Роза. Девочка, которую я знал (рассказ, 18+)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Заказ графики  •  Реклама  •  Конкурсы  •  VIP

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>21 Фев 2022 13:07

 » Роза. Девочка, которую я знал (рассказ, 18+)  [ Завершено ]

Автор: Эрин Хэй
Жанр: Современная проза
Формат: Рассказ 18+
Аннотация: Я приехал в родной город, в котором не был девять лет. Я так хотел увидеть ее – младшую сестру друга детства. В моих воспоминаниях она осталась милой малышкой в розовом платье и с пышным бантом в волосах. Но такой она осталась лишь в моих воспоминаниях. Что произошло с тобой, Роза? Что случилось с девочкой, которую я знал?


  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (Cenitelnica)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Cenitelnica; yafor; Дата последней модерации: 21.02.2022


_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>21 Фев 2022 13:16

 » Глава 1

Глава 1

Однажды Роза спросила меня, о чем я мечтаю. Она играла на полу своей комнаты с куклами, ей было девять лет. Одетая в легкое розовое платье и с лентой такого же цвета в волосах, девочка разливала игрушкам несуществующий чай из маленького пластмассового чайника. Я заглянул к ней поздороваться и передать коробку ее любимых конфет, когда вечером пришел в гости к Саньку – моему другу и ее брату.

– Даже не знаю, дай-ка подумать, – улыбнулся я, присаживаясь рядом.

– Думай, – важно сказала она. – Будешь чай? – девочка придвинула мне игрушечную кружку.

– Наверно поступить в московский университет, – ответил я, повертев в руках кукольную посудку. Нам с Сашкой было по семнадцать лет, и мы учились в последнем классе. Я собирался поступать в МГЮА, а он в МГСУ.

– Это цель, – поправила меня малышка Роза, – а должна быть мечта.

– Ох, какая ты умная! – девочка мило покраснела от моего комплимента. – Тогда помогать людям. А ты о чем мечтаешь?

– О любви! – не задумываясь, ответила она. Я даже закашлялся, поперхнувшись несуществующим чаем.

– На рано ли тебе?!

Роза посмотрела на меня с легкой укоризной и поправила пышный бант в длинных каштановых волосах:

– Вот и Сашка так сказал. А мама говорит, что любви все возрасты покорны, и что нет ничего важнее ее! Ты знаешь, – заговорщицки прошептала она мне на ухо, – дядя Вова сделал ей предложение на прошлой неделе, и она согласилась. Они поженятся в конце этого месяца.

Вот это новость! Тетя Люда уже давно одна, с тех пор как ее муж умер от сердечного приступа пять лет назад. Лично мне Смольный Владимир Борисович никогда не нравился, но если он сможет позаботиться о них, то я буду только рад за Розу. Я всегда относился к ней как к младшей сестре, которой у меня никогда не было.




Воспоминание о событии девятилетней давности заставили меня улыбнуться. Ровно столько я не был в родном городе. В тот год, когда я поступил в МГЮА, мои родители переехали вслед за мной в Москву, поскольку папе предложили там хорошую работу. Нет, какое-то время я еще приезжал на каникулах повидаться с друзьями. Опять же, здесь у меня оставались бабушка с дедушкой, но они уже лет шесть как умерли.

Интересно, какая Роза теперь? Сколько ей уже? Должно быть восемнадцать. Уже совсем взрослая стала. Скоро я ее уже увижу. А также Сашку, тетю Люду и Владимира Борисовича. Я не предупреждал их о своем визите, хотел сделать сюрприз. Санек, отучившись в МГСУ, вернулся в родной город, работать в фирме отчима, сразу получив там высокую должность. Вот тогда наши дороги окончательно разошлись. Будучи студентами, мы еще пересекались, участвовали в совместных попойках. Я узнавал у него о родных, спрашивал, конечно же, про Розу. Она хорошо училась и мечтала поступить на ветеринара.

Прозвенела пронзительная трель дверного звонка. В квартире послышалась чья-то легкая поступь, и открылся замок.

– Здравствуйте, теть Люд! – радостно прогремел я, помахивая перед носом купленным тортом и букетом цветов.

Мама Саши и Розы с небрежной прической на голове была одета в легкий домашний костюм. Мне даже стало совестно, что я не предупредил о своем приходе заранее.

– Д...Денис?! – удивленно воскликнула она и бросилась с объятиями. – Как ты изменился! Совсем взрослый! Ох, что ж я тебя в дверях держу?! Проходи!

Людмила Ивановна провела меня в гостиную и усадила в глубокое кресло.

– Вов! – крикнула она в глубину квартиры. – Смотри, кто у нас в гостях! Срочно звони Сашке, пусть бросает все и приезжает.

Через полтора часа мы все сидели за богато накрытым столом. Владимир Борисович достал бутылку дорогущего коньяка. «Подрядчики подарили», – подмигнул он, разливая алкоголь по рюмкам. Тетя Люда, переодевшаяся в праздничный наряд, накладывала на тарелки салаты и бегала смотреть, не подошло ли горячее.

– Ну, как ты тут устроился? – спросил я Санька.

– Да, вот в отцовской фирме работаю, – мой друг как-то сразу начала называть отчима отцом. – Главный инженер я. А ты как?

– А я адвокат. А где малышка Роза? Она никуда же не уехала?

От моего взгляда не скрылось, как тетя Люда стушевалась, Саша опустил глаза, а Владимир Борисович покраснел.

– Роза здесь больше не живет, – сказала Людмила Ивановна.

– Где же она?

– Снимает квартиру с подружками, – тихо сообщила женщина. – Надоели мы ей. Хочет жить по своим правилам.

– Жаль, но вы же сообщили ей о моем приезде? Я так хотел ее увидеть!

Члены семьи Смольных переглянулись и Саша сказал:

– Она не общается с нами, уже очень давно.

– Почему? Что произошло?

– Это долгая и неинтересная история, – ответил Санек, и на этом разговор о Розе был закончен.

Мы просидели до глубокого вечера, делились воспоминаниями и планами на будущее. Владимир Борисович все подливал коньяк, а его жена подкладывала закуски. Я, уже изрядно захмелев, собрался уходить, когда в дверь отчаянно позвонили. Чета Смольных переглянулись между собой, и не успела тётя Люда встать из-за стола, как послышался скрежет открываемого замка, и звонкий девичий голосок прокричал на всю квартиру:

– Мамочка, папочка, я пришла! – что-то не так было в произнесенной интонации, но я пока не мог понять что именно.

В гостиную вошла молодая девушка, и тётя Люда стыдливо опустила глаза.

– Что ты здесь делаешь? – в голосе матери моего друга слышалась обреченность.

Сказать, что я был удивлён – не сказать ничего. Однажды, будучи студентами, мы с друзьями сняли ш**ху, та пришла в супер короткой юбке и с глубочайшим вырезом на обтянутой футболке. Так вот, она выглядела приличнее, чем вошедшая девушка.

– Помнишь Дениса Соловьёва, Сашкиного друга? – спросила женщина. Девушка с интересом посмотрела на меня. – Так вот, это он. А это... – тётя Люда не успела закончить, как её невежливо перебили.

– А я – Роза-тра*нула-в-районе-всех-парней! – с вызовом произнесла малышка Роза. – Давно не виделись, Ден!

Её мать страдальчески схватилась за голову и принялась обмахивать лицо салфеткой, а Владимир Борисович, подскочив, метнулся на кухню, на бегу сообщив нам, что за успокоительным. Девушка обвела взглядом всех присутствующих и, кажется, осталась довольна произведённым эффектом.

– Зачем ты пришла?! – рыкнул на сестру Саня. – Сто лет тебя не видели, ещё столько бы не видеть!

– Вы думали скрыть от меня приезд Дениса? Не волнуйся, я ненадолго! Я только зашла сказать, что если ему вдруг станет скучно, пусть позвонит мне. Я приду и скрашу одиночество, – на последних словах я закашлялся, так неожиданно подавившись слюной, а Роза поднесла ко рту полусомкнутый кулак и характерно оттопырила языком густо нарумяненную щечку.

Людмила Ивановна, застонав, схватилась за сердце, а Владимир Борисович за телефон.

– Как вызвать скорую с мобильника?! – пророкотал он. – А! Вспомнил!

– Пошла вон отсюда! – Саша вскочил со своего места и двинулся на сестру.

– Уже ухожу! – взвизгнула она, и, подбежав к матери, плюхнула перед ней толстенную розовую тетрадь. – Я переспала с Костей Широковым, и все здесь очень подробно написала, – девушка ткнула пальцем в талмуд. – Почитай! Ты же любительница подобного чтива!

Отчаянно заорав, Людмила Ивановна с размаха ударила дочь по щеке, но та лишь громко расхохоталась матери в лицо:

– Старая притворщица!!! Вот видите, ей уже лучше!!!
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Ансина Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Золотая ледиНа форуме с: 16.10.2014
Сообщения: 467
Откуда: СПб
>22 Фев 2022 0:20

Ирина
Принимайте в читатели Flowers
Роза- своеобразная девушка, что же её толкнуло на такую грязную тропу ?
Жду продолжения
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>22 Фев 2022 9:39

Спасибо, очень рада! Скоро все узнаем Wink
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>22 Фев 2022 9:41

 » Глава 2

Привет! Сашок сказал, что у тебя не получается математика, – спросил я, заходя в комнату к малышке Розе.

– Нет, на посмотри... – девочка протягивает мне учебник. – Маме некогда, она все с дядей Вовой, а Сашке со мной скучно.

– Так это же легко, – ответил я, посмотрев задачку, и принялся ей объяснять.

Роза все схватывала на лету. Выскажу Саньку все, что я о нем думаю: ­ не мог сестре помочь. Уж он-то математику хорошо знает. Когда мы решили с ней все примеры, я увидел под кипой школьных учебников тоненькую розовую тетрадочку. Не удержавшись, потянул ее за край.

– Что это?

– Не тронь! – взвизгнула девочка. – Это мой дневник!

– Покажешь оценки? Мне говорили, что ты отличница.

– Это личный!

– Ах, если личный, то, конечно, я не буду его смотреть!

– Спасибо, а то мама вечно лезет не в свое дело и ругается, если я его прячу, – малышка выглядела удивленной и одновременно благодарной.




В тот вечер Роза удалилась, беспечно пританцовывая, доведя мать до истерики, бросив на меня прощальный взгляд, повторила свой дурацкий жест с кулаком и заговорщицки подмигнула. Разозлившись, Санек буквально вытолкал ее за дверь, в то время как глава семейства пытался успокоить Людмилу Ивановну. Поняв, что больше мне здесь делать нечего, я удалился, испытывая неловкость от ситуации, свидетелем которой оказался.

Она пришла ко мне через два дня. Я остановился в старой квартире, доставшейся от бабки с дедом, и уже собирался отходить ко сну, как в дверь настойчиво постучали. Стоило мне только открыть ее, как Роза нагло вошла внутрь, отодвинув меня с прохода плечом.

– У тебя звонок не работает! – небрежно бросила она и поставила на пол огромную спортивную сумку. – Знаешь, я долго ждала, но ты так и не позвонил. И я подумала, что ты просто не знаешь моего номера, – а потом резко без всякого перехода добавила. – Так и знала, что найду тебя здесь. Я поживу у тебя какое-то время! – это был не вопрос, а утверждение.

– Мне сказали, ты снимаешь квартиру с подругами, – сказать, что я был удивлен ее приходу – не сказать ничего.

– Да? Они так сказали? Хмм... Я с ними поругалась!

Роза прошла на кухню и уселась на обеденный стол. Несмотря на уличную ночную прохладу, девушка была одета очень легко: короткая юбка, открытый топ и босоножки на высоченных шпильках. Она развела стройные ножки, и я заметил, что девушка была без белья.

– Извини, денег за жилье нет, но, думаю, мы договоримся, – Роза призывно улыбнулась, выгнула спину, облизала наманикюренный палец и провела им между ног. – Или ты предпочитаешь просто поговорить? Иди ко мне, и я поговорю... в твой микрофон..., ах...

Черт возьми! Что происходит?! Я взволнованно пригладил ладонью волосы. Никогда не представлял ее такой! Она должна была учиться, носить скромные юбки до колена и наглухо закрытые блузки, а не сидеть на столе и стонать как мартовская кошка, бесстыдно предлагая себя.

– Эээ... Ты ходишь без нижнего белья? – все, что я смог выговорить, глядя на открывшуюся мне картину.

– Что? – мой вопрос ввел ее в ступор, и Роза на мгновение прекратила интимные ласки. – Ну да, а что?

– Это негигиенично, – самообладание вновь возвращалось ко мне. – К тому же ты пришла с улицы и не помыла руки. Мало ли какую заразу ты себе занесешь. Потом будешь лечиться от цистита.

– А ты врач что ли? – грубо оборвала она меня, резко выпрямившись и одернув юбку.

– Нет, но элементарные правила гигиены знаю. Идем, – я стащил ее со стола и повел в ванную, где открыл кран и всучил чистое полотенце. – Здесь есть мыло, одноразовая зубная щетка, зубная паста. Умойся и выходи. Ты голодная? Я пока тебе что-нибудь приготовлю.

– Придурок! – услышал я в спину, когда прикрывал дверь.

Позже, сидя за столом и доедая наспех пожаренную яичницу, Роза спросила меня, с противным скрипом ковыряясь металлической вилкой в фарфоровой тарелке:

– Ты вообще нормальный?

– Был нормальный, а что? – пожимаю плечами, размешивая сахар в свежезаваренном чае.

– Я что, страшная? – не сдается она.

– Нет. Ты очень красивая. Только зачем ты отстригла свои волосы? И красишься в такой неестественно яркий цвет? Ты изменилась...

– Что? – хохотнула она с набитым ртом. – Ожидал встретить свою старую знакомую малышку Розу?! А нет ее!

– И где же она?

– Сдохла! Да и хер с ней! Зато вместо нее есть Розита. С ней весело. Хочешь повеселиться? А, – махнула она на меня рукой, – я уже поняла, что веселье не для тебя!

– Ну почему же, я очень люблю веселье, и даже в том смысле, который ты имела в виду, – я налил ей горячий чай и придвинул вазу с найденным печеньем.

– Тогда почему? – растерянно произнесла девушка, собирая хлебом остатки яичницы и отправляя ее в рот. – Я не понимаю...

Я вздохнул: с кем же ей приходилось иметь дело, что она не понимает элементарных вещей? Не все мужчины готовы бросаться на предложенное тело, тем более, если обладательница тела этого не хочет. Очевидно же, что она пришла ко мне, потому что ей просто некуда было идти. Мне в голову закралось сильное подозрение, что не с подружками она жила все это время. Это каким же мудаком надо быть, чтобы воспользоваться ее уязвимым положением?

– Ты мне как сестра, что тут неясного? Я тебя чуть ли не с пеленок знаю!

– Чушь полная! – возмутилась Роза, посчитав мои слова наглой ложью. – Я собственному брату не как сестра, а уж тебе и подавно!

– Думай, что хочешь, но я сказал тебе правду. Если ты поужинала, то слушай правила: голой по дому не ходишь, спать будешь в отдельной спальне, вон в той, – указал я рукой, в направлении выделенной для Розы комнаты, – никого сюда не приводишь. Если тебя все устраивает – можешь оставаться.

– Ладно, условия тюремные, конечно! Но как-нибудь привыкну. Ну и зануда же ты, Ден!
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>23 Фев 2022 7:25

 » Глава 3

На следующий день Роза проснулась часов в девять, и, приняв душ, сразу же начала куда-то собираться. Яркий вечерний макияж с самого утра, рваные джинсы и свежий топ, только переобулась в кроссовки.
– Куда ты собралась? – удивился я ее внешнему виду.
– На работу, – этот ответ поразил меня больше всего, и я заподозрил неладное.
– А где ты работаешь?
– Какая разница?! – вспыхнула девушка. – Да не бойся, не на трассе! Не принесу тебе заразу!
– Ну, ты можешь ответить?
– Много будешь знать – можешь никогда не состариться! Твои правила были такие: голой не ходить, спать отдельно от тебя, никого не водить. Какое из них я сейчас нарушила? – с вызовом поинтересовалась наглая девчонка.
– Никакое, – я вынужденно признал её правоту.
– Дай мне мой комплект ключей, – Роза требовательно протянула ко мне раскрытую ладонь.
– Возьми в ключнице, – кивнул я на стену сбоку от неё, не переставая удивляться её нахальству.
Девчонка повернулась, ловко схватила ключи и поспешила на выход, забросив на плечо сумку. Не спортивную, с которой вчера пришла, но не менее объемную, как мне показалось.
Едва за Розой закрылась дверь, я, приняв единственно верное решение, направился к Сашке. Тот ждал меня в кафе возле своего офиса.
– Здорово, что ты приехал, вместе пообедаем. Рекомендую солянку и картофель с мясом в горшке, – сказал друг, делая заказ. – Слушай, извини за тот вечер, так некрасиво получилось. Никто не знал, что она придёт и все испортит. Роза уже давно не появлялась и...
– Что с ней произошло? – перебил я излияния Санька. – Она же была такая скромная, училась хорошо, собиралась поступать в вуз.
– Не спрашивай! – махнул рукой Санек. – Такая неприятная история! Владимир Борисович же её удочерил, фамилию свою дал, отчество. Сначала у них нормальные отношения были, а потом она начала огрызаться, ссориться со всеми, пропадать из дома. Я всей истории не знаю, мне мама рассказывала. Однажды мама заглянула в её дневник, и, говорит, такое прочла. Розку побила и за волосы оттаскала. Ну та собралась и ушла из дома.
– Что ж такое было в её дневнике? – официант принёс заказ, но у меня пропал аппетит.
– Да кто ж знает, когда мать об этом спрашиваешь, она только рыдать начинает. А Розка тетрадь с собой утащила.
– Сколько лет Розе было, когда она из дома ушла?
– Шестнадцать...
– Что?! Шестнадцатилетняя девчонка уходит из дома, и никто не почешется её вернуть?!
– Она сразу с каким-то мужиком жить стала.
– В шестнадцать лет?! Вы все в своём уме вообще?! – у меня в голове не укладывалось, как можно было отпустить подростка на улицу и даже не попытаться его вернуть. – Это же девочка!
– Да какая она девочка?! – презрительно фыркнул Санек. – Ты же сам все видел! Пробы ставить негде!
– А с Владимиром Борисовичем ты пытался говорить? Что между ними произошло? Что он обо всем этом думает?
– Он очень расстроен, он же реально к ней как к дочери относился. Он приезжал за ней, когда она ушла из дома, но Роза не вернулась.
– Черти что творится! В голове не укладывается.
– И не говори! – Санек с аппетитом уплетал свой обед, и казалось, что эта история его уже не особо волнует.
– А ты сам пытался с сестрой-то поговорить?
– Да, но она такую муть нести начала, что я её заткнул и ушёл. Ну ладно, хватит о ней. Ты-то какими судьбами здесь?
– Родители решили квартиру здесь продать.
Точно! Как я вчера не догадался сообщить об этом Розе? Надо узнать о её планах, как долго она собирается у меня жить. То, что Санькина младшая сестра остановилась у меня, я решил другу не сообщать. Кое-как запихнув в себя по ложке первого и второго, наскоро распрощавшись с Сашкой, поехал домой.
Квартире требовалась хорошая уборка перед продажей. Я перебрал вещи: что-то выставил на общеизвестном интернет-ресурсе, что-то сложил у мусорных баков, вдруг, кому-то пригодится, большинство же отправилось в сами мусорные баки. Я провозился до вечера и разгреб только половину своей комнаты.
Роза заявилась далеко за полночь. Ее джинсы разорвались ещё больше, надетый утром белый топ стал грязным, как будто им протирали автомобильные свечи, худое лицо выглядело осунувшимся, под глазами залегли мешки. Я ждал её в гостиной за просмотром футбола.
– Ты где была?! – рявкнул я, стоило только её увидеть.
– Работала, – устало ответила она и сразу же прошла на кухню. – Ой, надо же руки помыть. В этом доме такие правила! Слышь, есть что на ужин?! – крикнула она мне из ванной.
– Есть! – С еле сдерживаемой яростью отвечаю ей. – Ничего!
– Мне, пожалуйста, двойную порцию! – сказала нахалка, садясь за стол.
– Вот и вот, – я со звоном поставил перед ней две пустые тарелки.
– Ммм... Как аппетитно выглядит... Может к ничего полагается какой-нибудь бутерброд? – Роза подошла к холодильнику и, достав сыр, ветчину и помидор, нарезав батон, принялась сооружать сэндвичи. – Чай хоть налей, будь другом! Я устала как собака.
– Ты где была?! – прорычал я сквозь зубы.
– Какая разница? Меня там все равно уже нет. Ммм... – девчонка надкусила трехэтажный бутерброд. – Я сегодня вообще ничего не ела. Времени не было.
Я подошёл к ней поближе и принюхался: пахло от неё так же отвратительно:
– Что это за запах?!
– Запах?! – удивилась она, потом задрала топ к носу, обнажив красивую грудь в простеньком лифчике, и сделала пару глубоких вдохов. – Действительно пахнет.
– Я бы даже сказал: воняет!
– А я принюхалась, похоже... Уже не чувствую. Это ещё ничего, вот от Наташки как воняет! А ей ещё на троллейбусе домой ехать. Меня-то чуть-чуть задело, я с боку стояла, основная струя на неё пришлась. Блииин! Уже не отстираешь, любимый топ был... – во время разговора Роза не переставала уплетать за обе щеки.
Я не знал, что и подумать! Я не мог поверить, что эта ангельская девочка так низко пала!
– У вас нет развозки? Ты индвидуалка что ли?
– Что?! – Роза даже отложила батон с сыром. – Индивидуалка?! Ха-ха-ха! Индвидуалка! Так меня ещё никто не называл!
Девчонка встала из-за стола и, закатываясь смехом, направилась в ванную.
– У тебя стиралка работает? О! Работает! Круто! Я простирну джинсы? – я услышал, что Роза, не дожидаясь моего разрешения, включила стиральную машину.
– Да, конечно, пользуйся на здоровье, – пробурчал я под нос. Похоже, кто-то обнаглел до такой степени, что меня в собственном доме ни во что не ставит.
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>24 Фев 2022 10:29

 » Глава 4

С твёрдым намерением прояснить, где же Роза пропадала весь день, я открыл дверь в её комнату, как только услышал, что она освободила ванную. И тут же с грохотом закрыл. Она стояла обнажённая возле кровати и натягивала свежее нижнее белье.

– Стучаться не учили? – проворчала девушка, ничуть не смутившись, впуская меня в спальню.

– Извини, ты б оделась, – сказал я, старательно отводя от неё взгляд. Она накинула на себя простенький короткий халатик, который скорее подчеркивал нежные изгибы её тела, чем что-то скрывал.

– Я голая? – изумилась наглая девчонка. – Я не голая. И я тебя сюда не звала. Какие претензии?

Нет, кто-то определённо нарывается! Ещё немного, и я забуду, что когда-то относился к этой нахалке, как к сестре!

– Объясни мне, где ты сегодня была?! – я не собирался начинать разговор на повышенных тонах, но у кого-то хорошо получается меня провоцировать.

– А что? – ехидно ухмыльнулась малышка Роза.

– Почему от тебя воняло как из помойки?

– Издержки профессии, – она легла на постель, закинула руки за голову и призывно улыбнулась.

– Какая на*ер профессия?! Ты что, не могла найти нормальную работу?!

– А эта чем плоха? – она невинно захлопала глазками, определённо издеваясь надо мной.

Не знаю, во что бы вылился наш разговор, но ей внезапно позвонили.

– Да? Да я, слушаю. Что? Где? На Кирова? И сколько? Пятеро? Ого! Что, прям в парке?! А без меня никак? Мы с Наташкой сегодня вдвоём отпахали! Только отмылась! Что, Наташка уже на месте? Черт с вами, выезжаю.

И Роза начала собираться. Она высушила волосы феном, натянула чистые джинсы и глухую водолазку под горло, даже макияж не стала накладывать.

– Что-то ты скромно оделась, клиенты не поймут.

– Клиенты? – хихикает она. – Клиенты! Хахаха!

– Что в этом смешного?!

– Клиенты! – Роза пробовала слово на вкус, и оно определённо её веселило. – Им плевать, как я выгляжу, главное то, что я умею! А умею я многое! Как-нибудь я тебе покажу, если захочешь.

– Ты никуда не поедешь! – прорычал я, перегораживая ей выход. – Пока ты здесь живёшь, никакой сомнительной работы и шараханий по ночам!

Я думал, она гордо вскинет голову, побросает вещи в спортивную сумку и съедет, показав на прощание средний палец, но Роза вздохнула, грустно присела на кровать и набрала кому-то.

– Алло, слушай, приехать не смогу. Зануда не пускает. Какой Зануда? У которого живу. А ты сама знаешь, в каком я сейчас положении. В карманах по нулям. Но я отработаю ещё, не переживай.

Она нажала отбой, бросила телефон на скомканное одеяло и продолжила сидеть с потерянным лицом, опершись ладонями о край кровати.

– Ты что, на общественных началах работаешь? По зову души? – спросил её, присаживаясь рядом.

– Что? – девушка то ли сделала вид, что не поняла, о чем я говорю, то ли действительно не поняла.

– Как ты со своей работой без денег осталась.

– Мне не всегда платят...

– Так может пора сменить работу? Найти что-нибудь приличное.

– Да нормальная это работа. Не хуже и не лучше других. И потом, кому я нужна? Где меня ждут? Я собственной семье не нужна, – и в её голосе слышалось столько безысходности, что я коснулся пальцами её подбородка и приподнял голову и тихо спросил:

– Что произошло с тобой, Роза? Что случилось с девочкой, которую я знал? Я же помню, какой ты была, как ты мечтала о любви...

Что-то мелькнуло в её глазах, прежде чем она отвела взгляд и отбросила мою руку, а потом отошла от меня к окну.

– Любовь? – задумчиво начала она. – Любовь... Знаешь, что я тебе скажу: любовь – это химера, придуманная мужчинами для доверчивых дурочек, таких как эта женщина, по недоразумению ставшая моей матерью.

Решив, что это отличный момент выяснить всё, я спросил:

– Что произошло между тобой и Людмилой Ивановной? И между тобой и Владимиром Борисовичем?

– Что, она уже наябедничала, да? – вскинулась Роза. – Она любит посмаковать эту историю. Когда только успела...

– Нет, я не говорил с ней. Только с твоим братом, но он ничего толком не знает.

– Сашка ничего не знает. Ты поговори с тётей Людой, – советует она проникновенным голосом.

– Почему я должен у кого-то спрашивать, когда рядом ты, которая может обо всем рассказать? – я начал терять терпение от абсурдности ситуации.

– А если не может? Или не хочет?

– Почему?

– История давняя... Ни к чему ворошить прошлое... Знаешь, я так устала, я ложусь спать. Иди к себе, – я не пошевелился, тогда Роза начала медленно, глядя в глаза, облизнув губы, развязывать пояс халата. – Но если хочешь, можешь остаться.

– Когда-нибудь ты так доиграешься, – проворчал я, покидая её комнату.

Что я вообще так отреагировал, как будто голой девушки никогда не видел? Может дело в том, что это Роза, младшая сестра друга!

«Но не моя же», – подсказал внутренний голос. Да не моя... И так странно стало от этой мысли.

Утром меня разбудил громкий стук в дверь, и чьи-то приглушённые голоса. Пока я встал и нашёл что на себя накинуть, Роза уже скрылась в своей спальне. Подойдя к её комнате я услышал возню и тихий голос:

– Только тихо, если Зануда узнает, он меня выгонит, и тебя, кстати, тоже. Может ещё и с лестницы спустит. Мы с ним договорились, что я никого сюда не привожу, но...

Что она хотела сказать дальше, я уже не слушал, поскольку, разозлившись, рывком открыл дверь и ворвался в её комнату.
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>25 Фев 2022 7:27

 » Глава 5

Роза испуганно вскрикнула и прикрыла собой маленького щенка, который сидел на полу возле миски с кормом, в углу для него была постелена одноразовая пелёнка.

– Ты что так врываешься?! Напугал!

– Что это?! Роза, мы же договаривались!

– Я думала, ты имел ввиду людей, – не растерялась маленькая нахалка.

– Зачем ты притащила его сюда?

– Ему было некуда идти, а на улице его бы разорвали большие собаки, в том числе и двуногие. Неужели тебе его не жалко? Посмотри, кто-то уже поиздевался над ним!

Я присмотрелся к малышу, он неестественно поджимал к себе лапку. Неужели у кого-то поднялась рука на такого кроху?

– И надолго он здесь?

– Нет-нет! Совсем ненадолго! Я очень быстро подыщу ему дом! Спасибо! – Роза бросилась ко мне на шею и принялась обнимать меня. – Спасибо, что разрешил ему остаться!

Вот как она это делает?! Я же ещё ничего не разрешал!

– Роза, я не сказал да, – напоминаю ей.

– Да-да, конечно не сказал, но все равно спасибо! – девчонка поцеловала меня в щеку.

От неё приятно пахло утренней свежестью и мне захотелось задержать её в объятиях. Я даже поднял руку, но так и не решился ничего сделать. Ну и ну! Мне двадцать семь лет, я взрослый состоявшийся мужчина, а какая-то девчонка с сомнительным прошлым и настоящим вьет из меня верёвки!

– Кто приходил к тебе утром? – решил я прояснить этот момент.

– Наташка, подруга. Принесла вот его, – кивнула Роза на четверолапого товарища.

– Та самая, с которой ты день отработала, а она ещё на ночь осталась?

– Ну да.

– Завязывала бы ты с такими подругами! – в сердцах посоветовал я. – Кстати, Роза, я давно должен был тебе сказать, но все как-то упускал из виду. Я сам здесь ненадолго. Продаю квартиру и уезжаю.

Роза помрачнела и даже сразу как-то осунулась, молчаливо качнула головой, как бы соглашаясь с услышанным. Мне даже стало стыдно, что не могу оставить её здесь навсегда.

– И какого ты мне тогда даёшь советы и указываешь, как жить, если ничего не можешь дать взамен? – спросила девушка, присаживаясь возле щенка. Она погладила найденыша за ушком, и тот прильнул к ней. – Никому-то мы с тобой не нужны, – грустно произнесла она.

– Может, все-таки расскажешь, что произошло у вас в семье? – спросил я, присаживаясь рядом, и тоже почесал малыша.

– Зачем? Ты все равно скоро уедешь. Ни к чему это...

– Ладно, – согласился я. – Мне нужно будет провести в этой комнате ревизию. Сложи свои вещи в одно место, чтоб я их не трогал.

– Хорошо, – согласилась она и, поняв, что она больше ничего не скажет, я вышел из комнаты.



Вечером я все же решился снова заехать к Смольным. Взял коньяк, который любит Владимир Борисович и бутылку хорошего вина для Людмилы Ивановны. Они меня не ждали, и, кажется, не особо были рады мне после той отвратительной сцены, свидетелем которой я стал, но оказались слишком воспитаны, чтобы выгнать непрошенного гостя.

– Чем обязаны? – поинтересовался глава семьи, когда мы разместились в гостиной.

– Хотел узнать про Розу, – я смотрел ему в глаза, и от меня не скрылась тень вины на лице Смольного. – После того, что я увидел, меня беспокоит её судьба.

– Нас тоже беспокоит, но... Это её выбор, – отрезала тётя Люда.

– Что всё-таки произошло после моего отъезда? – я решил не сдаваться.

Смольные переглянулись и Владимир Борисович начал рассказ:

– Хочу, чтоб ты знал, я всегда относился к Розе как к дочери. Я ведь даже удочерил её, но... Потом... В общем, она вернула фамилию родного отца...

– Что ты так вежливо говоришь об этой неблагодарной девке?! – взорвалась мать Розы, я даже чуть не подпрыгнул от неожиданности. – Не слушай его! Володя, до сих пор любит ее как дочь и считает себя виноватым в том, что произошло. Но на самом деле, Роза просто испорченная дрянь! Каждый раз, когда я уходила на смену в больницу, она пыталась соблазнить моего мужа, своего почти отца! А он молчал! Не хотел меня расстраивать! Но, однажды, мне попался её дневник! И я все прочитала!

Я сидел, прибитый к дивану свалившимся на меня знанием. Роза? Пыталась соблазнить отчима? В шестнадцать лет? Я взглянул на Смольного: мужчина среднего роста, но крепкого телосложения, начинающий лысеть. И юная девушка, стройная, как тростинка, с копной длинных каштановых волос, тогда ещё длинных. Да любой парень счел бы за счастье быть с ней! Зачем ей этот немолодой уже мужчина?

– Зачем? – только это я и смог выговорить. – Зачем ей это?

– Пфф! Она всегда мне завидовала! – слишком уверено заявила тётя Люда. – Я раньше не понимала, почему она так была враждебно настроена к Володе, а оказалось, что Роза просто была влюблена в него! Неблагодарная девчонка! Ох, как я тогда ей лохмы повыдирала! Она после этого постриглась! Дрянь! На чужого мужа позарилась!

– Уверен, это какая-то ошибка! – восклицаю я, не поверил ни единому слову. – Роза не могла!

– О! Ты её плохо знаешь! Как только она ушла из дома, то сразу начала жить с каким-то мужиком! Мы хотели его привлечь по суду, но оказалось, что Роза достигла возраста согласия. Я тут же отказалась от этой малолетней шлюхи! Володя ещё пытался её вернуть, но ничего не вышло.

Во время своей пламенной обличительной речи Людмила Ивановна раскраснелась и принялась обмахивать себя руками.

– Тише, тише, дорогая. Твоё здоровье того не стоит, – поддержал её Владимир Борисович, снова принеся ей успокоительное. – Мы рассказали все, больше добавить нечего, – Смольный намекнул, что они будут рады моему скорейшему уходу. И мне ничего не оставалось, как покинуть их, теперь уже, негостеприимное общество.



Вернувшись домой, я не застал Розу. Я вошёл в её комнату и долго стоял над столом, на котором в открытом доступе лежал её дневник. Раньше это была тонкая розовая тетрадка с нарисованными принцессами или феями, но потом в неё подклеивалось бесконечное количество листов, а обложка была разрисована чёрной пастой так, что принцессы превратились в ведьм и чертей. Страшно подумать, в каком подавленном настроении находился обладатель дневника.

– Сюда я вписываю всех мужчин, с кем переспала, – услышал я мелодичный девичий голос за спиной. – Хочешь, я и тебя впишу?
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>26 Фев 2022 7:39

 » Глава 6

Девушка, оттолкнувшись от дверного косяка, прошла в комнату и опустилась на колени перед щенком, который при виде неё вскочил со своей лежанки и смешно завилял маленьким коричневым хвостиком:

– Ну, как ты тут? – малыш опустил темную голову в её подставленные ладони и заскулил, облизывая руки своей молодой хозяйки.

— Зачем ты это делаешь? Зачем нарочно заставляешь думать о себе плохо? – спросил я, совершенно не понимая эту девчонку. – Я был у твоих родителей. Спросил их о том, что произошло между вами.

– Зачем? – удивилась Роза. Она оторвалась от поглаживаний и подсыпала своему подопечному корм, а потом сменила воду, которую щенок принялся жадно пить.

Пока она все это проделывала, я внимательно её рассмотрел. Плотные джинсы, несмотря на летнюю жару, темная водолазка под горло, а на щеке красовался синяк.

– Кто это тебя? Клиент?

– Да что ты заладил: клиент, клиент?! – вспыхнула девушка, поднимаясь с колен. – Твоё какое дело?! Какое тебе дело до моей жизни?! Ты уедешь и забудешь про меня, а я снова останусь одна! Да меня, может, никто и не любит, кроме, как ты их называешь, моих клиентов! Я, может, никому кроме них и не нужна! Я, может, живу ради них!

– Что ты такое говоришь?! – я хватаю её за плечи и разворачиваю к себе. – Это не любовь! – пытаюсь донести до неё очевидные вещи. – Ты ещё так молода, у тебя вся жизнь впереди! Зачем ты губишь себя?! Знаешь, я ведь не поверил ни единому слову твоего отчима! – я ведь и, правда, не поверил. – Ну не могла ты так поступить! Пусть Смольный заговорил зубы твоей мамаше, твоему брату, а по сути, купил его за хорошую должность! Но я – не они!

– Отпусти меня! – я не заметил, как начал трясти девчонку, пришлось резко разжать руки. – Да что ты знаешь обо мне?! Думаешь, хорошо изучил малышку Розу?! А ты не думал, что это правда?! Да!!! Все, что тебе наговорили обо мне – правда!!!

Я пошатнулся, не веря услышанному. Не может быть! Только не Роза! Только не девочка, которую я знал с самого детства.

– Нет... не верю...

– А придётся! Это я! Я его соблазнила! Я соблазнила мужа собственной матери! Как тебе такое?! Что ты на это скажешь?! До сих пор жалеешь бедную малютку?!

Я прислонился к стене, чувствуя необходимость хоть в какой-то опоре.

– Тебе же было шестнадцать...

– Молодая, да ранняя!

Наверно, я слишком долго бегал от правды. Закрывал глаза на то, что лежало на поверхности.

– Кажется, я ошибся в тебе...

Перемена произошла в Розе мгновенно. Только что передо мной стояла воинственная амазонка, но после моих слов девушка резко сникла. Она горько усмехнулась, поправила растрепавшиеся волосы и достала свою спортивную сумку.

– Что и требовалось доказать. Извини, что не оправдала твоих ожиданий, – девушка принялась яростно запихивать внутрь вещи. Роза комкала и сминала их, чертыхаясь под нос.

Когда с вещами было покончено, она посадила в переноску щенка и, оттолкнув меня с прохода, поспешила на выход. Я лишь услышал, как захлопнулась входная дверь. Разом почувствовав обрушившуюся усталость, опустился на расправленную постель, кажется, Роза никогда её не заправляла. Окинул взглядом комнату: она забрала всё, и как-то сразу стало пусто. На кровати всегда лежал её скомканный халат. На столе была разбросана скудная косметика. Сейчас же все было чисто. Только, стоп! Я встал и подошёл к столу, не веря своим глазам. Она оставила его. Оставила свой дневник. Схватив его, бросился за девчонкой, надеясь, что она недалеко ушла. Но обежав вокруг дома, понял, что опоздал. Должно быть, уехала на маршрутке, которая недавно отошла от остановки. Побродив по ближайшим дворикам, подумав, что Роза может сидеть где-нибудь на скамейке, но не найдя никого, вернулся домой.

Я пытался дозвониться до неё, но она заблокировала мой номер. Я связался с Саней, но тот тоже не знал, где искать её. Он даже не знал никого из окружения собственной сестры. Смольные тоже не смогли мне ничем помочь. Людмила Ивановна уже давно перестала интересоваться жизнью собственной дочери.



Ночью, взяв машину, я поехал по тем местам, где по моему мнению можно было её найти. В первом ночном клубе никто даже не знал такую девушку по представленному мною описанию. Во втором, мне пообещали, по их словам, "набить морду", чтоб я тут не ходил и "не разнюхивал". Я дико устал, но продолжил искать Розу. До утра я успел проверить ещё три клуба, но все мои старания были насмарку. Подъехав к своему подъезду и припарковавшись, я долго сидел в машине. Рядом на пассажирском сидении лежал её черно-розовый дневник с принцессами-ведьмами. Я нерешительно взял его в руки.

«Ты же любительница подобного чтива!» – крикнула Роза в лицо своей матери, прежде чем получила от неё затрещину.

Покачав головой, я крепко сжал в руках потрепанную тетрадь. Роза, Роза! Ну почему ты отвергаешь любую помощь? Мне не давал покоя её взгляд, брошенный на меня перед уходом. В нем читалось разочарование.

«Сюда я вписываю всех мужчин, с кем переспала, – сказала мне дерзкая девчонка. – Хочешь, я и тебя впишу?»

Нет, Роза, не хочу. Но я хочу понять тебя. Пожалуйста, прости меня за это. Я заглушил мотор и поставил машину на сигнализацию. Дневник обжигал мне руки, я даже вспотел. Никогда. Никогда ранее я не позволял себе ничего подобного. Но, кажется, это единственный способ понять, что же произошло. Возможно, потом я сам не прощу себе собственного поступка. Это хуже, чем подглядывать в замочную скважину. Хуже, чем рыться в чужой корзине для грязного белья. Я включил в гостиной свет и сел в кресло. Сделав глубокий вдох и задержав дыхание, как перед прыжком в воду, я открыл дневник Розы.
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>27 Фев 2022 8:15

 » Глава 7

Роза лгала. Лгала мне, лгала брату, лгала родителям. Не удивлюсь, если она лгала всему своему окружению. После ссоры с матерью девчонка ушла жить к подруге. Мужиком, с которым она якобы начала жить, оказался отец её одноклассницы. Он же и заступился за неё, когда Владимир Борисович пришёл за ней. Не знаю, что этот человек сказал Смольному, но тот не смог увезти девчонку, не смотря на то, что официально являлся её опекуном. Не имею ни малейшего представления, куда смотрели органы опеки, по-хорошему, Смольных надо было лишить родительских прав. Но тогда, девочку бы отправили в детдом. Наверно, это и стало причиной того, что все оставили как есть. Единственным, с кем у Розы были отношения, оказался тот самый Костя Широков, но они очень быстро разбежались из-за его измены. В ту ночь она и пришла ко мне, бесстыдно предложив себя.

Я вздохнул и потянулся за пятой чашкой кофе. Голова раскалывалась, я не спал сутки, читая её исповедь, её боль, излитую на бумажные страницы. Людмила Ивановна сильно избила собственную дочь, заподозрив ту в желании соблазнить мужа родной матери. К сожалению, что там произошло на самом деле, мне так и не удалось узнать, поскольку страницы оказались вырваны из дневника. В моей практике уже было такое. Немного подумав, я потянулся за телефоном.

– Да, Ден, – ответил Пашка, мой одногруппник. – Я сейчас занят. У тебя что-то срочное?

– У меня крайне важное дело. Скажи, у тебя есть знакомые криминалисты в нашем городе?

– Зачем тебе? Ты же там не работаешь.

– Нужно восстановить вырванные страницы.

– А это возможно?

– Похоже, их писали с нажимом, либо в сильном душевном волнении, либо плохой ручкой, поскольку буквы отпечатались на других листах.

– Я подумаю и перезвоню тебе.

Что я делаю? Какое право я имею лезть в её жизнь? Но, начав действовать, я уже не мог остановиться. Из головы не шла мысль, что Роза не просто так водила меня за нос. Для чего-то же она разыграла передо мной весь этот спектакль? И если в случае с родителями я бы ещё мог её понять: шокировать, заставить их переживать, особенно мать, выплеснуть на неё свою боль от её предательства. То что она хотела добиться от меня?

Пашка перезвонил вечером.

– Заставил ты меня подвигаться, я скажу! В общем, номер человека я тебе скинул сообщением. Зовут Михаил Петрович, живёт на Аксакова. Подъедешь через полчаса и отдашь ему документ. Он тебе скажет, когда будет готово, если там что-то ещё возможно сделать.



Михаил Петрович вернул мне дневник через пару дней и лист формата А4, исписанный с обеих сторон. Седой криминалист выглядел озадаченным:

– Я всякое видал, не скажу, что эта история меня прям удивила, но жаль, что ничего доказать нельзя. Засадить бы этого мудака. Остальное не читал, но этот лист пришлось, уж извини.



Из дневника Розы.

Я не верила, что такое возможно, что человек, называющий себя моим отцом может поступить так со мной. Но, хуже всего, что моя мама поверила ему, а не мне. Когда я просила её оградить меня от него, она только отмахивалась. Говорила, что я несу чушь, что я хочу разрушить их отношения, что я завидую её женскому счастью. Но вчера она застала, как он пытался залезть мне под юбку. И она поверила ему. Поверила, что это я пыталась его спровоцировать... она обозвала меня, ударила по щеке, отстригла мне волосы и выгнала из дома, в чем я была...

Я с яростью смял лист бумаги, не став дочитывать. Как?! Как можно быть такой слепой курицей?! Как можно выгнать из дома собственного ребёнка?! Меня переполняла злоба на всю эту паршивую семейку. Смольного по-хорошему вообще посадить надо! И Санек тоже молодец, продал сестру за хорошую должность! Все закрыли глаза на её трагедию, чтобы продолжить жить, как жили.

Утерев пот со лба, я завёл двигатель, не имея ни малейшего понятия, куда двигаться дальше. Я искал Розу в ночных клубах и на улицах, но понимал, что свои поиски веду совершенно не в тех местах. Меня мучила совесть, что я плохо думал о ней. Теперь я был уверен, что девушка своим провокационным поведением проверяла меня. Не знаю, какую именно реакцию она ждала от меня, но, кажется, я не дал ей ожидаемого.

Решил снова поискать удачу на улицах города, ведь даже по теории вероятности, я же должен рано или поздно встретить Розу. Сгущались сумерки, а я всё колесил по оживленным проспектам и узким улочкам, всматривался в прохожих, выискивая невысокую девушку с короткими красными волосами. Я так засмотрелся по сторонам, что глухой удар о бампер стал для меня полной неожиданностью.

Выскочив из машины, я бросился проверять, все ли в порядке. У переднего колеса с правой стороны лежал сбитый мной пёс и скулил от боли.

– Друг, ну как же так? – я бросился животному на помощь. – Что же мне с тобой делать?

Пёс не проявлял агрессии, и я осмелился подойти к нему. Недолго думая, вытащил из багажника плед, накрыл собаку, и уложил на заднее сиденье.

– Так... посмотрим, куда тебя можно отвезти.

Приложение с картой города показало мне, что единственная ветклиника, работающая в это время суток, находится на выезде из города. Что ж, делать нечего, отвезу четвероногого бедолагу туда. Пёс послушно лежал на заднем сидении, только иногда тихо поскуливал.

– Потерпи, друг, скоро тебе помогут, – пробормотал я, выруливая на дорогу.

В ветклинике, несмотря на позднее время, была очередь. Я оказался за какой-то женщиной с толстым, жалобно мяукающим, котом.

– Мочекаменная, – пояснила она, хотя я не спрашивал. – Как кастрировали, так началось. Вроде и корм подбирали... Два года бед не знали, но вот опять. Наверно предложат сделать стому. Не знаете, что такое стома? Я сейчас расскажу... – и она рассказала, на мой взгляд, жуткие вещи.

Я с сомнением посмотрел на её питомца. Бедный кот! Я понятия не имел, что держать животное так затратно: и финансово, и морально.

– А с вашим что? – спросила моя словоохотливая соседка по очереди.

– Да это не мой. Сбил случайно. Темно было. Вот, привёз.

– А потом куда?

– Не знаю. Наверно назад отвезу.

– У этой клиники есть хороший приют. Можно отдать туда.

Слово за слово, и я не заметил, как подошла моя очередь. Ветврачом оказалась приятная молодая женщина, на бейджике которой было написано «Наталья».

– Немного подождите, моя помощница скоро подойдёт, – попросила она, а потом крикнула кому-то: – Ты скоро?

– Я уже здесь, – услышал я знакомый голос и, обернувшись, увидел Розу.
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Cenitelnica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 12.04.2011
Сообщения: 266
Откуда: Москва
>28 Фев 2022 7:52

 » Глава 8 (последняя)

Пёс поправился. На лечение ушло чуть больше месяца. Он оказался на редкость благодарным и компанейским товарищем. Я оставил его себе и назвал Дружком. Знаю, у меня небогатая фантазия. Роза согласилась уехать со мной, и теперь мы возвращались вчетвером на моей машине: я, Роза, Дружок и малыш Вольдемарт – найденыш, с которым девушка так и не решилась расстаться. Сначала Роза отказывалась перебираться в Москву, но я уговорил её, заманив возможностями, которые откроет перед ней столица.

– Круто ты меня водила за нос, – признался я ей.

– Это не я тебя водила, ты сам себя водил, – возражает девушка, она потянулась к радио и долго выбирала станцию, которую хотела бы послушать. – Вот, неплохая, – Роза начала подпевать, отстукивая ритм ножкой. – Ты видел только то, что хотел видеть. Вы все видели только то, что хотели. Моя мать хотела видеть во мне шлюху, претендующую на её мужа, чтобы не замечать, что она сделала неправильный выбор, чтобы не остаться снова одной. Ведь для неё нет ничего важнее любви. Мой брат хотел видеть во мне обнаглевшую малолетку, чтобы не ссориться с отчимом и продолжать занимать тёплое местечко в его компании. Всем было удобно такое положение вещей.

– А я? – мне было интересно, что же она скажет про меня.

Роза погладила за ушком маленького Вольдемарта, задумавшись над ответом, тот слегка цапнул её за палец, и девушка, смеясь, невесомо щёлкнула его по мокрому носику:

– Наверно, ты единственный, кто не отвернулся от меня, несмотря на все свое мнение обо мне. И это напугало меня. Я боялась начать доверять тебе, чтобы снова не ошибиться в людях. И потому я ушла.

– Ты все это время занималась зооволонтерством?

– Да, в тот день, когда ты сказал, что от меня плохо пахнет, мы с Наташей провели операцию кошке, во время которой она... кхм... сходила на нас в туалет. Досталось в основном Наташе. Я же так "принеси-подай". А вечером в парке обнаружили пятерых щенят, одним из которых оказался Мартик, – так ласково Роза называла Вольдемарта. – Наш приют был переполнен, щенков распихивали по рукам. Вот и мне притащили. Понимаешь, эти брошенные животные, как я, никому не нужные. Но я-то могу о себе позаботиться, а они нет. Я нужна им. Никто не бывает так благодарен, как они.

Я долго молчал, переваривая услышанное. Как же я ошибался в ней. Как же мы все ошибались.

– Прости. Прости, что плохо думал о тебе.

– В этом была и моя вина, – лукаво улыбнулась Роза. – Я хотела, чтобы ты так думал.

– Что сказали твои, когда узнали, что ты уедешь со мной?

Сашка тогда звонил мне и долго орал матом, пытался заставить меня отказаться от моей затеи, убеждал, что Роза утянет меня на дно. Смольные тоже звонили, но я уже не стал с ними разговаривать. Владимира Борисовича по-хорошему надо было бы привлечь к ответственности, но его падчерица отказалась, заявив, что они с её матерью стоят друг друга.

– Я с ними не говорила на эту тему. Я вообще не говорю с ними ни на какие темы. Лучше скажи, ты продал квартиру?

– Да. Люди, которые пришли смотреть квартиру третьими, оказались в полном восторге от неё. Хоть и старый фонд, зато вся инфраструктура под боком, даже полицейский участок, не говоря уже о детских садах, школах и поликлиниках. Даже университет в паре-тройке остановок. Расположение шикарное, да и цена адекватная.

Мы неслись по автостраде. Нас обгоняли более шустрые водители. Солнце светило в глаза, летний день радовал своей теплотой, а чистое небо синевой. Играла ненавязчивая музыка. Дружок дремал на заднем сидении, а Вольдемарт на коленях Розы, издавая во сне причмокивающие звуки, вызывающие лично у меня лёгкую улыбку. Я вёз Розу навстречу новой жизни. Девушка забралась на сиденье с ногами, поджав их под себя, бережно придерживая спящего щенка. Она оживленно посматривала по сторонам, а я на неё. Стоило немалых трудов уговорить её поехать со мной. Лишь после моего обещания помочь поступить в Ветакадемию, она приняла моё предложение.

– Когда-то я спросил тебя, о чем ты мечтаешь, помнишь, что ты мне ответила?

Роза мило рассмеялась, сейчас она совсем не походила на ту вульгарную бестию, какой представилась в день моего приезда.

– Не могу сказать, что моя мечта не исполнилась. Я люблю и это взаимно, – она кивнула на своего найденыша. – Улыбнись! – воскликнула она и сделала наше совместное селфи, по-детски высунув язык и наставив мне рога.

– Дай посмотреть!



– Каждый раз, глядя на нашу первую фотографию, с твоей дерзкой рожицей и моей глупой улыбкой, которую мы повесили на самом видном месте в нашей квартире, я не могу сдержать чувств. Грустно, что тебя больше нет, но ты подарила мне самое счастливое время. Твоя мечта, настоящая мечта, сбылась. Ты стала ветеринаром и со временем открыла собственную клинику, подарив новые жизни сотням спасенных животных. Мы с тобой прожили долгую и веселую жизнь, но болезнь забрала тебя у нас. Ты боролась, но силы были слишком неравны... – прошептал я, положив на её могилу цветы. Розовые розы. Её любимые. Банально, но она любила банальщину. Моя Роза любила чёрный кофе по утрам и сериалы по выходным. Наша квартира всегда была полна спасенными животными, которые обожали забираться к ней на колени, пока она пила кофе или смотрела сериал.

– Пааап! Пойдём, – окликнул меня родной голос сына, и следом к нему присоединился тонкий голос дочери:

– Пойдем! Ты уже давно здесь стоишь!

Я обернулся к ним. Они так внешне похожи на мать. Сын уже заканчивает юридический, а дочь собирается в этом году поступать на ветеринара. Я поискал глазами трость, она находилась рядом, прислоненная к оградке. Кладбищенская земля после дождя липла к обуви и утяжеляла шаг, выйдя за ворота, я долго счищал её с летних туфель.

– Я всегда буду любить тебя, Роза. Покойся с миром, девочка, которую я знал.

Конец
_________________
Скромность украшает женщину,
Если нет других украшений.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>05 Фев 2023 18:11

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете отслеживать новые сообщения на форуме и отзывы в каталоге при помощи настраиваемой RSS-ленты. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Участвуйте в литературной игре Фантазия


Нам понравилось:

В теме «Перелистаем стихами календарь. Времена года»: Черноводский Вясеслав. Зимний рассвет » Вячеслав Черноводский Зимний рассвет Ах, как прекрасен был рассвет: Укрыты шубами деревья,... читать

В блоге автора Peony Rose: Конкурсная графика

В журнале «Литературная гостиная "За синей птицей"»: Прелесть возраста и цвета
 
Новые наряды в Дизайнерском Бутике
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество » Роза. Девочка, которую я знал (рассказ, 18+) [25320]

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение