Я тебя искал(Современный ЛР)

Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP

Навигатор по разделу  •  Справка для авторов раздела VIP  •  Справка для читателей раздела VIP

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>10 Мар 2022 13:23

 » Я тебя искал(Современный ЛР)  [ Завершено ]

Когда-то они были близки. Когда-то они были парой. Но вмешался третий. И она ушла к третьему, вышла замуж, родила детей. А он остался один. Но судьба была милостива, он встретил новую любовь, стал мужем и отцом.
И каждый из этих двоих оказался счастлив по отдельности.
«Не так скоро», - сказала судьба.
Однажды их дети – ее дочь и его сын - встретились. Очень-очень разные, они полюбили друг друга. И что теперь прикажете делать и ей, и ему? Ее дочь собирается замуж за сына мужчины, которого она когда-то любила. Его сын собирается жениться на дочери человека, который когда-то увел у него женщину. Как дальше жить?
Слышите, как смеется судьба? Вы слышите, как она хохочет?

Первая книга саги
Вторая книга саги
Сборников бонусных рассказов о героях саги

  Содержание:


  Профиль Профиль автора

  Автор Показать сообщения только автора темы (PoDarena)

  Подписка Подписаться на автора

  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: PoDarena; Дата последней модерации: 11.03.2022

Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>10 Мар 2022 14:03

 » Пролог

Огромное здание одного из самых известных и крупных столичных центров акушерства и родовспоможения имело в своем распоряжении два крыла. Оба они были спроектированы одинаково, но существенно различались внутренней отделкой и начинкой. В одном за весьма умеренные деньги, а то и вовсе - кому повезет, бесплатно – разрешались от долгожданного бремени простые смертные. В другом же крыле производили на свет своих потомков небожители – певицы, актрисы, жены известных спортсменов и влиятельных бизнесменов. Работники данного учреждения не без иронии называли эти два крыла – «Земля» и «Небо». Большая часть персонала работала и там, и там. Поэтому в коридоре можно было запросто услышать такой диалог:
- Ты куда?
- На «Землю». Там со схватками привезли. Муж – весь в тату, как папуас, и бледный до белого. А она его за руку хватает и приговаривает: «Ванечка, ты только не волнуйся! Ванечка, ты только Танечку из садика не забудь забрать!» А у самой схватки вовсю. Во женщина какие бывают! «Ванечка, не волнуйся!» Кто тут волноваться должен, спрашивается?
- У нас, на «Небе», еще хлеще. Молоденькая рожает, мужа ее выгнать не смог даже заведующий клиникой. Стоит рядом, весь белый, в волосах на глазах седые волосы прибавляются, но за руку ее держит. А потом заявляет: «Мы уезжаем домой. Вернемся завтра. Моей девочке здесь плохо и больно». Конечно, больно! Его девочка ему мальчика рожает. Вот же люди, представляешь?
- Да уж. Ладно, пора мне
- Давай, мне тоже.
И разбежались. Надо сказать, что и в том, и в другом случае, рассказанных медиками, дело кончилось благополучно. И там, и там родилось по здоровому крепкому мальчику.

***
Черная кожаная мужская туфля ступила на асфальт из припаркованного черного же «мерседеса». К туфле прилагался мужчина – высокий, подтянутый, в темном костюме, с темными глазами и с легкой сединой в темных волосах. «Наш молодой отец», - как не без доли сарказма окрестил его медперсонал. За глаза, естественно. В глаза такому человек можно говорить только «да», «конечно», «сюда, пожалуйста». Мужчина вздохнул, поправил галстук, взял с заднего сиденья букет пионовых роз – палевых и белых. Ее любимые цветы.
Он шел забрать домой свое счастье. То, что у него теперь есть в двойном размере. Он был сосредоточен и, одновременно, взволнован. Поэтому на звук лопнувшего под ногой шарика человек отреагировал так, как никто бы про него не подумал. Эмоционально и совсем не теми словами, которых можно ждать от выпускников элитных ВУЗов. Потом отступил в сторону от голубого пятна на асфальте, которое еще недавно было воздушным шариком. Человек оглянулся. Откуда тут вообще взялся шарик?
Ну как это – откуда? Вот отсюда.

***
У него на руках темная вязь и темноволосая девочка, как две капли воды на него похожая. Девочка прыгает на руках у отца и, не прекращая, восклицает:
- Папа! Папа, а мама скоро выйдет?! А когда мне покажут братика?! А как мы его назовем?!
Счастливый отец, а так же друзья семьи, бабушки, дедушка, шарики на деревьях и фотоаппарат на другом плече у отца ждали, когда откроются двери клинки.
И они открылись. Девочка издала восторженный вопль.
- А давай мы его назовем как тебя, папа?!
Темноволосая девочка с глазами-звездочками напророчила имя не только своему маленькому брату. Двух мальчиков, родившихся в один и тот же день, назвали в честь их отцов.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>10 Мар 2022 14:05

 » Глава 1

Главные слова произносят тихо. Самые главные – молча.
Илья Юльевич Королев



Илья Королев открыл дверь и шагнул на улицу. Там его приветствовал душный московский август и спина Петра Ильича. Сколько поколений смотрело на эти спину, фас, профиль? Наставник и учитель Ильи рассказывал своему подопечному непростую историю данного памятника, и что его установке предшествовали долгие и утомительные споры и согласования, и что автор памятника, великий русский скульптор Вера Мухина не дожила до дня обретения памятником своего места. Но Илья не представлял себе здания своей альма-матер без фигуры Чайковского, без его присутствия – незримого, но ощутимого. Великий композитор словно присматривал за нарождающимися поколениями музыкантов, где-то опекал, где-то журил. Но был всегда. По крайней мере, своей жизни Илья Королев без этого здания и этого памятника не представлял.
А пора бы. Учеба в консерватории окончена, диплом получен. Но для Ильи это - формальности. Связь не рвется, и он не хочет ее рвать. И приходит сюда – уже не так часто, как еще полгода назад, но приходит, и не приходить не может. Вот и сегодня – с девяти утра и почти до четырех, с перерывом на обед – точнее, на кофе с булочкой в кофейне по соседству.
Повинуясь безотчетному импульсу, Илья поднимает голову. Так и есть. Из окна на него смотрит Виктор Рудольфович. Это окна его класса, и это его преподаватель. Они вместе уже десять лет. И расстались буквально десять минут назад. И буквально до завтра. Но Илья поднял руку и помахал своему учителю. Виктор Рудольфович помахал ему в ответ, а потом принялся возиться с оконной рамой.
- Илюша! – у Виктора Рудольфовича громкий, если не сказать – зычный, голос. С третьего этажа он разносится по всей улице.
– Не забывай, мальчик мой, левая рука в арпеджио не должна спешить, ты понял меня?
Илья не выдержал и улыбнулся. Потом кивнул.
- Что? – Виктор Рудольфович высунулся в окно. – Что ты говоришь, я не слышу! Ты понял меня?
- Да.
- Громче говори! – преподаватель еще сильнее высунулся в окно, одной рукой он держался за раму, другой излюбленным жестом разглаживал свои шикарные гусарские усы. – Скажи громче, я не слышу. Ты понял про арпеджио в Бетховене?!
Он сейчас вывалится, точно! Илья выдохнул и звонко крикнул.
- Да, я все понял про арпеджио в Бетховене!
Открылось соседнее окно - посмотреть, кто там орет под окнами консерватории. Илья еще раз махнул преподавателю, опустил голову и быстро пошел в сторону парковки. Говорить громко, а уж тем более – кричать Илья Королев не любил. Этому научил его отец.
Главные слова произносят тихо. Самые главные – молча.

У машины крутился какой-то тип. Что не злоумышленник – было понятно сразу. Но Илья все-таки сбавил шаг, приглядываясь. А парень, ни на что не обращая внимания, разглядывал машину. Только что не облизывал.
Ну, все ясно.
Спортивный «мерседес», подаренный Илье отцом, нередко вызывал восторженную реакцию и у прохожих, и у других участников дорожного движения. Сейчас именно такой случай. Но все хорошо в меру.
– Что ты делаешь около моей машины?
Человек разогнулся. Только тренированная годами привычка ничем и никогда не выказывать своих эмоций, оставляя их все инструменту, позволила не выдать удивления внешним обликом поклонника немецкого автомобильного концерна.
Не то, чтобы Илья первый раз видел подобный экземпляр. Но так близко и подробно – впервые, пожалуй. Не упустил случая изучить.
Гладко выбритые виски и длинная ассиметричная челка. В голове почему-то всплыло слово «ирокез». Майка без рукавов открывает руки, на которых рисунки отсутствуют только на фалангах пальцев. Некоторых. На шею слева наплывает орел, справа – концентрические круги. Колечко серебристой серьги в левом ухе – совершенно пиратское, и пара серебряных колец на пальцах. И замеченное в последнюю очередь колечко в левой брови. Потертые джинсы с прорехами, рюкзак на плече, вздернутые на лоб солнцезащитные очки. И нахальная усмешка.
- Фортепиано?
- Что? - Илья ожидал скорее вопроса о машине, но уж никак не этого.
- На пианино играешь? – незнакомец ткнул пальцем, вокруг которого извивалась змея, в папку в руках Ильи.
– Допустим. Это имеет отношение к моему вопросу о том, что ты делаешь около машины?
– Я поддерживаю разговор. Тачка у тебя что надо.
Разговор он поддерживает, посмотрите-ка на него. О чем с тобой разговаривать, мальчик-папуас? Илья открыл машину и положил папку. Татуированный и не думал уходить. Наглый.
– Слушай, а у тебя радио там есть, да?
Дальнейший разговор представлялся Илье Королеву совершенно бессмысленным, поэтому он открыл водительскую дверь, аккуратно поддернул брюки и сел в свою машину. А там, внутри, в салоне уже обнаружился сидящий на переднем пассажирском сиденье нахальный татуированный тип. Прямо на его нотной папке!
Да когда же он успел?!
- Офигеть, как классно! Давай радио включай быстрей!
От такой наглости Илья даже растерялся поначалу. И только молча смотрел, как тип по-хозяйски устраивает рюкзак в ногах, продолжая вещать.
- Я же совсем забыл, у сеструхи сейчас эфир, и она утром сказала, что сдаст меня с потрохами.
Только подробностей семейной жизни наглого татуированного Илье не хватало.
- Выйди из моей машины.
Сказано это было тем самым тоном, которым очень удобно держать людей на расстоянии. Который всегда действовал безотказно. Но не в этот раз.
– Да ладно тебе! - расхохотался незваный пассажир. Выудил из-под себя папку и сунул ее в карман двери. - Я ж не кусаюсь, говорю, сестра по радио сейчас всем рассказывает про ужасы своего детства. Где тут у тебя что включается?
И он принялся все так же по-хозяйски крутить и нажимать кнопки на блоке управления акустикой машины. Илья смотрел на творящееся безобразие и никак не мог понять, почему он это не прекратил до сих пор. Слов парень, похоже, не понимал. Ну не драться же с ним. Тем более, что драчун из Ильи Королева так себе, мягко говоря. «Илюша, дураков махать кулаками много, а такие кисти, как у тебя – великое творение природы», - вдалбливал ему Виктор Рудольфович. «Словом можно ударить гораздо больнее», - это уже слова отца. И обычно отцова формула в самом деле работала. Но не с этим типом.
– Не то… так… - продолжал тот терзать блок управления. - Не то… О! Вот нужная частота, - вывернул регулятор громкости и обернулся к Илье. Рассмеялся. – Ну и взгляд у тебя… «дракон в гневе» называется. Расслабься!
Ему еще и советы раздают. Подарок, а не пассажир. Тут Илья вдруг как-то совершенно некстати подумал о том, что в этом кресле - пассажирском – никто никогда не ездил. Единственное исключение - отец. Илья экстерном окончил школу и обучение в консерватории завершил тоже гораздо раньше, чем обычные студенты. Но что касается прав – закон един для всех. Илья ждал своих восемнадцати, чтобы получить автомобильные права, он мечтал о машине. Как не мечтал ни о чем другом в своей жизни, наверное – если говорить о материальных благах. Но даже наличие прав не давало Илье гарантии, что машину он получит. Лишь после того, как Королев-старший лично проверил водительские навыки Королева-младшего, права были признаны действительными, а Илья получил ключи от «мерседеса».
Кроме отца и самого Ильи в этой машине никто не ездил. Мама… так почему-то сложилось, что ни разу не сидела в этом кресле. Там могли бы иногда сидеть друзья. Но друзей у Ильи Королева не было.
А теперь в его машине сидит какой-то тип и…
В размышления Ильи вторгся голос, который сменил звучавшую до этого на радиоволне музыку.
– И вот, посмотрев новогодний ледовый балет «Щелкунчик», мой младший брат был настолько впечатлен спецэффектами, что решил устроить домашнее шоу с не меньшим размахом. Он взял фосфорную челюсть, была у нас такая игрушка, и прикрепил ее на двухсторонний скотч к панцирю черепахи. Можете себе представить это зрелище – идущая в темной комнате черепаха со светящейся челюстью на панцире?
Что-то щелкнуло на эти слова: Новый год, «Щелкунчик», черепаха. Но неугомонный и незваный пассажир не дал сосредоточиться.
- Точно! – расхохотался низким, хриплым, никак не подходящим его тощей фигуре смехом. - Было такое! Ой, как же Танька визжала от страха, задумка имела успех. Я уж и забыл про это.
Илья теперь очень внимательно изучал человека рядом. Беспристрастно. Особое внимание привлекали почему-то коротко выбритые виски.
– У тебя жила черепаха?
– Ага, - парень улыбнулся – широкой, обаятельной и совсем не нахальной улыбкой. - Хотя я тогда мечтал о крысе. Слушай, а давай махнем на Воробьевы горы, а? С ветерком!
Крыса… Крыса? Крыса!
Картинка – воспоминание из детства вспыхнула мгновенно. Потому что об этом эпизоде Илья за прошедшие четырнадцать лет вспоминал часто. Очень часто. Слишком часто.
Новогоднее ледовое шоу на бессмертную музыку Петра Ильича, мальчик в очереди за сладкой ватой, разговор о черепахе и крысе и… она.
Получается, это тот же мальчик. Ваня. И…
И дальше думать не получалось, потому что все перекрывало одно. Бант нашелся!
Иван с любопытством смотрел на Илью, словно чего-то ожидая. А, точно, он же спросил о чем-то. Воробьевы горы? Вот так, вдруг?
И внезапно захотелось махнуть на Воробьевы горы. Именно так – вдруг. И с ветерком, показав своему, как оказалось, давнему знакомому, на что способен спортивный немецкий мотор. И по дороге аккуратно расспросить про сестру. И…
И он ответил.
– Не могу. У меня собака.
– А что собака? – Иван пожал плечами. - Ты же домой вернешься, мы только туда и обратно.
– А потом было гадание. Сейчас я, конечно, понимаю, что все сделала мама, продумала каждое предсказание, но в детстве подобные вещи кажутся волшебными. В детстве всегда веришь в сказки, - вторгся в их разговор женский голос.
Голос, принадлежавший девочке – выросшей девочке – которую он не забывал четырнадцать лет.
– У твоей сестры очень красивый голос, теплый, как цвет капучино.
– У моей-то? – хохотнул Иван. – Это точно. А иногда такой эспрессо бывает, двойной! В основном, когда что-то у нее возьму. На время, конечно. Ну что, туда и обратно?
Как хорошо, наверное, быть таким свободным в своих желаниях. Захотел – и махнул на Воробьевы горы. Захотел - набил полную руку каких-то замысловатых узоров. Захотел - и проколол бровь. Стоит только захотеть.
– Моя собака уже очень стара, в переводе на человеческий ей, наверное, девяносто пять лет, а может, и больше, - зато ты умеешь быть спокойным. Всегда. Во всем. Выдержанным и спокойным. Потому что почти все эмоции – им. Черным и белым. - Она мой друг. И она очень скучает, когда остается одна. Я обещал утром, что вернусь пораньше, и мы погуляем.
По радио что-то заголосили про страдания влюбленных. Неожиданный собеседник Ильи Королева молча смотрел перед собой. А потом тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение, поправил упавшие на нос очки и длинную челку.
– Собака – это, конечно, аргумент, - проговорил негромко. – Не… собака – это серьезно. Я все понимаю.
Они еще какое-то время посидели молча. Радио проникновенно выло про разлуку.
– В принципе, меня и метро как транспорт устраивает,- наконец нарушил молчание Иван. Открыл дверь, вынул свое долговязое тело из машины. - А ты давай не задерживайся, раз обещал. Ну, бывай.
Он вскинул руку в прощальном жесте. Илья не без труда подавил странное желание: зачем-то окликнуть, остановить. Вместо этого лишь кивнул безразлично.
Парень в драных джинсах и в майке без рукавов быстро пошел в сторону Тверской. Зеленый спортивный «мерседес» плавно тронулся с места.

***
Столица традиционно стояла в пробках. Илью это не слишком беспокоило. Всегда есть чем заняться, если нотная папка под рукой. Но сегодня ноты остались не потревоженными.
Илья смотрел в лобовое стекло, но перед глазами была не дорога и не машины. А тот новогодний поход на ледовое шоу, мальчик Ваня с затейливо выбритыми висками и девочка с синим в белый горох бантом.
По какому капризу памяти он не забыл об этом эпизоде? Но помнилось четко, будто было вчера. Ему шесть, канун Нового года, детская елка, ледовый спектакль «Щелкунчик», очередь за сладкой ватой и мальчишка, который пристроился рядом. А потом рядом оказалась девочка – его сестра. Дыхание тогда замерло при виде яркого синего в белый горох банта и больших темных глаз с такими ресницами, что, казалось, на лице не глаза – звезды. Илья отчетливо помнил еще, как потом, уже после шоу, на прогулке по ТЦ важно сообщил отцу и матери, что встретил любовь всей своей жизни. К чести родителей, они не посмеялись. Хотя могли бы – ведь это была чистой воды детская блажь. Девочка, которую видел от силы пять минут. Сам от горшка два вершка – а туда же, любовь! Но он долго ее помнил и даже посвятил детской влюбленности пару пьес. Потом вырос. С возрастом эти воспоминания потускнели. Но, как оказалось, не стерлись.
Песня окончилась, и в машине снова зазвучал голос цвета капучино. Илья не вслушивался в слова, он слушал голос. Теплый, терпкий, пряный.
Какой ты стала, девочка с глазами-звездочками и синим бантом в горох? Может быть, ты выросла толстой и непривлекательной? Такое случается даже с самыми красивыми девочками.
А голос цвета капучино утверждал обратное. Он дразнил, искушал, шептал: «А ты проверь».
Сзади посигналили. Оказывается, можно ехать. Целых пять метров. Проехал.
Да Илья даже номер телефона студии не запомнил!
- А я напоминаю номер, по которому можно позвонить и поделиться историями о своем детстве…
Ах, вот как? Он протянул руку и взял лежащий поверх нотной папки телефон. Цифры номера… гудки… и голос цвета капучино.
- Представьтесь, пожалуйста. Как вас зовут?
- Илья.
- Добрый вечер, Илья.

***
Кондиционер сломался, и в студии было душно. До конца эфира оставалось полтора часа. Женечка напротив пил воду из пластиковой бутылки. Рекламная пауза дает несколько минут передыха. Таня очень любила работать в паре с Женечкой. И вовсе не потому, что он в основном молчал, и часто приходилось говорить за двоих. Вообще, это большая загадка, как парень с речевыми проблемами стал диджеем. Приступы заикания настигали Женю в самые неожиданные моменты, особенно если понервничает, и тогда Таня быстро включалась в разговор и переводила его на себя. Сегодня оказался как раз такой день. Допускать парня до эфира было нельзя. Пришлось солировать. Но это ничего не значило – ведь у них настоящая команда. Они понимали друг друга с полувзгляда. Женя быстро искал нужные треки, пускал их в эфир, четко ставил рекламные паузы и даже обеспечил Таню, у которой пересохло горло, чаем. А во внештатных ситуациях напарник был просто незаменим.
Когда год назад руководство поставило вопрос о замене Женечки на более подходящего по их мнению диджея, Таня отстаивала своего партнера, озвучив двадцать пунктов «Жекиной незаменимости». Да еще устроила в прямом эфире празднование его дня рождения. Весь вечер звонили слушатели, поздравляли Женечку, говорили массу теплых и хвалебных слов. Чтобы руководство послушало и передумало.
За такой произвол Таню лишили премии, сделали первое китайское предупреждение и отпустили с миром. И с Женечкой.
Таня взглянула на часы, поправила наушники.
- В Москве половина девятого вечера, и с вами по-прежнему я, Татьяна Тобольцева. Сегодня мы вспоминаем детство, самые яркие, смешные события, которые приключились с вами десять, двадцать, тридцать лет назад. У нас очередной звонок. Представьтесь, пожалуйста. Как вас зовут?
- Илья.
- Добрый вечер, Илья. Какую историю о детстве вы нам расскажете?
- Добрый вечер, Татьяна. Скажите, а вы верите в любовь с первого взгляда и в шесть лет?
Голос позвонившего не сказать, чтобы был очень тихим, но тембр и интонация не позволяли назвать его громким. Такая… любопытная безмятежность. У Тани эта оценка голоса сработала автоматически – она сразу слышала интонацию и старалась представить себе человека. В студию звонили разные люди, и с каждым приходилось общаться, в некоторых случаях даже искать подход.
- Мне кажется, - ответила она, - что каждый хотя бы раз в жизни был влюблен в детском саду.
- Возможно. Но со мной эта история приключилась не в детском саду, а как раз на том самом «Щелкунчике», о которым вы рассказывали в самом начале.
После слов «того самого Щелкунчика» в подсознании зажегся предупредительный маячок «осторожно». Можно было бы построить фразу по-разному: «Я тоже ходил в детстве на “Щелкунчика”» или «А не один и тот же спектакль мы видели?», но «На том самом…» Откуда такая уверенность?
Им в студию нередко звонили подозрительные люди, были и нервные, и неуравновешенные, да и откровенно психи. Этот… один из них? Таня выразительно глянула на Женечку. Он кивнул головой, мол, рука на пульсе.
- Вот так неожиданность, - бодрым голосом произнесла Таня. - Вы тоже ходили в детстве на ледовые спектакли?
- Мне кажется, каждый хоть раз в детстве ходил на ледовый спектакль, - раздалось безмятежно на том конце.
«Маньяк, - подумала Таня,- так обволакивающе и спокойно говорят только маньяки». Следующие же слова звонившего не только подтвердили ее заключение, но и вызвали легкую дрожь. Это в душной-то студии.
- Вот я на своем спектакле встретил девочку с красивым синим бантом в белый горох. А с ней был брат, кажется, его звали Ваня. Он мечтал о крысе, но ему купили черепаху.
И это было не смешно. Совсем не смешно. Никто не знал о банте в горох в тот день. И сама Таня давно бы о нем забыла, если бы не фотография, которую сделал отец в тот рождественский вечер, и которая очень нравилась ее родителям и долго висела на стене в их квартире. До самого ремонта. А крыса с черепахой? Откуда он узнал об этом? Брат рассказал кому-то, чтобы ее разыграть? Но кому? И, к тому же, Ваня не знал, о чем Таня собирается рассказывать в эфире.
Наверное, что-то такое у нее промелькнуло на лице, что Женечка вскочил со своего места. Но Таня показала рукой, что все под контролем, и он сел обратно.
Однако ситуация была самая настоящая внештатная. Неизвестно, что человек на проводе скажет дальше. А ведь это прямой эфир.
Первое, отключить звонившего от эфира, второе – врать. Врать так, чтобы никто не догадался, что слушатель уже не на связи и диджею… страшновато.
- Ну вот, что я говорила, мой брат до сих пор обожает розыгрыши. Я действительно в тот день была в платье в горох и с такой же лентой в косе. Мой брат и правда мечтал о крысе. На этом празднике мы познакомились с мальчиком Димой, который стал потом нашим другом. Да, Дима, есть встречи, которые не забываются. И твой розыгрыш удался на славу. Не смотря на то, что ты назвал себя Ильей, я узнала голос. И давай в честь того далекого знаменательного для нас дня послушаем с тобой и всеми радиослушателями старую песню, которую недавно перепел Саша Семицветов. Он сделал отличную кавер-версию. Эта композиция держится в нашем чате уже десятую неделю.
Пока Таня говорила, Женечка быстро искал нужное, потом показал пальцами «о'кей» и она закончила:
- Слушаем.
В динамиках послышалось: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся…»
Таня сняла наушники и закрыла ладонями лицо. Нужно отдышаться. Кто это был? И откуда он знает про крысу и бант? Псих? Фетишист? Больной, нанявший частного детектива?
- Т-т-таня, т-т-ты в п-порядке?
Перед ней поставили бутылку с водой.
Таня отняла руки от лица и сделала глубокий вдох.
- Не очень, но эфир до конца доведу. Что у нас после песни?
- С-с-сообщения. Я бы с-с-сам, н-н-но…
- Сиди уже, - вздохнула она.
Песня подходила к концу, Таня жадно пила воду.
Женечка, давая ей прийти в себя, врубил внеплановый блок рекламы. Когда реклама подходила к концу, Таня снова надела наушники.
- Добрый вечер всем, кто к нам присоединился. В эфире Таня Тобольцева, переходим к вашим сообщениям.
«Толян, жду тебя в баре. Димон.» Толян, ты не задерживайся.
«Передаю привет любимой жене Светлане и дочке Анечке. Застрял в пробке на кольцевой. Скоро буду. Виталий». Виталий, надеюсь, пробка вас надолго не задержит.
«Поздравляю любимую подругу Марусю с днем рождения. Поставьте для нее, пожалуйста, песню группы “Дежурные” “Будет вечеринка”. Ника» Обязательно поставим.
«Спасибо Татьяне Тобольцевой за…»
Тут Татьяна Тобольцева очень натурально закашляла, а потом извинилась:
- Простите. Спасибо Татьяне Тобольцевой за интересный эфир. Без подписи. Очень приятно читать ваши добрые слова, уважаемые слушатели. Ну а сейчас для Маруси, у которой сегодня день рождения звучит песня «Будет вечеринка».
Послышались первые аккорды музыки, а Таня не отрываясь смотрела на сообщение:
«Спасибо Татьяне Тобольцевой за песню "Люди влюбляются". Жениться пока не готов, но в еще одной незабываемой встрече необходимость назрела. Дима-Илья» (1)

***
Дверь открылась, и Сатурн поднял голову с подстилки.
- Привет, герой.
Шпиц негромко и приветственно тявкнул.
- Сейчас, перекушу что-нибудь быстро и пойдем гулять, - Илья положил ключи на комод. – Подождешь?
Шпиц еще раз тявкнул – на этот раз утвердительно.
Спустя двадцать минут Илья с Сатурном на руках вышел из квартиры. Конечно, на улице Сатурн будет передвигаться сам, деловито обнюхивая кусты, траву и землю. Но лестницы давались старенькому шпицу непросто, и он милостиво позволял выносить себя на улицу на руках. По этой же причине в каждой комнате для него были оборудованы специальные мягкие собачьи лежанки – потому что большую часть времени пес проводил уже лежа. Около кровати в спальне, у рояля в гостиной, у входной двери в прихожей. Песик присутствовал в жизни Ильи с самого детства, с четырех лет. И сейчас Сатурн был очень-очень стар. Илья старательно отгораживался от мысли о том, что должно рано или поздно неизбежно случиться. Не хотел думать. Не мог. Сатурн был не просто собакой. Это был его друг.
Единственный друг.
Тот, с кем он делил горе от поражений и радость от побед. Кому играл свои первые пьесы и доверял свои мечты. Единственный, кто знал всю забавную и немного нелепую историю про девочку с синим бантом.
Они вышли в золотистое предзакатное солнце. Шпиц завозился на руках и стал повизгивать от нетерпения.
- Сейчас, сейчас, торопыга, дай с крыльца сойти, - проворчал Илья, шагая по ступеням. Оказавшись внизу, аккуратно спустил пса на землю, и они пошли в сторону парка, который располагался совсем рядом. Раньше, когда-то, за Сатурном надо было бежать. Теперь же Илье приходилось останавливаться, чтобы подождать немолодого шпица. Впрочем, такой неспешный ритм отлично подходил для того, чтобы подумать. А подумать всегда было о чем. Правда, сегодняшний предмет размышлений стал весьма неожиданным.
Девушка.
Нельзя сказать, что о девушках Илья никогда не думал. Бывало. Но сегодня случай совершенно особый. Даже, можно сказать, исключительный.
На дорожке сквера Илья находился один, и он позволил себе легкую усмешку. Забавно было понаблюдать за ее реакцией. И послушать ее голос. Под конец девушка заволновалась, в капучино стало меньше молока, а больше крепости и легкой горчинки настоящей арабики.
Илья устроил девочке с синим бантом тест на интеллект, и она его с блеском прошла. Он бы с удовольствием посмотрел на ее лицо, когда она прочла сообщение, которое Илья отправил на радио. Но такого удовольствия господин Королев лишен. Пока лишен.
Интересно, все же, какой она стала. В толстую и некрасивую Илья уже не верил. Голос, интонации, сама манера говорить – все выдавало крайне уверенную в себе девушку. А звукам Илья Королев верил всегда. Если и есть в этом мире что-то, что никогда не лжет – так это звуки.
Наверняка на сайте радиостанции есть фото ди-джеев. Можно посмотреть. Но Илья этого делать не будет. Подождать и увидеть воочию интереснее. В том, что они теперь обязательно встретятся, Илья не сомневался. Он так решил.
Сатурн подбежал и прижался к ногам. В конце дорожки показалась дама с догом на поводке. Илья подхватил песика на руки. Тот уставился на хозяина слегка слезящимися, но блестящими глазами.
- Давай, герой, покажи, кто тут главный.
Дама с догом подошли ближе, и шпиц залился громким звонким лаем. Дог и его хозяйка остановились и неодобрительно уставились на молодого человека с тявкающим шпицем на руках. Илья церемонно кивнул и пошел дальше. Пройдя мимо дамы с догом, он наклонил голову и шепнул в густую шерсть:
- Он тебя испугался, точно тебе говорю.

***
Дом встретил тишиной и прохладой. Илья Юльевич был рад, что день подходил к концу. Он уставал от поздних мероприятий, хоть и не признавался в этом даже самому себе. Да и давление теперь часто повышалось, мешая остроте мыслей. Тем не менее, сегодняшний вечер прошел плодотворно. В неформальной обстановке с нужными людьми удалось переговорить о том, о чем не удавалось в кабинетах. Сама атмосфера располагала к общению. Прогулка на теплоходе по Москва-реке была отличной идеей – светский прием на воде. Время идет, мир меняется, формы ведения бизнеса тоже.
Не меняются только люди со своими надеждами, желаниями, страстями. Молодые хотят с набега завоевывать вершины, идут на штурм, старая гвардия старается сохранять позиции. На стороне одних – свежие идеи и желание перемен, на стороне других – опыт и знание жизни.
Обо всем этом думал Илья Юльевич, пока водитель вез их с женой от пристани домой. Ему много о чем приходилось думать, и в центре этих дум почти всегда был сын. За спиной отца крупный строительный бизнес. Кому передавать дело, если единственный ребенок – пианист? Причем, пианист, подающий большие надежды, неоднократно выигравший детские и юношеские музыкальные конкурсы. Его жизненный путь намечен. И о том, чтобы этот путь менять – не может быть и речи. Только получается, наследник есть, наследника – нет. Кому оставлять дело, которому отдана жизнь? Менять форму управления?
Ответа на свой вопрос Илья найти не мог. Он не хотел, чтобы со временем все перешло в чужие руки. Это семейный бизнес, который должен передаваться по наследству. Но любым бизнесом, чтобы он не прогорел, нужно заниматься.
Юня, как звали сына в семье, был способным мальчиком и имел интерес к ведению дел, но посвящать этому жизнь не мог. В очередной раз не придя ни к какому решению, Илья Юльевич вздохнул. Майя тут же отреагировала и повернулась. Он молчал, глядя на свою жену. Любовь и нежность к ней не проходили с годами.
- Как хорошо вернуться домой, - сказала она четверть часа спустя, проходя в гостиную и зажигая свет.
- Да, - согласился он.
Посреди комнаты стоял рояль сына. И пусть Юня уже не жил с родителями, а во время визитов не очень часто прикасался к инструменту, предпочитая разговоры за чаем, рояль никто не трогал.
На нем изредка играла Майя. Майя, которая когда-то говорила, что не понимает фортепиано. А теперь эта музыка помогала ей переживать разлуку с Юней. Илья более спокойно воспринял переезд сына в отдельную квартиру, понимая, что это правильное решение. Майя это тоже понимала. Но разум и эмоции – разные вещи.
- Чай будем? – спросила Майя.
- Будем, только я сначала в душ, - он все же обнял ее за плечи и притянул к себе.
Она привычно положила голову на плечо и, не сводя глаз с рояля, прошептала:
- Я поставлю чайник.
Когда Илья, переодетый в домашнее после душа вошел на кухню, на столе стояли две чайные пары, вазочка с конфетами, свежезаваренный чай, а также стакан с водой и таблетка от давления.
Она знала о нем все.

***
После прогулки с собакой Илью ждал дома еще один обязательный ежевечерний ритуал. Молодой человек отхлебнул травяного чая и взялся за телефон.
Юня: Что показывают приборы?
Сообщение прочитано, но ответа нет. Означает это лишь то, что человек, о котором шла речь в вопросе Ильи, сейчас рядом с матерью. А обсуждать в присутствии Ильи Юльевича Королева показатели его давления или, упаси боже, состояние его здоровья в целом – чревато. Поэтому у Ильи с мамой разработана целая конспиративная система. Потому что у главы семейства – давление и головные боли. Но все делают вид, что об этом не знают.
Илья сделал еще глоток, а потом отправился в гостиную. Арпеджио в Бетховене само себя не сделает.
Отчет об отцовом давлении пришел спустя час.

***
Оставшийся эфир закончился без сюрпризов, но и случившегося было достаточно. Женечка даже предложил проводить до дома, но Таня, поблагодарив, отказалась. Конечно, мысль, что сейчас из-за угла выйдет звонивший Илья и меланхолично скажет: «Здравствуй, Татьяна Тобольцева», проскользнула, но Таня ее спешно отогнала. Это необоснованные страхи и глупости. До стоянки Женя проводит, а дальше… этому маньяку придется ее догнать. И это непросто.
Передвигалась по Москве диджей одной столичной радиостанции на спортивном байке ярко-желтого цвета. Вообще-то, об этом чуде техники мечтал брат. Ему-то и преподнесли байк на день рождения. Потом были курсы вождения, куда он уговорил за компанию ходить и Таню, потом экзамены… И так получилось, что Ваня экзамены провалил, а Таня – сдала. Не стоять же мотоциклу без дела?
Отец пожал плечами и кинул ключи любимой дочери. Мама, конечно, поохала, но, скрепя сердце, согласилась.
У нее вообще мировые родители. К своим двадцати четырем Таня это понимала четко.
Попрощавшись с Женечкой и надев шлем, она тронулась с места.
Поездка на скорости по вечерней Москве после нелегкого эфира – то, что надо. И голова проветрится, и мысли упорядочатся. Позвонил какой-то ненормальный. Сколько их уже было в ее радиожизни? Не первый и не последний. Про бант вот только откуда узнал? Может, Ваня кому-то обмолвился? Или мама? Всему есть объяснение.
Москва в пятницу долго не ложится спать. Открытые кафе, рестораны, горящие витрины магазинов, гуляющие люди. Впрочем, это в центре. В спальных районах спокойнее. Оставив мотоцикл на стоянке, Таня направилась к подъезду.
Домофон ответил сразу жизнерадостным голосом брата. Большая редкость. Обычно в такое время он может оказаться где угодно, только не дома.
В квартире привычно вкусно пахло. У мамы вообще талант к кулинарии. Таня его унаследовала, но пользовалась своим умением нечасто. На одной кухне двум хозяйкам не место.
- Ты голодная?
- Не очень. В студии кондиционер сломался, такая духота была, что есть совсем не хочется. Но чаю попью.
- Я сейчас поставлю.
Таня прошла на кухню и поцеловала стоявшую у плиты маму, а потом папу, сидевшего за столом и смотревшего что-то в телефоне.
- Ого, классное фото, - Таня наклонилась и тоже стала смотреть в телефон. – Это из сегодняшнего?
Отец кивнул головой. Он был профессиональным фотографом, несколько лет назад открыл школу, а летом проводил курсы с детьми.
Мама же была дизайнером. Именно она из трехкомнатной квартиры умудрилась сделать четырехкомнатную, когда Таня с Ваней подросли. Был какой-то долгий ремонт, в результате которого гостиная уменьшилась в размерах, зато детскую удалось поделить на два крохотных помещения.
- Зато теперь у каждого есть свой угол, - аргументировала мама, сумевшая придать им вид настоящих комнат.
Таня обожала свою дружную, шумную и немного сумасшедшую семью, про которую порой говорила «пристанище последних хиппи».
- Чайник вскипел, мой руки, - скомандовала мама. – Ты точно не будешь курицу?
- Точно.
Таня пошла в ванную, но по дороге завернула к брату. Тот валялся на диване в гостиной и что-то напевал себе под нос.
- Слушай, ты про бант в горох кому-нибудь рассказывал? – спросила она.
- Про какой бант? – не понял он.
- Ну помнишь, у нас тут долго фотография моя висела? - Таня указала рукой на стену.
- Сейчас вспомнил. А до этого не помнил, поэтому не рассказывал.
- Ясно, - вздохнула Таня, которая сама про него не помнила. До сегодняшнего дня.
- А что случилось-то? – брат был явно заинтригован, он спустил на пол ноги и сел.
- Да звонил сегодня в эфир какой-то странный. То ли разыгрывал, то ли напугать хотел, ладно…
- О! Нам сегодня везет на странных. Я тоже повстречал вечером одного пианиста. А по виду – скрипач.
- Почему скрипач? – удивилась Таня.
- Да знаешь, из таких, которые всегда ходят со смычком в заднице. Зато тачка у него что надо.
- Как же он в нее садится-то? Со смычком?
Ваня захохотал, да так заразительно, что Таня тоже засмеялась. Впервые за вечер.
- Да знаешь, как-то приноровился.
___
(1) – в песне есть слова: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся…»
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

НатальяКалмыкова Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 11.01.2016
Сообщения: 2615
Откуда: г. Астрахань
>10 Мар 2022 15:15

Спасибо Дашенька! Такая радость!
Очень ждала этот роман!
Поздравляю всех нас с началом нового прекрасного романа! Ура три раза!
Желаю любимому автору успехов в творчестве, море вдохновения и благодарных читателей!
Снимаю шляпу и низкий поклон вашему таланту Даша! Flowers Flowers Flowers
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>10 Мар 2022 15:20

НатальяКалмыкова, ага, вот и те, кому этот роман - новый! Прекрасно) Добро пожаловать на наши ламповые чтения)
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Konfet-ka Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бирюзовая ледиНа форуме с: 06.05.2016
Сообщения: 258
>10 Мар 2022 15:28

Ура! Ура! Хорошо, что в иг увидела объявление Ar . Я с вами Flowers Почитаем ещё разок и тут))
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>10 Мар 2022 16:24

Эля, ну а для чего еще нужны соцсети?) Чтобы не потерять нужных людей. Добро пожаловать на борт)
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

whiterose Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 14.05.2009
Сообщения: 6085
>10 Мар 2022 18:09

Добрый день))) Так и хочется добавить: "Дом, милый дом..."))))
PoDarena писал(а):
Добро пожаловать на борт)

А вот тут появляется призрак Нагиева из программы "Голос" и жмет всем появившимся руки...

Но вообще, для меня все это удивительно. Пошел седьмой год, как мы живем с этой долгоиграющей историей Laughing Laughing Laughing
_________________
Он любил ее пальцы своими переплести
И укрыть их другой ладонью.

Сделать подарок
Профиль ЛС  

Наядна Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 14.10.2015
Сообщения: 2893
Откуда: Екатеринбург
>10 Мар 2022 20:14

Уряяяяяяяяяяяяяяяяяяя! Как же я рада!!! С возвращением!!! Милым и горячо любимым авторам, благодарных читателей и много.. много.. позитива..
_________________


Ава! Безумно шикарный Подарок от Викинг! by Чудышко!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Karolinka Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
ЛедиНа форуме с: 04.01.2010
Сообщения: 39
Откуда: Минск
>10 Мар 2022 20:32

Радость-то какая! Ar Flowers tender
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

летний цветочек Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 16.10.2015
Сообщения: 2204
Откуда: Луганск
>10 Мар 2022 21:39

Ура!!ура!! наконец -то я почитаю эту историю!!
Дарья,Наташа, спасибо за эту возможность!!!❤️❤️❤️
Дамский клуб рулит!!☺️
_________________

Ава от neanqel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>11 Мар 2022 5:58

Наядна, Karolinka, летний цветочек - девочки, мы тоже рады вас видеть!
летний цветочек писал(а):
наконец -то я почитаю эту историю!!

О, у нас будут свежие впечатления! Это прекрасно)
Главы будут публиковаться ежедневно.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>11 Мар 2022 6:03

 » Глава 2

Философский вопрос: зачем покупать спортивную машину, прям крутую, если ездить на ней исключительно шестьдесят километров в час?
Ваня Тобольцев (Иня)


*
Илья опустил ноги с кровати. Послышалось негромкое тявканье.
- Спи, герой.
Подвигал ступней, нащупал тапки. Никогда не носил домашнюю обувь. Но мама почему-то подарила ему пару зеленых клетчатых, когда Илья перебирался в свою квартиру. Наверное, потому, что она очень переживала по поводу его отъезда из отчего дома. А Илья их почему-то теперь носил. Хотя мама об этом, разумеется, не знала.
Сначала дошел до кухни, поставил чайник. Если бессонница пришла, бороться с ней бессмысленно, лучше провести это время с пользой. И с Шопеном.
С кружкой чаю вернулся в гостиную, подошел к роялю, тронул ноты. Но не стал садиться за инструмент, устроился на диване. Из спальни вышел Сатурн, проковылял к лежанке около угла дивана, устроился там и посмотрел на хозяина слезящимися глазами. Начинай, мол. Илья кивнул.
- Сейчас, только чаю попью.
В этой квартире идеальная звукоизоляция – ее делали с учетом перспективы многочасовых занятий на рояле, чтобы не мешать соседям. Можно играть хоть в три часа ночи. Мама любила повторять фразу одного из ее любимых скрипачей, испанца Пабло де Сарасате – того самого, на концерт которого ходил сам Шерлок Холмс: «Я занимаюсь по двенадцать часов в сутки, а они называют меня гением!» Илья прекрасно понимал знаменитого испанца. Он сам занимался примерно столько же. Всю свою жизнь. Как результат - выиграл несколько музыкальных конкурсов, окончил с отличием консерваторию, ему прочили блестящую музыкальную карьеру, а кое-кто даже так же называл его гением.
Звучит неплохо.
Илья отпил еще чая, задумчиво посмотрел на рояль. У инструмента было собственное имя – Модест Ильич. В честь брата Петра Ильича Чайковского, благодаря которому наследие великого композитора дошло до потомков. Да, рояль носил знаменитое музыкальное имя, и Илья часто с ним разговаривал. Разговаривал с роялем, с псом. Потому что больше поговорить было не с кем.
Тебя называют одним из самых талантливых молодых пианистов современности, за плечами победы в конкурсах, впереди – интересные планы и проекты. А здесь и сейчас – ты один, с чашкой чая, старым псом и молчащим роялем.
И тишина давит просто оглушительно.
Он аккуратно поставил чашку на столик, скинул с ног тапки, прошёл к инструменту, поднял крышку.
Шопен знал об одиночестве все. Он поможет.
Тишину ночной квартиры разрезали хрустальные звуки ноктюрна фа-минор.

***
Все же повезло Ване с мамой. Она, в отличие от отца, никогда не задавала неудобных вопросов. С отцом тоже повезло, только он вопросы задавал. Врать Ваня умел, причем с вдохновением, но тут почему-то не получалось.
На вопрос «Как дела в институте?» отвечал неизменно «Все в порядке» и, в общем-то, говорил правду. Не, в институте и правда было круто – жизнь бурлила, куча знакомых, длинноногие девчонки, даже некоторые предметы ничего, типа маркетинга. А вот с сессией все обстояло не так хорошо. И если бухгалтерский учет худо-бедно удалось сдать с помощью шпаргалок и наушника-магнита, то с финансовой математикой случилось полное фиаско. У него и с обычной-то математикой всегда нелады были, а тут финансовая.
В общем, соврать об удачно сданной сессии не получилось.
Сестра довольно усмехнулась, мол, «что я говорила», отец промолчал и ушел в другую комнату – он вообще как-то болезненно воспринимал Ванины неудачи, а мама похлопала по плечу и тихо сказала:
- Ты сам все знаешь.
- Знаю, - ответил Ваня.
А что ему еще оставалось? Мамины слова означали, что предстоит подготовиться и пересдать. Как он будет эту абракадабру пересдавать, Иня (так называли его близкие) еще на знал, но был рад, что обошлось без нравоучений.
Таньке, правда, очень хотелось показать язык. Заноза, а не сестра. Она была уверена, что Ваня институт бросит, потому что он и экономика – вещи несовместимые. Это было очевидно всем, даже самому Ване. Но поступал он на спор. Просто однажды Эдик-мажор – барабанщик их рок-группы - сказал, что Иня ни во что приличное не поступит, потому что кроме как на гитаре играть, он ничего не умеет, даже на права не сдал.
Вот Ваня и поступил. Назло. Но учеба, конечно, была мукой – экономическая теория, управление предприятием, основы организации труда, бухгалтерский учет и самая засада – финансовая математика! От высшей еще не успел передохнуть - еле-еле до тройки дотянул.
В общем, Танька, конечно, была права, и он бы давно бросил эту бесперспективную затею… если бы не все та же Танька. Ее скептический насмешливый взгляд действовал лучше любой воспитательной беседы.
И если поступил Ваня назло Эдику, то учился назло сестре. Хотя учебой, конечно, это назвать было сложно, но вот вылетать из института Иня не собирался точно. Да и отца успокоить, опять же, не помешает. Зимой Ваня как-то заикнулся о том, что можно было бы сделать перерыв, взять академический и отправиться в кругосветку эконом-классом, стать блогером, зарабатывать чем-нибудь по ходу путешествия… В общем, глядя на лицо отца, он минут через пять понял, что идея оказалась неудачной и с академическим лучше повременить.
А это значит, что финансовую математику придется как-то пересдавать.

***
Марк Рудольфович спустился вниз, к охране. Без студенческого или пропуска в институт не войдешь, а ему сегодня предстояло знакомство с новым студентом. Сказали, что мальчик способный, есть возможность экстерна и, может, даже научной работы. Как сдавать экстерном математику высшую и финансовую, Марк Рудольфович не очень представлял, для этого надо быть не просто очень способным человеком, а минимум – талантливым, но заинтригован был достаточно для того, чтобы первое – согласиться на встречу-собеседование и второе – лично спуститься вниз к охране.
Это была та короткая и счастливая пора затишья, когда летняя сессия и следовавшая за ней волна поступлений в ВУЗ вчерашних школьников остались позади. И до сентября еще несколько недель. В институте было тихо и почти пустынно. Охранник сидел в наушниках и играл в телефоне, так что Марку Рудольфовичу пришлось три раз кашлянуть и два раза постучать по пластику окна. Только после этого молодой парень в форме поднял голову и вынул наушники.
- Ко мне должны в течение получаса подойти, это наш будущий студент, корочки пока нет, но ты пропусти. Он скажет, что ко мне – Марку Рудольфовичу. Понял?
- Понял, - закивал головой парень.
Но профессору математики он доверие не внушал, поэтому Марк Рудольфович решил подстраховаться.
- Бумага есть?
Парень выдвинул ящик стола, некоторое время рылся в нем, а потом выудил чистый блок и протянул профессору. Тот оторвал верхний листик, достал из внутреннего кармана пиджака тяжелую перьевую ручку и размашисто написал: «Королев И. И., аудитория 315»
- Вот, фамилия человека и где я его буду ждать.

***
В институт Ваня пошел, что называется, на удачу. Может, удастся поймать преподавателя и договориться о пересдаче. Лучше бы, конечно, просто договориться, но в случае с профессором такие дела не прокатят.
На проходной случился сюрприз. Перебрав все вещи в рюкзаке, Тобольцев понял, что зачетку он взял, а вот вместо студенческого схватил в спешке паспорт. С другой стороны, может, по зачетке пропустят?
Охранник за стеклом сидел в наушниках, пил чай и что-то писал в телефоне. Привлечь к себе внимание оказалось непросто. Но с фантазией у Ивана проблем не было никогда, поэтому он врубил на своем мобильнике вой сирены и сопутствующего мужского голоса «Вы окружены, руки за спину, лицо вниз» на полную мощность, чтобы он перекрыл звук в наушниках. От неожиданности охранник выронил телефон, телефон задел кружку, чай расплескался и залил бумаги на столе.
- Ты идиот! – закричал охранник, снимая наушники.
Ваня отключил звук сирены и убрал мобильный в карман.
- Привет, - сказал, мило улыбаясь. – Мне надо пройти.
Охранник гостеприимно ответил матом, вытирая о форменную рубашку влажный телефон:
- Понаберут даунов… - и осекся, уставился на листик бумаги, пытаясь что-то на нем прочитать.
Ваня тоже туда посмотрел. Чернила расплылись и половину было не разобрать, оставив более-менее четким только «ев И.И., аудитория 315».
- К Марку Рудольфовичу? – хмуро спросил охранник.
- Да! – радостно подтвердил Ваня.
- Назначено?
- Да меня ждут уже! Опаздывать никак нельзя, потому и сирену включил.
- Молчи лучше про сирену! Паспорт.
Тобольцев с готовностью протянул паспорт.
- Тобольцев Иван Иванович, - медленно прочитал охранник, и тихо, едва слышно, пробормотал, - ев… и… и… сходится, - а потом вернул документ. – Тебя в триста пятнадцатой ждут.
- Спасибо! – Ваня широко улыбнулся. – За мной бутылка пива как возмещение морального ущерба!
- Топай уже! – донеслось в ответ.
Тобольцев лихо бежал вверх, перепрыгивая через ступени центральной лестницы.
Триста пятнадцатая была закрыта. Ваня вздохнул и приготовился ждать.

***
Считается, что фраза «проверить алгеброй гармонию» - ирония над попытками рационально постичь произведение искусства. Однако у Ильи была своя точка зрения на этот вопрос. Среди грамот, заботливо и трепетно хранящихся в родительском доме, были в том числе награды за победы и призы на математических олимпиадах. Точные науки Илье очень помогали. Октава, квинта, кварта – это же чистейшая математика. В основе любого звука лежит колебание, которое описывается гармониками. А, значит, здравствуй, тригонометрия и господа Риман и Фурье.
С указанными господами, как и многими другими их коллегами по цеху Илья водил близкое, пусть и заочное в силу понятных причин знакомство. Даже решил получить второе высшее математическое образование. В ВУЗе ему пошли навстречу, пообещав индивидуальный план обучения с учетом будущего концертного графика – при условии, что он докажет свою способность воспринимать материал в объеме и сроках, указанных в этом плане. Поэтому сегодня Илье предстоял вступительный экзамен-собеседование. По забавному стечению обстоятельств профессор, которому предстояло сдавать экзамен по финансовой математике, был однофамильцем консерваторского наставника Ильи – Виктора Рудольфовича Самойленко.
Забавные стечения обстоятельств на этом не окончились. На входе в институт Илью пытались туда не пустить, что-то невнятно бормотали, разглядывая неопрятного вида листок. Лишь после того, как Илья отчеканил свое имя, имя педагога, дату экзамена и название дисциплины, а так же продемонстрировал визитку, его пропустили. Но все равно что-то пробурчали в спину. Впрочем, Илья слушать, разумеется, не стал, а направился к нужной аудитории.
У дверей аудитории его ждало последнее звено в цепи забавных совпадений. Звено нетерпеливо переминалось с ноги на ногу и тоже оказалось весьма озадаченным встречей.
Да уж, люди совсем не то, чем кажутся. В татуированном парне с пирсингом в брови и серьгой в ухе трудно было с первого взгляда заподозрить любителя математики.
А он, смотрите-ка, тут. Давешний знакомец. Ваня. Брат Татьяны Тобольцевой.
После долгого отсутствия, почти позабытый, синий бант вернулся в его жизнь. Не просто вернулся – очень настойчиво стучался. Надо впустить.
Бантиков брат встретил появление Ильи громким и коротким восклицанием.
- Ну, здравствуй, Иван Тобольцев, - ответил ему Илья.
Иван удивленно хлопнул глазами, а потом затараторил:
- Привет! У тебя ручки нет случайно? Мне экзамен сдавать, а я ручку забыл! - потом, видимо, что-то сообразив, добавил: - А ты откуда мое имя знаешь?
- На лбу написано, - хмыкнул Илья. - Ручку тебе профессор даст. - А, кстати… Неужели им на одно и то же время назначили прийти? Не мог же Илья напутать время и фамилию преподавателя? - Тебе на какое время назначен экзамен?
- Ты чего такой жадный? Ручки жалко? - в своем нахальном амплуа ответил любитель украшать себя. Вопрос про назначенное время все в той же наглой манере проигнорировал, вместо этого начал проявлять любопытство. – Слушай, что-то я тебя на потоке у нас не видел.
- У меня индивидуальный план обучения, - ровно ответил Илья. Достал из кармана пиджака золотой «монблан», подарок отца. Пару раз щелкнул. - Если тебя профессор пригласит первым - одолжу.
Иван не постеснялся взять в руки элитную немецкую канцелярию. Повертел, пощелкал, присвистнул.
- Что-то мне подсказывает, что тебя профессор примет первым, - констатировал со вздохом, а потом вдруг посмотрел на Илью с робкой просьбой в глазах: - Давай одновременно зайдем, а?
Это было так неожиданно, что Илья все же слегка растерялся. Неловко пожал плечами.
- Давай, мне не жалко. Решать все равно профессору.
- Не, решать нам с тобой, - снова приободрился Иван. Взъерошил чуб. - Интересно, что он подсунет. У тебя с математикой как? Шпаргалки взял?
Илья едва сдержал улыбку. Все же первое впечатление оказалось верным. Как Иван оказался в данном ВУЗе – это вопрос отдельный, конечно. Но что не от большой любви к точным наукам – определённо.
- Взял, - ответ вышел кратким и сухим – чтобы не рассмеяться.
- Отлично, - совсем воодушевился Ваня. - Слушай, а ты здесь как? Ты же вроде пианист?
От расспросов любопытного Тобольцева Илью спасло появление профессора. Спасло и одновременно озадачило. Профессор Самойленко был не только однофамильцем Виктора Рудольфовича, но и точной его копией. Тот же рост, дородность, темные кудри с проседью, высокий лоб и густые усы. Только вместо неизменной бабочки Виктора Рудольфовича у этого профессора Самойленко был полосатый галстук, немного небрежно повязанный.
- Илья Королев? - спросил профессор таким знакомым низким голосом. Илья нашел в себе силы лишь кивнуть, давя неуместное желание ущипнуть себя. Ну не бывает настолько похожих друг на друга людей, да еще и с одинаковой фамилией! Получается, брат? Брат-близнец? Виктор Рудольфович никогда не рассказывал, что у него есть брат.
- Прошу, - профессор распахнул дверь аудитории, но потом вдруг заметил отошедшего чуть в сторону Ивана. Нахмурился. - А ты тут что делаешь?
- Экзамен пришел... пересдавать, - наглости у Ивана Тобольцева ощутимо поубавилось.
- Ну, заходите, - вздохнул профессор Самойленко. Взгляд его заметно погрустнел.
В аудитории каждый получил свое. Илья – билет, Ване дали решать какие-то задачки – совсем простенькие, насколько мог заметить Илья.
Ответ по билету скоро перерос в нечто совсем иное и увлек преподавателя и будущего студента в дебри высшей математики. Профессор с удовольствием пустился в рассуждения, найдя благодарного слушателя и достойного собеседника. Илья с не меньшим удовольствием включился в диалог, но все равно не мог отделаться от странного ощущения, что говорит со своим наставником о каких-то не тех вещах, и что в аудитории не хватает рояля. Ваня Тобольцев откровенно скучал и чесал «монбланом» в коротко стриженом затылке. Решать задачки он явно не торопился. В конце концов, профессору это надоело.
- Ну, что там у вас получилось, Тобольцев? – Самойленко протянул руку за листком с задачками.
- Можно, я в другой раз приду пересдать? – с несвойственной ему робостью ответил Иван. Выглядел он слегка пришибленным.
- Ну какой другой раз? - вздохнул профессор. – Я завтра к морю отбываю. С вами, Илья, мне все ясно. Спасибо за удовольствие от беседы. Все необходимые документы я подпишу. Буду рад видеть вас в числе своих студентов.
Илья встал, профессор тоже, и они обменялись рукопожатием. Ваня горестно вздохнул и грустно щелкнул «монбланом».
Щелчку «монблана» вторил звонок мобильного. Марк Рудольфович потянулся к карману.
- Оставлю вас на пять минут, молодые люди, - кивнул им Самойленко и вышел из аудитории.
В глазах Вани Тобольцева тоска тут же сменилась воодушевлением. Он вскочил на ноги и мгновенно оказался рядом.
- Слушай, а ты не мог бы посмотреть? - Илье под нос сунули листок с задачками.
Илья бросил беглый взгляд. Было бы на что там смотреть. Чуть сложнее таблицы умножения.
- Проверяешь оба ряда на сходимость, раскладываешь по Фурье. А потом применяешь формулу Муара, что просто.
- Чо?!
Слова, тон и страдальчески изогнутые брови – все это выглядело более чем красноречиво. В который раз за последний час Илья испытал весьма редкое для него желание рассмеяться. Выдернул листок из Ваниных пальцев, снова сел за стол и быстро набросал примерное решение. Подробнее не стал расписывать – для всех будет очень некрасиво и неприятно, если профессор застанет Илью за решением Ваниных задач.
Успел. Но ручку все же пришлось оставить незадачливому адепту финансовой математики - прикусив от усердия кончик языка, Иван принялся спешно переписывать решение на другой листок своим почерком. А Илья решил подождать свою собственность и брата Тани Тобольцевой в холле. Заодно и расписание прикинет поточнее.

*
Все-таки он был везунчиком. Во всяком случае, в этот день точно!
Ваня очень старательно переписал решение в свой листок и, когда вернулся профессор, протянул ему выполненную работу. Нервничал немного, конечно, – а вдруг тот начнет задавать вопросы по решению? Но… снова повезло.
Марк Рудольфович бегло просмотрел записи на листе и сказал:
- Можешь, когда захочешь. Давай зачетку.
После чего вынул известную всему курсу перьевую ручку и поставил «удовл.».
- Почему три? – решил уточнить Ваня. - Тут же все правильно!
Профессор ответил не сразу. Сначала задумчиво смотрел на математические выкладки на экзаменационном листе, а потом пожал плечами:
- За шпаргалки. Еще вопросы есть?
- Нет! – бодро ответил Тобольцев и поспешил к столу забрать рюкзак. Вообще, пора было делать ноги, пока ничего испортил.
Уже у дверей он остановился и, обернувшись, сказал:
- Спасибо.
Марк Рудольфович лишь кивнул головой. Он снова читал этот лист и бормотал про себя:
- А я бы сделал не так. Очень любопытно…
Спаситель Вани стоял у окна и что-то читал в смартфоне. Очень сосредоточенно читал. Сразу видно – умник. Была в детстве такая передача «Умники и умницы», на Тобольцева она всегда навевала тоску, а этот, может, даже участвовал в ней. Туда только таких и набирают.
Ваня подошел к умнику и протянул ему ручку:
- Спасибо, выручил. Я твой должник.
Тот спокойно взял ручку и сунул ее во внутренний карман дорогущего льняного пиджака. Хотя, чему удивляться? Если у него такая тачка…
- На сколько сдал?
- На трояк, - широко улыбнулся Ваня. - Все отлично!
- Тройка на должника не тянет. Ну раз тебе отлично... – умник пожал плечами.
- Да ладно тебе, - дружески хлопнул Тобольцев по льняному рукаву. - Главное, меня на следующий курс перевели! И отцу сегодня отчитаюсь, что все - в сентябре снова пойду учиться. Так что спасибище огромное!
Новый знакомый как-то странно покосится на Ванину руку на своем плече и тихо кашлянул. Хотел что-то сказать?
Ваня руку убрал и участливо поинтересовался:
- Ты где это простудился в такую жарищу? Это все кондиционеры в машине. Пошли?
Умник в ответ согласно кивнул и они, спустившись по лестнице и миновав пост охраны, перед которым Ваня отсалютовал и отрапортовал «про пиво помню», вышли на улицу.
«Мерседес» стоял на парковочной площадке прямо перед ВУЗом, красота такая, что дух захватывало. И подойти захотелось, и снова все рассмотреть, но в этот раз Ваня не решился. Разговор умника с профессором произвел на Тобольцева сильное впечатление, и еще того не понимая и не осознавая, Ваня проникся каким-то едва уловимым трепетом перед новым знакомым. Будучи сам ярко выраженным гуманитарием, Ваня не понимал, как люди могут разбираться в высшей математике, атомной физике, квантовой механике. Это что же у них такое в мозгах, что они все это понимают? Иня испытывал к таким людям что-то сродни благоговения – «бывают же на свете гении». А в том, что этот парень в льняном пиджаке при желании разберется и в атомной физике, и в квантовой механике, Тобольцев не сомневался. И именно это его сейчас сдерживало. Ваня остановился и просто рассматривал машину на расстоянии, как мальчик, который любуется заветной игрушкой через витрину, зная, что даже на Новый год родители ему такую не купят. Им не по карману.
А «льняной пиджак» положил ладонь на ручку двери «мерседеса» и обернулся:
- Тебя подбросить?
- Давай! - слова вырвались раньше, чем Ваня их смог поймать. - Ты сейчас в какую сторону?
- В консерваторию.
- Мне в другую, но я оттуда на метро доберусь.
Боясь, что новый знакомый передумает, Тобольцев быстро сел в машину, пристроив рюкзак на коленях, и стал оглядываться. С прошлого раза в машине ничего не изменилось.
- Ты на ней сколько выжимал?
Молчание было ответом. Умник повернул ключ зажигания и после аккуратно тронулся с места.
Действительно, глупый вопрос. Судя по тому, как он водит, ни одного правила ни жизнь не нарушил. Какое тут «выжимать?». Шестьдесят километров – наш предел. И зачем такая тачка, если все равно не гоняет? Устраивать красивый променад «Консерватория – Университет экономики»?
- Как у сестры прошел эфир? – наконец подал голос неторопливый водитель спортивного авто.
Но ведь помнит про эфир-то! Ваня уже и сам забыл, а этот, надо же…
- Да ничего вроде, правда ей какой-то придурок звонил. Но Таньке часто всякие звонят, сеструха у меня закаленная.
- Это хорошо, что закаленная, - задумчиво произнес умник.
К чему такой комментарий, Ваня не понял. Он вообще мало что понимал в новом знакомом и решил немного прояснить ситуацию:
- Слушай, а я так и не могу сообразить, где ты учишься. Ты пианист или финансист?
- И то, и другое, - в голосе собеседника неожиданно прозвучал легкий вызов: - Что, разве так не может быть?
- Нет, ну почему же, я, между прочим, тоже... и гитарист и этот - экономист.
- С гитарой у тебя так же, как с экономикой? Или получше? – флегматично поинтересовались со стороны водительского сиденья.
- А ты приходи и послушай! - в своем голосе Ваня уловил вдруг тот же самый легкий вызов, что только что услышал у умника.
- Почему бы и нет? Где и когда?
Вот так поворот! Ваня даже не ожидал, что этот… проглотивший смычок, так легко согласится. Где и когда… да если бы он сам знал… тут же нужно подготовиться, ребят собрать, порепетировать… чтоб в грязь лицом перед консерваторским снобом не ударить.
-Телефон оставь, я позвоню, - немного развязно проговорил Ваня, чтоб этот не возомнил о себе слишком. - Мы играем в подвале. Мне ребят собрать надо.
Умник кивнул и, оставив одну руку на руле, вторую засунул под пиджак. Через пару секунд протянул пассажиру визитку.
Ваня визитку взял и присвистнул.
«Королев Илья». Ну вот теперь хоть имя знает, а то уже второй раз в этой машине вместе едут, а он даже не сказал: «Меня Илья зовут». Странно. Тут вообще все странно. Но присвистнул Ваня не по этому поводу, а потому, что под именем значились разные заслуги, в том числе победитель международного конкурса имени Чайковского. И Ваня отлично знал, насколько крут этот конкурс, и что выиграть его могут только настоящие виртуозы. Короче, тут было от чего присвистнуть. Тогда какого этот гений потащился к профессору математики?!
Ответить на свои вопросы Тобольцев не мог, ясно было одно: парень рядом – ННЧО – неопознанная неизученная человеческая особь. Значит, будем изучать. Все-таки, визитка – отличное изобретение. Тут и имя, и фамилия, и телефон, и электронная почта. Только адреса не хватает.
- С чем шел на Чайковского? – Ваня постарался, чтобы его голос звучал непринужденно.
- Первый тур - Брамс, второй - Рахманинов, финал - собственно, Петр Ильич, - ответ прозвучал так же непринужденно.
- Я бы выбрал Листа вместо Брамса... если бы взяли на конкурс, конечно.
И умник вдруг улыбнулся! Ну надо же…
- Я выбирал между Листом и Брамсом, - сказал он, делая аккуратный поворот, - но педагог настоял на Брамсе. А у тебя музыкальное образование, да? – и это прозвучало уже совсем живым человеческим голосом, а не флегматично-машинальным.
- Неоконченная музыкальная школа и курсы по гитаре, но зато есть своя группа. И трансцендентный этюд я фиг сыграю, конечно. Но это реально круто.
Машина остановилась. Илья Королев молчал, словно о чем-то задумался. Ваня уже собрался было открыть дверь, но тут… тут появилась женщина. Она вышла из дверей консерватории и направилась как раз к их машине. Такая женщина…
Нет, Ваня никогда не заглядывался на дам в возрасте, он предпочитал веселых девчонок с курса. Вечеринки, клубы, танцы, хороший секс. На их концерты в подвале тоже собирались красотки, и тогда после выступления можно было замутить что-нибудь веселое. В общем, проблем с личной жизнью у Тобольцева-младшего не имелось, а потребности в постоянстве не было и вовсе.
Но тут… эта женщина в зеленом летнем платье с широким браслетом на запястье… сама элегантность… женщина без возраста… повернула голову, готовясь перейти дорогу… и словно стоп-кадр… исчезли звуки, люди вокруг, город… только она… тонкие руки убирали от лица прядь волос, разноцветная эмаль браслета переливалась на солнце… женщина медленно повернула голову в другую сторону…. А потом к ней подошли какие-то ребята, что-то ей говорили и в итоге увели в сторону.
Возвратились звуки, шум, голоса, сигналы клаксонов, сам город, реальность. Стоп-кадр исчез.
А рядом кто-то тихо покашливал. И Ваня вдруг понял, что это ему ненавязчиво намекают - пора, мол, освобождать салон «мерседеса».
- Слушай, - тихо спросил Ваня, - тебе встречались женщины, которые... ну вот увидел и все - сражен на месте?
- У нас в музыкальной школе была такая одна, попробуй по мытому пройди - сразит на месте.
Ваня вздохнул и сказал:
- Не разбираешься ты в женщинах. Ну все, бывай. Спасибо, что прокатил.
Он вышел из машины и, прежде чем закрыть за собой дверь, добавил:
- Я позвоню.

***
- Ну вот! – удовлетворенно выдохнул Виктор Рудольфович. – Вижу, вижу, что с арпеджио работал.
Илья лишь кивнул. Что ему еще оставалось делать? Профессор Самойленко был тем человеком, которого Илья Королев слушался беспрекословно и с суждениями которого не спорил.
- А может быть, следовало тогда взять все-таки Листа?
Виктор Рудольфович моргнул. Нахмурил свой мощный лоб. И вдруг прояснел лицом.
- Ты все еще думаешь об этом, Илюша? – он подошел и совершенно отеческим жестом взъерошил Илье волосы. Тем самым отеческим жестом, которых давно уже не позволял себе родной отец Ильи и его тезка Илья Королев–старший. У Ильи Юльевича были свои способы и методы сказать о важном.
- Не то, чтобы думаю, – пожал плечами Илья и встал с табурета. – Просто мне тут один человек сказал, что, возможно, Лист был бы лучше.
- Кто этот человек? – тут же взволновался профессор Самойленко. – Он эксперт? Бывал членом жюри на международных музыкальных конкурсах? Кто он, Илюша?
- Он… в некотором роде эксперт, да, - уклончиво ответил Илья. Видел бы Виктор Рудольфович этого эксперта. Хотя наверняка Ваня Тобольцев был в каких-то вопросах экспертом. Однако профессор Самойленко мог вполне даже не догадываться, несмотря на весь свой багаж жизненного опыта, об этих вопросах и сторонах жизни. Илья решил сменить тему от греха подальше.
- Антон сказал, что на следующей неделе договорился о прогоне номере на сцене, вживую.
- Вот как? Замечательно! – обрадовался профессор. Но сначала по его лицу пробежала легкая тень – самым нелепым и парадоксальным образом Виктор Рудольфович ревновал своего ученика к его же импресарио. Самойленко понимал, что делами Ильи кто-то должен заниматься. Учителю тоже надо привыкнуть, что в жизни его ученика наступил новый этап, а это Виктора Рудольфовича очень беспокоило. Илья же не знал, как объяснить наставнику, что окончание консерватории никак не означает, что их пути с педагогом разошлись. Илье еще учиться и учиться. Постоянное совершенствование – вот залог успеха. Но на этом пути ему нужна помощь не только педагога. И поэтому теперь к музыкальному миру Ильи Королёва имеет отношение еще один человек – Антон Голованов. Антону слегка за тридцать, он умен, обаятелен, умеет работать с людьми. Но приступы ревности профессора это никак не отменяло.
Но сейчас со вспышкой раздражения при упоминании имени Антона Виктор Рудольфович справился быстро. И переключил свое внимание на другой, более интересный объект.
- Значит, ты, наконец, встретишься с этой девочкой, Элиной? Она совершено восхитительное создание, я ее видел в «Баядерке»!
Под определением «восхитительное создание» у профессора Самойленко значилась балерина, прима Большого, этуаль Парижской оперы Элина Самсонова. Кажется, она и в самом деле красива. Кажется, балерины все красивы. Надо будет посмотреть фотографии в интернете. Впрочем, Илья не слишком верил снимкам в глянце. На следующей неделе у них назначена с Элиной очная встреча в Большом. Уже на сцене. Только он, она и рояль. И Шопен. Готовится новая экспериментальная программа - идея Антона. Вот тогда и посмотрим, какова на самом деле Элина Самсонова.
- Ах, Илюша! – вдруг взволновался Самойленко. – Уже на следующей неделе? У нас же ничего, ну совершенно ничего не готово!
«Ничего не готово!» - это излюбленная фраза профессора Самойленко. С этой фразой его любимый ученик выиграл конкурс Чайковского. И еще несколько других. Илья снова сел за инструмент, положил руки на клавиши. И вдруг подумал о том, что Элину-то он, положим, увидит живьем через неделю. А вот другая девушка - о которой он думал, скажем прямо, гораздо больше, чем о той, с которой ему выступать совсем скоро на одной сцене – эта девушка скрывается по-прежнему от него за завесой тайны.
И пора эту завесу приоткрыть.
Нет, Илья не будет смотреть фото в интернете, как это можно было бы сделать с Элиной. Но подъехать к зданию радиостанции и взглянуть вживую на то, во что вырос синий бант – пора. На это намекает все, буквально все, включая давешнюю встречу на экзамене. А, кстати, хотел же спросить у профессора…
- Давай, Илюша, с третьей страницы.
Все незаданные вопросы унес Шопен.

***
- С вами были Татьяна Тобольцева и Жека Сургучев. До завтра!
Эфир прошел замечательно, Женечку не мучило заикание, поэтому он блистал красноречием и вообще был на высоте. Таня любила такие дни – когда отключаешь микрофон после нескольких часов эфира – веселого, легкого, с интересными обсуждениями, звонками самых разных, но, главное, нормальных людей, а впереди еще вечер. Потому что сегодня они работали до шести.
- На танцы?
- На йогу?
Чмокнули друг друга на прощанье, широко улыбаясь. Все-таки здорово, когда твой напарник еще и отличный друг. Друг отправился на йогу, Женечка утверждал, что это отдельная философия тела и души, которая способствует очищению организма от ненужных мыслей. Таня в ответ говорила, что ее от ненужных мыслей избавляют танцы, поэтому периодически ходила в клуб латино, там и сальса, и бачата, и полная импровизация, особенно если попадется хороший партнер. Полное расслабление, только язык тела, шаги, повороты, прикосновения и музыка. Каждый танец – отдельная история.
Таня глянула на часы – времени заскочить домой и сменить джинсы на юбку достаточно. Танцевала она исключительно в юбке. На запястье блеснули тонкие серебряные цепочки с подвесками.
Таня взяла сумочку, шлем от мотоцикла, ветровку (на скорости может продуть) и вышла из студии.
На стоянке машин было немного. Выделялся красивый спортивный «мерседес». Около него стоял парень. Краем зрения Таня заметила его худощавую фигуру, темные волосы, тонкие, практически аристократичные черты лица. Интересно, к кому такое чудо?
А дальше все произошло точь-в-точь так, как она себе напридумала несколько дней назад и уже успела об этом забыть. Таня пересекла стоянку, повесила на руль мотоцикла ветровку, собираясь надеть шлем, и услышала за спиной тихий вкрадчивый голос:
- Ну, здравствуй, Татьяна Тобольцева.
И все. Парализовало на месте. Когда Таня смотрела разные триллеры и детективы, то всегда возмущалась: как можно бездействовать? Сходу придумывала штук пять различных выходов из ситуации, и вот, когда это случилось с ней – забыла все напрочь. Даже как дышать. Голос за спиной был такой же, как тогда в трубке, не просто тихий, а какой-то меланхоличный и обволакивающий. Гипнотизирующий.
Время шло. Таня наконец обрела способность дышать и думать. Вспомнила пару фильмов, в которых бравые полицейские твердили, что надо тянуть время, потому что время – главный союзник. Значит, будем тянуть.
- Это Илья? – поинтересовалась, не оборачиваясь.
Он видел только спину, что было очень кстати. Можно аккуратно переместить болтающуюся на плече сумочку ближе к животу и постараться выудить оттуда ключи от мотоцикла.
- Да. Он же Дима. Он же... спаситель твоего брата.
Причем тут брат? Ненормальный.
- Ты больше не завязываешь синий бант?
Фетишист! Сумочка была открыта, Таня нащупала ключи и на секунду прикрыла глаза. Сейчас…
- Завязываю, каждый день перед завтраком, - самое трудное было, чтобы голос звучал ровно, - Ритуал такой.
А потом она резко развернулась и ударила шлемом по голове стоявшего рядом придурка. Со всей силы ударила, выронила шлем и быстро, пока тот не очухался, села на мотоцикл. Руки тряслись, ключом в замок зажигания попала не сразу, но успела – рванула с места. Висевшая на руле ветровка оказалась на асфальте, да не до нее было. Купит новую.
Никогда в жизни Таня Тобольцева, или как ее называли, ТТ, не выезжала так быстро со стоянки, и только влившись в основной поток машин, позволила себе вздохнуть свободно. Без шлема было непривычно, но до дома как-нибудь доберется. Главное, чтобы по пути не остановили доблестные службы ДПС.
Впрочем, обрадовалась своему удачному побегу Таня рано. На светофоре ее догнал зеленый спортивный «мерседес», пристроился рядом и приветственно засигналил. Таня повернула голову и увидела… водителя в своем потерянном шлеме. Он радостно помахал ей рукой!
В ответ Таня показала средний палец и резко тронулась с места, как только светофор переключился. Это была настоящая гонка. ТТ даже представить себе не могла, что такое возможно на переполненных московских улицах. Сердце билось сумасшедше, глаза непривычно остались без защиты, от ветра они начали слезиться, но страх и внутренние злость и ярость гнали вперед. Таня лавировала между машинами, пару раз уже думала, что ушла от погони, но этот маньяк отлично водил! Он словно наперед просчитывал ее маневры, как только Таня думала, что ушла – он тут же оказывался рядом.
И только минут через пятнадцать в последнюю секунду удалось проскочить на мигающий зеленый, оставив «мерседес» стоять на светофоре. После этого Таня резко свернула в переулок и затерялась среди дворов. Вот теперь оторвалась точно. Теперь он ее не найдет.
Как добралась до дома, Таня не помнила. Просто долго еще сидела на мотоцикле во дворе, тяжело дыша и не в силах перекинуть ногу. Сегодня она ушла. А завтра? Что делать? Купить газовый баллончик? Обратиться в полицию?
- Ты чего здесь сидишь? – услышала она голос брата. – И вся бледная. Тебе плохо?
Ваня обнял сестру.
- Слушай, ты не заболела? А шлем где?
- Потеряла.
- Так, ну-ка вставай. Пошли. Будем температуру мерить.
Как хорошо, что есть брат. Балбес, конечно, но это мелочи. Таня оперлась рукой на Ваню и перекинула ногу. Они вместе дошли до подъезда.
- Сейчас примешь душ, выпьешь чего-нибудь и все пройдет. И вообще, я новую песню написал.
- Против кого протестовал на этот раз?
- Не… - Ваня засмеялся, нажимая на кнопку лифта. – Это песня про женскую красоту.
Когда они вошли в кабинку, Таня прислонилась спиной к стенке.
- А вообще, знаешь, - продолжал болтать брат, - меня вот сейчас интересует философский вопрос: зачем покупать спортивную машину, прям крутую, если ездить на ней исключительно шестьдесят километров в час?
Таня вздрогнула. В памяти всплыл зеленый «мерседес».
- Знаешь, - сказала она. – Я вообще бы запретила спортивным разъезжать по городу, только аварийные ситуации создают.
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

летний цветочек Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 16.10.2015
Сообщения: 2204
Откуда: Луганск
>11 Мар 2022 9:30

Спасибо за утреннюю порцию!!😘
Ваня такой Ваня!!😉
Пора-пора по четвертому кругу "родителей" перечитывать!!☺️
_________________

Ава от neanqel
Сделать подарок
Профиль ЛС  

PoDarena Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 25.07.2010
Сообщения: 7487
Откуда: Сибирь-Матушка
>11 Мар 2022 9:38

летний цветочек писал(а):
Пора-пора по четвертому кругу "родителей" перечитывать!!

Отличная мысль!) Приятного чтения, Наташа
_________________
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>21 Май 2024 7:09

А знаете ли Вы, что...

...на сайте ведется каталог авторов самиздата с возможностью найти отзывы на форуме по каждому из авторов

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Участвуйте в литературной игре Фантазия


Нам понравилось:

В теме «Великие слова и мысли по Фрейду»: [img] читать

В блоге автора miroslava: Соня и Николай в романе Толстого «Война и мир», часть 2

В журнале «Литературная гостиная "За синей птицей"»: «Чулок для женской ножки» Тур 1
 
Ответить  На главную » Наше » Собственное творчество. VIP » Я тебя искал(Современный ЛР) [25326] № ... 1 2 3 4 5 6  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение