Ты мой трофей (СЛР, 18+)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов раздела VIP  •  Справка для читателей раздела VIP

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 15:41

 » Ты мой трофей (СЛР, 18+)  [ Завершено ]

АВТОР: Юлия Динэра, Джули О'Мэлл
НАЗВАНИЕ: Ты мой трофей 18+
РЕЙТИНГ: 18+
Предупреждение: сложные отношения героев, откровенные сцены, властный герой
КОПИРОВАНИЕ ТЕКСТА ЗАПРЕЩЕНО



Аннотация:
Он собирает трофеи в виде женщин, я собираю деньги на операцию младшего брата и работаю на двух работах. Он носит дорогие костюмы и ездит на неприлично дорогих автомобилях, я ношу джинсы и футболки с изображениями животных и дурацкими надписями и езжу на метро. Я не выгляжу, как один из его трофеев, он не выглядит, как тот, кого я могу заинтересовать. Мы бы никогда не заговорили даже, если бы не моя неуклюжесть и привычка попадать в нелепые ситуации. Теперь он смотрит на меня, как на кусок живого мяса и объект, который можно «поставить на полку», галочку в его портфолио «Похититель тел, укротитель смазливых мордашек и никчемных дур». Я его проект, он мой способ помочь брату. Сможем ли мы найти грань между деньгами и похотью? И не останется ли в этой грани разбитых сердец?



  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Юлия Динэра)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Юлия Динэра; Дата последней модерации: 28.08.2018


_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 15:48

 » Глава 1

Глава 1
— Аполлон на горизонте!
Познакомьтесь: Наталья Грошевская — секретарь отдела службы безопасности, ее коронная фраза «Аполлон на горизонте», «ярко-красные ногти — залог успеха» и любимая укладка «Дитя девяностых». Она появляется у моего стола, как по расписанию в 8:29 и ни минутой позже, даже если меня нет на месте, она все равно приходит «за скрепками», ее офис расположен по соседству, но наш босс не проходит через него каждое утро, поэтому Наташа ошивается тут. И я дико сомневаюсь, что ему вообще есть дело до того, что тут происходит, до того, какого цвета у нас ногти, волосы или как сильно выкатывается наружу грудь Натахи при каждом «удобном» случае. Сегодня она влетела так, что ее ноги остановились на пару секунд позже, чем все остальное тело.
— Скрепки? — Я уже приготовила для нее одну коробку, зная, что придет, якобы за ними. Конечно, я должна делать вид, что долго их ищу, пока начальник вальяжно курсирует вдоль широкого длинного офиса к своему кабинету, конечно, я должна слушать дурацкое хихиканье Наташки не имеющее ничего общего со здравым смыслом, но сегодня я не в духе. Я протянула ей коробку, ожидая, что та ее возьмет, но в ответ она лишь начала зловеще хихикать, когда дверь позади нее распахнулась и, вошел он. Я краем глаза взглянула на его высокий силуэт и заметила, что нас тут он вообще не замечает, а еще то, что он не один. Наташка продолжала что-то бормотать и хихикать, словно мы тут анекдоты друг другу рассказываем, а я тянула к ней руку, в которой держала очередную ненужную ей коробку со скрепками.
— Не эти. — Процедила она сквозь зубы.
— Но других у меня нет. — По правде говоря, я дико устала от этих игр в скрепки.
— Найди. — Рыкнула она. — Здравствуйте. — Тут же заверещала, будто только заметила, что начальник в зале, а я в это время полезла под стол, чтобы нащупать нижний ящик, где хранится вся канцелярия первой необходимости. Переглянувшись с Идой, которая печатала что-то на компьютере, почти не поднимая головы, я тоже хихикнула, хотя это было больше похоже на то, словно я икнула.
— Все в порядке, дамы?
Кажется, я снова икнула, ах, нет, это дурацкий смешок Наташи. И стоп. Что? Он остановился. Наш босс, ага. Сердобольный важный индюк. Как раз в тот момент, когда я вставала из-под стола, стукнулась башкой о столешницу и ойкнула, затем замерла, не выползая, когда в помещении раздалась тишина, и кажется, слышно было только мое дыхание, и слышали его, наверное, на другой планете. Чувствую себя глупо. Не буду высовываться отсюда, пока не уйдет. Думайте, что хотите, у меня социофобия развивается, когда такие вот в радиусе метра. Но, слава Богу, Натаха подоспела и нарушила тишину.
— Да, Владислав Романович, скрепки закончились. Ида, дорогая, не могла бы ты одолжить парочку, а то ЭТА будет год капаться. — Она снова по-дурацки хихикнула и, ее каблуки цокнули в направлении к столу Идки. К слову: Ида Григорьева наш секретарь, мозг офиса и моя, точнее кто-то, кто отдаленно напоминает подругу. А я? А я девочка «принеси — подай». Вообще-то курьер, развожу документы, всякие там письма, важные бумажки, а еще слежу за канцелярией в офисе. Мой небольшой столик, вечно заваленный бумагами, которые я часто не успеваю развезти из-за отсутствия машины, находится в углу приемного отделения босса, и если шире распахнуть дверь то, ни столика, ни тем более меня видно не будет. Чуть подальше от меня работает Ида за здоровенным ресепшеном, из-за которого ее, кстати, тоже почти не видно. Разве только с моей стороны, а меня так тем более за ним не разглядеть, я сантиметров на десять ниже нашего секретаря и не ношу каблуки, от слова «никогда», но зато, я частенько подменяю Идку по вечерам, когда ей нужно уйти пораньше, чтобы забрать малого из сада. Это обычно мало, кто замечает, особенно наш босс, тот самый, который только, что ушел, судя по тяжелым уверенным шагам и цоканью каблуков его милой спутницы. Ура. Воздух. Я могу вылезти из-под стола. И нормально потереть ушибленную макушку.
— Ты видела? Ты видела! — Завопила Наташка.
— Угу. — Промычала я в ответ, выискивая в сумке печенье, которое не успела съесть с утра дома. — Очередная пассия.
— Тьфу на тебя, Макаренко, я про костюм. Видела у него новый костюм? Божественно сидит. — Натаха громко вздохнула и на секунду прикрыла глаза, я усмехнулась, засовывая в рот клубничное печенье, почти давясь им.
— Будто ты не говоришь так про каждый его костюм.
— Шикарный мужчина. — Еще один вздох, немного короче и глубже. Ей-богу скоро заведу отчетную книгу: «Вздохи Наталья Грошевской по «Аполлону» Романовичу». Один короткий, два уставших, один тяжелый, один поглубже, два уставших и отчаянный.
— Угу. — Протиснувшись между столиком и стопой испорченной бумаги, которую Ида решила, что может складывать у меня за спиной, я пробралась к кулеру, чтобы запить застрявшее в глотке сухое печенье.
— Скажи честно, ты лесбиянка?
— Что? — Я даже поперхнулась. Что-что, но это в голову как могло прийти?
— Ну, правда, ты никогда не говоришь о мужчинах. У тебя вообще был парень?
— Ну да.
— Когда? В пятом классе? Расскажи, как он носил тебе до дома портфель.
Я прыснула. Тоже мне.
— Мне это не интересно. Сейчас.
— Отвали от нее, Наташ. — Наконец, хоть что-то донеслось от Иды, которая не прекращала стучать пальцами по клавиатуре.
— Тебе не нравится Влад. — Упрекнула Наташа, словно наш начальник ее личное достижение.
— Какой смысл обращать внимание на того, кто на тебя даже не посмотрит. — Получилось резковато.
— Это ты на что намекаешь?
— Намекаю, что тебе пора прекратить приходить «за скрепками».
— Ты просто завидуешь. Тебе нужен член. Мужик желательно, чтобы тоже прилагался, но на первое время.
— Фу. Остановись. Избавь меня от своих сексуальных фантазий.
Разговор казался бессмысленным, особенно после того, как раздался телефонный звонок в кармане моих штанов. Мама. Шутки о членах и лесбиянках в сторону. Мы не созваниваемся слишком часто, чтобы спросить друг у друга: как дела? Обычно мать звонит по двум причинам: нужны деньги, что-то случилось с Егоркой, и вторая мысль всегда вызывала волну страха во мне еще до того, как я брала трубку.
— Привет, мам.
— Кира, детка, ты на работе? Прости, что отвлекаю. — Голос мамы, как всегда виноватый, но не слишком обеспокоенный, можно выдохнуть, Егор в порядке.
— Все нормально, мам.
— Мне очень неудобно, я знаю, что ты уже высылала в этом месяце.
Я вздохнула. Почему всегда, когда моя мать просит деньги, звучит так виновато?
— Сколько?
— Егорка проходил обследование, ты же знаешь, я занимала у.
— Сколько, мам? — Я злилась не потому что жалела для них денег, а потому что все, что я зарабатывала, откладывалось на операцию Егора и мое существование.
— Тринадцать.
Блин. Я закрыла глаза и набрала в легкие побольше воздуха. До зарплаты две недели, я почти на нуле, нужно заплатить коммунальные, а еще я до сих пор Иде должна с прошлого месяца. Придется влезть в деньги на операцию, а затем докладывать в два раза больше. Ладно. Будто у меня есть выбор. Возьму приват. Два привата. Черт с ними со всеми, принципами. Подумаешь.
— Перешлю в течение дня. Как Егорка?
— Спит, я скажу, что разговаривала с тобой, дорогая. Он спрашивал, когда ты приедешь к нам.
В груди кольнуло.
— Скажи, что скоро. Передай, что люблю и крепко целую и обещаю привезти большую игрушку в следующий раз.
Отстой в том, что я не знала, когда смогу выбраться к матери и Егору, совершенно в другой город, это ударит по поему карману, если я пропущу хоть одну смену в клубе.
Короткое «спасибо» последовало в трубке. И тишина. Она как обычно больше ничего не хотела сказать.
— Пока, мам. — Два слова, нажатие красной кнопки. Ничего не меняется.
Когда разговор был окончен, я сунула телефон на место и заметила, что две пары глаз уставились на меня, даже Ида оторвалась от работы.
— У меня нет денег. — Она знает, что когда звонит моя мама, это означает, что пришло время выворачивать карманы, а так как обычно к середине месяца денег у меня почти не остается, я занимаю у Идки, слишком часто.
Я выдохнула и собрала со стола документы и папки с письмами, которые должна была отправить еще на прошлой неделе. Некоторые из них были вчерашним числом с пометкой «СРОЧНО», так наш секретарь дает мне понять, что это нельзя откладывать на несколько дней, как у меня часто получается. Срочно, так срочно.
— Я знаю. И я верну тебе долг на днях, после выходных, скорее всего.
— Я подожду, ты ведь тоже выручаешь меня. Кстати, успеешь к пяти вернуться? — Она кивнула на стопу бумаг, которую мне нужно развезти сегодня.
— Думаю, да. Подменить?
— Да, Саня работает до восьми, забрать Марка смогу только я.
— Хорошо. — Я пожала плечами. Для меня это нормально. Обычно когда Иде нужно уйти, я занимаю ее место, просто отвечаю на звонки в случае чего, а всю важную работу она доделывает раньше времени, поэтому сегодня с самого утра пыхтит за компом.
— Ладно, девочки. — Взгромоздив на руки коробку со всей сегодняшней работой, я покряхтела к выходу. Все-таки быть мелкой и щуплой огромный минус, особенно если ты курьер без машины.
— Подумай о том, что я сказала. — Пропела Натаха вслед. — Член-ыыы.
Я усмехнулась, ничего не ответив. А что мне на это сказать? Судя по тому, как эта девушка, которой, кстати говоря, уже чутка за тридцать, вздыхает по нашему высокому, мускулистому индюку с карамельными волосами, у нее у самой давно никого не было. И никакая я не лесбиянка. Наверное. Все-таки, мне нравятся мужчины. Я так думаю. Даже если не приходилось влюбляться, у меня был опыт отношений, пусть и очень плохих. Это ведь тоже опыт, да? И я просто не задираю себе планку, как Наташка. Пускать слюни по тому, кто даже наверняка, не знает твоего имени, хотя ты на него работаешь, как-то глупо и не для меня. Поэтому я стараюсь избегать таких мужчин. Таких, как он, на которого я даже не смотрю почти никогда, лишь краем глаза, совсем чуть-чуть, иногда, когда проходит мимо моего столика. В нем метра два росту, и конечно с такой высоты, меня с моими метр пятьдесят восемь, скорее всего не видно. Да и не в росте дело. Я сама по себе незаметная для птиц высокого полета. Его самооценка и статус президента «Корелл клаб», априори не смогут заметить девчонку с хвостом на макушке, выбитыми из него после толкучки в метро, прядями, дурацкими футболками, которые, кстати, для меня вообще не дурацкие, а самые нормальные. В общем, меня не заметно, и я никогда не парюсь по этому поводу. Так комфортнее, быть невидимкой, с огромной коробкой в руке, из-за которой почти ничегошеньки не видно. Не знаю, как я добралась до выхода, еле нащупала кнопку лифта, и вылезла из него, почти даже никого не зацепив, так пару раз пришлось извиниться, а перед кем даже не знаю. Просто извиниться перед тем, кого пнула, это нормально. Хоть никого с ног не сбила, пока что. Или сама не прокатилась носом вниз по лестнице к выходу.
Охранник попридержал мне запасную боковую дверь, чтобы я не лезла через автоматическую и не мешала людям.
— Спасибо.
— Не споткнись. — Охранники на первом этаже единственные из фирмы, не считая Нату и Иду, кто иногда перекидывается со мной словами.
Все пути пройдены! Осталось к метро проскочить, достать карту из заднего кармана — не проблема! Зацепиться за чей-то ботинок, тоже! Все как обычно. Люблю стабильность. Все пути, да не все! Черт меня понес по краю тротуара. Хотела ведь как лучше: не мешать людям, шагать в сторонке, ага, и все равно врезалась в кого-то. Во что-то. Коробка вылетела из рук и, я в попытке ее поймать, чтоб все «срочные» документы не разлетелись и, не дай Бог не прокатились по пыли, шмякнулась рядом с ней, притормозив лицом у открытой настежь двери автомобиля. Первое правило: думай о себе, а не о каких-то бумажках, тем более не о коробке из-под канцелярии, я могла так и на трассу улететь с моим-то везением. Правило два: не врезайся в маленькие черные блестящие автомобили, они дорого тебе обойдутся.
— Блин. — Я простонала, пытаясь встать, и пока собирала выпавшие из коробки документы, заметила, как надо мной нависла тень. Вот и здравствуйте — хозяин автомобиля. Я осторожно подняла голову, сидя на корточках и скривила лицо.
— Мне кранты? Клянусь, что не специально. Здесь вообще можно парковаться? Это проезжая часть.
Брюнет склонил голову на бок, и после минутного молчания, расхохотался, раскатисто так, звонко, а мне будто по роже съездили. Он протянул мне руку, я помедлила, но не взяла ее, пододвинула коробку поближе к себе и быстро встала, отряхивая руки от пыли.
— Что смешного?
Я старалась смотреть ему в лицо, не опуская глаз, но не могла не заметить, что выглядел мужчина не намного старше, моих лет, если брать в учет мой настоящий возраст по паспорту, а не то, на сколько я выгляжу. И еще он был каким-то беззаботным что ли, словно уличный музыкант: черные джинсы, серая футболка, край которой был почему-то заправлен в штаны, взлохмаченные волосы, словно после душа полотенцем потерся и пошел, но вот машина говорила о том, что он далеко не уличный музыкант или бродяга не дай Бог. Может хобби? Фетиш? Я думала все крутые дядьки на черных блестящих автомобилях выглядят как. Не знаю. Как мой начальник, например. Деловые костюмы, укладка а-ля «Детка, да у меня лучший стилист в городе», а этому будто и не надо ничего такого. «Я итак выгляжу классно» — наверняка, он так думает.
Мужчина молча, с легкой ухмылкой на губах, обошел меня, наклонился в салон автомобиля, затем обернулся ко мне и что-то протянул, я недоверчиво взглянула на него, прищурив глаза.
— Ты испачкалась.
Ладно. Выхватив упаковку влажных салфеток из его рук, я достала одну, обтерла руки и немного джинсы. Колени саднило под ними, наверное, счесала, но, слава Богу, обошлось без грязи и без крови. Брюнет продолжал смотреть на меня, пока я протягивала ему обратно салфетки, а он не спешил их брать.
— Что?
Он легонько улыбнулся и коснулся указательным пальцем своего носа. И я все поняла.
— О, Господи. — Сказала вслух, ага, и, вытащив еще одну салфетку, отвернулась и стыдливо начала натирать ею лицо. Супер. — Вот. Спасибо.
Снова не взял.
— Оставь. Вдруг пригодится.
Я нахмурилась. На что намекает? Конечно, тут и намеков не надо, я неуклюжая от рождения, но мне почему-то неловко, когда кто-то вроде него.
— Не пытайтесь меня пристыдить. — Кинула салфетки в коробку и снова водрузила ее на руки, стараясь не пыхтеть, как старуха. — И не паркуйте автомобиль у тротуаров. Давайте к делу, я очень спешу, я помяла Вашу машину и…
Снова улыбка.
— Ты не могла помять мою машину. — Он оглядел меня с ног до головы, ни чуточку того не стесняясь, и я почувствовала себя неловко, что для меня вообще не свойственно, я привыкла к разглядыванию, но наверное, это все-таки имеет свою разницу. — Сколько ты весишь? Килограмм тридцать?
— Знаете что, Вы не имеете права меня оскорблять, если я Вам ничего не должна, тогда всего хорошего, а если это не так. тогда вышлите мне счет в компанию «Корелл клаб», восьмой этаж, передайте Иде Григорьевой и, я все оплачу. — Тут я, конечно, погорячилась. А) У меня нет денег. Б) Я боюсь даже представить, сколько стоит эта машина и ее возможный ремонт. Но в любом случае, за все нужно нести ответственность, так меня воспитали.
Он вскинул брови кверху, а я поудобнее приподняла коробку, которая оказалась на уровне моего подбородка и поплелась по своему пути.
— Эй, русалочка, как тебя зовут?
Может, все-таки, удастся избежать кругленькой суммы за эту машинку Кена. Сам оплатит.
— Ариэль. — Я ускорила шаг и вслед услышала лишь смешок, доносящийся ветром.
***

Рабочий день подходил к концу, я побывала в трех судах на разных концах города, прокуратуре, в фирме «Дамблинг корпорейшен», а теперь осталось вернуться в офис и подменить Идку и, кстати, время уже поджимает, поэтому подруга поджидает меня прямо у входа в офис, с постукивающей о пол ногой.
— Вот ты где. Думала, не придешь.
— Спешила, как могла.
— Я побежала, до завтра. — Она чмокнула меня где-то рядом с ухом, что мне захотелось его почесать в ту же секунду и, в прямом смысле побежала. Дети. Важная миссия. — Ой, чуть не забыла. — Ида притормозила и развернулась на каблуках. — Кофе на столе для босса, выжди пару минут, он не любит слишком горячий.
— Что? — Поняла. И не поняла вовсе. Аж нервы внутри задергались.
— Кофе боссу отопри, что-то.
— Ну уж нет.
— До завтра. — Она послала мне воздушный поцелуй и убежала, а я осталась стоять в коридоре, опешив. Кофе? Боссу? Я? Господь всемогущий. Ладно. Чего я вдруг испугалась? Мужика в костюме? Пусть важного, богатого индюшатника, по которому каждая вторая истекает слюной, да и не только ей. Боженька. Ладно. Ладони вспотели аж. Потерла о джинсы, пока шагала к ресепшну. Всего лишь кофе. А начальник даже не заметит меня, как и обычно это делает. Ухватившись обеими руками за поднос, я выпрямилась и еще около минуты стояла у двери Владислава Романовича. Идка ведь сказала выждать, чтобы кофе остыл, вот и жду. Ну, блиин. Это уже слишком. Вдох-выдох, Кира. Фу-ты, ну-ты, забыла деньги маме перевести. Ладно, сделаю это позже.
Слегка стукнув ногой в дверь. Нет, ну, а что? Руки-то у меня заняты. Я пнула ее. Тоже ногой. Как и ожидалось, важная птица даже головы не поднял, уставился как сноб в свой планшет. Со всем серьезным видом. Будет смешно, если он там в танчики играет. Вот умора. Я даже прыснула от смеха. Вслух.
Один глаз приподнялся из-под брови и, я замерла. Даже перестала дышать. Глаз вернулся на место, и я пошла дальше, отчаянно думая лишь о том, чтобы не споткнуться. А это мое родное! Думать о том, что обязательно случится. Как я и предполагала, босс и не заметил подмены, не смотря на то, что Идка высокая и статная брюнетка с пышными волосами и пышным еще кое-чем, а я так себе, даже за пигалицу не сойду. Как я и думала, мои мысли имеют слишком огромный вес. В тот самый момент, когда я медленно ставила поднос с чашкой кофе на стол, у меня зачесалась стопа, в том самом месте, где многие обычно боятся щекотки, а я-то до жути в детстве орала, когда папа щекотал мне стопы, а потом мы вместе смеялись. Но сейчас не та ситуация, когда можно смеяться, или улыбнуться хоть капелюшечку. Чесалось дико, и я перевернула незаметно ногу и потерла подошву другой ногой. Не очень помогло. Зато помогло подвернуть ее! Ухватиться за край стола, что оказалось подносом, выдернуть его из-под чашки, которая улетела куда-то в сторону.
— Господь всемогущий и все его дети. — Пробормотала я, поднимая голову, сидя на полу. Мои глаза тут же встретились с громометателями босса. А бывают ли вообще глаза такие черные? И злые? Я даже сжалась от страха, когда Владислав Романович подлетел со стула, и мне показалось, будто гром с небес сорвался и мне конец, все, вот он мой час. Но нет. Прийти в себя. Прийти в себя. Я поползла на коленях к столу и схватила первое попавшееся, что на нем лежало, что способно, хоть как-то исправить оплошность. Я стала судорожно промокать бумагой штаны босса, почти в том самом укромном местечке. Еще чуть-чуть и все, беда бы приключилась. Нет. Чашка у основания бедра приземлилась. Хорошо, что не кипяток хоть. Я продолжала тереть и тереть, забыв обо всем, пока белые катышки от мокрой бумаги не образовались на темно-синих брюках из какой-то приятной на ощупь ткани.
— Простите, ради Бога. — Я терла и без конца бубнила извинения себе под нос, пока не поняла, что на меня вообще-то никто не реагирует. Осознав весь идиотизм ситуации, я остановилась, сжала бумагу в руке, быстро стряхнула катышки с брюк, сглотнув ком неловкости и, подняла голову. Пара удивленных глаз таращилась на меня, словно они НЛО тут увидели. Да ладно, мужик, это всего лишь я. Ну я, та самая, что сидит в углу за кучей бумаг. Не знаете? Не видели? Ага. Неудивительно. Глаза не черные. Перепугалась. Ошиблась. Карие. Яркие такие. С более темной окантовкой, чем радужка, и зрачки расширены. Наверное, оттого мне привиделось. Он смотрел на меня даже не со злостью, хотя ее отсутствие было сложно отрицать, а больше с каким-то любопытством. Мол «кто ты такая и какого хрена испортила мне брюки?». Он это не сказал, но я подумала, что будет вежливо предложить что-то, что смягчит мое положение и, может, избавит от увольнения.
— Я постираю Ваши брюки. — Пропищала я. Брови мужчины взлетели кверху в удивлении. Ладно. Не то. — Химчистка? — Спросить пришлось осторожно. — Я оплачу.
Кажется, лицо босса расслабилось и вместо того, чтобы ответить, он наклонился ко мне, так близко, чересчур, что мне пришлось назад отползти. Что я вообще тут выдумываю? Он выхватил из моих рук бумагу, которую я все еще сжимала в руке, и пару минут назад натирала ею дорогие брючки индюшатника.
— Вы испортили важный документ. — Начальник, развернул нечто, что осталось от белого листа бумаги, посмотрел, затем скомкал и бросил на стол, сложив руки на груди, уставившись на меня сверху вниз, а мне пришлось еще один ком проглотить. И что я должна ответить? Постирать? Химчистка? Тут это не прокатит. Он меня уволит. Точно уволит. Нужно хотя бы уйти достойно, хоть и не очень хочется, а я сижу на полу и хлопаю глазами.
— Кто Вас нанял? — Его голос казался спокойным и даже мелодичным, низким, приятным для такого мужчины, как он. Таким я его и представляла в разговоре. Хотя, нет. Не представляла никогда в жизни, что этот человек заговорит со мной. Кого я обманываю?
— Я. я. — Ну и где мой голос? Прокашлявшись, я оперлась на руки и все же встала. Владислав Романович проследил взглядом за тем, как я поднимаюсь с пола и на мгновение я заметила, как чертики заплясали в его глазах, когда они остановились на моей груди. Нет, это не то, о чем вы могли подумать. Дело в том, что на том самом месте, на моей бирюзовой футболке, красуется красноволосая Ариэль, купающаяся в водорослях. Просто нужно ответить, убрать эту русалку, куда подальше от его внимания. Я никогда не чувствовала себя так глупо, как в данный момент. Хочется провалиться под землю и никогда не выползать, куда бы ни засосало.
— Вы. Вы меня наняли.
Это конечно спорно, потому что устраивалась я через отдел кадров. Ну, какая разница, раз он здесь начальник? Почти никакой. Ну, ладно, она есть, но совсем крохотная.
— Хмм. — Он провел рукой по подбородку с легкой ухоженной щетиной, над которой, наверное, тоже работали профессионалы, как и над его карамельными волосами, укороченными по бокам и зачесанными сверху назад. — Так как давно, я Вас нанял. Простите, не припомню Вашего.
Конечно, он не знает, как меня зовут.
— Кира. Отдел канцелярии. Работаю полгода. Вообще-то я курьер, но так получилось.
Он взмахнул рукой, уставившись в одну точку, где-то у меня за спиной.
— Я понял.
А я проследила за его взглядом и сразу обнаружила здоровенный стеллаж у стены. Что я ожидала увидеть в кабинете начальника, кроме стола, компьютера, разных непонятных мне, естественно бумаг, наверное, шкаф с такими же непонятными мне документами? В данном случае стеллаж, но уж точно не набитый этими странными фигурками. Нет. Что? Он примерно в два метра высотой и где-то три в ширину, и на каждом десяти квадратном сантиметре по фигурке в виде. Женщины? Мне не показалось? Нет. Это воск? Выглядело бы отвратительно, если бы не так искусно. Словно каждая из них была сделана с какой-то своей утонченностью, своим стилем, и все они разные, непохожие друг на друга. Мне вдруг захотелось рассмотреть их поближе. Наш босс значит любитель искусства. Фанат восковых фигурок? Скорее всего, просто женский фанат. Но он не выглядит извращенцем, и эти женщины на стеллаже, несмотря на то, что их обнаженность прикрывают лишь длинные распущенные волосы, все-таки они голые. Голые восковые женщины! Господь! Что за. Долго разглядывать и размышлять не пришлось. Низкий голос прервал мои догадки насчет этих восковых фигур.
— Что на Вас надето?
Я оглядела себя с ног до куда смогла, словно в первый раз, и пожала плечами. Черные балетки, немного пыльные, от того, что весь день бегала по городу, а еще шмякнулась один раз, споткнувшись о дверь какого-то ковбоя без шляпы, без лошади, а еще без кнута. Но это не оправдание, вообще-то моя обувь всегда в чистоте. Джинсы? Обычные, обтягивающие худые ноги, немного потертые у пуговицы, но этого не видно под футболкой. с русалкой. А он все продолжал любопытно глазеть. Он, я имею ввиду начальник, Владислав Индюшарович, то есть Романович. Словно ждал от меня еще какой-то нелепицы, кроме того, что уже увидел. На сегодня больше никаких дурацких ситуаций, или вообще на всю жизнь, для этого офиса, по крайней мере, потому что, скорее всего, все эти вопросы и разглядывания закончатся увольнением. Хорошо, что у меня есть еще одна работа, пусть не самая лучшая, и не совсем постоянная, но протянуть на ней можно.
— Я бы сказала, что не успела переодеться, но уже вечер и Вы сами понимаете, что я совру, если так скажу. Когда меня нанимали на работу, то формы никакой не выдавали, я курьер, сами понимаете.
— Но Вы работаете в офисе. — Спокойно ответил босс.
— Иногда, обычно утром и вечером я здесь, да. — Признаюсь, что стала посмелее, когда поняла, что враждебно никто не настроен. Хоть, я и выдумывала себе всякое о злобном высокомерном Индюшаре, сеющим вокруг феромоны страсти и вожделения. На деле оказалось немного проще. И кстати, его феромоны на меня не действуют. Может я и вправду лесбиянка? Ну, уже нет. Я считаю его привлекательным, и того парня, с чей машиной «поцеловалась» тоже, значит я не лесбиянка.
— Вы сказали, что не выдали форму, я не припомню, чтобы это где-то оговаривалось. Завтра загляну в отдел кадров. — Владислав Романович встал и прошагал к двери, открыв ее.
— Ох, нет. Я ведь не это имела ввиду, мне не нужна Ваша форма. То есть вообще никакая не нужна, мне удобно так носить коробки. Знаете, они пачкают одежду и все такое. — На самом деле, я сама ее пачкаю. Но что мне еще сказать в дополнение к тому, что уже и так очевидно. Я быстро прошагала к двери и остановилась у высокой фигуры, смотрящей на меня сверху вниз. Метр девяносто, не меньше. Я как муравей на фоне слона. — Вы меня уволите? — Все же спросила. Виноватым голосом, таким жалким, скудненьким, но спросила. Мне нужна эта работа, как бы я ни старалась это отрицать, на одном клубе мне не протянуть, а Егору все еще нужна операция.
Снова любопытный взгляд, какие-то искорки и чертики, дающие намек на что-то странное, вроде улыбки? Нет. Что-то вроде того, чего я еще не могу понять. А может вообще не пойму. Словно ребенок, который нашел спрятанные конфеты, словно игрок сорвавший джек-пот.
— Вы всегда так одеваетесь?
— Ну да. Это проблема?
Молчание. Затяжное. Слишком. У меня аж спина зачесалась. А это плохой знак, потому что у меня начинает что-то чесаться, когда я нервничаю, на подсознательном уровне.
— Можете идти домой, Кира.
Я замялась у порога. Увольнение или нет? Что значит домой?
— Эм.. Ида попросила меня.
— Попросите Иду завтра зайти ко мне с утра.
Блин. Вот что за напасть? И себя подставила и Идку тоже. Он и ее уволит? А меня увольняет или нет? Если так, то и сказал бы. Наверное, завтра решит, в любом случае мне нужно будет еще две недели отработать, пока не найдут нового курьера.
Несмотря на все сомнения шевелящие клетки мозга, я только кивнула в ответ и ушла. Чем больше вопросов, тем ближе потеря работы. В этом я почти уверена.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 15:50

 » Глава 2

Глава 2
Мало того, что Идка без настроения пришла оттого, что Саня — ее муж заболел и Марка пришлось отводить в сад самой, из-за этого опоздать на работу, так еще и я подбавила, когда сказала, что начальник попросил ее зайти к нему. Кстати о нашем начальнике, всю ночь не могла уснуть от мысли о том уволят меня или нет. Сначала думала о деньгах, которые перевела на счет мамы и о том, что придется их снова докладывать, а затем об увольнении, о той дурацкой ситуации с пролитым кофе, о «поцелуе» с машиной незнакомца, о Натахе, которая обязательно придет с утра за скрепками. А она и пришла, только вот уйти пришлось быстрее обычного. Наш босс появился на работе раньше 8:29, что бывает редко, и как обычно он даже не взглянул в сторону моего столика, но я все равно, на всякий случай придвинулась ближе к углу, спрятавшись за бумагами.
Мне бы работать пора, а я пальцы кусаю в ожидании Иды из кабинета босса, как благого вестника. Когда она появляется, я выпрямляюсь, как гусеница и жду, пока подозрительный прищур подруги сканирует меня. Она не расстроена, уже хорошо, но озадачена. Ее уволят за то, что она оставила рабочее место на недотепу вроде меня?
— Ну?
— Что ну? — Ида плюхнулась в свое кресло и медленно выдохнула, я таращилась в ожидании чего-то.
— Тебя уволили?
— Что? Нет. — Она фыркнула. Ладно.
— Меня уволили?
Подруга крутанулась на стуле в мою сторону.
— Ты говорила с ним?
— С кем?
— Ты знаешь.
— Неет. — А я все продолжала кусать пальцы.
— Тогда как он передал тебе, чтобы я зашла?
— А, ты об этом. Ну, просто сказал. И все. — Схватившись за сложенные еще вчера документы на сегодня, которые нужно развезти, я принялась машинально складывать их в коробку.
— Кира. — Прозвучало осуждающе. С недоверием.
— Ладно, зануда. Я пролила на него кофе, пришлось разговаривать.
— Ты что. Фак, Кира. Ты. — Она почти прорычала, взмахивая руками. — Как тебя с настолько дырявыми руками только свет носит.
— Так мы не уволены? — С улыбкой на лице переспросила я.
— Нет. Ничего об этом не знаю, по крайней мере.
— Тогда что ты там делала, хм? В кабинете.
— Это моя работа.
— Ну, правда.
— Выполняла поручение.
— Какое? — Мой голос звучал игриво, и намекал он лишь на одно, не заманил ли босс нашу Идочку в свои сети?
— Даже не смей. Нет. Лучше расскажи, как от матери отделалась.
Я пожала плечами.
— Выслала деньги. Как обычно.
— Ты не можешь на нее работать всю жизнь, тебе даже двадцати пяти нет, а ты фигачишь, как проклятая.
— Ты же знаешь, что это для Егора.
— Знаю, но. Наташка права, тебе нужен мужик.
— Что? И ты туда же!
— А что, это решит все твои проблемы, и в отличие от Натахи, я не о членах говорю, хотя это бы не помешало. Тебе нужен мужик, стабильный, с деньгами.
— Нет. Я сама решаю свои проблемы.
— Не считай постыдным принимать чью-то помощь, это нормально.
— Но я принимаю, твою, например. — Да, Ида часто меня выручает деньгами, я конечно все возвращаю, но не всегда в обещанный срок.
— Я не об этом и ты знаешь.
Наш разговор прервал мужчина, появившийся в дверях с коробкой похожей на те, что я таскаю ежедневно.
— Отдел безопасности не подскажите?
— Соседняя дверь. — Я кивнула. Мы с Идкой переглянулись. Что там в коробке? Обычно их мне таскают, я занимаюсь канцелярией, коробки по моей части. Может Натаха заказала себе пылесос, а то говорила на днях, что ее сломался. Ага, прямо на работу.
Было, уже собралась уходить, как Наташка в дверях нарисовалась, красная вся, ноздри раздуваются, ее взгляд сразу же просквозил меня.
— Сегодня не первое апреля, Макаренко. Ты зафига это сделала?
— Прости?
— Не прощаю. Зафига мне притащила этот короб?
— Понятия не имею, о чем ты. — Я постаралась протиснуться мимо нее, но безуспешно, та двинула меня слегка плечом, и не будь у меня коробки с горой документов, я бы шмякнулась на пол.
— Скрепки, дура. Целая коробка.
Кто-то прыснул позади. Ида. И взгляд Грошевской перескочил на нее.
— Это конечно забавно, но я не делала этого. Зачем мне?
— Зачем? А то думаешь, я не вижу, как ты даже молча возмущаешься тому, что я прихожу каждое утро. — Она наклонилась прямо к моему лицу. — На босса запала, а, тихоня? Шиш тебе. Усекла?
Я фыркнула. Ну, хоть кто-то указал на ее идиотизм. Зуб даю, что Идка короб заказала, больше не кому, не я уж точно.
— Дай пройти, Наташ. — Я шагнула вперед, а Натаха цыкнула в ответ, снова перекрывая выход, а затем наполовину скрылась за дверью и пнула ногой короб к моим ногам.
— Забирай это.
Я опустила взгляд на приоткрытую коробку, где большими печатными буквами было написано: «Наталья Грошевская».
— Если ты наивная дурочка, и не понимаешь, что тебе ничегошеньки не светит с Владиславом Романовичем, то можешь засунуть свои скрепки куда. сама знаешь куда! Ты же серая мышь обычная, посмотри на себя, ни сисек, ни рожи. — А вот это уже перебор. Я, конечно, знаю, что я не мисс вселенная, но никто никогда не указывал мне на мои изъяны — футболки с рисунками не считаются! А мне даже ответить на это нечего, только стоять и моргать.
— Наташ. — Протянула позади Ида.
— Что, Наташ? Посмотри на нее. Возомнила тут что-то, я таких, как ты, деточка насквозь вижу. Вся такая из себя скромная девственница.
— Наташ.
— В нашем взрослом мире, девонька, это уже не ценится, на тебя даже сантехник не посмотрит.
Я сглотнула.
— Знаешь, ты права. Я не такая, как ты, не выбеливаю волосы супрой, так, что они скоро отвалятся, не ношу лифчик на размер меньше, чтобы создавать видимость пышной груди. Но я плевать хотела на твоего Владислава Романовича с его шикарными костюмами, с твоими дебильными вздохами и скрепками.
Кто-то прокашлялся позади и, я замолчала, Наташка напряглась и почти позеленела, у меня тоже кровь отхлынула от лица. Упс. Как давно он там стоит и все это слышит?
— Наталья, зайдите ко мне.
Грошевская замялась и попыталась улыбнуться, но выглядело это плохо. Хотя, наверное, она от счастья внутри помирает, оттого, что начальник знает ее имя. А я обернуться не рискнула. Пора уносить ноги — кричало все внутри. Перешагнув короб, я обошла Натаху и скрылась за дверью.
В целом рабочая неделя прошла стабильно, не считая того, что Наташа Грошевская больше не появлялась в нашем офисе, а если и приходила к Иде, то я в это время скакала по городу с коробом документов. Пятница, хотелось бы немного расслабиться, как все нормальные работники, но выходной у меня завтра теоретически. Смены в клубе никуда не исчезнут, сейчас, по крайней мере. Но день хотя бы обещал быть легким, ведь завтра можно поспать с утра. Обещал, да не выполнил! Со вторника я ни разу не попала в нелепую ситуацию, в неловкое положение, ни в кого не врезалась, не пролила кофе на начальника, которого не видела даже последние два дня. И сегодняшний день не предвещал странностей, кроме этой коробки черничного цвета на моем столе.
«Кира. Отдел канцелярии» — Гласила небольшая бирка в углу. Идка уже была на месте, когда я пришла, поздоровалась, не поднимая головы от компа, снова что-то не успевает.
— Ид, это че?
— А?
Я помотала коробкой в воздухе, подруга даже не взглянула, но, кажется, поняла.
— Не знаю, я пришла, это уже лежало.
Ладно. В голове промелькнула одна мысль: проделки Натахи. Ну и без фантазии не обошлось: Таинственный поклонник? Ага, Федор Степанович из первой охранной смены. Медленно приподняв плотную крышку коробки, первое, что я увидела: ткань, белая красивая ткань. Шелк? Сверху небольшой сверток из бумаги цвета шампани. Быстро стянув с него черничную ленту, я развернула его и уставилась в идеально выведенные на нем буквы. «Не хочу больше видеть Вас в этих нелепых футболках. Загляните ко мне после обеда». Что это еще такое? Швырнув на стол бумажку, я принялась, как курица возиться в этой коробке, чтобы не вываливать ее содержимое наружу и не привлекать лишнего внимания Иды. В голове шумело непонимание, сердце стучало оттого же, но еще и от злости. Нелепые футболки значит? А это что? Рубашка? Брюки? Или что-то похожее на то. Только посмотрите, ни одной ниточки, ни одной задоринки и на ощупь приятно. Дорого, наверное. Я взглянула на Идку, которая даже не обращала внимания на мои копошения, затем покосилась на дверь босса. Это ведь он, да? Больше некому. Отчитал меня за внешний вид значит, а теперь одежду подсовывает. Заглянуть после обеда? Зачем? И что вообще такое «заглянуть», словно старый друг на чашку кофе приглашает. Нет, больше никакого кофе в этот кабинет. Вчерашнего хватило. Затолкав все обратно, я прикрыла содержимое крышкой и сунула под стол, плюхнулась в кресло и сложила руки на коленях уставившись в одну точку. Еще мне тут. Да, дело не в футболках даже. Это он что тут высмеивает вообще, покупая мне одежду? Не надену. Даже не подумаю.
— Чего сидишь?
— А? — Я даже немного дернулась от неожиданности, Идка кивнула на короб с документами. — А, да. Работа.
— Все нормально?
— Угу. — Почесав основание хвоста на макушке (всегда давит эта резинка), я схватилась обеими руками за короб. После обеда. А если не приду? Да и вообще. Обязана ли я? Ну, то есть, да он мой начальник и все в этом духе. Блиин.
— Что в коробке-то?
— А?
— Ку-ку, Макаренко, тебе по ушам съездили?
— А, нет, ничего. — Водрузив повыше короб, я быстро смылась из офиса во избежание каких-либо вопросов. А что я должна вообще на это ответить? Босс купил мне одежду для работы? Мне, той самой, которую никогда не видно из-за угла?
Чем ближе время обеда, тем больше я нервничаю, а чем больше я нервничаю, тем больше становлюсь неуклюжей и невнимательной. Пропустить одну ступеньку и чуть не загреметь? Сделано! Сбить с ног школьницу, у которой портфель больше моей коробки? Сделано! Почему я вообще думаю о том, что должна быть там? В офисе. В кабинете начальника. Увольнять меня не за что. Вот и все. В конце концов, моя работа разносить бумажки, а не протирать штаны в кресле. Или я только так думаю. Стараюсь думать, по крайней мере. Будто такая вся уверенная в себе, сильная и независимая. Ага, в это время суток и с этой работой, чувствую себя, как будто только от мамкиной сиськи оторвали, а с мамкой я-то уже пять лет как не живу. Школу окончила и сразу уехала, как только диагноз Егорки подтвердили, меня тут же ветром сдуло деньги зарабатывать. Только вот заработалось немного, на операцию все равно не хватит, и как бы я себя не тешила позитивом, все коту под хвост, хоть под поезд в метро прыгай. Вы спросите, а как же мечты и желания, учеба и все такое, ага. А я все это давно в земельку закопала. Балетную школу, мечты о театре, о Большом, между прочим. Мои мечты давно какашкой утерлись в виде моей второй работенки. Знала бы Инна Георгиевна, чем я занимаюсь, ее бы инфаркт хватанул.
И вот будто мне проблем мало, ненавижу телефоны, хоть я конечно и переоценила свою важность нахождения в офисе, и уж подумала, что с работы звонят, потому что обед-то прошел. А я не пошла. Решила так. Не пойду и все. Но это Настька звонит, моя соседка по квартире. Купить корм для Оболтуса, потому что сама она не накрашенная никуда не пойдет. Без проблем! Вернуть деньги за коммунальные. Вот уже проблемка.
— Возьми во внутреннем кармане моей зимней куртки, сколько я должна.
Да, я оставляю деньги в зимней куртке, чтобы потом когда придет сезон, как бы удивиться и порадоваться находке. И ничего в этом нет дурацкого. Вы сами попробуйте.
Пустую коробку пришлось обратно в офис тащить, потому что последнее время, я слишком часто их выбрасывала, осталось две, а следующая канцелярия придет только через неделю. Когда я вернулась, Идка уже домой намылилась, а часы только пять вечера пробили.
— Рано ты. Подменить?
— Не-а. — Она погримасничала в маленькое зеркальце (называет это гимнастикой, якобы от старости спасает), подвела губы алым блеском. — Босс разрешил уйти. — Ну и ну. Сколько тут работаю, всегда ее подменяла, как бы незаметно. — Кстати сказал, чтобы ты зашла. СРОЧНО.
— Да? — Я как-то покривилась. Думала, забыл уже. — И что ему надо?
— Мне откуда знать. — Подруга пожала плечами и якобы чмокнула меня в обе щеки. — До завтра, Макаренко.
— И тебе пока.
Бросив короб в угол, я осталась стоять на месте, ссутулившись и ждать чего-то. Ладно. Просто нужно войти туда и спросить что ему нужно. А еще вернуть черничную упаковку с одеждой.
Фиг с тобой, индюшара, я иду. Ухватив «подарочек», уверенными шажками, потопала к кабинету всея «Корелл клаб», притормозила у двери, выдохнула, стукнула два раза, как воробышек клювиком правда, но должно быть слышно, клянусь.
— Войдите.
Вот, я же сказала, что слышно было. Ну я и вошла, медленно, словно чего-то опасаясь и вот блин рука зачесалась теперь, нервы. Я едва заметно потерла ее о штаны и прошла вперед, ближе к длинному переговорному столу во главе которого сидел Владислав Романович. Он даже не пошевелился, только просканировал лицо взглядом, затем спустила ниже. Вот тупица. Нелепые футболки, говорите? Теперь я даже не знаю, как это назвать. Потому что до этого меня в моей футболке ничего не смущало, большую часть времени ее прикрывала огромная коробка, с которой я везде носилась. Бинго. Так у меня есть еще одна, правда не такая большая, но сойдет. Я быстро перевернула ее и прижала к груди, и кажется вызвала у босса легкую ухмылку тем самым.
— Присаживайтесь. — Он кивнул на стул напротив, я осторожно выдвинула его и присела, коробку все также держала, прижатой к груди. Начальник немного подался вперед, освобождая себя от легкой расслабленной позы и, сплел меж собой пальцы рук.
— У вас какие-то комплексы? — Внезапно поинтересовался он, глядя на коробку. Я покачала головой в ответ. Слишком быстро. Слишком часто. — Уберите ее.
Я невольно послушалась, как под гипнозом, глядя в эти карие игривые глаза и опустила упаковку чуть ниже, за что получила легкий смешок в ответ.
— Ну же, Кира.
— Вы не хотите это видеть. — Мой голос прозвучал жалко.
— Я уже видел, когда Вы вошли.
Ладно. Резко поставив коробку на стол перед собой, я выпрямилась, пусть смотрит. На мою «нелепую» футболку.
— Странно, что Вы так не считаете.
— Что?
— У Вас красивая грудь.
Святые дети Господни. Мы об этом будем здесь говорить? Я сейчас сдохну от стыда. «Ага, а футболку с этой надписью не сдохла носить» — кто-то прочирикал у меня в голове. Ладно. Несмотря на то, что я согласна с тем, что грудь не главное украшение девушки, но надпись действительно грубовата.
— Я Вас смутил. — Босс довольно улыбнулся и немного прокашлялся, словно тут же захотел тему перевести, а я-то как рада.
— Нет, не смутили.
— Нет?
— Нет. — Я еще сильнее выпрямилась, будто было куда. Хорошо, что хоть позвонки не хрустнули от напряжения.
— Вам не понравилось?
— Хм?
— Одежда, что я купил для Вас, Вы принесли ее обратно.
— А, это. Не в том дело.
— Не подошло? Ида была уверена, что это Ваш размер.
— Ида? — Я уставилась на него.
— Да, мне пришлось ее допросить немного. — Начальник приятно улыбнулся, без оскала и кривой ухмылочки. Идка предательница.
— Если бы мне сказали, что носить форму для курьера также обязательно. Я курьер, Вы же понимаете это?
— Все, кто работает в моем офисе — лицо моей фирмы. Я не хочу, чтобы лицом моей фирмы был лозунг «Не сиськи красят женщину».
Снова о моей футболке. Во рту почему-то пересохло.
— В любом случае. — Я подвинула коробку от себя. — Я не могу это взять.
— Почему?
— Просто не могу.
— У вас есть офисная одежда. Дома? Это итальянский пошив. Мне пришлось три дня его ждать. Не хотите же Вы оскорбить меня своим отказом?
Каков подлец.
— Я.
— Примерьте.
— Эмм. — Тот случай, когда слова заканчиваются.
— Я выйду из кабинета. — Владислав Романович встал и вальяжно в своей манере прошагал к двери. — Позовите, когда будете готовы.
Вот блин. Вот влипла. Вот. Что вообще происходит? Здесь? С этим мужчиной? Это что благотворительность такая? Или он пытается самоутвердиться за счет меня. Хотя куда там еще самоутверждаться.
Ладно. Чего уж там. Это всего лишь одежда. Кусок ткани. Видимо, дорогой ткани. Но какая мне разница, правда? Вот бы не подошло. Хотелось бы. Потому что. Не то, чтобы мне не нравилось, а нравится, даже очень. Ткань нежная, хочется лицом в нее окунуться. Блуза оказалась тоньше, чем я думала, и шире, что как раз хорошо смотрелось с узкими черными брюками, в которые я ее заправила. Зеркала нет, но если посмотреть хоть одним глазком то, сразу можно заметить, что влезла я в это все идеально. Брюки оказались немного укорочены, и я, было, хотела выйти из кабинета и сказать, что мне не подходит — мало, но это наверное, слишком нелепо с моей стороны. Я же не деревенщина там какая-то. А может и она. Но начальнику вообще об этом не надо знать. И почему я думаю о том, что он подумает? Мои балетки оказались странным черным пятном на фоне этого новенького прикида, и я подумала, что стоит их в сторону отставить, чтобы не создавать контраст. А теперь ноги босые. Ну ладно. Пошевелив пальцами, с улыбающимися мне с ногтей Чеширских котов, которых Настька налепила, по моей просьбе, разумеется, я прошлепала на пятках к двери, но открыла ее не сразу. Все еще какая-то неловкость во мне присутствовала. Никогда малознакомые люди не дарили мне ничего, тем более начальство. Тем более человек, который перед своим носом никого никогда не видит, кроме тех дам, которые часто бывают в его офисе. Я конечно и думаю, что это всего-то партнеры, но девчонки, которые тут работают намного дольше, чем я, утверждают иное. Ну и пусть. Только вот, почему, тогда, номер в гостинице не снять для всех этих дел? Или у босса ролевые игры такие? Может, он психопат? Да, не похож, вроде.
Дверь открыть, все-таки пришлось. Избежать маскарада не удастся. Я немного выглянула и босс сразу же обернулся. Сначала моя голова показалась, а потом дверцу пришлось шире распахнуть, чтобы хозяина кабинета впустить. Отойдя в сторону, я пропустила босса вперед, взгляд которого сканировал мое лицо, мне даже некомфортно стало, хотя если подумать, куда еще не комфортней. Владислав Романович вернулся на свое законное место, а я приблизилась к основанию стола, ожидая чего-то, сама не знаю чего. И то, как он разглядывал теперь меня. было что-то неприличное, будто я вишня с торта, даже волосы на руках дыбом встали.
— Я Вас запугал? — Внезапно спросил босс.
— Конкретно Вы, нет.
— Скажите тогда, что Вас напугало?
Я нахмурилась. Либо лицом выдаю все свое нутро, либо он дьявол и прокрался ко мне в голову, и теперь может читать мысли.
— Я не привыкла к подаркам от чужих людей. — Пришлось расправить плечи пошире и даже подбородок приподнять, чтоб уж точно не выглядеть овцой. Не привыкла к подаркам от чужих, особенно от индюшар — начальников, которые в тридцать три с хвостиком (да, я откуда-то знаю его возраст), даже, наверняка, не задумываются о женщине, как о нечто большем, чем ее половые органы.
— Но это не подарок.
— Нет? — Вот теперь я чувствую, как кровь приливает к лицу. Обычно меня трудно смутить, но если честно, то я не очень понимаю всей этой ситуации.
— Нет. — Босс колко улыбнулся и наклонился под стол, что-то оттуда доставая, затем вальяжно прошагал ко мне, а я пока стояла, как вкопанная и пялилась на черные лаковые туфли в его руке. Он подошел так близко, что я оголенными руками почувствовала ткань его пиджака, от соприкосновения с которым волосы на теле заплясали. А я сама даже не пошевелилась, только дыхание задержала, даже сама того не сразу осознав.
— Тогда. Эмм. Сколько я должна Вам?
Мужчина хмыкнул и с легкостью опустил туфли на пол, прямо у моих ног.
— Разве такие подарки дарят женщинам? — Он высок, но почему-то его голос был так близко, что я могла ощущать горячее дыхание у своего уха, и у меня по спине странный холодок пробежался. — Не ходите босая. — Босс отодвинулся, в его глазах черти плясали, и я не могла от них взгляд оторвать, во мне даже какая-то злость возродилась. Но я не могла слишком долго играть в гляделки, пусть думает, что выиграл, потому что испытывать меня на выносливость его взглядов — не лучшая затея. Я посмотрела на черные изящные туфли на невысоком каблуке. Это продолжалось около минуты, и мне больше не хотелось поднимать головы, и я все еще чувствовала на себе, испытывающий мое терпение, взгляд. Господь, со мной ли это происходит? Что я тут делаю? Еще на прошлой неделе этот индюк даже не знал, что есть такая Кира Макаренко, хотя я тут седьмой месяц работаю и даже отпуск не брала.
— Обуйтесь, Кира, это просто туфли. Я знаю, что вы не носите каблук, но мне гарантировали их удобство. Если это не так, подберем новые.
Я подумала какое-то время, прежде чем позволить себе показать наглость в своем тоне, хотя если бы этот человек не был моим начальником, мой тон показался бы совсем обычным. Но, увы, мы на разных уровнях общения, и я знаю свое место.
— Чего Вы от меня хотите, Владислав Романович, говорите прямо.
— Ужин.
— Ужин?
— Да, поужинайте сегодня со мной. — Он легонько улыбнулся, продолжая сверлить меня глазами.
— Нет.
Мужчина вопросительно вскинул брови, но быстро вернул их на место, а я думала, в очередной раз, сделала ли я что-то не так. Нет. Ничего. В мои обязанности это все не входит.
— Вы не поняли, это был не вопрос.
На секундочку я опешила. Всего на одну. Если продолжать стелиться перед ним то, индюшара на шею сядет.
— Но я дала ответ.
Быстрый смешок последовал сразу.
— Мне нравится, что Вы посмелели. Но не слишком вживайтесь в роль, я этого не люблю.
— О чем Вы?
Босс взглянул на часы на левой руке, затем на меня.
— Я закончу через полчаса, поработайте немного. чем Вы там занимаетесь.
— Мой рабочий день закончен.
— Хорошо. Обуйтесь, пожалуйста, это негигиенично.
— Извините, мне пора. — Я быстро схватила балетки и сунула в них ноги, затем потянулась за своей одеждой, оставленной на стуле, но индюшара оказался шустрее, он перехватил шмотки за секунду до того, как я их взяла. Его внушающая фигура возвышалась надо мной и мне хотелось съездить ему по наглой роже, аж уши загорелись от злости.
— Отдайте.
— Вам придется постараться, чтобы это забрать. — Его ухмылка издевалась над моим терпением.
— Чего Вы хотите?
— Я уже сказал.
— Я не могу, мне нужно идти.
Он не касался меня, но стоял так близко, что мне казалось, будто моя кожа сейчас взорвется от напряжения, я даже как-то прогнулась немного назад, чтобы избежать столкновения.
— Вы замужем? — Спрашивает, но знает, что нет, все на лице написано. Я молчу какое-то время. — Дети?
-Нет, но.
— Вот, Вам некуда спешить.
— Кот. У меня голодный кот. — Это правда. Кот, только, не мой, но голодный. Если Настька просит корм купить, значит запасы Оболтуса закончились, а моя соседка не очень предусмотрительна на этот счет.
Мужчина долго смотрел на меня, изучающе, и я думала рассмеется, и может быть он хотел, но не стал, только отшагнул назад, не прерывая зрительного контакта, не выпуская из рук моей одежды, а в следующую секунду он уже быстрым шагом направлялся к большому полупрозрачному синему окну, и когда открыл форточку он просто вышвырнул в нее мою одежду. А я сначала стояла как вкопанная и глазела, рот приоткрыв, но затем рванула навстречу индюшаре.
— Вы. Вы. Да, у меня даже слов нет. А они бы были, ни будь Вы моим начальником. А вообще, знаете что.
— Не стесняйтесь, Кира, скажите, что думаете.
— Вы.. Даже если Вы меня уволите, я, может, конечно, немного расстроюсь, но знайте, что это также будет один из самых лучших дней в моей жизни, потому что мне не придется видеть Ваше самодовольное лицо.
Он постарался скрыть довольную улыбку, но я все равно ее заметила. Нахал.
— Давайте, уверен, Вы хотите сказать что-то еще.
Я выдохнула.
— Хочу. Но не стану, мне все еще нужны деньги, а значит эта работа. Вы выбросили мою одежду!
— Уверен, бездомным она больше подойдет.
Я бы хотела его треснуть, но это слишком. Иногда мои эмоции зашкаливают, как у ребенка, который не может получить то, что он хочет и сильно капризничает. Я не могу позволить себе таких эмоций. Бить никого не стану.
— Вы поставили меня в тупик, я даже одежду не могу вернуть.
— Вы не должны ее возвращать. Считайте это компенсацией.
— И все? Я ничего не должна?
— Ничего.
Кажется, обстановка трансформировалась в нормальную, но я почему-то сомневалась, что это конец. Боюсь, что только начало.
Медленно отступая назад, к выходу, я глазела на то, как Индюшара Романович провожает меня взглядом, он ничего не говорит, но я вижу. «Мы не закончили, Кира». Я ускоряла шаг и по правде хотелось побежать, но не выглядеть еще большей идиоткой, хотелось сильнее.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 15:51

 » Глава 3

Глава 3
— О, Кира, привет, хорошо, что ты раньше, сегодня танцуешь восток, это один из твоих лучших. — У входа в костюмерную меня сразу Алена подрезала, — администратор клуба, миловидная высокая дамочка с грудью четвертого размера. Ей бы на шесте крутиться, тогда все карманы местных «папочек» будут вывернуты. Но это лично мое мнение, потому что, начальство, видимо, считает, что на малявках, вроде меня, срубить можно больше. Я не знаю. Просто делаю свое дело.
— Мм, ладно. Только нужно костюм поискать. — Я уж и забыла, когда в последний раз восток танцевала. Но думаю, тело помнит, а это уже хорошо.
— Только танцуешь в ВИП зале сегодня, может и завтра.
Вот вам и легкая субботка, о которой я с утра подумала. Выспалась, поела нормально, с Оболтусом поиграла, беззаботная жизнь таки, ага не тут-то было. В ВИП зале я танцевала однажды, когда Эвелина внезапно «заболела», на самом деле ее рвало всю ночь, а потом оказалось, что она залетела, но не об этом речь. В ВИПке обычно лучшие танцовщицы, для лучших гостей, а я в обычном зале всегда танцую. Многие девчонки рвутся в ту зону, а я не хочу. Некомфортно мне и все. То смотрит на тебя куча глаз, обычно пьяных и всем на тебя пофиг, а то какие-то важные дядьки приходят и под микроскопом каждое движение отслеживают. У меня хоть и балетная школа за плечами, но я все равно не считаю себя одной из лучших здесь. Все-таки это разные вещи.
— С чего вдруг?
— У нас новенькая, Ксюша, и как назло начальство прикатило, не могу я ее в ВИПку отправить, а тебя да.
— Начальство?
— Угу. Самая крыша.
— Сильно скажется на моей зарплате, если я откажусь? — У меня, знаете ли, уже аллергия на начальство за последние дни. Мало мне с одной работой проблем, так еще и это.
— Это скажется на твоем увольнении. В зале главный будет, просто сделай, как умеешь, и все.
— Вот подстава.
— Выше нос, станцуй, как ты умеешь, на полную мощность, больше от тебя ничего не требуется.
— Он старый?
— Кто?
— Начальник.
— Нет. Но не обольщайся и вообще не смотри на него, когда танцевать будешь.
— У него проблемы с этим?
— У тебя будут, если накосячишь. Иди готовься, и увидишь Лору с Аминой, скажи ко мне пусть зайдут.
— Они тоже в ВИПку?
— Они всегда в ВИПке, давай шуруй отсюда.
— Это издевательство. — Я громко выдохнула и поплелась в костюмерную. Лучший способ меня унизить это — поставить танцевать с Лорой и Аминой, я на их фоне, как тринадцатилетняя.
Все шло по плану, то есть, как обычно и меня это радовало. Алена сказала, что хозяин клуба всего лишь проверяет на что идут его денежки, достойны ли наши задницы этой работы. Признаюсь, было волнительно, особенно танцевать после Амины, экзотической красотки с ногами от ушей. Но в целом, мне было здесь проще, чем таскать коробки по городу и тухнуть в офисе. Здесь я ощущала настоящий воздух, потому что танец это то, для чего я родилась. Мой костюм состоял из длинной юбки с двумя большими разрезами от самых бедер, топа с бахромой и чадры, нахождение которой на моем лице делало меня еще более раскованной, уже секунд через тридцать я и думать позабыла о своих обязательствах, о том, где я, и полностью растворилась в звонкой восточной музыке. В зале был полумрак и вообще казалось, что никого там нет, кроме меня, и я часто пыталась кого-то высмотреть в темноте, хоть Алена и сказала не пялиться на начальника, любопытство играло в свою игру. Когда я закончила последний танец и музыка погасла, в зале раздались громкие одиночные аплодисменты, я видела темный силуэт в тусклом неоновом свете и легкую дымку кальяна или сигары. Быстро поклонившись, я убежала со сцены и вернулась в общий зал (Администратор велела). Мои рабочие часы до трех, поэтому одной ВИПкой отделаться не удалось, но если честно, я не жалуюсь, мне тут нравится, клиенты адекватные, в трусы никто не лезет, разве что только чаевые за резинку засунут, но я привыкла.
Воскресенье предвещало быть тухлым, народ обычно разбегается еще до закрытия, мы отрабатываем свои часы, но денег в чулках или за резинкой трусов, как правило, меньше. Когда я закончила, Алена нашла меня в костюмерной, как раз в тот момент, когда я с силой натирала губы влажной салфеткой, чтобы избавить их от ярко-алого цвета.
— Не переодевайся.
Наши взгляды встретились в зеркале, а я продолжала натирать, размазанную вокруг губ помаду.
— Почему?
— У тебя приват.
Я замерла.
— Знаю, что ты не берешь их, но это не обсуждается.
Не беру. Никогда не брала, но думала об этом всю неделю. Мне нужно пошевелиться с откладыванием денег на операцию Егора, а я еще матери тринадцать тысяч перевела, а значит, в этом месяце придется доложить вдвое больше и урезать расходы, которые почти некуда уже урезать. Я думала о привате больше, чем того хотела, потому что на самом деле понятия не имела о подводных камнях или тому, сколько мне за них заплатят.
— Сколько?
Алена удивленно расплылась в улыбке, очевидно, ожидая, что я устрою протест.
— Договорная.
— Что значит договорная?
— Босс сказал, сам решит, сколько ты стоишь.
— Босс? — Я офигела, ну, правда. Этого мне еще не хватало. — Почему я? Я имею ввиду, ты уверена? — Конечно, меня терзают сомнения. Я вообще-то не уродка, особенно с косметикой на лице, но в очередь за приватом ко мне не выстраиваются.
— Ты у меня спрашиваешь? Он вообще второй день подряд тут, за время моей работы это впервые, а я тут три года, дорогая. Подотри помаду с носа и шуруй.
— Что танцую?
— Что хочешь.
— Восток?
— Это было вчера.
— Я же говорила мне так проще.
Алена выдохнула.
— Тебе пора избавиться от комплексов, деточка.
Сделаю вид, что мимо ушей пропустила.
— Где он?
— Третья ВИПка, пошевеливайся.
Ладно. Всего лишь часть работы. Ничего из того, чего я еще не делала.
Убрав с лица остатки помады, я натянула вчерашний костюм и уставилась на себя в зеркало. Ну, вроде не такая уж тощая, и в клуб, наверное б, не взяли будь скелетом.
Дверь приоткрылась, я, было, вздрогнула, но затем увидела Лору — длинноногую блондинку в костюме чудо-женщины. Она плюхнулась в кресло в углу комнаты и закурила сигарету.
— Приват?
— Угу.
— Ну, с почином тебя.
— Ты ведь давно тут работаешь? — Я обернулась, облокотившись на длинный гримерный столик с большим зеркалом.
— Ага. — Лора крепко затянулась и медленно выпустила шквал дыма, наблюдая за ним.
— Босс наш. Тот, что главный.
— Хмм. Тебя начальство заказало что ли?
— Ну, да. Чего удивляешься? Я хотела спросить. Ну, какой он. Ты видела?
Лора усмехнулась, затушила сигарету о пустую пудреницу и оглядела меня с ног до головы. А у меня почему-то сердце не на месте, так волнуюсь, что руки трясутся, словно перед Господом Богом собираюсь выступать, да простит меня он, в таком наряде. Что это я. Жесть. Дурная башка не в ту сторону уже пошла думать.
— Видела. Нахальный. Самоуверенный. Грубый. Но очень обходительный. — Она двусмысленно улыбнулась и подошла ко мне. — Будь осторожна. — Лора потянула за резинку на моих волосах и длинные волосы шелком разлетелись по плечам, касаясь груди и лопаток.
— Что ты имеешь ввиду? — Я стояла как вкопанная.
— Не смей казаться недотрогой. Зацепит — не отделаешься.
— То есть?
— Ты совсем глупенькая. — Ее голос стал таким же печальными, как и ее взгляд. — Таких дурочек по пальцам сосчитать. Веди себя, как шлюха и, ничего тебе не грозит.
— Ну, спасибо.
— Я ж не в обиду, Кир.
— Сама разберусь.
— Потом спасибо мне скажешь. — Прокричала Лора, когда я уже дверью костюмерной хлопнула, пусть и не специально, но вышло, будто так и есть. Я вообще не из обидчивых, но не люблю, когда гадости говорят, пусть они и не подразумевают что-то на самом деле обидное.
Третья ВИПка самая малая из всех, что тут есть, выглядит просто как небольшая кабинка, хотя может мне кажется, что тут так тесно из-за абсолютной темноты. Я чуть не споткнулась у порога, хорошо, что мой костюм подразумевал босые ноги, иначе летела б я дальше, чем видела, а не видела я ничего. Шла наощупь, если можно так назвать перебирание руками воздуха. Снова споткнулась и ойкнула, когда приземлилась в чьи-то сильные руки. Вот он меня теперь оценит. Во сколько? Такую неуклюжую. А я просто собиралась танцевать, только вот музыку все еще не включили, а теплые властные руки сжимали мою обнаженную талию, я аж сжалась вся, напряглась, как один сплошной оголенный нерв.
— Простите. Мне нужно танцевать. — Я попыталась вырваться, но теплые пальцы сильнее вжались в мою кожу. Я не видела, что происходит вокруг, но прекрасно ощущала. Чье-то тело скользнуло мимо меня, руки переместились чуть ниже, я ощутила дыхание у своего правого уха, и поняла, что мужчина обошел меня сзади. По ощущениям, он был вдвое, а то и втрое больше меня. Дыхание обжигало чувствительную кожу и, вокруг было настолько тихо, что я слышала каждый вздох. Мой. И его. Почему свет погашен? Неужели наш начальник настолько уродлив или стар, что не хочет, чтобы его увидели? Чего он боится? Испугать меня? По ощущениям его рук, он не кажется старым, наоборот. Кожа пальцев мягкая, сила их жесткая и уверенная, как, должно быть, сам хозяин.
— Танцуй. — Низкий шепот, пробравший до дрожи, заставил вздрогнуть. Никто не шептал мне на ухо, в полной темноте, манящим, опьяняющим голосом, дыханием, которое щекочет даже внутри.
— Я.. А как же музыка? — Во рту почему-то пересохло, я постаралась сглотнуть и поняла, насколько громко это вышло, когда мужчина довольно хмыкнул мне на ухо. Его руки скользнули к моему животу, заставив содрогнуться что-то внутри. Нужно перевести тему. Вернуться к танцу. Он не может меня лапать. Не может. Даже если он хозяин этого заведения, даже если моим чертям, которых во мне в помине не существовало, это нравится.
— Танцуй. — Снова повторил мужчина, на этот раз громче и его голос прокрался в какую-то глубь моего сознания, он был таким ярким и, казалось, знакомым. Но это не могло быть так, в моем окружении нет богатеньких владельцев клуба. Я просто перенервничала.
Внезапно музыка ворвалась в кабинку, словно ею управляли с помощью слов или силой мысли. Я закрыла глаза и постаралась настроиться, но эти руки, они мешали не то, что шевелиться, даже думать нормально!
— Вы.. Простите, но Вы мешаете мне работать. — Я вцепилась в его пальцы своими хиленькими ручонками и попыталась расцепить их по очереди. — Я пришла сюда танцевать, но Вы ведь все равно этого не увидите в темноте.
— Мне не нужно тебя видеть. — Шепнул незнакомец. Его хватка ослабла и в следующую секунду, он развернул меня к себе за плечи, будто точно знал, где нужно взять, куда прошептать, даже в полнейшей темноте. Но он не может меня видеть. Это невозможно просто. Да и не в этом дело. Ощущала я себя в угол загнанной овечкой, абсолютно нерешительной размазней, у которой даже дыхалка оказалась паршивой. Меня будто пару километров гоняли по городу туда-сюда. И все от чего? От страха? Тоже мне. Мужиков бояться — в клубе не танцевать. Музыка закончилась, но заиграла новая, та, под которую я вчера не стесняясь исполняла лучший восточный танец, на который только способна. А сейчас-то что? Вообще в темноте я и не то могу.
— Танцуйте же. — Приказ, с выдыханием, просочившийся сквозь мою чадру, едва не коснувшийся губ. Голос до костей пробравший, несмотря на жар, обдавший мое лицо, а до этого ухо и немного основание шеи, у меня мороз по коже пробежался. Я спятила, вот и все. Убежать захотелось, от нахлынувшего волнения и дурацкого предчувствия, но не могла я. Вместо этого просто вытерла вспотевшие ладони о тонкую ткань полупрозрачной юбки с двумя вырезами. Это самый странный танец в моей жизни, самый неловкий, но если я не сделаю этого, то какая из меня танцовщица?
Музыка растворяла меня в себе, и это единственное, что заставляло меня держать себя в руках, когда покачивая бедрами, оголяя ноги до самого основания, кружась в разные стороны и выгибаясь, словно змея только, что сбежавшая из питомника, я случайно задевала человека, стоящего напротив. Мы не видели друг друга, и темнота становилась еще большим проводником для звуков, на которые в обычное время жизни, ты не обращаешь внимания. Учащенное дыхание. Я слышала нас обоих. Потому что настолько близко мы были. И я продолжила танцевать, когда даже оступилась немного и моя спина коснулась горячей твердой груди. Даже сквозь одежду я ощущала это. Словно дикое животное заперли в клетке. Я попыталась отстраниться, но грубая рука сжала мое бедро, а затем медленно начала опускаться вниз, по внутренней ее части, я почти задохнулась. Господь всемогущий! И музыка как назло не заканчивалась, словно на вечном репите была. Внезапно в голове голос Лоры прозвучал: «Веди себя, как шлюха.». Что она имела ввиду? Я должна предложить себя ему? Нет, это слишком. Остановить танец, пока чья-то рука сминает внутреннюю часть моего бедра, я не могла, слишком опасно, для мозга, для тела, для всего. поэтому я просто продолжала двигаться, извиваясь, в своей манере. Только теперь мое тело было плотно прижато к мужчине, я ощущала его жар, даже через ткань рубашки, это определенно пробуждало во мне что-то, чего я не знала раньше, но также сильно это пугало меня. Я молилась, чтобы эта музыка побыстрее уже закончилась и, я смогла скрыться в тени, также, как и вошла в нее. Я двигалась медленно и осторожно, но слишком близко я была к запретному и слишком часто мои бедра вырисовывали знак бесконечности вокруг своей оси, задевая чужое тело. Рука на бедре сжалась сильнее, я ахнула от этого резкого движения и оттого, как сильно я оказалась прижата к тому, кто по ощущениям смог бы смять меня, как фантик от конфеты.
— Не испытывайте меня. — Голос получился сжатым и надрывистым, но я распознала в нем нотки приказа и даже какой-то угрозы, а также, Господом клянусь, я уже слышала его прежде. Только где.
— Я ничего такого не делала.
Он хмыкнул, совсем где-то близко, затем его рука мягко скользнула по изгибу моей шеи, по предплечью, вызывая волну мурашек. Прикосновение было легким, как перо, и каждый бы на это отреагировал, к тому же, я же сказала, что кожа у меня чувствительная. В любом случае, расслабляться было лишним. Этот нахал резко схватил мою руку и прижал к чему-то твердому и горячему, по ощущениям. Мать моя женщина!
— Вы сделали это.
— Что Вы себе позволяете? — Я шарахнулась в сторону, как ошпаренная кипятком, а оно так почти и было! Это. Даже ни в какие рамки не входит.
Послышались легкие шаги и, я выставила руки вперед.
— На минуточку. Я не проституткой здесь работаю. Так что, не подходите.
Я пятилась назад, стараясь вспомнить с какой стороны выход, еще же нужно наощупь выбраться отсюда. Вот, влипла теперь.
— Не подходите. — Снова, на этот раз уже более жалким голоском пробормотала я, отдаляясь все дальше и дальше, пока не уперлась в стену. Шаги мужчины стихли и, воздух рядом стал раскаленным. Ничего не видя, я будто овладела какими-то новыми способностями, чувствовать на расстоянии, чувствовать все обостренно. Я вжалась в стену, когда щекочущий горячий воздух вновь прокатился по моей коже, сквозь ухо, куда-то в основание мозга, в ту часть, где кнопка: «выключить».
— Выход справа от Вас. — Игриво шепнул голос и, я дернулась, от неожиданности, нахальства, от смеха, пробуждающего что-то, от чего хочется ногами по полу затопотать. Да, что он позволяет! Вот те на! Одной работы чуть не лишилась. А вторая? Божье наказание какое-то.
Из комнаты, все же, вышла, я бы сказала, выбежала. Нервная, вспотевшая и злая отчего-то. Резкий свет сразу ударил в глаза и немного проморгавшись, я помчалась в костюмерную, где, кстати, уже минут через пять меня Алена настигла. Она стояла в проходе, сложив руки на груди и пялилась, пока я втюхивалась в джинсы, словно ждала от меня чего-то. Объяснений, может? Даже не собираюсь.
— Ты что отсосала ему? — После долгого молчания, взять и вот так вот спросить. Ну что за человек! Мои брови сразу вверх поплыли. — Ну что глазеешь, Макаренко?
— Если он так сказал. Я.
— Не сказал, но ясно дал понять, что вернется снова. Какого черта, Кира? — Она перешла на шепот. — Нам, конечно, всем очень хорошо, когда начальство счастливо, но ходить на цырлах перед ним все выходные, как-то не по приколу. Он раз в полгода раньше приезжал.
— Я ничего не сделала.
— Узнай получше, что все-таки это было и больше так не делай.
— Сколько. Сколько он заплатил? — Да, этот вопрос, как ни мелочно бы прозвучало, интересовал больше всего. Если он вообще заплатил.
— Сказал, что расплатится с тобой лично. В следующий раз.
Вот и приплыли. У меня чуть глаза не выкатились на пол и уши вспыхнули. Напасть какая-то. Точно.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 16:05

alexandra-p писал(а):
С новой темой!wo Flowers


Спасибо, добро пожаловать!))
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 16:53

Nimeria писал(а):
С новой темой! rose


Спасибо! tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 16:53

Larietta писал(а):
Примите в читатели.

Добро пожаловать, надеюсь Вам понравится tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Мальвинка Маг Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 29.09.2016
Сообщения: 4901
>27 Авг 2018 18:17

Юля , поздравляю с открытием новой темы !
Вдохновения , лёгкого перышка и побольше активных читателей . Wink
Присоединяюсь . Ok
Кира , явно имеет заниженную самооценку . Вроде не глупая девочка , должна понимать , что не все мужчины одинаковы и у каждого разные вкусы .
Владислав Романович оценил ее по достоинству и в клубе и в своей конторе . Но , что же будет дальше ?
_________________

За подарок авочки Благодарю Сеню (June ).
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 19:10

[quote="Мальвинка Маг"]Юля , поздравляю с открытием новой темы ! [url=http://smayliki.ru/smilie-1177121415.html]
Спасибо большое tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 19:13

 » Глава 4

Глава 4
И напасть не приходит одна, и это я не о том, что в Понедельник, я как обычно, словно огурец из банки, после смены в клубе. И вот уж странно, но спустя неделю, я теперь удивлена, что Натаха к нам заглянула, а раньше бы удивилась, почему это ее нет.
Идка сидела, откинувшись на спинку кресла и почти не моргала, глядя в потолок.
— Эй, привет, предательница. Что тут такое происходит? — Это я имела ввиду шум в кабинете начальства и Натаху, прилипшую ухом к двери кабинета Владислава Романовича.
— Это с восьми утра продолжается. Работать невозможно. Подожди, как ты меня назвала?
Она выпрямилась и уставилась на меня.
— Да так. А кто там орет?
Раскат мужских голосов было слышно от самого лифта. Начальство в гневе. Ухх, интересно на кого срывается?
— Ты назвала меня предательницей, Макаренко.
— Ты сказала боссу размер моей одежды, что еще ты ему рассказала? — Я наклонилась и перешла на шепот, потому что уши Наташи Грошевской, которая уже шагала в мою сторону, могут слышать тебя даже с Марса.
— Он спросил, я сказала. Не вижу проблемы. — Идка пожала плечами и снова откинулась в кресле.
— Привет, мышонок. — Ядовито пропела Натаха. Это должно было меня зацепить? Я улыбнулась.
— Скрепки закончились?
— Гадина.
Голоса в кабинете стихли и мы все втроем замерли, когда дверь начальника открылась и, оттуда вышел высокий брюнет с полным бардаком на голове и такой уверенной походкой, словно у себя по дому расхаживает. Наши взгляды на мой страх и ужас встретились. Что он тут делает? Неужто, пришел меня искать, ну, чтобы за тот случай, когда я споткнулась о дверцу его машины, спросить. Вот дура, сказала, где работаю. А ему теперь и не докажешь, что сам виноват, нечего своими «крыльями» размахивать там, где люди ходят. Странная штука психология мозга, вот увидела парня на богатой тачке и все, ярлык «БогатО до неприличия» присобачен, но выглядит-то, как студент ей-Богу, если бы не уверенная походочка, взгляд на миллион долларов и ухмылочка «Ну, приветики». Да и джинсы видно, что не с рынка и футболка, наверное, фирменная. Ботинки высокие кожаные, должно быть, тяжелые. В дверях уже Владислав Романович нарисовался — краем глаза заметила, а я продолжала виновато моргать, глядя на незнакомца. Кранты мне, кранты мне. Я вжалась сильнее в стул и едва заметно (надеюсь), откатилась назад, чтобы, как обычно спрятаться за стопкой бумаг. Почему к начальству пошел, кретин? Теперь меня уволят? Наверное, тоже важная птица, которой пигалица «крыло» помяла. А вот и не мяла я ничего, пусть докажет.
Он ухмылялся мне пока шел, и сканировал мое, наверняка, перекошенное от ужаса лицо. На первый взгляд, показалось, будто он тоже удивлен был меня увидеть, но затем ясно дал понять, что знал, как меня найти. А девки в это время тоже на меня таращились, и показалось, будто гордый павлин хотел остановиться у моего стола, пока не послышался озлобленный рык со стороны кабинета босса, я чуть не подпрыгнула, отчего знакомый незнакомец даже усмешкой меня наградил перед тем, как за дверью офиса скрыться.
— Наталья! Вы плохо расслышали на прошлой неделе? Или скрепки закончились? Я могу еще заказать. — А это что касается того самого рыка начальства. И что? Скрепки? Ну, вот те на. Кажется, Натаху теперь тоже перекосило, будто целый лимон без сахара сожрала. Ее взгляд заметался по всем нам, после чего она тихо извинилась и скрылась за дверью. Мне даже жаль ее стало. Я никогда за все полгода (пусть не много), не слышала, чтобы наш босс вообще на кого-либо кричал, или его ноздри раздувались от злости или Натаха была на грани разреветься.
— Кира, зайдите ко мне. — Он постарался смягчить тон, мне так показалось, но я все равно ощутила на себе сквозняк, пробирающийся по позвоночнику, от серьезности индюшиного тона.
— Я?
— Да. Сейчас. — Он скрылся за дверью, оставив ее приоткрытой, а я уже начала придумывать отговорки, чтобы поскорее смыться. Мол работы много, надо ведь еще короб собрать, рассортировать все по датам и местам назначения, чтобы потом не ковыряться в документах и не искать на дне то, что должно лежать сверху. Идка проводила меня настороженным взглядом, пока я натирала ладони о темные узкие джинсы.
Войдя в кабинет, я тихонько прикрыла за собой дверь и словно прилипла возле нее. Босс мельтешил у окна, затем повернулся ко мне и глазел с минуту. Лицо его говорило только об одном: вулкан готов к извержению.
— Мне бы работать идти. — Промямлила я, нервно затягивая резинку на волосах, потуже.
— Вы сегодня все разом решили мое терпение испытать?
— Не понимаю.
Босс прошагал к своему столу и медленно опустился в кресло, не сводя с меня взгляда. Злость на его лице все еще не отступала, но мне было заметно, как он старается, правда. Интересно, о чем они спорили с тем парнем, не из-за того же, что я в его машину врезалась?
— Что на Вас надето, Кира?
Жар хлынул к лицу. Вот оно что. А что на мне надето? Темные джинсы — выбирала из того, что есть, самые невзрачные, как и положено для офиса, и испачкать сложнее. Футболка. Обычная. Белая. Ну, совсем обычная, если только желтого слоненка с левой груди убрать. Повторюсь: для меня ничего необычного.
— Я старалась.
— Вы старались? У Вас плохо со слухом или с головой?
А вот этот разговор мне уже совсем не нравился.
— Знаете что. Может, это моя единственная радость в жизни? А вы ее забрать хотите.
Владислав Романович протяжно выдохнул, после чего, его тон показался не таким резким, как до этого.
— Где Ваша форма?
— Дома.
— Дома. — Повторил он и фыркнул себе под нос. — Вы самый беспечный человек, которого я встречал, Кира. — Знал бы, как ошибается насчет моей беспечности. Может, мои футболки и делают из меня дурашку, но все, чем я занимаюсь, любая работа за которую берусь, выполняется ответственно настолько, насколько я это могу сделать ради Егорки. Его мышечной атрофии уже ничего не поможет, кроме дорогостоящей операции для поддержания мышц, и это даже не поставит его на ноги, но немного жизнь облегчит и возможно продлит. Я на это и надеюсь, копя деньги. Да и выбора у меня особо нет, диагностика проведена, операция назначена на декабрь, только вот первый взнос мы так и не оплатили.
— Но, возможно, поэтому Вы мне и нравитесь.
Вот и приехали. Я точно глухая или с головой плохо.
— Простите, мне нужно работать.
— Мое предложение все еще в силе.
— Какое?
— Ужин. Вы поужинаете со мной, Кира? Сегодня.
Я немного замялась. Вот настырный. И чего ему надо? Увольнять не увольняет. И что делал тот тип у него в кабинете? Может, если я таки соглашусь на это подозрительное приглашение, мне удастся разузнать хоть что-то? Ну и, на крайний случай, отвязаться от начальника. Все равно со мной ловить нечего. Светских бесед я не веду, одеваюсь, как подросток, спотыкаюсь о собственную тень. Этот ужин поставит жирную точку. Вот и все. Я снова стану незаметной Кирой Макаренко, чье имя забудется уже через пару дней.
— Так это вопрос?
— Теперь это вопрос.
Я не хотела улыбаться, но все равно, во мне заиграл маленький «таракашка-победитель».
— Тогда, я поужинаю с Вами.
И вот теперь вместо того, чтобы сосредоточиться на работе и этой дурацкой коробке, которая постоянно соскальзывала с рук и норовила упасть, я терзала себя мыслями об этом УЖИНЕ. Куда мы пойдем? Зачем? Я даже думала о том, что буду заказывать. А, может, вовсе ничего, даже если буду очень сильно голодная. О чем я должна с ним говорить? И как я вообще, обычная смертная, оказалась, приглашенной на ужин боссом, который вопреки всем моральным устоям умудряется по две женщины в день в свой кабинет приводить. И долго-долго там с ними разговаривать. Это мне Идка все рассказала, а раньше еще и Натаха, иногда я сама видела. А в пятницу никого вроде не было, тоже Идка на ушко шепнула. Только вот на что мне это все надо?! Не надо, нисколечко!
Я — не я, если не сделаю по-своему. И думала рискованно и думала, откажется. Но разве это мои проблемы? Не я на ужин просилась. Да, и глядя на свой прикид, только одно место на ум приходит. И вообще мне так комфортней, а индюшара в костюме пусть тухнет в ресторане быстрого питания. Не мои проблемы! Зато я точно знала, что это мне по карману. Ну, мало ли, вдруг каждый за себя, а? И что на меня никто косо не посмотрит в ресторане или куда меня там начальник хотел отвести.
Идка уже домой собралась, время-то рабочее закончено, как и мое, а я сидела, кусая губы, в кресле крутилась и таращилась в одну точку.
— А ты чего сидишь? — Звук захлопывающей пудреницы, заставил меня очухаться и, даже на ходу сочинить отмазку.
— А, да, ключи дома забыла, Настька только через час вернется, решила тут подождать.
— Мм.. Ладно, удачи, Макаренко, до завтра.
— Ага, и тебе.
Может тоже свалить, а? Нет, не вариант. Завтра ведь мне все равно придется сюда идти. Поздно уж теперь назад пятками, а убегать так вообще стыдно. Пока я мысли в голове перебирала, босс уже тут как тут возвышался над моим столиком. Злость ушла с лица, а вот вид остался прежним: деловитый, вылизанный и костюмчик отлично сидит. Эх, не зря Натаха вздыхала при каждом его выходе. Шикарно, чего греха таить. Только не всем по зубам. Не мне, точно.
— Кира. Идемте.
Не забыл. Не передумал.
Плелась я сзади, как зайка, которого бросила хозяйка, почти вприпрыжку, но намеренно отставая, чтобы внимание не привлекать, потому что здание офиса еще кишит народом. А босс частенько останавливался и поглядывал на меня мрачно, а затем вовсе стал идти медленнее, а я в свою очередь еще медленнее, пока не врезалась в гору, вероятно, накаченных мышц.
— Простите. — Усмехнулась, как дурочка, а остановившийся внезапно начальник уставился на меня сверху вниз.
— В чем проблема, Кира?
— Может. Может Вы пойдете первым, а я после спущусь?
Он нахмурился.
— У Вас какие-то проблемы?
— Пойдут слухи.
— Вам есть до них дело? Мне нет. Идите рядом, и все. — Мы смотрели друг на друга в течение нескольких секунд, затем я не очень решительно кивнула и устроилась по левую сторону босса, чтобы не привлекать внимание других работников.
— До свидания, Владислав Романович. — Вторил каждый встречный, девушки кокетливо улыбались, а мужчины коротко кивали и, все они потом смотрели на меня. Кошмар какой. Мне конечно пофиг на то, что думают о моих шмотках, я из тех, кто говорит «Не нравится — не смотрите», но все же настрой мой реалистичен, я — никто на фоне своего босса, здесь я серая мышь и чувствую себя также, чего не могу о клубе сказать. Конечно, никто из офиса не знает, чем я по ночам в выходные занимаюсь, но это не значит, что я стесняюсь или что-то еще, это просто другая часть моей жизни. И может кто-то подумает или даже скажет, что это не презентабельно, сочтет меня проституткой, раз я по ночам танцую, все это совершенно обратная сторона реалии. Когда я танцую, неважно где, неважно когда, весь остальной мир перестает существовать, стоит только глаза закрыть, услышать музыку, которая уносит тебя на своих волнах. Так что ценю я свою ночную работенку не только за деньги, но и за свободу в душе, которую она мне дает. Правда, мой хореограф не оценил бы новых увлечений, старой закалки женщина.
Вот и здание офиса покинули, вот и взгляды закончились и вот-вот даже уши перестанут гореть. Мы остановились у выезда подземной парковки и меньше, чем через минуту к нам белый блестящий массивный автомобиль подкатил с тремя большими буквами на бампере «AMG», из него вышел молодой парнишка лет двадцати, поздоровался и передал боссу ключи. Почему-то именно на такой машине я его и представляла. Хотя, вру. Ни на какой не представляла. Вообще в машинах не разбираюсь, но кажется, она ему подходит. Большая, внушающая уверенность, вылизанная до блеска, ни единой царапинки и цвет хороший. Теперь буду думать, что по машине можно и хозяина распознать. Например, та великолепная черная «малышка», в которую я на днях влетела со слепа — полное отражение ее хозяина, а я, даже, об этом не подумала раньше. Если бы попросили охарактеризовать ту машину, как человека, я бы назвала ее дерзкой, даже немного наглой, властной, умопомрачительной, загадочной. Вот только не подумайте, что я о хозяине такого мнения. Нет уж. Это просто черная машина, и всего-то, а эта, в которую я свой тощий зад усаживаю — белая, в конце концов, это просто машина.
И да, босс согласился на мое сумасшедшее, по его мнению, предложение поужинать в ресторане быстрого питания. Не нравится — езжай в свои дорогие ресторанчики один. Я думаю, он это и без слов понял.
Ресторан был погружен в тишину, несмотря на то, что был вечер и кассы должны были быть переполнены людьми, но этого не происходило. Видимо, в элитном районе, среди офисных высоток и квартир с панорамными окнами, такие заведения не пользуются спросом. Ну, и ладно.
Мы выбрали столик у окна с красными угловыми диванами, предварительно я взяла меню, и когда поняла, что босс не совсем понимает, что находится в ресторане, где нет официантов, я протянула ему меню тоже. Он долго смотрел в него, его взгляд иногда пробегался по моему лицу и, я это знала, несмотря на то, что делала вид, будто тоже долго выбираю. «Ну, давай, не будь индюшарой.» — Хотелось мне сказать.
В конце концов, я выбрала грибной суп и два кусочка обжаренной говядины, начальник остановился на том же самом, и если говядину он еще и поковырял вилкой, то к супу в пластиковой тарелке даже не притронулся. Я старалась делать вид, что не замечаю того, как притворно Владислав Романович пытается дать понять, что все нормально. «Я в своей тарелке, все круто, мясо вкусное, суп тоже». Но потом я все же спросила:
— Не так Вы себе все представляли?
Уголки его губ приподнялись.
— Я рад, что Вам здесь нравится, но в следующий раз место выбираю я.
Я чуть не подавилась этим мизерным куском говядины и хорошо, что хоть ладонь ко рту подставила, иначе он бы просто вылетел. Это отвратительно. У меня даже лицо вспыхнуло от мысли об этом. Следующий раз? Это какая-то альтернативная вселенная или я попросту спятила.
— Я снова Вас смутил. — Его улыбка на этот раз коснулась и уголков его карих глаз, которые превосходно оттеняли карамельные волосы.
Я медленно убрала руку от лица и стала проглатывать мясо, почти не пережевывая его.
— Я хотел принести извинения за то, что выбросил Вашу одежду в окно, но я вижу, что у Вас много других замечательных футболок.
Он играл со мной взглядом, только в какую игру, мне было непонятно. Я лишь продолжала смотреть и искать во всем этом подвох.
— Но теперь Вы не хотите? И пригласили меня на ужин, чтобы сгладить ситуацию, потому что ваше. Эго. Не позволяет Вам.
— Кира. — Перебил он и хорошо, что я не договорила. Слова иногда прямо-таки льются из меня без спросу. — Это было неразумно и, я приношу свои извинения. Я не поэтому Вас пригласил. Лучше расскажите, чем Вы занимаетесь, помимо того, что работаете в моем офисе.
Хорошо, что тема плавно перекатилась в другое русло, но рассказывать о себе не то, чтобы я не собиралась, мне было нечего.
— У меня скучная жизнь, Владислав Романович.
— И все же.
Я вздохнула.
— По вечерам я обычно дома, ухаживаю за котом, который даже не мой, смотрю телевизор, перед сном люблю почитать под тихую музыку. — Ага, а еще по выходным танцую в ночном клубе. Но об этом ему знать не обязательно.
— Какую музыку предпочитаете?
— Любую. Да, абсолютно любую. — Я подалась немного вперед. — Почему Вы делаете вид, будто Вам интересно?
— Но мне интересно. — Он слегка пожал широкими плечами, я снова откинулась на спинку диванчика и уставилась в окно. — Родители? Вы не живете с ними?
Воспоминание о родителях кольнуло где-то под ребрами.
— Мне двадцать три, Владислав Романович. Живу с подругой, отец умер восемь лет назад, мать занимается воспитанием младшего брата. Это допрос?
Мужчина молча смотрел на меня. С интересом. И даже с каким-то. Сожалением?
— Вот только не надо меня жалеть, Владислав Романович.
Одна его бровь на мгновение приподнялась в удивлении.
— Вы совершенно неправильно меня поняли, Кира. И. Можете называть меня Влад.
Я насупилась.
— Нет, не могу.
Кажется, мужчина снова удивился.
— Мне было бы приятно, если бы Вы это сделали. Простите, если чем-то расстроил.
Мне показался он искренним в этот момент, не смотрел больше так, словно играл со мной, и мне вдруг даже стало стыдно, что я так резко поддалась эмоциям и вскипятилась.
— Простите, что поставила Вас в неловкое положение, приведя сюда.
Босс одарил меня улыбкой и взглянул на свою тарелку, затем наколол на вилку кусочек мяса и закинул в рот.
— А знаете, это неплохо. Наталья снова Вам докучает?
Теперь я тоже улыбалась.
— Не могу поверить, что Вы заказали ту коробку. Как Вы узнали?
— Я могу намеренно не замечать многие вещи, Кира, но я не слепой. Единственное, чего я не понимал, как долго ВЫ намерены с этим мириться.
Я фыркнула.
— Будто Вы вообще знали о моем существовании.
— Я же сказал, что не слепой, к тому же, Вас сложно не заметить. — Уголок его губ приподнялся и, я протяжно вздохнула, хотя знала, что это было лишним, ведь понятно о чем речь.
— Снова будете ругать мои футболки.
— Я не о футболках говорю.
Я застыла на какое-то время, и во рту отчего-то резко пересохло, даже сглотнуть не получилось. Зараза какая-то.
— Схожу за водой. — Когда я встала, босс тут же поймал меня за руку и одним взглядом, заставил сесть обратно. Он как-то странно улыбнулся, словно продолжал удивляться чему-то, изучая меня.
— Я позабочусь об этом. Чего Вы хотите?
— Эмм. — Я пожала плечами. — На Ваш вкус, только не газировку.
Вернулся он довольно быстро и протянул мне большой стакан холодного фруктового чая, себе взял такой же. Мы еще недолго сидели, я всячески делала вид, что мне не интересно знать вообще ничего о нем, потому что он предлагал задавать вопросы, я отказалась. Чем меньше знаю, тем лучше. Конечно, в голове крутились любопытные чертики. Был женат? Дети есть? А еще, внезапно те странные женские фигурки в голове всплыли и тот брюнет, с которым мы встретились дважды, чисто случайно. Я все еще надеюсь, что второй раз был случайностью, как и первый. Порывалась спросить, кто он, но не решилась, подумала: не мое дело. Если им было о чем спорить, значит, они не первый день знакомы, и я тут вообще не при чем.
А еще мне пришлось назвать свой адрес, так как босс настоял на том, чтобы отвезти меня домой. До квартиры проводить не разрешила. Еще мне не хватало, мало того, что уснула в машине и проснулась от касания теплой руки к моему лицу, и даже не сразу сообразила, где нахожусь и, кто меня трогает вообще, но потом проморгалась и подорвалась в вертикальное положение, осознав всю нелепость происходящего. Открыв дверь, я поняла, что начальник тоже вышел из машины, он, вероятно, провожал меня взглядом, и я убедилась в этом, когда остановилась уже перед входом в подъезд.
— Хорошего вечера, Кира.
— Спасибо. — Промямлила я, и даже не уверена, услышал ли он вообще.
Это был самый странный вечер в моей жизни, я ощущала себя какой-то дикой девочкой, которую впервые позвали на свидание, а это даже не свиданием было. Конечно, нет. Какие глупости. Как мне такое в голову приходит?
Но это было на тот момент, потому что я и не подозревала, в какую пучину странностей меня занесет, как повернется моя жизнь уже на следующий день.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 19:53

[quote="танюша-нюша"]С новой темой,дорогие авторы.
Спасибо! Надеюсь Вам понравится))
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 19:54

ФАТ писал(а):
Жду продолжения.Вдохновения и легкого пера автору.

Спасибо tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 20:21

Разумеется tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 21:45

[quote="пирожкова катюня"]Примите в читатели.
Добрый вечер, рада, что заглянули))
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Юлия Динэра Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 01.10.2017
Сообщения: 386
Откуда: Россия
>27 Авг 2018 22:23

Saidka писал(а):
Flowers как всегда в читателях))) вдохновения вам и муза))

Спасибо! Буду рада, если понравится))
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>20 Янв 2020 4:43

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете проголосовать за нововведения на сайте и форуме, а также предложить собственные и получить за это бонусные найсы Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Свои любимые десерты отправь Сладкой Королеве!


Нам понравилось:

В теме «Выставка работ наших фотошоперов»: Аватарка: 150*150px 38Кб. Подпись: 450*150px 103Кб. Цена загрузки: ~110N Свободная цена: от 150 найсов. ПРОДАНО! читать

В блоге автора Esmerald: Коллажи для ролевых игр

В журнале «Королевство грез»: С Рождеством, Кэролайн!
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP » Ты мой трофей (СЛР, 18+) [23690] № ... 1 2 3 ... 10 11 12  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение