Жизнь продолжается...

Обновлено: 01.11.14 19:27 Убрать стили оформления

Этот рассказ был написан в рамках литературного конкурса "Лети ко мне голубка мира".

Я его хочу посвятить моей родной школе № 57.

1 октября 2014 года общеобразовательная школа № 57, Киевского района, города Донецка попала под артобстрел.

 

– Утро доброе, девочки! – Она приветливо улыбнулась, заглянув в маленькую парикмахерскую.

– Здравствуйте, вы на маникюр? – откликнулась рыжеволосая девушка, отрываясь от ноутбука, в котором они созерцали нечто очень увлекательное.

– Нет, мне только немного подрезать челку и подравнять кончики.

– Присаживайтесь, сейчас я подойду! – отозвалась она, выбирая на вешалке накидку.

Присев в удобное кресло, посетительница вытащила из волос шпильки, и на ее плечи рассыпался пышный водопад серебристых волос. От ноутбука послышался тихий возглас:

– Вот это цвет! В жизни такого не видела! Это краска?

– Да, краска, – голос звучал глухо.

– Потрясный цвет! Вы не подскажете, какая марка краски и тон? – Белокурая девушка все не унималась, восторженно глядя на нее.

– Нет... Мастер сам смешивал, и мне не особо рассказывал, что и как...

– Ой, жаль... Очень жаль! Я всегда хотела именно такой цвет...

– А чем же ваш плох?

– Он обычный... А у вас...

Клиентка только улыбнулась невеселой улыбкой, и взгляд сделался далеким-далеким.

Рыжая девушка с именем «Нина» на бейджике набросила на ее плечи накидку и стала брызгать из пульверизатора водой на челку. Посетительница молчала, глядя на свое отражение. Девушки за ноутбуком тоже затихли и вернулись к тому, что отвлекало их внимание. Она мало прислушивалась, но судя по голосам, доносившимся из динамика, это был какой-то фильм...

Нина, ловко орудуя ножницами, все укорачивала и укорачивала челку.

– Вам края филировать?

– Да... немножко...

Но ответ потонул в канонаде и выстрелах. Девушка в кресле заметно вздрогнула и быстро осмотрелась по сторонам.

– О, черт... Какой же Аффлек лапочка! Я никогда не устану смотреть на него в «Перл Харборе»! – вздохнула блондинка.

Девушки вокруг нее захихикали и стали обмениваться комментариями, и только Нина видела перемены в своей случайной клиентке. Та дышала мелко и часто, глаза были опущены на нервно сцепленные руки...

– Может, воды?

– Нет... Все хорошо! – Она постаралась изобразить улыбку и снова быстро опустила глаза.

 

Даже эти три слова дались Алисе с трудом. Подумать только... «Перл Харбор»... Всего лишь фильм о войне... Она очень надеялась, что когда-нибудь сможет спокойно воспринимать фейерверки и фильмы о войне, не пугаться каждого звука и забудет, как это – не спать ночи напролет, прислушиваясь к каждому шороху, ожидая сама не зная, чего...

Два года назад...

Это июльское утро ничем не отличалось от других. Проснувшись рано утром, она еще долго нежилась в своей постели, ожидая сигнала будильника. Надо же... Родители уехали к бабушке, а она, вместо того, чтобы отрываться на полную, должна была «мантулить» от рассвета до заката в своем супермаркете, потому что ее сменщица заболела.

Противно запиликал будильник. Отключив его, она с тихи кряхтением потянулась и все же встала.

Душ. Быстрый завтрак. Немного привести себя в порядок и можно бежать на работу. Набросив на себя платьице из бежевого шифона, она бросила в сумку пропуск, паспорт, бейджик, телефон и кошелек, всунула ноги в удобные сандалии и выскочила в подъезд. Оборот верхним замком, два оборота нижним, и, забросив ключи в сумочку, она вприпрыжку побежала вниз.

Обогнув остановку, девушка вышла на тротуар и пошла по направлению к своему магазину. У подземного перехода возле завода военный на блокпосте уже привычно попросил предъявить документы. Вынув из сумочки паспорт, она подождала, пока мужчина проверит данные и, забрав документы, пошла дальше. Несмотря на показное равнодушие, она каждый раз вздрагивала, проходя мимо таких объектов. Они появились в городе пару недель назад. Зачем – никто не знал, да и горожан это мало интересовало, ну стоят и стоят, никого не трогают, документы проверяют, значит, надо так...

Быстро набросив форменный халат, Алиса взялась за привычную работу. Рутина. Числа, числа, числа... Даты... Цены... Штрих-коды... От этого всего к концу дня у нее рябило в глазах. Скорей бы десять часов, и домой...

Выйдя наконец с работы, она воткнула в ушки наушнички и, тихо напевая, двинулась в сторону дома.

Вечер выдался чудесный. Луна была не молочно-белая, а странная, желтая, как большая половинка персика...

- Опять еда мерещится... Надо было идти в магазин промтоваров! – рассуждала Алиса.

Неторопливо шагая, она просто наслаждалась теплым вечером. В наушниках играла приятная латиноамериканская мелодия, и луна заливала окрестности мягким теплым светом...

Погрузившись в состояние беспечности, Алиса не сразу обратила внимание, что редкие прохожие в этот поздний час не идут, а бегут, как-то тревожно оглядываясь. Про себя удивившись, она вежливо поздоровалась с военным, которые сейчас отчего-то был в каске и встревожено смотрел в точку позади нее. Вытянув наушник, она полезла за паспортом и вздрогнула от крика:

- Да к черту паспорт! Беги в убежище! Беги и не оглядывайся!

Испуганно замерев, она не сразу поняла, что от нее требуют. Уставший за день мозг отказывался работать...

- Ты что - дура?! Беги!!!

Дальше последовал такой мат, что она без лишних слов сорвалась с места и побежала. На ходу всовывая в сумочку паспорт и МР3-шник, Алиса бежала так быстро, как могла, и путала глухие одиночные выстрелы с ударами сердца, которое от бешенного темпа, казалось, билось где-то под горлом...

Поравнявшись со своей остановкой, она оперлась рукой о столб у дорожного перехода и хотела отдышаться, но не тут-то было... Вместо глухих одиночных выстрелов послышался залп орудия. Он был настолько мощный, что Алисе показалось, будто ее оторвало от земли. Но залп был не самым страшным – страшно было, когда послышался разрыв снаряда. Где-то слева, внизу, в частном секторе. Поняв, что времени отдыхать нет, Алиса перебежала дорогу и тут началось. Сначала это напоминало гул приближающегося ливня, потом, когда ее слух привык и смог вычленить отдельные звуки, послышались десятки залпов.

Казалось, быстрее бежать невозможно... Но Алиса смогла. 3адыхаясь от страха, она бежала так, что земли под собой не чуяла, лишь бы в родные стены поскорее...

До подъезда оставались какие-то десятки метров. На ходу доставая ключи, она мечтала забежать домой... И в этот момент ее черт дернул обернуться. От увиденного у Алисы подкосились ноги. Не было видно ни луны, ни звезд. Все небо с запада было освещено сполохами от залпов орудий и запущенными снарядами. Такое она видела только в кино про Великую Отечественную... Как знаменитые «катюши», только в разы мощнее.

На ее глазах один из снарядов сменил траекторию полета и плавно вошел в здание типографии. Сигнальные огни на самом верхнем, двадцать пятом этаже, померкли, и оно стало рушиться, как в замедленной съемке. А она в своем бессильном страхе просто сидела, смотрела на происходящий кошмар и не могла глаз отвести от огненной стихии...

 

***

 

Он бежал домой, когда увидел сидящую в пыли фигурку.

– Эй, с вами все в порядке? – крикнул он, приближаясь.

В незнакомке Димке не составило труда узнать соседку.

Девчонка из подъезда напротив ничего не ответила. Просто смотрела на освещенное сполохами небо и молчала. Ни секунды не раздумывая, он схватил ее на руки и потащил домой.

Канонада затихла примерно через час. Димка сидел на полу в коридоре. Рядом с ним под пледом дрожала Алиса. Она заговорила, но смогла произнести только короткое и по-детски наивное:

– Боженька...

Она бормотала это и плакала, пока он не поднес ей ко рту стакан с виски. Димка еще подумал: «Что лучше, виски или корвалол?» Но решил, что спиртное все же больше подойдет, чем странное успокоительное.

Алиса сначала не хотела пить, потом все же осушила стакан, что он ей налил, и, пару раз вздохнув, зарыдала еще горше. Обняв ее, Димка откинулся на стенку и, прижав соседку к своей груди, устало прикрыл глаза.

Сморенная, Алиса вскоре уснула. Оставив ее одну, парень ушел в зал. 3автра, как только рассветет, надо будет собрать вещи и уехать отсюда. Куда угодно. Возможно, к брату – или куда получится.

«А ее куда?», – эта мысль была внезапной и странной.

Он знал Алису с раннего детства. Так сложилось, что их мамы дружили, и эта маленькая девочка с длинной косой цвета осенних листьев частенько бывала у них в гостях. Маленькая. Худая и нескладная, как кузнечик. Очень стеснительная. Он всегда вспоминал, как она пряталась за маму и тихонько выглядывала из-за ее локтя. Смешная. Сейчас она выросла и заметно изменилась. Неизменной осталась только толстая коса и неуклюжесть Алисы...

Погрузившись в воспоминания, он понял, что не сможет оставить здесь эту девочку... Просто не сможет.

***

Едва забрезжил рассвет, он, подсвечивая мобильным, стал собирать вещи. В рюкзак легли документы и самое необходимое из одежды...

Алиса спала, но, едва он тронул ее за плечо, проснулась. Не зная, в каком она состоянии спросонья, Димка тихо и внятно заговорил:

– Алиса, сейчас мы пойдем к тебе. Ты соберешь самое необходимое, и мы уедем из города. Хорошо?

Она молчала. Смотрела куда-то сквозь него и молчала. Потом наконец опустила глаза и медленно кивнула.

3ная девушек, Дима приготовился долго ждать. Но не прошло и пятнадцати минут, как Алиса была собрана. Темный спортивный костюм. Небольшая походная сумка и совершенно пустой взгляд.

– Ты готова?

Кивок.

– Тогда идем...

Он терпеливо ждал, пока она закроет двери.

Когда они вышли из подъезда, на улице было совсем светло. Яркое солнышко заливало светом дом Алисы, заставляя девушку, поморщившись, отвернуться. Только Димка не отвернулся. Он смотрел на свою спутницу и не понимал, что же в ней так изменилось. Повернув голову, девушка вопросительно посмотрела на него, чуть выгнув бровь, и тут до Димки дошло: больше тот цвет осенних листьев не был прежним. То тут, то там проскакивали белые волосинки, а больше всего на висках...

Она снова вопросительно посмотрела, и он отвел взгляд. Не смог сказать. Молча кивнул головой, давая знак следовать за ним.

***

Уехать они не смогли. Железнодорожные пути были взорваны, автовокзал заблокирован военными.

Сжав зубы, Димка взял за руку уставшую от долгого пешего перехода Алису и направился домой. Теперь его даже устраивало ее подозрительное молчание – он мог думать. Думать, что делать дальше и как выжить в сложившейся ситуации...

***

После тщательного осмотра небольшой канализационной развязки и подвала дома было решено последний попытаться переоборудовать в бомбоубежище. Алиса безропотно помогала. Молча убирала мусор, мыла и подметала. Пока Димка возился, затаскивая украденные с заднего двора супермаркета поддоны, она собирала у себя дома одеяла и подушки.

Они не успели доделать самую малость: спустить вниз теплые вещи и те немногие продукты, что у каждого были дома. Расстилая на поддонах у стены матрац, Димка не сразу услышал залпы, но вздрогнул, когда совсем рядом раздался взрыв. Бросив все, он опрометью рванул наверх...

Алиса стояла у окна. Ее щеки были мокрыми от слез. Окликнув девушку по имени и не дождавшись ответа, он приблизился и тоже посмотрел в окно. От увиденного сжалось сердце. Красной крыши их родной школы № 47 не было, а среди буйной зелени стоял дым и пламя.

***

Прижав к себе Алису и слушая звуки взрывов, которые не прекращались вот уже несколько часов кряду, он, ярый атеист, впервые в жизни молился. Молился страстно и искренне, веря, что только Тот, кто видит их сверху и считается их Отцом, способен спасти в этом аду.

Алиса молчала. Почти ничего не ела. Он спрятал все зеркала и старался не говорить девушке о том, что в ее шевелюре с каждым днем все больше седых волос.

Когда выдавался спокойный день, он выбирался на поверхность и старался сделать запасы провизии в редких работающих магазинчиках.

Алиса на поверхность не выходила вообще. Молчала. Читала. Когда требовалось, готовила что-то перекусить на электропечке. Она была спокойна и невозмутима, но стоило раздаться выстрелу или звуку, похожему на него, оседала на поддоны, забивалась под самую стеночку и накрывала подушкой голову. В такие минуты к ней было не пробиться, как бы Димке этого ни хотелось.

***

3а одной неделей прошла другая. 3а одним месяцем прошли второй и третий. Несколько раз объявляли перемирие, но чья-то горячая голова его нарушала, и все начиналось заново: артобстрелы, взрывы и страх. Страх не проснуться и не выйти на поверхность. Или задохнуться под обломками, ведь твой крик никто не услышит и никто тебя не спасет. Электроэнергия была, хоть и с перебоями, вода - по определенным часам. Мобильная сеть появлялась изредка... В такие моменты Димка посылал и ее, и своим родным короткие, но емкие сообщения: «Мы живы».

Когда объявили очередное перемирие, никто уже не поверил. Делая запасы продуктов, Димка отмахивался от старушки, что рассказывала о выводе войск и говорила, что настал мир.

– Сынок, но ведь не стреляют же! Второй день не стреляют!

– Мать, это затишье перед бурей! Не верю я им! – прижав ладонь к груди, проговорил парень и пошел домой, прочь от неожиданно холодной сентябрьской погоды, в подвал, где тихонько тлела найденная среди металлолома «буржуйка» и было тепло и уютно.

Но стрельбы больше не было. Ни через день, ни через два, ни даже через неделю.

– Пошли наверх...

Это были первые слова, что сказала Алиса с той июльской ночи. Голос ее изменился. Из звонкого и солнечного стал грудным, бархатным... Изменилась она сама. Похудела, осунулась. И взгляд стал другим: взрослым.

Набросив на ее плечи плед и поддерживая девушку под локоть, Димка вывел ее на свет. Она долго жмурилась, привыкая.

Осень стояла дивная. Клены и каштаны во дворе отливали всеми красками золотого и багряного, закопченный голубь чистил перышки на краю засыпанной листвой лужи. Было странно и так непривычно.

Тяжело дыша, Алиса окинула двор быстрым взглядом и не смогла сдержать слез. Внутри все горело от избытка чувств... Все пережитое казалось сейчас сном. Ужасным и нереальным. Который хочется поскорее забыть... Но никак... Напоминание о том, что все пережитое реальность, она теперь носила на себе. Вокруг бушевали краски осени, а ее шевелюра была цвета серебра... Кто бы мог подумать...

– Алис... Сеть появилась, ты позвонила бы маме... Поговорила...

Голос Димки прорвался сквозь невеселые думы. Коротко кивнув, она протянула руку за телефоном и постаралась успокоиться.

В последний раз она разговаривала с мамой еще в июле, а сегодня уже было второе октября...

Набрав непослушными пальцами номер, Алиса прикрыла глаза, прислушиваясь к монотонным гудкам. На третьем трубку взяли.

– Да, Дим... Как вы там?

– Алло, мама? Мамочка...

Больше она ничего не смогла сказать: расплакалась... Плакали обе, не зная, что еще сказать...

***

Нина не беспокоила клиентку, филируя кончики длинных волос. Как парикмахер, она не могла не восторгаться густыми и тяжелыми локонами девушки; как неплохой психолог понимала, что сейчас в душе клиентки происходит что-то.

Уже принимая деньги за выполненную работу, она рискнула спросить:

– Это ведь не краска?

Девушка обратила на нее взгляд, который уместнее смотрелся бы на лице глубокой старушки и тихо изрекла:

– Нет... Это напоминание...

Покинув парикмахерскую, Алиса плотнее запахнула плащ и неторопливо двинулась к дому.

Осень стояла дивная. Листва в парках и скверах играла всеми красками багрянца. Город ожил, и она вместе с ним оживала, хоть и не сразу...

Открывая подъезд, она вздрогнула от оклика, обернулась и непроизвольно улыбнулась:

– Привет, Дим!

– Привет! Как жизнь? – крикнул он, удерживая в руке пакет.

– Жизнь продолжается... – ответила она.

Пара ничего не значащих фраз, и они разошлись каждый по своим подъездам.


Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 6 в т.ч. с оценками: 5 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


Мантисса [02.11.2014 11:34] Мантисса 5 5
страшно смотреть в глаза первоклашек, которые переехали в наш город и ходят в наш класс..малыши в глазами стариков..не дай Бог..

Aruanna Adams [04.11.2014 23:40] Aruanna Adams 5 5
Очень сильно.
Держитесь.

Ириша П [11.11.2014 22:57] Ириша П 5 5
Наташенька, дай Господь тебе и всем твоим близким и родным здоровья, надежды и скорого мира.

[12.12.2014 14:59] Даф-на
Наташа,спасибо вам за ваше творчество,несмотря ни на что, в такое трудное для вас время,вы продолжаете писать такие прекрасные сильные произведения.Берегите себя и близких.

Olushka [21.02.2015 22:24] Olushka 5 5
Наташа, большое спасибо! Отмолим наш край...

miroslava [16.09.2015 12:47] miroslava 5 5
Как хрупок мир, как хрупка жизнь человеческая на войне... Когда смотришь фильмы или читаешь книги в стиле "эпопея" о войне, то никогда не можешь прочувствовать весь ужас войны до конца. Грандиозные масштабы сражений и перемещений войск заслоняют... А вот когда читаешь про такую военную "бытовуху", про разрушенный войной мир "маленького" человека, тогда все пробирает до костей. Потому что этот рассказ не про Алису, вернее, не только про нее - это про каждого из нас. Жутко представить, что война может подойти и к твоему порогу... Ведь и Алиса, и Дима до поры и времени тоже не думали и не гадали, как не думаем и не гадаем мы сейчас, живя в мирной стране...
Наташа, рассказ пронзительный, страшный и чудесный! Низкий поклон вам и вашим землякам, мира и счастья земле ВЕЛИКОГО ДОНБАССА - он заслужил это имя! И пусть будет отстроена и никогда больше не попадет под обстрел ваша родная школа...

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Ирина Сахарова: Герой её воспоминаний. Часть 2. Глава 19 Ирина Сахарова: Герой её воспоминаний. Часть 2. Глава 12 Ирина Сахарова: Герой её воспоминаний. Часть 2. Глава 11 Кристи: ОТДАМ СВОБОДНЫЕ КОМПЛЕКТЫ № 1

Список статей:

В норе у белого кроликаСоздан: 21.11.2012Статей: 138Автор: CharismaПодписатьсяw

Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY




Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение