Хроники Смутного Времени. Часть 1 (фанфик по Максу Фраю)

Ответить  На главную » Наше » Фанфики

Навигатор по разделу  •  Фанфики в блогах  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Конкурсы  •  VIP

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>30 Июл 2020 10:08

 » Хроники Смутного Времени. Часть 1 (фанфик по Максу Фраю)  [ Завершено ]



Название: Хроники Смутного Времени. Часть 1. Неуязвимые
Жанр: Фанфик по "Хроникам Ехо" Макса Фрая
Рейтинг: G

Еще никогда Мир не был так близко к своей окончательной гибели, как в конце Эпохи Орденов. Так стоит ли винить Орден Семилистника, что Кодекс Хрембера пишется кровью лучших магов Соединенного Королевства. Ведь каждый выживает как может: идет война всех против всех. Слишком много личного могущества, слишком мало дисциплины, слишком велико истощение Сердца Мира. Сможет ли горстка здравомыслящих колдунов противостоять надвигающейся катастрофе? Как поделят власть два непримиримых союзника Гуриг Седьмой и Нуфлин Мони Мах? Как они справятся с собственными карательными отрядами боевых магов, которые десятилетиями уничтожали врагов Ордена Семилистника, а в конце войны вышли из-под контроля? И как среди этой кровавой бойни выжить тем, кто не умеет пользоваться магией?

  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Toiven)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: yafor; Toiven; Дата последней модерации: -

Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>31 Июл 2020 8:55

 » Пролог

Пролог. Тиндуф Эз Завия


Всё когда-нибудь происходит впервые. Вот и сейчас маленький Тиндуф играм в саду предпочёл укромное место за тяжелыми драпировками дорогого куманского шелка. Разговор в гостиной показался ему гораздо интереснее, чем погоня за красноперыми небками в зарослях душистой эсгевы. В узкую щёлку между портьерами Тин завороженно разглядывал необычного гостя. Прибывший на черном амобилере, в перламутровом лоохи, он разительно отличался от остальных отцовских дружков, с неотвратимой периодичностью заполнявших их старинный особняк на самой окраине Ехо. Но как бы ни удивителен был вид гостя, беседа была во много дюжин раз любопытнее. Перламутровый господин говорил с отцом о нём, малыше Тине, и разговор поверг его в отчаяние. Безуспешно пытаясь сдержать слёзы, Тиндуф закусывал губы, чтобы не зареветь во весь голос. Услышанное было катастрофой, а помощи ждать не приходилось.
- Ты говоришь, совершенно неспособен? - спрашивал гость у Тефе Эз Завия, своего старого друга по учебе в Высокой школе Холоми. Тот обреченно и грустно кивал, щедрой рукой подливая семракский флофф в стоявшую перед ним кружку с камрой. Гость заинтересованно принюхивался к содержимому своей кружки, но пробовать не торопился.
- Ну хоть что-нибудь он может? - продолжал он. - Хотя бы разговаривать с помощью безмолвной речи или..., - гость замялся, вспоминая самые элементарные умения, осваивать которые дети обычно начинают с первых лет своей жизни. Вспомнить было нелегко. Старший магистр Ордена Стола на Пустоши сэр Арима Тпиг своих детей не имел, собственное детство, за давностью лет, напрочь забыл, а в Орден откровенных бездарей отродясь не принимали.
- Да ты не понимаешь, - с неожиданной яростью в голосе отозвался Тефе. - Дело не в неумении, а в чём-то совершенно другом. Он не видит. Совершенно. Ну, то есть, он не слепой, - продолжал он в ответ на вопросительный взгляд собеседника, - просто он не видит очевиднейших вещей. Я могу превратить воду в огонь, к примеру, или соорудить во дворе ледяной дворец, а если его спросить, что он видит, он скажет «ничего». Вернее, раньше он так говорил, а сейчас просто молчит, потому что я невероятно расстраиваюсь и он это чувствует, бедный малыш. - Тефе горестно покачал головой.
- Да, странно, - отозвался сэр Арима. - Бездарей в Соединенном Королевстве хватает, конечно, но не до такой степени, чтобы не видеть магию. А позови-ка своего сына, я тут кое-что вспомнил, но должен посмотреть сам... Ты куда? - удивленно спросил он Тефе. - Ты не можешь его позвать безмолвной речью... ну да, конечно, иди ищи своего парнишку, - гость откинулся на спинку кресла и наконец-то решил попробовать хозяйской камры.

Тиндуф пулей вылетел из своего уголка и выбежал в сад. Значит, правы были его братья, когда дразнили Тина «дурачком» и «тухлой пумбой», если даже отец признаёт его никчёмным бездарем. А он так мечтал, что поступит в какой-нибудь крутой Орден. Тин оглушительно заревел, колотя руками и ногами о мягкую красноватую землю в зарослях эсгевы. Здесь его и нашел отец, ориентируясь скорее по звуку, чем благодаря магическим способностям: даже своему старинному другу Тефе не решился признаться, что и сам не может увидеть след собственного сына.
- Ты чего, малыш? - растерянно спросил отец, поднимая рыдающего мальчика. - Кто тебя обидел?
- Ёмица укусила, - всхлипывая, отозвался тот. Вертлявая ёмица, действительно, цапнула его часом раньше, так что откровенным враньём его ответ нельзя было назвать. Другое дело, что обычно на такие глупости Тиндуф не обращал никакого внимания, взрослым не жаловался, а полученные ранки зализывал как горная лисица.
- Ну, ёмица... это сущие пустяки, - бормотал отец, вытирая слезы и сопли сына полой своего лоохи. - Пойдем в гостиную, познакомишься с настоящим Старшим Магистром.
Тин уже успокоился, дал себе обещание обязательно научиться таинственным умениям, которые все вокруг называли магией, и бодро зашагал за отцом.
Дальше все сложилось великолепно. На столе уже дымился сладкий хлурр с лесными плодами, перламутровый господин ласково поприветствовал Тина, задал несколько незначительных вопросов, сдержанно похвалил его сообразительность, и мальчика отослали в детскую со здоровенным куском лакомства в качестве поощрения.

- Н-да, - только и произнес сэр Арима, когда закрылась дверь. - Возвращай мебель на место, старина. Наши фокусы и правда не работают. - Он задумчиво отхлебнул камры, пока хозяин дома вытряхивал из горсти предметы обстановки. - И небо у него серое, а не зеленое... И исчезнувший у нас на глазах старинный шкаф, оказывается, уже давно здесь не стоит. А Хуфуфа он не видит совсем.
Услышав свое имя, огненно-рыжий мохнатый пёс отчаянно застучал хвостом о пол. Тефе сердито топнул на него, и тот выскочил в распахнутое окно.
- Вот как он будет жить, в такие-то времена? - запричитал отец. Щедро налитый флофф наконец-то сделал свое семракское дело, и Тефе совсем раскис. - Никакой орден не возьмёт его под свою защиту, а я не всесилен. Да и не вечен.
Гость, поджав губы, казалось, о чём-то напряженно раздумывал. Наконец он встал, хрустнул суставами, потягиваясь, и решительно положил руку на плечо друга.
- Так и быть, помогу тебе, дружище. Это, конечно, страшная тайна. Хотя, в нее мало кто и верит.
Тефе с надеждой приподнял голову.
- Некий чрезвычайно могущественный Орден, название которого я не имею права называть, очень даже может заинтересоваться твоим ребенком. Подожди, не перебивай. Я и так рискую навлечь на себя гнев моего Великого Магистра, рассказывая тебе все эти вещи. Насколько мне известно, детей, подобных твоему сыну, прибирают к рукам очень крутые колдуны и обучают совершенно невообразимым вещам. Я не знаю, каким. Но среди очень узкого круга магистров уже ходит легенда о Неуязвимых. Ты, наверное, и не слышал о таких?
Тефе помотал головой.
- Ну вот. Об этом знает всего дюжины две человек, включая твоего покорного слугу, - сэр Арима церемонно поклонился. - И за разглашение этой тайны меня вполне могут превратить в грязную тряпку и оставить в таком плачевном состоянии до конца моих дней... если у них хватит сил, - со смешком добавил он. - Ну да речь не обо мне. Для твоего сына это единственный шанс выжить в наши смутные времена, когда королевство трещит по швам, а все ждут войны или конца Мира. Так что решай сейчас. Гарантий никаких не даю, но нужного человека могу прислать. Да, и не медли, твой парнишка уже не маленький, еще полдюжины лет, и туда его точно не возьмут. Там почему-то важен возраст, знаешь...
- Мне кажется, что если я соглашусь, то больше никогда его не увижу, - тихо произнес Тефе. - Спасибо, Ар. Это потрясающая возможность, но... Я сам как-нибудь справлюсь, обучу его в конце концов хотя бы самым элементарным навыкам. Отправлю в Куманский Халифат на крайний случай. В общем, найду выход. Нет. Нет.
- Как знаешь, - равнодушно ответил гость. - Но все-таки подумай. Ты можешь послать мне зов, и на следующий же день человек будет у тебя. Ладно, нет так нет, не буду тебя больше задерживать.

Тиндуф с восхищением проводил взглядом блестящий черный амобилер, торжественно выезжавший из ворот, а потом решительным шагом отправился на отцовскую половину.
- Я хочу стать настоящим Магистром, - заявил он с порога. - Таким, как этот господин, или даже еще сильнее. Я не хочу как Таммеле и Давва учиться всяким глупостям, я хочу поступить в самый сильный Орден. Пожалуйста, папа, - слезы опять навернулись ему на глаза, - я наврал тебе про ёмицу, я не из-за нее тогда... Я не хочу быть дурачком, чтобы меня дразнили пумбой, - он прижался к отцовскому лоохи, горько рыдая. Тефе погладил своего младшего по вихрастому затылку.
- А ну-ка, успокойся, - твердо приказал он. - Будем разговаривать серьёзно, как магистр с магистром...
Пару дней спустя к Тефе явился обещанный посланец, и не прошло дюжины дней, как Тиндуф навсегда покинул родной дом.

Пятьдесят лет спустя. Ахаггар.


- Вы со своим драгоценным Чиффой такие умные, хоть к Темным магистрам от вас беги, - Нуфлин нервно барабанил пальцами по каменному столику. - А вот к примеру о том, что творится в Ордене Водяной Вороны, даже не догадываетесь.
Большая черная кошка, свернувшаяся калачиком на спинке дивана, сверкнула на собеседника серебристыми раскосыми глазами.
- И прошу тебя, прими человеческий облик, - раздражённо сказал Нуфлин. - У меня действительно серьезный разговор.
- Если разговор действительно серьезный, Мони, так и говори серьезно, без лирики, - пухленькая старушка удобно поместилась в кресло напротив. - Я и без тебя знаю, что Лойсо собрал у себя лучших из лучших и готовит конец света, или конец мира, всё к одному. Хвала магистрам, у него пока хватает любопытства или злости, чтобы оттягивать это сомнительное удовольствие.
Нуфлин ехидно посмотрел на Сотофу.
- А ты уверена, что это действительно лучшие из лучших? - невинно поинтересовался он. - Вы с Чиффой вообще в курсе, сколько народу в его грешном ордене, дырку в небе над мамашей Пондохва, родившей это треклятое чудовище.
- Ты, Мони, ближе к делу давай. Информации у нас действительно мало, признаю.
Нуфлин помрачнел.
- Пока твой дружок охотится на спятившего сыночка Белой Льясы, а ты по дюжине дней подряд болтаешься на Темной стороне со своими ведьмочками, старому Нуфлину приходится как последнему дураку глотать обвинения от Его Величества.
- Например?
- Например, куда смотрит Семилистник, когда его злейшие враги собирают на окраинах Соединенного Королевства по две дюжины «лучших из лучших» детей в год!
- Две дюжины в год... Многовато, особенно если учесть, что по настоящему талантливых единицы, да и все они уже разобраны по орденам. Это проверенные сведения?
Нуфлин молча кивнул.
- Тогда я не понимаю, - Сотофа пожала плечами. - Лойсо не будет возиться с посредственностью и своим магистрам не позволит... Ахаггар?
- Вот именно. Эта зеленоглазая жаба, оказывается, уже целую сотню лет держит в их многочисленных резиденциях что-то вроде приютов для детишек. И не лучших из лучших, как вы, леди, изволили выразиться, а худших из худших! Не способных! К магии! Вообще!!! - Нуфлин выкрикнул последние слова и демонстративно отвернулся.
- Кончай этот театр, Мони, - Сотофа презрительно фыркнула. - Лучше объясни, зачем?

***


- Лучше объясни, зачем? - Лойсо холодно посмотрел на зеленоглазого мужчину с узкими бескровными губами и тонким шрамом под левой бровью. - Мне, конечно, наплевать на твои эксперименты и заодно на твой интернат для умственно отсталых. Но сейчас уже не то время, Ахаггар. Война близится к развязке, а этот отвратительный мир – к своему неизбежному концу. Семилистник с Королём не остановятся ни перед чем, чтобы уничтожить наш орден, мы со своей стороны более чем готовы к решительной схватке. Твои подопечные просто занимают лишнее место в наших резиденциях, причём не самое худшее место, заметь. По твоей просьбе им выделены самые недоступные для внешнего воздействия помещения. А это и нам скоро понадобится. Так что или объясняй или — к Темным магистрам всю твою команду, сэр Воспитатель.
- Объяснить... боюсь, это займет очень много вашего драгоценного времени, сэр Великий Разрушитель, - зеленоглазый криво улыбнулся. - Вместо длинных объяснений я бы предпочёл короткую и убедительную демонстрацию наших успехов.
Эта полупочтительная речь была произнесена таким издевательским тоном, что Великий Магистр мгновенно испепелил бы дерзкого выскочку... если бы мог. Магистры знают, что за чудовище явилось в его орден пару столетий назад. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: дерзнувший на внимание Великого Магистра был туп как пумба, к магии и не прикасался, а самое большее, на что был способен — лепить глиняную посуду на границе Пустых земель. Но Лойсо тогда был не слишком озабочен делами ордена и любил развлечься.
- Ты хочешь вступить в мой орден, о прекрасный незнакомец? Какая великая честь для нас всех, - Лойсо был игрив как годовалый котёнок.- Но для этого тебе придется выпить глоток моей крови.
Незнакомец пожал плечами: «Как скажете, сэр». Потом, брезгливо морщась, проглотил положенную ему долю смертельного яда, неожиданно остался жив и скромно попросил «чего-нибудь закусить». Как жаль, что поблизости нет ни одного младшего магистра или даже послушника, мрачно подумал тогда Лойсо. Игривая маска уже слетела с его лица. Тот факт, что на незнакомца не подействовала отрава, не произвел на него особенного впечатления: мало ли какая магия бывает на свете; но явившееся к нему существо не отразилось в зеркале, вернее, ни в одном из многочисленных осколков зеркал, по прихоти судьбы составлявших внешность Великого Магистра Ордена Водяной Вороны. И Лойсо втайне содрогнулся. Искорка страха зажгла костер ярости, стремительная молния прорезала полумрак комнаты, хищно вонзилась в грудь незнакомца... Тот слегка вздрогнул.
- Моё имя Ахаггар, - просто сказал он, - так вы примете меня в свой орден?
С этого дня зеленоглазый прочно обосновался и в резиденции, и в том ледяном осколке зеркала, который Лойсо по привычке считал своим сердцем.

Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>03 Авг 2020 14:53

 » Глава 1

Шерраджельсней



Рука ныла в том месте, где у большинства людей обычно находится кисть, и ничего хорошего это не предвещало. Он поднялся на крепостную стену, подозрительно оглядывая окрестности. Пустыня, как всегда, была загадочна, а красный цвет придавал ей совершенно зловещий вид. Боль в изуродованной конечности означала приближающуюся опасность, поэтому Шерра внимательно вгляделся в клубы пыли у самого горизонта. Похоже, энго снова взбунтовались, вяло подумал он. Нападение дикарей, впрочем, совершенно не вязалось с его представлениями о настоящей опасности. Воинственные людоеды побаивались Однорукого Стражника, и его крепость на границе, как правило, обходили стороной.
- Хорошее утро, сэр! - его раздумья прервал хриплый голос Феши. Парень жил в той же крепости и формально выполнял обязанности служителя, хотя и в бою ему не было равных по силе и храбрости.
- Утро хорошим не бывает, - мрачно отозвался Шерра. - Неси вертушку, и поживее.
- У нас проблемы, сэр? - помощник лучезарно улыбнулся и скрылся в кузнице. Шерра скрипнул зубами от боли. Опасность приближалась со скоростью испуганного схидхи: теперь уже всю руку дергало и скручивало невидимым жгутом. Тысяча облезлых вурдалаков, а что будет, когда он нацепит на нее многопудовую вертушку?
Феши уже тащил смертоносную металлическую конструкцию, сгибаясь под ее тяжестью и задевая острыми лопастями перила каменной лестницы. Стражник скептически оглядел груду железа, которую помощник с грохотом свалил у его ног, и медленно провел здоровой рукой по одному из остро заточенных лезвий. Феши, отойдя в сторону, с восхищением наблюдал, как в одно мгновение тяжелая вертушка оказалась надетой на изуродованную культю Стражника и со свистом рассекла воздух.
- Не завидую я парням, которые решатся подойти ко мне ближе, чем на пару ярдов, - скупо улыбнулся Шерра своему помощнику. Тот только восхищенно присвистнул: длинным и удивительно грациозным прыжком Стражник перемахнул через крепостную стену. Через мгновение медленно вращающиеся смертоносные лезвия уже подняли небольшую песчаную бурю, срезали верхушку у чахлого деревца звиш и со скрежетом перевернули тяжелый валун у входа в крепость.

Феши поспешно надевал латы. Его задачей оставалось сохранение собственной жизни, потому что с самой первой их встречи хозяин недвусмысленно дал понять: в бою надеяться тому придется лишь на самого себя. Феши принял это как должное, тем более, что до сегодняшнего дня ни одному энго не удалось даже серьезно ранить его, не говоря уже о более опасных вещах. Впрочем, в пустыне обитали не только энго и прочие полудикие племена, от которых было больше шума, чем реальной опасности. Невидимые и неосязаемые зловещие твари рыскали по ночам вокруг их сравнительно безопасного убежища, пробовали на прочность железную дверь, царапали крепостную стену, высекали из замшелых камней голубоватые искры. Услышав их тяжелые вздохи, Феши обычно вздрагивал и подбрасывал сухой хворост в пламя очага. Стражник, проводивший все свое свободное время в небольшой кузнице внутри двора, в таких случаях всегда приходил в общую комнату, уставленную грубо сколоченными деревянными лавками и столами, доставал из известного только им обоим тайника ветхую рукопись с таинственными письменами и нараспев читал странные и непонятные слова.
Феши знал еще одну тайну своего хозяина. В одну из самых черных, безлунных и зловещих ночей он увидел Стражника с двумя совершенно здоровыми руками. В полной темноте тот мастерил очередное свое странное оружие, и приглушенное звяканье металла разбудило крепко спавшего помощника. В ту ночь Феши в ужасе сбежал из крепости, и одним магистрам ведомо, как ему удалось не попасть в лапы энго. Шерра, впрочем, без труда нашел его, полумертвого от голода и жажды, у высохшего русла реки и, страшно ругаясь, перетащил в крепость. Вопросов никто не задавал: они поняли друг друга без слов.
Откуда прибыл этот загадочный и опасный человек, никто в округе не знал. Старинная крепость, всех предыдущих хозяев которой вырезали дикари, долго стояла заброшенная, пока в ней не появился Шерраджельсней. Никакого оружия тогда у него не было, и в небольшом селении поблизости гадали, через сколько дней его постигнет участь бывших хозяев крепости. Но их ожиданиям не суждено было сбыться: уже после первой стычки с энго от людоедов остался лишь серый пепел. Весть о могуществе Стражника мгновенно облетела окрестности, а вскоре у нового хозяина крепости появилось странное и смертоносное оружие, о силе которого слагали легенды не только другие стражники, но и сами дикари.

Вертушка была не самым грозным, но очень впечатляющим орудием убийства, а для устрашения энго только это и требовалось. Как правило, они в ужасе разбегались в разные стороны, лишь увидев вооруженного Стражника, так что и сегодня Феши не очень-то волновался за исход сражения. Странным было лишь то, что хозяин выглядел необычно мрачным. Раньше он только небрежно отпускал шуточки в адрес нападавших, успевая подмигнуть своему помощнику. Феши вспомнил, с каким лицом тот несколько минут назад стоял на крепостной стене, и холодная струйка пота пробежала по его спине: никогда еще смерть не подбиралась так близко к крепости. Даже умирая от жажды на дне пересохшего ручья, он не ощущал ее так остро и неотвратимо.
Снаружи раздался оглушительный визг. Феши встрепенулся, отгоняя мрачные мысли, и поспешил присоединиться к своему хозяину. Дикари, очевидно, нажрались ягод чхок, уничтоживших жалкие остатки их разума вместе с инстинктом самосохранения, и поздно поняли, в какую бойню сдуру ввязались. Самые трезвые уже успели удрать, но большинству откровенно не повезло: поле перед крепостью было усеяно обезображенными телами нападавших. Феши даже не успел вытащить из ножен меч, как побоище закончилось.

Шерра снял с культи вертушку и морщился от нестерпимой боли. Только сейчас он понял, что не дикари были источником смертельной опасности, и недоумевал, какие вурдалаки съели его мозги, когда он готовился к схватке с энго. Взглянув на его встревоженное и раздраженное лицо, Феши молча принялся оттаскивать трупы в ближайшую канаву, а покончив с этим тошнотворным занятием, так же деловито начал оттирать вертушку от грязно-кровавого месива. Шерра тем временем уже скрылся в доме. Он поспешно открыл тайник и вытащил тяжелую древнюю рукопись.
- Кончай возиться с железками, - выглянув из дома, крикнул он помощнику. - Помоги мне, скорей!
Быстрым шагом, почти бегом, они достигли плоского холма в отдалении. Солнце уже высоко стояло над горизонтом, воины обливались потом и сипло дышали. Мчась по рыхлым красным пескам, Шерра успел проклясть всех когда-либо существовавших вурдалаков, а заодно их многочисленных родственников и потомков в сотне поколений. Феши только молча поглядывал на хозяина: всего второй раз со времени их знакомства ему становилось действительно страшно. Когда старинная книга была надежно спрятана в крошечной пещерке у вершины плоского холма, Шерра перевел дух и криво улыбнулся помощнику.
- Ладно, парень, не трусь, - он хлопнул его по плечу. - Пошли, подкрепимся и уходим отсюда, понял?
- Сэр, я пойду за вами хоть к темным магистрам, - дрожащими губами произнес Феши.
- Для начала давай дойдем до крепости, и желательно, без приключений, - серьезно сказал Стражник.
Войдя в полумрак комнаты, оба с облегчением вздохнули. Но передышка оказалась слишком короткой: снаружи послышался звук шагов, тяжелая дверь со скрипом отворилась, и в комнату вошел худощавый человек в сером дорожном лоохи. Никогда еще Феши не видел на лице своего хозяина такую гремучую смесь изумления, ярости и беспомощности. Служитель перевел взгляд на пришельца и вздрогнул от ужаса: у гостя тоже отсутствовала левая кисть, как и у его хозяина.
- Как же это... - растерянно пробормотал Феши. Закончить фразу ему не удалось. Последнее, что он видел, был поднимающийся в его направлении обрубок руки пришельца.
- В какую глухомань тебя занесло, Шер, - небрежно смахнув со скамьи серый пепел, оставшийся от несчастного служителя, сказал Киба Аццах.

Ахаггар



- Не далее как вчера вечером, - Нуфлин нервно мерил шагами свой парадный кабинет, - Ахаггар показал, на что способны его воронята. Разумеется, взрослые, так сказать, особи. Совсем маленькие дети пока ничего из себя толком не представляют, ну и магистры с ними. Для нас появление в Ехо даже несколько дюжин таких, э-э-э.. с позволения сказать, людей, - Нуфлин вложил в эти слова весь нерастраченный сарказм, — полная неожиданность. Думаю, и для Лойсо тоже.
Сотофа сосредоточенно смотрела вдаль. Все было предельно ясно. На людей, от рождения не знакомых даже с понятием магии, очевидной ли, истинной, древней, уандукской, — неважно, эта самая магия и не действует.
- Понимаю, - ответила она. - Даже самый могущественный колдун не сможет причинить им серьезного вреда, как не могут причинить вреда нам, к примеру, призраки. Напугать, заставить вздрогнуть от неожиданности, в самом худшем случае — сделать больным или безумным. Но не убить, да? Эти люди не знают, что такое безмолвная речь, не умеют читать мысли... Но и для нас они закрыты, и легче бездарному послушнику захудалого ордена пробиться сквозь стены Холоми, чем нам составить хоть малейшее представление, что у такого человека на уме.
- Ну хоть тебя проняло, и на том спасибо, - Нуфлин вздохнул. - Я прозевал этого Ахаггара, как последний идиот. Беспомощный фаворит, очередной каприз Пондохвы, кто же будет принимать всерьёз такого? А вон как всё повернулось. И знаешь, мне уже не кажется, что Лойсо ни о чём таком не догадывался. По всей видимости, эта зеленоглазая тварь показала себя во всей красе уже на первой их встрече. - Нуфлин нервно хихикнул. - Представляю, как почернел от ярости наш непревзойденный мастер уничтожения, когда увидел, что его приёмчики не работают. Но надо отдать должное его мудрости. Чудачества новоиспеченного дружка Лойсо исполнялись орденом незамедлительно. А мы, самодовольные идиоты... - Нуфлин поперхнулся и замолчал.
- Ну и на что конкретно способны эти юные гении? - Сотофа задала вопрос, на который уже знала ответ. Способны на всё, что укладывается в их картину реальности. В их мире люди не умеют летать, поэтому парящий в облаках маг не существует, а следовательно никакого вреда не причинит. Зато даже самый могущественный колдун, как ни крути, состоит из плоти и крови. Рука такого человека сама по себе вряд ли нанесет смертельный удар, но вложи в нее острый кинжал — и любой маг будет повержен прежде, чем осознает свою беспомощность.
- Полностью добыть информацию не получилось, - Нуфлин рассеянно посмотрел в окно. - Да какая, к темным магистрам, уже разница? - он повернулся к ней, и Сотофа удивленно посмотрела на Великого Магистра Ордена Семилистника. Казалось, он скинул сразу пять сотен лет. А адресованный ей холодный и яростный взгляд заставил поёжиться.
- Действуем быстро. Во-первых. Гонца к Чиффе. Лойсо — уничтожить. Каким способом — решать Чиффе. Во-вторых. Срочно добиться приёма у Гурига. Все наши Охотники во главе с Ассеном должны иметь разрешение на любые, повторяю — любые, действия от имени Королевской власти. Каким способом убеждать Гурига - решать тебе. Всё.
- Что делать с Ахаггаром?
- Пока Лойсо жив, мы ничего не сможем сделать. Но полагаю, - Нуфлин неожиданно дружески подмигнул Сотофе, - Лойсо и сам с ним разберётся...

***


Великий Магистр ордена Водяной Вороны, конечно же, лукавил, когда сурово требовал объяснений. Ему давно уже ничего не нужно было ни объяснять, ни демонстрировать: хватило той давней встречи с непостижимым и неуязвимым существом. Но демонстрация действительно получилась впечатляющая. Ничего не подозревающие юноши и девушки старательно рассказывали Великому Магистру про историю Хонхоны, основы мореплавания и тонкости выращивания съедобных растений. По всей видимости, такое задание им дал Ахаггар, чтобы отвлечь внимание от непрекращающихся попыток их уничтожить, которые предпринимали самые могущественные магистры Ордена Водяной Вороны. Сам Лойсо не участвовал в этом побоище, отчасти из-за нежелания показать свою несостоятельность, отчасти из-за необходимости наблюдения со стороны. А со стороны действительно было на что поглядеть. Воспитанники Ахаггара не только оставались живы и здоровы, но и на самом деле ничего не замечали. Лишь один паренёк неожиданно вздрогнул, когда Шангх Лаисс, лучший из мастеров убийства, нанёс тому сокрушительный удар Мечом Свахха. Да долговязая девица, подозрительно разглядывая собравшихся, резким движением смахнула со своей тонкой шеи ядовитого Уртакка, очевидно приняв смертельно опасное древнейшее чудище за безобидного паучка.
- Хвала магистрам, это не самая нервная девчонка, - ехидно шепнул Ахаггар Великому магистру. - А то бы осталось от вашего монстра лишь мокрое место.
Лойсо задумчиво посмотрел на зеленоглазого.
- Заканчивай представление и приходи в лиловый зал, - сказал он.
Сиреневые прохладные сумерки скрывали лицо Великого магистра. Открывшаяся ему истина была такой элементарной, что он с трудом сдерживал озорную улыбку.
- Не нужно никаких объяснений, сэр Великий Конспиратор, - Лойсо был игрив как годовалый котёнок. Он подошел к Ахаггару и положил ему на плечо тяжелую горячую ладонь. Тот обернулся.
- Что-то не так?
- Не так. Удивительно, но в твоем сердце и разуме я не могу прочитать ни единого слова, а ты, кажется, видишь меня насквозь, - насмешливо сказал Великий магистр.
- Просто я обычно не заглядываю в зеркала, - спокойно ответил Ахаггар. - Наверное, только,- он посмотрел ему в глаза, - перед своей смертью?
Лойсо крепко сжал скрытый под складками лоохи длинный укумбийский кинжал. К темным магистрам магию, истинную и очевидную. Удивительно, что за две с лишним сотни лет такая простая мысль не пришла в его голову. Но зеленоглазый действительно чует опасность, впрочем, это уже ему не поможет. Лойсо резко выдохнул и вонзил кинжал Ахаггару в грудь. Соратник рухнул на пол, мгновенно замер в нелепой позе. Великий магистр холодно улыбнулся и медленно вышел из зала.

***


Лиловые густые сумерки, тусклый свет из разноцветных окон в потолке... Вроде свалил, подумал лежащий неподвижно человек. Он тихо поднялся на ноги и снял безнадежно испорченное лоохи. Коротко хмыкнул, разглядывая рваную дырку на дорогой шимарской ткани.
- Здесь грудная кость, дорогой, - шепнул он. - Нужно было чуть ниже, и нож под углом держать, а не прямо. Впрочем, для колдуна неплохо. Жаль, что мои ребята тебя уже этому искусству не научат.
Кинжал, застрявший в тройном хитросплетении колец и звеньев костяной кольчуги, с лёгким стуком упал на пол.

***


- Говорила я тебе: не раскрывай все карты раньше времени, - зеленоглазая женщина задумчиво смотрела на взлетающие от костра искры.
Сидевший напротив человек виновато вздохнул.
- Очень больно было? - тихо спросил он. - Может быть, тебе к знахарю сходить, тьфу, ко врачу то есть?
- Уже была, - женщина поморщилась. - Сказал, невралгия. Выписал кучу дорогих лекарств. Если бы не твой доисторический бронежилет, - раздраженно продолжила она, - лежать бы мне как минимум с сердечным приступом. В следующий раз, когда ввяжешься в очередную орденскую интригу, пожалуйста, вспоминай обо мне. И прошу тебя, больше не пей отраву без необходимости: я прошлый раз двое суток под капельницей провалялась.
- Ну и ты тоже хороша, - мужчина ехидно приподнял левую бровь, отчего тонкий шрам заалел на его бледной коже. - В следующий раз, когда познакомишься с очередным колдуном, не целуйся с ним и уж тем более не тащи к себе домой, со всеми вытекающими из этого прискорбного факта последствиями... Найди себе уж лучше какого-нибудь сантехника: и в хозяйстве полезно, и я не буду дюжину дней ощущать себя полудохлым огрызком потустороннего пиршества.
Костер медленно угасал.
- Ну и что мы будем делать? - нехотя спросила зеленоглазая.
- Ты, конечно, сейчас проснешься, проглотишь бутерброд с жидким чаем, а потом побежишь на работу делать годовой отчет, - флегматично отозвался мужчина.
- А ты, конечно, уедешь на Муримах, устроишься там помощником начальника таможни, и самым захватывающим приключением будешь считать инспекцию побережья на водном амобилере, - в тон ему ответила она.
- И кто же нам будет обеспечивать спокойное существование одновременно в двух мирах? Мертвый Бог Арвароха? Или президент какого-нибудь вашего местного Соединенного Королевства?
- Перестань. Я вполне могу подарить тебе пару сотен лет абсолютно безмятежной жизни. Например, открою свое дело, буду общаться с местными бандитами, торговаться за «крышевые»...
- Ха-ха. Я валяюсь.
Оба заразительно рассмеялись. Просыпаясь с улыбкой на губах, она еще несколько секунд слышала этот смех, потом зевнула и встала с кровати. Жидкий чай с бутербродом, потом годовой отчет, пирожные в перерыве, безобидные женские сплетни. И смутная мысль о том, что такая невнятная жизнь кому-то очень нужна.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>06 Авг 2020 16:23

 » Глава 2

Шерраджельсней



Скрестив руки на груди, он с ненавистью посмотрел на своего бывшего учителя. Киба Аццах развалился на скамье, бесцеремонно разглядывая хозяина крепости.
- А тебе, я вижу, на пользу здешний климат, - насмешливо сказал он. – В Ехо ты выглядел заморенным и нервным, а пустыня тебя закалила. Ну что же, будем считать, что ты не зря провел здесь время. Не хочешь ли возвратиться?
Шерра помотал головой.
- Я порвал с вашим орденом навсегда, ты же знаешь, - глухо ответил он.
- И совершенно напрасно, - с энтузиазмом отозвался Киба. – Великий Магистр на тебя сердит, конечно, за тот великолепный погром, который ты учинил под носом у этого пижона Пондохвы, но скажу тебе по секрету, он скорее гордится нашими с тобой успехами, чем по-настоящему злится. Так что дорога назад в орден для тебя еще не закрыта.
- Ты только за этим и пришел? – Шерра зло усмехнулся. – И кстати, ты сам в каком качестве здесь, как официальный посланец Ордена или как частное лицо, заинтересованное в получении некоторых, скажем, заманчивых знаний?
Киба Аццах смерил своего ученика ледяным взглядом.
- Всего какую-то сотню лет назад ты не был таким дерзким, ходил за мной по пятам день и ночь, умоляя научить разным полезным штукам. Какая муха тебя укусила, парень?
- Хватит, Киба. Мы с тобой прекрасно знаем истинную цель твоего визита, давай уж сразу к делу, - Шерра нервно сглотнул и продолжил. – Ты же за Рукописью прибежал, разве не так? Ну так забирай ее. Если сможешь, – речь его стала прерывистой, по лицу пробежала тень, а правая кисть непроизвольно сжалась в кулак. Шерра слегка приподнял обрубок левой руки и насмешливо произнес:
- Давай померимся силами, учитель.
Тот лишь весело рассмеялся.
- От нашего с тобой поединка не будет толку ни для кого, - давясь смехом, промолвил он. - Да и самонадеян ты сверх меры, - Киба внезапно посуровел. – А знаешь ли ты, родной, какими несокрушимыми цепями мы с тобой связаны? Ты, наверное, думаешь, что сбежав из Ордена, все разорвал навсегда? Дурак, дурак, пустоголовый мальчишка, даром что мышцы отрастил не хуже твоих приятелей энго, а мозгов себе не прибавил. Что ты можешь противопоставить мне, когда – напряги-ка наконец тот пустой горшок, что носишь на своих плечах непонятно зачем – когда в самую первую нашу встречу ты принес мне клятву высокой верности. Ну-ка вспомни, дорогой мой мальчик, как ты поклялся никогда, ни при каких обстоятельствах не препятствовать своему учителю – мне, родной – ни в каких моих делах, даже если речь идет о твоей жизни и смерти.
С каждым его словом Шерра становился все мрачнее, а при последних словах нагнул голову и исподлобья посмотрел на Кибу.
- А вспомни и ты, о прекраснейший из учителей, - скрипя зубами от ярости, отозвался он, - как сам поклялся не причинять мне вред ни словом, ни делом, а вместе со мной служить Непознаваемому. Или ты скажешь, что забыл?
Киба притворно зевнул.
- Что за арию мы с тобой сейчас спели, парень? Какая душещипательная баллада у нас получилась, - он медленно поднялся со скамьи и сладко потянулся. – В Королевском театре нам бы дали первый приз за наши роли.
Он вплотную подошел к Шерре и положил руку ему на плечо.
- Бедный маленький глупенький маг, видимо, все свои знания ты оставил в Иероххе, променяв их на кипу дурацких листочков, не принесших тебе ни могущества, ни силы. Открою тебе небольшой секрет, - продолжал он, вглядываясь в побелевшее лицо своего ученика. – Я не такой уж кровожадный злодей, чтобы за здорово живешь испепелять любого паренька-служителя лишь потому, что тот не вовремя попался мне на глаза. Просто каждый знает, что в момент смерти перед человеком проносится вся его жизнь, от первого вздоха до последнего. Все события, которые когда-либо случались с ним, в одно мгновение становятся явными, и совершенный маг, которым твой дорогой учитель является, может прочитать их как открытую книгу. Особенно те события, которые предшествовали концу его жизни, - Киба помолчал и несильно толкнул Шерру в грудь. Тот отшатнулся, теряя равновесие, но Киба не дал ему упасть, ухватив ученика за изуродованную руку.
- Я знаю, где ты спрятал Рукопись, Шерраджельсней, - притянув его к себе, свистящим шепотом произнес Киба. – У вершины плоского холма, в пещерке, в миле отсюда, да? Не трудись отвечать, я знаю это так же точно, как то, что ты скоро умрешь от моей руки, - он захохотал и добавил:
- К Темным магистрам наши дурацкие клятвы, Шер. Просто уясни себе, если хочешь жить, не препятствуй мне.
- Как ты сказал, «не препятствуй»? – Шерра наконец-то пришел в себя, пот градом катился по его лицу, но силы снова вернулись к нему. – Хорошо, Киба, пойдем к тому холму и я тебе торжественно вручу Рукопись как победителю. – Он с притворным смирением склонил голову. Киба Аццах изучающе посмотрел на него.
- Ты кого хочешь обмануть, мальчик? – почти ласково спросил он. – Ладно, если хочешь подраться, пожалуйста. Кто я такой, чтобы лишать человека последнего в его жизни удовольствия.

С этими словами Киба вышел из крепости, хлопнув тяжелой дверью. Шерра метнулся было в кузницу за вертушкой, потом вспомнил, что она осталась за воротами крепости, лихорадочно перевернул несколько тюков с провизией, ища спрятанный на разные непредвиденные случаи огнестрел, потом махнул рукой и выбежал вслед за Кибой. Он внезапно понял, что никакое оружие не способно нанести вред этому человеку. Оставалось надеяться на случай или судьбу.
Киба ушел уже достаточно далеко, и Шерра, то и дело проваливаясь в раскаленный песок, побежал за ним следом.
- Как же там было написано, - вне себя от гнева и беспомощности, вспоминал он, - двигаться в потоке, слушать знаки, не препятствовать событиям. – Шерра внезапно остановился и повторил:
- Не препятствовать. Мне же он ясно сказал: не препятствовать. Я и правда дурень.
Он криво улыбнулся и медленно последовал к холму, где было спрятано его самое дорогое сокровище. За право владеть им он испепелил Хранителей Ордена Водяной Вороны, раскатал Иерохх на камни, обвел вокруг пальца Ахаггара, да что говорить, показал нос самому Лойсо Пондохве. И никто ничего не смог сделать. Да неужели он не справится с Кибой, каким бы крутым магом тот не был?
- Иди, иди, сэр Аццах, - рявкнул он и тихо добавил:
- Это мы еще посмотрим, у кого сегодня случится последнее в жизни удовольствие.
Киба удивленно оглянулся, принял боевую стойку и выбросил левую руку в направлении Шерры. Первой мыслью того было создать защитный барьер, но от этой идеи он мгновенно отказался. Киба знал его не первый год, и, разумеется, отдавал себе отчет, какими способами защиты владел его ученик. Шерра был уверен, что любое действие в свою защиту будет направлено против него умелой рукой бывшего учителя. И собственная сила, помноженная на магическую мощь противника, обернется сокрушительным ударом. Поэтому он просто остался стоять, полуприкрыв глаза, стараясь успокоить бешено стучащее сердце.
- Просто быть в потоке, не препятствовать, - тихо шептал он себе, впрочем, теряя уверенность с каждой секундой. Горячая волна накрыла его, отбросив на несколько ярдов, но не убила к удивлению для обоих. Киба сделал несколько шагов по направлению к своему противнику, резко повернулся против часовой стрелки и снова выбросил левую руку, проводя ей справа налево, будто разрезая пространство. Шерра, стоя на коленях, полузасыпанный расплавленным красным песком, приготовился встретить свою смерть, потому что как никто другой знал этот прием. Он сам много раз им пользовался, наводя ужас на дикарей, и ясно представлял последствия. Но на этот раз не произошло ничего.
Ничего, кроме того, что Киба внезапно покачнулся, теряя сознание, прошептал: «что это было…» и рухнул на землю в нескольких шагах от Шерры.
Едва поднявшись на дрожащие непослушные ноги, не веря собственной удаче, он приблизился к бывшему учителю и с изумлением понял, что Киба Аццах несомненно и бесповоротно мертв, как умирает тот маг Ордена Ледяной Руки, чей Кристалл безжалостно разбит.

Ахаггар



Зеленоглазый поднялся на ноги, разметал кострище полуобгорелой веткой и запахнулся в теплое лоохи. Ни на какой Муримах он, разумеется, не поедет. Но и к Лойсо не вернется: Двойник права, карты-то все открыты, а результат нулевой. Ладно, придумает что-нибудь. Размышляя, он не заметил, как подошел к речному порту. Лавируя среди тюков, ящиков, сложенных досок и груд провианта, Ахаггар внимательно всматривался в чужие загорелые лица, впервые в жизни остро пожалев, что так и не освоил основы магической перемены внешности. Маловероятно, конечно, что какой-нибудь член Ордена Водяной Вороны, забредет в этот муравейник, но узнать его может не только бывший соратник, а в сущности любой горожанин: какую-то сотню лет назад он не прятался от любопытных взглядов и принимал участие практически во всех развлечениях Младших Магистров. Это было хорошей практикой: по крайней мере, он научился распознавать, применяет ли человек магию вообще и как он при этом выглядит. Оглядывая цепким взглядом акваторию, он заметил небольшую лодочку, отделившуюся от ташерского кнаппа, которая шустро направлялась к причалу.
- Что это за судно там у мыса? - Ахаггар поймал за рукав какого-то расхристанного бородача. Тот, после бесплодных попыток вырваться, прохрипел скороговоркой: «Песчаная Буря» из Ташера, главного зовут Мараан Оройя, с вас корона, сэр.
- Обойдешься, - он оттолкнул бродягу и быстро зашагал к одному из причалов. Нищий презрительно смотрел ему вслед, бормоча проклятия, потом обернулся и увидел Старшего. Красноглазый старшина нищих сочувственно пожал плечами.
- Ты еще дешево отделался, парень, - тихо сказал он. - Хотел бы я знать, каких вурдалаков он здесь забыл.
По мере приближения к причалу лицо Ахаггара неуловимо менялось. Черты смягчились, плотно сжатые узкие губы изобразили добродушную улыбку, а всегда прищуренные глаза теперь излучали тепло и доброту. Он хлопнул по плечу широкоплечего моряка, который замешкался, привязывая лодку.
- Хорошее утро, кум, - Ахаггар широко улыбнулся и подкинул в ладони корону.
Моряк недружелюбно окинул его взглядом, но заметив монету, проворчал приветствие.
- Камушки привез? - зеленоглазый заговорщически подмигнул и мотнул головой в направлении «Вымбовки», захудалого портового трактира неподалеку. Драгоценные фаранды, контрабандой привозимые в Ехо, наличествовали у всех ташерских гостей, поэтому ошибиться он почти не боялся. По тому, как подозрительно зыркнул на него моряк, Ахаггар понял, что угадал, и, не говоря ни слова, медленно зашагал к трактиру. Моряк враскачку проследовал за ним к крыльцу. В смутное время контрабандный обмен более или менее безопасно происходил только в таких обшарпанных пивных, где всегда топтались пара-тройка соглядатаев, и совершить откровенное преступление в их присутствии было проблематично. Поэтому, с молчаливого согласия полиции, торговля шла исключительно за кружкой отвратительного пойла за грязным дубовым столом. Моряк, впрочем, от дармового угощения поначалу отказался.
- Слышь, кум, - прохрипел он. - Я тебе никто, и звать меня никак. Некогда мне рассиживаться.
Ахаггар равнодушно пожал плечами. Фаранды ему были ни к чему, истинной целью было зацепить неприветливого контрабандиста на разговор. Он непринужденно подвинул вторую кружку и залпом влил в себя вонючую обжигающую жидкость. Вспомнив про Двойника, закашлялся и дал себе слово в случае удачи навсегда завязать с горячительными напитками. Моряк, сглотнув слюну, неуверенно потоптался около стола, потом что-то буркнул себе под нос и плюхнулся обратно на скамью.

Солнце уже клонилось к горизонту, когда Пайта Балсас, так звали моряка, разбогатев на несколько десятков корон, отправился на корабль, чтобы через пару дней отбыть в длительный рейс на Дикие острова. Ахаггар остался в трактире. Зачем ему потребовалась целый день слушать бредни полупьяного контрабандиста о его нелегкой жизни, пока и для него самого оставалось загадкой, но он привык доверять своему чужеземному, почти звериному инстинкту, который порой заставлял принимать бессмысленные на первый взгляд, но впоследствии единственно верные решения.
- Пайта Балсас, - тихо произнес он. – Дурацкое имя. Но с другой стороны, самое обычное, внимания не привлекает.
- Любишь моряцкие байки, Магистр? – на скамью присел старшина портовых нищих. – Зачем ты обидел моего человека, там, у причала? С тебя корона.
Ахаггар сделал нетерпеливое движение.
- Ладно, Магистр, так и быть, корона за те несколько слов, пожалуй, многовато, - примирительно сказал Коба. – Но может быть, ты не поскупишься на несколько горстей за мою байку?
Старшина так значительно произнес слово «мою», что поднявшийся было со скамьи Ахаггар испытующе посмотрел на красноглазого.
- У меня мало времени, - с деланным равнодушием произнес он, - и на выпивку не рассчитывай.
Коба устало вздохнул.
- Да ладно тебе, Магистр, не тот я человек, чтобы отвлекать от важных дел таких людей. Только сдается мне, моя сказочка пригодится тебе не меньше, чем байки того морячка. Присядь-ка на лавку и послушай.

Пару лет назад один совершенно сбрендивший Младший Магистр Ордена Лающей Рыбы решил, так сказать, поддержать марку ордена и привел на Правый Берег Ехо отвратительных монстров. Впрочем, ничего более оригинального, чем сотня жадных до человечины рыб-людоедов огромных размеров, он наколдовать не сумел. Откуда он приволок эту стаю летающих чудовищ, остается загадкой даже для меня. Ну не из моря же в самом деле, хотя все может быть. Рыбы, надо сказать , вели себя более чем разумно, атаковали, как правило, одиноких путников, на скопления людей не нападали. Однако за несколько дней весь Правый Берег был парализован паникой. И было отчего. Рыбы поднимались в воздух как птицы, парили там будто в своей стихии, изредка пикируя на зазевавшихся прохожих. Война орденов, понимаешь, в самом разгаре была, могущественным магам вообще дела не было до игрушек младших, так что можешь представить, какой хаос воцарился в той части Ехо.
Единственным человеком, который взял на себя ответственность за защиту обычных жителей, не искушенных в колдовстве, в то время был Генерал Правобережной Полиции. Сэр Йох отдавал себе отчет, чем может завершиться нашествие этих монстров, и не жалел ни сил, ни своих людей. Что могли противопоставить полицейские кровожадным морским обитателям? Рогатки Бабум, хитроумные западни, подземные ловушки – слишком неравны были силы. Но сражались они бесстрашно, надо отдать должное простым парням из провинции, которые пришли тогда добровольцами в полицию.
Коба прищурился на собеседника.
- Не нравится моя сказка, Магистр? – насмешливо прервал он свой рассказ.
- Скучная, - вяло ответил Ахаггар. Он зевнул и понял, что смертельно устал от сегодняшнего дня и предшествующей ему ночи. – Но пару корон ты, считай, уже заработал, заканчивай свою историю и разойдемся в разные стороны.
Коба расхохотался.
- Ты неглуп, Магистр, но шибко самонадеян. Ладно, вот тебе конец сказки. Сэр Йох потерял несколько дюжин, да что там дюжин, речь шла на сотни полицейских, все были в отчаянии, когда этот спектакль неожиданно прекратился. То ли рыбки нажрались до отвала, то ли того Младшего Магистра, будь он неладен, кокнули в междуорденской потасовке, но в один прекрасный день рыбы исчезли с Правого Берега. А сэр Кофа потерял практически весь боевой состав своих ребят, так что до сих пор в Правобережной полиции нехватка крепких людей. Там сейчас рады любому боеспособному мужчине, хоть бывшему фермеру, хоть матросу, только мало кто туда сунется по доброй воле, война все-таки.
Старшина нищих внезапно посуровел, запахнулся в просторное лоохи и поглядел исподлобья на собеседника.
- Ну что, Магистр, так таки расходимся в разные стороны? – внезапно буркнул он и, не дожидаясь ответа, заковылял к выходу.
- Вообще ничего не понял, - растерянно сказал себе Ахаггар, смотря ему вслед. – Летающие рыбы, полиция, сэр Йох, что за чушь я сейчас слушал?
Он медленно встал из-за стола, бросил на дубовые доски несколько медных горстей. Потом неожиданно хлопнул себя по лбу и стремительно вышел из трактира. Сгорбленная фигура старшины нищих медленно удалялась в направлении пирса. Ахаггар в несколько прыжков догнал его и преградил дорогу.
- Так и знал, Магистр, что тебе потребуется моряцкая одежда, - просто сказал Коба и протянул Ахаггару руку. Полдюжины драгоценных фарандов легли в его широкую ладонь.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>07 Авг 2020 14:23

 » Глава 3

Шерраджельсней



В полном замешательстве он присел на раскаленный солнцем валун и сжал голову руками. Случившееся имело лишь одно объяснение: Киба Аццах действительно решил тайно похитить Рукопись, и Великий Магистр немедленно принял меры. Разумеется, справиться с учеником Кибы Старому Тротти вообще не составит труда, так что дни его наверняка уже сочтены. Оставалась лишь крошечная надежда на то, что Великому Магистру пока неизвестно точное местонахождение Рукописи.
Шерра попытался подняться и понял, что силы совершенно оставили его. Он неподвижно сидел под палящим солнцем и с тоской смотрел, как тело учителя постепенно становится прозрачным и исчезает подобно капле росы в песке. Вот так же и ты исчезнешь, обреченно подумал он и закрыл глаза. Через некоторое время он ощутил на себе пристальный взгляд и, вздрогнув, повернул голову. Из-за нагромождения камней сразу вышел мускулистый рослый дикарь, который, по-видимому, наблюдал за поединком с самого начала. Он широко развел руки в стороны, демонстрируя дружеские намерения, и даже попытался изобразить на своем лице подобие улыбки. Шерра с деланным равнодушием посмотрел на него и отвернулся. Связываться с энго сейчас было немыслимо: оружия при нем не было, как и не было силы даже поднять руку. Оставалось надеяться, что дикари не решатся напасть первыми.
Дикарь, тем временем, осторожно приблизился к нему и издал серию почти членораздельных звуков, которые с большой натяжкой могли бы сойти за человеческую речь. Шерра уловил только одно слово «господин», произнесенное энго с невыразимым благоговением. После нескольких минут оживленной пантомимы, разыгранной дикарем с истинно актерским размахом, он наконец-то понял, что некий предводитель племени энго, к которому принадлежал его неутомимый собеседник, давно горит желанием пригласить легендарного Стражника к себе в гости, гарантируя безопасность, приятное времяпрепровождение и обильный ужин. На этом месте дикарь пустил слюну, а его крошечные глазки еще больше засверкали. Он умильно заглянул в лицо Шерре и продолжил его соблазнять. Весомым аргументом в итоге явилось то, что дорогого гостя предполагалось доставить к вождю племени со всеми подобающими почестями, то есть на некотором подобии уладаса, а следовательно Шерре не нужно было совершать вообще никаких движений, и этот факт оказался решающим.
Шерра милостиво согласился принять приглашение. Ничего другого ему не оставалось: иначе пришлось бы ковылять по направлению к своей крепости под взглядом нескольких пар хищных глаз, а он серьезно подозревал, что упадет всего лишь после нескольких шагов. Взглянув в последний раз на место, где нашел смерть его бывший учитель, он с трудом поднялся на ноги, изо всех сил стараясь, чтобы его замедленные движения выглядели как можно более величественно. Из-за камней появились еще двое дикарей, ведя за собой куфага. Впрочем, назвать это животное куфагом было явным преувеличением: недорослый зверь походил скорее на горбатого менкала. Уже потом, в деревушке энго, Шерра понял, что эти животные явились результатом случайного скрещивания нескольких пород травоядных, но сейчас он даже слегка зажмурился, увидев диковинного козлообразного зверя.
Его замешательство было истолковано весьма своеобразным образом. Дикари, очевидно полагая, что сие транспортное средство явно недостойно взгляда такого великого человека, тоже зажмурили глаза, для верности закрыв их грязными ладонями. Дескать, сами не хотим видеть такое позорище, но куда деваться… Шерра подавил улыбку и приблизился к уладасу. Комедия комедией, но забывать об опасности все же не следовало, сказал он себе, с достоинством усаживаясь на зыбкое сиденье. Куфаг-недоросль резво рванул, унося беглого Старшего Магистра Ордена Ледяной Руки вглубь самого таинственного материка.

Вождь племени энго оказался на удивление интеллигентным худощавым старцем с живыми темными глазами и моложавым лицом.
- Добро пожаловать, сэр Великий Стражник, в мой скромный дом, - высокопарно произнес он и тут же метнул грозный взгляд на столпившихся у порога энго. Дикарей как ветром сдуло: было очевидно, что «господин» шутить не любит и ждать не намерен.
Шерра слегка наклонил голову.
- Чем обязан? – сурово произнес он, стараясь держаться прямо: после длительной поездки его крепко пошатывало.
Старец кивнул на расстеленные пушистые ковры и жестом пригласил гостя располагаться. Шерра почти рухнул на пол, вождь присел с ним рядом.
- Ты имей в виду, - заговорщически произнес он, - со мной нет необходимости соблюдать церемонии. Отдыхай, сейчас еду принесут, я же знаю, сегодня тебе здорово досталось от бывшего коллеги. Киба сильный маг, я даже жалею, что он так бесславно кончил свои дни. Но он и мертвый еще покажет свое могущество. А тебе несказанно повезло, сэр Шерраджельсней. Все-таки ты удачлив, как я погляжу. Ты меня давно интересуешь, еще с тех пор, когда впервые смастерил свою грозную вертушку. Такое оружие в наших краях редкость, а там, откуда ты пришел, и вообще диковина. У вас люди избалованы чудесами, которые так и идут им в руки, и сами палец о палец не ударят, а ты хорошо сделал, что ушел из Ехо. Твое место на Уандуке. И не на границе, где ты все это время торчал, как сухое дерево у пересохшего колодца, а в самом центре Красной Пустыни. Здесь, - старец энергично ткнул пальцем в пол и пронзительно взглянул на Шерру.
Тот мрачно посмотрел на словоохотливого хозяина.
- Везде эти магистры, - проворчал он, едва ворочая языком от усталости. – Куда ни плюнь, обязательно попадешь в очередного спятившего колдуна. Не отрицаю, я и сам такой, - Шерра откинулся на груду подушек. Внезапно он ощутил тоску и обреченность. Его собеседник всплеснул руками.
- Грешные магистры, да на тебе лица нет, а я тут разглагольствую, - он хлопнул в ладоши, и дверь отворилась. Дикари, беспрестанно кланяясь, внесли необъятный стол, уставленный блюдами размерами с тазик и такими кувшинами, что в них, казалось, мог бы спрятаться человек. Водрузив стол на небольшое возвышение в центре комнаты, дикари поспешно удалились. Хозяин гостеприимно взмахнул руками.
- Прошу!
Шерра покачал головой.
- Любезный сэр, вы сказали или слишком мало, или слишком много. Скорее мало, потому что до сих пор я не знаю ни вашего имени, ни причину столь повышенного интереса к моей скромной персоне, - ему все-таки удалось как следует разозлиться, и он сразу ощутил прилив сил. – Поэтому я не сделаю ни глотка, пока не узнаю, чем, тысяча облезлых вурдалаков, я обязан вашему потрясающему гостеприимству и загадочным речам.
Вождь энго церемонно поклонился.
- Мое имя Таби Эйнес и я не магистр, - гордо произнес он. – И не колдун. Да и человеком назвать меня можно лишь с большой натяжкой. Я - некто, очарованный этой великой пустыней и дивными обитателями этого таинственного места точно так же как и ты, дорогой Стражник.
- Я не очарован, - возразил Шерра. – Просто удрал сюда, чтобы найти меня было нелегко.
- Знаю, знаю, - нетерпеливо перебил его Таби, - удрал, прихватив с собой книжку, чтобы коротать длинные темные вечера. И готов спорить на дюжину менкалов, что толком сам не разобрался, зачем тебе понадобилась вся эта свистопляска, начиная с похищения Рукописи и заканчивая сегодняшней схваткой с Кибой.
Шерра пожал плечами. Силы восстановились на удивление быстро, и теперь он ощущал невыносимый голод. Таби гостеприимно махнул рукой в направлении стола.
- Не отрицаю, я тогда был силен, но глуп, - проворчал он, вгрызаясь в ароматный кусок жареного мяса, - и рассчитывал на невиданное могущество. Только вместо силы я получил клубок таинственных знаний, но даже не представляю, как ими пользоваться.
Таби усмехнулся.
- Тем не менее, на твой зов собирались все живущие в окрестностях твоей крепости хозяева этой прекрасной пустыни.
- Ты имеешь в виду энго?
- Ну что ты, дикари здесь скорее гости, как и мы с тобой. Хозяева же, - Таби широко развел руки, - обычно не показываются на глаза человека независимо от того, маг он или простой путник.
Он прикрыл глаза и мечтательно улыбнулся.
- Мне повезло: одно такое существо милостиво согласилось жить в моем доме, и теперь я даже не могу тебе сказать, где заканчиваюсь я и начинается оно…

***


Шерра вздрогнул и очнулся. Солнце уже клонилось к горизонту, а значит, лежал он несколько часов. Он попытался двинуть рукой и с ужасом понял, что тело его было опутано прочной волосяной веревкой, а челюсти крепко связаны.
Двое дикарей хищно следили за его попытками освободиться. Намерения их не были такими дружелюбными, как в недавнем бредовом видении, хотя их черные бусинки-глаза горели таким же жадным огнем, как у того энго из его сна при упоминании об обильном ужине у загадочного предводителя. Шерра похолодел. Ужин, сто тысяч дохлых вурдалаков. Лучше бы Киба его испепелил на месте, обреченно подумал он.

Ахаггар



- Я Лойсо ни на вот столько не верю, что он с Ахаггаром якобы расправился, - Нуфлин отмерил краешек своего длинного узкого ногтя и нахмурился. – Чего Чиффа еще ждет? Хочет, чтобы его люди нас здесь всех передушили? С него станется, с этого хитрого горного лиса…
- Ты прекрасно знаешь, что Лойсо – это тебе не послушник какого-нибудь захудалого ордена, - недовольно отозвалась Сотофа. – А Джуффин не меньше твоего горит желанием его обезвредить.
- Не обезвредить, а убить, - поправил ее Нуфлин. – Убить Лойсо, найти Ахаггара с его парнями, а с остальными справится Ассен.
- Почему ты не веришь, что Лойсо действительно расправился со своим зеленоглазым любимчиком, ты же сам не так давно на это надеялся?
- Да потому, незабвенная, что он рвет и мечет как никогда, вчера его ребята снова прошлись по Левобережью, а он сам нанес визит в главную резиденцию Ордена Стола на Пустоши, и можешь мне поверить, теперь название их ордена должно состоять лишь из одного слова – Пустоши, - хмыкнул Нуфлин. – И потом, никто труп Ахаггара не удостоился лицезреть, а, зная Лойсо, он бы не постеснялся его продемонстрировать своим магистрам, для устрашения и профилактики.
- Ну, убедил, - иронично отозвалась Сотофа. – Ахаггар сбежал, допускаю. Но его ребята должны же остаться в Ордене, они бы просто не успели все вместе исчезнуть.
- В том и дело, - вздохнул ее собеседник, - что они тоже пропали, все разом. Так что Лойсо имел честь созерцать их пустые резиденции, вот и взбесился.
- Слушай, Мони, а откуда тебе так подробно известно о том, что в Ордене Водяной Вороны творится? Ты что, пообещал жизнь одному из их магистров в обмен на информацию?
- Я произвожу впечатление законченного идиота? – поинтересовался Нуфлин и, не давая возможность вставить слово, снова спросил:
- Так что там Чиффа?

***


В Правобережную Полицию Ахаггар решил явиться не раньше, чем когда на лице вырастет недельная щетина. Купленные у Кобы дельный совет, моряцкая одежда и сохранение тайны оставили его практически без средств к существованию, так что несколько дней Ахаггар лишь слонялся по окраинам Ехо, ночуя в развалинах сгоревших особняков и резиденций. Двойник, как могла, подбадривала его при свете неизбежного костра из обломков деревянных строений, но соваться к Кофе было преждевременно, это понимали оба. Несмотря на самую заурядную внешность, Ахаггара мог узнать любой житель Ехо, не говоря уже о бывших коллегах по ордену.
От нечего делать и вместо того, чтобы искать пропитание в городе, он пристрастился к охоте на диких хаппров и сооружал многочисленные хитроумные ловушки. Как ему было известно из рассказов магов, этих осторожных зверей можно было поймать лишь с помощью определенных заклинаний, да и то не всегда. Поэтому Ахаггар был более чем удивлен, когда в первый же день обнаружил в замаскированной им яме мертвого хаппра. Он ощупал добычу, недоумевая, как зверь мог найти смерть в неглубокой впадине, и пришел к выводу, что тот сдох исключительно от неожиданности.
- Грешный мир, - шептал Ахаггар, разделывая труп, - даже дикие звери здесь в магию верят. Вот скука-то…
По прошествии полдюжины дней он рискнул объявиться в речном порту, нацепив на себя поношенное моряцкое лоохи. Коба его узнал и дружески подмигнул, но в остальном инкогнито осталось сохранено: пару раз он ответил прибывшим морякам, как пройти к таможне и портовой полиции, получил несколько дружеских тычков под ребра от полупьяных матросов, признавших в нем своего, а кобины нищие, как один, равнодушно смотрели сквозь него своими цепкими глазами, не выделяя из прочего портового сброда.
Освоившись, Ахаггар нашел ташерский кнапп и пристроился неподалеку, внимательно оглядывая моряков и запоминая манеру их речи. Через пару часов он набрался смелости и заговорил с одним из них, подражая неторопливой вальяжности ташерцев. Моряк моментально проникся доверием к «земляку» и даже предложить промочить горло в портовой забегаловке.
- За мой счет, кум, - важно произнес он.
Ахаггар не заставил себя долго ждать: в тот день он был голоден как осиротевший лисенок и вдобавок страшно замерз на холодном ветру. Он жадно накинулся на выпивку и жаркое, вполуха слушая ташерца. Тот заливался соловьем: у себя на корабле его бесконечные побасенки были уже притчей во языцех, а капитан, услышав болтовню, обычно выразительно показывал массивный кулак. Глотая горячие куски, Ахаггар машинально запоминал разные заковыристые словечки, которыми обильно была присыпана речь моряка, давился смехом на его незамысловатые шутки, но и не забывал бросать искоса взгляды на немногочисленных завсегдатаев трактира: он все еще помнил тот день, когда старшина портовых нищих насмешливо назвал его магистром, несмотря на все попытки выглядеть своим в порту.
В итоге его крепко развезло от дрянного спиртного и духоты жарко натопленного помещения. Сквозь застилавший глаза туман он, отчаянно моргая, пытался разглядеть собеседника, который беспрестанно хохотал и хлопал его по плечу. Хорошенькое дело, вяло подумал Ахаггар, явиться к Кофе в подпитии, ударить кулаком по столу и потребовать принять его в ряды стражей порядка. Он пьяно прыснул и помотал отяжелевшей головой.
- Эх, кум, - моряк был не намного трезвее своего случайного товарища, - ушел бы ты с нами в море, горя бы не знал.
- Неее, - пьяно протянул Ахаггар, - я из столицы никуда, - последнее слово он произнес по слогам, пытаясь совладать с заплетающимся языком. Что со мной, отстраненно подумал он, вроде выпил совсем немного… И погрузился в темноту, как в черные воды Хурона.

***


Первое, что он увидел, открыв глаза, был летящий буривух с наклоненной ушастой головой и хищно распущенными когтями. Ахаггар зажмурился, а потом снова осторожно открыл один глаз. Буривух оказался каменным изваянием в ногах кровати, на которой он валялся. Ахаггар приподнял голову и встретился взглядом с улыбающимся господином.
- Вижу тебя как наяву, - поприветствовал тот.
- Ты кто? – вспомнив про свою роль ташерского моряка, бесцеремонно спросил Ахаггар.
- Не узнаешь?
Ахаггар облегченно выдохнул.
- Троннг, ты? Ох, ничего себе… - он сел на кровати.
- Скажи спасибо, что я вовремя вмешался, а то бороздить бы тебе море на кнаппе. Угораздило же тебя нарваться на торговцев живым товаром.
- Вурдалаки меня задери, - проворчал тот, оглядывая комнату. – Значит, из Ехо ты тогда не ушел, Троннги,
- Как видишь, и ребята со мной. Живем помаленьку, приспособились, - хозяин дома улыбнулся. – А я тебя живым уже отчаялся видеть, Лойсо пустил слух, что ты того… - он выразительно черкнул рукой поперек горла.
- Почти, - сухо отозвался Ахаггар. – Он быстро врубился, что почем. Пришлось делать ноги.
- И что дальше? Может, к нам?
- Нет, у тебя работа опасная, а я не один… - он прикусил язык: Ночному Хищнику необязательно знать про Двойника, слишком большое искушение. – К Кофе пойду сдаваться, всегда мечтал полицейским заделаться.
- Ну, дело хозяйское, - равнодушно отозвался Троннг. – Но за тобой следить все-таки буду, на всякий случай. Дорогу только мне не переходи, убью и даже глазом не моргну.
- Да знаю, - с досадой протянул Ахаггар, - ты всегда кровожадным был, парень. Пойду я, если отпускаешь.
Хозяин кивнул. Ахаггар поднялся на ноги и заинтересованно оглядел каменную птицу.
- Почему – буривух?
- Это – не буривух, - улыбаясь, ответил тот.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>10 Авг 2020 15:00

 » Глава 4

Шерраджельсней



Какая разница, немного успокоившись, сказал он себе, испепелит тебя могущественный маг или сожрет грязный дикарь. Как бы то ни было, решил Шерра, его сила не достанется этому прожорливому стаду. Он попробовал пошевелить рукой, туго прикрученной к левому боку. Дикари, тем временем, посвистывая и приплясывая, готовили грандиозный костер неподалеку. Шерра, с отстраненным любопытством наблюдая за их действиями, осторожно повернулся таким образом, что обрубок его левой руки теперь касался горячего песка. Оставалось самое сложное: нащупать изуродованной рукой камень подходящего размера. Насколько Шерра мог чувствовать, в том месте, где он лежал, были только песок и мелкая галька, не подходящие для задуманного. Он попытался сдвинуться, но тут же получил основательный пинок в бок. Дюжий энго, присматривающий за ним, что-то грозно прорычал и снова пнул пленника. От ярости и боли у Шерры потемнело в глазах, но когда он пришел в себя, ликованию не было предела: мощный удар дикаря повернул его беспомощное тело так, что под левой культей теперь оказался превосходный шершавый камень. Шерра медленно выдохнул. Давно, перед тем его безумным походом в самое гнездо Ордена Водяной Вороны, нарушая все запреты своего Ордена, Киба оказал ему неоценимую услугу, про которую Шерра вспомнил только сейчас.
Так же как и несколько часов назад, учитель положил на плечо молодому, опьяненному предстоящей битвой магу свою могущественную левую руку и тихо произнес:
- Ты вступаешь в великое сражение, мальчик, и с тобой может произойти все что угодно: и победа, и смерть, ты можешь попасть в плен, быть изувеченным или обезуметь. Ты должен сам оценить степень грозящей тебе опасности, чтобы сделать единственно верный поступок, который может спасти тебе жизнь и не дать врагам похитить принадлежащий нашему ордену кусочек силы. Когда ты решишь, что все пропало, и смерть щелкнет зубами у твоего сердца, просто найди любой камень такого размера, который может полностью поместиться в твоей ладони, но и достаточно крупный, чтобы не проскользнуть сквозь пальцы. Дальше все очень просто. Тебе нужно всего лишь взять камень в свою левую кисть.
Шерра недоуменно посмотрел на учителя.
- Это же невозможно, - растерянно произнес он. - Моя кисть...
- Знаю, знаю, - нетерпеливо отозвался Киба. - Твоя кисть в ледяном Кристалле, а твоя задача — самому вытащить ее оттуда.
- Для этого нужно какое-то особенное заклинание?
- Нет, Шер, даже для очень короткого заклинания необходимо время, а у тебя его может не быть. Просто возьми камень в руку, как будто твоя кисть при тебе. Я не могу объяснить, что ты при этом должен почувствовать, потому что, как видишь, еще и сам не пробовал.
- И что произойдет дальше? - волнуясь, спросил Шерра.
- Ты потеряешь все свое могущество, парень, - просто ответил Киба. - А если быть точным, твоя сила перейдет в этот камень, и врагам не достанется ни капли. И если ты каким-то чудом останешься в живых, больше у тебя не будет возможности совершать прежние чудеса, но зато ты получишь обратно свою руку, живую и теплую, сможешь сажать деревья, строить дома, ходить под парусом, делать все что делают обычные нормальные люди, не обремененные нашим непостижимым даром.
- Лучше смерть, - мрачно произнес Шерра. - А возвратить потом из камня силу назад не получится? - с надеждой спросил он.
- Этого я не знаю, - Киба пожал плечами. - В наших книгах ничего подобного не написано. Но во всяком случае, ты можешь попробовать, если останешься в живых, в чем я очень сильно сомневаюсь. Твои противники — могущественные маги и они сразу учуют, что ты ослаб. Я бы на твоем месте не очень-то рассчитывал на их великодушие.

Этот давний разговор молнией пронесся в голове Шерры, когда он осознал свою неизбежную гибель. Самое удивительное, что вернувшись из Иерохха с похищенной Рукописью, он начисто забыл про этот прием, чему тайно посодействовал его учитель, опасаясь, что знание станет известным еще кому-нибудь. Но сейчас, со смертью Кибы, его заклятие потеряло силу, давая Шерре последний шанс... Он вдохнул раскаленный воздух пустыни, закрыл глаза и просто подумал, что надо бы взять этот грешный камень в ладонь.
Следующее, что он ощутил, были собственные пальцы, сомкнувшиеся на крошечном осколке земной тверди.
Он просто лежал на земле, сжимая камень в ладони, пытаясь почувствовать, как утекает сила, превращая его из грозного и непобедимого Стражника в слабого и никчемного человечка. Ничего особенного не происходило. Дикари визжали и трещали у костра, его охранник шумно сопел где-то рядом, солнце клонилось к закату, а ветер тихо шумел в ушах. Несколько энго подошли ближе к нему, и Шерра тихо разжал пальцы, отпуская камень в его родную стихию. Бывшего Стражника бесцеремонно поволокли вниз по склону. Шерра задыхался от забившей его нос пыли, в глаза то и дело попадал мелкий песок, как бы он их не зажмуривал, но это уже не имело никакого значения. Родился с двумя руками и умру с двумя руками, подумал он с какой-то теплой внутренней улыбкой. Пытка, впрочем, скоро прекратилась, его перевернули лицом к небу.
- Это не он, - тихо произнес дребезжащий голос откуда-то сзади. - Мне нужен однорукий, а вы кого приволокли? Жрите теперь сами свою падаль, - и Шерра услышал хруст удаляющихся шагов.
Дикари сначала тихо и зло переругивались, потом послышались звуки ударов и дикий вой. Шерра повернул голову. Сцепившись в огромный клубок, энго с остервенением тузили друг друга. В центре кучи возвышался его бывший охранник, который отшвыривал своих визжащих соплеменников. Шерра попробовал ослабить путы, и это ему удалось. Пока его тащили по склону, несколько витков волосяной веревки сместились, его левая рука легко двигалась, и он осторожно освободил ее. Как и ожидалось, ума на то, чтобы завязать хитрый узел, у его врагов не хватило, Шерра, опасливо косясь на дерущихся, сдернул с челюсти веревку и одним движением вскочил на ноги. Уцелевшие после драки энго тупо смотрели на него. Шерра был выше любого из них на добрых две головы, и дикари пытались сообразить, стоит ли вступать еще в одну схватку. Не дав им опомниться, бывший Стражник сокрушительным ударом поверг самого крупного энго на землю и, рыча от злости, принялся раскидывать дикарей направо и налево, продвигаясь к своему погребальному костру. Выхватив из пламени полуобгоревший обломок дерева, он, бешено выкрикивая те самые слова, которые читал ночами в своей крепости злосчастному Феши, проложил себе дорогу сквозь толпу примчавшихся на помощь дикарей и направился вглубь пустыни. Ни судьба драгоценной рукописи, ни свалившееся на него избавление от неминуемой смерти его уже не трогали. Он потерял свое могущество и теперь просто шел вперед, не разбирая дороги.

Впрочем, усталость заставила его остановиться еще до наступления полной темноты. Дикари не послали за ним погоню, очевидно решив, что их пленник сумасшедший, если решился на ночное путешествие через пустыню, по которой они сами ходили с великой опаской, особенно в темноте, когда из непостижимых и тайных щелей в черноту ночи выползали загадочные твари, способные поглотить любого приблизившегося к ним человека.
Прихваченная у энго головня едва заметно тлела крошечным алым огоньком, и Шерра решил развести костер. Он осторожно положил обломок на землю и набрал охапку сухих веток и листьев. Вспыхнувшее пламя на какое-то мгновение вернуло ему присутствие духа, он запахнулся в изодранную куртку и впервые за этот день слабо улыбнулся, разглядывая свою возвращенную из ледяного плена левую кисть. Да пусть катится к вурдалакам это могущество, весело подумал он, а заодно и рукопись, и напитавшийся его силой камень. Хватит торчать у границы как сухое дерево у пересохшего колодца, мое место здесь, в самом центре этой волшебной пустыни, шептал он слова из своего недавнего сна. А может быть, я умираю, устало зевая, думал Шерра несколько минут спустя, а это лишь предсмертный бред. Голова его уже клонилась к земле, он свернул куртку и начал было устраиваться на ночлег, но неожиданно поднял голову: из темноты к костру вышел смутно знакомый ему человек.
- Я вижу, ты внял моему совету, - сказал Таби Эйнес.

Тиндуф Эз Завия



Тяжело дыша, они добежали до спасительных развалин древней резиденции. Преследователи, похоже, потеряли их из виду, по крайней мере Льюльяй уже не слышала шелест их лоохи и неотвратимую поступь их шагов. Спасительная передышка оказалась кстати для Тиндуфа, который беспомощно повалился на каменные ступени.
- Лью, у меня больше нет сил, - простонал он, ловя воздух пересохшими губами. - Убегай одна, мне уже всё равно...
Черноволосая девушка перекинула через плечо запыленную полу своего лоохи и решительно потащила Тина вглубь развалин, то и дело спотыкаясь от усталости, чувства полной обреченности и страха смерти.
- Они нас потеряли, - стуча зубами, промолвила она, не обращая внимания на протесты своего спутника. - Но надолго ли?
Тиндуф, отдышавшись, уже сам поднялся на ноги и неловко обнял девушку.
- Беги отсюда, они скоро придут. Ты же знаешь, Охотники не остановятся, пока не найдут нас и не убьют. Я ничего не могу сделать. Всё время, пока мы были вместе, ты сама защищала и опекала меня. Но сейчас на кону твоя жизнь, спасайся. Твоя привязанность ко мне — глупая. Ты сильная и смелая девушка, ты должна жить, - еле слышно шептал он, прижимая Льюльяй к своей груди. Она ласково освободилась из его объятий и серьезно посмотрела ему в лицо.
- У нас очень мало времени, ты прав, - она присела на обломок каменной колонны и сделала повелительный жест рукой, приглашая его занять место рядом. - А я должна тебе кое-что рассказать.
Выражение крайнего отчаяния и страха уже исчезло с ее лица. Льюльяй повертела в руках крошечный осколок древнего витража, потом внезапно сказала:
- Это я виновата, что ты беспомощен и мало чего умеешь. Я сейчас тебе расскажу, ты только не перебивай, вопросы задашь потом... если у нас будет время, - грустно добавила она. - Ну слушай. Таких как ты, мы называли Неуязвимыми. Воспитывались вы отдельно от нас, обычных послушников Ордена, в самых недоступных резиденциях с непроницаемой защитой от любого воздействия магии. Я не знаю, чему вас там учили, но в Ордене ходила легенда о вашей силе. Говорили, что даже подросток может легко справиться с любым Старшим Магистром нашего Ордена, не говоря уже о прочих орденах, включая Семилистник. Великий Магистр готовил для вас отдельный орден, потому что вам нечего было делать среди нас, с нашими обычаями и магическими знаниями. К несчастью, Великий Магистр исчез, - она горестно вздохнула, - и теперь на всех объявлена охота.
Тиндуф раскрыл было рот, чтобы что-то сказать, но, вспомнив про убегающие драгоценные минуты, только нетерпеливо мотнул головой. Она торопливо продолжила:
- Одна из женщин Ордена, узнав про тебя и твою историю — я надеюсь тебе рассказать всё, но сейчас должна сказать самое важное — поведала мне великий секрет, который делал вас такими сильными и действительно неуязвимыми. С самого вашего детства вы убеждены, что магии не существует. У кого-то из вас, как у тебя например, это врожденное, но многих просто брали в Орден совсем маленькими детьми и воспитывали так, что никаких чудес в их жизни не было вообще. Со временем вы так привыкли к этому состоянию, что даже самое очевидное чудо оставалось незамеченным или объяснялось всем, чем угодно, но только не магией.
Тиндуф вспомнил свое детство, отца, братьев... Да уж, они то и дело демонстрировали ему чудеса магии, но каким-то невероятным образом он всё умудрялся объяснить одному ему понятными причинами.
- Но теперь-то я вижу магию, - возразил он. Льюльяй тем временем напряженно прислушивалась, не долетит ли до них зловещий звук погони. Ничего угрожающего, впрочем, она не почувствовала и продолжила свой рассказ.
- У нас еще есть время, но твою историю я расскажу позже. А сейчас — самое главное. Когда появятся преследователи, ты должен будешь вспомнить своё детство, свою жизнь и обучение в нашем Ордене до знакомства со мной и другими обычными послушниками. Только это спасёт твою жизнь. Ты снова должен стать Неуязвимым, закрыть глаза на чудеса и действовать, как будто их вообще нет. Запомни пожалуйста мои слова, потому что я должна погибнуть, а ты — выжить. Не печалься, мне не будет ни больно, ни страшно. Просто превращусь в серебристое туманное облачко и исчезну... А теперь послушай, что произошло две дюжины лет назад.

Она помолчала, собираясь с мыслями. Тиндуф, ошеломленный внезапным открытием, только сейчас понял, что она не собирается убегать, а наоборот, решила вступить в смертельную схватку и, несомненно, погибнуть в неравной борьбе.
- Нет, - твёрдо сказал он. - Если нужно стать Неуязвимым, то я стану им прямо сейчас, Лью. Ты не умрёшь, а убийцы из Семилистника будут повержены.
Она только горько улыбнулась.
- Это не так-то просто, по своей воле отказаться от видения чудес. На моей памяти только один человек в Ордене был таким совершенным. Его имя было — Ахаггар, - Льюльяй внимательно посмотрела на своего друга. - Тебе же знакомо это имя, верно?
Ещё бы нет. В Ордене об этом таинственном человеке слагали легенды, ненавидели, боялись, восхищались, смеялись. Но никто не мог похвастаться личным знакомством с ним. Среди послушников, в обществе которых последнее время Тину довелось находиться, об Ахаггаре говорили как о бросившим вызов самому Великому Магистру. Впрочем, в чём состоял этот вызов, никто не знал. Когда Ахаггар внезапно исчез, ходили слухи, что Великий Магистр жестоко расправился со своим первым помощником. А когда так же неожиданно исчез и сам Великий Магистр, именем Королевской власти на членов Ордена была объявлена охота.
- Значит, он тоже Неуязвимый? - спросил Тиндуф. Льюльяй молча кивнула и продолжила свой рассказ.
- Сейчас речь о тебе, поэтому слушай внимательно. Один раз в год вас, таинственных воспитанников Ахаггара, приглашали в Орден к обычным адептам. Как мне сказала одна наша колдунья, это был своего рода экзамен. Разумеется, мы, всемогущие маги как нам казалось, старались удивить пришельцев и демонстрировали самые потрясающие чудеса, на какие были способны. Впрочем, степень магического воздействия была строго дозирована, и нам строжайше было запрещено применять некоторые фокусы, которые могли изменить вашу картину мира. Не забывай, что вы были совсем юными, и потрясение от увиденных чудес могло полностью уничтожить ваши умения, - Льюльяй опустила глаза. - Разумеется, тогда я этого не знала, вы казались мне странными людьми, практически слепыми и глухими. Втайне от вас мы смеялись над Неуязвимыми, рассказывали друг другу всякие нелепицы про вас. А потом я увидела тебя, и когда наш самый главный насмешник Увайло начал, по своему обыкновению, злобно издеваться над вами, я превратила его в дырявый таз, и больше уже никто не смел насмехаться над тобой.
Тиндуф не помнил этого Увайло, но зато острую обиду от полученных насмешек и издевательств забыть не мог до сих пор.
- Кажется, я помню этот день, - сказал он. - Именно тогда я впервые увидел разноцветные облака на лазоревом небе, и растворенный в воздухе радужный свет, и необыкновенные лиловые цветы, и загадочных птиц с ярким и причудливым оперением, и еще многое-многое другое. А после этого меня сразу перевели к вам в Орден, я вдруг стал видеть магию, научился многим полезным вещам... Я был так счастлив, - он улыбнулся. - Я и сейчас счастлив, ведь тогда я встретил тебя.
- В тот день я сделала ужаснейшее преступление, - мрачно промолвила Льюльяй. - Я применила все свои познания в магии, чтобы хоть как-то расшевелить тебя, заставить увидеть мир как сквозь разноцветное стеклышко, удивительным, загадочным и волшебным. И ты увидел. И мгновенно утратил весь свой предыдущий опыт, перестал быть Неуязвимым. Вот так, Тин, - она опустила глаза и закусила губу. Потом резко вскинула голову и обеспокоенно прислушалась. - Ну всё, время наше закончилось, скоро они будут здесь, пойдем, встретим их, - она стиснула зубы и решительно направилась к выходу.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>13 Авг 2020 16:12

 » Глава 5

Эльвтаннел Лонн



Защитный амулет пропел свою приветственную песнь, и я от радости чуть из скабы не выскочила. Всего несколько раз в год я слышу эту прекрасную музыку, сопровождающую приход в дом моей любимой мамочки. Я бросилась к двери, переворачивая на своем пути столики, вазы и прочую домашнюю утварь. Грешные магистры, как же я рада ее приходу.
- Ага, в этом доме меня все еще узнают, - с улыбкой сказала она, снимая теплое лоохи.
Я только восторженно помотала головой. Ее приход предвещал удивительные приключения и новые тайные знания: мамуля была не самой последней колдуньей в Ордене.
- Ты надолго? - замирая от жгучей смеси восторга от «да» и разочарования от «нет», спросила я.
Она помолчала.
- Это зависит от тебя. Разговор будет серьезный, - что-то в ее лице заставило меня вздрогнуть. Если мама говорит таким тоном, жди конца света.
- Примерно так, - сказала она, читая мои мысли. Я вздохнула. Спокойная жизнь в Ехо закончилась давно, и глупо было надеяться, что гибельные для нас всех перемены не затронут маленький счастливый островок на улице Зеленых Лун, мой пряничный домик из детской сказки. Война была в самом разгаре, Семилистник яростно расправлялся с неугодными, и никакая защита не могла гарантировать, что в дверях моего дома не появится дюжина бело-голубых убийц. Впрочем, наш Орден ушел из Ехо уже давно, обеспечив своим членам безбедное существование где-то на окраине мира. А я осталась в столице.
Потому что так сказала мама.
- Боишься? - она слегка улыбнулась.
- Немножко. Я, конечно, уверена во всех этих защитных штучках, которыми завален мой дом и сад, но меня беспокоит то, что сама я мало что могу. Даже думать не хочется, что будет, когда меня застанут врасплох.
- И все же кое-что ты можешь. Мгновенно уйти в Хумгат.
- Ну нет уж, лучше подвалы Семилистника, - я передернула плечами. - Этот грешный коридор сведет меня с ума раньше, чем я смогу выбрать нужную дверь.
- Твоя единственная слабость — это страх, - твердо сказала она. - Ты потакаешь ему, даешь возможность одержать верх. Со временем это могло бы пройти, но беда в том, что времени у нас нет совершенно. Поэтому я и пришла, показать тебе одну очень необходимую вещь, - она неожиданно отвернулась, а потом так же внезапно поставила передо мной небольшое старинное зеркало и повелительно сказала:
- Смотри!

***


Я ахнула от восторга.
- Ну как? Нравится? А ты все ныла: цвет не тот, цвет не тот..., - Лёлька победно взмахнула феном над моей головой.
- Ты просто чудо, - я посмотрела на нее с восхищением. - Беру назад свои слова.
На столике передо мной выросла гора флакончиков с пенками, кремами, бальзамами. Сейчас Ольга начнет все это мне втюхивать, а я — вяло отбиваться. Впрочем, сегодня пожалуй нет, куплю все. Тем временем моя всемогущая волшебница деловито устроилась за стойкой, листая журнал записей.
- У Настьки в воскресенье есть два часа свободных, днем, - вкрадчиво промурлыкала она. - Записываю?
- Лёлёк, я в воскресенье улетаю, на море, - виновато сказала я.
- Везет же некоторым, - с притворной завистью в голосе отозвалась она. Разумеется, с ее ежегодными таиландами мой скромный отечественный «юг» и рядом не стоял.
- Слушай, - наседала она, - да тебе же о-бя-за-тельно нужен маникюр. Когда самолет-то? Вечером? Да Настька тебе быстро сделает, она только с выставки, таких картинок на пальчиках понарисует, блеск. Я сама видела, авангард, это тебе не какие-то цветочки со стразами.
Если Оля разводит, то по полной, обреченно подумала я, вытаскивая кредитную карту.
- Ну записывай, успею, наверное.
- И педикюр, - утвердительно сказала Оля. Я только вздохнула. - Ух и завидую я тебе. Романчик закрутишь там, курортный, - она хихикнула.
- Я уже старая для романов, четвертый десяток, - ляпнула я, не подумав. Из-за перегородки тут же появилось возмущенное лицо Олеси, лёлькиной напарницы. Она скорчила жуткую рожу, погрозила мне феном и так же молча исчезла. Я рассмеялась и еще раз полюбовалась на свое отражение в зеркале.

***


- Ну как, понравилось? - мама уже хрустела печеньицем. На столике перед нами стояло не меньше дюжины разноцветных блюдечек с миниатюрными пирожными, а посреди всего этого великолепия возвышалась переносная жаровенька с кувшином камры.
- Я что, спала все это время? - изумленно поинтересовалась я.
- Даже не надейся, все это время тебя действительно здесь не было, так что мне пришлось пригласить твоего повара и заказать десерт. Кстати, восхитительный, - она кивнула на уставленный яствами стол. - Ты хоть что-нибудь помнишь?
- Минуту назад вроде помнила все, - нерешительно сказала я, - а сейчас уже нет. Как будто это и правда был сон. Две молодых женщины... дружелюбные... смеются. Пожалуй, все. И, да, я куда-то собралась уезжать, готовилась к отъезду, - события моего «сна» с катастрофической скоростью уплывали в беспросветный туман. Я пыталась ухватить детали, но безуспешно.
- А как же я проскочила Хумгат? - неожиданно вспомнила я свою главную проблему: панический страх этого грешного коридора. Чёртова коридора, неожиданно мелькнуло странное чужое словечко.
- Зеркало Элея, - коротко и значительно сказала мама. - С этого момента любое зеркало, любая блестящая поверхность будет служить тебе мостом в другой мир. Выбора, конечно, у тебя не будет, но жизнь спасет точно. Потренируйся немножко, а когда освоишься в том мире, выброси все зеркала, замени блестящие стекла на матовые, а стеклянные бокалы — на глиняные кружки. В общем, займись хозяйством, - она озорно подмигнула. - Без необходимости там не появляйся, устанешь. Это ведь здесь тебя действительно не было, а там ты есть всегда, очень забавный феномен, но отнимает массу энергии.
- А там я в безопасности? - наивно поинтересовалась я. Ну да, я трусиха еще та.
Мама серьезно покачала головой.
- Нет. Чувство безопасности — это самая вредная иллюзия, которую когда-либо придумал человек. А тот мир, куда ведет этот мост, вообще скорее похож на жадного хищника, и там тем более ухо востро нужно держать, впрочем, как и везде. Но назад, в Ехо, ты можешь так же легко возвратиться, достаточно лишь посмотреть на свое отражение.
Я только закрыла глаза. К угрозе, исходящей от Семилистника, добавилась еще одна новая. Нужно завести карманное зеркальце, обреченно подумала я.
- Вот и правильно, - она удовлетворенно улыбнулась и насмешливо посмотрела в мое перепуганное лицо. - Ты чего раскисла? Ничего же не изменилось от того, что я тебе все выложила. Таинственные умения, другой мир — это же было всегда, просто ты об этом только сейчас узнала. В общем, бери себя в руки, выкидывай зеркала, чтобы случайно не оказаться в том мире, ну и зови меня если что, - она тепло улыбнулась, глядя на мое испуганное лицо.
Я растерянно наблюдала, как мама надевает свое зимнее лоохи. Задержавшись на пороге, она кивнула на защитный амулет:
- Кстати, это подарок Хонны, непревзойденный защитник для тебя.
Передай ему спасибо, - сухо отозвалась я. Мама помахала мне рукой и легко поднялась в амобилер. Прилетевший с Хурона прохладный ветерок ласково взъерошил ее светлые волосы, и я восхищенно вздохнула. Красавица мамуля, подумала я, даже имя у нее сказочное — Белая Льяса.

Тиндуф Эз Завия




Выбираясь из развалин, Льюльяй опередила его на несколько шагов, и прежде чем Тиндуф сделал попытку задержать девушку, стремительно выбежала и встала в центре поляны. Она трижды взмахнула руками, и мир преобразился. Тиндуф ошеломленно смотрел, как менялся цвет деревьев и травы, как ласковый дождь радужными струями разливался по бархатному ковру поляны, как заполнился сладкими голосами сказочный лес вокруг, а небо окутало землю тонкой шелковой пеленой, нежно лаская сердце...
Четверо преследователей в бело-голубых лоохи, бесшумно появившиеся на краю волшебной поляны, изумленно провожали глазами диковинных сладкоголосых птиц. Потом двое из них взялись за руки, а двое других медленно вышли к центру поляны и выполнили потрясающе красивое и одновременно угрожающее движение, похожее на встряхивание рук. Тиндуф завороженно смотрел на Льюльяй. Она повернула голову в его сторону, успела только кивнуть головой... и тихо упала на землю.
Она не превратилась ни во что. Обычная девушка лежала на обычной пыльной траве. Магия исчезла вместе с ней.
Бело-голубые деловито переговаривались между собой. Тиндуф, стоявший столбом у входа в развалины, по видимому, не представлял для них ни особой угрозы, ни каких-либо затруднений. Высокий человек с тяжелым взглядом, вероятно, главный в этой группе, властно взмахнул рукой и медленно направился в его сторону. Страх, на какую-то долю секунды всецело охвативший Тина, внезапно исчез. Чей-то равнодушный голос, раздавшийся в сознании, спокойно и уверенно произнес странную фразу: «они всего лишь люди», и Тиндуф двинулся им навстречу. Отстраненно и безразлично он наблюдал, как его тело зажило отдельной жизнью, как глаза, перестав искать чудеса, остановились на узком и длинном осколке витража под ногами, как согнулась нога в колене, пальцы сжали холодное острое стекло, а рука сделала стремительное движение, нанося смертельный удар уверенному в собственном могуществе врагу...

...Двоим все-таки удалось убежать. Преследование не входило в планы Тиндуфа, поэтому он все так же безразлично вытер изрезанные руки о собственное лоохи и подошел к Льюльяй. Она казалась спящей, и он неожиданно вспомнил слова одного из орденских наставников, еще до знакомства с Лью и остальными.
- Эти люди живут в мифе и умирают в мифе, - говорил тот. - Поэтому, умирая, они выглядят как спящие, и возможно, они действительно спят. По-настоящему мертвый человек никогда не выглядит как уснувший, он скорее похож на деревянную куклу или марионетку, из которой кукольник вынул оживлявшую ее руку.
Тиндуф осторожно поднял девушку и отнес в развалины, соорудив в самом дальнем углу какое-то подобие склепа. Потом вышел в сгущающиеся сумерки и долго стоял, глядя на две нелепые бело-голубые фигуры, несколько минут назад бывшие живыми людьми. «Эти умерли по настоящему», шепнул он себе, сделал несколько шагов и опустился на колени рядом с одним из них. Замирая от собственной смелости, он быстро снял с него орденское лоохи, неловко ощупал мертвое тело, сорвал драгоценный амулет с шеи жертвы, затем запахнулся в чужую одежду, маскируя бурые пятна в глубоких складках дорогой туланской ткани. В лесу уже стемнело, зеленоватая луна загадочно светила сквозь черные кроны деревьев, когда Тиндуф вышел на дорогу, ведущую к Ехо.

***


- Льюльяй Льякка... никогда не слышал такого имени, - тихо пробурчал себе под нос Нуфлин. - Ну и что было дальше?
Сэр Ассен Зидд, Главный Охотник Ордена Семилистника, стоял навытяжку перед Великим Магистром. Сотофа, мрачнее тучи, была поглощена безмолвным разговором с Джуффином. На первый взгляд, случившееся нельзя было назвать катастрофой, скорее, нелепой случайностью или ошибкой. Но посвященным в тайну Неуязвимых было не до смеха: очевидно, Семилистнику был нанесен первый удар, за которым вполне мог последовать второй — ведь до сих пор неизвестно, где скрылись эти загадочные люди и какие планы они вынашивали все это время.
- Эта девочка была ученицей Лхасы, женщины Ордена Водяной Вороны, - почтительно произнес Ассен.
- Кстати, где она, эта Лхаса? - ворчливо произнес Нуфлин, - надеюсь, уже..?
Ассен с притворно скорбным лицом поднял глаза куда-то к потолку и нарочито печально вздохнул. Лицо Нуфлина на миг посветлело, но сразу же приняло непроницаемое выражение. Пока подчиненный торопливо рассказывал про случившееся, Великий Магистр сверлил тяжелым взглядом Сотофу, которая в свою очередь выясняла подробности у Ассена.
«У меня скоро лоохи задымится, Мони», - она моментально переключилась на безмолвную речь, - «Джуффин уже в курсе».
«Я бы предпочел, чтобы Чиффа, - он сделал ударение на этом имени, - не только был в курсе, но уже мчался на всех парах к развалинам резиденции Иерохх», - раздраженно парировал Нуфлин.
«Джуффин, - с не меньшим ударением сказала Сотофа, - на всех парах мчится в Иафах. Он должен знать все про Неуязвимых, из твоих уст, между прочим. У меня с ним слишком теплые отношения, и беседа наша затянется надолго, полагаю», - ехидно добавила она.
Ассен тем временем уже закончил печальную повесть о нападении на Охотников Семилистника и решил высказать свою версию случившегося. Его уже никто не слушал, по крайней мере, до тех пор, пока в сбивчивой речи подчиненного не прозвучало слово «неуязвимый». Нуфлин и Сотофа одновременно вскочили со своих мест, Ассен понял, что окончательно пропал, а появившийся в дверях залы человек с хищным взглядом насмешливо произнес: «а вот отсюда подробнее, пожалуйста».
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>19 Авг 2020 11:56

 » Глава 6

Лхаса


- Говоришь, у развалин Иерохха? Жалко девчонку, она самая безобидная была, сказки обожала. Но вмешательство в естественный ход судьбы никому не прощается, - худощавая женщина задумчиво курила длинную трубку, заполняя низенькую темную комнату тонкими травяными ароматами. - А парень, значит, устроил вам небольшую заварушку. Ну что же, не одному Ахаггару быть таким талантливым магом.
Ассен, закинув руки за голову, устало зевал в мягком кресле. За один только сегодняшний день он совершил столько ошибок, сколько, пожалуй, не делал за всю свою долгую карьеру в Ордене Семилистника. Но кто же знал, что сказка о таинственных людях из Ордена Водяной Вороны окажется самой настоящей правдой.
- А ваш папаша, значит, Кеттарийца позвал на помощь, - тем временем продолжала Лхаса, - чтобы самому не мараться, значит... Ну, может, тебе и полегче будет.
- Полегче... ты шутишь что ли? - отозвался тот. - Чиффа уже вывернул меня наизнанку, и если бы не твой амулет, сидеть мне в Холоми или в одном из наших подвалов, уж не знаю, что хуже.
Ассен потянулся к кувшину с камрой. Лхаса шутливо хлопнула его по руке.
- Не переживай, сэр Главный Охотник. Ты чист как кристалл из лавки драгоценностей.
Оба рассмеялись. Ассен, окончательно расслабившись, медленно тянул душистую камру из объемистой кружки, украшенной разноцветной мозаикой. На личном счету этого человека было около дюжины Старших Магистров Ордена Водяной Вороны, бесчисленное количество Младших и две женщины из Гнезда Силы Ордена. Лхаса должна была стать третьей. Впоследствии Ассен со смехом ей жаловался, что она применила такую запредельную степень магии, которая не снилась не только Нуфлину с Лойсо, но даже легендарным магам древности. А маленькая женщина, вдыхая ароматный дым вечной своей трубки, только улыбалась в ответ и говорила, что всегда мечтала погибнуть от руки самого красивого магистра Семилистника, а он так и не дал ей этой возможности.
- Несчастливое место, этот Иерохх, - Лхаса печально вздохнула и осторожно положила трубку на низенький столик. - Ты бы прежде, чем идти на доклад к вашему драгоценному папаше, спросил у меня совета. А сейчас туда, небось, пригнали две дюжины ваших псов, и Кеттариец там же крутится. Эх, - она с досадой махнула рукой.
- А что такого особенного в Иероххе? - устало огрызнулся Ассен. - Обычные развалины старой резиденции, какой-нибудь особенной магией там и не пахнет. Что же мне, с каждым своим делом к тебе бежать?
- Ты когда-нибудь слышал про Черную рукопись? - отмахнувшись от его упрека, поинтересовалась она. - Вижу, что нет, и это неудивительно. Ну, значит, послушай, - Лхаса внезапно стала серьезной, и задремавший было в кресле Ассен сразу проснулся.
- Думаешь, почему Ахаггар прибежал к Лойсо? - продолжала она. - Он давно подбирался к этой старинной книге и даже раздобыл пару древних листков, которые ему принес один из наших Хранителей. Не за красивые глаза, разумеется. Рукопись хранилась в Иероххе с незапамятных времен и охранялась самыми верными Великому Магистру людьми. Уж что пообещал этому грешному Хранителю Ахаггар, могу только догадываться. Их тех наспех вырванных страниц он и узнал, я полагаю, как найти личного помощника в Огненном Мире. А в самой книге этих страниц не меньше тысячи, и на каждой — такие чудеса, за которые любой отдаст всё на свете.
- Так вот оно что, - протянул Ассен. - И где же сейчас эта рукопись? У этого зеленоглазого вурдалака? И что нас всех ждет в таком случае?
Лхаса наполнила камрой свою кружку и сделала маленький глоток.
- Ахаггар не успел, потому что он был не единственным, кто знал про книгу и мечтал заполучить ее в свое пользование. Ярости его не было границ, но он быстренько взял себя в руки и организовал в Ордене школу неуязвимых для магии воинов. Там собрались такие люди, которым было наплевать на все древние знания, они действовали очень эффективно и в конечном итоге помогли бы своему наставнику завладеть рукописью.
- А мы были уверены, что это лишь каприз очередного фаворита Пондохвы, - хмыкнул Ассен.
- Просто ваш папаша до такой степени осторожен и недоверчив, что готов допустить появление в Ехо нового ордена, лишь бы не сказать лишнего слова своим потенциальным конкурентам, Кеттарийцу к примеру, или вашей хитренькой ведьмочке Сотофе. Ну вот и допрыгался: по крайней мере двое Неуязвимых сейчас спокойно гуляют по Ехо: Ахаггар и этот малый.
- Двое? - спросил Ассен. - А где же тогда остальные? Они же должны были оказать нам такое сопротивление, что об этом узнали бы многие, по крайней мере у нас в Ордене.
Лхаса нахмурилась.
- Они исчезли гораздо раньше. Все до одного, за исключением того парнишки, который формально числился среди обычных послушников, потому что одной глупенькой влюбленной девчонке в свое время захотелось сделать его таким же магом, как и остальные, - ее губы дрогнули.
- Они исчезли сразу после того, как Лойсо убил Ахаггара, - после паузы продолжала она.
Ассен вопросительно взглянул на свою подружку.
- Нам так было объявлено, - пояснила она. - Подозреваю, что Лойсо и сам понял, какие бонусы дает командование такими людьми. Но он не учел, что Ахаггар видел его насквозь и принял нужные меры, чтобы и самому не погибнуть, и его ребятам. Говорю же тебе — у него теперь есть помощник из Огненного Мира, - значительно добавила она.
- У меня уже голова кругом идет, - пожаловался Ассен. - Что же ты раньше молчала?
- А мне что, сразу все свои знания тебе выкладывать? - ехидно ответила Лхаса. Впрочем, ее слова сопровождались таким теплым взглядом, что Ассен и не подумал сердиться. Оба жили в постоянном страхе, что многочисленные шпионы Нуфлина, заполнившие Ехо и Иафах, рано или поздно узнают об их связи, поэтому на глупые обиды просто не оставалось времени.
- Никому не известно, куда ушли эти люди, - продолжала она. - Когда в их тайные резиденции пришли наши служители, чтобы как обычно навести порядок, то не обнаружили ни единого человека. По всей видимости, Ахаггар заранее дал их наставникам подробные инструкции, как действовать в случае его исчезновения. Он ведь хитрый тип, этот зеленоглазый красавчик, - Лхаса кокетливо похлопала ресницами.
Ассен ревниво покосился на нее и хмыкнул.
- А с рукописью-то что произошло? - вдруг вспомнил он начало их разговора. - Ты сказала, что Ахаггар не успел, значит ее похитил кто-то другой?
Лхаса медленно покивала головой.
- Тот, кто и разрушил Иерохх, - сказала она. - Кто испепелил всех Хранителей и не оставил камня на камне от нашей древней резиденции. Сильный маг из Ордена Ледяной Руки, - Лхаса передернула плечами. - Мы не смогли ничего противопоставить этому человеку, все получилось внезапно, - она испуганно оглянулась и охнула.
- Интересная у вас беседа, - вкрадчиво сказал Нуфлин Мони Мах.
Ассен обмяк в своем кресле.

Шерраджельсней



От его крепости остались лишь развалины, в которых гулял жаркий красный ветер. Шерра медленно приблизился к провалу в стене, где раньше были главные ворота, и решительно шагнул внутрь двора. Одного взгляда хватило, чтобы понять: кузница давно разграблена и все оружие украдено. Шерра равнодушно оглядел куски покореженного металла, разбросанные по двору, и вошел в крепость. Там царило еще большее запустение. Вся деревянная мебель была сожжена дикарями, стекла выбиты, а в углах навалены кучи высохшего дерьма. Шерра брезгливо поморщился и вышел из комнаты.
Около дюжины дней назад он все-таки решил возвратиться в бывшую крепость. Таби не слишком удерживал его и почти не уговаривал остаться.
- Дело хозяйское, - раздумчиво сказал он, когда в глазах Шерры прочитал намерение снова вернуться на границу, - только зря ты это делаешь, парень. Книжка твоя в надежном месте, а ты сам понимаешь, охотников заполучить ее – что песчинок в этой пустыне. Так что тебя там быстро найдут, Стражник.
Шерра лишь пожал плечами.
- Сейчас я не то, что раньше, - равнодушно ответил он.
- Да, ты изменился, но с человеческой точки зрения, все осталось как прежде: слишком молод, слишком глуп, все еще мечтаешь о невиданном могуществе, а придется тебе распутывать лишь клубок тайн и интриг.
Шерра усмехнулся.
- Если ты об орденских интригах, то в Ехо уже практически не осталось сильных орденов, кроме Семилистника, а он, хвала магистрам, о моем существовании даже не подозревает. Кому я действительно был небезразличен, так это Ордену Ледяной Руки и Ордену Водяной Вороны, но если верить слухам с Хонхоны, они уже рухнули, так что…
- Так что ты подтверждаешь мое предположение о твоей непроходимой глупости, - ухмыльнулся Таби. – Будь уверен: Нуфлин перед тем, как окончательно уничтожить тот или иной орден, непременно поинтересуется, какими тайнами тот располагал, кого числил в друзьях, а кого – во врагах, и названные тобой ордена не исключение. К тому же тот, кого ты так лихо опередил в борьбе за рукопись, жив-здоров и все еще мечтает с тобой встретиться.
- То есть, ты предлагаешь мне тихо отсидеться в песках, пока мои враги сами собой не передохнут, - грубо перебил его Шерра. Его уже давно раздражал Таби. Старый пердун, обделался накануне Войны Орденов, свалил в пустыню, а теперь и его самого собирается сделать таким же трусливым идиотом, зло подумал он. Таби покосился на него и, подавив ухмылку, лишь махнул рукой.
- Да иди, магистры с тобой.
И Шерра вернулся в Крепость.

Его скитания по пустыне не были безрезультатными. Потеряв все свое могущество, он первое время продолжать жить не собирался. Вышедший тогда к его ночному костру Таби никакой помощи не предложил, лишь удовлетворенно похмыкал, сунул ему сверток с едой и исчез в темноте. В ту ночь уснуть снова не получилось, Шерра дождался, когда на алое небо выкатится солнышко, и поднялся на ноги. Сначала он просто шел на восход, пока не заболели глаза, но зной заставил его прервать свой путь и искать убежище от жары среди камней. Здесь-то он впервые осознал, что далеко не один в бескрайней пустыне. Рядом с ним мелькнула легкая тень, которую он принял бы за обман зрения, если бы не поднятая белая меловая пыль, моментально осевшая на его лице. Шерра невольно зажмурился, а когда открыл глаза, даже вздрогнул: на него смотрело круглое безбровое лицо. Шерра несколько раз моргнул, прогоняя наваждение, но пришелец лишь тихо рассмеялся.
- Я не призрак, - деловито сказал он.
- Да? – растерянно спросил Шерра. – А очень похож.
Существо тихо захихикало. Человеком назвать его можно было лишь с большой натяжкой: длинное и худое тело венчала совершенно круглая голова с ярко-голубыми глазами, приплюснутым носом и абсолютным отсутствием растительности на гладком черепе.
- Скорее, ты сам похож на призрака, - ответило оно, - особенно если присмотреться к твоей левой руке.
Шерра поднес конечность к глазам и пошевелил пальцами. Он еще до сих пор не мог поверить, что прозвище однорукого теперь осталось в далеком прошлом.
- А я действительно призрак, - мрачно произнес он, - и без пяти минут покойник. За последние сутки меня столько раз пытались убить и даже сожрать, так что я уже не пойму, живой я или уже полупереваренный в желудке какого-нибудь энго…
- Ты действительно живой, - серьезно сказал круглолицый, - иначе я бы к тебе не пришел, Стражник.
- Я уже не Стражник, и как видишь, не Однорукий, - Шерра махнул левой кистью. – Я Двурукий Путник, так и называй меня.
- Ну что же, Путник, мы приглашаем тебя в гости.
- Кто это – мы? – у Шерры забилось сердце, он сразу вспомнил все мыслимые и немыслимые байки о древних существах Великой Красной Пустыни, которые ему довелось слушать, еще будучи орденским послушником.
- Мы – Хозяева, - коротко ответило существо.
Бывший Стражник поднялся на ноги.
- Я принимаю ваше приглашение, - почтительно произнес он.

***


- То, что они тебя в итоге отпустили, просто поразительно, - Таби восхищенно покачал головой. К деревушке, где жил загадочный предводитель энго, Шерра вышел случайно, скитаясь по пескам. На самом деле Хозяева его не отпускали, а попросту выперли из своего мира: в один прекрасный вечер Шерра обнаружил себя лежащим у нагромождения камней, как в тот самый первый день своего путешествия вглубь пустыни. Сначала он решил, что они ему приснились, как приснился Таби после схватки с Кибой, но ощупав свое лицо, Шерра обнаружил, что оброс не хуже энго. Если прикинуть скорость роста бороды, вяло подумал он, то получится не меньше дюжины лет, а то и больше. Удивительно, но все это время он провел действительно как в полусне: подробности его визита к Хозяевам сейчас исчезали из памяти подобно каплям воды в песке. Он поднялся на ноги, запахнулся в лоохи, машинально отметив старомодную ткань и покрой одежды, видимо, подаренной ему на прощание, и зашагал на закат, навстречу умирающему солнцу.
- Я так и не понял, что за существа, эти Хозяева, - задумчиво ответил он Таби. Тот насмешливо прищурился.
- Они – просто камни, - улыбнулся предводитель энго. – А когда ты передал все могущество и силу одному из них, Хозяева признали в тебе своего и решили отблагодарить. И то, что ты сейчас ничего не помнишь, не имеет никакого значения: ты стал одним из них даже в большей степени, чем я сам, так что я даже немного завидую тебе.
- Как – камни? – ошарашенно произнес Шерра. – По виду они очень похожи на людей.
- Ну, это ты сам придал им знакомый тебе облик, - пояснил Таби. – Твоему бедному рассудку пришлось бы совсем худо, если бы он уяснил, что ты общаешься с камнями и даже сам стал камнем, вот он и придал Хозяевам удобную для него форму, чтобы совсем не спятить.
Шерра оглядел свои ноги и руки, пощупал отросшую бороду и истерически заржал.
- Разумеется, твой разум привык и к тому облику, который ты сейчас имеешь, так что для тебя и остальных людей твоя внешность не очень-то изменилась, за исключением обилия растительности на твоей роже. Но можешь мне поверить, ты сам стал камнем, одним из них, - Таби кивнул в сторону ночной пустыни. Шерра неожиданно прервал смех, ему внезапно стало ясно, что Таби говорит правду, и он действительно стал шершавым, холодным обломком земной тверди.
- Ты, конечно, вернешься к людям, - продолжил Таби. – Вернее, попытаешься. Но в итоге попросишься снова к Хозяевам, уж поверь мне.
Шерра уже не слушал его. Не прошло и дюжины дней, как он попрощался с предводителем крошечного племени и упрямо зашагал к себе, на границу.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>21 Авг 2020 10:19

 » Глава 7

Лхаса



- Может быть, познакомишь меня с твоей дамой? - как ни в чем не бывало продолжил Нуфлин, бросив быстрый и яростный взгляд на начальника Отрядов Охотников Семилистника. - Да, да, понимаю, это нелегко. Клянусь, я бы и не вмешался в ваши приятные отношения, да вот разговор уж больно важный. И зря ты Чиффу недооцениваешь, между прочим. Он-то тебя быстренько раскусил, несмотря на все ее, - Нуфлин небрежно кивнул в сторону женщины, - магические побрякушки.
Ассен медленно снял с шеи бледно-зеленый хризопраз и положил на столик перед маленькой женщиной, которая в продолжение всего их разговора спокойно сидела, закрыв глаза.
- Ну, раз знакомить не хочешь, - протянул Нуфлин насмешливо и холодно, - тогда просто попрощайся с ней, навсегда. И с Орденом заодно, - сурово добавил он.
Ассен похолодел. В устах начальника прощание с Орденом означало прощание с жизнью. Был бы на его месте тот же Чиффа, он быстро нашел бы нужные слова. Тем более, что Главным Охотником давно была заготовлена убедительная история, которая могла объяснить предательскую дружбу с женщиной мятежного Ордена. Но сейчас Ассен ясно видел, что любые объяснения бесполезны, поэтому молча вышел из комнаты. Двое Личных Стражей Великого Магистра уже ждали его на пороге.
- А я так надеялся на душещипательную сцену расставания влюбленных, - Нуфлин удобно расположился в кресле и ехидно улыбнулся. - Ты, незабвенная, не слишком-то рассчитывай на свои магические штучки, вряд ли со мной получится тот фокус, который ты проделала с моим Охотником.
Лхаса только теперь открыла глаза.
- Не волнуйся, - презрительно сказала она, - ты же не первый красавец в вашем Ордене.
- Ну и хвала магистрам, - равнодушно отозвался Нуфлин.
Оба долго молчали. Великий Магистр Ордена Семилистника заинтересованно разглядывал комнату, прикидывая, какое из заклинаний уничтожения здесь сработает наиболее эффективно. Заодно тянул паузу, достаточно длинную, чтобы дать возможность противнику сделать первый ход: Нуфлин не любил первым начинать поединок. Лхаса же никуда не торопилась. Надежд на положительный исход она уже не питала, силы были откровенно неравные, но продержаться хотя бы несколько минут она вполне могла, поэтому каждое мгновение было вечностью, и торопить события ей тоже было ни к чему. К тому же, если Нуфлин в самом начале дал понять, что разговор его заинтересовал, возможность продолжения беседы была очень даже вероятна. Искоса поглядывая на своего противника, Лхаса с изумлением обнаружила, что ледяное и брезгливое выражение его лица постепенно сменилось усталым и даже немного грустным. Будь на ее месте Сотофа, она бы по-кошачьи фыркнула и назвала бы Нуфлина величайшим актером.
- Разумеется, меня очень интересует продолжение истории про похищение рукописи, - тон голоса Нуфлина неузнаваемо изменился. Он уже не тянул насмешливо слова, и слащавые нотки незаметно исчезли. Теперь он говорил быстро и веско. Лхаса скрестила руки на груди и подняла глаза к потолку, всем видом давая понять, что продолжать разговор не намерена.
- В общем, решай сама, - продолжил Нуфлин. - О том, чтобы сохранить тебе жизнь, даже не мечтай, не то время сейчас. Но я могу пообещать, что подумаю о сохранении жизни моего взбунтовавшегося магистра, - он кивнул на дверь. - Он неплохой воин, и от его гибели будет мало толку, все-таки война, каждый человек на счету. Другое дело, что таких людей у нас не так уж и мало, так что куда склонится чаша весов, зависит от тебя, - он помолчал и неожиданно добавил: - А если скажешь, где находится Ахаггар, твой друг останется не только в живых, но и даже сохранит свое место в Ордене.
- Почему я должна тебе верить? - спросила она.
- Потому хотя бы, что это какой-никакой шанс для человека, которого ты, между прочим, поставила на грань гибели. И даже если я тебя обману, ты можешь умереть с чувством, что сделала все от тебя зависящее, - серьезно сказал тот. - Но уверяю тебя, я честно выполню свое обещание.
Лхаса сосредоточенно размышляла. Она не приносила клятву высокой верности ни Ахаггару, ни Верховному Хранителю Черной рукописи. Ее Орден был практически весь уничтожен, и самой ей оставалось жить считанные минуты. Как ни верти, Нуфлин был прав: умереть с чувством, что сделал все от тебя зависящее, да еще для любимого... Она неожиданно вспомнила глупенькую девочку Лью, ценой своей жизни спасшей того парня из Неуязвимых. Лхаса вздохнула.
- Хорошо, Мони. Не буду повторять начало той истории, тем более, ты уже сам все слышал. Я знаю имя того, кто похитил книгу, но вряд ли тебе оно поможет: этот человек сразу же исчез из Ехо, и вполне возможно, его теперь зовут иначе.
Нуфлин сделал нетерпеливое движение, и Лхаса продолжила:
- Шерраджельсней, лучший ученик Кибы Аццаха, Старшего Магистра Ордена Ледяной Руки. Все, что я знаю про него, это то, что он удрал в Куманский Халифат, а потом в Красную Пустыню. Куда именно, понятия не имею, - Лхаса посмотрела на нахмурившегося собеседника и тихо добавила:
- Неподалеку от местечка Тургу.
Нуфлин удовлетворенно улыбнулся.
- А ты сама читала, что написано в этой грешной вашей книге? - заинтересованно спросил он.
- Только несколько строчек, - ответила Лхаса. - И они показались мне лишенными всякого смысла, к тому же, это было давно, и многого я не запомнила, - грустно сказала она. - Это правда, Мони.
Нуфлин пристально посмотрел на женщину.
- Да я и не прошу тебя вспомнить, - стараясь казаться равнодушным, произнес он. - Просто интересно, какими путями шли ваши магистры. Вот Лойсо, я уверен, проштудировал рукопись от корки до корки.
Лхаса невесело улыбнулась.
- Чтобы проштудировать книгу, нужно иметь в запасе по крайней мере дюжину жизней. Даже одна единственная строчка, если ее правильно прочитать, а потом применить на практике, потребует несколько лет даже для очень талантливого мага. А та пара строчек, которые прочитала я, - она задумалась, - были о чем-то совершенно мне ненужном. Какие-то бессвязные слова о движении в потоке времени и судьбы. В общем, глупость.
Нуфлин недоуменно хмыкнул.
- Ладно, я понял. Где сейчас Ахаггар?
- Всего несколько дней назад его видели в районе речного порта. Где он живет, мне неизвестно, но я точно знаю, где он работает.
- Работает? - изумился Нуфлин.
- Ну да, что здесь такого? Ты, Мони, и правда полагаешь, что все наши магистры только и строят коварные планы захвата Ехо с твоей резиденцией в придачу? Так вот, ты ошибаешься. По крайней мере, Ахаггар — очень практичный человек, и количество корон в карманах для него имеет значение не меньше, чем обладание всеми чудесами мира.
- Прямо чудовище какое-то, - пробормотал Нуфлин, - почище Лойсо. Ну и где работает эта многогранная личность? - разговор близился к завершению и, узнав все необходимое, Великий Магистр уже не скрывался за одной из своих многочисленных масок. Лхаса недоверчиво посмотрела на него.
- Я действительно обещаю, что Ассен останется в Ордене, живой и невредимый, - внезапно посерьезнев, ответил Нуфлин. - Говори.
- В Правобережной Полиции, - тихо ответила Лхаса.
Не сказав ни слова, Нуфлин стремительно вышел из комнаты. Дело было сделано, и оставалась лишь самая малость — стереть, испепелить этот грешный домик на окраине, вместе с его мятежной хозяйкой. Подойдя к амобилерам, ожидавшим его неподалеку, он прошептал заклинание и с силой скомкал обеими руками нечто невидимое. Не оглядываясь на обугленные камни за своей спиной, он сделал знак Личной Охране, сел в один из амобилеров и самодовольно улыбнулся.
Никто не заметил, как за несколько мгновений до того, как зловещее черно-зеленое пламя поглотило обреченный домик, на его крыльцо поспешно вбежал человек в форменном лоохи Правобережной Полиции.

Ахаггар


Служебный амобилер пришлось, как всегда, замаскировать в кустах в полумиле от Тупика Оборотней и продираться сквозь заросли эсгевы к скромному домику, стоящему почти у самого края оврага. Тропинку сюда Ахаггар протоптал еще в конце прошлого года, когда впервые выследил Главного Охотника Семилистника. Здесь, на левом берегу Хурона, полицейские Правого берега появлялись по служебным делам крайне редко, поэтому пришлось соблюдать строжайшие меры предосторожности, чтобы не быть замеченным. Иметь дело с Охотниками Семилистника Ахаггар не желал, справедливо подозревая, что в мастерстве владения холодным оружием они наверняка превзошли его бывшего орденского покровителя, а самого Ассена вообще откровенно побаивался.
Осторожно раздвинув красноватые ветви, он бросил быстрый взгляд на дорогу, перегороженную амобилерами Личной Охраны Нуфлина, и яростно выругался. Попасть внутрь дома теперь не было никакой возможности, оставалось ждать развязки и не упустить нужный момент, чтобы вмешаться в происходящее. Ахаггар не питал иллюзий насчет доброты Великого Магистра Ордена Семилистника.
- Грешные магистры, что же у них творится? - снедаемый любопытством и страхом опоздать, он начал подкрадываться к домику.
Переполох в Правобережной Полиции начался еще вчера днем, когда Генерал неожиданно сформировал специальный отряд из самых способных к магии полицейских и спешным образом отправил к развалинам резиденции Иерохх. Ахаггар в этот отряд не попал по объяснимым причинам. В полиции он зарекомендовал себя трудолюбивым и выносливым сотрудником, но начисто лишенным магических талантов. Поэтому ему доставались обычные криминальные дела, не связанные с колдовством или членами Орденов. Услышав про Иерохх, он едва сдержал эмоции и настойчиво попросился в специальный отряд. Над ним посмеялись и послали на поимку очередного мелкого жулика на Сумеречный рынок. Вместо этого Ахаггар, вне себя от волнения и в нарушение всех своих правил, отправился в ближайшую рощицу, вызывать Двойника. Днем это было настолько маловероятно, что он почти не сомневался в неудаче, но на удивление, зеленоглазая женщина появилась у разожженного костра почти сразу, хотя и зло матерясь по поводу своего незапланированного визита.
- Следи за ключевыми фигурами, - холодно процедила она сквозь зубы, выслушав его взволнованный рассказ о последних событиях, и немедленно исчезла.
Ахаггар поспешно уничтожил остатки кострища и задумался над ее словами. Такими людьми в его понятии были два человека, и оба весь день, судя по слухам, не вылезали из леса, где находился Иерохх. Ассен Зидд и Кеттариец. Последний интересовал Ахаггара больше всего, но подобраться к Чиффе пока было невозможно. А вот зацепить Главного Охотника попробовать стоило. Но появления такой фигуры, как Великий Магистр Семилистника, он никак не ожидал.
Личная Охрана топталась на почтительном расстоянии от домика, и это позволило Ахаггару подобраться достаточно близко. Если бы на месте этих магов были обычные воришки, они бы запеленговали его в два счета, промелькнула ненужная мысль, и это было его самой грубой ошибкой. Один из Стражей моментально почувствовал неладное и медленно направился в его сторону. Ахаггар замер, пытаясь отвлечься от ситуации. Он осторожно перевернулся на спину и посмотрел на высокие облака, освещенные предзакатным солнцем, представляя, как в чужом и враждебном мире его зеленоглазый двойник так же завороженно наблюдает за темнеющим небом с высоты двенадцатого этажа уродливой башни-высотки. Уже через мгновение он практически забыл, где находится, и это как всегда эффективно сработало. Охранник нерешительно покружил у домика и повернул к амобилерам. Он тоже не верил в доброту своего шефа и на всякий случай старался держаться подальше от предполагаемого места схватки: вмешиваться в дела Великого Магистра без его согласия в обязанности этих магов не входило.

Ахаггар медленно выдохнул. С каждым из охранников он справился бы без труда, но поднимать шум было глупо, да и встречаться лицом к лицу с Великим Магистром Семилистника ему не хотелось. Вряд ли он был опаснее Лойсо, но почему-то при одном упоминании его имени Двойника била нервная дрожь, а Ахаггар привык безоговорочно доверять даже самым мимолетным изменениям ее настроения. Лишь однажды она, находясь в спокойном расположении духа, согласилась поддержать начатый им разговор про Нуфлина.
- Человек без оболочки, - морщась, как от боли, сказала Двойник, - способный мгновенно принимать любую форму, легкий как воздух, сокрушительный как горный поток, смертельно опасен для нас с тобой, и не спрашивай, почему.
На этом разговор закончился, а костер, неизменный спутник их встреч и насущная необходимость, внезапно погас, как будто огонь потушила чья-то невидимая рука.
Прервав его воспоминания, хлопнула дверь, из домика вышел Ассен в сопровождении двух Стражей и медленно приблизился к амобилерам Нуфлина. Последовал короткий обмен фразами с одним из охранников, Ассен сделал несколько шагов и исчез.
- И это называется, ушел Темным путем, - прошептал себе Ахаггар. - Ловкий мужик, нечего сказать.
Видеть, как маги уходят Темным путем, до этого ему доводилось лишь дважды, и это было похоже на внезапную слепоту или ухудшение зрения. Пока Ахаггар отчаянно моргал, пытаясь собрать мир в фокус, фигура посвященного окончательно растворялась в сумерках или среди деревьев и домов Ехо. Но вот так, на ровном месте исчезнуть в мгновение ока — оказалось полной неожиданностью.
- Так и заразиться магией можно, - обеспокоенно сказал себе он. - Ладно, Главный Охотник, один ноль в твою пользу.
Ахаггар сделал еще несколько попыток приблизиться к домику, не вызывая подозрения у Охраны, но успеха они ему не принесли. То ли нервничал он сверх меры, то ли жизнь среди постоянных чудес постепенно делала его более восприимчивым к магии, то ли он утратил былую самоуверенность, но как бы там ни было, при каждом его движении Стражи Нуфлина начинали обеспокоенно всматриваться в окружающие домик заросли, и Ахаггар вновь и вновь ящерицей замирал на красноватой траве, тихо бормоча проклятия.
Мучениям его, впрочем, не суждено было продлиться долго. Ночь еще не окончательно спустилась на Ехо, как из домика вышел Нуфлин. Ахаггар встрепенулся, подобрался, готовясь к быстрым и решительным действиям. Как только амобилеры Нуфлина скрылись за поворотом, он кинулся к домику и распахнул дверь. Внутри было тихо и холодно. Ахаггар поежился, представляя ту запредельную силу уничтожающего заклинания, которая, похоже, уже сравняла с землей это место. Крохотная надежда на то, что хозяйка домика еще жива, исчезала с каждой секундой. Невыносимый холод и оглушающая тишина — такого чувства Ахаггар еще не испытывал. Права была Двойник, как всегда - с Нуфлином шутки плохи, подумал он.
Он вбежал в комнату, кинулся к маленькой женщине, неподвижно лежавшей в кресле, и облегченно вздохнул. Она еще боролась, что-то еле слышно шептала, сжимая и разжимая пальцы. Ахаггар улыбнулся и приподнял ее голову.
- Хватит притворяться, незабвенная, - весело сказал он. - Никогда не поверю, что какой-то выживший из ума осел может тебя убить одним лишь бессмысленным словесным винегретом.
- Что за винегрет такой? - Лхаса открыла глаза и выпрямилась.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>24 Авг 2020 12:40

 » Глава 8

Лхаса


Она приготовилась к борьбе сразу после того, как за Нуфлином захлопнулась дверь. Не то сейчас время, сказал этот всемогущий параноик, и — о да! - она его понимала как нельзя лучше. Не то время, подумала она с тоской. Что может быть сокрушительней для мага, как неправильно выбранное время. Мысли уже путались, предметы в комнате закружились как в водовороте, низ и верх поменялись местами, а себя она ощущала невесомой и парящей где-то далеко над заснеженными вершинами чужих гор. Когда-то очень давно ее, наивную, очарованную собственным могуществом девочку, научили простому способу контроля над сохранением сознания в самых смертельных обстоятельствах. Поэтому, уже практически лишившись всех чувств и ощущений, она упрямо сжимала и разжимала кисти рук, не надеясь ни на что, просто потому что бороться до последнего было насущной необходимостью.
- Что за винегрет такой? - услышала она свой голос. Он казался ей далеким и глухим, а смысл собственных слов вообще был непонятен. Наверное, это уже конец, подумала она, поднимая голову. Посмотреть в глаза своей смерти перед окончательным исчезновением всегда заманчиво, пронеслась в голове печальная мысль.
Человек, стоящий перед ней, показался смутно знакомым. Он сочувственно смотрел на нее.
- Угостишь камрой, - как ни в чем не бывало, сказал он, - тогда и расскажу. Я что, хуже Ассена что ли?
Услышав это имя, Лхаса вздрогнула.
- Ахаггар? - полувопросительно прошептала она. - А как же...
- Нуфлин и его команда разъехались с чувством выполненного долга, - с иронией в голосе ответил он. - А твой дружок вообще меня сегодня потряс до основания, продемонстрировав верх искусства Темного пути. С точки зрения любого жителя Ехо мы с тобой сейчас беседуем в положении призраков, а на месте твоего дома — лишь обугленные камни. Но знаешь ли, точек зрения так много, что глупо принимать лишь одну единственную. А я три часа просидел в кустах поблизости, замерз как ледяная рука Тротти Длобда и по праву рассчитываю на кружку... - Ахаггар запнулся и обеспокоенно взглянул на Лхасу, - ты в порядке?
Положив голову на стол, она так заливисто хохотала, что кружки с недопитой камрой одна за другой дезертировали на пол.

***


Полчаса спустя маленькая женщина уже спокойно раскуривала свою ароматную трубку, а он торопливо глотал горячую камру, слушая ее рассказ.
- А твой ненаглядный Ассен – просто мешок с дерьмом, - резюмировал Ахаггар, ставя пустую кружку на стол. – Я же ясно видел, с каким лицом он вышел, бросив тебя на съедение самому опасному и безжалостному магу. Даже не оглянулся, уж извини за подробность. И что касается его карьеры в Ордене, я не склонен думать, что она трагически, как ты сказала, завершится. Он преспокойно ушел Темным путем, и никто из Охраны не подумал его остановить.
Лхаса положила трубку в сторону и надменно посмотрела на собеседника.
- Остановить Главного Охотника? – воскликнула она. – Ты и правда считаешь, что с таким магом, как он, способен справиться любой посредственный магистр ордена, пусть даже и из Личной Охраны? Нет, ты здорово недооцениваешь Ассена. Он подчиняется только Мони, и то, что он ушел Темным путем, ничего не говорит. Мони найдет его везде, а только это и имеет значение. А что до меня, - она помолчала, - знаешь, любому охотнику когда-то надоедает беспрестанно убивать своих жертв. И однажды очередной шкуре убитой рыси он предпочтет эту самую рысь приручить. Это, конечно, забавно и мило, но не настолько, чтобы дать пленному зверю возможность вонзить зубы в горло своему хозяину.
Ахаггар пожал плечами и налил еще камры.
- Да не кипятись ты, - примирительно сказал он. – Расскажи лучше, что нашли в Иероххе два дня назад, почему устроили весь этот переполох и зачем Мони нанес визит тебе, - Ахаггар внимательно посмотрел на женщину. – Про меня спрашивал, да?
Лхаса молча кивнула.
- Понятно. Придется искать новую работу. Расскажи про Иерохх. Там нашли следы Рукописи? – он заметно нервничал. Лхаса тихо дотронулась до его руки.
- Уж извини, Неуязвимый. Я была на пороге уничтожения, поэтому ничто не имело значения. Про рукопись мне тоже пришлось рассказать Мони, но причина, по которой в Иерохх съехались лучшие маги Семилистника, да еще с Чиффой в придачу, совершенно не та, что ты предполагаешь. Пару дней назад Охотники Нуфлина загнали туда двух молодых послушников нашего Ордена, парня и девушку. Полагаю, совершенно случайно. Ведь почти все наши Старшие уже уничтожены, а Младших да послушников разогнали по окрестным лесам, чтобы добить поодиночке. Девочка была моей ученицей, - Лхаса горестно вздохнула. – А паренек – из твоих ребят, Ахаггар.
- Этого не может быть, - твердо сказал он. – Все мои ребята ушли задолго до начала боевых действий. Чушь какая-то, - Ахаггар скривился. – Придумали очередную сказку, чтобы напугать до смерти всех обывателей Ехо и окончательно добить Орден.
- Хорошая сказка, - иронично ответила Лхаса, - когда один слабенький послушник двоих Охотников убивает на месте, а остальных обращает в позорное бегство. Ты же знаешь, в Отрядах Семилистника нет плохих магов, каждый Охотник может сражаться с любым нашим Старшим Магистром на равных, а остальным даже шанса не дать. А здесь – один против четверых.
- Двое, - машинально поправил Ахаггар. – Там же еще твоя девчонка была.
- Лью стала для них легкой добычей, - отмахнулась Лхаса. – Чего еще ждать от глупой влюбленной девочки. Вместо того чтобы удрать, она превратила поляну у развалин Иерохха в волшебную сказку. И погибла среди созданных ею самой чудес.
- Про парня расскажи, - Ахаггар прервал ее романтическое повествование.
Лхаса неодобрительно покосилась на него.
- А чего рассказывать? Неуязвимый – он и есть неуязвимый. Зарезал двоих и скрылся в лесу, - сухо сказала она. – Ладно, иди уж, если все узнал. Спасибо, что подарил мне еще час жизни.
Лхаса не сомневалась, что стоит ее собеседнику уйти, колдовство Нуфлина снова вступит в свою законную силу, да и временная передышка, которую ей предоставил Ахаггар, продиктована лишь его желанием узнать подробности, а после его ухода жизнь ее неизбежно прервется, как и было задумано Нуфлином. Она осторожно выбила трубку и вызывающе посмотрела в лицо Ахаггару. Странно, подумала она, вглядываясь в теплые зеленоватые искры в его глазах, ему скорее подошел бы серый сталистый цвет радужки, как у Мони, холодный и безжалостный. Или пронзительно черный, как у Ассена. Лхаса тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли.
- Вместе пойдем, - улыбаясь, ответил Ахаггар. – Холодно здесь все-таки. И помощь мне твоя потребуется, если тот парень действительно Неуязвимый.
Он осторожно взял ее за руку и потянул к двери.
- Только не оглядывайся, - шепнул он, выходя с ней во мрак ночи.

Ассен Зидд


Он торопливо вошел в свой рабочий кабинет, вытащил из несгораемого шкафа груду самопишущих табличек и, бегло просмотрев, аккуратно сложил их на столе. Катастрофа уже произошла, теперь оставалось только привести в порядок свои дела и принять неизбежное. О Лхасе он старался не думать, это было слишком мучительно. Он ушел в таком замешательстве, что даже не попрощался с ней, и к страху своего конца примешивались муки совести. Отгоняя горькие мысли, он послал зов Линдли Афлу.
- «У нас полная задница, сэр, - мрачно откликнулся его бессменный заместитель. - Парня и след простыл, причем в буквальном смысле. У входа в Иерохх он топтался дюжину минут, не меньше, а потом исчез, как испарился. А народу-то нагнали, будто на площади Зрелищ и Увеселений, даже отряд из Правобережной Полиции зачем-то... Кеттариец битый час ползал по развалинам, потом спешно уехал, даже поляну не осмотрел. Единственный результат наших поисков — тело той девчонки.»
- «Не понял, - растерянно отозвался Ассен. - Там же наши ребята поработали, ничего не должно было остаться.»
- «В том-то и дело, что не должно, а она лежит себе в уголке, - торопливо продолжил Афлу. - И выглядит, как будто спящая, представляешь? И это после заклинания Рассеивания. Готов ставить пять сотен корон на то, что она тоже из этих, Неубиваемых, - заместитель помолчал и потом серьезно спросил:
- «Какие будут приказы, сэр Зидд?»
- «Уже никаких, сэр Линдли. С этого момента командование над Отрядами Охотников переходит к тебе. Таблички со всей необходимой информацией ­- на столе в моем рабочем кабинете, приказ о твоем назначении возьмешь в канцелярии Нуфлина.»
Наступила долгая пауза. Ассен представил, как его первый помощник ошарашенно смотрит в пустоту, пытаясь понять, что произошло.
- «А ты?» - в безмолвной речи подчиненного явно проскальзывали истерические нотки.
- «А меня уже нет, - мрачно отозвался Ассен. - Считай, что разговариваешь с покойником», - и он прервал свою речь.

Он мерил шагами комнату, ожидая зова Великого Магистра. За последние сутки он узнал столько интересного, азарт толкал на великолепную охоту, но часы его жизни уже были сочтены, а от беспомощности хотелось выть как смертельно раненой лисице. Первый шок, впрочем, уже прошел, он чувствовал в себе достаточно уверенности, чтобы... чтобы бросить вызов Нуфлину? Немыслимо, и все же...
Ассен еще пару минут пометался по кабинету и, не выдержав, послал зов Кеттарийскому Охотнику.
- «Извини, сижу в засаде, сэр Зидд», - моментально отозвался тот.
- «Извини, но я по поводу Рукописи из Иерохха», - сказал Ассен, открывая свою козырную карту. Чиффа, по-видимому, оценил удачный ход, потому что сразу посерьезнел.
- «Давай ко мне на Правый берег, пока не поздно».
Ассен пулей вылетел из дома, еще через мгновение его амобилер уже поднимал клубы пыли у перекрестка.
- «Надежда — глупое чувство», - раздался в его сознании ехидный голос Нуфлина. - «Меняй курс и двигай в Иафах. И без фокусов, красавчик ты мой, - он тихо засмеялся и добавил:
- «С каких это пор Чиффа тебе товарищем стал?»
Ассен прорычал проклятие и развернул амобилер. У служебного входа его настиг зов Кеттарийца:
- «А чего вы с Мони не поделили-то?» - сочувственно спросил он.
- «Женщину», - огрызнулся Ассен и вошел в Иафах.
Нуфлин ждал его в парадном кабинете.
- Одного не могу понять, - он театрально вознес руки и трагически приподнял брови, - почему? Сэр Зидд, - последовала долгая пауза, - почему тебя так обожает прекрасный пол?
Ассен вздрогнул и недоуменно посмотрел на своего начальника.
- Нос у тебя кривой, глаза черные, рот длинный, - издевательски перечислял Нуфлин, бесцеремонно разглядывая лицо подчиненного, - волосы бесцветные, хотя рост, конечно, впечатляет. Ну мог ли я три сотни лет назад, вытаскивая тебя из ташерской помойки, представить, что ради такого красавца женщины мятежных орденов будут героически жертвовать своей жизнью..., - он подавился смешком и замолчал.
- Я долго и верно служил делу Семилистника, - с достоинством произнес Ассен, - и сейчас прошу вас, Великий Магистр, лишь об одном: позволить мне умереть достойно. Меньше всего перед смертью мне хотелось бы слышать легенды о моих победах на любовном фронте.
Нуфлин мерзко захихикал.
- Ну нет, шустрый мой охотничек, я всласть поиздеваюсь над тобой. Окажу тебе большую услугу: ты будешь даже рад встретить смерть, потому что последние часы перед ней покажутся тебе невыносимыми, - он развалился в кресле и насмешливо тянул слова. - Сначала скажу, что подружка твоя жива-здорова и находится в нашем Подземелье...
Нуфлин сделал паузу, наслаждаясь произведенным эффектом, и продолжил:
- А потом покажу красочную картину ее гибели. Подарю тебе надежду на жизнь и сразу же отниму ее. Заставлю унижаться и умолять меня о быстрой и безболезненной смерти, а потом, - его лицо заледенело, - а потом убью, медленно и мучительно.
Ассен смотрел вдаль невидящим взглядом. Он ни на секунду не сомневался, что именно так и будет.
- Ладно, перейдем к делу, - неожиданно сказал Нуфлин. - Надеюсь, ты с пользой употребил подаренное тебе время и передал все необходимое своему помощнику?
Ассен молча кивнул.
- Вот и славненько, - Нуфлин развернул на рабочем столе мастерски нарисованную карту Уандука и потыкал в нее пальцем. - Подойди ближе, Охотник, не бойся, я тебя не съем. Не сейчас, во всяком случае.
- Это Тургу, захолустное селение на границе с Красной Пустыней, - продолжил он, подождав, когда подчиненный приблизится к столу. - Изменишь внешность и поедешь туда. Только ради всех магистров, выбери себе лицо попроще, чтобы влюбленные дикарки не вешались тебе на шею. Твоя задача — найти в окрестностях этой дыры человека по имени Шерраджельсней.
Ассен медленно приходил в себя. Ссылка, подумал он. Грешные магистры, всего лишь ссылка. Он вытер струившийся по лицу пот и облегченно перевел дух, понимая, что все это время практически не дышал. Нуфлин пощелкал пальцами перед его носом.
- Эй, сэр Зидд, вернись-ка ко мне. Только твоего обморока нам сейчас не хватало. Ну надо же мне было хоть как то тебя проучить за нежную дружбу с ненавистным мне орденом. А теперь слушай и запоминай. Человек этот мог изменить имя, но не внешность. А он — бывший Старший Магистр Ордена Ледяной Руки, с соответствующими... эээ... признаками. Он лучший ученик Кибы Аццаха, так что дело тебе предстоит нелегкое и опасное. Как только его найдешь, сам ничего не предпринимай, сразу же посылай мне зов, ясно?
- Понятно, - протянул Ассен, не веря своим ушам.
- Понятно, - передразнил его Нуфлин. - Ни хрена тебе не понятно пока. Все, иди, и чтобы уже на рассвете твоего духа в Иафахе не было.
На одеревеневших ногах тот направился к двери и взялся за ручку.
- Подожди, Охотник - вкрадчиво сказал Нуфлин. Ассен, похолодев, повернулся к своему начальнику. Тот, полуприкрыв глаза и напряженно о чем-то размышляя, барабанил пальцами по столу. «Подарю тебе надежду на жизнь и сразу же отниму ее», пронеслось в голове у Ассена. Нуфлин наслаждался его замешательством.
- Передай в мою канцелярию, - наконец произнес он, - что мне срочно нужен Генерал Правобережной Полиции.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>25 Авг 2020 12:21

 » Глава 9

Ахаггар



- Ты, Мони, злодей каких этот мир не видывал, - притворно возмутилась Сотофа, когда за Ассеном закрылась дверь. Нуфлин обернулся к ней:
- А ты предлагаешь его погладить по головке? В старинных романах такой поступок назывался бы предательством, но я не люблю громкие слова, поэтому просто дал ему урок, по-своему. Чем плохо? Зато сейчас от счастья, что его оставили в живых, он будет рыть песок в Красной Пустыне голыми руками, если понадобится. И голову однорукого Магистра притащит в зубах.
Сотофа рассмеялась.
- Остынь, Мони. Я не это имела в виду. Зачем мне эти ваши мальчишеские игры в войну? Что меня действительно печалит, это как мои девочки переживут исчезновение такого красавчика.
- Твоим стервочкам - прости, ведьмочкам — давно пора выкинуть из головы все человеческие слабости и пристрастия, - раздраженно отрезал Нуфлин. - А тебе самой тем более. Не тяжело пока две Тени за собой таскать?
- Не слишком ли ты переживаешь по такому незначительному поводу? - ехидно ответила она и медленно направилась к двери.
- Скоро будет сэр Кофа, - примирительно буркнул Нуфлин, - и я хочу, чтобы ты присутствовала при нашем разговоре.
Сотофа остановилась и вопросительно подняла брови.
- Просто Ахаггар, оказывается, работает в Правобережной полиции, - пояснил Нуфлин.
- Ого! - Сотофа уважительно присвистнула.
- «Ого» это кто? - самодовольно улыбнулся Великий магистр. - Он или я? Или сэр Кофа? А вот и он сам, кстати.
Генерал Правобережной Полиции уже вошел в парадный кабинет и церемонно прикрыл глаза левой рукой. Нуфлин приветливо махнул ему, указывая на удобные кресла в глубине комнаты.
- Прости, сэр Йох, что вот так спешно, да еще и глубокой ночью. Но дело не терпит отлагательств.
- Да мне уже все равно, день или ночь на дворе, - флегматично отозвался Кофа, - хвала магистрам, я успел поужинать, так что весь в вашем распоряжении, хоть до рассвета, - он подавил зевок.
- До наступления утра мне нужна подробная информация о ваших полицейских, поэтому не будем терять время. Прошу вас сразу послать зов верному человеку, чтобы он срочно собрал все имеющиеся в вашей конторе сведения и передал мне.
Кофа удивленно посмотрел на Нуфлина.
- У меня завелся мятежный магистр? - полувопросительно сказал он и иронично добавил:
- Старший или Младший?
Нуфлин переглянулся с Сотофой.
«Кстати, да, ты знаешь его официальное звание в Ордене Водяной Вороны?» - спросил он на безмолвной речи.
«Его называли просто Магистр, без всяких приставок», - неуверенно ответила она.
- Какая разница, сэр Йох, - многозначительно произнес Нуфлин. - Прошу вас...
Кофа нервно хрустнул пальцами.
- У меня, Великий Магистр, не армия, а всего лишь полиция, да еще в связи с последними событиями не слишком многочисленная. Поэтому незачем обременять моих сотрудников, я не страдаю отсутствием памяти и сам удовлетворю ваше любопытство прямо сейчас. И если уж нам оказано такое недоверие, начну, пожалуй, с себя...
- Считайте, сэр Кофа, что вашу иронию я уже оценил, - нетерпеливо перебил его Нуфлин. - Но мне нужны сведения не о всех полицейских, а только о тех, кто пришел к вам за последнюю дюжину лет.
- А, это совсем просто, потому что за это время у меня появились не больше полутора десятков человек, - задумчиво ответил Кофа. - Из них трое погибли, двое удрали. У нас работа не кумонский мед, хотя платит Король неплохо. Значит, остается десяток ребят. Почти все простые обыватели, в магии не искушенные, пара-тройка простых фокусов — это все, что им доступно. Или вы полагаете, что я не сумею учуять настоящего мага, да еще у себя под боком? - он вызывающе посмотрел на Нуфлина и с досадой махнул рукой. - Ну что же, вам виднее.
- Что вы, сэр Йох, - вежливо отозвался Нуфлин, - я ни на минуту не сомневаюсь в ваших способностях и все же, будьте любезны...
- Сидди Бу, - начал Кофа, - сын Бу Бернуса, полицейского, погибшего при нападении на Ехо оживших мертвецов с Зеленого кладбища. Владеет искусством выслеживания, талантливый сотрудник, но кровожаден не в меру. Обычно мы его посылаем на поимку особо опасных убийц, когда преступника можно не оставлять в живых.
Шаи Таума, бывший фермер из графства Хотта. Силен как бык, владеет начальными навыками магии дракххов. Избытком интеллекта не страдает, приказы выполняет молниеносно и не задумываясь. К Последнему дню года его родственники всем табором приезжают в Ехо, и на дюжину дней парень выбывает из строя, к сожалению.
Манус Томбе, молодой парень, коренной житель Ехо. Этот успешно обучался Очевидной магии, может обезвредить послушника практически любого магического Ордена, за небольшим исключением. В полицию пришел за романтикой и очень преуспел. В прошлом году женился, его отец — торговец подержанными амобилерами.
Эл Майро, - Кофа ненадолго задумался, - сирота, сын погибших Младших магистров Ордена Стола на Пустоши. Воспитывался в специальном приюте для детей, оставшихся без родителей вследствие войны Орденов. Мальчик способный, с аналитическим складом ума, но магии специально не обучался, занимается в основном поиском краденого.
Танга Ксар, еще один житель Ехо. Потерял всю свою семью во время нашествия рыб-людоедов. К магии никаких способностей не имеет, даже Безмолвной речью толком не научился пользоваться. В прошлом — торговец зеленью на Сумеречном рынке, знает всех тамошних жуликов, в его задачу входит поддержание порядка на рынке.
Атиак Фарех, изамонец, сбежал от мести старшего брата. Наследство, что ли они там не поделили. Хитер и изворотлив, работать в полицию пришел из страха, что брат его и в столице достанет. Специализируется на поиске украденных у богатых жителей Ехо драгоценностей и антиквариата. Свою семью два года назад перевез из Изамона, его жена держит трактир на улице Зеленых Лун. Магией на работе не пользуется. То ли не умеет, то ли хитрит.
Пайта Балсас, бывший моряк из Ташера. Как большинство ташерцев, необразован, к магии совершенно неспособен, но трудолюбив и исполнителен. Выполняет всю мелкую и кропотливую работу, от поиска воришек в речном порту до вечернего патрулирования забегаловок в окрестностях Квартала Свиданий. Семьи не имеет, предпочитает работать ночью.
Миту Гунта, еще один моряк. После нападения пиратов на их корабль лишился одного глаза и с согласия капитана остался в Ехо. Получает пенсию, подрабатывает у нас на половину жалования рядового полицейского. Основная его работа - помогать Танге ловить жуликов на Сумеречном рынке в дни Большой Торговли. К магии прибегает редко, но всегда по делу.
Дугу Увер, самый способный к магии полицейский. Расследует дела, связанные с преступлениями магистров разных орденов. Даст фору любому младшему магистру, владеет дюжиной разных неслабых магических приемчиков. Всего пару лет назад его привел к нам Манус, они вместе учились в университете и самостоятельно изучали Очевидную магию. С его отцом я знаком лично, он держит лавку на углу Старой улицы и Кривого переулка.
И наконец, Эгви Тибор, милая девочка с острова Муримах. Отчаянная голова, тайком от родителей приехала в Ехо. Колдует вовсю, в ее обязанности входит поиск кладов, в том числе и завороженных. Боюсь, что когда-нибудь леди Сотофа, - Кофа улыбнулся пухленькой старушке, - переманит ее к себе. Все, пожалуй.
Нуфлин переглянулся с Сотофой. Та пожала плечами.
«Сирота, ташерец или торговец зеленью...», - неуверенно сказала она.
«А на мой вкус, все могут, кроме девчонки, разумеется», - отозвался Нуфлин.
- Благодарю вас, сэр Йох, - Великий магистр церемонно поклонился гостю. - А теперь еще одна небольшая просьба.
Кофа устало взглянул на него.
- Не могли бы вы послать им всем зов и сообщить только одну вещь, - Нуфлин помолчал, собираясь с мыслями. – Прикажите им явиться в Иафах ко мне на личный прием, скажем, завтра вечером. Успеете оповестить тех, кто не владеет Безмолвной речью? - заботливо спросил он.
Остатки сна окончательно покинули Кофу, и он смотрел на Великого магистра во все глаза.
- Разумеется, да. И что потом?
Нуфлин хищно усмехнулся.
- Просто скажете мне, кто не пришел.
Кофа помолчал, переваривая услышанное, а потом ехидно спросил:
- А если придут все?
Нуфлин неожиданно подмигнул Генералу Правобережной полиции.
- Если придут все, я сам напишу на стене собственной резиденции: «Нуфлин - старый, выживший из ума параноик».
«Кто бы сомневался», - фыркнула Сотофа .
«Вот стерва», - беззлобно ругнулся Великий Магистр.

Тиндуф Эз Завия


Уйти далеко ему не удалось, ноги неожиданно подкосились, и Тин, заметив в стороне от дороги неглубокую яму, поросшую тонкими деревцами, доковылял туда и бессильно повалился на траву. Забыться сном, впрочем, сразу не получилось: всякий раз, проваливаясь в небытие, он, задыхаясь от ужаса, видел приближающихся бело-голубых убийц и того высокого властного человека, чье лоохи и амулет сейчас жгли его тело. Неожиданно для себя он горько зарыдал от тоски и бессилия. В том, что дни его сочтены, он не сомневался ни на секунду.
Видимо, в конце концов он задремал, потому что, очнувшись в очередной раз, с удивлением увидел, что солнце показало свой краешек из-за леса. Он медленно приподнялся и прислонился спиной к дереву. Силы понемногу возвращались, и теперь его мучили нестерпимые голод и жажда. Похищенные у мертвого Охотника одежда и драгоценный магический кристалл были ему противны, но избавиться от них не представлялось никакой возможности. Тин с отвращением покрутил в руках амулет. Все, что ему было сейчас необходимо, это хорошее оружие, а не чужие побрякушки, брезгливо морщась, подумал он. Хуже всего, что он не имел представления о его ценности, иначе не задумываясь обменял бы у первого же встретившегося фермера на нож или топор. Тин невесело усмехнулся при этой мысли, представив как ошарашенно будет пялиться селянин на одетого в бело-голубое лоохи адепта Ордена Семилистника, который пытается продать магический орденский амулет. Да и никакое оружие не спасет его от надвигающейся погони. С Охотниками он справился исключительно потому, что те не имели понятия о его неуязвимости. Но после своего поединка Тиндуф не сомневался, что определенные выводы его враги сделали, и никакой магии больше не будет, а ему достаточно пары хороших ударов по голове, которые под силу нанести и обычному полицейскому. Одна надежда на то, что его местонахождение пока неизвестно, но вычислить это будет легче легкого с учетом, что он недалеко ушел от Иерохха и бессильно валяется теперь в придорожной канаве.
Неожиданно для себя Тин разозлился и мысленно надавал себе пощечин. Если он, не отдавая себе отчета, ограбил убитого им Охотника, значит этой добычей необходимо воспользоваться. Думай, сурово приказал он себе, слишком часто ты надеялся на других людей, не давая труда взять ответственность за свою жизнь в свои же руки. Энергичная взбучка, которую он себе устроил, дала свои плоды. Он забыл о голоде, жажде и собственной смерти заодно и теперь холодно размышлял, что предпринять. Пока он видел только два варианта: спрятаться в лесу, уповая на то, что его след не возьмет никакая нуфлинская ищейка, или немедленно добраться до Ехо, где он сможет затеряться в толпе горожан. В лесу безопаснее, но ему неизбежно придется искать хотя бы источник воды, а вода... Тин задумался. Почему-то ему казалось, что вода его неизбежно выдаст, будь он хоть трижды Неуязвимым. Да и на одной воде долго не протянешь, нужна какая-нибудь пища, а добывать себе еду в лесу Тин никогда не учился.
Значит, остается лишь один выход – тайком пробираться в Ехо, минуя главные торговые пути, двигаться по проселочным дорогам и лесным тропам. Сюда, к развалинам Иерохха, Лью провела его Темным путем, и он очень приблизительно представлял расстояние до столицы Соединенного Королевства, но по виду окрестностей предполагал, что вряд ли сейчас находится дальше, чем в двух-трех днях ходьбы. А добравшись до Ехо… Тин стиснул зубы. Неужели это он всего пару минут назад серьезно раздумывал спрятаться и, затаившись, жить до конца своих дней? А как же его друзья по Ордену, развеянные в легкий туман? Наставники, погибшие от руки наемников Нуфлина, обугленные стены родной резиденции и храбрая девочка Лью, сделавшая ему прощальный подарок? Ярость его была такой сильной, что он одним прыжком вскочил на ноги. Я же Неуязвимый, думал он, шагая по бескрайнему полю в ту сторону, где по его предположениям должна находиться столица. Магия меня не берет, а в Семилистнике настолько привыкли уповать на свою магическую мощь, что неизбежно потеряют время, пытаясь меня остановить… Тин представил, как врывается в Иафах, раскидывая по сторонам тщедушных магистров Семилистника, и злорадно ухмыльнулся. Для начала нужно подкрепиться и восстановить силы, охладил он свой пыл, а дальше видно будет.

К середине дня он уже не чувствовал ни голода, ни жажды, и едва волочил ноги. Несколько глотков воды из полузасыпанного колодца, затхлой и теплой, да пара сладких кореньев, выкопанных там же, это было все, что он добыл за день. Поле закончилось, Тин вышел к огородам с бесконечными рядами капусты. От вида овощей его мутило, поэтому он равнодушно прошел мимо раскидистых сочных листьев и выбрался на пыльную ухабистую дорогу, с двух сторон огороженную каменными столбами.
- Эй, - услышал он сзади, - проехать дай!
Уродливый грязный амобилер с чудовищных размеров прицепом, груженным все той же капустой, со скрежетом затормозил всего в нескольких дюймах от него. Чумазый верзила за рулем ослепительно улыбнулся и приветливо похлопал рукой по сиденью рядом.
- Садись, путник, а то тебя шатает как выпивоху после ведра Джубатыкской пьяни, - хохотнул он.
Тин попытался вскарабкаться на сиденье и только сейчас понял, что даже пошевелиться не может от голода и усталости. Верзила втащил его в амобилер и сочувственно пробормотал:
- Жрать небось хочешь?
Тин сглотнул слюну и молча кивнул. Голодными глазами он наблюдал, как возница копается в дорожной сумке.
- Я не то, что ты думаешь, - хрипло сказал он. – Просто заблудился немного. Я в Ехо иду.
Верзила протянул ему кусок вяленого мяса, и Тин вцепился зубами в волокнистую плоть.
- До Ехо тебе шагать и шагать, парень. Ты, пожалуй, брякнешься по дороге. Амобилер взять не пробовал?
Тин неопределенно пожал плечами.
- Я сирота, - неожиданно для себя соврал он, - жил в Авале у приемных родителей. А их ферму сожгли магистры какого-то столичного ордена, и мне деваться некуда. Вот и решил пойти в Ехо, хоть работу там найти.
- Ну, работать можно и здесь, - ответил возница. – Тут ферм много, платят неплохо, а пахать как в Авале, тебе не придется. Тут магия работает, парень, - он весело рассмеялся. – Знай, шепчи заклинания, и капуста сама тебе в прицеп прыгнет. Ты небось и не видел настоящее колдовство. На, гляди, - он раскрыл ладонь, из которой тут же вырос золотистый колос, - лихо, да?
Тин молча кивнул. Он видел только заскорузлую руку с въевшейся в ногти грязью.
- Лихо, - ответил он.
Верзила, видимо, решил, что провинциал так ошарашен увиденным чудом, что потерял дар речи, и тут же продемонстрировал новый фокус. Перед амобилером возникло чудовище трупного синего цвета, изрыгающее смрадный огонь из зубастой пасти. Возница притворно завизжал, сползая на пол амобилера. Тин недоуменно посмотрел на него и перехватил рычаг, потому что потерявшее управление транспортное средство как раз вознамерилось снести каменный столб.
- Ты не испугался? – изумленно спросил верзила.
- Нет, - просто ответил Тин, и подумав, добавил: - у меня амулет есть, волшебный. С ним ничего не страшно.
- Покажи, - потребовал тот.
Тин, покопавшись в складках чужого лоохи, предусмотрительно вывернутого серой подкладкой наверх, выудил похищенный кристалл и повертел его перед глазами изумленного собеседника.
- Ты откуда взял это? – голос возницы сорвался на фальцет, и он уже с непритворным ужасом посмотрел на своего пассажира. – Это же амулет Охотника Семилистника. Да за такую штуку и в Холоми загреметь недолго.
- В лесу нашел, - буркнул Тин, запоздало осознав свою ошибку. Нужно было раньше сообразить, что у Охотника обычных амулетов водиться не должно.
- В лесу он нашел, видите ли… - верзила опасливо покосился на Тина. – Ты хоть представляешь, какую силищу сейчас держишь? Дай сюда, - его глаза жадно сверкнули на загорелом лице. Тин помотал головой.
- Последнее отнять хочешь? – он с изумлением почувствовал, что роль деревенского дурачка все больше ему нравится. – Давай лучше меняться. Ты отдаешь мне свой амобилер, а я тебе – кристалл. Так честно будет.
Верзила счастливо заржал.
- По рукам, - крикнул он, передавая Тину управление. – Можешь и капусту забрать, я сегодня добрый.
Он выхватил амулет и вприпрыжку направился к окраине поселка. А Тин до отказа повернул рычаг амобилера и, усеивая проселок зелеными капустными головами, направил нескладное транспортное средство к главной дороге, связывающей Ехо и Авалу.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>26 Авг 2020 15:51

 » Глава 10

Ахаггар


Устроив Лхасу в спальне у себя дома, он, позевывая, смотрел в окно на поднимающееся над Хуроном солнце. Самому ему спать хотелось зверски, но он пересилил дремоту и напряженно соображал, что предпринять дальше. Вызывать Двойника ранним утром было совершенно нереально, да еще и негде. Разжечь костер в доме было невозможно, а идти куда-нибудь в лес Ахаггар опасался. Поэтому оставалось надеяться лишь на себя.
Первой его мыслью было удрать из полиции, не дожидаясь расследования, но от этой идеи он тут же отказался. Бегство означало бы полное признание, и на него моментально объявят охоту. А учитывая, что искусство перемены внешности ему недоступно, найдут быстро, особенно если за дело примутся Охотники, а вполне возможно, и сам Ассен. Ахаггар не очень-то верил, что Нуфлин, лично угробив на обучение уникального мага почти сотню лет, просто так возьмет и уничтожит плоды своих трудов. Что бы там ни говорил он Лхасе, таких, как Главный Охотник, единицы, и вместо того, чтобы просто убить Ассена, Нуфлину выгоднее дать ему невыполнимое задание, и тот из кожи вон вылезет, чтобы заслужить прощение. А поймать Неуязвимого... Да, это искупит все прошлые грехи.
С другой стороны, Ахаггар прекрасно понимал, что Нуфлину, в сущности, мало что известно о нем. Лхаса клялась, что сказала лишь одну фразу, дескать, работает в Правобережной полиции и точка. С ним вместе служат несколько дюжин человек, проверить досконально всех невозможно, так что надежда, что его не вычислят, имеется и не маленькая. Ахаггар отчаянно зевнул и попытался устроиться в широком кресле: глаза уже слипались. Последняя его связная мысль была о Двойнике. С учетом ее ужаса перед Великим Магистром Семилистника, это было самое слабое звено...
- Начинаешь ты меня напрягать, - зеленоглазая женщина пристально смотрела на него. - Сначала среди белого дня позвал, а теперь и сам заявился, собственной персоной.
- Я что, у тебя в гостях? - изумился тот.
- Хвала магистрам, я еще на работу не ушла. Хороша была бы я, если бы разговаривала с пустотой, сидя за служебным компьютером. Что-то серьезное?
- Нуфлин, похоже, подобрался к нам вплотную, - наябедничал Ахаггар, с любопытством разглядывая обстановку. Впрочем, разглядывать было нечего. Единственным ясно различимым существом в комнате была Двойник, все остальное вязло в непроглядном тумане.
- С ним нельзя встречаться, - забеспокоилась зеленоглазая. - Ни при каких обстоятельствах, вне зависимости, узнает он тебя или нет. Уж извини за откровенность, ему лично ты не нужен, он учуял меня, и тут я тебе не помощник, скорее наоборот. Бегай от него, пока хватит сил, прошу тебя...
Ахаггар дернулся в кресле и проснулся. В дверь настойчиво стучали. Он метнулся было к тайному выходу, потом остановился и усмехнулся.
- Совсем нервы сдают, - насмешливо прошептал он себе и распахнул дверь.
На пороге мялся его коллега.
- Извини, если разбудил, - виновато сказал Эл Майро, вечно лохматый, тощенький паренек с неожиданно взрослым и жестким взглядом. - Мне зов пришел от шефа, просил и тебе передать, табличка-то будет позже, пока курьера пошлют.
Ахаггар жестом пригласил его в комнату. После неожиданного пробуждения и разговора с Двойником сердце немилосердно колотилось о ребра. Чтобы скрыть волнение, он начал готовить камру. Эл присел на краешек кресла.
- Нас к Нуфлину сегодня вечером вызывают, в Иафах, - сообщил он.
Ахаггар выронил кувшин с камрой и выругался.
- За какими дерьмовыми вурдалаками? Мне в порт нужно, там фейтесс из Халифата должны привезти, надо за порядком проследить, - проворчал он, отворачиваясь от коллеги. Еще немного, и у меня самая настоящая истерика будет, невесело подумал Ахаггар. Хороший ход, Нуфлин, практически беспроигрышный. Убежишь — плохо, придешь в Иафах — еще хуже. Он наклонился, подбирая осколки.
- Шеф сказал, все дела бросить. Я и сам не пойму, Пайт.
Ахаггар посмотрел на Эла и с удивлением обнаружил, что того тоже трясет, да еще как!
- Я вот думаю: может, не ходить? - неожиданно выпалил парень и покраснел. - Понимаешь, Пайт, про Великого магистра говорят, что он... вроде как во всем подвох ищет. А я же кто, сын мятежных магистров, как никак. Утащат меня в свое Подземелье и пытать начнут, - он подавленно всхлипнул. - Не знаю я, Пайт, что делать.
Ахаггар молча поставил на жаровню новый кувшин. А ведь это выход, подумал он.
- Ну и не ходи, отвертись как нибудь, скажи, что болен, - стараясь казаться незаинтересованным, пробурчал он. - Я тоже наверное не пойду, пусть эта работа катится к вурдалакам в болото, надоело все. Пашешь с утра до ночи, а платят сущие гроши. Уйду снова в море.
Эл видимо приободрился.
- А меня возьмешь с собой? - неуверенно спросил он. - Я тоже в море хочу.
- Ты серьезно? - Ахаггар внимательно посмотрел ему в глаза. - Ладно, только уж назад дороги не будет, подумай хорошенько.
Парень подпрыгнул в кресле.
- Сэр Пайта, я ваш вечный должник буду, давайте только поскорее уйдем в море. Страшно мне. Я ведь и в полицию пошел, чтобы меня ни в чем таком не заподозрили, старался как мог, а все равно постоянно ждал непоправимого. Пока в приюте оставался, еще ничего, но вечно же не будешь там жить. Родителей-то моих у меня, считай, на глазах разорвали, - Эл отвернулся.
Ахаггар, потирая левый висок, лихорадочно прикидывал варианты. Вместо одного беглеца Нуфлин получит двоих. Парня, разумеется, быстро найдут, даже на морском дне, но хотя бы какое-то время будет в запасе. А он сам в очередной раз попытается изменить образ жизни. Хвала магистрам, на его след до сих пор не смог встать даже самый могущественный маг, а искать человека в Ехо, не вставая на след - все равно, что иголку в стоге сена. Он искоса взглянул на Эла. Парня, конечно, жалко. Но никаких обязательств перед ним Ахаггар не имел, а на войне как на войне. Может и выкрутится.
- Тогда дуй домой, собираться. Когда нас ждут в Иафахе? После захода солнца? - он взглянул на небо за окном. - Значит, у нас есть еще часа три. Куманские торговцы прибывают в порт назадолго до заката. Спрячемся на одном из их кораблей, а дальше по обстоятельствам.
Эл подпрыгнул и пулей вылетел из дома. Ахаггар тоскливо посмотрел ему вслед и обернулся. По лестнице к нему спускалась Лхаса.
- Только не говори, что я, дескать, бессердечный злодей, - он поморщился. - Парень сам напросился, можно сказать.
Лхаса удивленно посмотрела на него.
- Не беспокойся, он не так прост, как кажется. И в магии разбирается уж получше тебя. Или ты считаешь себя единственным членом мятежного ордена, который прячется от Семилистника среди простых обывателей?

***


Солнце клонилось к закату, освещая древние стены Иафаха.
- Ты, Мони, решил с Ахаггаром наперегонки побегать? - Сотофа недоуменно пожимала плечами. - Зачем раскрывать все карты? Не проще ли...
- А ты знаешь его в лицо? - перебил ее Великий Магистр. - Или ты полагаешь, что на нем вот такими буквами написано его распрекрасное имя? Мы же ничего не знаем, кроме того, что он магию не видит и ей не пользуется. Но как я понял из доклада сэра Кофы, таких ребят в его конторе хоть пруд пруди. А здесь мы сразу выясним, кто он, и все его приметы.
- Но он может и прийти.
- Не думаю. У него нервы не железные. Вернее, даже не у него, - Нуфлин таинственно улыбнулся, - а у его Второго.
Сотофа только ахнула.
- Мони, ты еще не угомонился? Ловцом сновидящих решил заделаться?
- Глупо упускать такой шанс, дорогая. Даже два шанса, - он победно прищурился: - сначала ты забираешь мою Тень, освобождая меня от последней связи с этим миром, а потом он — приводит с Той Стороны своего Второго. Невозможно не попробовать, - Нуфлин плотоядно облизнулся.
- Смотри, зубы не обломай, - неодобрительно заметила Сотофа.
- Ладно, подруга, не обижайся. Тебе достался хороший кусок моей силы, пользуйся им в свое удовольствие. А я уж буду извлекать выгоду, как умею.
Дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник сэр Кофа.
- Что же, Великий Магистр, - сказал он, - я готов лично развесить на всех улицах Ехо таблички с надписью: «Сэр Йох — тупой, самоуверенный болван».
- Не переживайте, Генерал, - снисходительно произнес Нуфлин. - Просто у меня больше опыта в этих делах, да и чутье получше вашего. Так кто же именно не пришел?
- Не пришли двое, - мрачно ответил Кофа.

Эл Майро


Сколько себя помнил Энвел Зенгай, бывший Старший Магистр Ордена Решеток и Зеркал, он всегда выглядел тщедушным подростком, и чем больше насмешек ему доставалось в пору юности, тем более рьяно он кидался в изучение магии. Свою карьеру в Ордене он начал, как и многие, с послушника, и всего за три дюжины лет стал Младшим Магистром и учеником самого Ллувена Илнаки, далеко не последнего Старшего Магистра в Ордене, лично приближенного к грозному Эшла. Стремительно приобретенное могущество сослужило Энвелу плохую службу: он был совершенно невыносим. Не было в Ордене послушника, который, глотая злые беспомощные слезы, не строил бы планы ужасной мести коварному сэру Зенгаю, который к моменту разгара войны Орденов добился звания Старшего Магистра и отрывался на слабейших по полной программе. Впрочем, самую жестокую шутку он, как водится, сыграл с самим собой.
В ту пору, когда Орден соперничал практически на равных с Орденом Водяной Вороны, стычки магистров обоих Орденов случались ежедневно. Энвел принимал участие почти во всех драках, но если среди равных благоразумно не высовывался в первые ряды, то в поединках между Младшими и послушниками устраивал грандиозные побоища. Собственная неприметная внешность тощенького паренька теперь обернулась огромным плюсом. Как правило, он ждал, пока его притворно испуганная физиономия вызовет определенный интерес у вражеской стороны, терпеливо выносил самые изощренные издевательства, чтобы в конце поставить жирную точку, разнеся место поединка вместе с соперниками так, что пух и перья летели. Развлечения такого рода он устраивал себе с завидной регулярностью, но каким-то невероятным образом ему удавалось уходить от неизбежного наказания или хотя бы выговора со стороны орденского начальства. Противники же, на первых порах, даже не догадывались, кто скрывался под маской неуверенного паренька, а свои поражения объясняли вмешательством более могущественных сил, чем они сами.

Аттракцион этот продолжался бы довольно долго, если бы Энвел в одной из стычек с самонадеянными воронятами не зашиб одного из их Младших Магистров. На беду, тот оказался учеником сэра Ауасы Снагга, Старшего Магистра, правой руки Лойсо Пондохвы. Об этом маге в свое время ходили легенды не хуже, чем о Великом Магистре Ордена Водяной Вороны. Стоит сказать, что уже после объявления охоты на членов злосчастного ордена, уничтожить Ауасу оказалось по силам лишь самому Ассену Зидду, да и то после почти двухлетней беспрестанной погони, закончившейся в итоге грандиозной схваткой, в которой Ауаса все-таки был побежден, а Ассен, по слухам едва живой, из последних сил приполз в Иафах к Нуфлину, и тому потребовалось несколько дюжин дней, чтобы вытащить Главного Охотника из лап смерти.
Но это случилось гораздо позже, а тогда, узнав о гибели своего ученика, сэр Ауаса пришел в ярость и легко вычислил обидчика. В отличие от многих орденов, члены которых вне стен своих резиденций обычно были предоставлены сами себе, Орден Водяной Вороны умел постоять даже за слабейших из своих людей, и Энвелу сразу пришел зов из лагеря противника — пока что неофициальный, но с настоятельным пожеланием заказать себе уютное место на кладбище. Это его хорошенько встряхнуло. Одно дело — гонять послушников, и совсем другое — иметь дело с одним из лучших магов могущественного ордена. Трезво оценив свои возможности, Энвел решил спастись бегством. И здесь ему пришлось в очередной раз возносить хвалу своей ненавистной прежде, а сейчас спасительной внешности.
С Элом Майро, сиротой из приюта для детей, оставшихся без родителей в войну Орденов, он познакомился совершенно случайно, когда столкнулся с ним у торговой лавки неподалеку от Площади Зрелищ и Увеселений. Энвел так был потрясен их внешним сходством, что немедленно начал наводить справки о юноше. Никаких родственных связей, впрочем, он так и не нашел, но с пареньком подружился, туманно намекнув, что является ему кем-то вроде дяди, и пообещав научить магии, к которой Эл имел несомненные способности, но не развил по вполне объяснимой причине: в сиротских приютах не было обыкновения воспитывать магов, какие бы талантливые дети не попадали туда. Как многие подростки того времени, Эл бредил полицейской романтикой, до дыр зачитывался хрониками Правого Берега, а портрет сэра Йоха, нарисованный по памяти его товарищем по приюту, хранил в тайнике вместе с портретом погибших родителей. Энвел поощрял его интерес, корыстно надеясь, что в будущем «племянник» будет регулярно снабжать его необходимой информацией из Правобережной Полиции, даже выхлопотал у приютского начальства весьма благоприятную рекомендацию для поступления своего подопечного в ряды стражей порядка и в самые ближайшие дни планировал отправить Эла на личный прием к сэру Кофе, когда мстительный сэр Ауаса вмешался в его планы.
В моменты смертельной опасности Энвел соображал быстро, а действовал еще быстрее. Не дожидаясь официального приглашения на поединок, он спешным образом встретился с «племянником». Справиться с неискушенным в магии пареньком оказалось легче легкого, несчастный сирота отправился кормить рыб на дно Хурона, а Энвел, слегка поработав над своей внешностью и манерами, в тот же вечер удостоился приема у Генерала Правобережной Полиции.
Это был наилучший выход из опасной ситуации. Энвел, то есть теперь уже Эл Майро, был прекрасно осведомлен, что во избежание мести преступников на полицейских накладывалось определенное заклятие, не позволяющее никому вставать на их след, какие бы могущественные маги не пытались это сделать. Это было ему на руку и позволило ускользнуть от законной мести Ордена Водяной Вороны. В полиции он был на хорошем счету, в магические заварушки не встревал, расследовал в основном некрупные кражи и на жизнь не жаловался. Выбранная впопыхах стратегия была оценена им по достоинству лишь позднее, когда Семилистник с Королем объявили войну всем остальным орденам, магистры которых были поставлены перед выбором: отправиться в изгнание или погибнуть в неравной борьбе с Нуфлином, который в то время был силен как никогда. Эл с энтузиазмом воспринял известие о гибели своего личного врага, но раскрывать инкогнито уже не торопился, благодарил всех Темных магистров за то, что вовремя соорудил себе такое надежное убежище, и наслаждался одним лишь сознанием собственного могущества и безопасности. Наслаждался до тех пор, пока не пришел приказ отправиться на личный прием к Великому Магистру Ордена Семилистника.

Откровенно говоря, Эл запаниковал. Относительно спокойная жизнь убаюкала бывшего забияку и драчуна, и встряска по поводу визита в Иафах была основательной. Он лихорадочно начал искать варианты побега, ни на минуту не сомневаясь, что Нуфлину стало известно о его существовании. Удрать в одиночку означало подписать себе смертный приговор, но он крепко надеялся, что если уговорит одного-двух своих коллег покинуть ряды полицейских, то на какое-то время спутает все карты преследователям. Пока они разберутся, где мятежный магистр, а где простой обыватель, он уже будет далеко от Ехо и в очередной раз ускользнет от погони.
Пайта Балсас, бывший моряк из Ташера, жил недалеко от дома Эла, и это сыграло решающую роль. До заката оставалось всего несколько часов, поэтому, не теряя времени, он нанес коллеге визит под благовидным предлогом. Как и ожидалось, нелюдимый моряк моментально клюнул на нехитрую наживку, предложенную Элом. А состроить несчастное лицо и напроситься в товарищи по плаванию было сущими пустяками. Не забывая время от времени притворно всхлипывать, Эл дезертировал вслед за Пайтой, прикидывая, сколько дней, а может быть и часов жизни подарить его случайному товарищу: в том, что моряку суждено отправиться к Темным магистрам очень скоро, Эл ни на секунду не сомневался.
Как было задумано Пайтой, они спрятались в трюме торгового судна из Куманского Халифата, воспользовавшись неизбежной суетой, царившей на пирсе в момент выгрузки фейтесса. Предполагалось, что выйдя в открытое море, они должны будут появиться у капитана под видом «зайцев», которым приспичило отправиться в Халифат, и отрабатывать плату за проезд, выполняя различную моряцкую работу. Впрочем, у Эла были совершенно другие планы, в которые он не спешил посвящать своего товарища. Будучи сильным магом, он рассчитывал устранить бывшего коллегу, заколдовать капитана с командой и направиться в Ташер. Дальше планов он не строил, справедливо полагая, что решать проблемы следует по мере их поступления.
Когда с наступлением темноты он ощутил легкое покачивание, свидетельствующее, что судно вышло из устья Хурона в открытое море, Эл решил, что товарищ будет лишь обузой. Он украдкой посмотрел на моряка, дремавшего у дальней перегородки, и осторожно поднялся на ноги. В его распоряжении было один древний эффективный прием, который не только убивал противника, но и рассеивал все следы. Чтобы применить его, достаточно было подойти к предполагаемой жертве со спины и слегка коснуться основания его шеи мизинцем левой руки, одновременно прошептав древнее заклятие. Услышав шорох, бывший коллега немедленно поднял голову, и Эл тихо ахнул: в тусклом свете, исходящем от связок грибов на стенах трюма, глаза Пайты мерцали пронзительно зеленым холодным огнем.
Эл прыгнул за спину моряка и стремительно прикоснулся пальцем к его шее, бормоча древние смертоносные слова, но в то же мгновение трюм, как ему показалось, перевернулся, и беглый Старший Магистр Ордена Решеток и Зеркал опрокинулся навзничь на грязные корабельные доски. Пайта уже стоял на ногах, напряженно рассматривая своего соперника. Поверженный маг попытался сложить пальцы правой руки таким образом, чтобы одним движением испепелить противника, но сразу же зашипел от нестерпимой боли: зеленоглазый, хищно ухмыльнувшись, наступил сапогом на кисть незадачливого убийцы и холодно произнес:
- Не дергайся, парень. Мое имя — Ахаггар.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>27 Авг 2020 10:33

 » Глава 11

Лхаса


- В мой дом, разумеется, пожалуют гости из Семилистника, - говорил зеленоглазый, торопливо закутываясь в короткое моряцкое лоохи. - Так что придется тебе, незабвенная, присмотреть себе другое жилище.
Лхаса уже стояла на пороге. У нее были иные планы на сегодняшний вечер, чем поиск места жительства. В дом Ахаггара придут Охотники, это несомненно. За свое долгое общение с Ассеном она переняла у него многие секретные магические приемы, изучила их самые уязвимые места, и теперь здорово надеялась устроить немалую заварушку. После собственной смерти в домике на окраине и гибели Ассена, а она нисколько не сомневалась, что эти два события действительно случились, Лхасу ничто не держало в этом отвратительном, как сказал бы исчезнувший Великий Магистр ее Ордена, мире. И утащить к Темным магистрам несколько ненавистных ей адептов Семилистника казалось весьма заманчивым. Тем легче будет тому мальчишке из Неуязвимых, думала она. Вполне возможно, что среди ее жертв попадется именно тот человек, который в других обстоятельствах сыграл бы решающую роль в поимке парня. Месть, сладкая и заманчивая, туманила ее сознание, застилая беспросветное будущее, заставляя думать лишь о прошлом. Безупречно выстроенный Великим Магистром Орден был весь уничтожен, ее любимица Льюльяй нашла смерть в развалинах Иерохха, подруги по Ордену - развеяны в легкий туман, а Ассен, последняя нить, связывающая ее с этим миром, убит Нуфлином. Она имела право на месть и не желала им поступаться.
Ахаггар, поглядывая на нее, только хмыкал, но молчал.
- А ты не ошибаешься насчет Эла? - неуверенно спросил он, открывая дверь.
Лхаса очнулась от нахлынувших на нее невеселых мыслей.
- Что ты, - отмахнулась она, - я ведь знаю его в лицо, хотя и сама вначале не поверила глазам. Второго такого хлюпика еще поискать надо. Но в магии парень силен, хотя какой там парень: он Ассену ровесником будет, просто выглядит молодо. И хитер: наши ребята из Старших тогда были здорово озадачены его исчезновением, даже на след не смогли встать. А он, видишь, у Кофы пригрелся.
- Почему же Кофа его не учуял?
Лхаса пожала плечами.
- Ну отвел как-то глаза, наверное. Сэр Йох — человек занятой, влезать в шкуру каждого своего полицейского не будет. Да и Энвел тоже парень не промах, умеет колдовать, вурдалака ему под одеяло, - она невесело рассмеялась. - Вот Нуфлин почешет голову, за кем из вас в первую очередь гонцов посылать.
Ахаггар тоже удовлетворенно хмыкнул, но сразу посерьезнел.
- Имей в виду, никаких сражений в моем доме, - веско произнес он. - Я что, не вижу, как у тебя глаза горят? Пока сама лично не убедишься в смерти Ассена, даже не смей рисковать. Он помолчал и деловито добавил:
- Ты мне нужна живая и здоровая еще потому, что хотел попросить об одной важной вещи. Ты же не отрицаешь, что именно я спас тебя от заклинания Нуфлина, поэтому ты мне крупно задолжала, незабвенная. А я человек практичный и долги не прощаю, тем более сейчас, когда мне придется на несколько дюжин дней исчезнуть из Ехо.
Лхаса скрипнула зубами.
- Ладно, Неуязвимый. Но когда выполню твою просьбу, даже не смей меня удерживать.
- Моя просьба не из легких, - задумчиво произнес Ахаггар. - Найди мне того иероххского парня, Лхаса.
Она обескураженно покачала головой.
- Разве такое возможно? Он же из твоих ребят, мне ни на след его не встать, ни зов послать не получится. Да и внешность его мне не знакома. И даже если вдруг случится такое чудо, встречусь я с ним, он же меня одной левой сделает, я и глазом не моргну, - Лхаса нахмурилась. - Это ты специально придумал, чтобы меня остановить?
- Ага, размечталась, - фыркнул тот. - Нет уж, пока не найдешь, своими делами заниматься не будешь. А чтобы его найти, - он помолчал, - тебе не потребуются ни твои магические знания, ни умение вставать на след, а просто здравый смысл. Кстати, чем меньше ты будешь пользоваться магией, тем больше шансов у тебя не попасться на глаза Семилистнику. И силой его тащить не надо куда-то, просто честно скажешь, что, дескать, Ахаггар находится в Ехо и хочет с ним встретиться. Мои ребята магию не видят, но намерения людей по глазам читать умеют, и для этого им не нужна сила Сердца Мира, потому что у каждого из них — свое Сердце, оно им и мощь и ясность ума дает.
Лхаса недоуменно посмотрела на Ахаггара.
- Тебе бы романы сочинять, а не с Нуфлином состязаться, - растерянно сказала она. – Здравый смысл какой-то приплел. Да поняла я уже, не переживай. Попробую найти твоего мальчишку и без магии. Только знаешь, Мони в Иерохх не дураков отправил, у них тоже мозги имеются, и не слабые. А Кеттариец вообще, по слухам, какой-то особой магией пользуется. Так что найти Неуязвимого у них шансов больше, чем у меня.
Ахаггар вполуха слушал ее монолог, вглядываясь, не идет ли Эл.
- В общем, найдешь парня, а там – хоть Иафах штурмуй, - задумчиво повторил он. – Да, и зов мне не посылай, бесполезно. Я сам тебя найду, - с этими словами Ахаггар сделал несколько шагов и скрылся за деревьями, окружающими его дом.
Лхаса, вздохнув, посмотрела ему вслед.
- Ну каждому я чем-нибудь обязана, - язвительно сказала она себе.

***


Отказаться от силы Сердца Мира оказалось не так легко, как она себе представляла. Руки сами складывались для магических пассов, губы то и дело начинали шептать заклинания, и Лхаса, проклиная свои таланты, снова и снова пыталась просто жить, без волшебства и чудес. Пользоваться одним лишь здравым смыслом, впрочем, было заманчиво и необычно. Там где прежде она, не задумываясь, применяла магию, сейчас включала разум и логику, и на первых порах это вводило ее в такую эйфорию, что она с трудом удерживалась, чтобы не взлететь к облакам.
Первым ее успехом было изменение внешности. Она и не подозревала, что это вообще возможно без простейших приемов магического превращения. Но, поразмыслив, она пришла к выводу, что люди в своей массе редко вглядываются в лица друг друга, зато одежде и манере двигаться придают огромное значение. Она научилась лишь с изменением цвета и длины лоохи из маленькой стройной женщины превращаться в пышногрудую крупную даму, и опробовав свой новый имидж на лавочнике, к кому еще несколько дней назад регулярно ходила за продуктами, пришла в дикий восторг от его безразличия. Следующим номером ее программы было передвижение в пространстве. Лхаса, бесчисленное множество раз пересекавшая границу Темного пути, начала ощущать истинное наслаждение от простой ходьбы.
- Грешные магистры, где же я была все это время, - то и дело восклицала она, медленно прохаживаясь вдоль набережной Хурона и опасливо косясь на древние стены Холоми. – Почти пять сотен лет будто во сне прожила, даже удивительно, как ноги-то еще не отвалились.
Пару раз она мельком видела Охотников, а однажды столкнулась нос к носу с Афлу, который, как ей было известно, занял место Ассена. Подавив острое желание испепелить его на месте или хотя бы вцепиться ногтями в лицо, она с достоинством продефилировала мимо нынешнего Главного Охотника, который проводил ее равнодушным взглядом. Лхаса ликовала. Однако до цели было еще очень далеко. Она даже не представляла, где искать дрянного мальчишку.
- Встать на след, и все дела, - бормотала она, пристально разглядывая воды Хурона. – Встать на след Неуязвимого… ничего себе задачка.
Вокруг нее суетились люди, оживленно переговариваясь между собой, и на какое то мгновение Лхаса вспомнила, как первый раз прочитала несколько строк Черной рукописи, бессмысленных как волны под ее ногами. Читать мир, как книгу. Слушать мир, как песню. Она отстраненно смотрела на галдящую толпу.
- На место! Встань на место! – кричал какой-то расхристанный бородач вперемешку с заклинаниями и проклятиями, пытаясь со своим напарником втиснуть в грузовой фургон необъятных размеров буфет, вынесенный из трактира неподалеку от набережной.
Лхаса заинтересованно наблюдала за их неумелыми движениями, прикидывая от скуки, с помощью какого заклинания она бы шутя поместила громоздкую мебель в амобилер, как вдруг до нее дошел истинный смысл слов.
- Грешные магистры, как же все просто, - простонала она, хватаясь за голову. – Встать не на след, а на место! Встать на место паренька, который только-только почувствовал свою неуязвимость, потерял любимую, открыл в себе недюжинную силу и одержал первую в жизни серьезную победу над врагом. Ох, какие вурдалаки съели мои мозги? – Лхаса одним прыжком вскочила в амобилер и до отказа повернула рычаг управления.
Через несколько минут она уже неслась по дороге, ведущей к бывшей резиденции Иерохх.

Эл Майро



Несомненным плюсом его работы среди простых ребят-полицейских из провинции было приобретенное чувство юмора. Так оглушительно смеяться, даже ржать как дюжина диких менкалов, он научился именно там.
- Знаешь, Энвел, ты оказался самым вменяемым магистром, которого я встретил за последнюю дюжину лет, - одобрительно заметил Ахаггар, помогая подняться своему бывшему коллеге.
Эл, все еще сотрясаясь от хохота, встал на ноги и стряхнул корабельную пыль со своего лоохи.
- Всегда хотел хоть одним глазком глянуть на Неуязвимого, а уж встретиться с тобой и мечтать не мог, - совершенно искренне ответил он и задумчиво добавил:
- Значит, Лойсо тебя не достал тогда.
- Но очень старался, надо отдать ему должное, - с улыбкой ответил зеленоглазый.
- А теперь на тебя охотится Нуфлин?
- Похоже, что так, - Ахаггар пожал плечами. - У тебя самого-то какие планы были, когда меня подбивал на дезертирство из полиции?
- Какие, какие... Рванул бы в Ташер, отсиделся бы там где-нибудь. А ты меня когда вычислил, только сейчас или еще у тебя дома?
- Даже еще раньше, когда мы с тобой порт прочёсывали в Последний день года, - не моргнув глазом, соврал Ахаггар и торопливо добавил:
- В Ташере нам делать нечего, я же не зря выбрал именно кумонский корабль для нашего с тобой побега. Как насчет прогулки в Красную Пустыню?
- Решил спрятаться у энго? - фыркнул тот.
- Наоборот, найти там кое-кого, - загадочно ответил Ахаггар. - Все, Эл, больше ни слова. Пошли сдаваться капитану.
Они поднялись на палубу. Эл полной грудью вдохнул свежий морской воздух и шутливо ткнул кулаком своего спутника.
- А я ведь в детстве мечтал заделаться моряком, - прошептал он, счастливо улыбаясь, - пока кто-то из старших не назвал меня недомерком, и я в отместку не поклялся стать самым крутым колдуном в Ехо и показать всем, что рост — это далеко не самое большое достоинство.
- Ну и как, показал? - насмешливо спросил Ахаггар.
Эл только пожал плечами с невыразимым отвращением на лице.
- В Правобережной полиции от меня и то больше пользы было, я это только потом понял, - он взмахнул рукой в направлении кормы. - Там должны быть каюты капитана и боцмана, дашь мне возможность поколдовать или притворимся котятками?
- Давай уж, тряхни стариной. В Иафахе наверняка переполох, так что рисковать не будем. Они же сейчас предупредят и сухопутную таможню, и ассоциацию моряков и к нам подберутся моментально.
Эл хмыкнул.
- А если бы я к тебе не пришел сегодня, ты бы в одиночку удрал?
- Вряд ли, но придумал бы что-нибудь. Лично с Нуфлином я встречаться не готов, но с Ассеном потягался бы. По крайней мере, для нашей с ним игры у меня был припасен хороший козырь.
- А нуфлинский красавец в Холоми же вроде, - неуверенно произнес Эл. - У Охотников с сегодняшнего дня Афлу заправляет, его заместитель. Хотя ради такого случая Мони бы выпустил с цепи свою главную гончую...
- Ты только мне не мешай, - добавил он после паузы, вглядываясь в темноту, - а то, пожалуй, ничего не получится с капитаном. Твои мысли обезоруживают любого мага, уж не знаю, как это у тебя получается. Как Лойсо с тобой справлялся, ума не приложу.
- Не переживай, я сейчас дам тебе возможность колдовать в свое удовольствие, - отозвался Ахаггар, обращая лицо к звездному небу. - Только палку не перегибай, команда вообще ничего заметить не должна, и капитану не нужно становится совсем уж тупым идиотом, чтобы просто считать нас обычными матросами, завербованными в порту Ехо.
- А ты и меня не считай тупым идиотом, - прошипел Эл, чувствуя, как сила возвращается в его тело горячей и мощной волной. Он зло взглянул на зеленоглазого и, осторожно ступая, двинулся по направлению к капитанской каюте. Подчинить своей воле незаметно для самой жертвы было одним из наиболее освоенных им искусств, и в результате бывший магистр ни на секунду не сомневался. Он рывком распахнул дверь и встретился глазами с седобородым коренастым дядькой, открывшим было свою волосатую пасть для многоэтажного ругательства, но тут же ее захлопнувшего. Эл многозначительно улыбнулся и прикрыл глаза левой рукой, делая незаметное движение пальцами правой. Капитан, сонно взглянув на него, подавил зевок и проворчал:
- Чего болтаешься без дела, щенок? Марш на верхнюю палубу, пушки драить. И боцману передай, чтобы зашел, - крикнул он ему вслед.
Эл торопливо подошел к неподвижно стоящему у борта спутнику.
- Готово, - прошептал он, подавляя острое желание сбросить своего попутчика в мерцающие холодным светом морские волны: вместе с магической силой к нему возвратилось и прежнее чувство ненависти к людям, превосходящим его хоть в чем-то. Ахаггар вздрогнул и непонимающе уставился на Эла.
- А, хорошо, - машинально произнес он, окинул коллегу подозрительным взглядом и вздохнул. - Не дури, Эл. Я же просто сильнее, а магию со мной применять бесполезно.
Тот виновато улыбнулся.
- Ладно, это я так, по привычке. Считай, что в последний раз. А ты больше на краю не стой, не искушай.
Оба тихо фыркнули.
- А если бы я все-таки попытался тебя сбросить, - спросил Эл, - ты бы меня убил?
- Ну уж нет, не дождешься, - Ахаггар смерил его заинтересованным взглядом. - Хочешь узнать, что бы было, так попробуй! Сейчас, только к борту подойду. Ну давай, как ты хотел, толкнуть что ли?
Эл, не говоря ни слова, отошел назад для разбега, но неожиданно побелел и тихо произнес:
- Неуязвимый, на мой след встал Охотник.

***


- Как двое? - недовольно произнес Нуфлин, сверля взглядом Кофу.
- Эл Майро и Пайта Балсас, - ответил тот.
- Так, - Нуфлин задумчиво повертел перстень на пальце, - к собравшимся пусть выйдет Афлу с какой-нибудь патриотической речью, а мне срочно дайте подробное описание внешности беглецов.
Он повернулся к Сотофе:
- Ну так кто из двоих, как ты думаешь?
Та пожала плечами.
- Пока мы не узнаем их приметы, ничего наверняка сказать нельзя, хотя... - она задумалась. - Кто из твоих Охотников сможет быстро встать на их след?
- А вот пусть сам сэр Линдли и покажет, чему он у Ассена научился, - безучастно ответил Нуфлин, метнув понимающий взгляд на Сотофу. Лихо соображает девочка, одобрительно подумал он. Охотник сможет встать только на один след, след обычного полицейского. Неуязвимый следов не оставляет, значит...
В кабинет тем временем вошел Линдли Афлу. В отличие от своего бывшего начальника, Афлу был наделен отталкивающей внешностью, скверным характером и способностью моментально приходить в неописуемую ярость по самому незначительному поводу. Великого Магистра это невероятно раздражало, но Ассен, будучи любимцем Нуфлина, умел настоять на своем и всеми способами предотвращал неизбежный конфликт между начальником и своим заместителем. Еще одной причиной их взаимной неприязни была бесцеремонность Афлу. И если в глазах Ассена Великий Магистр всегда видел священный трепет и преданность, то его нынешний преемник, порой не отдавая себе отчета, демонстрировал полное равнодушие к могуществу собеседника.
Нуфлин окинул тяжелым взглядом вошедшего Главного Охотника, машинально отметив у подчиненного свежий шрам на лбу и разбитую верхнюю губу. Перепил Джубатыкской пьяни, неприязненно подумал он.
- Про сбежавших полицейских ты уже слышал, правильно? Поочередно встанешь на след каждого беглеца. Дома, где они жили, тебе покажут. По следу не иди, просто пошли мне зов, - Нуфлин демонстративно отвернулся. Грешные магистры, приходится снисходить до подробных инструкций, мрачно подумал он. Ассен понял бы его с полуслова.
Афлу медлил, явно пытаясь вставить какое-то замечание. Нуфлин с раздражением посмотрел на него.
- Что еще?
- Великий Магистр, - почтительно произнес тот, - а куда иероххского парня-то везти, сразу в Холоми или пока в Подземелье?
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>08 Сен 2020 15:17

 » Глава 12

Ассен Зидд


Чиффа несколько раз пытался прорваться безмолвной речью через защитный барьер, но Ассен умело скрывался от любопытного кеттарийского лиса. Сейчас, получив от Нуфлина право на жизнь, он горько сожалел о том лихорадочном разговоре и мечтал только об одном: как можно быстрее исчезнуть из Ехо. Впрочем, самым трудным оказалось выбрать себе внешность «попроще», как рекомендовал ему начальник. Ассен с отвращением разглядывал в зеркало свою очередную тупую физиономию, снова и снова проводил рукой, стирая невыразительные черты, яростно ругался, потом обреченно вздыхал, лепил новое лицо, чтобы через несколько минут уничтожить и это недолговечное и безобразное отражение.
- И чего мучаешься, - равнодушно произнес бархатистый голос, - ты же не в свадебное путешествие едешь, любоваться тобой там некому будет.
Ассен встретился глазами с еще одним зеркальным отражением, которое выглядывало из-за его могучего плеча, чуть сдвинулся влево и проворчал приветствие. Тейде Ансон было его личным советником в Иафахе, и он иногда горько сожалел, что сфера его существования была ограничена лишь стенами резиденции. Порой одно только его присутствие в блестящем квадрате зеркала успокаивало не хуже колыбельной Маннаха.
- Ну разумеется, это уже никакого значения не имеет, - сухо сказал он. - Сняв голову, по волосам не плачут, как говорят в Куманском Халифате. Старик меня чуть на куски не разорвал из-за Лхасы, я по идее радоваться должен, что в живых оставил, а все равно противно. Я же был уверен, что пропал, а теперь получается, что она уничтожена, а я даже в Ордене остался, и задание получил, и охота славная предстоит. А, - он махнул рукой, создавая очередную внешность законченного идиота, - буду вот таким уродом, поделом мне.
Тейде ахнуло и с притворным ужасом закрыло лицо руками.
- А тебе так уж важно оставаться мужчиной? - ехидно спросило оно, задорно сверкая темными глазами из под пальцев. - Насколько я понимаю, тебе было дано задание найти, а не поймать. Найти и сообщить Великому Магистру, так?
- Ты предлагаешь мне превратиться в женщину, набрать дюжину сундуков разноцветного тряпья и с этим грузом тащиться к Темным магистрам на край пустыни? - с непередаваемым раздражением огрызнулся тот.
Тейде опустило руки и скорчило презрительную гримасу.
- Верни назад сейчас же свое лицо, сэр Зидд, - насмешливо протянуло оно, - определенно, новая физиономия плохо повлияла на твои умственные способности, Охотник. Если будешь глупеть такими темпами, тебе пожалуй понравится у энго, и ты останешься там навсегда.
Ассен усмехнулся и с удовлетворением провел по лицу рукой, возвращая свой родной облик.
- И что мне теперь собакой стать, что ли? Так вот, этого, - он выразительно оскалил зубы, - я пока не умею и учиться не собираюсь. Мне и в шкуре человека неплохо, знаешь ли. И то, что меня в Ехо называют главной нуфлинской гончей, еще не говорит о том, что я могу взять след, только встав на четыре лапы и уткнув нос в землю.
- Вот разошелся, - удивленно сказало отражение, - хвала магистрам, что ты пока не собака, а то покусал бы меня. Ну да, что-то в этом роде я и хотело предложить. Искать жертву, будучи животным или птицей, иногда гораздо удобнее. И чего ты так переполошился насчет гончей, мне кажется, это хороший вариант. Впрочем, как знаешь. Мое дело — дать совет, а там хоть трава не расти, тебе же потом перед начальством отчитываться.
Тейде исчезло в зазеркалье, а Ассен недоуменно хмыкнул, устало потирая лоб. Собачья жизнь, меланхолично подумал он. Как ни крути, придется спуститься в Подземелье.

***


- Собакам в пустыне делать нечего, - Мастер Превращений разглядывал Ассена, как будто видел его впервые в жизни. - Тебя сразу сожрут или дикари, или ястребы. Нужно что-то крупное, способное не только взять след, но и неподвижно сидеть в засаде, если понадобится несколько часов, а может быть и дней. Животных, способных на это, я не знаю, но можно попытаться соорудить что-нибудь не слишком экзотическое.
Ассен, подперев голову рукой, думал о том, что ему предстоит. У зверя много преимуществ перед человеком, но лишь один большой недостаток: животное не умеет говорить. Разумеется, есть магические практики, позволяющие понимать язык зверей и птиц, но в данном случае Ассен должен будет найти нужного человека без помощи других людей. Оно и к лучшему: огласка может спугнуть будущую жертву, но что делать ему в случае успеха, он и понятия не имел. Даже не представлял, как послать зов Нуфлину, будучи диким зверем.
- Уйти Темным путем ты сможешь и на четырех лапах, - задумчиво продолжал его собеседник. – Но я не уверен, что ты сможешь попасть именно в то селение, которое тебе нужно. Твое мышление будет не совсем человеческим, и название необходимого места может испариться из твоей памяти в тот момент, когда ты зарычишь и сделаешь первый прыжок.
- Да хватит в конце концов рассуждать, - раздраженно перебил его Ассен, - а то я уже сейчас готов зарычать. Разберусь потом, время уходит. До рассвета мне нужно исчезнуть из Иафаха, иначе старик, пожалуй, передумает. Да и в Ехо мне оставаться долго нельзя, за мной пристально следит Кеттариец, а отбиваться от его внимания у меня просто сил нет.
- А как в человеческий облик вернуться, тебя не очень интересует? - язвительно произнес Мастер. – Ну да, проще остаться животным, понимаю.
- А ты у нас на что? - неуверенно произнес Ассен. – Ох, вурдалака тебе в подвал, не тяни, ладно?
- Да все уже, сэр хищник, - сказал Мастер, распахивая дверь, за которой была кромешная тьма. – Твоя охота началась.

***


- Ты уверен, то он не только возьмет след, но и сделает все что нужно? – Нуфлин неслышно возник на пороге комнаты, по которой еще гулял сладкий ветер, ворвавшийся с Темной стороны.
Мастер Превращений повернул голову и самодовольно улыбнулся.
- Успокойся, Мони, парень – прирожденный охотник. Готов спорить, что не пройдет и дюжины дней, как ты получишь Однорукого с рукописью в придачу.
Нуфлин, прищурясь, посмотрел на своего собеседника.
- Вот не дает вам эта грешная книжка покоя, - сладко пропел он, подходя ближе. Мастер отшатнулся.
- Между прочим, вернуть твоего красавца в человеческое тело могу только я, - настороженно косясь на него, сказал тот.
- Не сомневаюсь в твоих способностях, - процедил Нуфлин. – Поэтому будешь ждать его здесь столько, сколько потребуется.
- А если он погибнет? – белея от ужаса, спросил Мастер.
- Значит, останешься здесь навсегда, - отрезал Великий Магистр, выходя из комнаты.

***


Белый пятнистый зверь подкрался к заброшенной крепости на границе с Красной пустыней, и настороженно принюхиваясь, обошел вокруг. Внутри двора стоял такой невыносимый запах смерти, что шерсть на его загривке встала дыбом. Зверь одним прыжком перемахнул через провал в крепостной стене и припал к земле, готовясь к схватке. В крепости было тихо и пустынно, только поскрипывал одинокий ветряк да изредка раздавался стрекот насекомых. Прижав уши, зверь подкрался к полуоткрытой двери и тихо зарычал: внутри дома пахло не только смертью, но и чем-то чужим, настолько чужим, что он отпрянул назад, оскалившись. В это же мгновение ему в бок вонзилось горячее и острое жало, он дернулся в сторону, попытался сделать прыжок, но бессильно повалился на землю.
- Первый раз вижу такого диковинного зверя, - сказал себе Шерра, выходя из укрытия с дымящимся огнестрелом в одной руке и длинным копьем в другой.

Тиндуф Эз Завия



Сельскохозяйственное транспортное средство явно не было приспособлено для скоростной езды. Прицеп мотало из стороны в сторону, и Тин остановился на обочине, чтобы освободиться от жалких остатков овощей, уцелевших после его стремительного старта. Он старался не думать о бывшем хозяине амобилера, уповая на то, что его эксперименты с амулетом не сразу станут достоянием общественности и не скоро привлекут внимание столичных магов.
- Почём капусту продашь?
Возясь с механизмом, Тин не заметил, как рядом возник пожилой усатый фермер. Перегнувшись через борт прицепа, тот деловито ощупал кочаны и удовлетворенно покивал головой.
- За дюжину медных горстей могу взять, - он кивнул на свою тачку, притулившуюся сбоку амобилера Тина. - Мой-то урожай ёмицы сожрали. И ведь каких только колдунов не приглашал, все без толку, - он сокрушенно махнул рукой.
Тин, обрадовавшись скорому избавлению от ненужного груза, тепло улыбнулся фермеру.
- Ёмицы, они такие, - мечтательно сказал он, - сколько я их в детстве поймал, не сосчитать. Сэр, если вы согласитесь забрать и прицеп, буду вам очень обязан, - Тин неожиданно забыл про свою роль неотесанного деревенщины и поздно понял, что совершил непоправимую ошибку. Он тут же подмигнул собеседнику, давая понять, что это шутка такая, подражание речи столичного пижона.
- В общем, дядя, забирай все, я сегодня добрый, - старательно копируя интонацию своего недавнего спасителя, Тин залихватски хлопнул по борту прицепа, тщательно пересчитал медные деньги и махнул на прощание рукой своему пожилому покупателю.
Тот долго стоял, раскорячившись на обочине и тупо переводя взгляд с грязного прицепа на клубы пыли, поднятые амобилером странного парня, потом нахмурился и сосредоточенно посмотрел вдаль, устанавливая безмолвный контакт с невидимым собеседником.
«Слышь, здесь чужой, - взволнованно сказал он, - и амобилер у него похож на Арушин. Давай, зови полицейских».

***


После исчезновения своего начальника и неожиданного повышения в должности Афлу, который и без того весь день был немного на взводе, заметно нервничал. Он разрывался между формальностями, связанными с его поспешным назначением, и расследованием недавней гибели двух своих Охотников. Не успев закончить тот последний разговор с Ассеном, он уже получил зов из канцелярии Нуфлина с требованием прибыть в Иафах строго к закату солнца и лихорадочно метался по развалинам. Еще утром, следуя требованиям инструкции, он отправил найденные в Иероххе трупы в Подземелье, но сейчас яростно ругал себя за свою поспешность. Осматривать тела не входило в его прямые обязанности, да ему было совершенно очевидно, что коллег к жизни уже не вернуть, чего нельзя было сказать о девчонке. Афлу никак не мог избавиться от ощущения, что она каким-то непостижимым образом осталась жива после той битвы на поляне, и даже дотронулся до ее руки, чтобы окончательно убедить себя в ее смерти. Кожа ее была прохладной, но это не был холод окоченевшего трупа, он нисколько в этом не сомневался: чего-чего, а мертвецов в его карьере было предостаточно, и Афлу подробно проинструктировал коллегу, сопровождающего амобилер с печальным грузом, куда следует отправить девчонку сразу по приезду в Иафах. Пусть орденские ведьмы разбираются между собой сами, махнул он рукой на эту загадку Иерохха. Его беспокоило другое. Впопыхах отдавая распоряжения, он не потрудился проверить наличие у покойных коллег служебного оружия: магических Кристаллов Силы, которые в первую очередь следовало бы срочно изъять. В центр каждого кристалла был вплавлен черный аметист, представляющий невероятную ценность и дарующий владельцу сокрушительную мощь. Один единственный камень при правильном его использовании был способен уничтожить посредственного мага практически мгновенно, а Старшего Магистра любого Ордена — лишить, по крайней мере, части его могущества. Афлу всегда с завистью смотрел на браслет своего начальника, составленный не менее чем из дюжины таких аметистов, и втайне надеялся, что Нуфлин когда-нибудь подарит и ему такой же опасный сувенир.
- Вот я идиот, - клял он себя на чем свет стоит. - Ну надо же мне было забыть про Кристаллы.
Он послал зов сопровождающему и, нервно пощипывая подбородок, потребовал проверить наличие амулетов. В ожидании ответа он еще раз обошел поляну, ковыряя осколки витражей носком сапога, вздрогнул от зова коллеги, выслушал его ответ... и, холодея от ужаса, понял, что наверняка отправится вслед за Ассеном к Темным магистрам, если срочно не найдет украденный Кристалл.

***


Долговязый Аруша, так удачно поменяв свою развалину на волшебный амулет, недолго наслаждался выгодной сделкой. Он только и успел, что спалить небольшую рощицу и стереть с лица земли соседнее селение, где не далее как вчера ему основательно намяли бока местные мужики, когда ощутил тяжелую руку на своем плече. Он медленно обернулся и встретился глазами с Охотником Семилистника, одетым в бело-голубое лоохи. Кристалл выпал из руки верзилы, а сам он грохнулся на землю, повизгивая от ужаса. Афлу рывком поднял парня на ноги и коротко приказал:
- Говори!
Через несколько минут Главный Охотник, пройдя Темным путем к северной окраине Ехо, уже сидел в служебном амобилере, вычисляя скорость движения старого грузовика и прикидывая время и место появления Неуязвимого в столице.

***


Подъезжая к Ехо, Тин почувствовал сильную тревогу. До последнего времени все шло очень хорошо, и постоянно продолжаться так не могло. К тому же, несмотря на все свои надежды на благоприятный исход авантюры, он ясно осознавал, что местонахождение поменянного на грузовик амулета быстро станет известным наемникам Нуфлина, допросить деревенского увальня им не составит никакого труда, и без всякого волшебства те получат подробное описание и амобилера, и его персоны. Нужно было срочно что-то предпринять, и в первую очередь избавиться от транспортного средства, которое по мере приближения к столице становилось все более заметным на фоне блестящих ярких амобилеров модных расцветок и форм. С другой стороны, входить в Ехо пешком было еще опаснее. Вывернутое наизнанку лоохи с бурыми следами чужой крови, старательно спрятанными в складках, только в сельской местности не вызывало никаких подозрений, а в столице выглядело бы очень странным, и Тин принял решение добраться хотя бы до ближайшей лавки, чтобы купить подержанную одежду и избавиться от последней улики. На беду, он плохо ориентировался в городе, поэтому все его попытки свернуть с главной дороги оборачивались неудачей. Он утыкался или в тупики, или в такие узкие улочки, где его массивный транспорт неизбежно бы застрял, и нехотя поворачивал обратно.
Наконец, он нашел достаточно широкую боковую дорогу и направил туда свой амобилер, но не проехав и нескольких ярдов, поспешно затормозил: огромный грузовой фургон перегородил ему путь, и Тину пришлось задним ходом выворачивать обратно. К этому времени его уже основательно трясло от нехорошего предчувствия, но кое-как успокоив себя, он поехал дальше. В том, что предстоит схватка, он уже не сомневался и, снизив скорость, свободной рукой нащупал на соседнем сиденье заранее приготовленный толстый металлический прут, который — хвала магистрам — сообразил вытащить из ступицы колеса брошенного им прицепа.
Сознание неминуемой опасности обострило его чутье, он оглянулся как раз вовремя, чтобы заметить стремительно приближающийся знакомый фургон, и резко дернул рычаг вправо. Фургон пролетел мимо него всего в нескольких дюймах, но чтобы не перевернуться, Тину пришлось свернуть на боковую дорогу, к счастью, никем не перегороженную.
Уже не сомневаясь, что это погоня, он до отказа повернул рычаг. Добраться до ближайшего поворота, лихорадочно думал он, бросить амобилер и скрыться в переулке. На его след они не встанут, значит, главная задача — просто попытаться затеряться во дворах, а там...
Тин почувствовал сильный удар, грузовик занесло, и он только успел закрыть лицо руками, забыв про приготовленное оружие.

***


- Ох ничего себе, - Афлу, вытирая рукавом лоохи свое залитое кровью лицо, с преувеличенным интересом рассматривал покореженный перед служебного амобилера. Его ребята старательно затягивали узлы на руках и ногах неподвижно лежащего на земле парня. Часом ранее Главный Охотник категорически запретил им пользоваться магией и даже провел что-то вроде учений, отобрав самых крепких и способных сотрудников, отправил нескольких из них на основную дорогу, где и предполагалось остановить Неуязвимого, а сам остался в одном из боковых переулков. Получив зов от возницы фургона, что парню удалось уйти от столкновения, Афлу прорычал проклятие, схватился за рычаг и стремительно выехал из тупика… чтобы через мгновение на полной скорости врезаться в борт мчащегося амобилера Тина.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Toiven Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 24.07.2020
Сообщения: 37
>21 Сен 2020 12:44

 » Глава 13

Ахаггар



Самому ему никогда не доводилось чувствовать, что это такое, но по перекошенному лицу Эла понял, что тому приходится несладко.
- Все, Неуязвимый, мне конец, - хрипло прошептал он. - Сейчас они будут здесь.
Эл медленно опустился на палубу и замер, тяжело переводя дыхание. Ахаггар попробовал приподнять его голову, но коллега лишь со злобой щелкнул зубами в дюйме от его руки.
- Интересно, как они будут здесь, если от Хонхоны нас отделяют мили морской воды, - иронично пробормотал Ахаггар себе под нос, но Эл услышал его слова и ядовито прошипел:
- Подожди, сам убедишься.
Впрочем, его самочувствие улучшалось с каждой секундой, он осторожно поднялся на ноги и удивленно произнес:
- Кажется, я уже в порядке. Как ты это сделал?
- Это сделал ты сам, а я просто немного помог твоим магическим мозгам повернуться в другую сторону. Ну подумай, человек просто не может перемещаться в пространстве с такой скоростью, с какой ты предположил, - равнодушно ответил зеленоглазый.
- Так то же обычный человек, а это Охотник Нуфлина.
- А какая разница?
Эл пожал плечами. Ахаггар сочувственно смотрел на него.
- Ладно, отвалился твой преследователь, и хвала магистрам. Высадимся в Халифате, рванем на границу с Красной Пустыней, а там с Охотниками и повоевать можно, - Ахаггар прищурился и добавил: - Тебе можно. А я займусь другими делами.
Эл расправил тщедушные плечи и облегченно вздохнул.
- Повезло мне с тобой, как я погляжу, - он неуверенно улыбнулся зеленоглазому, но в это же мгновение оба невольно вздрогнули: на нижней палубе послышался топот, лязг оружия и громкий голос капитана:
- Пираты!

***


- Так, - протянул Нуфлин. - Значит, моряк.
Сэр Кофа напряженно посмотрел на Великого Магистра.
- Тип, конечно, неприметный, - сказал он. – В Ехо таких парней пруд пруди. Роста среднего, волосы темные, лицо обычное, ничего выдающегося.
- Глаза зеленые, - в тон ему продолжил Нуфлин.
- Ну что-то такое, да. Над левым глазом длинный тонкий шрам, но это если очень приглядеться.
Нуфлин неопределенно хмыкнул.
- Хорошо, а этот сирота, как его там…Эл Майро, он-то с какого перепугу в бега ударился? Мой охотник говорит, что он к Ахаггару, то бишь к Пайте, два раза за день заходил. Первый раз – понятно, мое приглашение передал, но потом зачем вернулся, вот вопрос.
- Пайта его основательно напугал, полагаю, - задумчиво произнес сэр Кофа. – Он же сын магистров мятежного ордена, а Семилистник, не в обиду вам будет сказано, орден суровый к мятежникам.
- Ну и чего он добился? – Нуфлин презрительно скривил губы. – Сэра Майро сейчас приволочет Афлу, и если до этого парень еще не навалял в штаны, то уж здесь-то будет ползать в ногах как миленький, умоляя о прощении, и товарища своего сдаст непременно.
Нуфлин устало вздохнул и проникновенно добавил:
- Идите уже, сэр Йох, вас ужин ждет.
Кофа метнул на Великого Магистра яростный взгляд, но ничего не ответил, только церемонно поклонился и вышел из кабинета. Нуфлин подошел к столику, где жаровня с кувшином камры только начала петь свою тоненькую песенку, и, помешивая густую ароматную жидкость, тихо засмеялся.
- Ну что, Мони Мах, старый ты дуб, - ласково обратился он к себе, – пока удача на твоей стороне. Неуязвимый – в Подземелье, Ассен вот-вот притащит Однорукого с драгоценной рукописью, и Второй Ахаггара, поди, трепещет от ужаса, почуяв меня так близко.
Нуфлин, смакуя, сделал крошечный глоток и закрыл глаза. За такие моменты стоило двадцать дюжин раз рисковать своей шкурой, удовлетворенно подумал он. По следу беглого сироты уже идет Афлу, так что скоро он будет знать все о планах Ахаггара, и нет нужды, что тот вряд ли посвятил коллегу в свои намерения. Нуфлин знал, как вытащить из сознания жертвы всю нужную информацию, даже ту, о которой тот не имел ни малейшего понятия.
Дверь осторожно приоткрылась, и на пороге возник Афлу с таким озадаченным выражением лица, что Нуфлин незамедлительно рявкнул:
- Что не так?
- След Эла оборвался в порту, - коротко сказал тот.
- Ушел в море, - растерянно пробормотал Нуфлин, - ну и дела.
Афлу с виноватой полуулыбкой торопливо продолжил:
- Я был в таможне, взял список кораблей, отбывших сегодня вечером, но в Ехо сейчас нет ни одного быстроходного судна, чтобы попытаться догнать хотя бы один, а их всего пять: три из Халифата, возвращаются порожняком, поэтому идут быстро, арварохская военная шхуна и королевская прогулочная яхта.
- Вот только Короля нам тут не хватало, - яростно прошипел Нуфлин. – Сэр Линдли, какие вурдалаки сожрали ваши драгоценные мозги, чтобы искать быстроходные суда в Ехо? Если мне не изменяет моя стариковская память, в свое время мы отвалили укумбийским пиратам целое состояние, и не кажется ли вам, что пришла их очередь отрабатывать доверие?

***


- Не нравится мне все это, - Ахаггар мрачно вглядывался в стремительно приближающееся легкое черное судно. – На кой пиратам порожний фафун, только что выгрузивший все ценное в порту Ехо? Эти ребята не дураки, и прежде чем гнаться за добычей, сначала узнают наверняка, велика ли она, и стоит ли игра свеч. Сдается мне, это за нашими тушками погоня. А Нуфлин меня все больше и больше удивляет. Такого поворота я от него не ожидал.
- Ну хорошо, захватят они нас, предположим, - недоуменно ответил Эл, - и что дальше? Препроводят обратно в Ехо? Или прирежут всех до одного, чтобы уж наверняка? Я, пожалуй, смогу отвести им глаза, и скорее всего нас с тобой они уж точно не выделят из команды. Укумбийцы укумбийцами, но я тоже не вчера родился, и их варварским заклинаниям смогу противопоставить магию Стержня, а это на порядок мощнее. Сдается мне, Нуфлин от отчаяния к ним обратился.
- Не скажи, - угрюмо отмахнулся Ахаггар, - готов спорить, что мы еще не раз удивимся, и дай нам магистры, чтобы не последний раз в своей жизни.
Столпившиеся на палубе моряки неуверенно топтались у борта, сжимая оружие. Им, как и капитану, было ясно, что с пиратами шутки плохи, и участь их предрешена, но сдаваться без боя не желали. Тем временем, пиратская шикка, приплясывая на волнах, подошла вплотную к обреченному судну и какое то время шла с ним борт о борт. Команда фафуна ждала нападения, но пираты почему-то не торопились с захватом, они только весело скалили зубы на испуганные лица кумонцев и нарочито зловеще потрясали боевыми палашами.
- Ну что я тебе говорил? – Ахаггар, стоя в густой тени от рубки, нервно сжимал кулаки. – Разбойники не спешат проверить трюмы и сундуки, а ведь это было бы первое, что бы они предприняли в обычном случае. Значит, им нужно другое, но у меня даже воображения не хватает, чтобы… - его торопливую речь прервал высокий властный голос капитана шикки, который неожиданно появился на палубе пиратского корабля.
- Ваш корабль захвачен в плен и должен проследовать за нами. Любое отклонение от курса – и мы будем вынуждены продырявить ваше корыто, - пират небрежно кивнул на зловещего вида пушку на корме шикки.
Седобородый капитан фафуна разразился потоком ругательств, дал несколько тумаков не вовремя подвернувшимся под его руку матросам, и поспешно удалился в рулевую рубку. Остальные нехотя разошлись по углам, бросая угрюмые взгляды на захватчиков.
- Похоже, нас продадут в рабство, - весело сказал Эл. – Неплохая перспектива, особенно если учесть, что мы с тобой – не последние люди в Ехо. Как насчет работы на сайменных полях, Неуязвимый?
- Рано радуешься, сэр Старший Магистр, - язвительно произнес Ахаггар. – Сдается мне, что нам с тобой не светит тяжелый физический труд, а вот перспектива угодить в Подземелье Семилистника – вполне так вероятна. Кстати, ты можешь сказать, в каком направлении мы сейчас следуем, обратно в залив Гокки или куда то еще?
Эл посмотрел на поднимающееся над морем солнце и нахмурился.
- Обратно мы не возвращаемся, это точно, - сказал он, - но и к Укумбийским островам тоже не идем, а если бы им понадобились рабы, то в первую очередь они бы направились к дому. Так что ты может быть и прав, здесь что-то не так.
- Ладно, поживем, увидим, - с непередаваемой иронией отозвался его спутник.
Солнце не успело подняться в зенит, как на горизонте возникли, хотя и туманные, но вполне различимые очертания острова с неприступными отвесными скалами и зловещего вида пропастями.
- Кажется, я догадываюсь, - бледнея от страшного предчувствия, прошептал Эл.

***


- Ну вот, девочка, а ты все переживала, за какими вурдалаками нам нужен этот грешный Иллиах, - торжествующе пропел Нуфлин, бросая победный взгляд на Сотофу. – Не отрицаю, на таком расстоянии от Сердца Мира, на каком расположен наш милый островок, пользоваться магией затруднительно. Но в эту магистрами забытую резиденцию когда-то был проложен Темный путь, так что сэр Линдли уже там и сейчас быстренько разберется, где спрятался этот шустрый сирота, притащит парня в Иафах, а мы уж тут из него потроха повытряхиваем, - Нуфлин прикрыл глаза, переходя на безмолвный разговор с охотником, но вдруг подскочил на кресле.
- Ох, грешные магистры, - изумленно сказал он. – У нас сэр Зенгай объявился, собственной персоной. Какие подарки этот Афлу мне делает, с ума сойти.

Эл Майро


- Ну прощай, Неуязвимый, - грустно сказал Эл. – Сдается мне, мы должны расстаться.
- Тебе приглянулся островок, и ты решил остаться там навсегда? – с плохо скрытым беспокойством ответил Ахаггар, разглядывая очертания изрезанного ущельями берега.
- Похоже, я действительно останусь тут навсегда, но не потому, что мне подходит здешний климат, - безучастно отозвался его спутник. – Ты оказался прав насчет погони. Это Иллиах, самая дальняя резиденция Семилистника, а пираты, которые нас сюда доставили…
- Младшие магистры того же ордена, - фыркнул Ахаггар. Эл тоже слабо улыбнулся.
- Пираты самые настоящие. Просто у Нуфлина с ними, похоже, договор. Очень удобно.
Эл помолчал.
- Здесь моя магия бессильна. Разумеется, я потрепыхаюсь пару часиков, но конец будет один.
- Подожди, - задумчиво произнес Ахаггар. – Они же не знают, кто ты. Мы исчезли из Ехо вместе, но это не говорит о том, что ты должен все время находиться рядом со мной. Просто встать на твой след оказалось легче, чем на мой, вот и все. Наври им, что знать меня не знаешь, а удрал лишь потому, что испугался визита в Иафах, и так далее.
- Ну нет, - махнул рукой Эл. – В другом месте я бы отвел им глаза, будь они трижды Охотниками, но в стенах родной резиденции эти бешеные псы сильны как нигде. Да и сомневаюсь, что со мной разговаривать станут именно здесь, а перетащат в Иафах Темным путем, и тогда мне точно конец. Я не самым последним магистром был у себя в Ордене, охотники нас в живых не оставляли, так что – прощай.
Фафун медленно разворачивался в крошечной гавани, где стояли на рейде еще два кумонских торговых судна. Людей на них не было видно. Эл нахмурился.
- Похоже, всех угнали в резиденцию, - пробормотал он. – Не уверены, значит. Ну что же, повоюем.
Он решительно обернулся к своему спутнику.
- Все, Неуязвимый. Прячься в трюме и моли темных магистров, чтобы я продержался хотя бы несколько часов, пока из меня не вытряхнут все кишки. На берег даже не суйся, а постарайся уйти морем. На твой след они точно не встанут, да и вода помешает, так что хоть в шлюпке удирай отсюда.
Ахаггар хлопнул его по плечу.
- Разумеется, уйду, Эл. Но я тебя тоже не хочу оставлять безоружным перед Охотниками. Помнишь, когда мы служили в полиции, я рассказал тебе, как сохранить жизнь в самых смертельных обстоятельствах? – он ткнул пальцем в грудь Элу. – Ты еще сказал, что потренируешься, а я тебе ответил, что здесь не тренировка нужна, а отчаяние и страстное желание выжить одновременно.
- Да, - медленно произнес тот. – Похоже, этот момент настал. Ты говорил, что мою руку не я сам должен направить, а нечто невидимое и неосязаемое, которое просыпается только от холодного прикосновения смерти. Но у меня нет…
- Бери, - Ахаггар протянул ему крошечный кинжальчик.
- А ты?
- Обойдусь, - легкомысленно сказал тот и поспешно скрылся в трюме.
Эл спустился с палубы фафуна, стараясь держаться в толпе моряков, но не прошел и нескольких ярдов, как к нему шагнул коренастый человек в лоохи Семилистника.
- Вижу тебя как наяву, - насмешливо поприветствовал его Афлу. – Умеешь ты делать карьеру, однако. Сначала полицейский, потом моряк…
- Драться прямо здесь будем или в сторону отойдем? – зло перебил его Эл.
- А ты не изменился совсем, малыш, - Афлу нарочито пренебрежительно махнул рукой, и Эл, притворно застонав, согнулся пополам будто от жгучей боли. – Говорить будем, а не драться, - Афлу развернулся, сделав приглашающий жест, но его пленник не спешил выпрямляться. Он опустился на одно колено и быстро провел две невидимых линии у своих ног.
- Еще успеем наговориться, сэр Линдли, - с ненавистью прошептал Эл.

***


Через пару часов, показавшихся ему вечностью, он, стиснув зубы, наблюдал, как Главный Охотник с торжествующим выражением лица докладывает на Безмолвной речи о своих успехах. От нечего делать, он попытался подслушать хотя бы несколько фраз, но кроме оглушающей головной боли, не почувствовал ничего, и это говорило о том, что собеседником Афлу, по всей видимости, был сам Великий Магистр Семилистника. Задержка была на руку и Элу, и Ахаггару, поэтому он удовлетворенно ухмыльнулся, не обращая внимания на боль.
- Ну что же, сэр Зенгай, - церемонно обратился к нему Афлу, - пожалуй, начнем нашу беседу. В твоих интересах, малыш, сказать все быстро и честно, тогда смерть к тебе придет тихо и незаметно. Надеюсь, тебе все ясно?
Эл не сводил глаз с поблескивающего амулета на груди Охотника. Ему было известно, что владельцу черного аметиста достаточно одного лишь легкого прикосновения, чтобы уничтожить противника. Афлу проследил за его взглядом и небрежно потер кристалл. Эл вздрогнул, а Охотник оглушительно рассмеялся.
- Я не Ассен, украшений на руках не признаю, неудобно, - доверительно поведал он своему пленнику.
- Ну хорошо, - торопливо произнес Эл. – Я удрал в Правобережную полицию еще во время Войны Орденов. На Семилистник мне всегда плевать было, но за мной охотились люди Лойсо, так что…
- Это нас не интересует, - перебил его Афлу. – Ты мне, Энвел, зубы не заговаривай. Нам нужен твой коллега Пайта. И не делай наивные глаза, ты прекрасно знаешь, что никакой он не моряк, а бывший магистр Ордена Водяной Вороны. Я прошел по твоему следу, к его дому ты подходил два раза. Первый раз – передал приглашение в Иафах, второй раз – чтобы вместе сбежать из полиции. Где он? – Афлу всмотрелся в потемневшее лицо Эла и щелкнул пальцами. В комнату тотчас вошел человек в бело-голубом лоохи.
- Обыщите последний прибывший фафун. Он там, - Афлу дождался, когда за подчиненным закроется дверь и удовлетворенно откинулся в кресле. – Все, малыш, ты нам больше не нужен. Передавай привет Темным магистрам.
Он медленно поднес руку к кристаллу, и Эл понял, что сейчас от него даже пепла не останется. Афлу уже не шутил и не пугал, он действительно выудил все, что нужно, и теперь просто выполнял привычную работу. Задыхаясь от черного отчаяния и страстного желания жить, бывший Старший Магистр Ордена Решеток и Зеркал выхватил спрятанный в складках своего лоохи кинжал и прежде чем изумленный Афлу сделал попытку его остановить, уверенным движением пронзил себе грудь именно в том месте, где билось сердце.
- Ну ты, малыш, даешь, - Охотник ошарашенно смотрел на безжизненное тело своего пленника. – Всегда с причудами был. Но фокус твой не пройдет, сэр Зенгай, даже не старайся, - Афлу неуверенно дотронулся до амулета и прошептал заклинание Рассеивания. – Вурдалаки тебя забери, - прошипел он, поняв, что лежащее на полу тело не спешит исчезнуть. – Сначала та девка из Иерохха, теперь этот недомерок, сговорились они что ли?
Афлу со злостью пнул труп и послал зов служителю. В его задачу входило лишь найти еще одного Неуязвимого, а сэр Зенгай… ну что сэр Зенгай, слегка остыв, подумал он. Не рассеивается, да и магистры с ним. Значит, утопим, закопаем, сожжем, в конце концов.
- Тащи его в подвал, парень, - приказал он вошедшему коллеге. – Найдем Неуязвимого, а потом уж с ним будем разбираться. И знаешь еще что, - помедлив, добавил он, - ты дверь, где его оставишь, не только заколдуй как следует, но и просто запри хорошенько.
- А как запереть дверь просто, без заклинания? – озадаченно спросил помощник.
- На замок! – рявкнул Афлу. – А еще лучше, досками забей и камнями заложи. Вот где у меня эти Неубиваемые, - он провел рукой по горлу и закашлялся. – А может, его еще и связать надо было? – неуверенно спросил он сам у себя, когда помощник, взвалив тщедушное тело на плечо, удалился из комнаты.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>23 Ноя 2020 22:28

А знаете ли Вы, что...

...на сайте работает рекомендательная система, которая посоветует Вам к прочтению книгу или фильм на основе выставленных Вами оценок. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Голосуйте в конкурсе коллажей Часы веков: Давно это было


Нам понравилось:

В теме «Хорошее настроение»: [img] читать

В блоге автора ValeryAngelus: Плохие девочки не плачут (глава 25, часть 2)

В журнале «Болливудомания»: "Память". Эссе.
 
Ответить  На главную » Наше » Фанфики » Хроники Смутного Времени. Часть 1 (фанфик по Максу Фраю) [24830] № ... 1 2 3  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение