Укрощение воровки, СЛР, 18+

Ничто не предвещало... радости

Обновлено: 25.12.12 02:35 Убрать стили оформления

10.08.11

Это была очередная теплая августовская среда, ничем не примечательная, за исключением того, что в этот день я стала на год старше. Родители и прочие родственники отзвонились накануне вечером, ведь по часовому поясу страны, где я родилась и выросла, это «знаменательное событие» уже свершилось. С достоинством пройдя ежегодное испытание сводящей скулы улыбкой и бесконечными «спасибо», я с чистой совестью отключила на ночь телефон, поэтому сейчас, в эти ранние минуты, ничто не мешало мне витать в заоблачных далях, наслаждаясь сном. Ну, практически ничто.

Звонок в дверь безвозвратно вырвал из сладостной дремы, веки нехотя разомкнулись, и в глаза ударил пробивавшийся сквозь узкий зазор между шторами луч утреннего солнца. Ненавижу утро!

Вылезать из-под одеяла я не торопилась: подождут, раз приперлись в такую рань! А если это посыльный – тем лучше: оставит посылку у двери и отчалит восвояси, решив, что хозяев нет. Но вот звонок повторился, и я, бубня проклятия в адрес праздничных традиций и тех, кто их соблюдает, откинула одеяло. За дверью послышался топот босых ног, удаляющийся в сторону лестницы на первый этаж, кто-то быстро сбежал по ступенькам, затем раздался тройной щелчок открывающегося замка и...

– Ой! Я же не одета! – донесся до меня звонкий голос Аварии.

Последовавший за этим мужской голос, заявивший: «Эти мишки тебе очень даже к лицу», заставил меня с большей расторопностью покинуть уютную постель и скорее спуститься вниз.

– Доброе утро, мисс соня! – приветствовал меня Дрейк Мортон, облокотившись на завиток перил внизу лестницы.

– Соня? – первым делом удивилась я. – Вообще-то, сейчас... – перевела взгляд на стену, – половина седьмого утра?!.. Что вы здесь делаете в такую рань? Что вы вообще здесь делаете?

Букет– Один надежный источник сообщил мне, что именно по этому адресу проживает загадочная именинница, скрывающая уйму тайн, которые я намерен по возможности раскрыть. С днем рождения, мисс Морриган! – Из-за его спины был извлечен огромный букет разномастных альстромерий, и все мои созревшие комментарии по вышесказанному с характерным чваканьем благополучно шмякнулись о землю.

– Спасибо! – протянула я, спустившись, наконец, на первый этаж и приняв в свои объятия охапку любимых цветов. Однако любование ими не помешало мне все же поинтересоваться причиной столь раннего визита. Неужели нельзя было прийти позже, а не заставать меня врасплох, растрепанную, заспанную...

– Это не все запланированные мной подарки, – коротко ответил визитер. – Собирайте все самое необходимое, я жду вас на улице.

– Что? Как это понимать? – За моей спиной нарисовалась Авария, успевшая за это время сбегать к себе и надеть халат. – Я никуда не пойду в такую рань – я спать хочу! Нет, может, меня и не приглашают, тогда я возвращаюсь назад под оде...

– Отоспитесь на природе! И конечно же я имел ввиду вас обеих, так что номер не пройдет, Рия. Давайте, леди, поживее! Транспорт ждать не будет! – И был таков.

Абсолютная неправдоподобность происходящего ярко напомнила мне момент из незабвенного «Москва слезам не верит». Но в то же время я вспомнила, что герой Баталова оказался вполне себе надежным и честным мужчиной. Быть может, в реальной жизни такое тоже возможно?

– Ма-а-ам?

Я перевела взгляд на дочь – ее глаза светились озорным блеском любопытного подростка в ожидании приключений. Я повела плечом и двинулась наверх. От такого молчаливого сигнала одобрения Рию словно ветром сдуло.

Возможно, это было неосмотрительно с моей стороны – довериться малознакомому человеку, но ведьмовское шестое чувство, которое еще ни разу меня не подводило,  подсказывало, что Дрейк не представляет для меня угрозы.

«Что же это шестое чувство не подскажет тебе, что на самом деле ты испытываешь к демону, чтобы закрыть эту тему раз и навсегда?» – прогнусавил внутренний голос.

– Потому что оно молчит на этот счет, зараза! – пробормотала я вслух.

Вот и еще один повод сбежать на короткое время в неизвестность. Раум появлялся регулярно, но редко. Два раза в неделю – вот наш стабильный график в последнее время. Крайний раз виделись мы вчера, значит, еще пару дней он сюда носа не покажет. Что ж, была не была! В конце концов, мы просто отправляемся на прогулку.

 

КикиПримерно через полчаса я уже проворачивала ключ в дверном замке. Рия

– Мы готовы! –  радостно возвестила моя дочь, выбежав за калитку и протягивая мужчине небольшую дорожную сумку.

Дрейк поднялся с капота, принял ношу и направился к багажнику.

Дрейк Мортон

– А куда мы едем?

– А любопытство убило кошку.

– А все же?

– Секрет, Рия. И тебе меня не переспорить, поверь. Садись в машину.

– Я так понимаю, мне тоже это не под силу, – заведомо сдалась я, задержавшись перед услужливо открытой дверцей.

– Что именно?

– Дознаться о пункте назначения.

– Совершенно верно, мисс Морриган, не стоит даже пытаться, – заверил он, помогая мне занять место в авто.

 

Еще полчаса спустя мы оказались на речном вокзале. У причала стоял паром DublinViking, курсирующий, насколько мне было известно, между Дублином и Ливерпулем.

Я вопросительно посмотрела на мистера Мортона:

– Ливерпуль?

– Один из промежуточных пунктов на пути к нашей цели.

Вашей цели, – поправила я, – ибо мне об этой цели ничего не известно.

– Не бойтесь, в мои планы не входит вывезти вас за границу, чтобы потом расчленить на органы.

– Правильно! Откуда тебе знать, может, у нас целый букет патологий, и наши органы окажутся непригодными к использованию.

Хм, как легко моя дочь перешла с ним на «ты». И, судя по реакции Дрейка, точнее, по ее отсутствию, его это отнюдь не беспокоит.

– М-да, об этом я как-то не подумал, – подыграл мужчина и снова повернулся ко мне. – Погода чудесная, предлагаю расположиться на палубе. Что скажете?

– Вы гид, мистер Мортон, – вам и карты в руки.

– Слушайте, может, вы, наконец, перейдете к менее официальному обращению? Мы знакомы уже два месяца, обедали, ужинали вместе, в гости ходили...

– Ну, допустим, в гости друг к другу мы не ходили, – заметила я дочери.

– У-упс, – Рия перевела озадаченный взгляд на Дрейка.

– «Упс»? – переспросила я, глядя на дочь.

– Я забыла тебе сказать.

– Мисс Морриган, это моя вина. Я встретил Рию с подружкой...

– Бэкки, – подсказала паршивка.

– Да, с Бэкки на северном берегу. Рия нас познакомила, рассказала ей, что я коллекционер-антиквар, и девчонки изъявили желание увидеть мою коллекцию. А поскольку мой дом был недалеко от места нашей встречи...

– Мам, ты не представляешь, сколько у него всякого интересного! Это просто музей! Нет, это даже круче музея! Там столько прикольных вещиц!

– Я прошу меня извинить, если моя инициатива вызвала ваше осуждение, но, поверьте, все это было с самыми лучшими намерениями. Девочки пробыли у меня совсем не долго, после чего я лично доставил их домой.

– Мам, ну чего ты, в самом деле?

– Да я-то ничего, все нормально. Просто твоя забывчивость меня слегка смутила.

– А, ну, если только слегка, тогда все о’кей! – И с этими словами Авария шагнула на трап.

– Семнадцать лет – беспечный возраст, – усмехнулся Дрейк.

– Беспечней просто некуда! – Крыть было нечем.

– Так что насчет предложения вашей дочери?

– Я не против.

 

Едва паром отошел от берега, набирая скорость, мне стало немного дурно, поэтому в скором времени мною был оккупирован удобный шезлонг в тени верхней палубы. Авария с Дрейком остались у перил, о чем-то разговаривая, пока первая крутила головой, разглядывая удаляющийся берег Дублина.

Под мерное покачивание судна, шум мотора и плеск разбивающихся о борт волн меня начало клонить в сон. Учитывая, какая суматошная выдалась неделя в клинике, да и сегодня выспаться тоже не удалось. Спустя некоторое время сквозь дрему я почувствовала, как меня бережно укрыли тонким пледом, и стало так комфортно и уютно, что я даже не приоткрыла глаз.

 

Когда я все же их открыла, мы уже пришвартовывались в порту Ливерпуля.

– Мам, ты проспала всю дорогу!

– Зато ты все это время бодрствовала, я уверена, и сможешь все мне рассказать. Надеюсь, я не пропустила появление на поверхности какого-нибудь морского чудища?

– Не переживай, мы так увлеченно общались, что, появись оно, мы бы тоже его не заметили, – заверил меня Дрейк, подмигивая Рие.

Под этот обмен любезностями мы сошли на берег и направились к расположенной рядом стоянке, где, как выяснилось, нас ждал автомобиль.

– Дрейк, куда ты нас везешь? Эта таинственность начинает пугать! – шутливо заметила я, хотя в этой шутке была и доля правды. Но успокаивало то, что, даже если вызываемое мужчиной доверие окажется неоправданным, мы с дочерью сможем телепортироваться при малейшей же опасности.

– Терпение – добродетель.

Вот и все, что мне удалось выяснить о пункте нашего назначения, – ровным счетом ничего. Единственное, что добавил он к своим словам, так это то, что нам обязательно там понравится и, увидев это место, мы тут же простим ему все недомолвки. За сим разговор перетек в непринужденную беседу о благоприятствующей нашему путешествию погоде, о том, какой вид отдыха предпочитает каждый из нас, и прочих незначительных вещах.

Когда мы преодолели холмистую местность и за верхушками деревьев в долине вдруг показалась черепичная крыша большого старинного замка красного кирпича, мои ладони вспотели: мы приближались к Рэдфорт Хиллу, поместью, которое некогда было моим вторым домом. После смерти мужа я отказалась от этой аренды, как и от Эйлен-Донана в Шотландии. Тут все напоминало о счастливых днях, проведенных вместе. Именно здесь, в Рэдфорд Хилле, мы отдыхали всей семьей. Никогда я не приезжала сюда одна или с дочерью – всегда обязательно с Дэрроком. Эти воспоминания больно резанули по сердцу, заставив его сжаться. Но, возможно, это лишь печальная случайность, что наш путь пролегал через поместье, и конечная точка иная?

Рэдфорт Хилл

Я ошибалась.

Авария не проронила ни слова. Лишь сжала мою ладонь, когда мы въезжали во внутренний двор замка, минуя высокую арку.

– Я же говорил, что это место поразит вас своей красотой! – воскликнул Дрейк, видя замешательство на наших лицах. – Я приобрел его не так давно. Прежние хозяева отказались от аренды, и я тут же воспользовался удачным моментом. – Он открыл багажник, позволяя подошедшему дворецкому достать наши вещи. Надо отдать должное Бертраму – который легко узнал нас с Рией, – он мгновенно оценил всю неловкость ситуации и лишь вежливо приветствовал вновь прибывших, пригласив следовать за ним. Я едва заметно благодарно кивнула ему.

– Ваши комнаты на втором этаже. Если хотите немного передохнуть после дороги, вас проведут наверх. Я взял на себя смелость распорядиться насчет обеда через полчаса, – сказал Дрейк, когда мы вошли в огромный холл.

– Мне нужен глоток воды.

– Сейчас я позову... – начал было он, но я уже направлялась в кухню. – Вижу, ты уже сама догадалась, где кухня. – Он повернулся к Рие: – С твоей мамой все в порядке?

– Хорошая хозяйка всегда с легкостью определит, где в доме кухня, – отмахнулась она. – Я пойду переоденусь. И не беспокойся, я найду свою комнату. Если что, спрошу у прислуги.

 

Остаток дня прошел чудесно. Я постаралась задвинуть подальше свои эмоции в связи с местом, где мы находились, и направить все внимание на мужчину, который нас сюда привез. После обеда мы отправились на прогулку по окрестностям. Дрейк с энтузиазмом рассказывал о великолепных конюшнях Рэдфорд Хилла и предложил прокатиться верхом. Я вежливо отказалась, но заверила, что с удовольствием посмотрю, как они с Рией гарцуют. Затем мы устроили соревнование по стрельбе из лука, и это оказалось, наверное, самым веселым из всей программы развлечений, которая завершилась ближе к вечеру пикником у озера.

– Почему ты не ешь бекон? – спросил Дрейк, наполняя мой бокал прохладным сидром. – Мой повар покупает его у местных, так что все домашнее и абсолютно натуральное.

Утолив быстро голод, Авария вернулась к своему скакуну, оставив нас наедине.

– Не хочу налегать на жирную пищу.

– Только не говори, что ты из тех сумасшедших женщин, которые отказывают себе в малейших гастрономических удовольствиях, сидя на жутких диетах!

– Не скажу.

– Тогда попробуй кусочек, тебе обязательно понравится.

Деваться было некуда. Я наколола кусок жареного мяса на вилку, но лишь поднесла его ко рту, как все внутри взбунтовалось и уже съеденные яства грозили вырваться наружу. Зажав рот ладонью, я вскочила на ноги и бросилась к зарослям камышей.

Дрейк незамедлительно последовал за мной.

– Кики, тебе нездоровится? Что же ты сразу не сказала, что плохо себя чувствуешь? Я бы не стал устраивать все это...

– Дрейк, не волнуйся, со мной все в порядке.

– Не лги мне. Я же вижу, что с момента приезда в поместье ты словно сама не своя. – Он провел меня назад к подстилке, придерживая под локоть, и помог сесть. – Кататься верхом не захотела, активного отдыха избегаешь... Отказалась от вина. Должно быть, ты принимаешь какие-то лекарства?

Расправляя складки платья, я раздумывала над ответом и в итоге пришла к мысли, что не смогу долго скрывать от Дрейка свое состояние, если мы продолжим общаться.

– Дрейк, я здорова, правда.

– Твои симптомы говорят от обратном.

– Мои симптомы временны. Обычно они длятся девять месяцев, а потом оставляют организм в покое, как и причина, их вызвавшая. – Мужчина не отрывал от меня напряженного взгляда. – Дрейк, я беременна.

В следующий миг я заметила, как его глаза потемнели, по лицу пробежала тень, ноздри расширились, а губы сжались в тонкую полоску. От подобной реакции с его стороны во мне тут же зародилось праведное возмущение: да кто он такой, чтобы я перед ним душу открывала нараспашку?! В то же время тоненький внутренний голосок неуверенно предположил: а может, именно тот, перед кем ее можно распахнуть не боясь?

Между нами повисло гнетущее молчание, и я даже была готова к тому, что Дрейк сейчас встанет и уйдет. Но, возобладав над своими чувствами, мужчина опустил взгляд на мои колени, где покоились конвульсивно сжатые в кулаки ладони, и осторожно спросил:

– Ты замужем?

– Нет, – шумно выдохнула я, казалось, готовый вот-вот разорвать мои легкие воздух.

Дрейк снова поднял глаза на мое лицо.

– Он тебя бросил?

К горлу подкатил ком. Я отвела взгляд.

– Не совсем.

– Тогда что же? Любовник?

– Нет! – горячо воскликнула я и резко замолчала, борясь с готовыми навернуться на глаза слезами.

Дрейк тоже молчал, ожидая, что я продолжу. Сделав глубокий вдох-выдох, я, наконец, произнесла:

– Он погиб. Возможно, ты слышал о взрыве в промышленном районе Дублина этой весной... Наш дом взлетел на воздух... Мой муж был там, когда это случилось. Так что да, можно сказать, он меня бросил... оставив частичку себя напоследок. Сейчас я на четвертом месяце.

Последующие несколько минут мы снова провели в молчании. Я ждала его реакции на свои откровения, а он... Подбирал ли приличествующие ситуации слова, или, может, раздумывал, как бы поделикатней дать мне понять, что, ввиду открывшихся обстоятельств, дальнейшее знакомство со мной его больше не интересует? Этого я так и не узнала, потому что в следующий момент Дрейк даже как-то участливо поинтересовался:

– И вы с дочерью теперь совсем одни?

Этот вопрос завел меня в тупик. Я не знала, что говорить, поэтому уклончиво ответила, что рядом со мной есть те, кому не безразлично наше с Рией благополучие и на кого мы можем положиться в случае необходимости. Видимо, такой ответ удовлетворил его, так как Дрейк не стал дальше расспрашивать, и я была ему за это очень благодарна.

 

Время уже перевалило за полночь, а я все не могла уснуть. Поблагодарив Провидение за то, что для меня была приготовлена не та спальня, которую когда-то занимали мы с мужем, а одна из гостевых, я честно пыталась забыться сном, но все было тщетно. В конце концов, смяв основательно простыни в своих безрезультатных попытках, я откинула покрывало, потопталась немного у кровати и вышла из комнаты.

Не знаю, сколько времени я бродила по дому, воскрешая в памяти болезненные воспоминания, связанные с каждым его уголком, пока не очутилась в оранжерее. Здесь все осталось неизменным. Даже горшки с цветами стояли так же, как я их расставила, будучи хозяйкой в поместье. Лампы я не включала, и потому сочные листья буйной зелени сейчас казались цвета индиго в струящемся сквозь жалюзи свете луны.

Мыслями я была где-то очень далеко в прошлом, поэтому чуть не вскрикнула, когда почувствовала на плечах чьи-то руки.

– Не спится? – тихо спросил Дрейк, стоя у меня за спиной.

Я на секунду замерла, а затем медленно стала поворачиваться.

– Не могу уснуть, – призналась, когда наши взгляды встретились. В полумраке комнаты я видела, как блестят его глаза.

– Все еще плохо себя чувствуешь?

– Не физически.

Он ничего не сказал, но в глазах застыл немой вопрос.

– Дрейк, я не все тебе сказала.

– Я слушаю.

– Этот дом...

– Тебе здесь неуютно?

– Не совсем так... Понимаешь... теми хозяевами, после которых ты взял его в аренду...

– Да?

– Ими были мы. Наша семья владела им. Я расторгла договор после смерти мужа.

– О боги, Кики, что же ты раньше мне не сказала?

– И что бы ты сделал? Повернул машину обратно? Это было бы глупо, согласись. – Я сделала попытку улыбнуться в ответ на его взгляд, полный сострадания. – Я не смогу всю жизнь избегать мест, которые могут напомнить мне о нем. Да, пока это нелегко, но...

Кики и ДрейкПока я подбирала правильные слова, чтобы выразить свою мысль, Дрейк вдруг привлек меня к себе и крепко обнял. Первое мгновение замешательства сменилось благодарностью и непреодолимым желанием принять ту поддержку, которую мне предлагали. Я смежила веки и прижалась к крепкому горячему мужскому телу, положив ладони на его грудь. А вот то, что произошло дальше, стало для меня неожиданностью.

Запутавшись пальцами в моих волосах, Дрейк чуть отстранился, легонько потянув мою голову назад, а в следующий миг его губы уже отыскали мои и завладели ими – нежно, но настойчиво.

– Дрейк! – невнятно пробормотала я ему в губы спустя мгновение, которого мне хватило, чтобы понять, что произошло. – Не надо.

Он тут же убавил натиск и отпустил меня. Я поспешно отвернулась, прижав ладони к лицу – щеки пылали.

– Прости, я не знаю, что на меня нашло. Я... Ты... Я, наверное, слишком тороплю события.

– Да, – не стала я отрицать очевидного.

– Прости, я не хотел тебя обидеть!

Глубоко вдохнув, я обернулась.

– Ты не обидел меня. Просто все это действительно слишком... Я не готова пока...

– Я все понимаю. Этого больше не повторится. Пока ты сама не захочешь.

Эта оговорка заставила мои губы вновь растянуться в улыбке. М-да, уверенности в себе ему не занимать!

– Давай я заварю тебе чай? Травяной настой поможет уснуть.

– Буду очень признательна, – обрадовалась я смене темы и проследовала за Дрейком на кухню.

 

 

ДрейкДверь спальни бесшумно отворилась, и мужчина тихо вошел в комнату. На широкой кровати, по привычке на правой ее половине, лежала девушка. Снадобье сделало свое дело, теперь она спокойно проспит здоровым, беспробудным, крепким сном до самого позднего утра и наберется сил. Стараясь не издавать ни звука, хоть и знал, что ее сейчас ничто не потревожит, мужчина лег на край кровати, не сводя глаз со «спящей красавицы»...

 



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 0

Список статей:

До и после ХТДСоздан: 31.12.2010Статей: 25Автор: KikiПодписатьсяw

Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY




Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение