Солнце и Луна - фик по Сумеркам

Ответить  На главную » Наше » Фанфики

Навигатор по разделу  •  Фанфики в блогах  •  Справка для авторов  •  Справка для читателей  •  Оргвопросы и объявления  •  Конкурсы  •  VIP

Настёнка Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>05 Ноя 2009 13:20

а мне нравится пара Белла+Эдвард, но не в кино!!! ПЛОХО ПОДОБРАНЫ АКТЕРЫ! ФУ!мне понравилось продолжение (хотя и пошловатое, слегка Embarassed Embarassed Embarassed ) =) спасибо
 

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>10 Ноя 2009 10:57

Глава 4. То, за что я так долго боролся - могу потерять в одно мгновенье. Эдвард

Боль и жалость заставляют сжиматься мое вот уже 90 лет как неживое сердце. Я снова сижу в своей комнате, как и несколько часов назад, но уже не с радостью от ожидания того, что проведу ночь возле моей Беллы. О нашем разговоре с ней мне пришлось все рассказать Карлайлу. Он похлопал меня по плечу и сказал, что все образуется. Но я пока не вижу как. От невыносимой муки не знаю, куда себя деть. Я не хотел уходить, но знал, что должен. Если бы я остался, Белла продолжила бы свой бессмысленный спор. Ей нужно побыть одной и все обдумать. Она поймет… со временем и согласится, а я все равно не сдамся. Не могу видеть мольбу в ее глазах! Мне остается только надеяться, что эта идея у Беллы перегорит. Иначе, зная ее упрямство, мне становится действительно не по себе - как только подумаю, что моя любимая и дальше будет стоять на своем. А это запросто! Ей ведь удалось настоять на сексе до превращения и на самом превращении. Ее желания заставляют меня переступать через себя. Моя любовь к Белле – это ее оружие, и она знает, как им пользоваться. Но на этот раз, как бы мне ни было тяжело ей отказывать, я не уступлю. Белла пока не понимает, но все это – ради ее же блага. Когда она станет такой как я, это перестанет ее волновать. Я почти ничего не помню из своей прошлой жизни, значит - и Белла не будет. Мы сможем быть вместе, как захотим. Несмотря на то, что я всем сердцем желаю оставить Беллу человеком, ее превращение – единственный выход из всей этой запутанной ситуации.
В гостиной послышались голоса. Это Элис с Джасом и Роуз с Эмом вернулись с охоты. Не хочу сейчас никого ни слушать, ни слышать! Я закрыл уши руками. Но с моим сверхчувствительным вампирским слухом – не помогло. Я услышал, как Эмметт включил вечерний выпуск СиЭнЭн. Что-то передают о массовых убийствах в Восточной Европе…
Я выпрыгнул из окна и помчался в лес, чтобы остаться наедине со своими мыслями. Краем уха я услышал, как Роуз спросила Карлайла, что со мной случилось. Какая ей разница?! Меня сейчас волнует только одно – моя Белла! А, может, пойти к ней? Запрыгнуть тихонько в ее окно и молча охранять сон самого дорогого для меня человека? Но… если Белла не спит, то, скорее всего, плачет. Если я появлюсь - испорчу все еще больше. Я ведь не смогу спокойно на это смотреть. А она либо прогонит меня, либо прильнет ко мне, ища утешения. Как ни сложно бороться с самим собой, надо подождать до утра.
Я забежал в лес достаточно далеко, чтобы не слышать ни вечерних новостей, ни голосов моих родных. Вот и отлично! Наконец-то смогу все обдумать! Что же нам с тобой дальше делать, Белла?! Снова я заставляю себя страдать. Мне и вправду не стоило возвращаться из Италии. Только вот… Белла действительно покончила бы с собой, узнай она тогда, что меня нет в живых - и Джейкоб на этот раз ее бы не спас. Не может же он сторожить ее круглые сутки! А она - очень изобретательна, если чего-то сильно захочет. Белле удалось бы его обмануть… Интересно, что она придумает на этот раз, чтобы убедить меня дать ей ребенка? Ох, Белла! Если бы я мог… если бы я был человеком - ты получила бы все, о чем мечтаешь! Но нам остается только превратить тебя в такого же монстра, как я. Как я не хочу этого! Мне так нравится видеть румянец на твоих щеках! И я люблю твой запах. Запах человека и… твоей крови. Самый сладкий на свете! Он возбуждает не только мою жажду, но и меня самого. Не знаю, как и что будет, когда ты станешь вампиром. Не могу себе это даже представить! И… больше всего я боюсь тех кошмарных нескольких дней, когда ты будешь корчиться от боли, а мой яд - жечь тебе вены. Ведь в этом тоже буду виноват я! Ты так хочешь, чтобы именно я изменил тебя. А я… не знаю, как мне это сделать. Я не готов. Я бы мог попросить Карлайла, но ты ни за что на свете на это не согласишься. Навязчивая идея - чтобы, как ты говоришь, полностью принадлежать мне. Что ж, я пообещал это взамен на нашу свадьбу. Скоро, очень скоро наступит день, когда Чарли поведет тебя под венец и вложит твою руку в мою…
От чехарды мыслей меня отвлекло шуршание лесных иголок. И это не зверь. Один из вампиров мчится сюда. Наверно, кто-то из моей семьи. И, скорее всего, Элис. Что им надо?! Неужели так трудно на одну ночь оставить меня в покое?! Ну конечно, моя сестричка увидела меня одиноко сидящим под кустом папоротника и решила развеселить!..
Не Элис. Розали! А в мыслях – ничего, кроме гнева. Огромного, всепоглощающего. Ничего не понимаю. Почему она злится? Я ведь ничего ей не сделал. Хотя Розали не всегда нужна причина для плохого настроения, все же в бешенство ни с того, ни с сего и Роуз не впадает.
Я дождался появления из-за деревьев копны светлых, ослепительно красивых в ночном сиянии луны волос моей второй сестры.
Розали подбежала ко мне и остановилась в пяти метрах. Она вся кипит, а я по-прежнему не могу понять причины. Такой рой ее мыслей вводит меня в заблуждение.
- Роуз, чего ты хочешь?
- Эдвард, мне хочется тебя убить!
Я вытаращил глаза:
- За что, позволь спросить?
- Отец мне все рассказал!
- Не понимаю, о чем ты.
- Ты прекрасно все понимаешь! Он рассказал мне о причине твоего угнетенного состояния.
- Если ты пришла, чтобы насолить мне еще больше, то можешь возвращаться обратно. У тебя ничего не выйдет. Да и… Эмметт будет скучать.
- Мы сейчас говорим не обо мне.
- Да неужели? И что же тебе потребовалось от меня, если не в очередной раз плюнуть мне в душу?
- Ты плохо меня знаешь.
- Нет, Розали, я знаю тебя достаточно хорошо. И то, что творится у тебя в голове, в очередной раз доказывает, что ты мне сейчас скажешь какую-нибудь пакость.
- Неужели я настолько тебе противна?
- Сестра, давай не начинать все сначала, о'кей? Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь. Только ради Эммета я пытаюсь быть снисходительным.
- Спасибо, конечно, но я еще раз повторяю – сейчас речь не обо мне.
- Ну что ж, выкладывай, что там у тебя, и проваливай. Только побыстрее. Твое присутствие мне сейчас неприятно. Я хочу остаться один.
- Что ж, хорошо. Эдвард, сначала выслушай меня, а потом делай выводы.
- Что такого ты можешь мне сказать, чтобы еще и заставить делать выводы? Не темни, Роуз. Говори, наконец!
- Если Белла не получит то, что ей нужно – рискует в итоге стать такой, как я. Ты этого хочешь?
Секунды мне хватило, чтобы понять смысл слов Розали. И тут же захотелось ее придушить. Огромным усилием воли я сдержался, чтобы не кинуться на сестру. Не хочу ссориться с Эмметтом.
- Да ты хоть понимаешь, что сейчас сказала?!
- Прекрасно понимаю.
- Ничего ты не понимаешь, ясно тебе?!
- Ошибаешься…
Я не дал ей продолжить:
- Желание иметь ребенка совсем затуманило твой разум? Смирись, наконец, Роуз! У тебя никогда не будет детей. Ты - вампир. А если бы не была им - лежала бы в могиле!
Она отвернулась, пытаясь скрыть обиду от моих слов:
- Не нужно напоминать мне об этом в тысячный раз, братец! Может быть… так было бы лучше…
- Так что же ты до сих пор жалеешь? Ты не выбирала этого, как и любой из нас. Пора уже образумиться!
- Тебе легко говорить, ты ведь мужчина.
- И что?
- А то, что вам непонятно, что это такое - хотеть ребенка! – она перешла на крик. - Вас интересуют только собственные удовольствия!..
- Замолчи!
- Нет! Не замолчу! Я прекрасно понимаю Беллу. Она хочет ребенка, а ты - нет! Если она не станет матерью - будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, а вернее – вечность! И не будет покоя ни тебе, ни ей… Она еще не осознаёт, что это такое. Она осознает, когда навсегда лишится этого. И, возможно, ее характер станет еще хуже моего. Не обрекай ее на такое существование!
- И что ты предлагаешь?! Если я не сделаю ее вампиром, она не откажется от своего желания.
- А зачем ей сейчас отказываться?
- Роуз, не вынуждай меня ударить тебя. Она умрет! Понимаешь? Умрет, если забеременеет от меня. Есть только один шанс из миллиона, что я или Карлайл успеем ее спасти!
- Хм, ты не единственный, кто может дать ей ребенка.
- А ты думаешь, я ей этого не предлагал?
Я отчаянно пытался разобраться в мыслях Розали, но, кроме вспышек злости, ничего не мог понять.
- Ты не умеешь убеждать, Эдвард.
- Ты что, Беллу не знаешь? Она ведь упрямая! Она отказалась от усыновления и от искусственного оплодотворения.
- Вот как раз на ее упрямстве ты и можешь сыграть.
- Роуз, выкладывай все начистоту, а то я никак не могу разобраться в твоей пустой кукольной голове!
- Ты мог бы попросить кое-кого другого убедить ее в этом, раз твои доводы больше на нее не действуют. Посмотри на нее. Вот что ей нужно - ребенок! А знаешь, кто ее может убедить в этом да еще и дать его ей?
В ее голове, наконец, появилась первая отчетливая картинка. Джейкоб Блэк!
- Сестра, я не хочу, чтобы Белла снова повредила себе руку. Как ты себе это представляешь? Чтобы он ее убеждал сделать искусственное оплодотворение? Да она врежет не только ему, но и мне потом за эту идею!
- Ну… я имею в виду не совсем искусственное…
Розали опять отвернулась и на ее губах проскочила едва заметная улыбка. В голове появилась не совсем приличная картинка.
- Ты что, совсем спятила?! Что это значит?
- А то ты не понял, что сейчас увидел у меня в голове?
- Я-то увидел, но… что ты предлагаешь?
- О, не будь таким недогадливым, Эдвард. Да! Он единственный, кто может уговорить ее забеременеть. Если не искусственным путем, то значит - естественным. Ты думал, я убеждала тебя согласиться на ее предложение иметь ребенка именно от тебя? Ты ошибся. Я не такая дура, чтобы верить в сказки, что Карлайл или ты успеете ее спасти. А вот если отцом станет этот щенок - никакой опасности не будет. Он – почти человек. Да и… держу пари - Белла сейчас скучает по нему.
- Розали, это самая глупая мысль, которую я от тебя когда-нибудь слышал!
- Можешь думать, как хочешь. Но это действительно единственный выход.
- Какой выход? Отдать ему Беллу, чтобы он сделал ей ребенка, а потом вернуть ее себе?! И ты думаешь, он согласится?
- Ты же знаешь, он готов пойти на все ради нее. Он, конечно, мазохист, но вспомни, сколько раз этот щенок так уже делал, не задумываясь о последствиях для себя самого. А сейчас эта идея окажется для него даже заманчивой.
- А как же Белла?
- А что Белла? Если ребенок – это все, что ей нужно, то неважно, кто станет отцом. Или ты не согласен? Тем более, кроме него ее не сможет убедить никто, понимаешь? Ты ведь знаешь про их почти «мистическую» связь… Да и она тоже любит его, - безжалостно добавила Роуз.
Я не нашел ответа. Розали всегда найдет способ сделать мне больно. Я опустился на землю, прижимаясь спиной к огромному стволу обросшего мхом дерева.
- Роуз, а если…
- Что «если»?
- А если ей понравится, и она останется с ним? – едва выговорив эту фразу, я уже успел пожалеть, но было поздно.
- Эдвард, ответь мне на один вопрос. Мы с тобой знаем, что пес жизнь отдаст ради нее, но… готов ли ты пойти на все, чтобы она была счастлива? И неважно, с кем?
Я не задумываясь, ответил:
- Да!
- Тогда что же тебя останавливает? Послушай меня, братец. Во-первых, не волнуйся ты так! Если Белла тебя действительно любит, то после первой же ночи с ним прибежит обратно к тебе. Невозможно наслаждаться сексом, если не любишь человека – уж в этом можешь мне поверить. Хочешь - считай это испытанием на прочность для Беллы. Пусть она навсегда для себя решит, кто ей дороже. А это – ко всему прочему, единственный способ. Ты думаешь, если она не говорит тебе, что рыдает о нем, когда тебя нет рядом, то этого нет? Посмотри правде в глаза. Она тоже хочет его.
- Если ты кого-то любишь - отпусти его, и если он к тебе вернется – он твой навсегда…
- Ну, наконец-то умные слова! В общем, ты меня понял, Эдвард. Если она останется с оборотнем, что ж – грош цена Белле и «вашей любви», братец. Но если же нет - не бойся, она прилетит к тебе, как только забеременеет.
- Я действительно могу ее потерять…
- Это однажды уже случилось, тебе не впервой.
Я вспыхнул:
- Когда же у тебя закончится яд, Розали?!
- Не забывай: я – вампир, и яда у меня предостаточно. Но учти, что об этом «испытании» Белла ни сном, ни духом не должна ничего знать. Главная цель – ребенок. Ты увидишь, какой Белла станет счастливой, когда получит его.
- Но… останется еще много чего неясного. Ее превращение и с кем останется ребенок после всего… Не жить же ему в нашей семье! У него будут гены оборотня, и со временем он им станет.
- Это уже ваши с Беллой проблемы, и меня они не касаются. Как и что вы там себе решите – ваше дело.
Я замолчал, думая обо всем вышесказанном. Какие бы у нас с Роуз не были отношения - на этот раз она права.
- Ты так и будешь сидеть?
- Розали, мне нужно подумать, и домой я не хочу.
- Что ж, думай, а мне пора.
Она развернулась, чтобы убежать.
- Роуз!
- Что?
- Спасибо…
Ее лицо потеплело:
- Не за что. Не такая уж я и стерва, как ты думаешь, и желаю тебе только добра, помни это. И… Белле тоже.
- Я запомню.
Она порхнула в заросли вечной зелени и скрылась из виду, оставляя за собой только запах. Слабоуловимый аромат льда и сирени. Эмметт сходит от него с ума… а я никогда не обращал внимания.
Я еще некоторое время сидел, не смея пошевелиться. Как же все неожиданно! То, за что я так долго боролся - могу потерять в одно мгновенье. Но это действительно выход! И я сделаю все, Белла, чтобы ты была счастлива, пусть даже не со мной. Поздно мне думать о себе! Главную ошибку я уже совершил, оставив тебя той осенью - как я думал, навсегда. И жалеть теперь о чем-то тоже поздно. В твоей жизни есть он - и этого уже не изменишь. Если ты не слушаешься меня - может, выслушаешь его?
Впрочем, не все еще потеряно. Возможно, Белла откажется от этой идеи и от мысли забеременеть вообще. Но я должен попытаться. Должен знать, чего же ты действительно хочешь, не прикрываясь только нашими безумными отношениями. Я знаю, что являюсь наркотиком для тебя. Но также хочу знать, что же означает для тебя Джейкоб Блэк. Я еще не сдался и буду бороться до последнего за мою любовь. Я не отдам ему тебя так просто. Но выбор за тобой, Белла. Ты думала, что уже сделала его… И я ведь тоже так думал. Но нет! Тебе еще только предстоит принимать решение, любимая. И у тебя будет желанный ребенок - независимо от того, кого ты выберешь.
Я достал из кармана мобильник и набрал знакомый номер. Через полгудка послышался сонный голос моего друга:
- Алло, привет, друг. Чем обязан в такой поздний час?
- Сет, извини, что разбудил. Есть дело.
- Всегда рад помочь, чем смогу, ты же знаешь.
- Нужно связаться кое с кем…
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Natalee Rostova Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>11 Ноя 2009 11:36

Уррра...дождалась... Very Happy Скажи а нет на каком-нить сайте уже готового этого фика??? preved как в тот раз...
 

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>11 Ноя 2009 22:03

Natalee Rostova, к сожалению нет Tongue. Я его выкладываю по мере написания. А так как в это же время еще и работаю, то выходит не часто. Сори Sad
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>25 Ноя 2009 12:15

Глава 5. Как сложно бороться с самим собой. Джейкоб

Бежать… далеко… от тебя… от любви… от боли… от всего, что напоминает о тебе! Не помогает...
Ловлю ртом холодный воздух, вдыхаю свежий лесной аромат после дождя… Треск сухих веток под мощными лапами и шум ветра, что развевает шерсть и пронизывает до костей… любого, кроме меня – оборотням холодно не бывает. Впрочем, не только оборотням… Забудь!
Бег, охота, сон под очередной сосной или кедром. Вот и весь мой распорядок дня. Я уже забыл, что такое быть человеком. Зато как хорошо чувствовать себя волком! Не слышать бы еще никого из своих - и стало бы просто превосходно. Но вернуться в человеческий облик я не могу да и не хочу. Так проще и так легче. Я ничем никому не обязан и ничего никому не должен. Я свободен… И свобода – самое дорогое и желанное, что у меня есть.
Наплевать на всех, на все, на вампиров, стаю!.. Иногда всплывают мысли об отце… каково ему сейчас? С ним Рэйчел… но ей его даже не поднять, если что… Не буду думать! Нельзя. Если я вернусь – могу не справиться с собой. Я, теперешний, опять опасен – для отца, для сестры… Теперь я понимаю и Рэйчел, и Ребекку. Иногда от боли приходится бежать, потому что это сильнее тебя, ты не можешь справиться. Когда погибла мама, я этого не понимал. Но после того как потерял Беллу…
Белла... Как я ни стараюсь стереть твой образ из памяти, у меня ничего не выходит. За эти недели стало лишь чуть менее больно вспоминать твое имя. Но стоит мне только позволить ему всплыть в памяти – и за именем появляешься ты. Твой голос, родное заплаканное лицо… ты плакала, прижимаясь ко мне, когда я, раненый, толком не мог пошевелиться. Такая хрупкая… я обнимал тебя, а ты не хотела уходить. Я - дурак, наивный дурак, раз поверил, что ты захочешь остаться со мной, раз посмел надеяться! Ведь возможности не было никогда, но упрямая надежда продолжала теплиться, несмотря ни на что. Она одна согревала мое сердце. Я вообразил, что стоит мне сделать первый шаг - и ты будешь моя. Я никогда не должен был переступать черту, целовать тебя и заставлять поверить, что ты тоже меня любишь. Ведь что изменилось? Стало еще хуже… еще больней. Черт со мной - так мне и надо, но ведь ТЕБЕ тоже стало больнее! Из-за меня…
Хотя, если бы ОН не вернулся...
Я почти сделал тебя своей. И ты была готова...
Я ненавижу этого кровососа, он отобрал тебя у меня! Нагло и неблагодарно. А ты… готова на все ради него… даже на смерть. И ты простила ему все, что он с тобой сделал - только ради того, чтобы он не оставлял тебя больше. Жаль, мой план с мотоциклами не удался, я только сделал тебе больно, и ты решила, что я предал тебя. Ты любишь его так, как никогда не полюбишь меня…
И кто меня за язык тянул? Не нужно было мне спрашивать, как ты видишь наше будущее. Твои слова о двух черноволосых детях преследуют меня вот уже которую неделю. Наш дом на берегу моря и наши дети… Почему так больно?! Ведь все, чего я хотел – чтобы ты была счастлива. И ты счастлива… с ним. И снова боль!..
Как мне забыть тебя?! Как перестать видеть твой румянец? Скоро ты лишишься его навсегда… Ты хочешь быть, как твой… Эдвард. Ужасным монстром. Не будет больше моей Беллы. Ты все равно, что умрешь, только еще хуже. Ведь ты будешь… другой… и я не знаю, что стану чувствовать к тебе. Может… при первой встрече мне захочется разорвать тебя, как и твоего… создателя. А может… придется защищать тебя от моей стаи, когда они захотят причинить тебе вред… если ты вдруг станешь опасностью для города. Если начнешь убивать людей.
Я надеюсь, у семейки бледнолицых хватит ума уехать подальше вместе с новообращенной вампиршей… Ох… я не могу! НЕ МОГУ поверить в то, что ты скоро станешь ею! Я не хочу себе это представлять, но… бледная кожа и рубиновые глаза на фоне все тех же каштановых волос!..
Это выше моих сил! Удержусь ли я от соблазна увидеть тебя после превращения? Я хочу и не хочу этого… Лучше, чтобы я никогда тебя больше не встречал! Ни вампиром, ни человеком! Человеком… а я ведь могу и имею право увидеть тебя в последний раз… на твоей свадьбе.
От этой мысли я остановился на берегу озера, переводя дух. Я слишком долго бежал – даже для оборотня. Как же хочу пить! Подойдя к озеру, я напился обжигающе-ледяной воды. Не обращая внимания, что она почти невыносимо холодная, я не останавливался, пока под завязку не наполнил желудок живительной влагой. Простуда мне не грозит. Да и мало что может грозить. Я даже не могу покончить с собой. Наверное… Я не пробовал, но, скорее всего, если попытаюсь разбиться о скалы - встану на лапы уже на второй день, а через неделю смогу бегать как раньше. Опыт схватки с вампирами показал. Уф! Вампиры!.. Пиявки. Я бы не прочь размять кости, гоняясь за вами… а заодно сомкнуть клыки на шее какого-нибудь кровососа! Мне не хватает схватки. Настоящей драки, где исход – только смерть одного из нас.
Да! Это действительно выход! Есть только один противник среди хищников, с которым я не прочь сцепиться насмерть. Терпеть не могу называть его по имени. Ведь это имя – самое сладкое для тебя… Тьфу! Сразу вспомнился его сладковато-тошнотворный запах. Наверное, и на вкус такой же. Хм, а идея «попробовать» таки не гаснет. Не знаю, как совладаю с собой, если встречу его однажды в лесу, а поблизости не окажется Сэма с его приказами. Нет, даже без дурацких указаний альфы я не смогу… Не имею права сделать Тебя несчастной. Господи! Да хоть бы один посторонний кровосос попался, я бы сорвал на нем всю ярость! Куда подевались все пиявки, ради уничтожения которых существуют оборотни?!
Похоже, как назло, в Канаде вампиры не обитают. Здесь нет никого, с кем можно сцепиться, разрывая друг друга в клочья! Только изобилие диких зверей – лосей, оленей или рысей. Но все они не годятся в противники оборотню. Даже гризли, с которым мне посчастливилось встретиться вчера перед закатом, не удовлетворил моей жажды битвы. Я уложил его, наверное, меньше, чем за пять минут - даже не сбив дыхания в схватке. Охота для меня – всего лишь средство выживания. Я никогда не мучаю животное перед смертью, а первое, чего касаются мои клыки – сонная артерия. И больше - никакого сопротивления, а я могу насытиться свежей горячей плотью. Я уже не помню, какова на вкус человеческая пища. Не помню ничего из того, что готовил отцу, и чем угощала меня когда-то ты, Белла…
Я так тоскую по нашему времени! Когда ты приходила ко мне, и мы могли не разлучаться с утра до вечера! Ты с таким интересом наблюдала, как я чиню мотоциклы. Да мы могли вообще ничем конкретным не заниматься - и нам все равно никогда не бывало скучно вместе. Самые счастливые дни в моей жизни! До моего изменения и до того, как ты ушла от меня… к нему…
Я улегся на сырую землю, закрыл глаза и опустил голову на передние лапы. Зачем я снова вспоминаю об этом? Зачем в который раз истязаю себя?! Почему это так прочно засело во мне, и никакие усилия не помогают разорвать стальные нити, что связывают нас с тобой, любимая?
Я знаю, что способно мне помочь. Запечатление. Но как? Где искать ту, что станет моим новым миром? На какую девушку я ни смотрю, все равно сравниваю ее с тобой. И пропадает желание искать кого-то вообще. Возможно, не сейчас, потом… когда ты перестанешь быть собой, я и возобновлю поиски той, единственной. А что, если мне не суждено ни с кем связать судьбу и единственной для меня навсегда останешься ты? Я буду жить со своей болью невообразимо долгую жизнь оборотня. И даже после смерти мне не будет покоя. Я буду преследовать тебя как невидимый призрак, как ангел-хранитель всю оставшуюся тебе вечность…
- Джейкоб, ты снова за свое?
- Что? - я будто проснулся ото сна. – Сет, оставь меня в покое! Я не хочу никого слышать. Почему бы вам всем просто не отвалить?
- Ну зачем ты так? Что мы тебе сделали?
- Ничего! А самое лучшее, что могли бы сделать – не вмешиваться! Я не для того свалил, чтобы выслушивать ваши нюни по поводу меня. Мне одному хорошо. И точка!
- Да ради бога, Джейк. Хочешь быть один - никто тебя не держит, и ты же знаешь, что Сэм никогда не прикажет тебе вернуться, пока ты сам не захочешь. Но что же нам делать с нашей сущностью? Мы же не виноваты, что можем слышать тебя…
- Да слушайте, сколько хотите, только нечего лезть не в свое дело!
- Как знаешь.
В голосе друга проскочили обиженные нотки, но Сет честно пытался не акцентировать на этом внимание. Думает, я не замечу.
- Знаю я… Сет, извини. Просто хочу, чтобы меня оставили в покое.
- Хм, наверное, не получится. Я, в общем-то, к тебе по делу.
- По какому еще делу?
- Это касается Беллы…
- Она снова спрашивала обо мне? Ты ведь знаешь, что ответить.
Белла, постоянно задающая одни и те же вопросы, доставала Сета, а тот своими воспоминаниями - меня. Что она ему говорила и как в этот момент выглядела… Всегда опущены уголки рта, всегда увлажнены глаза… Зачем ты это делаешь, милая?! Разве мы не выяснили все от начала и до конца? Я знаю, ты скучаешь, но я не могу вернуться. Прекрати скучать обо мне! Ни к чему хорошему это не приведет. Забудь меня! Впрочем, ты и так скоро забудешь. Жаль, что этим же не могу похвастаться и я.
- Я не от Беллы. И не от твоего отца. Ты удивишься.
- Ну что ж, удиви меня.
Сет включил в голове картинку разговора по телефону и полностью мне его воспроизвел.

- Алло, привет, друг. Чем обязан в такой поздний час?
- Сет, извини, что разбудил. Есть дело.
- Всегда рад помочь, чем смогу, ты же знаешь…
- Нужно связаться кое с кем…
- Я тебя слушаю.
- В общем, мне нужно поговорить с Джейкобом.
- Эдвард, не думаю, что это хорошая идея. Если ты насчет свадьбы, то он знает и передал, что придет, если решит. Но он пока не решил, так что…
- Нет, на этот раз разговор не о свадьбе, хотя тоже касается Беллы.
- Ну ладно, выкладывай, что там у тебя.
- Сет, это не телефонный разговор, и я хотел бы встретиться с ним лично.
- Не уверен, что он согласится.
- Просто передай, что это вопрос жизни и смерти, и это не касается меня, это ради нее. Передашь?
- Ну конечно, не вопрос, только вот…
- Что?
- Я не могу ничего обещать.
- А я от тебя и не требую обещаний, просто воспроизведи Джейкобу наш разговор. Добавь, что он очень нужен Белле.
- Это она тебе так сказала?
- Нет, она даже не вспоминает его при мне, но я знаю, что говорю, Сет. Есть один вопрос, который мне без Джейкоба не решить. Это очень важно, поверь мне.
- Да верю я. Хорошо, я все передам, как ты сказал.
- Спасибо.
- Не за что, друг. Всегда можешь на меня положиться.
- Я знаю и ценю это. Пока.
- Пока.


- Джейк?
- Что?
- Ну, что скажешь?
- Насчет чего?
- Не притворяйся, ты все слышал.
Я от ярости еле держу себя в руках. Сет это знает, но не подает виду – его голос все так же спокоен.
- Слышал. Милая беседа, однако. Вы так сдружились…
- Джейк, я не о том.
Вот ей-богу! Был бы я сейчас человеком - давным-давно бы уже перевоплотился в волка. И врезал бы Сету - несмотря на то, что он мой друг. Но я и так волк. И, скорее всего - навсегда.
- А о чем?
- Да ты перестанешь строить из себя невинность? Ты все понял. Эдвард хочет с тобой встретиться. Что мне передать?
- Передай, чтобы катился!
- И это все?
- Можешь передать еще, чтобы прихватил с собой тебя!
- Джейкоб!
- Что «Джейкоб»? Вы что, поиздеваться решили?!
- Если Эдвард попросил меня лично, значит, на то есть причина.
- Тьфу! Не называй его по имени при мне… Какая причина?! Ты что, совсем?! Я не вернусь! Ясно? Про свадьбу я еще ничего не решил, но вернуться сейчас – ни за что!
- Но Белла…
- Что «Белла»? Зачем я ей понадобился вот так - ни с того, ни с сего? Хочешь, я тебе расскажу? Скорее всего, она не выдержала и попросила своего ненаглядного позвать меня. Будто я его послушаюсь… Она соскучилась и заплакала при нем, а я знаю – на него это отлично действует. Если кому-то от этого станет легче – я тоже скучаю. Но я не собираюсь возвращаться и быть рядом с ней, отсчитывая дни до ее превращения в монстра.
- Тебя никто не просит возвращаться. Просто встреться с ним.
- А для чего? Думаешь, он меня убедит?
- Не думаю. Но неужели тебе не интересно узнать, что у них случилось? Любопытство не распирает?
- Как же я хочу сейчас уложить тебя на лопатки, Сет! Что у них могло случиться? Она выбрала ЕГО! Разве этого недостаточно? Зачем доставать меня теперь? Я ушел, чтобы не видеть ее и не попадаться ей на глаза. Так будет лучше для обоих. Она винит себя, но скоро это пройдет. Она, наверное, даже не будет помнить, кем я был для нее…
Горло перехватило, и я замолк. Сет не преминул этим воспользоваться и продолжил за меня:
- Друг, поверь - я знаю, как тебе больно…
- Что ты можешь знать?!
- Я сейчас чувствую это…
- Извините, что доставляю вам неудобства. Как же я хочу отключить все голоса раз и навсегда!
- Ты хочешь совсем одичать?
- Плевать!..
- Слушай, ты становишься похожим на мою сестру.
- Сет, я все сказал. Возвращайся к своим. Я не приду.
- А может, все-таки подумаешь?
- Вот когда подумаю, тогда и дам знать, о’кей?
- Ты обещаешь хотя бы подумать?
- Сет, такое впечатление, будто ты или кто-то из стаи не узнаете, о чем я буду думать.
- Ну, все равно…
- Разговор окончен! Можешь и дальше якшаться со своим «другом».
- Как хочешь, я ушел.
Тишина. Сет вернулся в облик человека. А ярость во мне не перестает кипеть. День близится к закату. Пора отправляться на поиски ночевки, чтобы не отморозить себе зад на берегу озера. Точнее, не «отморозить» - мерзнуть-то я как раз тоже больше не могу, но все равно – попробуй засни на сквозняке. Я помчался со всех лап. Деревья превратились в одно смазанное коричнево-зеленое пятно. Начинает доставать голод, но желания гоняться за зверьем нет никакого. Не сегодня…
А еще я не спросил об отце. Конечно, если б что-то случилось, Сет сообщил бы это немедленно, но все же… Хорош ты, Джейк, нечего сказать!
Вот! То, что надо! Холм в окружении толстых кедровых стволов, преграждающих любой порыв ветра. Я спустился с холма и прилег, прислонившись боком к дереву. Идеальное место для ночлега. Сухо и уютно. Почти как дома. Хотя… это и есть теперь мой дом – бескрайние просторы лесов…
Лежу битый час - не меньше, а царство Морфея никак не желает принимать к себе бездомного волка. Я успел успокоиться, но только и всего. По-прежнему обуревают противоречивые чувства. Ведь Сет прав – любопытство распирает. Я знаю, что зря нагрубил «другу вампиров», но по-другому бы братишка не отстал. Зачем я понадобился Белле? Почему она не хочет покончить с этим и попытаться забыть меня? Она не верит, что сможет. Знаю, моя девочка, я тоже не могу. Но так будет лучше. А ты все равно забудешь…
Огромная слеза скатилась по моей морде и упала на землю. Хорошо, что сейчас никто не наблюдает за мной. Здоровущий волк – и ревет, как девчонка!
Мы все сказали друг другу, Белла. Зачем снова бередить старые раны? Зачем возвращаться к тому, что уже никогда не вернуть и не изменить?
Как же сложно бороться с самим собой! Я ведь действительно хочу узнать, что такого может сказать мне кровосос. Но при этом я уверен – это то, о чем я думаю. И я только насолю себе еще больше, если услышу из его уст, что же она говорила ему, чтобы увидеть меня.
Черт! Я не могу!.. Не могу сопротивляться самому себе. Ну где же вы, когда так нужны?! Как порыться в мозгах, так тут как тут, а когда кто-то нужен… Так и быть, я встречусь с… Эдвардом. Но пусть пеняет на себя!..
Прошло еще два часа, а на связь никто так и не вышел. Какое-нибудь дурацкое шоу, что ли, всей стаей смотрят?!
На небе ярко светят звезды. Где-то наверху в хвойных ветках гуляет ветер, но здесь ему меня не достать. Я плюнул и потихоньку начал засыпать.
- Ненавижу, ненавижу, ненавижу!.. Что мне сделать, чтобы стало хоть немного легче видеть их вместе?! Эмили и Сэма! Моего Сэма! Уже не моего… Почему?! Когда же я привыкну?..
Странный сон. Мне никогда еще не снилась Леа.
- Это не сон, дурак. Это действительно я. Извини. Я думала, что никого нет.
- Леа, ты мне сейчас как бальзам на душу.
- Что? Ты со скалы не прыгал случайно? Мозги не повредил?
- Со скалы не прыгал, но насчет мозгов не уверен. Можешь передать кое-что Сету? Разбуди его и скажи, что я приду.
- Куда?
- Не твое дело. Просто передай.
- Ну ладно, не мое так не мое. Могу и не передавать, кстати. Я ведь не обязана…
- Извини, Леа. – Джейк, хватит уже сегодня на всех рычать, в самом-то деле! – Я действительно не хочу говорить. – И думать – тоже, так что – не надейся…
- Это действительно не может подождать до утра? А то мой брат умеет очень громко ругаться, если его будят в такой час.
- У вас же сейчас день.
- Да, но он устал и просил не будить.
- Леа, мне что, уговаривать надо? Разбуди его… пожалуйста…
- Ну раз пожалуйста, то так и быть. Жди.
- Спасибо.
Она ухмыльнулась и исчезла из моей головы. Через пару минут я услышал заспанный голос ее брата:
- Я слушаю, Джейк.
- Тебе Леа ничего не сказала?
- Сказала только, что ты попросил меня разбудить. Ты подумал?
- Да, и решил… Я приду, но при одном условии.
- Каком?
- Я буду волком. И встретимся на нейтральной территории. В Форкс я не вернусь.
- Это уже второе условие.
- Сет!
- Ладно, молчу. Скажи, когда и где.
- На границе США и Канады. Возле Ванкувера. Когда угодно. Я уже бегу туда. И еще передай, чтобы не опаздывал.
- Сейчас же передам.
- Спасибо.
- Это тебе спасибо.
- Эй, я никому не делаю одолжений, усек?
- Не вопрос. Беги, он будет ждать.
- Подожди. Как там Билли?..

… Я приближаюсь к границе родной страны, и в голове вновь навязчиво гудят голоса остальной стаи. Все в сборе. Они что, не доверяют мне? Думают, я нарушу договор? А, плевать. Скоро я узнаю, зачем понадобился злейшему врагу.
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>26 Ноя 2009 23:20

Глава 6. Душевная боль намного сильнее физической. Эдвард

По небу плывут тяжелые облака. Сильный холодный ветер, несмотря на то, что сейчас лето, клонит к земле тяжелые разлапистые ветви. Звери попрятались по своим логовам в ожидании бури. А кто не успел - сейчас убегают прочь, чтобы найти убежище от дождя, который вот-вот начнется. Как все просто и предсказуемо в природе…
От наблюдения за дивным миром флоры и фауны почти на границе США и Канады меня резко отвлек отдаленный шорох тяжелых, передвигающихся с немыслимой для обычного зверя скоростью, лап. С каждой секундой оборотень все ближе и ближе. Зверь мчится за моей спиной, но я не боюсь, что он вцепится клыками мне в шею. Не посмеет. Я его знаю - он никогда не сделает ей больно… в отличие от меня…
Что же я за чудовище?! Приношу только страдания самому дорогому для меня на этой планете человеку! Белла, несмотря на то, что я сейчас не с тобой, я постараюсь сделать все, даже пойти на сделку с врагом - только чтобы хоть немного загладить мою вину. Твое счастье и благополучие… нет ничего важнее для меня! Однажды я уже испортил тебе жизнь и не намерен делать это снова. Розали мне очень помогла - раскрыла глаза на мои поступки. Если тебе нужен тот, кто сможет дать тебе все, чего навеки лишен я – значит, я пойду на что угодно, чтобы все у тебя и было!
- Так и будешь стоять, делая вид, что наблюдаешь за тучками?
Зная, кому принадлежит этот голос, я медленно обернулся:
- Здравствуй, Джейкоб.
- И тебе не хворать. Хотя что-то ты совсем неважно выглядишь. Неужели вампиры стали уязвимы к болезням?
- Душевная боль намного сильнее физической, - я посмотрел прямо в его огромные волчьи глаза. - И тебе, как никому, это известно.
Немедленно послышались ругательства в мой адрес, но Джейкоб тут же постарался прервать их непроизвольный поток. Я знаю, что задел соперника за живое, и в этот миг он готов порвать меня в клочья. Насколько же сильно Джейкоб меня ненавидит! Понимаю - есть за что. И то, с каким трудом ему дается самообладание, в очередной раз доказывает это. В его голове я отчетливо различил предупреждения вожака стаи держать себя в руках. Джейкоб даже не соизволил ответить.
- Говори, что тебе от меня понадобилось, и проваливай. Если это то, о чем я думаю, то можешь даже не стараться лишний раз открывать рот. Если я решу прийти, вы узнаете об этом не раньше, чем в день свадьбы.
- Ты даже не представляешь, что я тебе сейчас скажу и о чем вынужден просить, а может - даже умолять. Пожалуйста, Джейкоб, отнесись со всей серьезностью к тому, что сейчас услышишь, и знай: мне от тебя ничего не нужно, но ты нужен Белле.
- Что, наша девочка дала волю слезам, и ты при первой же возможности решил прийти ко мне? Я уже сказал тебе – можешь не стараться. Сам знаешь - лучше, чтобы Белла меня больше не видела. Нет ничего, понимаешь - НИЧЕГО, что могло бы меня убедить или заставить вернуться раньше, чем нужно мне (да и ей)! Ты хочешь, чтобы Белла вновь заливалась слезами, терзаясь чувством вины из-за меня? Или ты совсем гордость потерял, раз стоишь сейчас здесь?
- Ты ничего не знаешь. Белла действительно сейчас страдает, но как бы ты ни тешил себя напрасными надеждами – вовсе не из-за тебя. Это я виноват, что не могу быть для нее правильным монстром.
- Кто бы говорил! И с чего это такой вывод?
- Я не могу дать ей то, что она хочет.
- Хм, интересно. Тогда дай угадаю. Наверняка, Белла из кожи вон лезет, чтобы убедить тебя провести медовый месяц по всем правилам, а ты, я так понял, не потерял еще последние остатки разума и не поддаешься. Только при чем здесь вообще я? Отговорить, что ли, должен. Не на того напал! Она не виновата, что ты затуманил ей голову своим вампирским красноречием и лицом с обложки модного журнала. А теперь она не знает, что с этим делать, и требует от тебя невозможного. Я прав?
- Почти.
- Ну знаешь ли, детали меня не интересуют. Я могу идти? И знай: я был НЕ РАД тебя увидеть. Ты зря старался.
- Джейкоб, я попрошу тебя не уходить и выслушать меня до конца. Ты очень удивишься тому, что я скажу.
- Пытаешься меня заинтересовать? Готовишь почву, так сказать?
- Думай, как хочешь. Ты сам решишь - убегать обратно в лес или вернуться в Ла-Пуш…
- Я НЕ ВЕРНУСЬ! – эти слова раздались в его голове громом.
- Как знаешь, я тебя не заставляю. Решение только за тобой.
- Да говори уже, черт тебя задери! А то я тут и состарюсь.
Состаришься? Дождешься от тебя! Ты можешь прожить столько же, сколько и я, и прекрасно об этом знаешь.
- Хорошо. Белла хочет ребенка…
Джейкоб покатился по земле, заливаясь диким хохотом. Мне пришлось выждать долгих три минуты, пока он успокоится. Оборотень поднялся на задние лапы и посмотрел на меня. Сверху вниз.
- Давно я так не веселился. Девочка хочет стать мамой! Хорошо, что она это поняла. Я так понимаю, вопрос с ее вампиризацией снова вынужденно отложен?
- Не в этом дело. Белла хочет стать такой, как я, сразу после свадьбы. И мы… мы планировали, что наш медовый месяц будет как у людей, но…
- Что ты сказал?! Что значит «как у людей»? Ты совсем страх потерял или ради своего удовольствия тебе на нее уже наплевать?! Ты убьешь ее! Ты это понимаешь?! – веселье сменилось всепоглощающим гневом.
- Я не убил бы ее. Мы об этом много раз говорили.
- И чем докажешь? Да вы же созданы, чтобы убивать в порыве страсти! Не смей прикасаться к ней, иначе будешь иметь дело со мной!
- Успокойся, Джейкоб. Я не трону ее, как бы ей этого не хотелось. И не из-за того, что ты сейчас сказал. Ты меня не знаешь. Я бы никогда не убил ее. Но есть кое-что другое, что мешает нам… сблизиться. Понимаешь, я недавно узнал, что девушка может забеременеть от вампира… Но…
- Что?! Кто тебе такое сказал?!
- Мой отец. Он встретил в Южной Америке существо – полувампира, плод человека и вампира.
- Так значит, вас еще больше, чем я думал. Отродья сатаны! И Белла это узнала и хочет от тебя ребенка?
- Да, но я не могу ей его дать. Дело в том, что мать не выживает при родах. Ребенок обладает нечеловеческой силой, растет в утробе за считанные недели, а не месяцы, и когда появляется на свет - убивает мать.
- Ты ей об этом рассказал?
- Да.
- И что?
- Ты же знаешь, как Белла упряма да еще, как оказалось, изобретательна. Она хочет, чтобы после родов я превратил ее в вампира. Экстренный случай. Как было со мной, Розали и Эсме. Когда, кроме этого выхода, другого нет.
- И что ты ответил?! – глаза волка запылали ненавистью и презрением, с каждым словом они наливались злостью, и будь это не Джейкоб - я давно уже был бы расчленен клыками оборотня. Мне в соперники достался оборотень с лучшим самоконтролем в стае. Повезло… если считать это везением.
- За кого ты меня принимаешь?! Хоть ты и не выносишь меня, я тебе скажу – я никогда не пойду на то, что причинит ей боль. Знай это. Белла стоит на своем, но я никогда не соглашусь. Укусить ее – не выход. Это может не помочь, если будет слишком поздно. А я не намерен рисковать жизнью Беллы. Но ей этого не понять. Она даже выгнала меня, не дав остаться рядом с ней, чтобы утешить. Как только Белла узнала, что может родить от меня - это превратилось в навязчивую идею, и я не смог ее переубедить.
- Ну, наконец-то вы поссорились! А я уж думал – такому не бывать. Ваши настолько идеальные шуры-муры заставили меня засомневаться в этом.
- Да, поссорились, и это меня очень огорчает. Ей сейчас плохо…
- На меня не надейся!
- Подожди, я не все сказал. Она все так же хочет ребенка. Я предлагал ей усыновить или сделать это в лабораторных условиях, но она не соглашается.
- Как вижу, у вас безвыходная ситуация. И ты жалеешь, что ты - не человек.
- Я не могу это изменить, как бы ни хотел. Но также не могу навсегда лишить Беллу того, для чего рождена женщина – быть матерью.
- Значит, ты таки согласился?! – он опять запылал гневом, строя свои догадки.
- Нет, я никогда не уступлю, но я подумал… вернее не я, а моя сестра подсказала мне поговорить с тобой.
- Не понял.
Пару секунд я ждал его ответа. Он честно попытался переварить сказанное, но намека, видимо, не уловил. Что ж, придется пойти напрямую.
- Джейкоб, если ей нужен ребенок, то я согласен, чтобы он был твой…
Не успел я договорить, как услышал оглушающий рык, и в сотую долю мгновения огромный зверь припечатал меня к земле. Внушающего размера клыки оказались сантиметрах в пяти - не дальше! - от моего горла! Такой молниеносной реакции я еще не встречал. Даже не успел понять, что он собирается делать. Слишком быстро! Я только и успел, что ухватить оборотня рукой за морду и попытаться отодвинуть от себя. Безуспешно. Всего лишь не дал ему вцепиться мне в горло. Он оказался невероятно силен и может прямо сейчас убить меня. У него не только лучший самоконтроль – Джейкоб еще и самый сильный в стае. Я – быстрее любого в моей семье, но скорость оборотней выше – об этом не стоило забывать. А я – все-таки не Джаспер с его столетним боевым опытом. Я слишком положился на мой дар, но прочесть мысли врага тоже не успел…
- Остановись… - я выговорил это едва слышно. - Вспомни о Белле!..
- Ты больше не нужен ей, ты безнадежен для нее, и я убью тебя! За то, что посмел произнести эти гнусные слова!..
Внимание Джейкоба резко переключилось, и ему пришлось ослабить хватку. Сэм Улей со своей стаей мчится к нам на предельной скорости:
- Отпусти его сейчас же! Это приказ!
Джейкоб едва не упал под тяжестью этих слов прямо на меня. Ему пришлось одновременно бороться и с самим собой, и со мной. Джейкоб крепко зажмурил глаза, пытаясь сопротивляться приказу. Но это - выше его сил, выше сил любого оборотня. Для волка приказ вожака - сильнее стаи вампиров. Меня Джейкоб может убить, но не подчиниться Сэму - нет. Прогоняя наваждение, он отодвинул в сторону клыки, и его натиск ослабел. Я не преминул воспользоваться моментом - вывернулся из лап врага и, схватив за шиворот, в пол-оборота отшвырнул его метров на пятнадцать. Тот ударился о сосну – и тут же поднялся на лапы. Тряхнув головой, чтобы прийти в себя, Джейкоб снова заговорил, но не со мной:
- Возвращайтесь к себе, Сэм, я не трону его. Клянусь. Ты же видишь, я не смею не повиноваться. Мы еще не закончили разговор.
- Джейкоб, лучше будет, если мы…
- Если вы развернете свои хвосты в другую сторону и отвалите!
- Как знаешь, мы не покажемся на глаза, но будем неподалеку.
Медленно и устрашающе волк двинулся в мою сторону, пока я поправлял разорванную когтями одежду.
- Твое счастье, что я не вожак - иначе тебя бы уже не было среди живых. О чем это я? И среди мертвых - тоже! А ты, оказывается, не так уж и неуязвим со своей суперспособностью читать мысли. Главное – вовремя и неожиданно напасть.
- Джейкоб, если бы ты это сделал - Белла осталась бы несчастной на всю оставшуюся жизнь! Мне плевать на себя. Я боролся только из-за нее. Я не прощу себе, если она потеряет меня снова! И буду с ней до тех пор, пока она нуждается во мне. Пока не прогонит меня. И до тех пор ты не имеешь права прикасаться ко мне, щенок! – не сдержался я.
- Лучше бы ты не раскрывал лишний раз свой гнилой рот, кровосос! Тогда точно целее будешь!
- Не получится. Мы еще не закончили. Ах да, кстати: я бы никогда не посмел поднять руку на тебя. Я знаю, что ты значишь для нее. Жаль, что ты до сих пор не понял, кем для нее являюсь я.
- Ошибаешься. Мне никогда не забыть ее стеклянных глаз, и как она пыталась защититься неизвестно от чего, когда обнимала себя руками - стоило ей лишь вспомнить о тебе! Она не говорила мне об этом, но я знал, о ком она думает. Я был рядом, но не мог ей помочь! Она всегда была далеко от меня. Там, где есть ты - и мне этого никогда не изменить!
- Как и мне не изменить того, что пришлось тогда уйти от нее. Но я не хочу вспоминать сейчас об этом. Мы говорили о другом. Давай забудем все, что сейчас произошло, и поговорим серьезно. Как мужчина с мужчиной.
- Ты - не мужчина! И то, что ты мне сейчас предложил - в моих глазах втоптало тебя в грязь окончательно!
- Я сказал это на полном серьезе, без шуток. Какие шутки, если на кону ее жизнь! А ты слишком эмоционально реагируешь. Включил бы мозги сначала, прежде чем закатывать истерику. Ты совсем помешался на своей боли и ревности. Я не виноват, что она любит больше меня, чем тебя…
- Нет! В этом виноват именно ты! Если бы ты не вернулся, она была бы счастлива со мной, и я дал бы ей все…
- Значит это - судьба, называй, как хочешь. Но мы с Беллой должны быть вместе. И я не могу ничего поделать с тем, что я - вампир. А если она добьется своего - может умереть! Ты этого хочешь?! Я хочу только, чтобы Белла была жива и счастлива. И если она мечтает стать матерью, то…
- Еще одно слово…
- И что? Снова кинешься на меня? Убьешь меня? Давай! Но ты никогда не будешь счастлив с ней после этого. Не давай злости повода затуманить здравый смысл. Я тоже хотел разорвать Розали пополам, когда понял, что она имеет в виду. Кого подразумевает под отцом ребенка.
- Хорошо, оставим эти, как ты говоришь, эмоции. Ты Беллу спросил?
- Джейкоб, боюсь, она еще раз сломает руку - только на сей раз об меня, если услышит от меня такое. Я не смею ей это предлагать, не поставив в известность тебя. А потом…
- А что потом?! Переспать с ней и вернуть ее тебе? У тебя совсем крыша поехала?! Я тебе не спермобанк!
- Ты - единственный, кто может убедить ее изменить решение. Меня она не станет слушать. Но ты можешь повлиять на нее. Я знаю, она скучает по тебе, но не говорит мне этого.
- Ты так и не ответил, что будет потом.
- Это как она решит.
- Знаешь, что она решит? Мне даже не придется стараться. Она пошлет меня и тебя вместе взятых! Неужели ты до сих пор ее не знаешь?
- Я понимаю, что ты знаешь ее лучше, чем я. Может, ты не веришь в это, но я знаю, что так и есть. Вашу связь ничто не сможет разрушить, как бы Белла ни любила меня. Вы – часть друг друга, и мне никогда этого не изменить.
- И что с того? Она не согласится, понимаешь?! Иначе она бы послушалась тебя, и вы усыновили бы чужого ребенка. Я ничем не отличаюсь от донора из пробирки.
- Отличаешься. Она любит тебя. Нужно только постараться убедить ее. Она отказывается от чужого ребенка, а твой будет не чужой. Она будет любить его, так как это твоя кровь.
- Ага, и вырастит его в логове вампиров. И тебя он будет звать «папой»! Спасибо, обойдетесь! А ты в курсе, что у МОЕГО ребенка будут МОИ гены оборотня? И если его сущность проявится в нужном возрасте – а она проявится, рядом с толпой кровососов! - ты хоть представляешь, что тогда случится?! Хотя можешь даже не представлять. Если допустить даже мысль о том, что ты просишь - я никогда не отдам вам моего ребенка!
- Джейкоб, сначала подумал бы, что сказать Белле, чтобы она, для начала, согласилась, а то ты уже начинаешь качать права на то, что еще даже не существует.
- Это тебе к сведению, чтобы не тешил себя напрасными надеждами. А насчет Беллы знай - я и словом ей об этом не обмолвлюсь. Если ей плохо - я вернусь, хотя и буду проклинать себя за это всю оставшуюся жизнь. Если я - единственный, кто может понять Беллу и поговорить с ней, чтобы ей стало легче - я сделаю это. Ведь, я так понял, тебя она видеть не хочет, и ей не с кем поделиться своей болью. А все остальное – это мерзко и недостойно даже звучать здесь, при мне. Я отказываюсь! Я не такой дурак, чтобы пойти на это.
- Это для тебя слишком высокая цена? Ты не можешь отбросить свои амбиции в сторону и подумать только о Белле? Мне пришлось это сделать. Пойти на сделку с врагом только ради того, чтобы Белла была счастлива.
- О какой сделке ты говоришь? Я ни на что не соглашался и не соглашусь!
- Джейкоб, пожалуйста…
- Вот те на! Ты меня умоляешь? Может, еще коленки испачкаешь о землю?
- Если тебе это нужно, то - да! Готов стать пред тобой на колени. Готов сделать что угодно ради нее. Она – все для меня, весь мой мир! Мне больно, когда ей больно. А ты… не знаю, тебе стыдно или ты боишься, хотя не понимаю чего - я не успеваю за твоими мыслями. Ты не желаешь понять, что для Беллы это - единственный выход.
- Я не хочу больше говорить об этом. Я возвращаюсь в Форкс.
- Спасибо.
- Это не то, о чем ты думаешь. Я просто возвращаюсь домой.
Джейкоб развернулся и побежал туда, где находилась его стая. Я услышал радостные возгласы его друзей. Он подумает. Он еще даже не успел ни о чем задуматься. Слишком много информации для него за один раз. Когда Джейкоб станет человеком - сможет мыслить более здраво и разумно. Нам некуда спешить. Если будет нужно - я встречусь с ним опять, чтобы вновь просить о том же. А мне тоже пора возвращаться домой.
Когда я вошел в гостиную, Карлайл, Эсме и Розали с Эмметтом были уже там. Роуз сидела у Эма на коленях, и они вместе щелкали пультом каналы. Самой шумной парочке нашего дома доставляет удовольствие следить за картинками на экране и за тем, с какой скоростью они меняются. Родители обернулись в мою сторону, и отец подошел ко мне:
- Ну что, ты поговорил с Джейкобом?
- Поговорил.
В глазах мамы мелькнул испуг – при виде моей разорванной одежды. Хорошо, что здесь нет Элис - она ни одной секунды не дала бы мне находиться в таком виде среди семьи. И жаль, что сестренки нет дома. Встретила бы меня по дороге с комплектом одежды… И сейчас Эсме не волновалась бы.
- Сынок, что случилось?! Ты ранен?!
- Нет, мама. Ничего страшного. Это мы с Джейкобом так… приветствовали друг друга.
- Он хотел тебя убить?!
- Вовсе нет! Он не мог этого сделать, хотя и горел желанием. Вожак стаи ему не позволил.
Карлайл перевел взгляд с мамы на меня:
- Что между вами случилось?! Это не может означать войну?
- Нет. Не берите в голову. Просто Джейкоб слишком вспыльчив.
Мы вместе с отцом присели на другой диван - тоже напротив телевизора, но подальше от остальных.
- Что, идейка оказалась для него слишком заманчивой? – в разговор вклинилась Роуз.
- Не совсем. Он отказался.
- Тогда он - последний дурак.
- Он возвращается в Форкс.
- Ого! Эдвард, не грусти. Ты что, не понял? Раз он согласился хотя бы вернуться, значит, тебе удалось задеть его за живое. Вот увидишь, он еще изменит решение.
- Будем надеяться, иначе я не знаю, что делать…
Эмметт перестал щелкать каналы и остановился на том же, что и вчера вечером – СиЭнЭн. Где снова говорилось о растущем количестве жертв в Восточной Европе.
- Похоже, я догадываюсь, что это значит, хотя и не уверен, - сказал Карлайл.
- Ты думаешь, наши румынские коллеги подняли восстание? – спросила Эсме.
- Поскольку район – Трансильвания, это заставляет задуматься. Ни один убийца не способен за такой короткий срок прикончить столько жертв. Это определенно дело рук вампиров.
- Вряд ли Владимир со Стефаном пошли на такое лично. К тому же – вдвоем. Их Волтури тут же накажут. По-моему, это то, с чем мы недавно имели дело, – высказал предположение Эмметт.
Обычно Эм не слишком умен, но сегодня его озарило.
- Ты имеешь в виду новообращенных? – спросил отец.
- Ну а кого же еще? Больше некому. Только я не понимаю, зачем Дракулам создавать вампиров. Они что, Волтури не боятся?
В последнюю очередь меня волнуют Вольтури и Дракулы – пусть сами решают свои проблемы. Друг с другом. А я сейчас хочу как можно скорее прервать разговор:
- Ладно, это не наше дело. Аро со свитой быстро наведут там порядок. Нам не о чем беспокоиться. Я переоденусь и пойду к Белле.
- Удачи тебе, Эдвард.
- Спасибо, мама.
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Natalee Rostova Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>27 Ноя 2009 20:38

Клева Very Happy Оч интересно preved Блин, не перевариваю я Эдварда....:scoff: Посмотрела Новолуние (лучшеб я этого не делала), капец Gun. Ну, а в принципе, что можно было ожидать от режиссера "Американского пирога"... Banned

Аааа, ну пусть Белла будет с Джейком??!!! rew Kickass
 

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>29 Ноя 2009 1:24

Глава 7. Я не знаю, что мне делать дальше. Джейкоб

Я бегу вместе со своей стаей по дороге домой. Домой… как давно я там не был! Я уже забыл, что значит слово «дом» - наполненное уютом и воспоминаниями человеческое жилье. Но потерять счет времени мне не удалось - чтобы забыться, как того хотелось, чтобы только я и ветер… Даже если сам я не считал дни - кто-то из стаи обязательно в курсе, какое число на календаре. И я всегда точно знал, сколько оставалось до ЕЕ свадьбы.
Все очень рады, что я снова с ними. Сет неизменно бежит рядом со мной по левую сторону и подмигивает. Как бы я ни злился на него раньше - вечно делать это невозможно. Он понял, что я простил его, и теперь с благодарностью следует за мной.
Для стаи мое возвращение стало сенсацией. Куча возгласов, мысленных криков, а по всей округе слышны радостные завывания пяти волков – Сэма, Пола, Квила, Эмбри и Сета! Остальную четверку Сэм оставил на присмотр за Ла Пуш. Хорошо, что поблизости нет людских поселений, и счастливые волчьи вопли слышат разве что деревья да местные обитатели – братья наши меньшие, служащие нам пищей.
Кто-то орет: «Джейкоб снова с нами!», кто-то просто: «Ура!», а Эмбри (не успел я вернуться): «Не уходи от нас больше!» Но, несмотря на всю эту бурю эмоций в мою сторону, настроение у меня прескверное. Я не знаю, чего ждать от возвращения. На предложение вампира я никогда не соглашусь. Придется встретиться с Беллой, как ни крути, но что я ей скажу? «Привет, Беллз, я вернулся»?
Я ужасно по ней соскучился. Она, наверное, даже не мечтает увидеть меня вновь, хотя… кто знает? Скучать – это одно, а вот вернуться через силу к прошлому – совсем другое. Может… Возможно, Белла прогонит меня. Вот тогда я точно никогда больше не появлюсь ни в Ла Пуш, ни в Форксе. И если это произойдет, мне будет гораздо спокойнее, чем знать, что Белла тоже тоскует. Лучше бы она меня разлюбила! Я вздохнул бы с облегчением. А так – зная, что мы любим друг друга и никогда не будем вместе... Худшей пытки и придумать нельзя! Я не пожелал бы такого даже ненавистному кровопийце Каллену. Но у Беллы есть он. Она и не вспоминает, наверное, обо мне, когда он с ней рядом. Ну еще бы!
А кровосос ее почти никогда не отпускает. Разве что когда уходит удовлетворить свои пищевые потребности. Вот тогда Белла и дает себе волю – в тысячу первый раз позвонить или увидеть Сета и задать свой контрольный вопрос: «Ничего не слышно от Джейка?». Слава богу, братишка никогда не подводит, и на этот случай у него всегда припасена парочка ответов: «С ним все хорошо, не беспокойся» или «Джейку нравится быть волком, и он не жалеет, что убежал». Про мое шаткое состояние или кашу тоскливых мыслей – ни слова, за что я Сету безмерно благодарен, хотя и приходится грубить иногда, когда он или кто-то другой пытается меня утешить. Мне не нужна жалость! Я сам решаю, что мне делать и как быть. Но сейчас я должен увидеться с Беллой, чего бы мне это ни стоило. У нее нет никого, кто знал бы о ней все и понимал ее так, как я. Я уверен, даже подружка-вампирша «полтора метра в прыжке» не сможет Белле помочь.
Всего лишь обнять тебя, любимая, разделить с тобой твою боль… Я знаю, как это важно, и мне никогда не удастся стереть из памяти дни, когда ты была для меня всем - далекой, но неповторимо прекрасной луной, а я для тебя – твоим солнцем. Если будет нужно, я снова стану им…
Поначалу все пытались меня развеселить, но потом поняли: эта идея безнадежна, и дальше мы мчались навстречу ветру молча.
Показались знакомые места. Мы приблизились к Форксу… оставили его в стороне… Пересекли границу квилетов - и вот уже вдали моим сверхострым зрением я могу различить первые домики родного Ла Пуш. А навстречу бегут Леа, Джаред, Коллин и Брейди. Черт, как же мне все-таки не хватало их всех, даже Леа!
Стая собралась в полумиле от резервации. Первым заговорил Сэм:
- Раз все в сборе - возвращаемся к своим обязанностям. Каждый знает территорию своего патруля. По местам, защитники! Сет и Леа пойдут домой, им нужен отдых. Джейкоб, ты можешь идти, куда хочешь.
- Пожалуй, я тоже пойду домой, мне нужно увидеть отца и поговорить с ним. Надеюсь, он простит меня, хотя не думаю, что я вернулся навсегда.
- Как знаешь. Спасибо, что ты снова с нами, Джейк.
- Ты же знаешь, Сэм, все это не из-за вас.
- Но знай, что мы всегда рады тебе и примем любое твое решение.
- Спасибо, альфа, мне пора.
Все разбежались, а я направился туда, где в окружении множества деревьев одиноко стоял маленький, почти крохотный, такой родной красный домик! Я остановился за гаражом, не зная, что делать дальше. Нужно пойти к отцу. Из дома доносятся звуки включенного телевизора – значит, Билли дома. Сердце бешено заколотилось. Как отец воспримет мое внезапное появление?!
Ох, ведь нужно еще перевоплотиться! Заодно и проверю, не забыл ли, как это делается. Пришлось сосредоточиться на этой мысли изо всех сил, отбросив в сторону все лишнее. Дрожь прошла по моему звериному телу, не оставляя без внимания ни единой мышцы. Меня будто облили ведром кипятка, но боль длилась всего пару-тройку мгновений. Я просто отвык…
Я медленно разомкнул веки и увидел вместо огромных лап грязные человеческие руки и ноги. Так же медленно я выпрямился и посмотрел на землю уже с высоты собственного роста. Как же я отвык и от этого! Чувствую себя очень странно. Стоять на двух ногах и передвигаться тоже на двух…
Я побрел к гаражу. Помню, там должны валяться мои старые шмотки - их я одевал, когда возился с «фольксвагеном». Если, конечно, Билли все это барахло не вышвырнул.
Приоткрыв дверь гаража, я шагнул внутрь, оглядываясь вокруг. Как будто впервые все здесь вижу! Но ничего не изменилось. Все на своих местах - как и лежало. Вернее, не «на местах», а там, где я разбросал это «все» в последний раз, когда был здесь. Под ногами - дюжина гаечных ключей всевозможных размеров. Вперемешку с инструментами - несколько грязных скомканных тряпок, почерневших от машинного масла - о них я вытирал руки. В стороне валяются непригодные детали - их я заменил на новые или подержанные рабочие в наших с Беллой мотоциклах…
На глаза навернулись слезы, но я не дал им волю. Как же я соскучился по дому! Я и не замечал этого, пока носился по бескрайним лесам Канады. Довольно! Надо идти и встретиться с Билли. Признаюсь честно, я боюсь этого. Боюсь того, что отец мне скажет, как отреагирует… Нет, он меня не прогонит, но вдруг ему станет плохо?! Ведь о моем визите его никто не предупредил, а Билли, возможно, уже потерял надежду хоть раз еще увидеть непутевого сына…
Сняв с вешалки в углу старую клетчатую рубашку и протертые до дыр джинсы, я напялил все это на себя. Одежда тут же начала мне мешать. Она сковывает все движения, а я привык к свободе. Что ж, придется снова отвыкать. Напоследок я подошел к «фольксвагену» и глянул на себя в зеркало. Волосы отрасли, и сам я – грязный, будто не мылся с месяц. Уловив смысл собственных слов, я улыбнулся – на самом деле так и есть. Придется завязать волосы в пучок. Потом приведу себя в порядок, некогда сейчас.
Подойдя к входной двери родного дома, я нажал на дверную ручку, но остановился. Нет, лучше постучу. Возможно, я больше не имею права здесь появляться. Постучав три раза, я услышал звук колес папиного инвалидного кресла. Пока он подъезжал от телевизора к двери, все время непрерывно возмущался, что кому-то не сидится дома, и этот «кто-то» явился отрывать Билли от просмотра любимого спортивного канала.
Дверь распахнулась, и я увидел моего старика. В волосах прибавилось седых прядей, лицо осунулось, глаза запали, мешки под глазами… Целых секунд десять он разглядывал меня, меняясь при этом в лице.
- Джейкоб, сынок… - наконец, смог заговорить он. Папин голос при этом задрожал. Нет, только не это! Я не хочу плакать!..
- Да, папа, это я. Примешь назад блудного волка?
При звуке моего голоса по щеке Билли скатилась слеза, а потом он прижал ладонь к глазам и заплакал, пытаясь при этом хоть немного приглушить рыдания. Ничего не получилось...
Я наклонился и обнял отца, глотая собственные слезы:
- Прости меня, пап! Я не хотел, чтобы ты волновался обо мне. Прости, что покинул тебя!..
Отцовская рука легла на мои волосы, и он погладил меня по голове - как маленького мальчика!
- Сынок… я так рад тебя видеть!..
Я поднял глаза, вытер слезы грязным рукавом и взял Билли за руку. Он как можно крепче сжал ее, будто я - привидение и сейчас исчезну.
- Ну что же мы торчим в дверях?! Идем в дом!
- Пап, я такой грязный.
- Это твой дом, сын, и мне наплевать, как ты выглядишь. Или ты снова собираешься уходить?
- Я не знаю, еще не решил, но точно не сейчас. – Ему мои слова - как нож по сердцу, но правда всегда лучше лжи. Наверное… Одно точно – Билли заслуживает другого сына. Более заботливого и не сбегающего чуть что в лес! - У меня есть некоторые дела здесь.
Я закрыл за нами дверь и отвез отца в гостиную. Не осмелясь в таком виде сесть на диван, я просто пристроился на полу.
- Ты вернулся ради нее?
- Не совсем, но я ей нужен.
- Это он тебя позвал?
- Да.
- Джейкоб, у них скоро свадьба. Ты навредишь еще больше, если вмешаешься. Это их жизнь. Ее. И она выбрала.
- Я все знаю, пап. Но есть нечто, о чем я не могу тебе пока рассказать…
Кто-то изо всех сил заколотил в дверь.
- Сегодня, что, приемный день? – папа уже развернул коляску в сторону двери.
- Я открою, пап.
На пороге стояла Леа.
- Что случилось, я понадобился Сэму?
- Нет, но… не мог бы ты выйти, чтобы поговорить. Я хочу тебе кое-что сказать. Это очень важно и касается тебя.
Леа обеспокоена. Очень.
- Ну что ж, давай поговорим. Ты меня заинтриговала.
Мы сели на пороге, и Леа тут же устремила взгляд куда-то в сторону. Она молчала где-то с минуту, и тут я не выдержал:
- Ну? Ты так и будешь молчать?
Она глубоко вздохнула, вырвала сорняк и начала крутить его в руках, обрывая по одному листики со стебля.
- Леа, раз пришла, говори, что тебя беспокоит.
Она посмотрела мне в глаза. В упор.
- Джейкоб, ты никогда не думал, что судьба иногда преподносит нам второй шанс? Но мы можем не заметить его и пройти мимо.
На лице Леа столько боли, что я невольно отвел взгляд:
- Что ты имеешь в виду?
- Только то, что тебе нужно обдумать предложение кровососа.
- Что ты сказала?!
- То, что ты услышал.
Я стиснул кулаки:
- А не пошла бы ты?!..
- Зачем ты так грубо? Я всего лишь пытаюсь помочь…
- Я не нуждаюсь ни в чьей помощи! – рявкнул я на сестрицу Сета, встал и направился в сторону океана. Заодно искупаюсь.
- Джейкоб, ну подожди!
Я перешел на бег, но все равно слышал, как Леа пытается меня догнать.
- Отстань от меня. – Я присел прямо на песок. Раздеться при ней я не могу. Придется отделываться от Леа всеми возможными способами.
- Джейк, послушай…
- Нет, это ты послушай! Чего тебе надо?! Все, что происходит в моей жизни, никого не касается, и тебя - тем более!
- Еще как касается! Мы - стая, а значит - одна семья. И нам больно, когда кому-то из нас больно!
- С этим ничего не поделаешь - как бы я ни хотел, не могу отключить себя от стаи, чтобы вы меня не слышали. Как мне это надоело! Сначала Сет, теперь ты. Родственнички… Откуда вы взялись на мою голову?!
Я поднялся и подошел к воде так, чтобы волны омывали мне ноги. Джинсы тут же намокли по колено. Неужели не ясно, что я не хочу дальше продолжать этот разговор? Но Леа не ушла. Она осталась сидеть на месте да еще повысила голос:
- Можешь прогнать меня, но ты сам никогда не допрешь, пока тебе никто не раскроет глаза. А у волков хватит деликатности промолчать. Но ко мне это не относится. И мне наплевать на ваше отношение ко мне! Я знаю, вы все, кроме Сэма, терпеть меня не можете. Но знай, Джейк, так как мне, тебя не понять больше никому! И чтоб ты знал – мне еще хуже! Она хоть любит тебя, а Сэм… - голос Леа дрогнул. - А, черт!.. Как бы я хотела забыть все, если вернуть уже никогда не смогу!.. Мне надоело быть изгоем среди своих! Меня никто не любит, я никому не нужна, а Белла любит тебя. Так борись за нее, придурок, не все еще потеряно! Все еще может наладиться!..
Я скрестил руки на груди, пытаясь унять дрожь, и кинул гневный взгляд на Леа:
- За что бороться? Больше мне бороться не за что! Я не сидел сложа руки после возвращения семейки Адамсов, если ты помнишь. Но что бы я ни делал, этого было недостаточно, понимаешь? Она всегда слепо любила его и всегда будет любить!
Я снова отвернулся. Леа нерешительно подошла ко мне:
- Ты не прав, она любила его одного, пока он ее не бросил. А сейчас она любит двоих! Тебе проще смириться и сидеть, поджав хвост! Жаловаться на жизнь и мечтать о самоубийстве или запечатлении! А что, если ты никогда не запечатлишься?
- Я никогда не жалуюсь. Нечего лезть мне в голову – и не услышишь никаких «жалоб»!
- Как я могу «не лезть», если ты все время об этом думаешь?! – вскипела Леа. - Ты думаешь – а я вспоминаю… сам знаешь, о чем! Если себя не жалко – пожалей меня. И Беллу заодно! Из-за твоего эгоизма она будет страдать всю жизнь… как я!
- Я не виноват, что в жизни Беллы есть ее кровосос! И вообще, все это – мои проблемы.
- Да кто ж спорит?! Только ты не видишь дальше собственного носа. Она хочет стать мамой, а твой враг никогда не согласится пойти на близость с ней. Хоть на это у него ума хватило. Видно, он таки любит ее. А ты можешь этим воспользоваться…
- Чем воспользоваться? Беллой?! Как вещью?! А потом отдать ее ему обратно? Она - не вещь! Она – человек, дороже которого для меня нет во всем мире! Я не могу так поступить с ней… - я резко отвернулся. Не хочу, чтобы Леа видела мои слезы.
- Как поступить? Если Белла согласится - значит, она тоже хочет тебя!
- Будто я этого не знаю! Но теперь ты не хочешь видеть дальше своего носа. Что будет, если она забеременеет? Ты об этом подумала?
Леа положила руку мне на плечо, но я отдернул его.
- Не такая я дура, как тебе может показаться! Джейкоб, если ты уговоришь Беллу родить от тебя ребенка, то также сможешь убедить ее не становиться вампиром.
- Что?! Леа, может, это ты упала со скалы и ударилась головой? Я уверен, Белла хочет стать монстром даже больше, чем матерью!
- Слушай, Джейк, ты мне надоел…
- Вот и славно, можешь валить, наконец…
- Не дождешься! Я еще не все сказала!
- Еще не все? Бурная же у тебя фантазия!
- Думай, как хочешь.
- Леа, мне нужно искупаться.
- Успеешь, но сначала дослушаешь, что я скажу. И не пытайся убежать. Ты же знаешь, догнать тебя мне не составит никакого труда.
Составит, но часами удирать от Леа по Ла Пуш у меня нет настроения. А сестрице Сета терпения хватит надолго.
- У тебя одна минута.
- Спасибо и на этом. А ты не думал, что после вашей близости Белла может остаться с тобой навсегда? Она никогда не узнает, как бы это было с ним, но с тобой…
У меня на пару мгновений пропал дар речи. То ли загордиться вдруг, что Леа так верит в мои таланты любовника, то ли захохотать. Над полетом фантазии единственной волчицы нашей стаи.
- И у вас будет ребенок. Что еще нужно для счастливой семьи?
- Ого! Выдумщица ты, однако. Все настолько радужно. Мне такое и в голову не приходило. Только вот есть одна загвоздка – Белла не согласится ни на то, чтобы не становиться вампиром, ни даже на ребенка от меня. Потому что есть кровосос, ясно тебе?
- А ты спрашивал? Пытался убедить?
- Мне и пытаться не нужно. Я знаю, что она скажет, а вернее - сделает. Всыплет мне по первое число.
- Может, и так, но почему ты заранее опускаешь руки? Это твой шанс! Ты не кипятись, а подумай сначала. Напряги мозги, как сделать так, чтобы она согласилась.
- Я ничего делать не буду. - Как я устал от этого разговора! Леа бьет по самым больным точкам.
- А зря! Джейкоб, чтоб ты знал, желание иметь ребенка так просто не проходит. Для женщины это - самое важное событие в жизни. И самое желанное.
- Да с чего ты взяла, что Белла захочет иметь ребенка от меня?
- С того, что она уже мечтала об этом!
- А, ну да. Ты и в этой части моей головы успела порыться. Это ничего не значит, Леа. Мечтать и принимать решения – совершенно разные вещи.
- Тебе никто и не говорит, что это получится за одну секунду, стоит Белле только услышать твое предложение. К тому же, первый, кто объявит ей единственно возможный альтернативный вариант, будет ее кровосос. Так что главный удар он примет на себя. А ты сделаешь остальное – убедишь ее.
- Так, хватит! Это все, конечно, заманчиво, но что бы Белла ни решила, она все равно в итоге вернется к нему.
- Ты так уверен? Ты еще даже палец о палец не ударил, чтобы она хотя бы сомневаться начала. Не опускай руки раньше времени, Джейк!
- Скажи мне одну вещь. А что тебе со всего этого? Кроме того, что я перестану думать о Белле?
- Ровным счетом ничего! Но раз одному из нас улыбнулась удача - грех не поймать ее за хвост. Ты не безразличен мне, как и каждому из стаи. Я всего лишь хочу помочь, потому что, веришь ты или нет, знаю, каково тебе. Знаю, как никто другой, понимаешь? Иначе мне не было бы так плохо, когда ты… слишком громко думаешь.
Голос Леа в который раз дрогнул. Грустные нотки в нем заставили меня отдернуть руку - так захотелось обнять ее. Она права. Ей намного хуже моего, но я сдержался:
- Леа, возвращайся домой. Тебе нужен сон.
- Ты больше ничего не скажешь?
- Могу сказать «спасибо», но все это… как… снег на голову. Я не знаю, что мне делать дальше.
- Тебе подскажет сердце, что делать, вот увидишь. Доверься ему, если не веришь мне.
- Оставь меня. Пожалуйста. Если не хочешь увидеть мой голый зад. Я хочу искупаться и пойти домой отоспаться, - я начал расстегивать рубашку, чтобы Леа поняла, что я не шучу.
- А то я не видела твой зад. Как хочешь. Я ушла.
Она развернулась и убежала прочь.
Я еще несколько минут сидел, обхватив голову руками. Слова Леа не хотят покидать моей головы, которая грозит вот-вот лопнуть от такого количества противоречий. Сделать Беллу моей… Бороться…Зачем? Я устал бороться, и все это больше не имеет смысла. Я не смогу сделать так, чтобы она разлюбила кровососа. Станет только хуже. Даже если все получится так, как сказала Леа. Белла не станет монстром, уйдет от своего пиявки… Но с чего вдруг она разлюбит его? Белла просто будет страдать всю жизнь! Продолжать любить этого… Эдварда и страдать! И с ужасом вглядываться в зеркало. Я помню, как она кричала, что не хочет стареть…
Один раз я уже совершил ошибку – заставив Беллу осознать, что она любит меня. Кто от этого стал счастливее? Уж точно не Белла!
Но… Она хочет родить ребенка! И, в конце концов, уговорит своего кровососа – а он теперь ни в чем не может ей отказать. Надолго его сопротивления не хватит. Белла забеременеет и…
Дальше я просто думать не смог – без желания порвать младшего из Калленов в клочья, пока еще не поздно. Чего мне тоже нельзя – если не хочу сделать Беллу несчастной на всю оставшуюся жизнь.
А, чтоб его!.. Не хочу больше думать ни о чем. Сбросив с себя грязную одежду, я с разбегу нырнул в прохладную морскую воду. Сразу стало легче. Погрузиться бы на дно и не выплывать больше никогда…
А ведь ты тоже хотела отдать свое тело океану, Белла - таким образом покончив со всем. У нас даже мысли схожи. Но это не выход. Никому не станет легче, даже мне…
Высплюсь, а там видно будет. Утро вечера мудренее. Солнце близится к закату. Наступает вечер.
Вдоволь наплававшись, я натянул мои одежки и пошел домой.
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Natalee Rostova Цитировать: целиком, блоками, абзацами  

>01 Дек 2009 9:39

Проду Wink
 

Виринея Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 27.11.2009
Сообщения: 188
Откуда: г. Череповец, Россия
>04 Дек 2009 15:42

Да и вправду классно! Сюжет закручен не хуже, чем в оригинале! Very Happy Хочу увидеть продолжение! Пожалуйста!!!!!!!
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>04 Дек 2009 16:56

Глава 8. Почему он не хочет меня понять?! Белла

Проснувшись очень рано, я немыслимо долго принимала душ, чтобы горячая вода хоть немного расслабила тело - после такой беспокойной ночи. Я очень плохо спала – впрочем, не уверена, можно ли это вообще назвать «сном». Вся ночь превратилась в кошмар наяву. Я то проваливалась в дрему, то просыпалась. Не помню ни единого сна. Мне было страшно без Эдварда.
Как же мне не хватало всю ночь его плеча, на которое можно так уютно пристроить голову! Эдвард всегда закутывал меня в одеяло и прижимал к себе. Или брал на руки вместе с этим одеялом. Я так привыкла засыпать в объятиях моего любимого!.. Наверное, зря я вчера попросила его уйти!
Уже за полдень – а я все никак не решаюсь набрать номер, чтобы попросить Эдварда ко мне приехать. Я соскучилась и в то же время не знаю, что сказать, когда услышу в трубке голос моего любимого.
Чарли уехал, пока я еще была в постели. Я занялась работой по дому и приготовила для папы на ужин запеченную рыбу. Взяться за стирку, что ли? Не хочу. Я хочу увидеть его!.. Попросить прощения за то, что наговорила вчера. Но все равно не смогу отказаться от желания иметь ребенка от Эдварда! Почему он не способен понять, насколько это важно для меня?! А может, он обдумал все за ночь и все-таки согласится? Может, не сейчас – хотя бы позже? Я знаю, что Эдвард не хочет ребенка так, как я. Сам ведь признался, что никогда не мечтал. Но куда нам спешить? Ведь еще есть время подумать, поговорить с Карлайлом…
Я убеждаю сама себя, что все еще может наладиться и будет как прежде. Даже еще лучше, если мы поженимся и у нас родится маленький мальчик. Я так хочу, чтобы у нас была семья! Маленький Эдвард, мама и папа... Ну как мне перестать мечтать о ребенке, когда вся эта сказка – возможна?! Возможна – если Эдвард перестанет так беспокоиться за меня…
Я сижу в гостиной на диване с зажатым в руке телефоном и никак не решаюсь нажать кнопку «call». Ну что я за трусиха?! Ведь так хочу, чтобы Эдвард пришел и обнял меня!..
От тревоги и колебаний меня оторвал звонок в дверь. Кто это может быть?
Я пошла открывать. И увидела на пороге Эдварда.
Я не выдержала и кинулась ему на шею, сдерживая рвущиеся из глаз слезы:
- Эдвард, мне так тебя не хватало!
- Я заглянул в твою комнату, но тебя там не было, и я решил позвонить в дверь. Белла, ты простишь меня?
- Мне не за что тебя прощать, я люблю тебя!..
Я посмотрела в его глаза и потянулась к губам, но он не дал мне поцеловать себя, а, резко закрыв за нами дверь, прижал меня к ней, нежно целуя лицо, шею… Я взяла лицо моего любимого в ладони и с жадностью поцеловала Эдварда в губы. Он поднял меня на руки, и я не заметила, как оказалась сидящей на диване на коленях Эдварда - пока он отвечал на мой поцелуй.
- Соскучилась?
- Не уходи больше! Я не могу без тебя! И… Эдвард, прости меня!..
- Ты снова начинаешь? Мне тоже нечего тебе прощать.
На глаза в который раз навернулись слезы.
- Ну не надо плакать, я с тобой!
Он поцеловал мои глаза, потом снова - губы, медленно опускаясь вместе со мной на диван и прижимая меня к этому дивану всем телом. Бедра Эдварда оказались между моих ног. Я тут же обвила его ногами, как никогда еще не делала. Эдвард испугался и хотел что-то сказать, опираясь на руки и пытаясь отстраниться от меня… Я двумя пальцами осторожно накрыла его губы:
- Молчи, я знаю, что ты скажешь, - я переместила руку и погладила моего любимого по щеке.
- Белла, это так…
- Откровенно?
- Да, и возбуждающе.
- И что? Мы ведь любим друг друга!
- Еще рано…
- Я знаю и не собираюсь просить тебя делать что-то раньше, чем мы запланировали, но глупо стесняться друг друга. Ты так не считаешь?
- Милая, мне сложно…
- Мне тоже. Перестань стесняться сам себя. Это нормально, - я положила руку ниже пояса Эдварда и погладила его там. Он был до предела напряжен.
- Не нужно, прекрати…
- Я ведь ничего не делаю.
- Делаешь. Это… сводит с ума!
Я послушалась Эдварда – и вместо слишком откровенных ласк обняла его за шею:
- Иди ко мне.
Мой любимый осторожно опустился на меня. Я успела расстегнуть две пуговицы на его рубашке и запустить внутрь руку - чтобы погладить совершенную мраморную грудь. Эдвард прижался к моим губам и проник языком как можно глубже. Я представила, что это не его язык погружается в меня, а он сам…
Я чувствую тяжесть его тела и такое приятное напряжение где-то внизу… оно так заманчиво давит мне туда, где жар поднимается с каждой секундой… Мы целуемся так сильно и страстно! Мы хотим друг друга. Как же это прекрасно - чувствовать желание любимого человека!..
- Белла, давай прекратим, я боюсь потерять контроль! - он оторвался от моих губ и морозным воздухом продышал эти слова мне в ухо.
- Я не буду против.
- Любимая, прости, но до свадьбы мы не сможем сделать это.
- Я знаю…
Он уже хотел подняться, но я не разомкнула ног:
- Не отпускай меня.
- Белла, любимая… - он снова склонился к моим губам…
Легкий и нежный поцелуй длится невыносимо долго. Я то зароюсь пальцами в шелк волос Эдварда, то перемещусь на его спину, выводя подушечками пальцев узоры вдоль линии позвоночника. Мой любимый будто извиняется за вчерашнее…
Он не отрывался от меня, а мне в свою очередь не хотелось прекращать это никогда. Но через некоторое время Эдвард поднял меня и усадил к себе на руки. Мои ноги все так же обнимают его, и мне это безумно нравится.
Эдвард привлек меня к себе, а я обвила руки вокруг его шеи, пытаясь прижаться еще сильнее. Мы снова вместе, и снова все хорошо! Не хочу говорить ни о чем. Целую его прекрасные волосы, шею… Прохладные губы блуждают на моем плече – там, где Эдвард приспустил ткань летнего платья. Наше дыхание спокойно, но очень глубоко. Тяжело дышать. Еще чуть-чуть - и дыхание превратится в стон…
Я так хочу спросить, что же Эдвард решил, но ужасно боюсь отказа. Не останавливаться и не отпускать бы моего любимого вечно, чтобы не вспоминать и не думать ни о чем, кроме нынешней секунды! Именно этого момента, когда жар моего тела передается Эдварду, и его грудь уже не холодна, а нагрета моим телом…
Мои трусики намокли, будто на мне их нет вовсе. Я чувствую, как влага просачивается сквозь легкое платье прямо на брюки Эдварда. Мне стало неловко от такой несдержанности, и я попыталась сама прекратить эту сладкую пытку. Просто перестала его целовать и обняла, пытаясь унять непослушное дыхание. Эдвард обнял меня в ответ и уткнулся лицом мне в шею:
- Ты устала?
- Немного.
Эдвард усадил меня возле себя на диван и удивленно посмотрел на свои брюки. Мой румянец тут же дал о себе знать, и я попыталась скрыть вынужденное смущение, устремляя взгляд в пол. Эдвард тихо засмеялся, повернул мое лицо к себе обеими руками, от чего оттенок моего лица стал еще темнее - от нахлынувшего притока крови. Эдвард поднес губы к моему лбу и запечатлел на них едва заметное прикосновение.
- Эдвард, я…
- Что?
- Извини…
- За что?
- За это… - я кинула взгляд на влажное пятно отнюдь не маленького размера.
Он увидел, насколько это меня стесняет, и привлек мою голову к груди, гладя волосы:
- А еще говоришь мне не стесняться, а сама…
- Эдвард!.. – взмолилась я.
Бархатный смех пощекотал мне ухо:
- Ты такая слабая.
- Я - пока что человек и ничего не могу с этим поделать.
- Тебе ничего и не нужно делать и спешить тоже не нужно. Все придет в свое время. А пока что – идем к тебе в комнату, а то диван не слишком удобен.
- Пошли.
Эдвард отпустил меня, поднялся на ноги. Я уже развернулась, чтобы направиться к лестнице, когда он потянул меня за руку.
- Ты чего?
- Разве я сказал, что ты пойдешь пешком?
- А что?
Он внезапно подхватил меня под колени и прижал к себе, как мать - младенца:
- А то, что будущей миссис Каллен подобает как можно чаще находиться на руках у мистера Каллена.
- Ну что ж, я в вашем распоряжении, мистер Каллен.
От официального тона, каким были произнесены эти слова, мы прыснули от смеха, и Эдвард направился к лестнице.
- Закрой глаза, - попросил он.
- Зачем?
- Не спрашивай.
- Ну ладно.
Я послушно зажмурилась - и через миг почувствовала, как губы Эдварда касаются моих. Я тут же раскрыла их, выпуская на волю язык - который немедленно попытался соединиться с языком Эдварда. Он ответил мне сразу же - и я вновь от поцелуя потеряла голову. Почувствовав, как касаюсь спиной мягкого пледа на кровати, я разомкнула веки:
- Так вот зачем ты просил меня закрыть глаза!
Эдвард навис надо мной в нескольких сантиметрах от моего лица и коварно улыбнулся:
- Тебе понравилось?
- Не знать, куда ты направляешься, а вместо этого ощущать вкус твоих губ… Еще бы! - я положила руки ему на шею. - Ну что, продолжим?
Он немного переменился в лице:
- Может, хватит на сегодня? Ты устала, и я не хочу доводить возбуждение до безумства.
- Вовсе нет…
- Белла, это видно по тебе. Ты даже нормально пальцы сжать не можешь. Я прав?
Я украдкой попыталась стиснуть ладонь в кулак, но Эдвард оказался прав – она не захотела подчиниться.
- Ну… в общем, да.
- Вот видишь. Так что - расслабься. Можешь поспать, если хочешь. Я буду рядом. Или прими душ, чтобы стало легче.
Я поняла. Эдвард пытается наверстать прошлую ночь, когда его не было возле меня. А я отчаянно не хочу вспоминать о причине вынужденного одиночества, но вечно держать это в себе тоже не могу:
- Я не хочу спать. Эдвард, я…
- Что?
- Хочу поговорить о том, что произошло вчера.
- Ну что ж, давай поговорим.
- Но сначала мне и вправду нужно в душ.
- Я подожду тебя.
Я заскочила в ванную и быстро привела себя в порядок, а также сменила нижнее белье. Хотя не факт, что оно надолго останется чистым – причина-то никуда не исчезла. И пусть никогда не исчезает!
Я умылась прохладной водой и причесала взлохматившиеся волосы. Надев любимый обруч, я хоть немного смогла усмирить непослушные локоны. Эдвард их любит – как и все во мне. А я эту копну иногда почти ненавижу – она так часто мешает нашим поцелуям…
Я вернулась в комнату и уселась Эдварду на колени. Обожаю таким образом вести с ним беседы. Так уютно чувствовать себя защищенной этими надежными руками! Эдвард отметил мой обновленный вид легким поцелуем в щеку:
- Я тебя слушаю.
- Эдвард, я хочу, чтобы ты знал: я не сержусь на тебя и понимаю каждое слово, что ты мне вчера сказал. Я вовсе не безрассудна и тоже всю ночь думала обо всем услышанном от тебя. Но я не могу…
Его сильные руки крепче сжали меня в оковах. Я почувствовала, что он таким образом оказывает мне поддержку - что бы я ни сказала.
- Чего не можешь?
- Отказаться от твоего ребенка. Нашего…
- Белла…
- Нет, подожди…
- Разве мы все не обсудили вчера?
- Для тебя, может, и да, но не для меня. Я не согласна с тобой, хотя и знаю: ты всего лишь хочешь, чтобы я осталась жива.
- А разве этого мало? Моего желания оставить тебя в живых?!
- Нет, ты меня не так понял…
- Я тебя прекрасно понял. Ты хочешь ребенка.
- Да.
- Скажи мне, насколько сильно ты его хочешь?!
У Эдварда дрогнул голос. Неужели… неужели у меня есть шанс его переубедить?.. Значит, буду стоять на своем!
Я посмотрела Эдварду прямо в глаза и без колебаний ответила, чтобы он убедился в твердости моих слов:
- Больше всего на свете.
Повисла пауза. Эдвард вдруг первый отвел взгляд:
- Больше, чем наша свадьба, чем наша близость, чем твое превращение?
Я так же уверенно ответила:
- Да.
Эдвард закрыл глаза и с глубоким вздохом ответил:
- Что ж… значит, у тебя будет ребенок. Я не смею лишать тебя того, что является самым главным в жизни любой женщины…
Я вижу, с каким трудом ему дались эти слова. И все еще не могу поверить своим ушам. Что заставило Эдварда передумать? Моя напористость? Или невозможность устоять перед моей просьбой? Я знаю, Эдвард готов сделать все ради меня. И когда я о чем-то прошу – мой любимый просто не в силах отказать. Потому что, как сам говорит, для него огромная радость - выполнять все мои желания. Но я, наоборот, очень редко прошу его о чем-то, а тем более - о подарках, которые Эдвард так любит мне преподносить. Потому что не заслуживаю всего этого. Он дарит мне себя - а это больше, чем я могу дать ему взамен. И чем когда-нибудь смогу. Но… но ребенок – это самое лучшее и самое дорогое, что может подарить женщине любимый и любящий мужчина. Частичку себя. Свою плоть и кровь.
Я прильнула к Эдварду и заплакала… от радости за нашу будущую счастливую семью! Возможно, он сам уже успел поговорить с Карлайлом, и отец помог Эдварду принять это нелегкое решение...
- Белла, это не совсем то, о чем ты подумала, - Эдвард нарушил тишину одного из самых прекрасных мгновений моей жизни.
- О чем ты?
- У тебя будет ребенок, но не от меня. Я не менял решения.
- Тогда что ты имеешь в виду? Чужой ребенок мне не нужен!.. - волна обиды снова захлестывает меня с головой!
- Он будет не чужой…
- Если не твой, значит - все равно чужой…
- Белла, послушай…
- Не хочу ничего слушать! Почему все не может быть хорошо?! Почему снова так?!.. - я уткнулась лицом в шею обманувшего меня любимого.
- Как?
- Больно!.. - я спрыгнула с его коленей. Черт, как же не хочу, чтобы повторялось вчерашнее!
- Белла, стой, я не могу позволить, чтобы тебе было больно! Прости… - Эдвард обвил меня за талию и обнял со спины. Я знаю, что мне не вырваться, и просто стою на месте.
Какие еще уговоры он придумал, чтобы я отказалась от нашего ребенка?! И как мне выстоять под напором его убедительности?!
- Отпусти.
- Нет.
- Пожалуйста…
Он отпустил меня, и я отступила на несколько шагов. Я не смогу здраво мыслить в его объятьях. Слезы опять душат горло, но уже не от радости.
Эдвард беспомощно взглянул на меня:
- Белла, я не могу видеть, как ты страдаешь!
- Эдвард, что бы ты ни сказал, это не поможет!..
- Подожди, ты не все знаешь.
- Что, снова какие-то подробности о беременности?
- Вовсе нет. Об этом я тебе все рассказал вчера.
- Тогда что на этот раз?!
- Белла, посмотри на меня.
Я медленно развернулась, но не смела взглянуть на него. Сейчас между нами - пропасть, и я не знаю, как ее преодолеть.
- Во-первых, у меня есть для тебя новость.
- Какая еще новость?
- Любимая, вернулся кое-кто, о ком ты скучала…
На несколько секунд у меня пропал дар речи. Есть только один человек в мире, по которому я скучаю… После некоторой паузы я еле смогла произнести его имя:
- Джейкоб…
- Да.
Я представила себе смуглую кожу и ежик черных волос и почувствовала, как у меня сами по себе закрываются глаза, и я теряю равновесие. Но я не упала, а безвольно повисла на крепких руках Эдварда. Он успел поймать меня за миг до того, как я грохнулась в обморок. Такой реакции даже я от себя не ожидала.
- Белла, не волнуйся. Он жив и здоров, с ним все хорошо, - склонившись надо мной, сказал Эдвард. Он успел уложить меня на кровать, пока я валялась без чувств. Мой любимый очень бережно пристроил мне под голову подушку.
Не могу сейчас думать ни о чем, кроме Джейкоба! Мое солнце… мой друг… вернулся! Я так ждала его! И в то же время не знаю, зачем… Ведь между нами ничего не может быть. Но я так хотела увидеть его и сейчас хочу!
- Эдвард… - я посмотрела на моего любимого умоляюще-виноватым взглядом. Каллен все понял и прочитал в моих глазах то, что я не посмела произнести вслух:
- Ты хочешь увидеться с ним.
- Хочу.
- Я не против. Ты можешь увидеть его, когда захочешь.
Я поднялась и села. Головокружение отступило, теперь я могу более-менее здраво мыслить. Эдвард такой добрый! Он не показал и намека на ревность. Он знает, что я навсегда принадлежу ему… Но ничего не могу поделать с моими чувствами и привязанностью к Джейку.
- Эдвард, а как ты узнал?
- Я видел его.
- Когда?
- Сегодня.
- Где ты его видел?
- Ну, собственно это я попросил его вернуться…
- Ты?! Но… я не понимаю...
Такое благородство – слишком даже для Эдварда! Я… я точно не заслуживаю его. Тем более что не собираюсь уступать в слишком важном для меня вопросе и намерена и дальше стоять на своем…
- Белла, я знаю, как ты скучаешь по нему, да и он - тоже.
- Но я ведь не просила тебя и не говорила ничего…
- Знаю, но не отрицай, что ты хочешь его увидеть.
- А я и не отрицаю. Ты же знаешь, как он дорог мне. Но я не могу понять, почему он согласился. Ведь Сет говорил, что Джейкоб, возможно, придет только к свадьбе… Или есть еще что-то, о чем ты не говоришь?
- Да, есть еще кое-что, чего я не сказал. Ты должна это знать.
- Говори.
- Белла, Джейкоб вернулся к тебе.
- Что ты имеешь в виду?
- Он нужен тебе, и вы любите другу друга.
- Я знаю, но не понимаю…
- Погоди, дай мне договорить. Белла, я вижу, как ты хочешь ребенка. Но я не могу тебе его дать, а Джейкоб… может. Он дорог тебе, и его ребенка ты полюбишь - он не будет чужим…
- Стоп-стоп-стоп! – я не дала Эдварду договорить, нарочно прервав поток непонятных и настолько странных слов. – Что ты сказал?!
- Ты можешь иметь ребенка от Джейкоба…
Эдвард… в своем уме?! Это… это какой-то бред!..
- Нет! Я не могу в это поверить! Ты… ты отказываешься от меня?! Уйдешь от меня?! Снова бросишь?! Лишь потому, что опять вбил себе в голову, что не можешь дать мне все, что хочешь?! Ты…
Не могу больше говорить! Горло сжали тиски боли и слез…Что я наделала?! Зачем настаивала на ребенке?! Зачем он мне без Эдварда?!
Не хочу жить!!! Лучше бы меня убил Джеймс, разорвала Виктория… пусть медленно, но я бы не услышала этих слов!..
Я опять его потеряла!!!..
- Белла, что ты такое говоришь?! Я никогда, слышишь, НИКОГДА не брошу тебя! – он почти кричит мне это в лицо. Мраморные ладони касаются моих щек, любимые глаза близко-близко…
Он не уйдет… Не бросит меня!..
Мне так захотелось обнять Эдварда, только ноги вдруг опять подкосились… Я беспомощно простерла к нему руки. Эдвард тотчас же подхватил меня и прижал к себе, а я спрятала лицо у него на груди, глотая слезы:
- Тогда зачем ты мне все это сказал?!
- Я только хочу, чтобы ты была счастлива!
- А я хочу, чтобы мы с тобой были счастливы, и у нас была семья…
- Белла, Джейкоб - единственный, кто может дать тебе ребенка, которого ты будешь любить.
Мы сели на кровать, держась за руки.
- Эдвард, извини, но я не могу тебя понять. Ты не бросаешь меня, но хочешь, чтобы Джейк… да как ты вообще смог до такого додуматься?!..
Он любит меня… Любит и готов… отдать меня Джейку – на время?..
- Мне подсказала Розали.
- Розали? А она здесь при чем?
- Белла, она всю жизнь, сколько себя помнит, хотела стать матерью, но не может. Ты сама знаешь, почему. И она как никто знает, что такое мечтать о ребенке и знать, что у тебя никогда его не будет. Розали променяла бы вечность в теле первой красавицы мира на короткую жизнь человека, если при этом сможет стать матерью. Белла, я никогда не лишу тебя этого. Если хочешь превратиться в вампира - что ж, мы уже все решили. Но я хочу, чтобы прежде ты забеременела.
- Но не от тебя?
- Да.
- А от Джейка - потому, что это безопаснее?
- Да.
Гнев закипает во мне с каждым новым словом Эдварда. Я осторожно убрала руки с его ладоней. Как он мог решить такое без меня?! Так, нужно собраться с мыслями, иначе сейчас сорвусь, а я не хочу, чтобы Эдвард видел меня такой!..
- Так, подожди, а Джейк согласился?
Если – да, лично оторву голову. Обоим!
- Нет.
- Почему?
- Он вообще чуть не убил меня за эти слова. В буквальном смысле.
Я про себя улыбнулась, представив реакцию моего друга на все это:
- Хорошо.
В Джейке я не ошиблась. Да и как вообще могла подумать иначе?! Хоть на мгновение…
Глаза Эдварда округлились.
- То есть, я хотела сказать: он правильно сделал, что не согласился.
- Белла, еще не все потеряно.
Нет!..
- Ты о чем?
- Если ты первая пойдешь ему навстречу - возможно, у вас все получится.
Все, с меня хватит!
- У нас? Первой пойти навстречу? Эдвард, ты в своем уме?!
- Я говорю на полном серьезе.
- А ты подумал, захочу ли я?!
- Я думал, тебе это будет не так уж сложно - ты же любишь его…
Как же хочется заорать на Эдварда! Еле сдерживаюсь – и не только от крика. Увы - с моими человеческими силами попытки рукоприкладства приведут только к новым переломам!
- И что с того?! Как я могу?.. Эдвард, ты, наверное, плохо меня знаешь… или не знаешь вообще! Ведь это… измена! Ты понимаешь? Как я могу изменить тебе с другим?!
- Это не будет изменой, раз по обоюдному согласию.
- А кто тебе сказал, что я дам согласие?!
- Я подумал…
- Можешь больше не думать. Согласия я никогда не дам. И… ты же сам сказал, что и Джейк отказался! Я его понимаю. Так что двое против одного. Ты ничего не сможешь сделать, кроме как…
- Кроме чего?
- Эдвард, я хочу ребенка только от тебя! Мне больше ничего не нужно. А твоя альтернативная идея – бред.
- Это - не бред, а единственный правильный выход из всей этой запутанной ситуации!
- Нет, не единственный! Подожди… - я на миг представила себе перспективу будущей жизни, если план Эдварда таки осуществить. Если я соглашусь с его разрешения… бред полный, но если это допустить… - Значит - в случае, если… тогда мое превращение в вампира снова отложится на неопределенный срок?!
- Почему? Все, как мы и договаривались. Разве что придется подождать, пока ты родишь.
- Да неужели?! И у младенца будет мама - новообращенный вампир! Которая немедленно захочет прикончить собственного ребенка из-за жажды крови!
- Белла, это как ты решишь. За год-два или даже пять ты не покроешься морщинами. Можешь провести с ребенком в человеческом облике столько лет, сколько тебе захочется.
- Ты забыл еще об одном.
- О чем?
- Все эти пять лет мы не сможем сблизиться, как хотели до недавнего времени. Пять лет ты не позволишь прикоснуться к себе - ведь я могу забеременеть от тебя. Я права? И эти пять лет я буду мучиться от желания к тебе.
- Белла, что такое пять лет, если впереди у нас целая вечность?
- Ничего, это я, так сказать, представила. Все равно этому не бывать!
- Белла…
Я сжала руки в кулаки:
- Да, я тоже могу быть упрямой! Я хочу, чтобы ты понял, наконец, и перестал придумывать всевозможные отмазки: я люблю тебя! И хочу только тебя! Кроме тебя, мне никто не нужен! Прекрати заниматься самобичеванием! Я не умру, если рожу от тебя! - Эдвард уже раскрыл рот, чтобы что-то возразить – размечтался! - Не перебивай! Мне поможет твой отец, и в самый критический момент - если он наступит - ты сможешь превратить меня в вампира. У нас будет семья. Наша семья. Ты, я и наш сын…
- А если будет девочка?
- Да какая разница? Это не имеет значения – мальчик, девочка... Вот видишь, ты уже себе это представил. Эдвард, - я подсела ближе к нему и смягчила голос. - Неужели ты не хочешь, чтобы у нас была семья?
- Желания не всегда совпадают с возможностями. Для меня твое счастье и благополучие важнее всего, - он провел рукой по моим волосам.
- А для меня счастье и благополучие заключается только в одном единственном – и ты знаешь, о чем я.
- Белла, я не могу так… - его голос снова поник.
- Как?
- Рисковать тобой. Не могу… Мы зашли в тупик.
- Да нет тупика! Ты сам его себе придумал! Эдвард, теперь я попрошу тебя подумать. О нас и о том, как все у нас может сложиться.
Он закрыл глаза, будто собираясь заплакать:
- Прости…
- Прощать нечего, ты еще не подумал.
- Я уже подумал.
- А ты подумай еще. Эдвард, пожалуйста!
- Если бы ты знала, как тяжело мне тебе отказывать, когда ты так меня умоляешь! Прости меня, милая. Но на этот раз я не могу уступить.
- Эдвард…
- Нет, ты должна поговорить с Джейком.
- Ничего я не буду ему говорить!
- Но ты ведь хочешь увидеть его.
- Да, - про себя добавив «очень». У меня сразу защемило в сердце - стоило представить, как увижу лучшего друга. Любимого друга.
- Ты можешь поехать к нему. Он уже должен быть дома.
- А ты не отвезешь меня?
Как в старые добрые времена, когда Эдвард привозил меня на серебристом «вольво» к Джейку, а на границе меня встречал мой друг-оборотень. Когда все еще так не осложнилось. Я еще не поняла, что люблю Джейка… Эдвард не предложил мне завести от лучшего друга ребенка!..
- Нет, я не хочу, чтобы он снова увидел меня и при тебе потерял самообладание.
- Ты не доверяешь ему?
- Лучше вам поговорить наедине. Я уверен, вам есть, что сказать друг другу. А мне пора.
Эдвард посмотрел на меня, не отводя взгляда:
- Можно, я?.. - Его взгляд переместился на мои губы. Я с радостью прильнула к моему любимому. И на несколько минут, пока Эдвард не оторвался от меня - когда мне уже стало невозможно дышать - я смогла забыть обо всех проблемах и горестях.
- Эдвард, обещай, что подумаешь.
Он только едва заметно покачал головой в ответ. Отрицательно. Выпрыгнул в окно и исчез из поля зрения. Я снова осталась одна.
Джейк… о, Господи! Что же делать?! Лихорадочно ищу по всей комнате ключи от машины, которую мне преподнес Эдвард в качестве предсвадебного подарка. Машина бронированная - и я терпеть не могу на ней ездить! Мне так не хватает моего пикапа, который теперь неподвижно стоит в гараже! Рычание мотора, такой знакомый скрип дверцы… Да где же эти ключи?!
Нет! Стоп! А если Джейк не дома? Может, бегает где-то со стаей? Лучше позвоню. Ох, а если трубку возьмет Билли?! Что я ему скажу? Его я не хочу сейчас слышать.
Я взяла телефон и сжала трубку в руке, не решаясь набрать номер. Дежавю.
Стою и смотрю в окно – из него видно дорогу. В одну сторону она ведет к школе, в другую – в Ла-Пуш. Солнце уже спряталось за деревьями и близится к закату. Джейк где-то там, почти близко. Может, даже за этими деревьями - стоит и смотрит на меня, пока я выглядываю в окно.
Я вздохнула и набрала на мобильном до боли знакомый номер…
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>08 Дек 2009 20:25

Глава 9. За что нам всё это?! Джейкоб

Как же я хочу спать! Хочу не думать ни о чем и забыться во сне. Может, повезет - и у меня не будет сновидений.
Как меня все достали! Хотят «только добра». А я хочу, чтобы меня никто не трогал! Все-таки теперь у меня преимущество – наконец-то никто не торчит в моей башке, не нужно пытаться скрыть мысли. Тем более что, как бы мне ни хотелось, это невозможно. Стая – единый разум и единое целое в борьбе с врагом. Надоели враги, надоело все…
Глаза слипаются. Я взбил подушку и откинул одеяло, чтобы прилечь. Отец остался смотреть спортивный канал, а я забрался под одеяло и припечатался лицом к подушке. Совсем не холодно спать и без одеяла, но детская привычка берет свое. Так уютнее, что ли…
Как же хорошо на родной кровати! Ноги, правда, не совсем помещаются – кто ж знал, что я так вымахаю? Но ничего, есть верный способ – свернуться калачиком.
Я уже начал засыпать, когда услышал в гостиной трель телефона. Тьфу ты! Дайте поспать усталому волку! Кое-кому завтра на патруль, между прочим. Два раза подряд Сэм мне пропустить не даст… да я и сам не смогу. Хватит того, что столько времени валял дурака в лесу - пока ребята охраняли Форкс, а Рейчел присматривала за отцом.
Я укрылся с головой и перевернулся на другой бок. Папа с кем-то разговаривал, а я даже не прислушивался – меня почти затянуло в сон…
Вот именно, что «почти». Дверь в мою комнату открылась, а скрежет папиной коляски окончательно меня разбудил.
- Сынок, это тебя.
Наверняка кто-то из стаи. Или, не приведи нечистый, кровосос. Ну тогда не сносить ему башки, раз прервал мой сон!
- Скажи, что меня нет дома.
- Я сказал, что ты дома. Она хочет услышать тебя.
Я встрепенулся. Но тут же остановил сам себя. Этого не может быть…
- Она? Леа, что ли? Тем более, не отвечу. Мы уже поговорили.
- Джейкоб, это не Леа. Ты знаешь, кто это, - крайне невеселый тон папы не оставил мне сомнений. Я перевернулся… слишком резко - не рассчитав и не учтя, что кровать слишком узкая, запутался в одеяле и вместе с ним рухнул на пол. Пока я выскальзывал из шерстяной ловушки (почему-то одеяло оказалось в два раза шире, чем сама кровать), Билли успел услышать от меня скороговорку из десятка бранных слов - лексикон очень неуравновешенного вервольфа. Наконец освободившись от пут, я рванул в гостиную - грохнув дверью так, что посыпалась штукатурка с наличников.
Снятая трубка ждала меня возле телефона. В метре от нее я замер, прислушиваясь. Может, на том конце не дождались, и уже звучат гудки отбоя? Но нет - трубка издает кричащую тишину. На том конце ждали… ждут до сих пор. Я протянул руку и поднес трубку к уху. Послышалось учащенное дыхание. Я знаю, кому оно принадлежит…
- Белла, - я выдохнул это имя с последними крохами воздуха, что еще оставались в моих легких после ругательств неизвестно в чью сторону.
И тут же услышал в трубке какой-то треск. Что за…
- Извини, я уронила телефон. Я так рада слышать твой голос. Джейк… - ее голос задрожал.
Я сам был на грани срыва. И только и смог, что еще раз вымолвить:
- Белла…
- Джейк, я…
Слышу, как она плачет. И не могу сдержаться сам. Я так давно не слышал этот голос! Только в своем воображении…
- Привет... - ответил я, стараясь говорить как можно спокойнее.
- Ты плачешь…
- Ты тоже…Я просто…
- Джейк, прости…
- За что?..
- За то, что ты плачешь. Можно я… приеду к тебе?
- Нет-нет…
- Но… почему? Ты не хочешь меня видеть? Знаю, я не заслуживаю этого…
- Стой, Белла! Я имел в виду, что лучше сам к тебе приду. Я быстрее твоей машины. Жди меня.
- Хорошо…
Но она все так же всхлипывает, не решаясь нажать кнопку отбоя.
- Белла, я сейчас приду. Пока…
- Пока.
Я первый положил трубку. Иначе Белла так и не решится. До чего же ее довел этот кровосос, чтоб ему!..
Я был уже в дверях, когда меня окликнул Билли:
- Джейкоб, ты куда?
- Мне нужно идти. Ты все слышал.
- Нет, тебе не нужно…
- Я должен, пап, прости… - и выпрыгнул за порог, стаскивая шорты и обвязывая их вокруг ноги. Через секунду я снова был волком.
Я помчался как можно быстрее, чтобы не видеть гневного взгляда Билли. Сколько же несчастья может принести отцу непутевый сын!..
Лес кончился очень быстро. Ни одна живая душа не смогла бы заметить меня на такой скорости - беги я даже у всех на виду.
Но сейчас сгущаются сумерки, и мне становится по-настоящему страшно по мере приближения к дому Беллы. Я так не волновался даже перед боем с новообращенными. Куда подевалась вся сонливость?
Впереди показалась ее улица. Вот патрульная машина Чарли. А вот и дом Свонов. Забежав за него, я остановился, чтоб вернуться в человеческий облик, и встал как вкопанный под окном Беллы. Оно открыто для меня. Но самой Беллы в окне не видно.
Набравшись смелости, я забрался на знакомую по прошлым визитам елку, что росла так близко от окна моей любимой, и заглянул…
Белла сидела на кровати, сжав руки в кулачки, и даже не смотрела в сторону окна. Я на несколько мгновений залюбовался ею, пытаясь при этом унять сердечную дробь. Все такая же бледная и хрупкая! И невыносимо красивая в обрамлении волнистой копны темных волос.
- Белла! – я сначала позвал ее, чтобы не испугать резким появлением в ее комнате.
Она подпрыгнула на кровати, как от электрошока, и кинулась к окну:
- Джейк, это ты?!..
- Да, отойди.
Она послушно отошла в сторону, а я, оттолкнувшись от толстого ствола, запрыгнул в окно и приземлился на полу.
Оказавшись в комнате, я взглянул на Беллу. Она нерешительно и очень медленно подошла ко мне и взяла за руку, поднимая ко мне лицо. Красные круги под глазами от слез и почти мертвенная бледность делают ее похожей на… того, кем она собирается стать.
Я взял в свою ладонь вторую руку Беллы, и наши пальцы переплелись. Ее руки такие холодные… Тонкие пальцы попытались как можно сильнее сжать мои широкие ладони.
Она смотрела мне в лицо не отрываясь, пока уголки ее губ не задрожали. Глаза налились влагой - и она отвела взгляд, смахивая слезы. Я не выдержал и прижал ее к себе, безуспешно заглушая рвущиеся наружу рыдания. Услышав их, Белла сорвалась. Она заплакала, не уставая повторять мое имя.
- Белла, перестань, Чарли услышит, - прохрипел я, гладя ее волосы.
- Джейк… я так соскучилась!..
- Ну, шшш, я здесь… с тобой… - я поднял ей подбородок и попытался изобразить подобие улыбки.
Наши взгляды встретились. Я вытер ей слезы, убрал с лица мокрые волосы, заправил их за уши, погладил ее по щеке…
Белла, все так же не отрываясь, смотрит мне в лицо. Ее глаза излучают радость и боль. В них можно утонуть…
- Белла… - проговорил я едва слышно.
И успел заметить, как что-то изменилось в ее взгляде. Губы слегка приоткрылись, и любимое лицо все ближе… Взгляд ее остановился на моих губах. Белла хочет… черт! Того же, что и я. Как же трудно бороться с собой, чтобы с отчаяньем не впиться в ее губы!
Я также приблизил к ней лицо, закрыл глаза и прислонился к ее лбу своим, прошептав:
- Белла, не делай этого… Я… не смогу остановиться, если поцелую тебя…
Она со вздохом отшатнулась, будто прогоняя наваждение. В глазах заплескался испуг:
- О, боже! Прости… я… не хотела! Что на меня нашло?! – Белла вырвалась из моих объятий и присела на краешек кровати, закрывая лицо руками.
Она винит себя за проявление слабости. А слабость – это я. И я в который раз убедился в том, что Белла чувствует ко мне.
Я сглотнул комок в горле и подошел к ней, присев на колени. Хватить реветь, в конце концов! Я же мужик.
- Белла, все хорошо, не плачь.
- Нет, не хорошо! Я же… могла сделать тебе больно! Снова…
Я попытался отнять ее руки от лица, чтобы она посмотрела на меня, Чтобы убедилась, что я вовсе не сержусь и не обижаюсь. Это я должен просить прощения…
Белла послушалась, но мне в глаза не взглянула. Просто сидела и не выпускала моих рук из своих.
- Белла, посмотри на меня, все хорошо.
Она нерешительно подняла голову, поднесла руку к моему лицу. Я повернулся и поцеловал ее пальцы. Она прижалась ко мне и обняла за шею.
- Джейк, не уходи! - прошептала Белла мне на ухо сквозь плач. В голосе столько мольбы и боли!
- Не уйду! - выдохнул я.
Я знаю, Белле нужна поддержка, а я - единственный, кто может ее поддержать.
Только теперь я заметил: у нее замерзли не только руки. А ведь окно в комнате до сих пор открыто, в то время как на Белле – легкое летнее платье, а с улицы комнату заполняет прохладный вечерний воздух. Я опять забыл, что другим, в отличие от меня, бывает холодно!
Я встал, а Белла вцепилась в мою руку:
- Ты куда?
- Закрыть окно.
Она недоверчиво взглянула на меня, но выпустила мои пальцы.
Я захлопнул раму, не давая больше холодному воздуху повода заполнять комнату Беллы, и снова подошел к ней. Она хотела что-то сказать, но не решилась. А я резко наклонился, подхватил мою любимую на руки и усадил к себе на колени, присаживаясь с ней на кровать. И пусть только попробует вырваться! Белле нужно согреться. А я могу дать ей это тепло. Сорок два с лишним по Цельсию, как-никак!
Но Белла и не думала вырываться. Наоборот. Обвила руки вокруг моей спины и спрятала лицо у меня на груди. Я прижался подбородком к макушке моей любимой девушки и обнял ее в ответ:
- Ты не против, что я взял тебя на руки?
- Нет. Нам поздно стесняться друг друга и скрывать чувства. Я чувствую себя… очень хорошо. Теперь… когда ты рядом…
- Я буду рядом, Белла. Столько, сколько тебе понадобится.
- Спасибо… Джейк, я… люблю тебя…
Меня будто током ударило. Зачем она это говорит?! Да что со мной происходит? Почему я не могу побороть эти чертовы слезы?!
Я попытался отвернуться – точнее, отвернуть лицо. Поздно. Беллз уже смотрит на меня.
- Я знаю, Белла… я знаю…
Она заметила очередные слезы в моих глазах – и ее собственные тоже в который раз стали наливаться влагой. Я поцеловал ее в лоб:
- Ну все, Белла, хватит плакать, а то зальем первый этаж.
Наконец, я увидел улыбку на любимом лице и услышал короткий смешок.
- Вот так уже лучше, - сказал я, смахивая собственные слезы.
Белла наспех вытерла лицо и снова прильнула ко мне, уже спокойно дыша. Я покрепче обнял ее, делясь с ней теплом. Одной рукой прижимая мою любимую к себе, а другой - гладя ее волосы, ее хрупкие плечи…
Мы сидели так очень долго. А в моей голове кружился рой всевозможных мыслей. Если бы я поддался, сегодня могло произойти то, о чем впоследствии Белла жалела бы всю оставшуюся жизнь. Винила бы себя и меня.
А мое самообладание тоже не безгранично. Даже сейчас мне так трудно держать мою любимую на руках, когда она так доверчиво обнимает меня. Держать и пытаться прогнать навязчивые мысли, не дающие мне покоя. А тем более - когда она настолько близко! Можно дотронуться рукой… Я знал, что Белла скучает, но не думал, что она так отреагирует на меня. Настолько… бурно.
Я украдкой наблюдаю за ней. Как хочется… поцеловать ее!.. Подарить ей любовь… Я бы никогда не сделал моей Белле больно, никогда не причинил бы ей вреда! Как он мог оставить ее? Как посмел так ее обидеть?!..
Он - последний дурак, раз надеялся, что Белла его забудет. Кровосос ранил ее, и эта рана жива в Белле до сих пор. Что бы она не говорила ни мне, ни ему - это останется с ней навсегда. Эдвард не узнает - он не может прочесть ее мыслей. Привык полагаться на свой дар, но Беллу прочесть не может - поэтому не всегда и понимает.
А мне его способностей и не надо. Стоит увидеть ее глаза - и я знаю, что она в этот момент чувствует. Сейчас ей плохо. Очень плохо! Ох! Если бы я знал, как тебе помочь, Белла! Я буду с тобой, сколько тебе понадобится, но что еще я могу сделать?!
Черт побери! А это действительно счастье – вот так просто держать ее на руках! Я так сгорал от желания все время, что был волком. Так мечтал хотя бы увидеть ее!..
Ты стала для меня воздухом, Белла. Часть меня всегда была с тобой. Нет, не часть. Весь я. Пусть тело далеко, но сердце и душа – твои. Ты навсегда пленила их и не отпускаешь. И мне некуда деваться, кроме как ловить те крохи счастья, что ты даришь мне. Пусть даже одним своим присутствием…
Я сейчас чувствую себя так, будто освободился от непосильной ноши. Я надеялся, что существовать в теле волка будет легче. В чем-то это так и было. Но ты никогда не покидала моих мыслей. Я тысячу раз разрывался между желанием вернуться (чтобы только взглянуть на тебя, увидеть еще раз, какая ты красивая!) и не возвращаться больше никогда. Чтобы никогда больше не вдыхать твой чистый человеческий аромат.
Мне стыдно, что я - такой слабак, стыдно, что не смог удержаться и прибежал по первому зову - даже не твоему, а его. Тебя бы я не стал слушать. Сколько раз ты говорила Сету одно и то же - столько же было пропущено ударов моего сердца. Оно замирало, давая мне услышать твой голос. Пусть даже сквозь мысли брата - но это то единственное, что согревало и в то же время в очередной раз терзало мою воспаленную душу…
От мыслей меня отвлекла Белла. Ее руки сползли с моей спины вниз. Она уснула. Как же ее теперь не разбудить? Я медленно и бережно - насколько мог! - поднял мою любимую и положил на кровать, подкладывая под голову подушку. Потом сам осторожно лег рядом с Беллой. Она спросонья обвила руку вокруг меня. Я тоже обнял ее в ответ, чтобы теснее привлечь к груди. Белла внезапно открыла глаза и посмотрела на меня:
- Ты не уйдешь?!
Девочка моя… как же я могу уйти?! Если бы ты позволила, я бы никогда не ушел.
- Нет, - тихо ответил я, склонившись над ее ухом.
Она вздохнула, будто с облегчением:
- Джейк, свет…
- Выключить?
- Да, пожалуйста…
Я отпустил Беллу и направился к выключателю. На улице уже совсем стемнело. Погасив свет, я прилег возле моей любимой девочки, вновь притягивая Беллу к себе. Она не сопротивлялась. Я наклонился и легонько коснулся губами ее щеки:
- Спи. А я буду рядом.
- Спасибо.
Как же мне сложно бороться с собой, чтобы не покрыть поцелуями это тело, что сейчас так близко ко мне! Я прижался щекой к ее щеке. Белла вздрогнула.
- Тебе холодно?
- Немного.
Я вытащил из-под нас одеяло и накрыл и Беллу, и себя. Похоже, все одеяла намного шире кроватей...
Белла рукой оплела мою шею и прислонилась к ней лицом. Я почувствовал, как Беллз вдыхает мой запах. Я знаю, что он ей нравится. Я чувствую это.
Потом она отодвинулась и положила руку мне на грудь, слегка проведя ладонью. Белла слегка задрожала. Выражение лица сейчас выдает ее с головой. Глаза замерли на движении руки. Белла будто смакует свои ощущения, прикасаясь ко мне. Пытается осознать, что чувствует, когда я так близко.
Я положил голову на руку и просто наблюдаю за ней. Белла меня почти не видит – для людей на улице темнотища. Зато для волчьего взора не существует препятствий. Мое зрение одинаково остро - как днем, так и ночью. И от него не ускользает то, как глаза Беллы расширяются по мере движения ее руки. И как моя любимая закусила губу, чтобы не выдать себя, своих ощущений и… желаний. Белла подняла голову, так же как и я запечатлела поцелуй на моей щеке и по-быстрому повернулась ко мне спиной, но не отодвинулась, а еще теснее прильнула. Кого ты пытаешься обмануть, Белла? Можешь обманывать своего кровопийцу, но не меня. Ты сейчас борешься с собой - так же как и я.
- Спокойной ночи, - я обнял Беллу, прижимая ее руку к моей груди еще крепче, а Беллз взяла мою руку в свою и не отпускала.
Через несколько минут я услышал, как выровнялось дыхание самого дорогого для меня человека. Она спит.
Господи! За что нам все это?! Пусть я - неотесанный сын своего отца, но чем провинилась перед тобой Белла? За что она так мучается?
Белла едва не умерла за те полгода. Как я благодарен небесам, что успел тогда! Тот злосчастный утес… Почему ты не дождалась меня, Белла? Со мной ты бы никогда не знала горя. Я сделал бы все, чтобы ты забыла его! Пусть не сразу. Я не такой дурак, чтобы поверить, будто это случится по одному щелчку пальцев. Но мы были на пути к этому. Ты спасла его, привязав теперь к себе намертво. А ему только это и нужно. Он знает, что ты не можешь без него.
Но если он так дорог тебе… почему ты не разлюбила меня, Белла?! Почему приезжала с такой радостью в Ла Пуш? Я бы справился, я уже почти смирился… Но ты продолжала навещать меня - где-то в глубине понимая, что ты без меня тоже не можешь. И еще так забавно было смотреть, как ты сопротивлялась сама себе. Забавно и… горько. Как ты делала вид, что ничего не чувствуешь, когда я стою перед тобой без рубашки или невольно коснусь тебя рукой. Ты всегда отводила взгляд, чтобы долго не смотреть в мои глаза. Тебе было неловко оттого, что это приводило тебя в замешательство. Ты не знала, что с этим делать, и до последнего пыталась верить, что мы всего лишь друзья. Но я видел сегодня в твоих глазах совсем не дружбу. Ты любишь меня и… хочешь. Я не знаю, насколько сильно, но это точно сильнее тебя, раз ты не сдержалась и хотела поцеловать меня.
Ты страдаешь. Снова. Ты добилась чего хотела – он теперь навеки твой, а я… как палочка-выручалочка - рядом, когда тебе плохо.
И ты осознала, что хочешь быть мамой. Белла, у нас с тобой могли бы быть прекрасные дети и счастливая семья. Без препятствий. Но теперь это невозможно. И ты требуешь этого от него. Но он - не человек, Белла, как ты не можешь этого понять? Он не пойдет на такое. Черт! А если все-таки пойдет? Если… он поддастся тебе? Нет! Я не могу тебя потерять! Я не хочу, чтобы ты… умерла! Пусть ты будешь кем угодно – человеком, вампиром, только живи! Живи, моя Белла…
Я едва заметно прикоснулся губами к ее волосам. Дьявол! Я ведь знаю тебя, Беллз. Знаю, что ты так легко не отступишься. И если твой кровосос согласится… Я поговорю с Сэмом. Я попрошу разрешения убить пиявку. Его одного. Если ты… если тебя не станет… если он подвергнет тебя такому риску… он – не жилец. Черт, а как же ты?! Как я смогу смотреть тебе в глаза, если убью его?! Ты возненавидишь меня… Нет, это не выход. Ну почему при всем желании я не имею возможности прикончить врага?! Как все несправедливо!
Я… я мог бы дать тебе ребенка, но ты ни за что не согласишься, я знаю. Несмотря на то, что мы чувствуем друг к другу, несмотря даже на разрешение твоего Эдварда – все это не причина, чтобы ты вот так взяла и дала согласие. А если ты откажешься, то не заставлять же тебя силой! Ты сама должна понять, что для тебя важнее – он или твое материнство. Ведь ты никогда не сможешь стать мамой, если превратишься в… чудовище.
Пиявка дал мне понять, что не хочет лишать тебя самого главного в твоей жизни. Какая же ты упрямая! Не захотела усыновить малыша, а вместо этого требуешь от своего кровососа невозможного. Хотя… возможного, конечно. Если он не устоит…
Я поймал себя на мысли, что благодарен Доктору Клыку не только за мое спасение, но и за его поездку и ценные сведения. Ведь еще чуть-чуть - и настал бы ваш медовый месяц. И беды не миновать. Вы хотели провести его как люди. Да кто дал кровососу право соглашаться на такое?! Даже если отбросить беременность от вампира - это все равно равносильно убийству. Откуда тебе знать, Белла, что он не кинется на тебя?! Ты доверяешь ему. А я - нет! И никогда не доверюсь. То, что он удовлетворяет свои пищевые потребности, убивая диких животных, еще ничего не значит. У него еще никогда не было девушки. Так откуда ему самому знать, куда заведет его инстинкт в определенный момент? Я не хочу, чтобы он прикасался к тебе!
Белла, если бы ты только захотела…
Я прервал сам себя. Ты и так хочешь меня. Это могло произойти уже сегодня, если бы я поддался плену твоих глаз. Черт, что же делать?! А если бы ты отказалась стать вампиром… Но ты не откажешься. Вечная молодость для тебя слишком заманчива. Я не могу поверить, что беременность стала важнее и желаннее этого. Но что, если ты всю жизнь потом будешь жалеть? Я – мужчина, и мне не понять, насколько сильно женщина может мечтать о материнстве. И если это - не просто каприз, чтобы привязать кровососа к себе еще больше, то я мог бы… О, нет! А что будет дальше? Сколько еще месяцев или лет после родов ты будешь оттягивать свое перевоплощение?
А вдруг… вдруг ты увидишь малыша и не захочешь бросать его ради своего кровососа? Ведь другого выхода не будет - если ты не откажешься от идеи стать, как он. Только тебе придется на время исчезнуть, Белла, пока ты не научишься контролировать себя. Пока они тебя всему не обучат. Но я уверен, в итоге ты захочешь снова увидеть свое дитя.
Меня позабавила эта ситуация, и я не сдержал улыбки – папа-оборотень и мама-вампир. Хорошая перспектива ждет ребенка! А если это будет мальчик, то в определенном возрасте в нем также пробудится оборотень. Да даже если девочка – ведь Леа оборотень. Причем произойти это может при очередном визите бледнолицей мамы Беллы. И юный вервольф попытается ее убить – это произойдет на уровне инстинктов.
Мне захотелось залиться хохотом от своих же размышлений. Кровосос прав: опять думаю о том, чего еще не существует.
Пришлось убрать от Беллы руку и прикрыть рот, чтобы не разбудить мою любимую. Но она почувствовала мое отсутствие. Повернулась ко мне и спросонья обняла меня сама, положив голову вместо подушки мне на руку. Я засмотрелся на Беллз. Убрал прядь волос, что ниспадала на ее глаза, и осторожно положил вторую руку на талию Беллы, приобнимая. Она пододвинулась еще ближе, уткнувшись лицом мне в грудь - таким образом, даже во сне ища у меня защиты. Губы приоткрылись, и она прошептала:
- Джейкоб…
Я внимательно посмотрел на нее. Нет, она не проснулась. Все так же спит. И видит сны… обо мне.
Интересно, что именно ей снится?..
А что если Сэм прав - и мы влюбляемся в ту, с родственницей которой нам в будущем суждено запечатлиться? Как произошло с ним и Леа. Он запечатлился на ее кузине. Но ведь… у Беллы нет ни сестер, ни других близких родственниц.
Значит… мне никогда не запечатлиться, и ты - единственная, кого я люблю и буду любить. Но я скоро окончательно тебя потеряю. Ты станешь такой, как твой кровосос, и уедешь с ним… А я? Я снова убегу с этой тупой болью в лес.
Единственное – ты можешь оставить со мной частичку себя. Ради нее я и буду жить. У меня появится другой смысл жизни, кроме как ежечасно вспоминать твое заплаканное лицо. Наш ребенок. А может… ты так сильно полюбишь его, что не захочешь превращаться в монстра и бросать сына или дочь ради своего кровососа?.. Белла… я не хочу, чтобы ты стала чудовищем. Это эгоистично, но я мечтаю, чтобы ты осталась со мной. Увы, я не такой наивный, чтобы всерьез надеяться на это. Знаю. Но тень этой надежды никогда меня не оставит.
Но если ты.. откажешься от вечности или… или хотя бы подаришь нам сына… Это стоит того. И я не хочу, чтобы ты умерла, если твой возлюбленный вампир пойдет как собачонка у тебя на поводу. Ладно, я – решился, но как мне теперь убедить тебя? Леа сказала: «Тебе подскажет сердце, что делать дальше». Бедная девочка. Если ее не ждет в будущем запечатление, она никогда не смирится и не простит Сэма.
Черт, разговора с кровососом не миновать. Я должен посоветоваться. Потому что не знаю, что сказать Белле и даже с чего начать. Я боюсь. Боюсь отказа, боюсь, что она отвергнет меня. Боюсь, что ей опять будет больно…
Будь что будет! Это действительно стоит того! Хотя бы попытаться… Нет, не попытаться, а приложить все усилия, чтобы она согласилась!
И снова борьба… А будет ли в ней смысл, если Белла в итоге откажется? Я снова вспомнил, что тараторила мне Леа: «Ты еще даже палец о палец не ударил, чтобы она хотя бы сомневаться начала. Не опускай руки раньше времени…»
Что ж, придется послушаться волчицу. Но это все потом, не сейчас.
Когда калейдоскоп противоречий перестал досаждать моему усталому мозгу, я успокоился. Еще одна гора с плеч. Я посмотрел на Беллу. Как она крепко спит и не думает сейчас ни о чем. Милая моя… Кто я без тебя? Бездомный волк…Который ужасно хочет спать еще с утра.
Я положил голову на подушку, от которой отказалась Белла, заменив ее на мое плечо. Натянул одеяло ей до подбородка, чтобы ни одна толика холодного воздуха не подкралась и не потревожила ее сон.
Я еще любовался моей любимой некоторое время, пока не почувствовал, что начинаю засыпать…
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>10 Дек 2009 15:25

Глава 10. Сколько раз вампир может пожалеть о том, что он - вампир? Эдвард

Он сейчас с ней. Я знаю. Элис не видит Беллу. Но ведь… уже давно ночь. Почему он не ушел? Неужели они…? Нет, нет… не может быть! А что, если - да? Что, если расставание подействовало на них как магнит?
Каждому действию в природе существует противодействие. И в жизни - тоже. Такое впечатление, что оборотень специально запланировал свое изгнание, чтобы при встрече Белла кинулась к потерянному другу, не помня себя от чувств, нахлынувших вследствие долгой разлуки. И тогда мне и стараться не придется. Возможно, Белла уже выбрала его. И мне останется только смириться и отпустить ее, уступая свое счастье волку. Мое счастье, мою Беллу… А мою ли?
Может, ты отдалась ему, едва увидев. Ведь что ему терять? Он будет только рад. И ты, наверное, тоже.
Почему все так?! Почему я не человек?! Я давно бы дал тебе то, что, возможно, ты уже получила от него. Как много значат для человека физические ощущения! И как легко поддаться им! Я знаю это по тому, как ты каждый раз не можешь держать себя в руках, едва я прикоснусь к тебе.
Сколько раз вампир может пожалеть о том, что он - вампир? Я уже сбился со счета. Неужели ты так быстро отказалась от меня, Белла?! А с другой стороны… Я больше не буду вмешиваться в твою судьбу, чтобы ты была счастлива с ним. Ты сможешь иметь семью. И никогда не узнаешь, что такое жажда крови. Ты останешься человеком. И в моей памяти – тоже. Навеки. Нет! Не навеки! До тех пор, пока твое сердце не перестанет биться.
Я уйду за тобой. Осталось только попытаться свыкнуться с мыслью, что ты уже не моя. Я даже не успел побороться за тебя… с ним. Еще не успел ничего предпринять, а вы уже принадлежите друг другу. Иначе как объяснить тот факт, что почти с момента моего ухода и до теперешнего мгновения Элис не может тебя увидеть, Белла? Я уже столько времени гипнотизирую стрелку часов в моей комнате!
Три часа ночи. А у Элис - ничего. Пустота.
Я бы сорвался к тебе, как только моя сестра сможет тебя увидеть. Я попросил ее сообщить мне это. Но Элис молчит.
Шаги за дверью. Стук каблучков. Розали.
- К тебе можно?
Я перевел взгляд с настенных часов на дверь:
- Входи. Хочешь меня развеселить?
- Решила дать тебе совет.
- А может, хватит с тебя советов? Розали, я благодарен тебе за все, но сейчас я даже не знаю, что думать.
- Пойди к ней.
- Зачем? Подсматривать за ними? Я не хочу это видеть…
- Тебе и не нужно. Если это то, о чем ты думаешь - ты это услышишь. Развернешься и уйдешь.
- А смысл?
- Так ты точно будешь знать, а не сидеть и томиться в ожидании утра или когда на нашу мелкую сестрицу снизойдет озарение. Неизвестно, сколько времени это продлится. Может, они… и завтра будут вместе. А ты все так же будешь сидеть?
- А что мне остается?
- Зачем ты терзаешь себя?! Ты мне сейчас напоминаешь Беллу. Она тоже страдает этим недугом – самовнушением, и от него же потом мучается. Не проще ли покончить с этим? Тебе же туда бежать пять минут!
- Иногда лучше оставаться в неведении.
- А потом узнать это от нее? С ее слов? И Белле, и тебе будет проще, если ты не испытаешь при ней шока от такой новости. Ведь Белла будет долго и упорно винить себя за то, что ее слова причинят тебе боль.
- Откуда ты так ее знаешь, Роуз?
- Я наблюдательна. Ну так что?
- Я не знаю… И при чем здесь ты?
- Не могу видеть, как ты страдаешь.
- Так не смотри.
- Если я сижу за стенкой - это еще не значит, что я не знаю, что здесь происходит. В частности - что кто-то из моих братьев сидит и сверлит взглядом часы. Хочешь, чтобы я сама туда сбегала? Мне не трудно. Или Эмметта попрошу…
- Не надо!
- Если ты сейчас же не встанешь с места…
- Роуз, не шути так.
- А я и не шучу. Ну так что, идешь?
- А куда мне деваться?
- Ну наконец-то!
- Ты всегда завершаешь разговор этим восклицанием?
- За столько лет ты мог бы меня и изучить.
- У меня не было интереса изучать кого-то, вроде тебя. Пусть этим занимается Эмметт.
- Я приму это за комплимент.
- Не льсти себе, сестра. Я – не Эмметт и комплиментов не раздаю.
- Скажи, я хоть когда-нибудь тебе нравилась?
- Нет!
- Хм.
Она развернулась и направилась к двери.
- Хотя не покривлю душой, если скажу, что у тебя иногда бывают проблески ума в лучшую сторону, - добавил я ей вслед.
- Спасибо.
Роуз ушла.
Я взглянул на открытое окно. Где-то там за деревьями твой дом, Белла. И ты там… с этим волком! А как же я?! Неужели для меня все и навсегда потеряно за какие-то сутки?! Неужели ты уже не моя?!
Сорваться с места, чтобы покончить с мучительным ожиданием? Это выход! Только я не хочу видеть то, что сейчас увижу. Мне это и так известно. Я почти уверен. Всего лишь удостоверюсь.
Лес отзывался тишиной и ночной прохладой, пока я шел пешком к окну моей единственной любви. Не бежал, а именно шел. Шаг за шагом приближая нежеланную неизбежность.
Окно Беллы закрыто. Свет погашен, а мой вампирский слух не уловил абсолютно ничего сверхординарного. Оттолкнувшись от покрова густой травы, я оказался на карнизе. В окне я четко разглядел спину Джейкоба… одеяло слегка сползло с нее, позволив мне увидеть руку Беллы, обнимающую оборотня. Такая белая рука на фоне его смуглой кожи!
Невыносимо захотелось немедленно разбить это окно вдребезги! Я едва успел остановить сам себя. Нельзя давать волю ревности и гневу! Тогда у волка будет преимущество. Если первым начну я… К тому же я разбужу Беллу и напугаю ее. И не только Беллу. Чарли примчится - а я не хочу, чтобы у нее из-за меня были неприятности.
Да как этот пес посмел?! Клялся, что не вернется, а теперь!..
Белла спит в его объятиях. Она получила, что хотела. То, от чего так долго воздерживались мы из-за моей вампирской сущности. И виноват во всем никто иной, как я сам! Позвал… беду на свою голову!
А не этого ли я хотел? Чтобы ты была счастлива… пусть не со мной… Но почему же тогда мне так… не по себе?! Так… больно?!.. Я не думал, что потеряю тебя так легко! После всего, что у нас было… После беды с Джеймсом, после моего глупого ухода, после… Италии.
Надо было дать тебе тогда время подумать. И не спешить со свадьбой. Неспроста ты всю ночь плакала в мою рубашку, когда ушла от оборотня. Не только от жалости к нему. Мне не забыть твоего лица и твоего состояния. Ты искала у меня утешения в том, что сделала ему больно, выбрав меня. А теперь… тебе может быть больно уже из-за меня!
Возможно, мне следует уехать… сейчас же! Чтобы ты больше никогда меня не увидела и не испытывала чувства вины. Не терзала себя пустыми словами, которые уже ничего не изменят. Ты переживешь эту новость. Он поможет тебе, я знаю. Он всегда помогал тебе и будет помогать. Ты справишься со всем, благодаря ему… а мне все равно никогда его не заменить.
Между вами есть то, чего никогда не было у нас. Вы понимаете друг друга с полуслова. И он будто знает о тебе все, что никогда не было доступно мне. Твою душу, Белла. У вас будто одна душа на двоих. А у меня - нет души, сколько бы ты не доказывала обратное. И поэтому разделить ее с тобой я не могу. Только мое мертвое сердце, которое сейчас болит и обливается кровью – только оно принадлежит тебе! И сколько я ни пытаюсь разгадать глубинный смысл очередного выражения твоего лица, Белла - я никогда не угадаю, о чем ты думаешь. А он знает - потому что чувствует. И это намного больше того… что я вижу сейчас в окне. И в этом тоже виноват я. Если бы я остался с тобой после твоего Дня Рождения - ничего бы этого не случилось. И ты была бы моя. Навеки…
Но нельзя… нельзя мне думать о себе! Слишком поздно. Только ты… Вот что важно. И ради тебя я должен уйти. Прямо сейчас. Но сначала… должен поговорить с ним. Сообщить, что ухожу. А тебе он сам все расскажет.
Я как можно тише приподнял раму и абсолютно без звука порхнул в комнату. Она переполнена режущим ноздри запахом оборотня! Как же его разбудить, чтобы не спугнуть? И в то же время не разбудить Беллу?
Сначала я хотел встряхнуть его за плечо, но вовремя подумал, что ему это может не понравиться. И тихонько позвал:
- Джейкоб, проснись!
Тишина. Даже не пошевелился. Ничего себе – защитник Ла Пуш и Форкса, второй после вожака, потомок Эфраима Блэка. У тебя тут вампир прямо под носом, а ты спишь… Хотя к моему запаху он уже наверняка привык, вот и не реагирует.
- Джейкоб!
То же самое.
Последняя попытка:
- Джейкоб Блэк!
Я наклонился. Беллу даже не видно. Только ее макушка еле выглядывает из-под одеяла. Они так близко… Я почувствовал укол зависти. Я никогда не мог так… спать с ней. Да я вообще спать не могу. Только наблюдать за ее сном. И согреть ее я тоже не способен… так как он. У него есть все, чего нет у меня… и все, что ей нужно.
Что мне теперь здесь - до утра стоять? Я протянул руку и слегка коснулся руки Джейкоба.
Он молниеносно вскинулся, заслоняя собой Беллу, и распахнул глаза. Волчий взгляд скользит по комнате, нос сморщен от моего запаха. Картина: «Потомок Эфраима Блэка готов вскочить с кровати». И порвать врага на составляющие… Мне только повторения сцены в лесу не хватало! Прямо в комнате Беллы…
Я успел отскочить на пару шагов, раскрывая перед Джейкобом ладони. Надеюсь, дал понять, что не хочу ничего плохого...
- Какого черта ты здесь делаешь? – прокричал он шепотом.
- Мне нужно кое-что тебе сказать.
- А до утра это подождать не могло?
Ему опять не дают выспаться. Я бы и рад посочувствовать… не будь так зол на него!
- Джейкоб, ты не мог бы потише? Я не хочу, чтобы Белла проснулась.
- Ладно, ты прав. Я сейчас.
Оборотень осторожно снял с себя руку Беллы и медленно встал с кровати. Он взял одеяло, на миг раскрыл его, чтобы расправить, и бережно укрыл им Беллу до подбородка. Я успел заметить, что на Белле то же платье, что и днем. А оборотень… в шортах. У меня округлились глаза.
Эти двое - в одежде!
Они - в одежде, а я – дурак. Потому что если бы не старался так упорно задержать дыхание, чтобы спасти нос от волчьей вони… то и, не вглядываясь, понял бы – ничего не было.
- Чего ты хотел? Говори и проваливай. Не загрязняй собой воздух. Я уж думал, пока спал, что у меня в носу кошки скребут.
- Так значит, вы не…
- Что «не»?
- Ну вы не… сделали этого?
- Чего не сделали?
- Не занимались сексом!
Джейкоб раскрыл рот. А я отвернулся к окну, подавляя внезапно нахлынувшую радость и облегчение. А я был на грани того, чтобы снова сбежать в Южную Америку. Я ошибся… И мне повезло хотя бы в одном – мой соперник так же неопытен, как и я сам.
- Ты чего лыбишься? Испугался, да?
Я обернулся, стирая с лица улыбку. Джейкоб стоял, скрестив руки на груди.
- Я думал, что потерял ее, когда увидел вас… вот так…
- Как «так»? – он задал вопрос в высокомерно-насмешливом тоне. Джейкоб явно чувствует сейчас преимущество передо мной. Еще бы - ему удалось ввести меня в заблуждение, даже не прикладывая усилий.
- Ты понял, что я имел в виду, раз произнес слово «секс».
Я краснеть не могу, потому что – вампир. А этот, если и умел, то уже разучился. Умел. Я еще помню долговязого мальчишку, застенчиво просившего Беллу о танце. Быстро же ты… вырос!
- Она попросила меня не уходить. Но я не обязан отчитываться. А вот ты – еще как обязан. Отвечай, что ты делаешь в ее спальне?! И долго ты на нас пялишься?
Раньше надо было просыпаться – меньше бы я пялился…
- Я каждую ночь провожу в ее комнате, наблюдая за ее сном, но сегодня обнаружил здесь тебя.
- Угу, приятная неожиданность, не правда ли? А чего это ты под утро приперся?
Джейкоб меня раскусил.
- Элис долгое время не видела Беллу…
- И ты подумал…- оборотня пробивает на смех. – Что, в штаны наложил? Жаба задавила?
- А ты не можешь без грубостей?
- Я не обязан быть вежливым перед тем, кто украл у меня мою жизнь, - он внезапно стал более чем серьезным.
- А может, ты у меня? Белла сама выберет одного из нас.
- Нам делить нечего. И она уже давно выбрала. А ты ее совсем не знаешь, раз посмел усомниться в ней.
- А что же мне надо было подумать?
- Ты прав. Я бы тоже так подумал. Но ты не совсем далек от истины. Если бы я не остановил ее сегодня, этого бы не миновать.
Я увидел, как все происходило, через воспоминания Джейкоба. Мое сердце сжалось от боли и ревности. Я напряг челюсть, чтобы немного успокоиться. Белла… Я взглянул на нее. Ты любишь его. По-настоящему. И в этом тоже виноват я.
Джейкоб продолжил:
- И не клацай зубами. Я тоже удивился, когда увидел ее реакцию на меня. Но радоваться мне нечему. Ведь она не со мной.
- Она всю ночь провела с тобой.
- Это ничего не значит.
- Нет, значит. Друзья не спят в одной постели.
- Если ты до сих пор не заметил, мы - больше, чем друзья.
- Я к тому и веду. Она может выбрать тебя.
- Не вижу причины.
- Но я ведь уже знаю, что ты решил.
- Я не буду ее заставлять. И даже не знаю, как ей это сказать и на каком расстоянии, чтобы от греха подальше.
- Предоставь это мне. Это уже мои заботы. От тебя только…
- Молчи. Я не делаю тебе одолжение. Это - единственное, что я могу ей дать, и единственное, что (а вернее – кто) останется со мной, когда Белла уйдет к тебе.
- Ты так уверен, что она вернется ко мне?
- Я ни в чем не уверен. Но поверить в это вот так сразу не могу. И никогда не поверю. Сколько раз Белла приезжала ко мне и все равно потом бежала к тебе.
- Это не одно и то же.
- Знаю. И все равно… Кро… Эдвард, у меня есть условие.
- Ты хочешь набить себе выгоду?
- Я всего лишь хочу, чтобы ты оставил ее человеком. К тому же между нашими кланами еще существует договор, если ты не забыл.
Мне пришлось глубоко вздохнуть, хотя в воздухе у меня потребности нет:
- Это ее желание.
- Ее желание, но твое согласие.
- А ты знаешь, чего мне это стоило? Я пообещал это Белле в обмен на нашу свадьбу!
- Какие же у вас… взаимовыгодные отношения. Как это сейчас называется: брачный контракт?
- Не язви, Джейкоб. Ты же ее знаешь.
- Я знаю ее упертость. Но хочу, чтобы и ты знал – несмотря на то, что может между произойти между мной и Беллой, я попытаюсь сделать все от меня зависящее, чтобы разубедить ее в желании стать такой, как…
Лицо Джейкоба сморщилось от отвращения, и он осмотрел меня с головы до ног.
- Как я, - закончил я за него. – Дело твое. Я тоже тебе кое-что скажу. Я всем сердцем желал оставить Беллу человеком. Всегда. И сейчас хочу. Но мы уже договорились. И… Джейкоб, если… в случае, если она останется с тобой, я не буду против. Я говорил это тогда, в палатке, и сейчас говорю. Ее счастье для меня важнее всего.
Он покачал головой, улыбаясь про себя:
- Еще один иллюзионист.
- Кто?
- Да так, вспомнилось, - в его голове появилась девушка, имя которой я помнил – Леа Клирвотер. - Ты слишком неуверен в себе. И ты совсем ее не знаешь.
- Если это шанс сделать ее по-настоящему счастливой, то все зависит от тебя.
Белла вдруг пошевелилась, и я услышал ее шепот: «Джейкоб». А до сегодняшней ночи она повторяла во сне лишь одно имя – мое.
Оборотень тихо подошел к ней, поправил одеяло, сползшее с ее плеч, и вернулся ко мне. А я стоял и сгорал от желания сделать то же, что и он.
- И ты хочешь сказать, что уже опустил руки и разуверился в ней?
- А вот на это не надейся. Я тоже не сдамся. И буду бороться за нее. Но выбор за ней.
- Ну тогда желаю тебе удачи.
- Взаимно, - я медленно протянул ему руку.
- Извини, не хочу потом неприятно пахнуть.
Я опустил руку и зашагал к окну.
- Подожди, - Джейкоб окликнул меня, когда я уже собирался нырнуть в заросли папоротника.
Я обернулся. Он с очень большой неохотой разомкнул скрещенные руки и разжал побелевшие от напряжения кулаки. Раскрытая ладонь его правой руки смотрела в мою сторону. Я потянулся и пожал ее.
- Все-таки должен признать, что мозги у тебя имеются. Ты действительно заботишься о ней, а не о себе.
- Я рад, что ты это понял, Джейкоб. Мне пора. Уже почти утро. Она не должна меня здесь видеть.
Если бы за нашим разговором наблюдали со стороны, то единственное, что смогли бы заметить – едва различимые движения наших губ при разговоре. У особей наших видов слух преотличный. Даже дыхание Беллы громче шепота вампиров и оборотней.
Я посмотрел на нее еще раз и ушел домой.
Что ж, Розали оказалась права. Джейкоб согласился. Теперь осталось уговорить Беллу пойти на это. Самая сложная часть. Ох, Белла! Я боюсь твоего гнева. Я не хочу, чтобы ты снова плакала. Как хочется, чтобы жизнь шла как по мановению волшебной палочки! Но чудес не бывает. И с неба просто так ничего не падает. Придется приложить немало усилий, чтобы этот план осуществился.
Я не хочу тебя терять, Белла. Один бог знает, как не хочу! Ведь ты – все, что у меня есть, и больше мне ничего не нужно. Только бы ты была рядом и в безопасности. Я согласен оберегать тебя день и ночь, дать тебе все, что пожелаешь. Кроме одного. И это одно перевешивает все остальное. А выход только один.
Я подошел к родному дому и уже собирался прыгнуть в окно моей комнаты, чтобы продолжать ждать звонка Беллы, но подумал, что сначала зайду к Розали. Все-таки нужно ее поблагодарить. Надо будет подобрать ей в подарок что-нибудь из ювелирных украшений.
Окно в комнату Роуз и Эмметта открыто, но из него доносится исключительно тишина. Пока я шел сюда (опять-таки бежать не было никакого желания), наступило утро. Солнце уже показалось на востоке, и моя кожа в просвете деревьев блеснула естественным для нашего вида сиянием.
Я слышу, как вся семья снова собралась в гостиной. Розали тоже там. Я зашел через парадную дверь. Все покосились на меня и резко замолчали.
- Что-то случилось?
В руке у Карлайла - конверт с иностранной маркой и само письмо из очень дорогой плотной бумаги бежевого цвета.
- Да, случилось. Мы только что получили утреннюю экспресс-почту. Это письмо от Стефана с Владимиром.
- И что понадобилось румынам?
- Ты помнишь, как в новостях указывалось приблизительное количество жертв в Трансильвании и близлежащих районах?
- Да, помню, но при чем здесь мы?
Отец крайне встревожен:
- У нас могут быть неприятности. Мы были правы в наших догадках. Стефан и Владимир создают армию вампиров.
- Но разве Волтури не…?
- Дело в том, для чего именно румыны это делают.
- Папа, расскажи мне, что в письме. Вы все так много думаете и, по-видимому, напуганы. В чем суть?
- Эдвард, Владимир со Стефаном, а также несколько их подопечных создают многочисленную армию новообращенных вампиров для того, чтобы свергнуть Волтури и вернуть былую власть.
- Хм, сомневаюсь, что у них это получится. Волтури не дадут им даже начать бой. Так при чем здесь мы?
- Ты правильно понял, что в одиночку или с неконтролируемыми вампирами им не одолеть могущественный клан Волтури. И румыны рассылают приглашения с просьбой о помощи более старшей аудитории. Мы – одни из приглашенных.
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Виринея Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 27.11.2009
Сообщения: 188
Откуда: г. Череповец, Россия
>11 Дек 2009 8:53

Здорово. Скорее бы увидеть продолжение. так и не могу понять куда ведет нас сюжет.... Very Happy
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Suoli Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Малахитовая ледиНа форуме с: 07.05.2009
Сообщения: 199
Откуда: Украина
>11 Дек 2009 12:50

Виринея писал(а):
так и не могу понять куда ведет нас сюжет...

Это хорошо))) Тем интереснее читать будет продолжение)) Wink
_________________
Любовь вечна, меняются лишь возлюбленные. ©
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>01 Дек 2020 9:04

А знаете ли Вы, что...

...для ответа на несколько фраз сообщения, Вы можете использовать мультицитирование. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Голосуйте в конкурсе коллажей Часы веков: Давно это было


Нам понравилось:

В теме «Жестокий ангел (ИЛР)»: Маша, привет Новые планы - это хорошо. Вдохновение тоже хорошо. Эксперименты - отлично. Меня саму очень часто уносит на... читать

В блоге автора НатаЛис: Буктрейлеры к романам авторов СТ

В журнале «Болливудомания»: Место Силы
 
Ответить  На главную » Наше » Фанфики » Солнце и Луна - фик по Сумеркам [7076] № ... Пред.  1 2 3 ... 35 36 37  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение