Карен Мари Монинг - Эльфийская лихорадка - Faefever

Ответить  На главную » Переводы » Переводы

Справка для читателей переводов

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 8:49

 » Карен Мари Монинг - Эльфийская лихорадка - Faefever  [ Завершено ]



дата выхода новой книги - 16 сентября

Аннотация «Эльфийской лихорадки»

«Он называет меня своей Королевой Ночи. Ради него я готова умереть. Я даже убить могу ради него».
Когда МакКайла Лэйн получает вырванную страничку из дневника погибшей сестры, отчаянные слова Алины буквально ошеломляют ее. И теперь МакКайла знает, что убийца сестры рядом. Но зло еще ближе. И ши-видящая начинает охоту: За ответами. За отмщением. И за древней книгой черной магии, порочной настолько, что она способна развратить любого кто прикоснется к ней.
Поиски «Синсар Даб» приводят Мак на зловещие, изменчивые улицы Дублина. За ней следит подозрительный полицейский. Силком она оказывается втянута в опасный треугольник, альянс между В‘лэйном, ненасытным Эльфийским принцем с смертельно опасными эротическими предпочтениями, и Иерихоном Бэрронсом, мужчиной с первобытными страстями и не рассказанными секретами. Очень скоро Мак попадает в ловушку и ей приходится сражаться за свое тело, разум и душу.

Когда наступает канун дня Всех Святых, и город погружается в хаос, когда раскрывается ужасная правда о Темной Книге, тогда даже Мак не сможет помешать бессмертным разрушить стены между мирами, они падут с разрушительными последствиями.

  Содержание:


  Читалка Открыть в онлайн-читалке

  Добавить тему в подборки

  Модераторы: Talita; Дата последней модерации: -

Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 9:50

Февральский тизер

«И секс, Боже, секс! До него я даже не знала что такое секс. Это вовсе не тихая музыка и свечи, а изощренное, медленное действо.
Секс с ним можно сравнить с дыханием, он происходит так же непроизвольно и он необходим мне для жизни. Это может произойти прямо у стены в темном переулке, или лежа на холодном бетоне, потому что я и секунды не выдержу без него. С пересохшим ртом, сердцем в горле, стоя на четвереньках, я буду ждать его прикосновений, чтобы снова ожить. Это наказание и очищение, мягкость и жестокость, все меркнет по сравнению с ним, остается только лишь желание заполучить его внутрь себя, и я не только умру ради него – я готова убить ради него».
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 11:33

 » Мартовский тизер

Мартовский тизер


В’лэйн пальцами задел основание черепа, как раз то место, где Бэрронс отметил меня, его глаза сузились и он резко втянул воздух.
- Ты позволяешь ему ставить метки на своем теле и отказываешь мне? – прошипел он и его рот накрыл мои губы.

Огромные, демонические Невидимые Охотники с кожистыми крыльями, особенно ужасны для ши-видящих тем, что точно знают, где именно нас достать внутри нашего разума. Они инстинктивно знают, где искать маленького, испуганного ребенка внутри и пользуются этим.

Принцы Видимых тоже знают, как нас достать, но они преследуют взрослых женщин. Они охотятся на нас в нашем собственном теле, безжалостно загоняя в самые темные уголки нашего либидо. Они соблазнят Святую Деву, и превознесут шлюху. Они без устали служат нашим сексуальным потребностям, жадно глотая нашу страсть, усиливая ее и оглушая нас ею выросшей в тысячи раз. Они хозяева наших желаний. Они знают пределы наших фантазий, они возносят нас на самый пик и бросают там, обламывая ногти, мы держимся изо всех сил наверху, висим прямо над бездонной пропастью и умоляем продолжить и дать еще больше наслаждения.

Язык В’лэйна коснулся моего языка. Что-то горячее и электрическое вспыхнуло во мне. Оно увеличилось и заполнило меня. Не знаю, что он там сотворил с моим языком, но от этого горячего и электрического я чуть было не задохнулась и моментально кончила.

Наслаждение пронзило тело так изыскано и точно, что кости мои расплавились и превратились в воду. Я чуть не упала, но он подхватил меня и я, на несколько мгновений, оказалась в мечтах, в сюрреалистическом месте, где смех его был черным бархатом, а желание беспредельным как ночь, потом я пришла в сознание и снова стала самой собой.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 12:09

 » Апрельский тизер

Апрельский тизер

- Я его не целовала, - сказала я, ударяя Бэрронса в грудь.
Он отбросил мою руку.
- Тогда что делал его язык у тебя во рту? Он опытным путем проверял твой глотательный рефлекс? – недобро усмехнулся он. – Так как поживает ваш глотательный рефлекс, мисс Лэйн? Завелись с пол-оборота?

Бэрронс обожает использовать сексуальные намеки, чтобы заткнуть меня. Скорее всего, он ожидает, что хорошо воспитанная южная леди во мне с отвращением скажет - «фи» и на том разговор закончится.
- Не люблю глотать, предпочитаю сплюнуть, если тебя именно это интересует.
И я преувеличенно вежливо улыбнулась.
- Сомневаюсь. Вы похожи на любительницу сглотнуть. Его язык был на полпути в Китай, и вам это не мешало.
- Ревнуешь?
- Это значит тратить эмоции. Единственное, что я на вас потратил, мисс Лэйн, это мое время и ожидаю, что затраты окупятся с лихвой. Расскажите мне о «Синсар Даб»
Я взглянула на свою руку, после соприкосновения с одеждой Бэрронса она была влажной. Я поднесла руку ближе. Красный цвет ночью кажется черным. Я принюхалась. Запах старых монет. Ну и дела, кровь. Тогда ничего удивительного.
- Ты дрался? Нет, дай-ка угадаю, ты снова спас раненую собаку? – так он отмазался в прошлый раз.
- У меня кровь пошла носом.
- Кровь носом, ах ты петуния.
- Петуния?
- Жопа, Бэрронс. Такая же, как ты сам.
- Книга, мисс Лэйн.
Я взглянула в его глаза. Нечто очень древнее смотрело на меня оттуда.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 12:20

 » Майский тизер

Майский тизер.

(описание сцены: Мак и Бэрронс дерутся. Он лежит на полу, на спине. Она сидит на нем сверху.)

- Как ты смеешь заваливаться сюда и силой заставлять меня отвечать, когда сам ни разу не ответил, ни на один мой вопрос? – прошипела я и сильно ударила его в живот. Он даже не вздрогнул. Я еще раз двинула ему. Ничего.
- Ты стоишь тут, вся такая загорелая и довольная и еще спрашиваешь, почему я силой заставляю? – проревел он. – Куда тебя, черт подери, занесло? Ты снова была с В’лэйном. Сколько еще раз я буду терпеть пощечины, мисс Лэйн? – Он перехватил мой кулак, когда я пыталась ударить его. Я занесла другой. И его он перехватил. – Я предупреждал не надо играть друг против друга.
- Я не играю против тебя! Я пытаюсь выжить. И я не даю тебе пощечины, когда ухожу с В’лэйном! – я попыталась вырваться из его рук. С тем же успехом мои руки могли увязнуть в бетоне.
- Ты тут вообще ни при чем. Я пытаюсь получить ответы, а так как ты ничего мне не рассказываешь, то не можешь винить меня в том, что я ищу ответы в других местах.

- Так мужчина, которому не дают дома, имеет право идти и изменять?
- Чего?
- Какое слово ты не поняла? – прорычал он.

- Твоя логика, это нечто особенное. Это не дом, и никогда им не станет и никто никого не станет трахать! – я практически кричала.
- Ты думаешь я этого не знаю? – он двинулся подо мной, болезненно давая кое-что понять. Два «кое-что», вообще-то, одно это моя высоко задранная, в пылу драки, юбка. Второе – не моя проблема. Я извивалась, пытаясь опустить подол ниже, учитывая, что мои руки были заняты и мне нужно было обойтись без них, но выражение его лица убило эти попытки. Меня жутко раздражает, когда Бэрронс так смотрит на меня. Вожделение в этих древних, обсидиановых глазах, не оставляет ничего человеческого. Не стоит даже искать. Дикарке Мак захотелось пригласить его выйти и поиграть. Я думаю, что она совсем сбрендила. Я вам точно говорю, она сошла с ума.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>29 Июл 2008 13:00

Июньский тизер.

- Нет. Пусть даже ад замерзнет, я никогда не соглашусь на секс с тобой в обмен на что-то. Понял? Есть вещи, которые не обсуждаются.
- Это всего лишь совокупление, физический акт, такой же как еда или испражнение. Зачем придавать этому процессу столько важности?

- Может для Эльфов, и может даже для некоторых людей, это всего лишь физический акт, но только не для меня.

- Потому что за твою недолгую жизнь у тебя был потрясающий секс? Потому что у тебя в прошлом были любовники, которые заставляли гореть твое тело и кипеть душу? – поддразнил он.
Я подняла подбородок выше.
- Может быть, пока я всего этого и не чувствовала, но однажды это произойдет.
- Я тебе дам это сейчас. Экстаз, за который ты будешь согласна умереть, но я не позволю этому случится. Я остановлюсь.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>04 Авг 2008 23:12

Очередная порция дразнилок Smile


-Такая неприкрытая боль, - прошептал он.

Я уткнулась лицом в его ладонь и закрыла глаза. Он запустил пальцы в мои волосы, прижал руку к затылку, и коснулся метки. Она потеплела от его прикосновения. Его рука напряглась у основания моего черепа, он сжал мне голову, и медленно заставил приподняться на цыпочки. Я открыла глаза, и пришла моя очередь резко вдохнуть. Не человек. О, нет, только не этот мужчина.

- Никогда не показывайте мне этого снова. - Его голос был холоднее холодного и сурового лица.

- Почему? Что ты сделаешь?

- То, что обязан сделать по своей природе. Идите внутрь, мисс Лэйн. Пора приступать к занятиям.



вот такие пироги... Бэрронс не человек ни фига Smile что и требовалось доказать.... и что такого интересненького демонстрировала ему Мак? Laughing
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>07 Авг 2008 11:32

 » Пролог

*********************************************************************
впереди еще будет глава первая ;) А пока - пролог "Эльфийской лихорадки#
enjoy
*********************************************************************

Пролог

«Я готова умереть ради него».

Нет, погодите минуточку… все должно начаться совсем не с этого места.

Я знаю это. Но, полагаясь на собственное чутье, предпочитаю пропустить события прошедших нескольких недель, и быстро пронестись с вами через эти дни, приукрашивая детали и выставляя себя в более выгодном свете.

В тяжелые моменты все выглядят плохо. Но именно эти моменты делают нас теми кем мы и являемся. Мы или смело глядим опасности в лицо или трусливо прячемся. Мы выходим победителями, закаленными испытаниями, или ломаемся от постоянных убийственных злоключений.

Я никогда особо не задумывалась о таких вещах как трудности, испытания и лишения.
Раньше я проводила дни загорая и шастая по магазинам, барменша на «Кирпичном заводе» (скорее развлечение, а не работа, и такой стиль жизни мне нравился), все мысли которой были заняты тем как бы уговорить мама и папу купить новую машину. В двадцать два года, я все еще жила с родителями, в своем безопасном, укрытом мирке, убаюканная сонными, неторопливыми жителями Глубокого Юга, поверив что я центр этой жизни.

Потом, моя сестра Алина поехала учиться за границу, в Дублин, где и была жестоко убита, мой мир изменился за одну ночь. Ужасно было уже одно то, что мне пришлось опознавать ее изуродованное тело, видеть как рушится наша когда-то счастливая семья, но на этом разрушение моего мира не закончились. Оно не закончилось до того момента, пока я не узнала, что почти все, во что я верила с самого детства оказалось не правдой.

Я обнаружила, что мои близкие вовсе не были моими настоящими родители; мы с сестрой были удочерены; и несмотря на мою манеру лениво, иногда даже слишком, растягивать слова, мы вообще не были южанками. Мы происходили из древнего кельтского рода ши-видящих, людей, которые могут видеть Эльфов – ужасающую расу потусторонних существ, которые укрываясь иллюзиями и ложью, тысячи лет тайно жили среди нас.

То были легкие уроки.

Сложные уроки были впереди, они поджидали меня на заполненных весельем улицах Дублина в районе Темпл Бар, где я увижу, как люди гибнут, и учатся убивать; где я встречу Иерихона Бэрронса, В'лэйна и Гроссмейстера; где я окажусь главным игроком в смертельном состязании, на кону которого поставлена судьба всего мира.

Для тех, кто только что присоединился ко мне, меня зовут МакКайла Лэйн, или, для краткости, Мак.

Моя настоящая фамилия могла бы быть О'Коннор, но наверняка я этого не знаю. Я – ши-видящая, одна из самых могущественных за всю историю. Я не только вижу Эльфов и могу причинять им вред, вооруженная их священнейшей Реликвией - Копьем Луина - я могу даже убить бессмертные существа.

Не устраивайтесь на вашем стуле поудобнее и не расслабляйтесь. В опасности оказался не только мой мир, это и ваш мир тоже. Оно происходит, прямо сейчас, пока вы сидите, пережовывая закуску, готовясь погрузиться в вымышленное приключение. А знаете что? Это не беллетристика, и нет никакого спасения. Стены между человеческим миром и Эльфийской страной рушатся - и я очень не хочу сообщать вам, но эльфы – совсем не феи Динь-Дилинь.

Если стены разрушатся… ну, … вы просто лучше надейтесь, что этого не случиться. На вашем месте, я уже включила бы все лампочки вокруг. Приготовьте несколько фонариков. Проверьте ваш запас батареек.

Я приехал в Дублин по двум причинам: узнать, кто убил мою сестру, и отомстить. Видите, как легко я теперь могу сказать это? Я хочу мести. Месть с большой буквы М. Месть с разбитыми костями и большим количеством крови. Я хочу, чтобы ее убийца был уничтожен, предпочтительно моей собственной рукой. За несколько месяцев здесь, я потеряла все свои годами отполированные южные манеры.

Вероятно, я бы очень скоро умерла после того, как сошла с самолета из Эшфорда, штат Джорджия и наступила своей хорошо отпедикюренной пяткой на Ирландские берега, если бы не наткнулась на книжный магазин, принадлежащий Иерихону Бэрронсу. Кто или, что он такое, я понятия не имею. Но он обладает знаниями, которые мне нужны, а у меня есть нечто, что нужно ему, и поэтому мы с ним - вынужденные союзники.

Когда мне некуда было деваться, Бэрронс приютил меня, объяснил мне, кто и, что я такое, открыл мне глаза, и помог мне выжить. Он не слишком то церемонился в процессе обучения, но мне уже все равно как именно я выживаю, главное, что я все еще жива.

Поскольку безопаснее было жить у него, чем в моей дешевой комнате в гостинице, я переехала в его книжный магазин. Здание было защищено от большинства моих врагов охранками и различными заклинаниями, и бастионом стояло на краю того, что я называю Темной Зоной: близлежащий район, который захватили Тени; аморфные Невидимые, которые процветают в темноте и высасывают жизнь из людей.

Мы вместе сражались с чудовищами. Он дважды спас мою жизнь. Мы разделили вкус опасной страсти. Он разыскивает «Синсар Даб», древнюю книгу наичернейшей магии, возрастом в миллион лет, написанную самим Королем Невидимых. Непосредственно в этой книге содержится ключ к могуществу над двумя мирами, Эльфов и людей. Я хочу заполучить книгу, потому что это была последняя просьба Алины найти ее и я подозреваю, что в ней ключ к спасению нашего мира.

Он хочет «Синсар Даб», потому что по его словам, он собирает книги. Ну, конечно.

В'лэйн - это другая история. Он - принц Видимых, и смертельно сексуальный Эльф, о котором в скором будущем вы узнаете больше. Эльфы разделены на два соперничающих двора с их собственными Королевскими Домами и особенными кастами: Светлый или Видимый Двор, и Темный или Невидимый Двор. Не позволяйте словам «светлые» и «темные» одурачить вас. Они все смертельно опасны. Однако Видимые сочли Невидимых слишком опасными, и своими руками заключили их в тюрьму, произошло это примерно семьсот тысяч лет назад. Когда один Эльф боится другого, жди беды.

Каждый Двор обладает собственными Реликвиями, или священными объектами огромного могущества. Реликвии Видимых это - Копье (которое заполучила я), Меч, Камень и Котел. Реликвии Невидимых - Амулет (который у меня отнял Гроссмейстер), Коробка, Серебряные зеркала и всеми разыскиваемая Книга. Все они служат различным целям. Некоторые я знаю хорошо, о некоторых лишь смутно догадываюсь.

Как и Бэрронс, В'лэйн – ищет «Синсар Даб». Он охотится за ней, по заданию королевы Видимых Эобил, которой книга нужна, чтобы укрепить и удержать от падения стены между мирами Эльфов и Людей. Как и Бэрронс, он спас мне жизнь. (Еще из-за него я испытала несколько самых интенсивных оргазмов за всю свою жизнь.)

Гроссмейстер – это убийца моей сестры; тот, кто соблазнил, использовал и уничтожил ее. Не Эльф и не человек, он открыл двери между мирами, впустил Невидимых – худших из Эльфов – в наш мир, предоставил им свободу действий, и научил просачиваться в наше общество. Он хочет чтобы стены пали, тогда он сможет освободить всех Невидимых из их ледяной тюрьмы. Он - также ищет «Синсар Даб», хотя я не уверен зачем. Я думаю, что он хочет уничтожить книгу, чтобы никто и никогда не смог бы снова восстановить стены.

А теперь на сцену вышла я.

Эти трое могущественных, опасных мужчин нуждались во мне.

Я не только вижу Эльфов, еще я чувствую Эльфийские артефакты и Священные Реликвии. Я чувствую «Синсар Даб», чувствую пульсации ее темного сердца из чистого зла.

Я могу выследить книгу.

Я могу найти ее.

Мой папа сказал бы, что теперь я самый ценный игрок сезона.

Все хотят меня. Так я и остаюсь в живых в мире, где смерть ежедневно заходит ко мне на порог.

Я видел такое, от чего у вас по коже поползли бы мурашки. Я совершила поступки, от которых у меня самой мурашки по коже.

Но теперь это не важно. Важно начать с нужного места… давайте посмотрим… где же это было?

Я перелистываю страницы моей памяти назад, по одной, косясь краем глаза, лишь бы не видеть их слишком ясно. Я возвращаюсь, мимо той белой мглы, где все воспоминания исчезли на какое-то время, мимо того адского Хэллоуина, и того что сделал Бэрронс. Мимо женщины, которую я убила. Мимо момента когда В'лэйн прокусил мне язык. Мимо того, что я сделала с Джейни.

Вот.

Я увеличиваю изображение и вижу темную, влажную, блестящую улицу.

А это - я. Милашка в розовом и золотом.

Я нахожусь в Дублине. Ночь. Я иду по мощенному тротуару Темпл Бара. Я жива, и от этого трепещу от восторга. Ничего не заставит вас так полюбить жизнь, как недавняя встреча со смертью.

В моих глазах солнечный свет и к походке вернулась уверенность, я иду пружиня шаг. Я одела убийственно розовое платье, мои любимые каблуки, и по самое не могу в аксессуарах, в золоте и розовых аметистах. Я постаралась над волосами и макияжем. Я иду на встречу с Кристианом МакКелтаром, сексуальным, таинственным молодым Шотландцем, который знал мою сестру. Сегодня, для разнообразия, я чувствую себя хорошо.

То есть, по крайней мере некоторое время, все было именно так.

Быстро проматываю некоторые моменты.

Вот я сжимаю голову и падаю с тротуара, прямо в сточную канаву. Падаю на четвереньки. Я только что приблизилась к «Синсар Даб», ближе чем когда-либо, и это ее обычный эффект на меня. Боль. Истощение. Я больше не милашка. Вообще то, теперь я выгляжу жалко.

Мои руки и колени в луже, которая воняет пивом и мочой, я замерзла до самых костей. Волосы спутались, моя аметистовая заколка для волос съехала и покачивается у моего носа, и я плачу. Грязной рукой я смахиваю волосы с лица, и наблюдаю за событиями, разыгравшимися перед моими широко раскрытыми, испуганными глазами.

Я помню этот момент. Кто я была. Кем не была. Я останавливаю пленку, делаю стоп-кадр. Я бы столько всего могла ей сказать.

Выше голову, Мак. Соберись. Приближается буря. Разве ты не слышишь громовые удары острых копыт на ветру? Разве ты не чувствуешь пробирающий душу мороз? Разве ты не ощущаешь острый запах крови в легком ветерке?

Беги, сказала бы я ей. Прячься.

Но я не послушалась бы себя.

Стоя на коленях, я смотрела, как эта… штука… делает свое дело. Происходящее сжало меня мертвой хваткой.

Неохотно, я сливаюсь со своей памятью, влезаю в ее шкуру…


************************
продолжение следует ;)
************************
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>11 Авг 2008 9:14

 » Глава 1 часть 1

Глава первая.

Боль, Господи, какая боль! Сейчас у меня череп расколется.

Я вцепилась в голову мокрыми, вонючими руками, пытаясь удержаться от неизбежного и не потерять сознание.

Ничто не сравниться с агонией, которую причиняет мне приближение «Синсар Даб». Каждый раз, стоит мне подобраться ближе к ней, происходит одно и то же. Меня парализует постепенно нарастающей болью, и я падаю в обморок.

Бэрронс сказал, что так происходит потому, что Темная Книга и я - две полные противоположности. Она – само зло, а я – воплощение добра, поэтому книга яростно отталкивает меня. У него возникла теория, что каким-то образом меня можно «разбавить», сделать меня чуточку злой, и тогда я смогу подобраться к ней ближе. Не знаю что может быть хорошего в том, чтобы сделать меня плохой, лишь бы я смогла подобрать злобную книгу. Предполагаю, что с ней я начну творить зло.

- Нет, - простонала я, плюхаясь коленями в грязь.

- Пожалуйста… нет!

Только не здесь, и не сейчас! Раньше, каждый раз, когда я приближалась к Книге, Бэрронс был рядом, и я была спокойна, он не позволит ничему дурному произойти с моим бесчувственным телом. Может он и потаскает меня по окрестностям, как ищущий воду ивовый прутик, но это я переживу.

Сегодня вечером, я оказалась одна. Я ужаснулась, представив, что окажусь беззащитная перед кем-то или чем-то на улицах Дублина, пусть даже на несколько мгновений. А что если я потеряю сознание на целый час? Что если я упаду лицом в мерзкую грязную лужу в которой сейчас сижу, и утону в нескольких сантиметров этой…. Буе.
Я должна выбраться из грязи. Я не умру такой жалкой смертью.

Хлестнув между зданий, по улице пронесся зимний ветер, заморозив меня до костей.
Старые газеты пронеслись, как грязные и мокрые перекати-поле, над разбитыми бутылками, выброшенными обертками и стаканами.
Обламывая ногти, я цеплялась за край тротуара, кусочки ногтей оставались между булыжниками на мостовой.

Сантиметр за сантиметром я прокладывала себе путь к сухой земле.

Она была там, прямо впереди: Темная Книга. Я чувствовала ее, в полсотни метров от того места, где я выкарабкалась. Может даже ближе. И это была не просто Книга. О, нет. Все было совсем не так просто. Она пульсировала тьмой, обугливая мой разум по краю.

Почему я не потеряла сознание?

Почему не кончается эта боль?

Мне казалось, что я умираю. Рот наполнился слюной, превращаясь в пену на губах. Меня отчаянно тошнило, но я не могла вызвать рвоту. Даже желудок отключился от боли.

Стоная, я попыталась поднять голову. Я должна увидеть ее. Я и раньше была рядом с ней, но никогда ее не видела. Я всегда теряла сознание. Если я не собираюсь падать в обморок, то у меня были вопросы, на которые я хотела получить ответы. Я даже не знаю, как она выглядит. Кто владеет ею? Что они делают с ней? Почему я вечно сталкиваюсь с ней?

Дрожа, я встала на колени, откинула с лица прядь волос, воняющих чем-то кислым, и посмотрела вперед.

Улицу, которая лишь мгновение назад была заполнена туристами, с радостью выходившими из одного раскрытого паба в другой, теперь выдул темный, арктический ветер. Двери закрыты, музыка стихла.

Осталась только я.

И они.

Я совсем не ожидала увидеть то, что происходило прямо перед моими глазами.

Вооруженный преступник согнал кучку людей к стене дома; семья туристов, у них на шеях болтались фотоаппараты. Ствол полуавтоматического ружья мерцал в лунном свете. Отец и мать кричали, пытаясь обнять троих маленьких детей.

- Нет! – закричала я. По-крайней мере, так мне показалось. Не уверена, что мне удалось извлечь хотя бы один звук. Мои легкие были сдавлены болью.

Человек открыл огонь, заглушая их крики. Младшую из детей он убил последней – это была изящная светловолосая девочка, четырех или пяти лет, с огромными умоляющими глазами, которые до самой смерти будут преследовать меня. Глаза девочки, которую я не смогла спасти, потому что, черт подери, не могла двигаться. Парализованная болью, слабая в ногах, я могла только стоять на коленях, и мысленно кричать.

Почему это происходит? Где «Синсар Даб»? Почему я не вижу книгу?

Мужчина повернулся и я резко вздохнула.

Книга была зажата у него подмышкой.
Абсолютно невинная твердая обложка, толщиной примерно в 350 страниц, без суперобложки, светло-серого цвета, красный переплет. Такую зачитанную книжку вы можете найти в каждом магазине подержанной книги, в любом городе.

Я с изумлением смотрела на нее. Неужели я должна поверить, что это и есть миллионлетняя книга самой черной магии на свете, написанная Королем Невидимых? Это должно быть смешно? Ну и поворот. Ну и абсурд.

Убийца весело посмотрела на свое оружие. Потом его голова, как на шарнирах, повернулась к упавшим телам, кровь и плоть были разбрызганы по кирпичной стене.

Книга выпала у него из-под руки. Мне показалось, что она падала словно в замедленной съемке, меняясь, трансформируясь, кувыркнулась и упала на блестящий влажный кирпич. К тому времени как она с тяжелым звуком ударилась о мощенную мостовую, это уже не был простой переплет, это был массивный том, сантиметров тридцать толщиной, с выгравированными рунами, с замысловатыми стальными замками. Именно такой я ее и ожидала увидеть: древней и злобной.

Я еще раз втянула воздух.

Теперь толстый темный фолиант снова менялся, становился чем-то новым. Он крутился и вертелся, вытягивая вещество из ветра и тьмы.

На ее месте выросла… вещь… настолько… пронзительно ужасная. Оживленная тьмой… снова, я могу назвать ее лишь - вещь… для которой не было названия: злобное создание, явившееся откуда-то из нечеловеческих пределов изломанного разума и бессвязной речи.

И эта вещь была живая.

У меня нет слов, чтобы описать ЭТО, потому что в нашем мире нет ничего подобного, что может сравниться с ЭТИМ. Я рада, что в нашем мире ничего подобного не существует, если бы оно существовало, сомневаюсь, что наш мир был бы жив.

Я лишь могу назвать это Зверем.

Душа моя содрогнулась, словно понимая на каком-то внутреннем уровне восприятия, что мое тело не слишком надежная защита для нее. Только не от этого.

Убийца посмотрел на ЭТО, и ОНО посмотрело на убийцу, тот направил оружие на себя. Я вздрогнула от выстрела. Стрелок упал на тротуар и его оружие, загремев, откатилось прочь.
По улице пронесся еще один порыв ледяного ветра, и краем глаза я заметила движение.

Словно отвечая на призыв, из-за угла возникла женщина. Несколько мгновений она тупо смотрела на открывшуюся ей картину, затем направилась прямо к упавшей книге (присевший зверь с невероятными ногами и кровожадной мордой!), словно ее подвели к ней, ОНО внезапно изменило вид и было уже не грубым томом с древними замками, а снова прикидывалось невинной книжкой в твердой обложке.

- Не трогай! – крикнула я, мурашки побежали по телу от одной только мысли.

Она остановилась, подобрала ее, засунула подмышку и отвернулась прочь.

Хотелось бы мне сказать, что она ушла не обернувшись, но она посмотрела назад. Кинула взгляд через плечо, прямо на меня, и ее взгляд выбил воздух из моих легких.
Из ее глаз смотрело чистое зло, коварное, бездонное зло, которое узнало меня, которое знало обо мне все, чего даже я сама еще не знала, и никогда не захочу узнать. Зло, которое торжествовало каждый раз, принося хаос, разрушение и неуемную ярость.

Она улыбнулась, ужасной улыбкой, обнажая сотни мелких острых зубов.

И тут на меня снизошло озарение.

Я вспомнила как в последний раз подобралась близко к «Синсар Даб» и потеряла сознание, а на следующий день прочла в газете о человеке, который убил всю свою семью, а затем врезался в опору моста, чуть дальше того места где я потеряла сознание. Все говорили одно и тоже, что мужчина не мог этого сделать, это был не он, что последние несколько дней он вел себя словно одержимый. Я вспомнила обилие страшных новостей в последнее время, все они словно эхо вторили друг другу, повторяя одно и то же утверждение: неважно насколько жестоким было преступление – это был не он (она), он (она) не мог такого сделать. Я смотрела на женщину, которая больше не была собой, когда та свернула за угол и вышла на улицу. И тут я все поняла.

Не люди совершали эти ужасные преступления.

Теперь в ней был Зверь. И он не оставит ее пока не использует до конца, а потом выкинет ее и двинется к следующей жертве.

Мы так ошибались, и я и Бэрронс!
Мы думали, что «Синсар Даб» находится в чьих-то руках, и что владелец ее с каким-то смыслом переносит книгу из одного места в другое, что этот кто-то преследует какую-то цель или охраняет ее, пытаясь уберечь книгу от попадания в нехорошие руки.

Но книга ни была ни в чьих руках, никто ее не переносил, со смыслом или без оного.

Она двигалась сама.
Переходя из одних рук в другие, превращая каждую свою жертву в оружие насилия и уничтожения. Бэрронс рассказывал мне, что Эльфийские реликвии имеют особенность со временем начать жить своей собственной жизнью. Темной Книге миллион лет. Это очень много времени. Она однозначно зажила какой-то своей жизнью.
Женщина исчезла за углом, и я камнем грохнулась на тротуар. Глаза мои были закрыты, я хотела вдохнуть поглубже. Когда она (оно) уходило дальше, исчезая в ночи, где Бог весть что она (оно) может натворить, моя боль начала отступать.
Это была самая опасная из всех Священных Реликвий и теперь она свободно разгуливала в нашем мире.

Ужасно то, что до сегодняшней ночи, она не знала обо мне.

Теперь знала.

Она взглянула в меня, видела меня. Я не могла объяснить, но чувствовала что каким-то образом она отметила меня, окольцевала как голубя. Я посмотрела в бездну и бездна посмотрела на меня, как папа всегда и говорил: «Хочешь узнать жизнь, Мак? Все просто. Смотри на радуги, детка. Смотри на небо. Ты найдешь что ищешь. Если в мире ты будешь искать добро, ты найдешь его. Если пойдешь искать зло… ну, не нужно этого делать.»
«Какой идиот, - размышляла я, поднимаясь на ноги на тротуаре, - решил дать мне особенные силы?» Какой дурак решил, будто я смогу сделать что-то с проблемами такого масштаба? Как я могу не охотиться на зло, если я принадлежу к тем нескольким, кто его видит?
Туристы снова заполнили улицы. Двери пабов открылись. Тьма отступила. Заиграла музыка, и мир снова ожил. Смех запрыгал по камням. Интересно, в каком мире они живут? Уж точно, не в моем.
Не обращая ни на кого внимания, меня стошнило до полного опустошения, а потом выворачивало наизнанку пока даже желчи не осталось.
Я выпрямилась, утерла рот тыльной стороной ладони и посмотрела на свое отражение в окне паба. Я была грязная, мокрая и от меня пахло. Волосы превратились в мокрый беспорядок пропитанный пивом и… о! Подумать страшно, чем еще. Никогда не знаешь, что можно найти в канаве, в Дублинском районе развлечений. Я собрала волосы на затылке и закрепила их заколкой, чтобы они по возможности не падали на лицо.

Мое платье было разорвано, впереди не хватало пары пуговиц, я сломала каблук на правой туфле, и мои колени были поцарапаны и кровоточили.

- Вот девушка, которая вложила новое значение в слова «пьяна до упаду», а? – заржал проходящий мимо мужик. Его приятели поддержали его. Их была дюжина, одетые в джинсы и свитера в красных кушаках и галстуках-бабочках. Мальчишник, вышли отметить торжество тестостерона. Они обошли меня стороной.

Как много они не знали.

Неужели всего двадцать минут назад я улыбалась прохожим? Шла через Темпл Бар, чувствуя себя живой и привлекательной, готовая ко всему испытаниям, которые может подарить мне судьба? Двадцать минут назад, они кружили вокруг меня, флиртовали со мной.

Я сделала пару неровных шажков, пытаясь идти, будто каблук в восемь сантиметров под моей правой пяткой все еще был на месте. Это было не просто. Мне все болело. Несмотря на то, что боль от близости с Книгой проходила, после тисков в которых она меня держала, я с ног до головы казалась себе сплошным синяком. Если сегодняшняя ночь окажется такой же, как и мое прошлое свидание с ней, то голова будет раскалываться еще много часов, а тупо болеть - несколько дней. Мой визит к Кристиану МакКелтару, молодому шотландцу знавшему мою сестру, придется отложить. Я осмотрелась в поисках пропавшего каблука. Его нигде не было видно. Проклятье, я любила эти туфли! Я несколько месяцев откладывала деньги, чтобы купить их.

Я вздохнула про себя и подумала, что это можно и пережить. Сейчас мне нужно было обдумать проблемы поважнее…
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>28 Авг 2008 16:32

 » Глава 1 часть 2

translation ver.2.0 - редакция не моя сильная сторона. Опосля перевода в глазах рябит от буквей и частенько фразочки построены сАфсем не по-русски. мде.
Так что, видим ошибки и помогаем мне их замечать и исправлять ;)
************************************************************************

На обратном пути в книжный магазин, начался дождь. Я, прихрамывая, с несчастным видом тащилась под ним. Я ненавижу дождь. По многим причинам.

Во-первых, дождь мокрый, холодный и противный, и я уже и так достаточно промокла и промёрзла. Во вторых, когда льёт дождь - не светит солнце, а я - непримиримая солнце-поклонница. В-третьих, в дождливое время вечерний Дублин становится темнее чем обычно, и это означает, что чудовища смелеют. В-четвёртых, когда идёт дождь - нужен зонтик, а когда люди несут в руках раскрытые зонтики, у них есть привычка низко-низко опускать их и прятаться за ними, особенно если дождь бьёт прямо в лицо. Я поступаю точно так же, и это значит, что я не вижу того, что приближается ко мне. На оживленной улице это обычно приводит к тому, что люди уворачиваются друг от друга с приглушенными извинениями или ругательствами, В Дублине же это означает, что я могу врезаться прямиком в Эльфов (их чары не влияют на меня физически, как на обычных людей), и выдать себя. Из всего вышеизложенного следует правило: Когда здесь идет дождь, я не смею носить зонтик.

Что само по себе не было так уж плохо, если бы здесь постоянно, чёрт подери, не лил бы дождь.

Поэтому я промокла насквозь, и плавно подошла к пятой причине, почему я ненавижу дождь: моя косметика растеклась, а волосы стали похожи на паклю.


Но, не было бы счастья, да несчастье помогло, в некотором роде, после дождя от меня уже не так воняло.

Я повернула на свою улицу. Это на самом деле вовсе не моя улица. Моя улица находится на расстоянии в четыре тысячи миль на провинциальном Глубоком Юге. Это - солнечная, пышно заросшая зеленью улица, обрамленная восковыми магнолиями и высокими дубами. На моей улице нет беспрестанного дождя.


Но теперь я не могу вернуться домой в Эшфорд, из страха что приведу за собой чудовищ, но должна же я называть хоть какое-то место «своим», для этого сойдет и эта дождливая, мрачная, тоскливая улица.

Приблизившись к книжному магазину, я тщательно осмотрела фасад старинного, четырехэтажного здания. Впереди, сзади и с боков на магазине были установлены фонари, и они заливали светом высокое кирпичное здание. Яркая боковая вывеска с надписью «Книги и сувениры Бэрронса» висела над тротуаром на красивом латунном шесте, качаясь и поскрипывая на холодеющем вечернем ветерке. На старинных, выкрашенных в зелёный цвет, окнах пылал мягким неоновым светом знак: ЗАКРЫТО. Янтарные торшеры в медных канделябрах освещали глубокий известняковый, сводчатый вход в книжный магазин. Между известняковыми колоннами, мерцающими в свете фонарей, находились богато украшенные, застекленные ромбовидными панелями, входные двери вишневого дерева.

Все было хорошо с моим "домом". Свет горел, здание было защищено от моих смертельно опасных соседей. Я остановилась и на мгновение посмотрела вниз по улице, в сторону покинутого района, удостовериться, что ни одна из Теней не проникла на мою территорию.

Тёмная Зона у книжного магазина Бэрронса самая большая из всех виденных мной (и, надеюсь, больше я не увижу!), она охватывала более двадцати городских кварталов, битком набитых смертельными тёмными тенями. Две вещи отличали Темную Зону: темнота и смерть. Существа ночи, Тени пожирают всё живое, начиная от людей, потом переключаясь на траву, листья, не брезгую даже червями в почве, оставляя после себя пустыню.


Даже теперь, они двигались беспокойно, корчась как мухи попавшие в липкую ловушку, отчаянно желая обменять их безжизненные тени на плодородные, хорошо освещенные районы рядом.

В настоящий момент я находилась в безопасности. Тени не выносят свет, и около книжного магазина, я купался в свете прожекторов. Однако, если бы я прошла двадцать футов вниз по улице, в мрак, где не горел ни один из уличных фонарей, я была бы мертва.

Я одержима своими соседями. Они - вампиры в самом настоящем смысле этого слова. Я видела, что они делают с людьми. Они пожирают их, оставляя только груды одежды, драгоценности, и другие неодушевленные объекты, завернутые в тонкую, сухую человеческую оболочку из того, что в человеческом организме для них слишком твёрдое. Предполагаю, что это как оставлять хвост от креветки; на их вкус, какая-то часть нас слишком хрустящая. Даже я не могу убить их. В них нет никакой материальной субстанции, поэтому оружие против них бесполезно. Единственная вещь, которая работает это свет, и то, он не убивает их, а только заставляет держаться на расстоянии. Тёмная Зона со всех сторон окружена огнями близлежащих кварталов, только потому она не изменила свой размер в течении нескольких месяцев. Я знаю; я регулярно обхожу её по периметру.

Если вы не ши-видящая, вы не сможете даже увидеть их. Люди гибнущие в Тёмной Зоне, никогда не знают своих убийц в лицо. Это вовсе не значит, что у Теней они вообще есть. Безликие - их второе имя. Если вы ши-видящая, их всё равно очень сложно разглядеть в ночи, даже когда знаешь, что ищешь. Чернее чем сама темнота, они словно чернильно-чёрный туман, они скользят, заползая на здания, медленно просачиваются вниз по сточным трубам, обвиваются вокруг разбитых уличных фонарей. Хотя я никогда не была рядом достаточно близко, чтобы проверить мою догадку и надеюсь, что никогда не окажусь, но я думаю, что на ощупь они холодные.

Они бывают разных форм и размеров, могут быть размером с маленькую кошку и такого размера, как...

Я моргнула.

Конечно это не могла был та самая Тень, которая загнал меня в угол в задней комнате той ночью, когда Фиона, женщина, которая прежде управляла книжным магазином, попыталась убить меня, впустив целю орду Теней внутрь, в то время как я спала! В последний раз, когда я видел Тень, примерно пять недель назад, считая и месяц, который я провела в Эльфийской стране, она была приблизительно двадцать футов длиной и девять футов высотой. Теперь она была в два раза больше, плотное облако маслянистой темноты растянувшееся почти но всю длину пустынного здания, смежного с магазином Бэрронса.

Они росли поедая нас? Может ли Тень вырасти до размеров небольшого городка? Может она просто сесть на город сверху и поглотить его целиком?

Я продолжала смотреть. Было очевидно, хотя и безликое, это создание определенно глядело в мою сторону. Я щелкнула «по носу» эту штуку раз или два. Последний раз когда я видел её, она приняла почти человеческую форму и показало мне в ответ оскорбительный жест.

Я не собиралась учить эту тварь новым фокусам.

Я резко тряхнула головой, и немедленно пожалела об этом. Моя голова так сильно болела, что кажется весь мозг был в синяках, и я только что заставила его сделать кульбит в черепной коробке от одной стенки к другой. Хоть дождь наконец-то прекратился— или скорее взял одну из тех весьма кратких Дублинских пауз – я вымокла и замёрзла и у меня были занятия получше чем стоять и обдумывать поведение одного из большого количества моих врагов. Мне предстояло слопать полбанки аспирина, и залезть под обжигающе горячий душ, придти в себя и обдумать всё увиденное за сегодняшний вечер, а после найти Бэрронса и всё ему рассказать. Я не сомневалась, что способ передвижения Книги удивит его так же как и меня. Какую темную цель преследовала она? Только ли сеять вокруг хаос и насилие?

Когда я ступила в нишу и принялась копаться в своей сумочке в поисках ключей, я услышал шаги за спиной. Я посмотрела через плечо и нахмурилась.

Инспектор Джейни присоединился ко мне в арочном проёме входа в магазин, рукой в перчатке стряхивая дождь со своего пальто. Ранее я прошла мимо него на улице, по пути на встречу с Кристианом, перед своим свиданием с «Синсар Даб». Тогда он одарил меня взглядом, который обещал неприятности, но я полагала, что у меня были в запасе день или два прежде, чем он найдет время для исполнения своих угроз.

Не повезло мне.

Высокий и дородный, с каштановыми аккуратно зачесанными на одну сторону волосами, его угловатое лицо сплошь состояло из резких линий. Шурин покойного инспектора Патти О'Даффи— инспектора, который первоначально расследовал дело об убийстве моей сестры, и которому позже перерезали горло, когда нашли труп в руках он держал клочок бумаги с моим именем - Джейни не так давно отправил меня в управление Гарды (Ирландской полиции. Прим. Перевод.) и задержал меня там на целый день по подозрению в убийстве. Он допрашивал и морил меня голодом, обвинил меня в том, что у меня был роман с О'Даффи, а потом выпустил меня одну-одинёшеньку в тёмное сердце Дублина, отобрав мои противотеневые фонарики. Я не собиралась прощать его грубое поведение.

«Я приклеюсь, как банный лист, к твоей заднице», - сказал он мне.

Он был верен своему слову, ходил за мной, следил за каждым моим движением.


Теперь он, осмотрев меня сверху донизу, фыркнул от отвращения.
- Я даже спрашивать не собираюсь.

- Вы здесь чтобы арестовать меня? – произнесла я холодно и кривобоко облокотилась на дверь бросив притворяться, что каблук был на месте. Мне болели икры и ступни.

- Может быть.

- Джейни, я задала вопрос, который предусматривает ответы только да или нет. Пробуйте ещё раз.
Он промолчал, и мы оба знали, что это означало.
- В таком случае уходите. Магазин закрыт. В данный момент вы нарушаете границы частной собственности.

- Или мы поговорим сейчас, или я вернусь утром, когда у вас будут покупатели. Вы хотите, чтобы детектив из отдела убийств допросил вашу клиентуру?

- У вас нет никакого права допрашивать моих покупателей.

- Леди, я представитель Гарды. Это дает все необходимые мне права. Я могу и сделаю вашу жизнь несчастной. Только дайте мне повод.

-Что Вы хотите? – прорычала я.

- На улице холодно и мокро. - Он сложил руки и дыхнул на них. - Как насчёт чашки чая?


- А не пошли бы вы на хер? – ответила я ему с приторной улыбочкой на губах.

- Значит, мой толстый и пожилой шурин был достаточно хорош для вас, а я нет?

- Я не трахалась с вашим шурином, - рявкнула я.

- Тогда что, твою мать, у него были за дела с вами? – рявкнул он мне в ответ.

- Мы уже проходили это. Я сказала вам. Если вы хотите допросить меня снова, вам придется арестовать меня, и
в этот раз я ни слова не скажу без адвоката. - Я посмотрела ему за плечо. Тени двигались беспокойно, энергично, как будто возбужденные нашей руганью. Словно ссора... взволновала их. Я размышляла неужели гнев или страсть делали нас ещё вкуснее для них. Я постаралась выкинуть прочь из головы эту жуткую мысль.

- Ваши ответы не были ответами, и вы это знаете.

- Вы не захотите знать настоящие ответы. - Я не хотела настоящих ответов. К сожалению, у меня их было навалом.

- Возможно, я хочу. Неважно... насколько невероятными... они могут показаться.


Я внимательно посмотрела на него. Хотя у него на лице было его обычное выражение «собака вцепилась в кость» там присутствовал и тонкий новый намёк на что-то, который отсутствовал прежде. То же самое я заметила и у О'Даффи в глазах тем утром, когда он приехал чтобы встретиться со мной, в то утро, когда он погиб, это был осторожный взгляд который говорил: «может быть мой мир на самом деле вовсе не такой как мне казалось». Верный признак что, как и О'Даффи, Джейни собирался сунуть свой нос в такие дела, которые скорее всего его убьют. Хотя О'Даффи, кажется, убил человек, об этом свидетельствовал способ убийства, у меня не было никаких сомнений что его всё равно бы убили, за то, что он узнал о «новых детишках» в городе — Эльфах.

Я вздохнула. Я хотел сменить свою противную, мокрую одежду. Я хотел вымыть свои отвратительные волосы.

- Вы сможете забыть это? Просто забудьте. Я не причастна к смерти О'Даффи, и мне нечего сказать вам.

- Нет, есть. Вы знаете, что твориться в этом городе, мисс Лэйн. Я не знаю, как или где вы узнали обо всём, но я знаю что вы обо всём осведомлены. Именно поэтому Патти приехал к вам. В то утро он зашел к вам, совсем не для того, чтобы рассказать что-то про дело вашей сестры. Он пришел спросить кое о чём. Так о чём именно он спросил? Что так выжгло его мозг за ночь, что он не смог дождаться понедельника, чтобы поговорить с вами, а отправил свою семью в церковь и пропустил мессу? О чём спросил Патти в утро своей смерти?

Он был умён. Этого у него не отнимешь. Но ничего больше.

- Теперь я тоже умру, мисс Лэйн, после того как пришел повидаться с вами? - небрежно сказал он. – Так это работает? Мне нужно было разбудить своих детей и поцеловать их на прощание прежде, чем уехать этим утром¬ на работу? Нужно было сказать жене как сильно я люблю её?

Я взвилась как ужаленная и сказала:
- Я не виновата, что он умер!


- Возможно, что вы не убивали его, но возможно вы и не спасли его. Вы ответили на его вопросы? Поэтому его убили? Или если бы вы ответили, то он всё ещё был бы жив?

Я свирепо зыркнула на него.
- Убирайтесь.

Он сунул руку во внутренний карман своего пальто и достал пачку сложенных городских карт.

Я резко отвела взгляд, ненавидя этот момент. Это было дежа-вю, которое я никогда не хотела бы пережить снова.
Патти О'Даффи тоже принес мне карты. В то воскресное утро он приехал, в книжный магазин чтобы увидеть меня, он иллюстрировал картографическими деталями географическую невозможность, с этим открытием я опередила его почти на две недели: некоторые районы Дублина больше не печатались на картах. Они исчезали, пропадали с планов местности и из человеческой памяти, как будто их никогда и не существовало. Он обнаружил Тёмные Зоны. Находясь в смертельной опасности, он разведывал их и заходил в них.

Джейни склонился ближе, пока его нос не оказался всего в дюйме от моего. – Смотрели на карты в последнее время?

Я ничего не сказала.

- Я нашел кучу карт на столе Патти. Он отметил некоторые области. Пришлось потратить время, чтобы выяснить почему. У Гарды есть склад на Лисл Стрит в семи кварталах отсюда. Вы не найдёте это место ни на одной из карт изданных за последние два года.

- И что? Куда вы клоните? Что в дополнение к причастности в убийстве, я причастна к какому-то заговору с целью подделать городские карты? В чём вы обвините меня в следующий раз? Что я специально запутываю туристов?

- Забавно, мисс Лэйн. Вчера я взял большой перерыв на обед и пошел на Лисл Стрит. Я попытался взять такси, но водитель настоял, чтобы нет такого адреса и отказался ехать туда. Мне пришлось идти пешком. Хотите узнать, что я увидел?

- Нет. Но я уверена, что вы так или иначе, всё равно расскажете мне, - пробормотала я, массируя виски.

- Склад всё ещё там, но город вокруг, кажется, был... забыт. То есть совсем, полностью забыт. Улицы не убирают. Хлам не собирают. Фонари не работают. Нечистоты заполняют сточные канавы. Мой сотовый телефон не мог найти сигнал. Прямо посреди города у меня отключился, чёртов, мобильник!

- Не понимаю, какое это имеет отношение ко мне, - произнесла я как можно более скучным тоном.

Он не слышал меня, и я знала, что он мысленно снова проходил по пустынным, заполненным обломками улицам. Тёмная Зона не только выглядит покинутой; она источает смерть и гниль, затягивает словно болото. Она оставляет несмываемую марку на вас. Вы проснётесь среди ночи испугавшись темноты, сердце ваше будет трепыхаться у самого горла. Я сплю с включенным светом. Я ношу с собой фонарики круглые сутки, семь дней в неделю.

- Я нашел машины, брошенные посреди улиц, двери их были широко открыты. Дорогие автомобили. Такие, которые разбирают на части стоит владельцу только отойти за бензином. Объясните это. - рявкнул он.

- Возможно, уровень преступности в Дублине понизился, - предложила я, зная что это ложь.

- Уровень преступности подскочил до небес. Остаётся таким в течение многих месяцев. СМИ распинают нас за это.


Это точно. И после того, что я видела сегодня вечером, местный рост тяжких преступлений особенно интересовал меня, у меня появилась идея.

- Груды одежды у автомобилей с бумажниками в карманах. Некоторые из них были набиты наличкой, прямо ждали чтобы их украли. Боже, я нашёл два «Ролекса» на тротуаре!

- Вы подобрали их? – спросила я с интересом, всегда хотела иметь «Ролекс».

- Но знаете, что самое странное, мисс Лэйн? Не было людей. Никого вообще, ни единого человека. Как будто все сговорились освободить двадцать с лишком городских кварталов, прямо в момент, когда занимались какими-то своими делами, не взяв с собой ни автомобилей, ни даже свою одежду. Они уходили голыми?

- Откуда мне знать?

- Это происходит прямо здесь, мисс Лэйн. Вот область потерянная на картах, прямо рядом с вашим книжным магазином. Не говорите мне, что вы уходя из дома никогда не смотрите туда.

Я пожала плечами.
- Я редко выхожу.

- Я следил за вами. Вы очень часто выходите.

- Инспектор, я так сильно занята своей персоной, что редко смотрю по сторонам. - я уже раз двенадцать глянула в сторону Теней. Те, вели себя как обычно, пойманные в ловушку темнотой, облизывая свои тонкие, темные, противные губы.

- Дерьмо собачье. Вы умны и внимательны, и вы лжете.

- Окей, тогда объясните всё сами. Что там произошло по вашему мнению?


- Я не знаю.

- Вы можете придумать что-нибудь, что могло бы объяснить ваши находки?

У него заходили желваки.

- Нет.

- Тогда, что вы хотите от меня услышать? Что злые ночные существа захватили Дублин? Что они сейчас находятся прямо там ... — я махнула рукой в право, — и что они пожирают людей и оставляют только то, что им не нравиться? Что они объявили определенные территории своей собственностью, и что если вы идиот и в тёмное время суток заедете туда, то погибнете?

Вот и всё, что я могла позволить сказать ему. Предупредила, как могла.

- Не глупите, мисс Лэйн.

- То же самое могу рекомендовать и вам, инспектор, - сказал я резко. - Хотите совет? Держитесь подальше от тех мест, которых нет на картах. А теперь уходите. – Я повернулась к нему спиной.


- Это еще не конец, - сказал он с нажимом.

Кажется, что в последнее время, все говорили мне это. Нет, конечно это был не конец, но у меня было говенное предчувствие что я знаю, как именно всё кончится: на мою совесть ляжет ещё одна смерть, чтобы было о чём подумать в мои и без того бессонные ночи.
- Оставьте меня в покое, или пойдите, получите ордер. - Я повернула ключ в замке и открыла дверь. Входя внутрь я обернулась и посмотрела через плечо.

Джейни стоял на тротуаре, почти на том же самом месте, где я стояла пять минут раньше, он смотрел в сторону покинутого района, брови сведены вместе, на лбу морщины. Он не знал, но Тени смотрели на него, тем безликим, слепым способом, как они умеют. Что я сделаю, если он пойдет туда?

Я знала ответ, и я ненавидел его: я бы вытянула свои фонарики и последовала за ним. Я бы устроила настоящее представление, спасая его от чего-то, что он никогда даже не сможет увидеть. Скорее всего, в благодарность за заботу, меня закроют в местном дурдоме.

Моя головная боль стала просто зверской. Если я в ближайшее время не получу свой аспирин, меня вырвет от боли.

Он смотрел на меня. Хотя у Джейни было совершенное, как я называю, полицейское лицо – такое невозмутимое выражение вместе с терпеливой уверенностью, что человек с которым он общается, в конечном счёте, превратиться в конченного говнюка — я всё лучше и лучше училась разбираться в людях.

Он боялся.

- Отправляйтесь домой, инспектор, - сказал я мягко.
- Поцелуйте свою жену, и обнимите детей. Благодарите судьбу за хорошее в вашей жизни, и не ищите плохое.


Он долго смотрел на меня, как будто обсуждая критерии трусости, затем повернулся и быстро зашагал в сторону Темпл Бара. Я с огромным облегчением вздохнула и вошла в магазин.

Даже если это не было бы вынужденным пристанищем,
я полюбила бы этот книжный магазин. Я нашла своё призвание, нет, вовсе не быть ши-видящей, а управление книжным магазином. Особенно таким как этот, тут были лучшие журналы мод, красивенькие карандаши, разные канцтовары, и газеты, и в котором царила такая респектабельная, элегантная атмосфера. Воплощение всего того, что я всегда хотела иметь - ум, стиль, элегантность и вкус.


Первое, что бросается в глаза, когда вы ступаете внутрь «Книг и сувениров Бэрронса», помимо изобилия блестящего богатого красного дерева и витражей в окнах, это мягко сбивающее с толку чувство пространственной аномалии, как будто вы открыли спичечный коробок, а нашли там аккуратно уложенное футбольное поле.



Главное помещение было приблизительно метров двадцать в длину и пятнадцать в ширину. Передняя половина книгохранилищ поднимается прямо до крыши, на четыре высоких этажа. На каждом этаже богато украшенные книжные шкафы из красного дерева, от пола до лепного украшения на потолке. Узкие подиумы, огороженные изящными перилами, тянулись вдоль полок на уровне второго, третьего и четвертого этажей. От одной секции к другой можно было добраться по передвижным лестницам, которые ездили вдоль секций по смазанным рейкам.

На первом этаже, с лева от меня, в широких проходах были установлены стеллажи, а с права располагались два уютных диванчика, элегантный газовый камин украшенный эмалью (перед которым я провожу много времени, пытаясь отогреться в холодную Дублинскую погоду), кассовый прилавок, за которым стоит холодильник, маленький телевизор, и моя звуковая станция для iPod. На выступающих внутренних балконах – расположено ещё больше книг, включая очень редкие, и некоторые из тех сувенирных безделушек, о которых упоминается на вывеске, все они хранились под надежными замками в прозрачных витринах.


Паркетный пол был устлан дорогими коврами. Мебель старинная, роскошная, и дорогая, к примеру, подлинный Честерфилдский диван, на котором мне очень нравилось читать удобно устроившись. Светильники – представляли собой старинные подсвечники со вставленными торшерами специфического янтарного оттенка, они освещали магазин теплым масляным сиянием.

Когда я пересекаю порог, и вхожу из холодных, мокрых, сумасшедших улиц в книжный магазин, мне кажется, что я наконец-то могу дышать. Когда я открываю магазин и начинаю выбивать чеки за покупки на старомодном кассовом аппарате, который звякает тонким серебряным звоночком каждый раз открывая ящик с наличкой, моя жизнь кажется простой и хорошей, и на некоторое время я могу забыть все свои проблемы.

Я поглядел на часы, и скинула испорченные ботинки. Была почти полночь. Всего лишь несколько часов назад, я сидела в задней части магазина беседуя с загадочным владельцем книжного, требуя у него ответа кто он такой на самом деле.

Как обычно, он ничего не ответил мне.

Я действительно не знаю, почему я надеюсь узнать у него правду. Бэрронс знает фактически всё обо мне. Я нисколечко не удивлюсь, если где-нибудь у него имеется небольшой файл, который охватывает всю мою жизнь до настоящего времени, с аккуратно рассортированными, лаконичными подписями — вот Мак загорает, вот Мак красит ногти, вот Мак чуть не умерла.

Но всякий раз, когда я задаю ему личный вопрос, всё, что я получаю, это загадочное: "Принимай меня таким как есть, или уходи," в довесок к настойчивым напоминаниям, про то что он продолжает спасать мою жизнь. Как будто этого должно хватить, чтобы заткнуть мне рот и напомнить о моём месте.

Грустно то, что так оно обычно и получается.

Есть невыносимая разница в силах между нами. Он – держит все козыри на руках, в то время как я - едва управляюсь с несколькими жалкими двойками и тройками. Мы вместе охотились за ОС, или Объектами Силы— это священные артефакты Эльфов, типа Священных Реликвий – бок о бок сражались и убивали наших врагов, даже разорвали одежду друг на друге во время желания столь же внезапного и иссушающего как неожиданный сирокко, который я каким то образом разглядела в его мыслях, целуя его — но мы никогда, не обсуждали друг с другом ни свою личную жизнь, ни свои планы. Я понятия не имею, где он живет, куда он уходит, когда его нет рядом, или когда он может вернуться. Это раздражало меня. Очень. Особенно теперь, когда я знал, что он мог найти меня в любой момент, стоит ему только захотеть, используя знак, который он вытатуировал у меня сзади на шее – эта его сраная буква «Зэт», его второе имя. Да, татуировка спасла мне жизнь. Нет, это не значит, что она мне нравиться.

Я сняла мокрую куртку и повесила её на вешалку. Два фонарика выпали из карманов и покатились по полу. Нужно придумать, как их поудобнее носить. Они были слишком тяжелые для моих карманов и постоянно выпадали. Боюсь, что скоро в районах Дублина, где я чаще всего появляюсь, меня будут называть не иначе как «сумасшедшая цыпочка с фонариками».

Я поспешила в ванну в задней части магазина, осторожно обернула волосы полотенцем, и стёрла расплывшуюся косметику с лица. Аспирин стоял наверху, и мне нужно было до него добраться. Месяц назад, я тут же подкрасилась бы. Теперь же я просто радовалась тому, что у меня хорошая кожа, и я наконец-то выбралась из-под дождя.

Я вышла из ванной и через двустворчатые двери, которые соединяли книжный магазин с жилыми помещениями в здании, позвала Бэрронса, размышляя где он мог быть. Я распахнула двери и проверила все комнаты на первом этаже, но его там не было. Искать на втором и третьем этажах не было никакого смысла. Он там запирает на ключ абсолютно все двери. Единственные открытые комнаты располагались на четвертом этаже, где спала я, и он никогда не поднимался туда, кроме одного единственного раза, когда разгромил мою спальню, это было во время моего исчезновения на целый месяц.

Я подумала, а не позвонить ли ему, но моя голова так сильно болела, что я наложил вето на эту идею. Скоро наступит завтра, и я расскажу ему всё, что мне удалось узнать о «Синсар Даб». Зная его, если бы я позвонила ему сегодня и рассказала что произошло, он попытался бы заставить меня вернуться назад и выследить книгу, а я была не в том состоянии чтобы куда-то идти, разве что прямиком под горячий душ и потом в теплую кровать.

Я поднималась вверх по лестнице, когда боковым зрением заметила какое-то движение. Я повернулась, пытаясь точно определить источник. Это скорее всего не Тень; все лампы были зажжены. Я сделала шаг назад и просмотрела комнаты сверху. Нигде никакого движения. Я пожала плечами и уже собиралась было подниматься дальше, как ...

Это случилось снова.

На сей раз у меня возникло странное ощущение, не совсем покалывание моего ши-видящего чувства, скорее как прелюдия к нему. Я поглядел в беспокоящем меня направлении; кабинет Бэрорнса. Засунув туда голову, я оставила дверь приоткрытой. Внутри я видела богато украшенный стол пятнадцатого века, и часть высокого зеркала, которое висело на стене позади стола, между книжными шкафами.

Это произошло опять, и я раскрыла рот от удивления. Серебряная поверхность зеркала только что задрожала.

Я отступал вниз по лестнице, не спуская с зеркала глаз. С безопасного расстояния в прихожей, я наблюдала за ним в течение нескольких минут, но явление не повторилось.

Я распахнула дверь и вошла в комнату. Здесь всё пахло Бэрронсом. Я глубоко вдохнула. След тёмного, пряного лосьона после бритья задержался в воздухе, и на мгновение я снова оказалась в пещерах под Барреном, где на прошлой неделе я чуть было не умерла, когда вампир Мэллис похитил меня и затащил глубоко в лабиринтообразные туннели, чтобы замучить меня до смерти, отомстив за ужасную рану, которую я нанесла ему после того как приехала в Дублин. Я лежала на земле, под неукротимым, электрическим телом Бэрронса, разрывая его рубашку, и ощупывая руками твёрдый, мускулистый живот татуированный черными и багровыми чужеродными, замысловатыми узорами. Я ощущала его запах вокруг себя. Чувствовала что он внутри меня, или это я была внутри него. Размышляя, насколько глубже я проникну в него, если на самом деле позволю ему войти в себя.

Никто из нас так и не упомянул о той ночи. Я сомневаюсь, что он когда-либо заговорит об этом. Я уж точно, не собиралась поднимать такую тему. Всё это тревожило меня на уровне, который я даже не собиралась притворятся, что понимаю.


Я сосредоточился на комнате. Раньше я уже однажды обыскивала его кабинет. Заглянула в каждый ящик, осмотрела шкаф, даже проверила полки за книгам, не знаю, что именно я искала, любой секрет который поможет узнать об этом человеке. Я ничего не нашла. Он поддерживает антисептический образ жизни. Сомневаюсь, что он разрешает упасть хотя бы волоску со своей головы, чтобы его не использовали для анализа ДНК.

Я подошла к зеркалу и провела кончиками пальцев по стеклу. В изящной раме, зеркало заполняло стену от пола до потолка, и было твердым и гладким, сделано из материалов, которые никак не могли дрожать.


Оно задрожало под кончиками моих пальцев. На сей раз мои ши-видящие чувства возвещали тревогу. Отдернув руку подальше, я с приглушенным криком наткнулся на стол.



Поверхность теперь дрожала всерьез.

Знал ли Бэрронс об этом? Мои мысли неслись вскачь. Конечно, он знал. Бэрронс знал всё. Зеркало находилось в его книжном магазине. Но что, если он не знал? Что, если Бэрорнс не было всезнающим, как я думала? Что, если его обманули, и кто-то - скажем, ох, Гроссмейстер например – продал ему какое-то магическое зеркала, зная его склонность к антиквариату, и Бэрронс купил его, и лидер Невидимых в багровой мантии шпионил за ним через зеркало, или что-нибудь такое? Как я не почувствовала это раньше? Это ОС или нет?


Дымные руны проявились на поверхности, и периметр стекла резко потемнел до кобальтового цвета, обрамляя зеркало трехдюймовой рамкой черного цвета.

Это было определенно что-то эльфийское! Черные края были однозначным подтверждением. Если бы они были видимы ранее, то я поняла бы немедленно, что это за зеркало, но истинная природа стекла была скрыта некой иллюзией, куда даже мои ши-видящие чувства не были в состоянии проникнуть. Я полдюжины раз была в этой комнате, и никогда не получала ни одного самого слабого покалывание. Кто мог создать такую безупречную иллюзию?

Это не было простым зеркалом. Это было одно из тех зеркал, которые сделал сам Король Невидимых для того чтобы путешествовать между мирами Людей и Эльфов. Это была часть Священных Реликвий Невидимых известные как Серебряные Зеркала, и оно находилось в моём книжном магазине! Что оно делало здесь? Что еще было в магазине, скрытое от меня под видом обыкновенных вещей?

Я видел часть этих святынь прежде. Почти дюжину жутких серебряных проёмов с черными краями украсили стены дома Гроссмейстера по адресу 1247 ЛаРу, в Тёмной Зоне. В них я видела ужасные вещи. Вещи, вспоминая которые у меня до сих пор бывают ночные кошмары. Такие вещи как... ну, типа как та ужасная деформированная штука прямо сейчас у меня перед глазами превращающаяся в какую-то фигуру.

Когда я рассказала Бэрронсу о зеркалах, которые видела в доме Гроссмейстера, он спросил были ли они «открыты». Если «открыты» это вот так как сейчас, то да, они были открыты. Когда они открываются, могут ли чудища обитающие внутри выйти оттуда? Если да, как закрыть Серебрянное Зеркало? Можно его разбить?
Прежде, чем я могла поглядеть вокруг в поисках подходящего орудия, чтобы попробовать это, штука на коротких ногах и с огромными клыками исчезла.

Я выдыхал с дрожью. Теперь я поняла, почему в магазине было странный чувство пространственного искажения. Я чувствовал подобное в доме Гроссмейстера, в день когда я вошла в Тёмную Зону и обнаружила, что бывший возлюбленный моей сестры был самым главным злодеем в Дублине, но я не сложила два плюс два. Эти зеркала, эти соединяющие пространства двери, так или иначе затрагивали пространство вокруг них.

Теперь прибывало что-то ещё, перемещаясь глубоко в стекле, крутящиеся серебряные вихри разбивались о его непреклонную, быстро приближающуюся, фигуру. Я отошла на безопасное расстояние.

Тёмны формы перемещались по поверхности дрожавшего зеркала. Тени, для которых не хватало определений, в основном они вызывали примитивный страх. Сейчас был как раз тот случай, когда самое лучшее это бежать, но проблема в том, что мне некуда было бежать. Это был мое прибежище, моя безопасная зона. Если я не могу остаться здесь, то не смогу быть нигде.

Теперь оно было ближе, та штука, которая приближалась.

Я смотрела в зеркало, вниз по узкой, серебристой дорожке убегавшей в черноту по краям, обрамленную скелетами деревьев, скрытыми в пучках жёлтого тумана, заполненного чудовищными существами, формирующимися и преобразовывающими в тумане. Это место воняло хуже чем Тёмная Зона, и я каким-то образом знала, что воздух в зеркале был холоден, убийственно холоден, физически и психически. Только адская, нечеловеческая полужизнь могла выдержать в таком месте.

Тёмная фигура скользила вниз по кошмарному пути, теневые демоны отступали назад с беззвучными криками.


Проявилось больше дымных рун на дрожащем стекле. Я не могла сказать точно, шло ли то, что прибывало на двух ногах, или на четвереньках. Возможно оно шло на множестве когтей. Я напрягла зрение, попытавшись идентифицировать эту фигуру, но густой туман сделал эту затею бесполезной.


Я знал только, что оно было огромным, тёмным, опасным... и почти уже здесь.

Я вышла из комнаты на цыпочках, и прикрыла дверь, оставив лишь маленькую щелочку, чтобы подсмотреть, готовая в случае надобности тут же захлопнуть её и бежать со всех ног.

Зеркало исторгло ледяной порыв воздуха.

Оно было здесь!

Длинный черный плащ развивался, из стеклянной поверхности вышел Иерихон Бэрронс.

Он был весь покрыт кровью, которая замерзла багровой изморозью на его руках, лице, и одежде. Его кожа была бледна от исключительного ¬холода, и его полуночные глаза сверкали с нечеловеческим, жестоким светом.

На руках он нёс жестоко израненное, окровавленное тело молодой женщины.

И мне не нужно было проверять её пульс, чтобы знать, что она мертва.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Sinner Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 26.02.2007
Сообщения: 4089
>08 Сен 2008 10:33

девочки, видели фанский ролик к ЭЛ? Ar

http://www.karenmoning.com/videos/trailer.html
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Sinner Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Бриллиантовая ледиНа форуме с: 26.02.2007
Сообщения: 4089
>08 Сен 2008 23:23

Marica писал(а):
не разочарую девочки Smile

третья глава - это нечто! особенно концовка.... от МакКелтара к Влэйну и прямо в лапы к Бэрронсу Smile
Мак будет объяснятся почему она целовалась с принцем Embarassed а Иерихон будет как обычно девушку стращать Gun



ой, Марика, ты права! Какая третья глава крутая! Ну теперь ясно зачем ей Влэйн язык прокусывал...хе-хе... Laughing

По-моему это как раз в четвертой главе эти кусочки должны быть оба сразу или один из них Ar :

Апрельский тизер

- Я его не целовала, - сказала я, ударяя Бэрронса в грудь.
Он отбросил мою руку.
- Тогда что делал его язык у тебя во рту? Он опытным путем проверял твой глотательный рефлекс? – недобро усмехнулся он. – Так как поживает ваш глотательный рефлекс, мисс Лэйн? Завелись с пол-оборота?

Бэрронс обожает использовать сексуальные намеки, чтобы заткнуть меня. Скорее всего, он ожидает, что хорошо воспитанная южная леди во мне с отвращением скажет - «фи» и на том разговор закончится.
- Не люблю глотать, предпочитаю сплюнуть, если тебя именно это интересует.
И я преувеличенно вежливо улыбнулась.
- Сомневаюсь. Вы похожи на любительницу сглотнуть. Его язык был на полпути в Китай, и вам это не мешало.
- Ревнуешь?
- Это значит тратить эмоции. Единственное, что я на вас потратил, мисс Лэйн, это мое время и ожидаю, что затраты окупятся с лихвой. Расскажите мне о «Синсар Даб»
Я взглянула на свою руку, после соприкосновения с одеждой Бэрронса она была влажной. Я поднесла руку ближе. Красный цвет ночью кажется черным. Я принюхалась. Запах старых монет. Ну и дела, кровь. Тогда ничего удивительного.
- Ты дрался? Нет, дай-ка угадаю, ты снова спас раненую собаку? – так он отмазался в прошлый раз.
- У меня кровь пошла носом.
- Кровь носом, ах ты петуния.
- Петуния?
- Жопа, Бэрронс. Такая же, как ты сам.
- Книга, мисс Лэйн.
Я взглянула в его глаза. Нечто очень древнее смотрело на меня оттуда.


Майский тизер.

(описание сцены: Мак и Бэрронс дерутся. Он лежит на полу, на спине. Она сидит на нем сверху.)

- Как ты смеешь заваливаться сюда и силой заставлять меня отвечать, когда сам ни разу не ответил, ни на один мой вопрос? – прошипела я и сильно ударила его в живот. Он даже не вздрогнул. Я еще раз двинула ему. Ничего.
- Ты стоишь тут, вся такая загорелая и довольная и еще спрашиваешь, почему я силой заставляю? – проревел он. – Куда тебя, черт подери, занесло? Ты снова была с В’лэйном. Сколько еще раз я буду терпеть пощечины, мисс Лэйн? – Он перехватил мой кулак, когда я пыталась ударить его. Я занесла другой. И его он перехватил. – Я предупреждал не надо играть друг против друга.
- Я не играю против тебя! Я пытаюсь выжить. И я не даю тебе пощечины, когда ухожу с В’лэйном! – я попыталась вырваться из его рук. С тем же успехом мои руки могли увязнуть в бетоне.
- Ты тут вообще ни при чем. Я пытаюсь получить ответы, а так как ты ничего мне не рассказываешь, то не можешь винить меня в том, что я ищу ответы в других местах.

- Так мужчина, которому не дают дома, имеет право идти и изменять?
- Чего?
- Какое слово ты не поняла? – прорычал он.

- Твоя логика, это нечто особенное. Это не дом, и никогда им не станет и никто никого не станет трахать! – я практически кричала.
- Ты думаешь я этого не знаю? – он двинулся подо мной, болезненно давая кое-что понять. Два «кое-что», вообще-то, одно это моя высоко задранная, в пылу драки, юбка. Второе – не моя проблема. Я извивалась, пытаясь опустить подол ниже, учитывая, что мои руки были заняты и мне нужно было обойтись без них, но выражение его лица убили эти попытки. Меня жутко раздражает, когда Бэрронс так смотрит на меня. Вожделение в этих древних, обсидиановых глазах, не оставляет ничего человеческого. Не стоит даже искать. Дикарке Мак захотелось пригласить его выйти и поиграть. Я думаю, что она совсем сбрендила. Я вам точно говорю, она сошла с ума.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>15 Сен 2008 9:25

 » Глава 2

Глава вторая.

- Здравствуйте, я хотела бы поговорить с инспектором Джейни.
Эти слова я произнесла в трубку сегодня рано утром. Ожидая пока инспектор подойдёт к телефону, я успела проглотить три таблетки аспирина и запить их кофе.

Я надеялась, что на некоторое время противный инспектор отстанет от меня, но после прошлой ночи я поняла, что он мне нужен. Я придумала план, простой как и всё гениальное, теперь, для осуществления своей задумки, мне не хватало только одного - ничего не подозревающей жертвы.

Спустя несколько минут и серии щелчков я услышала:
- Джейни. Чем могу вам помочь?
- Вообще-то, это я могу вам помочь.
- Мисс Лэйн, - проворчал он.
- Единственная и неповторимая. Инспектор, вы хотите знать, что происходит в этом городе? Приходите ко мне сегодня днём на чай. В шестнадцать ноль-ноль, книжный магазин. – Тут у меня возникло сильнейшее желание добавить драматическим закадровым голосом: И приходите один. Я дитя поколения, которое слишком увлекается просмотром телевизора.

- Договорились, в четыре часа дня. Но, мисс Лэйн, если вы попусту потратите моё время... – Но я уже повесила трубку, у меня не было настроения выслушивать его угрозы. Своё дело я сделала, он придёт.

Я не слишком хороший повар, а вот моя мама готовит просто отлично. Ладно уж, давайте называть вещи своими именами, и закончим с этим, всего несколько месяцев назад я была избалованной и ленивой девчонкой. Если бы вдруг в моей голове возникла мысль позаботиться о себе, я тут же отбросила бы эту идею и принялась наводить красоту, а приготовить мне любимую еду я уговорила бы маму.

С тех пор как я оказалась предоставлена самой себе, я ем много поп-корна, хлопьев, лапши быстрого приготовления и разных батончиков. В моей комнате есть электроплитка, микроволновка и маленький холодильник. На такой кухне даже я могу похозяйничать.

Но сегодня я постаралась на славу, правда это было для меня очень непривычно.
Пускай я и заказала целый поднос масляных печений в кондитерской расположенной ниже по улице, но бутерброды я сделала сама, порезала свежайший батон на маленькие затейливые кусочки, приготовила начинку, и к каждому бутербродику, добавила особенный ингредиент. Стоило мне только взглянуть на маленькие канапе, как у меня рот наполнялся слюной.

Я взглянула на часы, заварила «Эрл Грей», и отнесла чашки на столик в читальном зале, там весело потрескивал огонь в очаге, отгоняя холод промозглого октябрьского дня. Хоть я и не люблю прерывать рабочий день и закрывать магазин, сегодня я закрылась рано, потому что мне нужно было подготовиться к встрече именно тогда, когда мой босс вряд ли покажется.

Вчера ночью, наблюдая выход Иерихон Бэрронса из зеркала, я очень сильно встревожилась.

Я взлетела вверх по лестнице, быстрее чем Эльфы передвигаются по своим зеркалам, заперлась изнутри и забаррикадировала дверь, сердце моё билось так сильно, что ещё немного и верхушка черепа у меня бы взорвалась.

Конечно, плохо, что он держит у себя в магазине Священную Реликвию Невидимых, и прячет её от меня; пользуется Зеркалом, наверное, регулярно, учитывая что оно находится прямо у него в кабинете, но... женщина... Боже, женщина!

Почему Бэрронс нёс окровавленное тело в своих запятнанных кровью руках? Логика кричала: Да потому что он убил её.

Но почему? Кем была эта женщина? Откуда она взялась? Зачем он принёс её из Зеркала? Что там внутри? Сегодня утром я тщательно всё осмотрела, но поверхность зеркала была плоской, снова непроницаемо стеклянной, и про то, что находилось внутри, знал только Бэрронс.

А выражение его лица! Он выглядел так словно совершил нечто приятное, хорошее, даже умиротворяющее. На его лице было, однозначно, выражение... мрачного удовлетворения.

Иерихон Бэрронс мужчина, которого очень легко можно идеализировать (конечно, если не обращать внимания на то, что он выносит откуда-то изуродованные тела). Фиона, женщина, которая управляла магазином до моего появления, была так слепо влюблена в него, что даже пыталась убить меня, чтобы убрать со своей дороги. Бэрронс - властный, мрачновато красивый, безумно богатый, пугающе умный, обладающий изысканным вкусом, и я уж не говорю о твёрдом теле, которое постоянно испускало какие-то низкоуровневые электрические токи. Итого: он прирожденный герой.
Или безумный убийца.

Если я чему-то и научилась в Дублине, так это тому, что между этими двумя понятиями, герой и убийца, лежит очень тонкая грань.

Я не идеализировала его. Я знала, что он жесток. Я знала это с того самого дня как впервые встретила его в книжном магазине, и заметила как он смотрит на меня, своими холодными, древними глазами.

Бэрронс делает только то, что служит для его, Бэрронса, целей. Я жива только потому, что это выгодно ему. Точка. Но однажды я могу оказаться лишней. Восклицательный знак!

Почему у него в кабинете стоит Зеркало Невидимых? Откуда оно у него? Исключая перетаскивание мёртвой женщины, чем он там ещё занимался?
Теневые демоны в зеркале вели себя точно так же как и Тени в Тёмной Зоне - когда он прошел сквозь них, они широко расступились. Даже сам Гроссмейстер лишь взглянул на него и не стал связываться, а просто ушёл. Кто же такой Иерихон Бэрронс? Что такое Иерихон Бэрронс?

Возможные ответы, один страшнее другого, заполнили мой разум.

Я не знала, каким образом доискаться до истины, и узнать что он такое, но я знала точно, кем он не был. Он не был тем, кому я расскажу, что мне удалось узнать прошлым вечером о «Синсар Даб». Он хранит свои секреты? Прекрасно. Я буду хранить свои.

У меня не было желания нести ответственность за то, чтобы свести вмести Иерихона Бэрронса и Тёмную Книгу. Он пользуется одним из артефактов Невидимых и охотиться за другим. Боже, неужели он какая-то из разновидностей Невидимых? Может быть он из тех изящных, прозрачных созданий, которые могут войти в человеческое тело и взять их под свой контроль. Тех, которых я назвала Захватчики? Возможно ли, что он одержим одним из этих созданий?

Я и раньше раздумывала над этим, но быстро отмела такую возможность.

Теперь, должна признаться, что у меня не было достаточных оснований, перечеркнуть такую возможность, кроме разве что... ну, ладно... да, я идеализировала его, сама себе нарассказала, что Иерихон Бэрронс слишком крут и не позволит кому-то или чему-то контролировать себя. Кто я такая, чтобы судить об этом? Совсем недавно проезжая Темпл Бар я видела, как Захватчик вошёл прямиком в тело молодой женщины. После того как существо вошло в тело, я больше не чувствовала Невидимого в ней. Для моих ши-видящих чувств она была обыкновенным человеком.

А что, если он тайно работает на тёмные силы, управляя мной так же ловко, как и Гроссмейстер уговоривший мою сестру охотиться за Книгой? Это бы объяснило практически всё про Бэрронса: его нечеловеческую силу, его осведомлённость об Эльфах, его близкие отношения и то, что он пользуется одним из Темных Зеркал. Его избегают Тени, Гроссмейстер не встаёт у него на пути – ведь, по сути дела, они представляют одну и ту же силу.

Я испуганно выдохнула.

С тех пор как очутилась в Дублине, я лишь один единственный раз почувствовала, что могу позаботиться о себе, это произошло в ту ночь, когда Мэллис чуть было не убил меня, и мне чтобы выжить, пришлось съесть Невидимого. Отвратительная пища, но плоть Эльфа дарит съевшему её человеку Эльфийское могущество: суперсилу, заживление смертельных ран, предположительно даже навыки чёрной магии.

В ту ночь я наконец-то почувствовала себя сильной, тогда мне не нужны были никакие защитники. Я получила возможность надрать всем зад, я была равной по силе всем большим мужикам вокруг. Я была равна по силе Мэллису.

Я была смертельно опасна, почти как сам Бэрронс, может быть даже без «почти», просто мне не хватало умения. Я наконец-то ощутила себя силой с которой нужно считаться, я почувствовала себя тем, кто может потребовать ответы, я могла драться и не бояться, что меня ранят или убьют.

Это была эйфория. Это было освобождение. Но я не могла каждый день есть Невидимых. Тут кроется много подвохов. Не только временное отключение моих ши-видящих возможностей и уязвимость от моего собственного копья (это артефакт, Священная Реликвия которая может убить всё Эльфийское, даже тех, кто их съел, я узнала об этому насмотревшись на гниющего заживо Мэллиса) но еще, я поняла это за последнюю неделю, что от этой пищи становишься зависимым, и достаточно попробовать всего один раз. Мэллис не был слабаком, но соблазн Эльфийского могущества был слишком велик. Я мечтала об этой силе по ночам. Вот я вырезаю куски из живого Носорога... пережовываю... глотаю... чувствую невероятную тёмную полу-жизнь входящую в моё тело... электризующую мою кровь... меняющую меня... снова дарующую мне неуязвимость...

Я резко оборвала свои мечты, оказывается, я чуть было не надкусила бутерброд. На губе была мука от свежего хлеба.

Я кинула канапе обратно на поднос, отнесла закуски на стол, и аппетитно их разложила, рядом с бумажными тарелочками и бумажными салфетками в цветочек, которые купила по дороге из кондитерской.

Благовоспитанной южанке Мак было стыдно за отсутствие китайского фарфора и серебра.

Мак-копьеносец волновалась лишь по поводу того, что еда может остаться не съеденной, а пищу нельзя тратить зря. В странах третьего мира люди голодают.

Я взглянула на часы. Если Джейни пунктуальный человек, то он появится здесь уже через три минуты, и я приведу в действие свой план. Рискованное, но необходимое действие.

Прошлой ночью – прерываясь на краткие моменты сна с кошмарными сновидениями, где я гналась за Книгой и каждый раз приблизившись к ней, она превращалась в нечто, но не в Зверя, а в Бэрронса – я не спала, обдумывала действия, отбрасывала идеи, пока наконец-то меня не осенила поразительно умная, даже для меня, задумка.

Найти «Синсар Даб» возможно, если отслеживать самые гнусные преступления. Там где правили бал хаос и жестокость, там будет и она. Сначала я решила заполучить полицейское радио, но его придется украсть, и слушать двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, это меня отрезвило.

Тут я поняла, что всё необходимое у меня уже есть.
Инспектор Джейни.

Мама всегда учила меня не складывать все яйца в одну корзинку, и с Бэрронсом нужно поступать именно так. Кого я обработала, чтобы помочь мне в случае необходимости, на случай плана отступления? Никого. Мне нужно разнообразить круг общения. Если у меня получится убедить кого-нибудь из Гарды позвонить мне, когда произойдет преступление подходящее под заданные мной параметры, я сразу всё узнаю, и не нужно будет сидеть у радио. Я смогу быстро оказаться на месте преступления, надеясь что Книга всё ещё будет достаточно близко и я смогу её почувствовать, и воспользоваться своими ши-видящими способностями чтобы отследить её. Скорее всего, большинство подсказок окажутся бесполезными, но в конечном итоге, мне должно было повезти, хотя бы раз.

Джейни станет моим информатором. Кое-кто возможно и удивиться, каким образом мне удастся добиться этого, в обход обычных отношений между полицейскими и гражданскими. Это была блестящая часть моего простого плана.

Конечно, я понятия не имела, что делать, если мне удастся фактически определить местонахождение «Синсар Даб». Я не могла даже рядом находиться с ней, и если я так или иначе сумею это сделать, я видела, что случилось с людьми, которые коснулись Книги. И всё равно, я должна была охотиться на неё. Это была одна из тех штук, запрограммированных в мои гены, наряду с врожденным страхом перед Охотниками, рефлекторным опознаванием Священных Реликвий, и постоянным сильным желанием носиться по округе и предупреждать людей об Эльфах, даже при том, что я знала – никто и никогда не поверит мне.


Сегодня, нужно чтобы мне поверили. Джейни хотел знать, что происходит? Сегодня, я покажу ему.


Моя совесть возмутилась тоненьким голоском. Я подавила её. Совесть не поможет мне остаться в живых.


Я следила за подносом. Мой рот увлажнился. Это были не простые бутерброды с яйцами, тунцом, или салатом с курицей, это были потрясающие -маленькие шедевры кулинарии, над которыми я так долго трудилась, и теперь умирала от желания их слопать. Я мечтала об этом. Жаждала так, как никогда ещё не желала человеческой пищи.

Эти извивающиеся маленькие деликатесы были с салатом из Невидимых¬.

И сегодня я широко открою глаза Джейни на то, что происходит в его городе.

Встреча не задалась с самого начала, сравнить её можно было разве что с железнодорожной катастрофой.

Инспектор съел всего лишь два из моих крошечных бутербродов: первый, потому что не ожидал, что на вкус тот окажется столь ужасным; второй, наверное, потому что решил что первый, должно быть, досадное недоразумение.

К тому времени, когда он проглотил второй, он уже увидел, что бутерброды шевелились на его тарелке, и не было никаких шансов, что он съест третий. Я не была уверена, как долго продлится эффект от такого маленького количества Невидимого, но предполагала, что примерно на день или два этого хватит. Я не рассказала ему о результатах после поедания Невидимого, о суперсиле, регенеративных возможностях или навыках в черной магии. Только я одна знала, что сейчас он был достаточно силен, чтобы сокрушить меня одним единственным ударом.

Мои руки дрожали, когда я заставила себя смыть остальную часть не съеденных деликатесов в унитаз прежде, чем мы ушли. Я отложила два в сторонку, на случай крайней необходимости. У дверей, я заставила себя признаться в обмане, и вернулась, чтобы смыть и их тоже. Я мельком взглянула на себя в зеркало, белое лицо, на котором явно читался отказ от того, что я так ужасно хотела: экстаз от силы, безопасность от моих бесчисленных врагов, бродящих по улицам Дублина, не говоря уже о том, что тогда я смогу противостоять Бэрронсу. Я вцепилась в край фарфорового унитаза, наблюдая, как куски мяса крутятся в водовороте и исчезают в канализации.

Мы стояли в предместьях района Темпл Бар, и я совсем обессилела.

Я находилась рядом с Джейни в течение семи долгих часов, и любви к нему у меня не прибавилось, он оставался такой же как и до того как я накормила его Невидимым, и вынудила увидеть то, что творилось в его мире.

Я тоже не стала нравиться ему больше. Вообще то, я почти на сто процентов уверена в этом, что до конца своей жизни он будет ненавидеть меня, за то, что я заставил его увидеть сегодня вечером.

Вскоре после того, как я ¬начала наше небольшое монстр-турне, он заявил, что я дала ему наркотики. Накачала его галлюциногенами. Он собирался арестовать меня за распространение наркотиков. Он собирался вышибить меня из Ирландия и отправить домой в тюрьму.

Мы оба знали, что он этого не сделает.

Прежде чем до него дошло, мне пришлось несколько часов таскать его по Дублину, показывая, что было в барах, кто сидел за рулём в такси, и кто торговал с лотков, но я наконец-то справилась. Мне нужно было всё время учить его, как действовать, как правильно наблюдать, чтобы не выдать себя, если он не хочет умереть как О'Даффи.

Я могла думать что угодно по поводу методов его работы, которые испытала на себе, но инспектор Джейни - отличный полицейский, который прислушивается к своему чутью, не важно, нравилось ли ему то, что оно подсказывало или нет. Хотя он и настаивал, что всё этого не реально, он, тем не менее, ¬использовал навыки слежки приобретённые за двадцать два года службы в полиции. Он с невозмутимой бесстрастностью неверующего внимательно рассмотрел безротых, печальных чудовищ с влажными глазами и горгульей с кожистыми крыльями и неповоротливые массы с деформированными конечностями и медленно сочащуюся плоть.
Он ошибся только однажды, несколько минут назад.

Я быстро обездвижила и проткнула копьём трёх Носорогов в тёмном переулке, по которому мы решили срезать путь.

Джейни стоял там, смотрел на их серые тела, внимательно изучая шероховатые лица с выступающими челюстями и похожими на клыки зубами, глаза-бусинки и слоновью кожу, открытые раны, ¬открывшие розовато-серую плоть, с вкраплением заполненных гноем гранул.

- Вы накормили меня этим? – наконец, произнёс он.

Я пожала плечами.
- Это единственный известный мне способ, чтобы показать то, что вам нужно было увидеть.

- В тех маленьких бутербродах были... кусочки этих... штук? - Его голос повысился, а румяное лицо побледнело.

- Угу.

Он смотрел на меня, его кадык конвульсивно дёрнулся, и на мгновение я подумала, что сейчас его вырвет, но он взял себя в руки.

- Леди, вы – серьёзно трахнутая на голову.

- Пойдёмте. Есть ещё кое-что, и я хочу, чтобы вы это увидели, - сказал я ему.

- Я уже насмотрелся на всё.

- Нет, не на всё. Пока ещё. – Самое ужасное я приберегла на последок.

Я закончила наш осмотр достопримечательностей на краю новой Тёмной Зоны на северной стороне реки Лиффи, туда я планировала зайти раньше, чтобы нанести её границы на карту которую прилепила на стенку в своей спальне.


- Помните те места, которые вы не смогли найти на картах? - спросила я его. – Тот район рядом с книжным магазином? Место которое проверял О'Даффи? Вот что это такое. – Я махнула рукой в сторону улицы.

Джейни шагнул к темноте, и я рявкнула:
- Держитесь на свету!

Он остановился под уличным фонарём и прислонился к нему. Я наблюдала за его лицом, пока он смотрел на Тени жадно скользящие по краю темноты.

- И вы хотите, чтобы я поверил, будто эти тени едят людей? - наконец глухо произнёс он.

- Если вы не верите мне, отправляйтесь домой, возьмите своих детей, и отправьте их сюда. Посмотрим, что будет. – Мои слова прозвучали холодно, но я не чувствовала себя равнодушной, когда произнесла их. Мне нужно было достучаться до него, и чтобы сделать это, я должна была ударить по самому больному, показать, как близко к дому находилась угроза.

- Не смейте говорить про моих детей! – закричал он, повернувшись ко мне. - Вы слышите меня? Никогда!

- Когда действие пройдет, - подчеркивая каждое слово, проговорила я, - Вы больше не будете знать, где находятся Тёмные Зоны. Ваши дети могут пойти в школу через такую, и никогда больше не вернуться домой. Вы пойдете искать их? А будете знать, где именно нужно искать? Или вы умрёте, пытаясь их найти?

- Вы угрожаете мне? - Большие руки сжались в кулаки, он двинулся на меня.

Я продолжала стоять на месте.
- Нет. Я предлагаю помощь. Я - предлагаю сделку. Через день, плюс-минус, вы больше не сможете видеть всего этого. Вы не будете иметь ни малейшего понятия, где притаилась опасность для вашей семьи, а она повсюду. Я могу держать вас в курсе. Я могу сказать вам, где располагаются Тёмные Зоны, где собираются большинство Невидимых, и как лучше всего обезопасить вашу жену и детей. Если всё станет совсем плохо, я могу сказать вам, когда и куда уехать из города. Всё, что я хочу получить в обмен, лишь немного информации. Я вовсе не прошу помогать мне совершать преступления. Я прошу, чтобы вы помогли мне предотвратить их. Инспектор, мы на одной стороне. До сегодняшнего вечера, вы просто не знали, что находится по другую сторону. Теперь знаете. Помогите мне остановить то, что происходит в городе.


- Это безумие.


- Безумие или нет, но это реальность. - Мне тоже далось нелегко признать это. Мост, соединяющий нормальный мир с этим темным, наполненный Эльфами Дублином, мне удалось пересечь не сразу, и шла я весьма неуверенными шагами.

- Это убило О'Даффи. Вы позволите убить и себя?

Он молча отвёл взгляд. В этот момент, я поняла, что победила. Я знала, что как только раздастся сообщение об очередном преступлении, он позвонит мне. Он будет ненавидеть себя каждую минуту, сообщая мне эту информацию, он будет называть себя сумасшедшим, но он наберёт мой номер, и это всё что мне было нужно.

Я оставила Джейни на Пирс Стрит в полицейском участке Гарды, заверив, что видения скоро пройдут. Прощаясь, в его глазах я заметила то же самое пустое выражение, которое иногда замечала и в собственном взгляде.

Мне стало его жаль.

Но мне необходим свой человек в Гарде, и теперь у меня был он.

К тому же, если сегодня вечером я не открыла бы ему глаза и не вынудила бы его увидеть то, что происходит вокруг, он погиб бы в течении нескольких дней. Он слишком часто совал свой нос, куда не следует. Он мог заметить брошенную машину в каком-нибудь глухом переулке и вошёл бы в Тёмную Зону ночью, или кто-то, кто разрезал горло О'Даффи, чтобы заставить того замолчать, убил бы и Джейни.

Он был ходячим мертвецом. Теперь, по крайней мере, у него есть шанс на выживание.


продолжение следует... 3 глава в процессе перевода Smile
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>30 Ноя 2008 20:16

 » Глава 3 часть 1

Laughing
Приятно то как Wink
Спасибо, девочки.


Глава третья (часть 1)

“Ради него я готова умереть.

И этим всё сказано.

За его жизнь я отдам свой последний вздох и последнюю надежду в сердце. Когда я решила, что совсем спятила, появился он и помог мне разобраться во всём. Он помог мне ¬понять, кто я, научил охотиться и скрываться. Он сказал, что есть такое понятие как ложь во спасенье. Этому, в последнее время, я училась очень много. С каждым звонком от Мак, я приобретаю всё больше опыта. Ради неё, я тоже готова отдать свою жизнь.

Благодаря ему, я увидела себя другими глазами. Он позволил мне быть той, кем я всегда хотела стать. Вовсе не прекрасной дочерью и студенткой-отличницей, которая чувствует, что должна сделать всё правильно, чтобы папа и мама гордились ею, и совсем не хорошей старшей сестрой, всегда подающей Maк положительный пример, и которая ни в коем случае не может дать повода любопытным соседям почесать свои длинные языки. Как я ненавижу сплетников в маленьких городках! Я ¬всегда хотела быть такой как Maк. Она не делает ничего, чего делать ей не хочется. Когда её называют ленивой эгоисткой, ей плевать - она счастлива. Интересно, знает ли она, как я горжусь ею за это?

Но теперь всё изменилось.

Здесь, с ним, в Дублине, я наконец-то могу быть собой. Я больше не пленница маленького городишки Глубокого Юга, где меня заставляли быть паинькой. Я свободна!

Он называет меня Королевой Ночи. Он открывает передо мной чудеса этого невероятного города. Он поощряет меня искать свой собственный путь, и самой решать, что хорошо, а что плохо.

И секс, Боже, секс! До него я даже не представляла что такое настоящий секс. Это вовсе не тихая музыка и свечи, а изощренное, медленное действо.
Секс с ним можно сравнить с дыханием, им невозможно не заниматься. Это может произойти даже у стены в темном переулке, или я распластаюсь спиной прямо на холодном бетоне, потому что и секунды не протяну без него. С пересохшим ртом, сердцем, трепыхающимся в горле, стоя на четвереньках, я буду ждать его прикосновений, чтобы снова обрести жизнь. Это наказание и очищение, нежность и жестокость, все меркнет по сравнению с ним, остается только лишь желание заполучить его внутрь себя, и я не только умру ради него – я убью ради него.

Как я сделала сегодня вечером.
И сделаю завтра, когда увижу её».


Я ненавидела его.
Да, я ненавидела убийцу своей сестры и прежде, но теперь я ненавидела его ещё сильнее.

Сейчас, в моем сжатом до боли кулаке, находилось доказательство того, что Гроссмейстер использовал свои чёрные заклятья на Алине. Прежде, чем убить он превратил мою сестру в неизвестно кого. Доказательство эта страница, вырванная из её дневника, исписанная красивым чуть наклонным почерком, который она ¬начала совершенствовать прежде чем я научилась читать.

Текст на странице был совсем не похож на Алину, не нужно было других доказательств - он промыл ей мозги. Воздействовал на неё Голосом, такой магической штукой которую он применил и ко мне в ту ночь, под Барреном, когда он приказал отдать амулет и следовать за ним, и я не могла сопротивляться его командам. Всего каких-то нескольких словечек, и он превратил меня в бездумного робота. Если бы не Бэрронс, я бы послушно, словно рабыня, пошла за ним следом. Но Бэрронс тоже знал магию друидов и умел пользоваться Голосом, он освободил меня от власти чар Гроссмейстера.

Я знала свою сестру. Она была счастлива в Эшфорде. Ей нравилось быть той, кем она была: яркой, успешной, и весёлой, боготворимой мной и большей частью жителей города, той, чьё улыбающееся лицо всегда было в газете, то ей объявляли благодарность, то хвалили за успехи или что-то еще. Ей нравилось быть такой, нравилось всегда делалть всё правильно.

«Он называет меня Королевой Ночи».

- Королева Ночи, моя петунья. - Моя сестра никогда не стремилась стать какой-то там королевой, но если бы и захотела, то уж точно не ночи. Она выбрала бы нечто праздничное, например, стала бы королевой ежегодного Эшфордского Парада Персиков и Тыкв. Она
надела бы ярко-оранжевую ленту и серебряную диадему, и в следующем выпуске ежедневной местной газеты «Джорнал-Конститьюшен» на первой полосе красовалась бы её фотография.

«Я всегда хотела быть такой как Мак». Она ни разу не говорила, что она хотела быть такой как я! «Когда люди называют её ленивой эгоисткой¬ ей плевать». Обо мне и правда, такое говорят? Неужели тогда я была глухой, или просто слишком тупой, чтобы переживать?

И то, что тут написано о сексе, моя сестра такого точно не написала бы. Алина терпеть не могла делать это «по-собачьи». Она считала это¬ унижением. «Давай, детка, становись на четвереньки. О, да, именно так, - смеясь сказала бы она. – Подними-ка попку выше».

- Видишь, это не Алина, - сказала я странице.

Кого убила моя сестра в ночь, когда сделала эту запись в дневнике? Чудовище? Или Гроссмейстер промыл ей мозги и заставил убить кого-то из хороших парней? Кого она собиралась увидеть на следующий день? Она и её тоже планировала убить?


Кого она убивала Эльфов или людей? Если Эльфов, то как именно она убивала их? У меня было копье. У Дани, курьерши из «Быстрой Почты Инкорпорейтед» был меч. «Быстрая Почта» это прикрытие организации ши-видящих, там заправляет Владычица Ровена. Я знала лишь два оружия, которыми можно было убить Эльфов. Неужели Алина нашла какое-то другое оружие, о котором я пока ещё не знаю? Из всех страниц её дневника, почему кто-то послал мне именно эту?

Но больше всего меня тревожит вопрос – кто именно послал мне страницу? У кого находится дневник моей сестры? В'лэйн, Бэрронс, и Ровена все в один голос твердили, что никогда не встречались с Алиной. Мог ли Гроссмейстер лично послать страницу, может он в своём извращенно высокомерии думал, что после прочтения я подобно моей сестре сочту его очень привлекательным? Как обычно, я дрейфовала в море вопросов и если ответы это спасательные шлюпки, то я неизбежно должна была утонуть.

Я взяла конверт и внимательно осмотрела его. Обыкновенный, простой, не совсем белый пергамент¬, плотный и сделанный со вкусом, мог быть сделан по спец заказу; тем не менее, это ничего не говорило мне.

Аккуратный типовой шрифт адреса, мог быть напечатан где угодно на любом лазерном или чернильном принтере.

«МакКайла Лэйн, Книги и сувениры Бэрронса», было написано на нём.

Обратного адреса не указано. Единственная подсказка, это Дублинский почтовый штемпель, датированный вчерашним днём, и это не давало никакой дополнительной информации.

Я задумчиво потягивала свой кофе. Сегодня, чтобы успеть разложить свежие газеты, я проснулась рано, оделась и быстро спустилась из спальни на верхнем этаже магазина, но меня отвлекла стопка писем на прилавке. Под тремя счетам я нашла конверт в котором находилась страница вырванная из дневника Алины. Почта так и осталась не разобранной; газеты и журналы все еще оставались в коробках.

Я закрыла глаза и потерла веки. Я охотилась за дневником сестры, отчаянно хотела найти его, прежде чем это сделает кто-то другой, но я опоздала. Кто-то меня опередил. Этот кто-то теперь был посвящен в самые сокровенные мысли Алины, и заполучил в своё распоряжение все знания, которые она получила после прибытия на окупированные Эльфами берега Ирландии.

Какие ещё тайны хранились в её дневнике, кроме не особо приятных для меня характеристик? Указала ли она местоположение каких-нибудь необходимых нам Священных Реликвий? Знал ли кто-нибудь ещё о том, как именно передвигалась Синсар Даб? Неужели мы с моим неизвестным противником оба надеялись выследить Книгу?

Тут зазвонил городской телефон. Я проигнорировала его. Все, кто был важен мне, знали мой мобильный номер. Видя почерк Алины, читая эту запись, я словно слышала её голос, это было словно насыпать соль на рану. Сейчас я была не в том настроении, чтобы разговаривать с клиентами про книжки.


Телефон наконец прекратил трезвонить, но секунды через три зазвонил снова.

Когда он зазвонил в третий раз, я подняла трубку, просто чтобы скинуть звонок.

Это оказался Кристиан МакКелтар, он спрашивал что со мной случилось в тот вечер и почему я ни разу не перезвонила ему, хотя он оставлял сообщения. Вряд ли я могла рассказать ему, как стояла на коленях перед Книгой; лицезрела, как мой работодатель-убийца таскает мёртвое тело; как устроила канибалистическое чаепитие с детективом, чтобы превратить его в своего информатора, как после этого водила его по городу, в принудительном порядке заставив увидеть чудовищ; и что сейчас, прочла как моя сестра обожала заниматься сексом с тем самым уродом, который и привёл всех чудовищ в наш мир.

Нет, я совершенно уверена, всё это лишь отдалит человека, который мог оказаться источником ценной информации.

Так что я предложила ему красочный букет лжи, и назначила новое свидание на сегодняшний вечер.


Когда я уходила на встречу с Кристианом, Бэрронс ещё не появился, и я была этому рада. Я ещё не была готова к встрече с ним.

Закрыв дверь книжного магазина, я просмотрела Тёмную Зону. Три Тени ждали у краешка света. Остальные маячили дальше в темноте. Ничего не изменилось. Их тюрьма темнота всё ещё сдерживала их.

Я решительно повернула на лево и направилась в Тринити Колледж, туда, где в Департаменте Древних Языков работал Кристиан. Я познакомилась с ним несколько недель назад, когда Бэрронс послал меня, получить конверт у женщины, которая управляла этим отделом. Вместо неё там меня встретил Кристиан.

Второй раз мы столкнулись неделю назад в пабе, тогда он ошеломил меня заявлением, что знал мою сестру, и даже в курсе кем мы с ней являемся на самом деле. Наша беседа была грубо прервана Бэрронсом, который позвонил, чтобы предупредить меня об Охотниках в городе, и приказал немедленно возвращаться в книжный. Я планировала перезвонить Кристиану на следующий день и узнать, что еще он знал, но на моем пути домой, я была загнана в угол Охотниками и похищена Мэллисом и, излишне будет сообщать, что тогда я была немного занята борьбой за выживание. А после, ужасное явление Синсар Даб снова воспрепятствовало нашему вечернему свиданию. А мне так хотелось узнать, что именно он знал.

Я откинула кудри со лба и распушила из пальцами. Сегодня вечером я снова нарядилась, перевязала волосы блестящим шелковым шарфом, его яркие концы спускались мне на плечи и слегка прикрывали декольте. Я была настроена решительно; по крайней мере два раза в неделю я буду носить яркую, симпатичную одежду. Я боялась, что если перестану это делать, я забуду саму себя. Я превратился бы в то, чем себя ощущала: грязной, вооруженной, раздражительной, обиженной на весь свет, жаждущей мести сукой. Девушка с длинными светлыми волосами, безупречным макияжем, и маникюром могла исчезнуть, но я все еще хороша собой. Мои волосы до плеч, цвета тёмной арабской ночи, обрамляли лицо прелестными кудряшками, прекрасно сочетаясь с зеленым цветом глаз и чистой кожей. Красная помада в сочетании с тёмным имиджем делала меня старше и сексуальнее.

Сегодня вечером я выбрала одежду, которая выгодным образом подчеркивала достоинства моей фигуры. Под элегантный, кремовый плащ, который скрывал восемь фонариков, два ножа, и копье, я надела кремовую юбку, простой желтый свитер в честь Алины, высокие каблуки и жемчуг. Папа сказал, что в день, когда они забирали нас из приюта, Алина была одета как солнечный лучик, а я была словно радуга.

Алина.

Её отсутствие в моей жизни было настолько болезненным, что казалось присутствие¬м. Горе все ещё будило меня по утрам, составляя компанию целый день, и заползало в мою кровать по ночам.

Дублин постоянно напоминал о ней. Я видела её на каждой улице, в лице каждой студентки, которая понятия не имела, что за чудовище шагало рядом с нею, притворяясь человеком. Она смеялась в пабах, и позже умирала в темноте.

Она была всеми теми людьми кого я не сумела спасти.

Я обошла кругом весёлые улицы Темпл Бара и направилась прямиком в колледж. Вчера вечером я шла через оживленный туристический район, в котором действовало более шестисот пабов, но сегодня вечером я была не в настроении лишний раз напоминать себе, что известно лишь два оружия которыми можно убить Эльфов и сотни, если не тысячи, Невидимых в городе. Моё¬ столкновение с Синсар Даб отрезвило меня. Зло источаемое этой штукой служило мрачным напоминанием, что, пусть я недавно и вышла победительницей из жуткого приключения, это еще не самое страшное что ожидает меня впереди.

Кристиан встретил меня в дверях офиса, в котором размещался Департамент Древних Языков, в своих вылинявших джинсах, грубых ботинках, и свитере он смотрелся очень сексапильно, его длинные, темные волосы, были перехвачены на затылке кожаным шнурком. Он окинул меня оценивающим взглядом, в котором явно читалось одобрение, и я порадовалась, что позаботилась о своей внешности. Женщине приятно знать, что ее старания не остаются не замеченными.

Он взял меня под руку и предложил пойти куда-нибудь в другое место.
- Они обсуждают бюджет, - объяснил он своим глубоким хрипловатым голосом, и поправил лямку рюкзака на мускулистом плече.

- Разве ты не должен там присутствовать?

- Неа. Совещаниями мучают только тех, кто оформлен на полную ставку, а я работаю только пол дня. - Он одарил меня сногсшибательной улыбкой и я невольно выпрямила спину. Кристиан был так ошеломительно красив, что на него невольно можно было засмотреться: волевой подбородок, широкие плечи, безупречная тёмная кожа и поразительные тигриные глаза. Спортивное телосложение, изящество и грация в движениях всё, несмотря на его возраст, свидетельствовало о зрелости.
- Кроме того, здесь не место для серьезных разговоров, а нам с тобой, девушка, нужно много чего обсудить.

Я надеялась, это замечание значило, что кто-то наконец-то собирался рассказать мне нечто полезное о сестре. Мы прошли мимо закусочных автоматов, по почти пустынному подвалу колледжа и зашли в учебное помещение без окон. Под гул ламп дневного света мы уселись в металлические складные стулья, наверное Алина, тоже раз или два занималась в этом классе. Не тратя времени даром, я спросила Кристиана, как он познакомился с ней. Был ли он одним из тех мальчиков с которыми она встречалась поначалу, до того как Гроссмейстер промыл ей мозги. Я уверенна – скорее всего так оно и было. В ¬другой жизни. Нормальной.

- Она приехала в наш департамент, искала специалиста чтобы перевести текст.

- Какой именно текст? - Я немедленно подумала о Синсар Даб.

- Не знаю, я не смог его перевести. Мои дяди тоже не смогли.

Я предположила, что его родственники лингвисты и спросила об этом.

Он лишь слегка улыбнулся, как будто мой вопрос развеселил его.
- Они, в некотором роде, историки, хорошо разбираются во всяких древностях. Я ещё ни разу не видал текст, который они не смогли бы перевести.

- Так ты узнал, что это было или нет?

- Моя очередь, Maк. У меня тоже есть несколько вопросов. Что¬ в тот вечер с тобой произошло? Почему ты не пришла?

- Я уже тебе рассказывала. Позвонил папа, мы говорили о маме, о том что ей становится всё хуже и я потеряла счёт времени. А после того как мы поговорили, мне стало плохо, очевидно съела какую-то гадость в обед, и мне хотелось только одного – поскорее лечь спать.

- Хорошая попытка, - произнес он сухо. – А теперь - правду.

- Это правда.

- Нет. Ты соврала. Я слышу ложь в твоём голосе.

- Невозможно по голосу отличить правду от лжи, - усмехнулась я. – Допустим, что язык тела может выдать кое-что...

- А я могу отличить. – Прервал он меня со слабым горьким подобием своей сногсшибательной улыбки. – В буквальном смысле слова. Ты врешь, я это слышу. Хотел бы я не слышать. Ты не представляешь, как часто люди врут. Все чёртово время, обо всем, даже про очевидные глупости, ради которых и напрягаться не стоит. Так что Мак, или ты говоришь правду, или ничего вообще. Выбор за тобой. Но даже не пытайся одурачить меня. У тебя не получится.

Я начала было расстегивать пальто, но вспомнив о своём арсенале передумала, устроилась на стуле поудобнее, закинула ногу на ногу и стала слегка покачивать каблуком. Вгляделась в его лицо. Боже мой, он говорил совершенно серьёзно.
- Ты на самом деле знаешь, когда люди лгут?

Он кивнул.

- Докажи.

- У тебя есть бой-френд?

-Нет.

- Возможно, есть мужчина которым ты интересуешься?

- Нет.

- Ты врешь.

Я напряглась.
– Не вру.

- Врешь. Может он и не твой бой-френд, но этот мужчина нравится тебе до такой степени, что ты думаешь о сексе с ним.
Я уставилась на него.
- Не вру. Ты не можешь этого знать наверняка.

Он пожал плечами.
- Прости, Мак, но я слышу правду даже тогда, когда человек сам себе не признается в этом. - Одна темная бровь поднялась. - И не думаю, что этот мужчина я?


Я покраснела. Он заставил меня представить. Нас. Обнаженных. Ух, ты! Я вообще-то вполне здоровая женщина, а он – великолепный мужчина.
- Нет, - смущенно ответила я.

Он засмеялся, в глазах заблестели золотые искорки.
- Врешь. Наглая ложь. Тебе бы понравилось. Я уже говорил тебе, что всегда готов исполнить женские фантазии?

Я закатила глаза.
- Мне и в голову такое не приходило, пока ты не сказал об этом. Ты сам заставил меня представить, и вот, в итоге я об этом и подумала.
И это меня беспокоило, потому что в основном думала я только о двух людях – ну, «людьми» их назвать можно весьма условно – с которыми хотела заняться сексом, прежде чем Кристиан заставил меня подумать о сексе с ним, и оба варианта были ужасны.
- Это ничего не доказывает.

- Подозреваю, что ты так и будешь требовать от меня доказательств, пока не узнаешь меня получше. Вот я, например, тебе верю и не требую доказательств, что ты действительно видишь Эльфов.

- Люди всё время думают о секс, - раздраженно заметила я.
- Неужели ты сознательно контролируешь каждую свою мысль о сексе, с кем, когда и где?

- Нет, слава небесам. Тогда бы я ничего больше не делал. Большую часть времени это, знаешь ли, играет в моей голове как фоновая музыка, секс-секс-секс-найти-с-кем-прежде-чем-отличная-сперма-пропадет-зря, такой тихий, чувственный ритм, и вдруг появляется кто-то вроде тебя и она начинает громыхать как песня Nine Inch Nails, которую мой дядя ставит все время для своей жены. - Он скривился. - Мы живем в замке, и когда он это делает, уходим куда подальше.

- Твой дядя слушает Трента Резнора? - я удивленно заморгала. - Ты живешь в замке? – одно странней другого.

- Большом и полном сквозняков. Звучит внушительно, а выглядит не очень. И не все мои дяди такие же крутые как Дейгис. Мужчины хотят быть такими как он. Женщины обожают его. На самом деле это раздражает. Своих подруг, я никогда не знакомлю с ним.

Если даже Кристиан считает его эталоном, то я понимаю почему.

- Короче, Мак, не ври мне. Я узнаю. И не потерплю.

Я обдумывала его требование. Я знала, что значит, уметь делать то, что другие считают невозможным. Я решила поверить ему и посмотреть, что из этого выйдет. Время покажет. - Значит, этот дар у тебя с рождения, нечто типа как я родилась ши-видящей?
- Ты же не считаешь свои способности даром. Так и я не считаю подарком своё... небольшое отклонение, да, таким уж я уродился, к большому неудобству моих родителей. Существует ложь во спасение. Или, по крайней мере, подобие такой. Такие я не слышу. И не собираюсь слушать сейчас.

Алина говорила тоже самое: ложь во спасение.
- Ну, в этом есть и свои плюсы, если бы ты не мог слышать ложь, они бы не перестали её говорить. Думаешь легко общаться с человеком, которому ты должен постоянно говорить правду... ой! - Я оборвала сама себя. - У тебя мало друзей, да? - Он ничего не ответил мне, но кажется все было именно так.

Он окинул меня ледяным взглядом.
- Так почему ты не пришла вчера?

- Я столкнулась с Темной Реликвией, и слишком обессилела после свидания.

Он наклонился вперед, поставил локти на колени и смотрел на меня с откровенным восхищением.
- А вот это уже чистая правда, девушка! Ты видела Тёмную Реликвию? Какую именно?

- Откуда ты знаешь про Тёмные Реликвии? Кто ты и как ты с этим связан? – Хватит с меня таинственных мужиков.
- Сколько правды ты можешь мне сказать?

Я задумалась лишь на миг. Из всех мужчин, которых я встретила в Дублине, он был очень похож на меня, с виду нормальный, но обладающий даром, который на самом деле лишь отягощает жизнь. - Столько сколько смогу, если ты ответишь мне тем же.

Он удовлетворенно кивнул и облокотился на стул.
- Клан, которому я принадлежу, в древние времена служил Эльфам.

Кристиан рассказал мне, что много тысяч лет назад Келтары были Великими Друидами у Туата Де Данаан, тогда Эльфы пытались быть паиньками и сосуществовать с людьми. Что-то произошло и разрушило этот хрупкий мир – эту часть он рассказал мне очень сжато - но что бы это ни было – после случившегося пути людей и Эльфов разошлись, и разошлись они не друзьями.

Был составлен Договор, согласно которому двум расам позволялось существовать на одной планете, но в разных измерениях. На Келтаров была возложена обязанность исполнять ритуалы, для поддержания стен между двумя измерениями. Тысячелетиями они честно выполняли свои обязанности, и если когда и ошибались, всегда исправляли сделанное за короткое время.

Но в последние годы, ритуалы проходят не так как должно. В специальные ночи, когда Келтары должны были исполнить ритуал, вмешалась какая-то черная магия и не позволила им выполнить свой долг. Хотя эта сила не смогла разрушить стены между нашими мирами, она существенно ослабила их. Дяди Кристиана уверены, что если следующий ритуал тоже помешают исполнить, стены не выдержат и падут. Королева Видимых, Эобил, которая в былые времена всегда появлялась в трудные времена, до сих пор так и не появилась, хотя они призывали её всеми известными им заклинаниями.

Эта история захватила меня. Я была очарована мыслью, что тысячи лет, клан в горах Шотландии защищал род человеческий от Эльфов. Особенно если все защитники были такие же как Кристиан: красивыми, сексуальными, сдержанными. Мне стало спокойнее после того, как я узнала, что в мире существуют не только ши-видящие, но и другие кланы с особенными, необычными силами. Я была не одна осведомлённая, что на самом деле творится в нашем мире. Я нашла кого-то, кто знал больше информации чем я, но меньше чем Бэрронс, и этот человек был готов добровольно поделится знаниями со мной!

- Мои родственники думают, что с Королевой что-то случилось, - сказал он, - И если её сила слабеет, другая возрастает. Стены ослабевают и если мы не придумаем что-нибудь ко времени проведения следующего ритуала - они падут.

- А что случится потом? – тихо спросила я. - Договор будет расторгнут?

- Дяди подозревают, что Договор уже расторгнут и что стены держатся за счет того, что они увеличили десятину, которую платят. Магия Эльфов – странная штука. - Он остановился, а затем продолжил натянутым тоном. - В последних ритуалах нам пришлось использовать кровь, кровь Келтаров, как в языческих обрядах. Мы никогда раньше её не использовали. Дядя Кейан знал, как это делать. Это грязная магия. Я это чувствую. То, что мы сделали – это не хорошо, но это единственное, что мы могли сделать.

Мне знакомо это чувство. То, что я сотворила с Джейни никогда мне не нравилось, но у меня не было других вариантов. Это конечно не грязная магия, всего лишь грязный чай. Управляемый. Безжалостный. Но я начала понимать, что ты можешь позволять себе играть честно, только когда ставки не велики.
- А если стены падут окончательно? – повторила я свой вопрос. Я хотела знать насколько все может стать хуже.

- Раньше лишь Видимые Эльфы могли ходить среди нас. Невидимые были с незапамятных времен заключены в тюрьму, это было так давно, что с тех пор до нас дошёл лишь шёпот мифов. Если стены падут окончательно, все Невидимые окажутся на свободе, не только низшие касты, которые каким-то образом уже сейчас получили возможность проникать в наш мир, но на свободе окажутся и сильнейшие из Королевских Дворов Невидимых. - Он замолчал, а когда заговорил, голос его был низок и тревожен. - Согласно мифам, эти четыре дома возглавляют темные принцы – Четыре Всадника Апокалипсиса.

Я знала их: Смерть, Чума, Война и Голод. Невидимые, которых я видела до этого были просто ужасны. У меня не была никакого желания встречаться с их Тёмными Принцами.

_____________________________
продолжение скоро будет Smile
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Marica Цитировать: целиком, блоками, абзацами  
Лазуритовая ледиНа форуме с: 23.05.2008
Сообщения: 298
Откуда: космополит
>11 Дек 2008 16:02

 » Глава 3 часть 2

Глава третья. (часть 2)

- Будет по-настоящему страшно. Они превратят наш мир в ад кромешный. Дейгис и остальные считают, что если эти Невидимые вырвутся на свободу, то Видимые уже не смогут снова заточить их в тюрьму.

Поэтому все стремятся разыскать Синсар Даб? Неужели в этой книге есть заклинания необходимые для заточения Невидимых, может быть там даже найдутся заклинания способные удержать стены от падения? Тогда понятно почему В’лэйн и Королева так хотят заполучить её, и поэтому Алина хотела, чтобы я опередила Гроссмейстера и отыскала эту книгу. Если она попадёт ему в руки, он однозначно постарается уничтожит её как можно скорее, чтобы никто и никогда не смог снова заключить его армию в темницу. Интересно, зачем книга нужна Бэрронсу? Неужели он на самом деле продаст её тому, кто больше заплатит?

Я не могла смириться с тем, что Невидимые захватят наш мир. Чтобы не паниковать я вспомнила о цели своего прихода.
- Расскажи мне ещё про Алину. – Кажется, он обрадовался резкой смене темы разговора, похоже что не я одна страдаю от возложенной на меня невыполнимой миссии. Ничего удивительного, что Кристиан казался старше своих лет. На его плечах оказывается тоже полно проблем и сверхзадача - спасти мир.

- Мак, ты меня извини, но мне больше нечего рассказать. Я пытался с ней подружиться. Хотя моим родственникам и не удалось перевести текст, они поняли откуда он, им нужно было узнать как у неё оказался этот текст. Это была фотокопия страницы древней книги...

- Которая называется Синсар Даб. – закончила я фразу. Вспомнила Зверя и содрогнулась до глубины души.

- Я как раз думал, знаешь ты о ней или нет. Что именно ты знаешь? Ты знаешь где она находится?

На случай если он действительно ходячий детектор лжи, я прикрылась, как щитом, мыслью о том, что в данный момент конкретное местонахождение книги мне неизвестно и ответила «Нет». Он как-то слишком пристально посмотрел на меня и быстренько добавила:
- А что случилось когда ты попытался подружится с моей сестрой?

- Она меня бортанула. У неё был серьёзный роман с каким-то мужиком, и похоже он был большим собственником. Ему не нравилось, когда она общалась с кем-то ещё.

- Ты его хоть раз видел?

- Нет. Однажды, правда, успел краем глаза заметить. Промелькнул молнией. Плохо помню этот момент, поэтому могу предположить, что он из Эльфов. Эти умеют затуманивать мозги, если не хотят чтоб их заметили.
- А всё это, что ты сейчас мне выложил, моей сестре ты рассказал?

- У меня не было возможности.

- Если у тебя не получилось подружиться с Алиной, каким образом ты выяснил, что она ши-видящая? Как ты догадался о моих способностях?

- Пару раз я за ней следил, - ответил он. - Она часто смотрела на пустое место, видела там что-то невидимое для остальных. Я с детства слышал истории про ши-видящих. Моя семья... знает много древних легенд и историй. Так что, я просто сложил два плюс два.

- А про меня как узнал?

Он пожал плечами.
- Ты крутилась в Тринити, спрашивала про неё. Кроме того, долго ли умеючи, информацию о семье можно получить из личного дела.

Учитывая всех моих врагов, такие данные я бы с удовольствием уничтожила. Как хорошо, что мои родители находятся за четыре тысячи миль отсюда.

- С каким из Темных Артефактов ты прошлой ночью столкнулась? – просто спросил он.

- С амулетом.

- Врешь.

Я испытывала его.
- Скипетр.

- Снова врешь. Такого Артефакта вообще не существует.

- Ты прав, это была коробка, - выдавила я.

- Мак, я жду правду.

Я пожала плечами.
- Синсар Даб? - предложила я таким тоном, словно это было неправдой.

Он подскочил с места.
- Черт! Ты шутишь? Нет, молчи, это правда. Ты же сказала, что не знаешь где она!

- Я не знаю, её просто пронесли мимо.

- Здесь? В Дублине?

Я кивнула. - Она исчезла. Понятия не имею куда её… отнесли.
- Кто..., – начал было Кристиан.

Привет, ребятки. Как делишки?


Взгляд Кристиана устремился мимо меня, в сторону двери. Он напрягся. – Здарова, мужик, не заметил, как ты зашел.

Кстати, я тоже.

- И давно ты здесь стоишь?

- Я только что открыл дверь. Услышал ваши голоса и решил зайти.

Я развернулась на стуле. Когда вошедший снова заговорил, я узнала его голос. «Мечтательный взгляд», тот парень из музея, с которым я позже столкнулась ещё раз на улице после допроса инспектора Джейни – именно он, весь такой красивый, стоял в дверном проёме. Он сказал мне, что работает в Департаменте Древних Языков, но я как-то даже и не вспоминала про него. В другой жизни, с ним, как и с Кристианом, я бы с удовольствием пошла на свидание. Почему же получилось так, что в итоге я целовалась с Бэрронсом?

- Привет, красавица. Рад тебя видеть. Мир тесен, не правда ли?

- Привет, - Я слегка покраснела, такое происходит со мной каждый раз, когда симпатичный парень делает мне комплимент. Но сейчас это особенно приятно, потому что каждый раз смотрясь в зеркало, я с трудом узнаю себя. Занятно, но когда рушится мир, такие каждодневные, бессмысленные мелочи вдруг кажутся настоящими сокровищами.

- Вы знакомы? – Кристиан, кажется, не слишком обрадовался этой новости.

- Пару раз пересекались, - ответила я.

- Крис, тебя ждут в офисе, - сообщил «мечтатель». - Элли хочет поговорить с тобой.

- А это не может подождать? - нетерпеливо ответил Кристиан.

- Мне кажется, она так не думает. Что-то о незаконно присвоенных фондах или типа того. Я сказал ей, что скорее всего это всего лишь бухгалтерская ошибка, но она настаивает. – Пожав плечами, ответит тот.

Кристиан закатил глаза.
- Она невыносима. Передашь ей, что приду через пять минут?

- Конечно, мужик. – Его взгляд обратился ко мне. – «Так это и есть бойфренд про которого ты говорила?»

Я отрицательно помотала головой.

- Но он у тебя есть?

- Целая толпа, помнишь?

Он засмеялся.
- Увидимся, красавица. Пять минут, Крис. Ты знаешь что она с тобой сделает. – Он пальцем провел по горлу, усмехнулся и вышел.

Кристиан подскочил к двери и захлопнул её.
- Окей, придётся говорить быстрее, потому что мне нужна эта работа, а Эль в последнее время, похоже, только и ищет повод чтоб уволить меня. У меня есть кое-что, и тебе обязательно нужно это увидеть.
Он открыл рюкзак и достал тетрадь в кожаном переплёте, перевязанную шнурком.
- Меня отослали в Дублин не просто так, Мак. По нескольким причинам, но только одна из них тебя заинтересует. Я следил за твоим боссом.

- За Бэрронсом? Зачем? - Что удалось ему разузнать? Что-то, что помогло бы мне узнать кто и что он такое?

- Мои дяди коллекционеры. На протяжении последних нескольких лет, всё, что они пытались заполучить, искал и твой работодатель. Что-то удалось приобрести ему, что-то – моим дядям, но многое досталось и третьей стороне.

Он достал из тетради прозрачную папку, в которой находился раскрытый журнал. - Это Иерихон Бэрронс?

Хватило одного беглого взгляда.
- Да. - Он почти полностью сливался с тенью, стоя позади группы мужчин, но вспышка была сделана под нужным углом и выхватила из темноты его лицо. И хотя снимок был зернистый, это точно был он. Бэрронс обладает необычными чертами. Он говорил, в его роду были Баски и Пикты.

Преступники и варвары, издевалась я, когда он сказал мне. Он несомненно похож на них.

- Как ты думаешь, сколько ему лет?

- На этой фотографии?

- Нет, сейчас.

- Тридцать. Я видела дату на его водительских правах. - Скоро его день рождения, на Хэллоуин ему стукнет тридцать один.

- Посмотри дату на журнале.

Я взглянула на обложку. Снимок был сделан семнадцать лет назад, а это значит, ему было тринадцать во время съемки, если верить водительским правам. Очевидно, верить им нельзя. Ни один тринадцатилетний парень в мире, не будет выглядеть так, как Бэрронс.

Кристиан дал мне другой журнал. На этом снимке были состоятельные люди на торжестве в Британском музее. И снова, там был, без сомнения, Бэрронс, я узнала его, несмотря на то, что он стоял в пол-оборота к камере. Такие же волосы и безупречно сидящая одежда, такое же выражение на лице: смесь скуки и хищного веселья.

Я взглянула на обложку. Эта фотография была сделана сорок один год назад. Я снова посмотрела на снимок, вгляделась в него повнимательней, в поисках необычного. Но ничего не нашла. Это был Бэрронс или его дедушка похожий на него словно близнец, а если это именно Бэрронс на снимке, то ему сейчас должно быть семьдесят один год.

Затем, Кристиан показал мне фотокопию газетной статьи с блёклой черно-белой фотографией на которой была изображено несколько одетых в униформу людей. Только на Бэрронсе не было униформы. Как и на предыдущих снимках он чуть отвернулся, пытаясь сделать так, чтоб камера его не заметила. И, как и на тех двух снимках, он казался ни старше ни моложе своих теперешних тридцати.

- Знаешь, кто это? - Кристиан указал на большого, костлявого мужчину лет тридцати в центре фотографии.
Я покачала головой.

- Майкл Коллинз. Знаменитый Ирландский революционный лидер.

- И?

- Его убили в 1922 году. Этот снимок был сделан за два месяца до его смерти.

Я быстро подсчитала. Значит, Бэрронсу не семьдесят один, и он отлично сохранился для своих ста пятнадцати лет.
- Может у него был родственник, - предположила я. – и общие черты у них заложены на генетическом уровне.

- Ты сама в это не веришь, - сухо ответил он. - Почему люди так поступают? Говорят в слух то, во что, на самом деле, ни на йоту не верят?

Он прав. Я в это не верила. Снимки были слишком похожи. Я провела достаточно времени с Иерихоном Бэрронсом чтобы узнать манеру его движений и выражение лица. Это был он, на всех фотография. Внутри меня всё замерло.

Бэрронс был стар. Невозможно стар. Поддерживает жизнь с помощью каких-то механизмов? Такое возможно?
- Есть ещё что-нибудь? - Мне было интересно, как далеко в прошлом Кристиану и его родственникам, удалось отследить его. Я хотела забрать снимки, ткнуть их Бэрронсу под нос и потребовать ответов, даже зная, что никогда их не получу.

Он посмотрел на часы.
- Да, но мне надо идти.

- Можно я оставлю их у себя на пару дней?

- Без вариантов. Дяди меня убьют, если снимки попадут Бэрронсу в руки.

Я неохотно вернула фотографии. Теперь я могла начать собственное расследование, я знала, что искать. Но я не была уверена, что мне это нужно. Какая разница, сколько лет Бэрронсу, сто, тысяча или несколько тысяч лет? Главное – он не человек. А вопрос был такой – очень ли он опасен?

- Завтра я уезжаю в Инвернес на неделю. Там… у меня есть кое-какие дела. Приезжай в следующий четверг. Похоже, что мы сможем помочь друг другу.

Он замолчал, и добавил:
- Я думаю, нам придется помочь друг другу, Мак. Наши стремления тесно переплетены.

Я кивнула, хотя у меня были сомнения. В последнее время, я научилась обращать внимание только на главное и Кристиан, несмотря на все свои знания, причастность к поддержке стен, и даже несмотря на то, что мне нравится он сам, всего лишь человек. Он не видит Эльфов, а это значит, в бою он станет обузой, еще одним человеком, за чью жизнь мне придется сражаться, а в последнее время, я и так выше крыши занята спасением собственной жизни.

До магазина оставалось ещё пара кварталов, я проходила мимо туристов, между Носорогами и разномастными Невидимыми, минуя один из огромного количества пабов, характерных для Тэмпл Бар, в окне я увидела её.

Алина

Она сидела с друзьями в закутке и пила пиво из бутылки. Поставила её и засмеялась над словами парня сидевшего рядом.

Я закрыла глаза. Я знала, почему это происходит, а ему следовало бы научится новым фокусам. Я открыла глаза и посмотрела вниз на себя. По крайней мере, я хоть не голая.

- В’лэйн, - произнесла я. Будут ли у меня когда-нибудь силы противостоять ему?

- МакКайла.

Не обращая внимания на отражение высокого, эротического золотого существа за моим плечом, я сфокусировала своё древнее, инородное, ши-видящее чувство на иллюзии в окне.
«Покажи мне правду», - потребовала я. Образ Алины исчез, как лопнувший мыльный пузырь, оставляя группу шумных регбистов празднующих свою победу.

Я повернулась и оказалась лицом к лицу со смертельно сексуальным Эльфом.

Коленки подогнулись, соски затвердели и мне захотелось заняться сексом прямо на тротуаре, или на соседней машине, или прижавшись к стене паба, и плевать, что моя голая петуния прижмётся к стеклу и все будут видеть процесс в подробностях?

В’лэйн принц одного из четырёх Видимых Королевских Дворов и мне трудно смотреть на него, когда он источает максимум очарования. Он золото и бронза, бархат и сталь, а его глаза сверкают как звезды в зимнем ночном небе. Он невозможно красив, до такой степени, что часть моей души плачет. Когда я смотрю на него, мне хочется чего-то, чего я даже не понимаю. Мне хочется его прикосновений. Я боюсь прикоснуться к нему. Я думаю секс с ним уничтожить клеточную связь в моем теле и разобьет меня на кусочки, которые уже никогда не станут одним целым.

Если бы В’лэйн был указателем, на нем было бы написано Оставь Свободу Воли Всяк Сюда Входящий. Домой в Эшфорд, я не думала пока возвращаться, так что – нужно привыкать к этому.
Я попыталась посмотреть на него краем глаза. Это не помогло. Одежда невыносимо мешала и я боролась с желанием немедленно избавиться от неё.

Эльфийские принцы излучают такой эротизм, который обостряет женские чувства, она превращается в животное, которое сделает всё ради секса. Наверно это звучит как обещание занятного приключения и невероятных оргазмов, но для Эльфов не существует человеческого понятия – смерть. Время не играет для них никакой роли, им не надо есть или спать, а их сексуальный аппетит к человеческим женщинам огромен, всё это ведет к одному: Женщину попавшую под чары Эльфийского Принца – обычно затрахивают до смерти. Если она выживает, то становится праи-ей – наркоманкой, жаждущей секса и живущей для одной цели, обслуживать своего Хозяина – того, кто сейчас физически близок с ней.

В первые несколько встреч с В’лэйном я начинала раздеваться прям не сходя с места. Потом я стала лучше сопротивляться, потому что я одергивала руку, когда она тянулась к низу свитера, перед тем, как снять его. Но я все ещё не была уверена смогу ли я бороться долго.

- Выключи, - приказала я.

На его лице появилась улыбка.
- Я ничего не делаю. То, что ты чувствуешь не зависит от меня.

- Ты врешь. - Я вспомнила обвинения Кристиана, про то, что хочу с кем-то заняться сексом. В’лэйн не был кем-то. Он был чем-то.

- Не вру. Ты ясно дала понять, что не хочешь… секситься. Может у тебя… как там вы люди говорите… период течки?

- Такое мы говорим только про животных, а не про себя.

- Животные, люди – какая разница?

- Видимые, Невидимые – какая разница?

Серебристые снежинки возникли в воздухе между нами, ночь замёрзла от королевского недовольства.
- Разница слишком велика для твоего маленького мозга.

- Вот именно.

- Ты не голая, не стоишь на четвереньках, предлагая свою хорошенькую попку, МакКайла, обычно так происходит, когда я применяю Сидхба-джай к тебе. Напомнить?

-Только попробуй и я тебя убью.

- Чем?

Я отдернула руку от пуговицы на юбке и потянулась за копьем в ножнах под рукой, но они исчезли. В прошлую нашу встречу он тоже забрал его. Как же он это делает. Я должна найти способ остановить его.

Он обошел вокруг меня. Его взгляд был холоден, как ночной воздух.
- С кем ты была? Ты пахнешь иначе.

- Я сменила крем. – Неужели он чувствует, что я недавно слопала кого-то из его расы? Хоть эффект от еды и прошел, неужели как-то остается на коже? Я съела Невидимого, а не Видимого, для него есть разница? Сомневаюсь. Главное – я съела Эльфа, чтобы украсть его силу. И я накормила этим другого человека. И я никогда не признаюсь в этом ни одному эльфу.
- Тебе нравится? – весело поинтересовалась я.

- Ты бессильна передо мной, но всё равно бросаешь мне вызов. Почему?

- Может я не так бессильна, как ты думаешь? - А что будет со мной от куска королевского Видимого Эльфа? Если придётся - выясню. Конечно я могу «заморозить» его и вонзить зубы куда-нибудь. Слишком соблазнительно. Вся эта сила… моя, стоит только откусить малюсенький кусочек. Или десять. Я точно не знала, сколько именно придётся съесть, чтоб получить суперсилу, ведь я не была смертельно ранена.

Минуту он смотрел на меня, а потом рассмеялся и этот звук заставил меня радоваться, опьянеть от эйфории.

- Перестань, - зашипела я. - Хватит обострять мои чувства!

- Я такой, какой есть. Даже если я, как ты говоришь, ''выключу себя'', уже моё присутствие ошеломляет людей...

- Ложь, - оборвала я его. - Когда ты ползал по пляжу в Эльфийской стране и коснулся меня, это было прикосновение обыкновенного мужчины.
Это совсем было именно так, но лучше чем сейчас. Он мог «приглушить» себя если хотел.
- Я знаю, ты можешь это сделать. Если хочешь моей помощи в поисках Синсар… э-э... Книги, выключи всё это. Сейчас же. И впредь никаких таких штучек.
Дани, молоденькая ши-видящая с которой я недавно познакомилась, рассказала мне, что нельзя бросаться словами на ветер, их могут услышать, я запомнила эту примету, поэтому сейчас, ночью на улице, говоря про Синсар Даб, я назвала её просто «Книга».

В’лэйн замерцал, блеснул ярким белым светом и потом померк и изменился. Я пыталась не пялиться на него. Исчезли одежды переливающихся цветов, глаза больше не жгли светом тысячи звёзд, тело не излучало эротический огонь. Передо мной стоял мужчина в выцветших джинсах, байкерской куртке и ботинках, образец сексуальности. Золотой, притягательный ангел с обрезанными крыльями. С таким В’лэйном я согласна иметь дело. С таким Эльфийским принцем я смогу остаться в одежде.

- Пошли со мной, - он протянул мне руку.

Ши-видящая пойдет с Эльфом? Мои инстинкты кричали -НЕТ. - Я «заморожу» тебя, если прикоснусь.

Он смотрел на меня несколько секунд, как будто раздумывая говорить, или не говорить. Потом пожал плечами, что мне не понравилось. Человеческий жест лишь подчеркнул его чужеродность.
- Только если ты этого захочешь, МакКайла. Нуль срабатывает только в присутствии опасности. Если ты не захочешь, ты ничего мне не сделаешь. – он сделал паузу.
- Я не знаю ни одного Эльфа, который пошел бы на такую близость и риск. Ты говорила про доверие. Я дам тебе то, что ты хочешь. Коснувшись меня, ты можешь изменить своё мнение и я окажусь в твоей власти.

Мне нравилось: он в моей власти. Я взяла его за руку. Это была обычная мужская рука, теплая, сильная, ничего больше. Он переплел наши пальцы. Я уже давно не ходила ни с кем за руку. Мне было приятно.

- Ты побывала в моем мире, - сказал он. - Теперь я побуду в твоем. Покажи мне, ради чего ты готова отдать свою жизнь. Научи меня быть человеком, МакКайла. Покажи, что должно волновать и меня.

Научить это древнее существо, которому, в его последней ипостаси, больше ста сорока двух тысяч лет? Показать, почему он должен защищать и переживать за людей? Ну да. А я родилась вчера.
- Ты никогда не перестанешь, да?

- Никогда не перестану чего? – невинно переспросил он.

- Соблазнить. Только тактику изменил. Я не дура, В’лэйн. Даже за миллион лет мне не удалось бы научить тебя уважать нашу расу. Знаешь, что меня больше всего раздражает? Я не должна оправдывать наше существование тебе или любому другому Эльфу. Мы появились здесь первыми. Мы имеем права на эту планету. А вы нет.

- Поправочка, у нас есть все права на этот мир. Мы могли истребить ваш вид давным-давно.

- Что же вам помешало?

- Это сложно объяснить.

- Я слушаю.

- Долго рассказывать.

- Ночь впереди.

- Решений Эльфов людям не понять.

- Приехали, снова ты строишь из себя высшего. Хорошим ты можешь прикидываться не более нескольких секунд.

- Я не притворяюсь, МакКайла. Я пытаюсь понять тебя, завоевать твое доверие.

- Ты мог завоевать мое доверие, если бы пришел, когда ты был мне нужен. Почему ты меня не спас? - потребовала я ответа. Я вспомнила то ужасное время, когда была под Барреном и, хотя мое тело исцелилось и я стала сильнее, вспоминать произошедшее мне было до сих пор страшно. - Я умирала. Я умоляла тебя прийти.

Он резко остановился и повернул меня лицом к себе. Хотя его тело было таким же теплым и твердым как моё, в его глазах горел несвойственный человеку огонь. - Ты молила меня? Взывала ко мне? Просила?

Я закатила глаза.
- Только это ты и услышал?
Я ткнула его пальцем в грудь. По моей руке прошли эротические импульсы. Даже «выключенный» он возбуждал меня.
- Главное, я чуть было не погибла там.

- Ты жива. В чем проблема?

- Мне было ужасно больно, вот в чем проблема!

Он словил мою руку, чтоб я не могла ткнуть снова, перевернул её, прикоснулся губами к запястью и укусил его. Я отдернула руку, кожу на месте укуса жгло.
- Такое голое, беззащитное запястье, - сказал он. - Сколько раз я предлагал тебе Браслет Круса? Он не только защитил бы тебя от Невидимых, с его помощью ты могла призвать меня и я мог спасти тебя. Я сказал тебе об этом в нашу первую встречу. Я не раз предлагал тебе мою защиту. Ты каждый раз отказывалась.

- Браслет можно снять, - горько сказала я, потому что этот урок запомнился мне навсегда.

- Только не этот... - Он оборвал себя, но было поздно. Он проговорился. Всесильный В’лэйн из рода Видимых Королевских Эльфов сболтнул лишнее.

- Неужели? - спросила я сухо. - То есть если я его одену, я не смогу его снять никогда. Про эту маленькая деталь, ты случайно забыл мне сообщить?

- Это для твоего же блага. Ты сказала, что браслет можно снять. Как он тебе тогда поможет? Лучше если его нельзя будет снять.

Бэрронс и В’лэйн действовали одинаково: пытались меня пометить. Бэрронсу это удалось. Будь я проклята, если и В’лэйну это удастся. Кроме того, я почти уверена Мэллис отрезал бы мне руку, чтобы избавится от браслета, я рада, что на мне его не было.
- Ты хочешь, что я тебе доверяла? Научи как я могу вызвать тебя. Ни жертвуя ни чем.

Он фыркну.
- Чтобы ши-видящая могла призвать Эльфийского Принца?

- Объясняю популярно. Прошлой ночью я снова видела Книгу и сообщить об этом тебе у меня не было никакой возможности.

- Ты видела её? Когда? Где?

- Как я могу призвать тебя?

- Ты просишь слишком многого, ши-видящая.

- Ты слишком много спрашиваешь, Эльф.

- Я мог бы спросить и больше.

Я пропустила несколько секунд или он всё это время приближался ко мне? Его рот оказался в нескольких сантиметрах от моих губ. Я чувствовала его дыхание на своей коже. От него пахло экзотическим, манящими запахами.

- Отвали, В’лэйн, - предупредила я.

- Я готовлюсь дать тебе другой способ призывать меня, человек. Стой, не шевелись.

- Целоваться? Брось, не такая уж я...

- Моё имя на твоем языке. Я не могу научить тебя произносить его. Люди не могут издавать такие звуки. Но я могу дать его тебе. Ртом я могу поместить его на твой язык. Всё, что тебе нужно – это выпустить моё имя и я появлюсь.

Он был так близко, что жар его тело был как солнечное тепло на коже. А иначе никак? Я не хочу браслета. Я не хочу поцелуя. Я хочу общаться обычным способом.

- А как насчет мобилки?
- В Эльфийской стране нет сигнала.

Я прищурилась.
- Ты только, что пошутил?

- Ты смело ходишь среди ужаснейших из моей расы, а до дрожи боишься простого поцелуя.

- Я не боюсь. Видишь, никакой дрожи, - я спрятала дрожащие руки в карманы плаща и дерзко и высокомерно посмотрела на него. Сильно сомневаюсь что у В’лэйна бывает что-то простое. Особенно поцелуй.
- Как насчет чудо-мобилки, для которой не нужны операторы? – нажимала я.
- Конечно, ты можешь создать такой с твоими-то возможностями…

- Заткнись, МакКайла. - Он запустил руку в мои волосы и притянул к себе. Я не могла быстро достать руки из карманов, поэтому я ударилась о его грудь. Я хотела «заморозить» его но, если он действительно хотел показать мне этот способ, я согласна. Это было частью моего плана. Мне хотелось иметь все виды оружия и защиты. Если я снова попаду в такую передрягу, как под Барреном, В’лэйн спасет меня за несколько секунд. У Бэрронса это заняло несколько часов, чтобы добраться до меня, следуя татуировке.

Кстати о ней…

В’лэйн пальцами задел основание черепа, как раз то место, где Бэрронс отметил меня, его глаза сузились и он резко втянул воздух.
- Ты позволяешь ему ставить метки на своем теле и отказываешь мне? – прошипел он и его рот накрыл мои губы.

Огромные, демонические Невидимые Охотники с кожистыми крыльями, особенно ужасны для ши-видящих тем, что точно знают, где именно нас достать внутри нашего разума. Они инстинктивно знают, где искать маленького, испуганного ребенка внутри и пользуются этим.

Принцы Видимых тоже знают, как нас достать, но они преследуют взрослых женщин. Они охотятся на нас в нашем собственном теле, безжалостно загоняя в самые темные уголки нашего либидо. Они соблазнят Святую Деву, и превознесут шлюху. Они без устали служат нашим сексуальным потребностям, жадно глотая нашу страсть, усиливая ее и оглушая нас ею выросшей в тысячи раз. Они хозяева наших желаний. Они знают пределы наших фантазий, они возносят нас на самый пик и бросают там, обламывая ногти, мы держимся изо всех сил наверху, висим прямо над бездонной пропастью и умоляем продолжить и дать еще больше наслаждения.

Язык В’лэйна коснулся моего языка. Что-то горячее и электрическое вспыхнуло во мне. Оно увеличилось и заполнило меня. Не знаю, что он там сотворил с моим языком, но от этого горячего и электрического я чуть было не задохнулась и моментально кончила.

Наслаждение пронзило тело так изыскано и точно, что кости мои расплавились и превратились в воду. Я чуть не упала, но он подхватил меня и я, на несколько мгновений, оказалась в мечтах, в сюрреалистическом месте, где смех его был черным бархатом, а желание беспредельным как ночь, потом я пришла в сознание и снова стала самой собой.

Что-то мощное и опасное было в моём рту, на моем языке. Как же я собираюсь теперь говорить?

Он отодвинулся.
- Подожди немного. Это пройдёт.

Это прошло, но сначала я пережила многократные оргазмы, они пронзали меня снова и снова, удовольствие неотличимое от боли. Волна дрожи прошла по моему телу. Я свирепо зыркала на него, меня взволновало его прикосновение, больше чем я хотела себе признаться.

Он пожал плечами.
- Я и так старался как мог. Могло быть намного… как вы там говорите? Травмирующе. Люди не приспособлены носить имена Эльфов на языке. Как ощущения, МакКайла? В твоём рту частичка меня. Может другую добавим? - Он улыбнулся, и я поняла он не про своё имя, что-бы это ни было, оно осталось дремать в своей фарфоровой клетке.

Когда мне было четырнадцать, у меня во время тренировки болельщиц отломился кусок зуба. Мой дантист был в отпуске и мне пришлось ждать две недели, чтоб восстановить его. Во время этого ожидания, мой язык постоянно беспокоило острие зуба. Сейчас я чувствовала то же самое: в моем рту было что-то не то и я хотела избавиться от этого, пока оно будет у меня на языке, я не смогу стереть из воспоминаний Эльфийского Принца.

- Мне хочется выплюнуть его, - сказала я холодно.

Его лицо напряглось, температура резко изменилась, мое дыхание облачком вылетало в морозный ночной воздух.
- Я оказал тебе великую честь. Никому прежде я не делал такого подарка. Ты недооцениваешь его.

- Как им пользоваться?

- Буду нужен, просто открой рот, и я появлюсь. - Я не видела как он двигался, но вдруг его губы оказались подле моего уха. - Никому об этом не говори. Только скажи, и я заберу это обратно.
Он исчез последней фразой. Его слова плясали в воздухе, как улыбка чеширского кота.

- Эй, я думала ты хочешь узнать про Синсар Даб! - Я была так удивлена его неожиданным исчезновением, что сказала не подумав и сразу же пожалела. Слова тяжело, как влажный воздух в джорджии, повисли в воздухе.
«Синсар Даб» вторило свистящее эхо, шелестя в ночном воздухе, спеша по темноте в тёмные уши, и я внезапно почувствовала, будто только что нарисовала ярко красную мишень на себе.

Я не знала, куда делся В’лэйн или почему он так неожиданно исчез, но я решила что мудро будет последовать его примеру.

Я не успела и шагу ступить, как на плечо мне легла чья-то рука.

- Хочу, мисс Лэйн, - мрачно произнес Бэрронс. - Но сначала хотелось бы узнать, какого черта вы с ним целовались?
*****************************************************

4 глава - в процессе, надеюсь на следующей неделе выложу.
А пока просьба, заметили ошибку Smile пишите - исправлю.
Я перевожу быстро, но частенько "замыленый" глаз пропускает простейшее.
Сделать подарок
Профиль ЛС  

Кстати... Как анонсировать своё событие?  

>26 Янв 2020 13:07

А знаете ли Вы, что...

...Вы можете скачать любую тему форума целиком в zip-архиве в виде версии для печати. Подробнее

Зарегистрироваться на сайте Lady.WebNice.Ru
Возможности зарегистрированных пользователей


Не пропустите:

Свои любимые десерты отправь Сладкой Королеве!


Нам понравилось:

В теме «Яма (СЛР, 18+)»: Лена , спасибо за главу. Такого поцелуя стоило ждать 16 глав. Эмоции просто зашкаливают. Ника такая смешная, потерялась... читать

В блоге автора Кристи: СВОБОДНЫЕ КОМПЛЕКТЫ № 8

В журнале «Королевство грез»: Валентинки МПиБ №8
 
Ответить  На главную » Переводы » Переводы » Карен Мари Монинг - Эльфийская лихорадка - Faefever [3920] № ... 1 2 3 ... 53 54 55  След.

Зарегистрируйтесь для получения дополнительных возможностей на сайте и форуме

Показать сообщения:  
Перейти:  

Мобильная версия · Регистрация · Вход · Пользователи · VIP · Новости · Карта сайта · Контакты · Настроить это меню

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение