейших комментариев отказался, решив не пугать и без того обеспокоенную жену.
– А ты заметил, что нам ни одной машины не встретилось? – тихо спросила Лариска. – И вообще, мы совсем одни на этой дурацкой дороге...
– Ну, малыш, перестань! – просто тут только местные ездят, туристов нет. Поэтому так пусто.
И хорошо, едем как по автостраде!! Музычку, что ли, включить, веселее будет!
Он порылся в висящей на плече сумке, выудил флешку и, воткнув ее в магнитолу, врубил музыку погромче. И незабвенный Витя Цой запел что есть сил сначала про группу крови на рукаве, а потом про пачку сигарет. От знакомого хриплого голоса Леха словно пришел в себя. А когда заиграла «Звезда по имени Солнце», впереди на пригорке показался лес. Дорога словно разрезала его, оставляя равные части по обе стороны.
– Смотри!! – смогла только вымолвить Лариска.
Все деревья вокруг были черными и сухими. Ни одного листика, ни одной травинки вокруг. И даже хоть какого кустарника. Только голые почерневшие стволы с ободранной корой. Ветки деревьев словно протягивали в небеса руки, моля о помощи.
– Мамочки родные, куда же это мы заехали?!! – тихонечко заскулила жена.
– Ничего, не боись, Лялька!! Сейчас быстренько проедем, дальше нормальный лес должен быть! – уверенно провозгласил Леха. – Это тут, с краю, скорей всего, пожар был. А чем дальше в лес... Ну, сама знаешь!
Он прибавил скорость, надеясь быстренько проскочить это жуткое место.
Дальше и дальше дорога уходила на юг, и по бокам ее частоколом возвышались черные обгоревшие деревья. И сколько хватало взгляду, вокруг был только этот мертвый лес и дорога. Да еще и слепящее глаза солнце в зените.
– И ни одной машины! Словно в страшную сказку попали, – попыталась пошутить Лариска.
– Или в фильм Стивена Кинга, – криво усмехнулся Леха. – Классные декорации для ужастика! Да не бойся ты! Это же просто дорога, лес после пожара. Лариса, все хорошо будет! – твердо сказал он. – Вон, смотри, фары блеснули! Едет кто-то!
– Мы не одни во вселенной!!! – вымученно пошутила Лариска.
– Я же говорил! – авторитетно заверил Леха.
Старый зеленый кадиллак нёсся навстречу. В приближающейся машине был виден лишь только один водитель. Или, скорей всего, женщина за рулем, судя по повязанному на голове белому платку. Машины поравнялись и разъехались через пару секунд. Но хватило и этого, чтобы разглядеть. Там, где ткань платка обычно обрамляет лоб, скулы и подбородок, на сей раз зияла темная пустота. Лица у водителя не было.
– Ты видел это?! Видел? – выдохнула Лариска. Затем согнулась пополам и поднесла ладони ко рту, силясь не закричать, не зареветь. Но, немного погодя, села прямо и начала читать молитву, потребовав от мужа повторять за ней.
Леха, физик и атеист, старательно выговаривал старославянские слова до тех пор, пока впереди не показался указатель «Ларгос» и сразу за ним – беленые домики с синими крышами и цветущие кустарники. Через пару кварталов стала видна таверна с призывной надписью «Русские, мы вас любим!», широкая площадь и невысокий храм с православным крестом. Местные жители неторопливо шли по своим делам или сидели в тени деревьев. Туристы в лавочках покупали сувениры и оливковое масло.
– Смотри, люди!! – закричал радостно Леха. Он остановил машину и сгреб в объятья жену.
Лариска прижалась к мужу сильнее.
– Вот мы сами себе страху нагнали, испугались обгорелых головешек! – засмеялся Леха, выехав на дорогу, идущую вдоль моря.
– А машина с водителем без лица?! – изумилась Лариска.
– Ляль, да нет там никакой чертовщины! Может, местная женщина ездит часто мимо этого леса и платок сильно надвигает на лицо, чтобы ничего не видеть кроме трассы!!
Прасониси, сакральное место, где целуются друг с другом волны Средиземного и Эгейского морей, где гуляют ветра и царит дух свободы, сразу излечило бешеной энергетикой. Лехе хотелось взять доску и глиссировать по волнам, направляя парус под силой ветра. Лариске – прыгать и скакать, орать от счастья во весь голос. Они, крепко обнявшись, ходили по мокрому вулканическому песку черного цвета, оставляя глубокие следы и радуясь, как дети, когда ноги заливало набегавшей волной. В море царили паруса, а в небе – воздушные змеи всех размеров и расцветок раскрашивали жизнь яркими красками.

Две черных фигуры виновато склонились в молчаливом поклоне перед третьей.
– Я хочу знать причины! – тихий голос навевал зловещий ужас. – Две человеческие души попали в морок. Почему же я не вижу их здесь?
– У озера мне почти удалось накинуть сеть, – начал тараторить, оправдываясь, один из провинившихся, – но девушка что-то почувствовала. Хотя увидеть нас она не могла.
– У этих двоих очень сильный оберег, мой господин, он помог им уйти, – тихо и с достоинством промолвил второй.
– Какой еще оберег? – голос господина, наполнившись презрением, стал едва слышен.

– Любовь, мой господин. Самый лучший оберег, очень древний и сильнодействующий.
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

taty ana Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 19.11.2014
Сообщения: 3718
Откуда: жаркие страны
>30 Июл 2016 22:01

И этот рассказ помню. Он в чтениях появился одним из последних, когда обилие работ уже затуманило мозг, но все равно я отметила его свежесть, необычность, и даже испытала ужас, так хорошо была описана сцена встречи с неизведанным. Порадовал ХЭ.
Спасибо, автору. Заслуженная победа.
_________________

Спасибо Ниночке!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Filicsata Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 03.12.2008
Сообщения: 5630
>30 Июл 2016 22:25

Таня, я очень рада, что понравилось! Это была первая опубликованная работа. И она взяла третье место. Очень неожиданно для меня.

На самом деле, это была реальная история и я сама стояла на берегу этого озера и чувствовала, как накатывает ужас. И в этом чувстве я была не одинока. Даже сейчас по прошествии нескольких лет я вспоминаю это место и становится неприятно. Поэтому, рассказ родился сам собой из впечатлений о поездке.
_________________


by neangel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>23 Апр 2019 1:12

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете просматривать загруженные обложки к книгам и кинофильмам в режиме слайд-шоу. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Голосуйте за понравившиеся рецепты в 23 туре кулинарного конкурса Любимая несладкая выпечка


Нам понравилось:

В теме «Помогите вспомнить!»: Доброй ночи всем. Пожалуйста помогите найти книгу. Самиздат. Слр. Два мальчика-одноклассника. У одного только мама, у другого только... читать

В блоге автора Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 9

В журнале «Совсем другие Сказки»: Вечер, дорога, топор…
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество » Конкурсно-фестивальное [21577] № ... 1 2 3 4 5 6 7 8 9  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение