Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

В мире реальной фантазии!!!Создан: 16.06.2013Статей: 32Автор: ivsПодписатьсяw

Глупая

Обновлено: 05.08.13 20:23 Убрать стили оформления

Ирэна Стефанова

Глупая

 

 

Аннотация: Хотелось бы верить, что мы сами творим свою судьбу. И что нам решать, глупа Любовь или нет.

 

 

Пролог.

 

«... Ненависть и любовь – два понятия, два чувства, которые хотя бы раз в жизни испытывал человек. Мы любим и ненавидим, ненавидим и любим. Два неразрывных элемента человеческой жизни.

А может ли ненависть стать любовью, а любовь – ненавистью? Может, говорят люди.

Человек, которого ты любил, или думал, что любил, в одночасье стал ненавистен. Почему? Причины разные. Но если любовь так легко может стать ненавистью, то существует ли эта самая любовь?

Сильные мира сего теряли голову из-за любви. Вспомните Париса и Елену, их любовь была причиной Троянской войны. Из-за Анны Болейн король Англии Генрих VIII развелся с законной женой Катериной, а потом казнил новую королеву.

Любовь правит миром людей? Не знаю. Но сердцами и пороками точно».

– Как тебе? – спросила я у Венди, главного редактора независимого издательского дома.

– Знаешь, милая, тебя пофилософствовать тянет, но концовка мне нравится. Продолжай в том же духе. И не забывай о сроках, – улыбнувшись, сказала она.

Посидев еще немного в издательстве, я отправилась за дочерью в детский сад.

 

Нью-Йорк стал моим домом после того, как я сбежала из Бостона. Сбежала от прошлой жизни, от отца моей дочери. И вот уже пять лет, как живу и работаю в Нью-Йорке.  

Поймав такси, я назвала адрес. Откинувшись на сидение, мысленно прикинула, что за свои двадцать восемь лет я наломала столько дров, что и не сосчитать. Разрушила брак сестры, предала свою любовь и вообще помотала нервы близким людям.

Но теперь у меня была другая жизнь. Новый дом, новая работа, любимая дочь Сандра, сокращенно от Александры, а главное никаких мужчин. Мужчины – зло! Я это поняла на собственной шкуре. Вы не подумайте, что я феминистка. Просто настрадалась по их вине.

Забрав Сандру из садика, мы отправились в любимый Макдоналдс. Это была уже традиция. Я не могла предположить, что сегодня это станет для меня роковым днём.

Моя малышка побежала делать заказ. Как же она похожа на своего отца. Меня всегда это поражало. У нее только мои глаза. Я шла следом за ней, не торопясь. Вдруг меня окликнули.

– Кларисса!

Повернувшись на голос, я приросла к полу. Это был Дилан. Дилан Монтгомери. И он шел ко мне.

– Привет! Давно не виделись, лет пять, наверное, – подойдя почти вплотную, поприветствовал он меня.

– Привет! – кое-как проговорила я. – Как жизнь?

– Нормально. Я здесь с племянником. Как у тебя дела?

– Все хорошо. Значит, Виктория родила?!

– Да.

– Мама, мама! Я выбрала. Ты чего так долго? – подбежала к нам Сандра.

– Мама? – переспросил Дилан и посмотрел на меня удивленно.

– Да, это моя мама, – без тени смущения ответила Сандра.

Дилан переводил удивленный взгляд то с Сандры на меня, то наоборот.

Ну почему именно сегодня я должна была его встретить? Почему? Мой немой вопрос остался без ответа. 

 

Глава 1.

 

Разве можно объяснить Любовь? Не знаю. Я никогда не любила. Раньше.

Кстати, позвольте представиться, зовут меня Кларисса Блэк. Мне не так давно, буквально две недели назад, исполнилось двадцать два года. И за всю свою сознательную жизнь я так и не узнала, что же это такое «Любовь». Внешность моя весьма не заурядна. Я невысокого роста, моим женственным формам можно позавидовать, добрая, в глубине души, и мечтательная.

По правде говоря, в большой компании чувствую дискомфорт, да и окружающим со мной тоже не уютно. Вы можете подумать, что я заядлая пессимистка, но это не так. Просто я смотрю на вещи так, как они есть. Я – Реалистка.

 

Итак, пожалуй, начну свой рассказ. Все началось в один прекрасный дождливый день. Дождь лил, не переставая с самого утра, если так будет продолжаться, то просто второй потоп будет.

Итак, иду я по коридору, никого не трогаю, я вообще миролюбивый человек, но неожиданно на всей скорости из-за угла в меня врезаются. Естественно, ошарашенная такой наглостью я падаю на пол. Когда подняла голову, чтобы разглядеть моего обидчика, испытала самый настоящий шок. На меня пялился высокий брюнет. Да он был красив, широк в плечах, с черными, как ночь, глазами. В общем говоря принц. Но, видимо, этот «принц» был не в своем уме, раз не додумался помочь девушке встать, причем той, которую сам и сбил с ног.

Кинув на него гневный взгляд, я с горем пополам встала, отряхнулась и поковыляла дальше. А этот идиот, прости Господи, так и остался стоять.

Дойдя до пункта назначения, я тупо уставилась на табличку на двери, которая гласила «Менеджер по персоналу». Глубоко вздохнув, постучалась. Войдя вовнутрь и поприветствовав женщину средних лет, я присела на предложенный мне стул.

– Мисс Блэк, – начала женщина, – я знаю, что вы работаете у нас совсем недавно и еще не освоились, поэтому будьте внимательны и осторожны. Вы же не хотите вылететь с работы!

Я хотела задать вопрос, но она меня перебила.

– Опережая ваш вопрос, – продолжала она, – довожу до вашего сведения, что пока мистера Уилсона нет, я замещаю его. Полагаю, я ответила на ваш «вопрос»?

– В полной мере, миссис Дженкинс.

– Вы можете идти, если у вас больше нет вопросов.

Молча встав, я вышла. Вот интересно, кто успел на меня нажаловаться? Не припомню, чтобы с кем-то конфликтовала. Да ну ладно, подумаю об этом завтра.

Придя на свое рабочее место, знаете, кого я там встретила?! В жизни не догадаетесь. Это был тот парень, который буквально 15 минут назад сбил меня с ног.

– Простите, вы Кларисса Блэк?

– Да. Вы что-то хотели?

– Да.

Повисла тишина.

– Так что вы хотели? – не выдержав этого гнетущего молчания, начала я.

– Я муж вашей сестры, Франчески.

Что? Муж? У меня с сестрой конечно отношения не самые хорошие, но не сказать мне, что она выходит замуж – это уже перебор.

– Ближе к делу! – злобно проговорила я. Меня очень расстроил тот факт, что я не была приглашена на свадьбу.

– Так вот, мы с Франческой хотели бы пригласить вас...

– Спасибо, мой ответ «нет», – перебив его в резкой форме, ответила я.

– Вы даже не дослушали, – возмутился парень. – Правильно она сказала, вы эгоистка.

– Во-первых, мои отношения с моей сестрой вас не касаются. Во-вторых, вы даже не представились. А в-третьих, я не эгоистка.

– Простите, что не представился. Меня зовут Эрик Морган.

– Если это все, то, пожалуйста, уходите. Мне надо работать.

– Ну что же, вижу все без толку, тогда я пойду. До встречи.

– Нет уж, прощайте.

И он ушел. Весь оставшийся день я ходила мрачная как туча.

 

– Клер, милая, – прощебетала моя подруга, когда мы сидели в кафе вечером. – Подумаешь, не сказала, что замуж выходит. Подумаешь, не пригласила. Да ты бы и не пошла. Ваша неприязнь друг к другу всегда поражала. А после смерти Марты и Вилла она превратилась в смертельную вражду. И поэтому не злись.

– Ты права Мариса, – обречено вздохнув, я залпом выпила очередную стопку водки.

Мариса Кэрпэн – была и остается моей лучшей подругой. Она странная,... оптимистка, одним словом. Порой это раздражает. Но не могу я на нее злиться, никогда не могла.

– Клер, а он симпатичный?

– Кто? – не сразу поняла о ком она. – Мариса, черт побери, тебя волнует только одно. А то, что мне в душу наплевали, как с этим быть?

– Но все-таки! – проигнорировала она меня.

– Высокий брюнет....

– Ого! Хотела бы я его увидеть. Клер, что с тобой? – взволнованно спросила подруга.

– Хотела увидеть, смотри. Он идет сюда вместе с Франческой.

К нашему столику направлялась парочка двух сногсшибательных людей.

– Привет, сестрица!

– Привет! – мне пришлось отвернуться, чтобы не наговорить ей гадости.

– О! Неужели это Мариса? А ты все такая же вешалка, как и была в школе.

– Зато ты, дорогая моя Франческа, все растешь. Вширь.

– Дрянь.

– Кто бы говорил, – парировала Мариса.

– Дамы, может, хватит, – не выдержав перепалки, подал голос Эрик. – Я – Эрик Морган, муж Франчески. А вы? – обратился он к Марисе.

– Мариса Кэрпэн, подруга Клер.

– Приятно познакомиться, – вежливо проговорил он.

– Взаимно.

Боже, Мариса, не строй ему глазки. Он – муж моей сестры, а значит, они два сапога пара.

– О! Ясно. Значит, Клер, – обратился он ко мне.

– Для вас – Кларисса. Клер меня зовут только близкие друзья.

– Но я надеюсь, что мы подружимся.

– Что вам от меня нужно? – не выдержав, спросила я.

– Мы хотели пригласить тебя в круиз, а ты даже не выслушала Эрика, – подала голос сестрица.

– Чего вдруг?

– Мы же сестры.

– Вот это и настораживает.

– Знаете, я считаю, что Франческе пойдет на пользу, если вы помиритесь.

– Ага, как же, – съязвила Мариса.

–  Тебя вообще никто не спрашивал, – возмутилась Франческа.

– Заткнись!

– Сама заткнись.

– Вы, обе, хватит. Голова от вас болит, – а голова и вправду болела. Я готова была даже в клетку с тигром войти, лишь бы она прошла.

– Голова у тебя болит от выпитого, – уточнил Эрик, глядя на рюмки, стоявшие на столе.

– С каких это пор мы с ВАМИ на «ты»?

– Мы родственники. Почему бы и нет?

– Определено – нет.

– Чем ИМЕННО я вызываю антипатию?

– Кто сказал, что это антипатия?

– Не нужно отвечать вопросом на вопрос.

– Милый, я же говорила, что ничего не получится.

Ничего не ответив, Эрик подхватил под локоть свою жену и направился прочь.

 

– Милый, лучше бы мы пошли в кино на Джонни Деппа.

– Франческа, я всего лишь хочу, чтобы ты общалась с сестрой.

– Зачем? У нас никогда не было сестринских отношений. Она всегда отнимала у меня все. Родителей. Друзей. Игрушки. Даже одежду, – в ее голосе проскальзывали истерические нотки.

– Успокойся, прошу.

– А после смерти родителей вообще взбесилась. Она считает, что это я виновата в их смерти. Она считает, что лучше бы я оказалась в той машине, а не они, – не унималась девушка. Эрику еще ни разу не доводилось видеть свою жену в таком взвинченном состоянии. Истерики, конечно, случались, но ТАКОЕ впервые.

 

Когда на небе уже светила луна, две слега пьяные девушки возвращались домой. На улице было очень тихо. Лишь изредка тишину нарушал ветерок.

– А он красавчик!

– Мариса, сколько можно?

– Да ладно тебе. Плохой вкус – это конечно минус, но с его внешностью это можно простить.

Я не нашла, что ответить на эти доводы. Если подумать, то она права.

Что? Нет! Этот «принц» и моя сестра, – какая гадость.

– Луна что-то качается сильно, – пыталась привлечь мое внимание Мариса. – Ты меня вообще слушаешь?

– Прости. Что ты говорила?

– Я говорила, что ты должна поехать с ними.

– С ума сошла? Ты хочешь моей смерти?

– По-моему, ты понравилась Эрику.

– Не начинай.

Войдя в квартиру, мы разошлись по своим комнатам.

Квартирка была не большой, но уютной. Тихий район – что еще нужно? Две комнаты, ванна и гостиная, совмещенная с кухней. Большие окна, кирпичные стены, выкрашенные в бледно-розовый цвет. Этот цвет выбирала Мариса. «Это же позитив! – заявила она». Мягкая мебель обита в белую с розовыми цветочками ткань. На кухне небольшой, на четверых, стол. В комнатах стандартный набор: кровать, шкаф, комод. Только в моей стояло большое зеркало трюмо, доставшееся мне от родителей. Вот в такой милой квартирке мы и жили с Марисой на протяжении трех лет.  

 

И как так получилось, что я на этом корабле, вокруг меня одни парочки и вдобавок моя сестра с ее мужем?!

Да, я сдалась, меня уговорили. Просто не смогла это вынести. Мариса была словно ребенок. Она думает, что я нравлюсь «принцу». Бред.

И вот я на лайнере «Луиза». Трехпалубный лайнер, класса люкс. На верхней палубе располагались прогулочные зоны, открытый бассейн, ресторан, музей и рубка капитана. На средней палубе – каюты пассажиров, а на нижней располагалась команда корабля.

И повторюсь снова, здесь одни парочки! Как же я хочу домой!!!

– Клер!

– Кларисса. Для вас – Кларисса.

– Ты моя свояченица. Почему нет?

– Не хочу. Где Франческа?

– Ее мутит. Не уходи от темы.

– У нее что, морская болезнь?

– Тебе лучше знать, ты же ее сестра, – подчеркнув последнее слово, ответил Эрик.

– А ты, т.е. вы – муж. Тьфу, запуталась.

– Господи, ты невозможна, – сдался Эрик. – Я пойду и проверю, как она.

– Ага!

Когда я осталась одна, то почувствовала какое-то облегчение.

Погуляв по палубе среди влюбленных парочек, я еще раз поняла, что мне здесь не место. Единственное, что радовало меня, так это моя каюта. Мебель из красного дерева была пропорционально расставлена. Цвет обоев, штор и постельного белья был нежно-бежевым. Я чувствовала себя как на облаке.

Вернувшись в каюту, решила принять душ. Раздевшись и взяв полотенце, я отправилась в ванну. Ничего не предвещало беды.

Только расслабившись под прохладными струями воды, хотела взять гель для душа, но его не оказалось на месте. Вспомнив, что я его видела на полке, пришлось вылезти из душа.

Открыв дверку и шагнув за территорию душевой кабинки, я удивленно уставилась в черные глаза. Мой неожиданный гость в немой беседе смущенно, но с интересом, разглядывал меня. И вот до меня дошло, что я стою перед Эриком абсолютно голая. Залившись краской, лишь смогла указать ему на дверь, мол «попрошу выйти». Как ни странно он послушно вышел.

Замотавшись в полотенце, я вышла из ванны. На моей кровати сидел задумчивый Эрик и, увидев меня, он произнес:

– А ты не из стеснительных!

– Поздно стесняться, тебе не кажется? Ты и так уже успел меня рассмотреть.

– Извини. Это вышло не нарочно.

– А что ты делал в ванной?

– Ну, – протянул он, – искал тебя.

– Зачем?

– Франческе нездоровится. Не могла бы ты с ней посидеть?

– Не нужно перекладывать свои обязанности на меня. Как там «и в болезни, и здравии»!

– У меня дела. И все-таки ты ее сестра. Пожалуйста, один часок.

– Ты так хочешь стать вдовцом, как я посмотрю.

Эрик не ответил, лишь от возмущения закатил глаза.

– Посижу, посижу. Но ты мой должник!

– Хорошо, Клер! Хотя лучше сестренка, – хихикнув, он попытался увернуться от летящей в него подушки, и у него это получилось, к моему великому сожалению.

Придя в соседнюю каюту, меня перекосило. Франческа лежала на кровати вся зеленая, рядом с ней стоял маленький тазик. Их каюта напоминала мне мою, только у них был камин. Так не честно! Я что не люди? Ну, ладно-ладно, я вам еще это припомню.

– Пришла поиздеваться? – прохрипела она.

– Если бы! Твой муж попросил посидеть с тобой. Ничего личного.

– Эрик? А он куда делся?

– Мне откуда знать? Я за ним не слежу.

Франческа села и попыталась встать, но попытка была тщетной. Я покосилась на нее. А может, она беременна? Это вполне логично.

– Может, скажешь, что хотела, и я тебе это дам.

– Воды.

Наступила тишина. Она длилась очень долго. Было видно, что ни ей, ни мне комфорта данная ситуация не приносит.

Подлый «принц» все спланировал. Он что думал, что мы бросимся друг другу в объятия со слезами на глазах? Размечтался.

– Кларисса?

– Что? Еще воды?

– Нет. Ты меня ненавидишь?

– Почему ты спрашиваешь?

– Знаю, что я не самая лучшая старшая сестра. Что должна была быть для тебя примером.

– Перестань говорить так, как будто помирать собралась.

– И все-таки.

– Не знаю. Никогда об этом не задумывалась. А ты?

– Нет, не ненавижу. Но и любовью это не назовешь.

– Хех, веселая перспективочка.

– И не говори.

Не знаю, зачем это ляпнула, но поворачивать назад было поздно:

– А может, ты беременна, и никакая это не морская болезнь?

Я видела, как Франческа побледнела еще больше, и на глазах навернулись слезы.

 

Глава 2.

 

– Франческа, что с тобой? Почему ты плачешь?

– Я... Я не могу иметь детей.

Повисла давящая тишина. Этого я никак не ожидала. И что мне сказать? Что сделать?

– Прости.

– Ты ведь не знала. Наверное, хочешь знать, почему я не могу забеременеть?

– Ты ведь все равно скажешь.

– В девятнадцать лет я сделала аборт. Помнишь Майка Брауна?

– Смутно.

– Он не хотел становиться отцом в двадцать лет. От страха, что я не собираюсь избавляться от ребенка, он рассказал своим родителям. Те были в бешенстве.

– Родители знали?

– Да. Мать Майка сообщила им. Они сначала злились, а потом приняли мою сторону. Я очень хотела родить.

– Подожди! А где была я?

– Ты была у Джастин.

– О!

При упоминании имени Джастин у меня сразу всплыли воспоминания весьма откровенного содержания. Ну, подумаешь, в первый раз попробовала выпивку и немного покурила травку. Шестнадцать лет – это Свобода. Плохо помню, как я себя вела тогда, но проснулась в одной постели с братом Джастин, Беном.

Бен конечно милый и даже пытался за мной ухаживать как настоящий джентльмен, но... это другая история.

– О! – снова воскликнула я. – Ты ведь сделала аборт, хотя не хотела этого. Почему?

– Майк избил меня. Так что предо мной поставили выбор, либо я делаю аборт и живу, либо ни я, ни ребенок не выживем. Как видишь, я жива!

Знаете, Франческа при рассказе этого чудовищной истории успокоилась. Видимо она уже свыклась с этой мыслю.

– А «принц» знает о твоей проблеме?

– «Принц»? Это ты об Эрике?

– О ком еще!

За долгое время, я впервые услышала ее смех. Такой искренний и чистый. Что ж, похоже, мы можем нормально общаться. Это удивляет. Напомните мне купить Марисе подарок.

– А ты случаем не влюбилась в моего мужа? Я ей тут душу изливаю, а она...

– Стоп! Я лучше пойду, пока не врезала тебе.

– Иди-иди, Иуда!

Пожалуй, я поспешила с выводами. Никакого подарка Марисе. Это она виновата, что я попала в этот Ад!

Ничего не ответив на обвинения в мой адрес, хлопнув дверью в каюту, я вышла.

Как же мне сейчас хочется кого-нибудь побить, чтобы выпустить пар. Но если я так сделаю, то явно меня примут за больную. И тогда одиночная палата мне обеспечена, и неважно, что она в психбольнице.

Гуляя по кораблю, в каюту не хотелось идти, я вновь наблюдала одни парочки. Боже! Это точно сговор.

Пока думала, где я провинилась, и почему меня так жестоко наказывают, я даже не заметила, что натолкнулась на что-то, но видимо на кого-то. Потому что это «что-то» выругалось. Подняв голову, я увидела мужчину, молодого, красивого, загоревшего и без кольца на безымянном пальце. Так-так, это уже интересно! Холостяк. Ну, я на это надеюсь.

Предо мной, как я уже сказала, стоял молодой мужчина, лет двадцати семи. Его серо-голубые глаза с интересом смотрели на меня.

– Ммм... простите, задумалась.

– Ничего. Я в порядке.

Боже, какой голос. Такой бархатный, гипнотизирующий.

– С вами все в порядке? – вывел из ступора меня его вопрос.

– Да, я в полном порядке. Задумалась.

– Хммм... Интересно! Дилан.

– Простите? – хлопая от удивления глазами, переспросила я. Может мне послышалось?

– Я – Дилан. А как вас зовут?

– Клер, т.е. Кларисса.

– Красивое имя. Кла-ри-сса, – словно пробуя на вкус, он протянул мое имя.

– А ваша пассия бушевать не будет, что вы тут с незнакомой девушкой беседы ведете.

– Я здесь один. Работа.

– Один? – с сомнением спросила я.

– Да. А что вас удивляет?

– Ну, просто такой красивый мужчина и один? – что я говорю! Стыдись, Клер, стыдись.

– Может, составите компанию?

– Что?

– Вы ведь тоже одна, я прав?

– Клер? – «на самом интересном месте», я закатила глаза.

– Эрик, ты не видишь, я разговариваю? – прошипела я только что подошедшему мужу моей сестры.

– Я думал, ты с Франческой! А ты здесь флиртуешь, когда твоей сестре плохо.

Так спокойно. Я само спокойствие. Он не обломает мне кайф.

– Я тоже могу это у тебя спросить? Она не моя жена.

– Но она твоя сестра.

В ходе перепалке я даже не заметила, что Дилан исчез.

– Ну, вот он ушел. Это все ты виноват.

– Что? Я всего лишь поинтересовался... Подожди, тебе понравился этот смазливый мальчик? Не смеши меня!

– Кто бы говорил! В зеркало давно смотрелся?

– Недавно, – нашему сарказму не было предела.

– Посмотри еще раз или зеркало протри.

– Ты куда? – крикнул мне в спину Эрик.

– Устала, – а мысленно добавила «от тебя».

 

Зайдя в каюту, я только хотела прилечь, но вдруг в дверь постучали. С большой неохотой я пошла открывать. На пороге стояла моя сестра.

– Извини, можно поговорить?

– И о чем?

– Может, сначала впустишь, а то разговаривать в коридоре не хочется.

– Ну, входи.

Когда она вошла, я ощутила ее растерянность.

– Что ты хотела?

– Как бы начать!

– Ну, начни как-нибудь.

– У тебя есть тест на беременность? А то сама знаешь, я их не ношу с собой.

– Все-таки решила проверить, – коротко кивнула. – Сейчас посмотрю.

Порывшись в сумке, я нашла один. И как он здесь оказался? Ха-ха, смешно. Никогда не знаешь, что и где пригодится.

– Я воспользуюсь ванной? – взяв у меня тест, спросила Франческа.

– Конечно.

Через некоторое время она вышла с ошарашенным лицом.

– И? – мне было очень любопытно, права я была или нет.

– Это невозможно. Тест положительный.

– Тест конечно тестом, но врача надо посетить. Сдать все необходимые анализы.

– Я боюсь. А что если он неправильный, и я не беременна?! Ты пойдешь со мной?

– У меня есть выбор?!

– Нет. Да, и Эрику ни слова.

– Могила.

Франческа беременна? Посмотрим, хотя факт остается фактом, тест положительный.

 

– Франческа, как ты себя чувствуешь? – уже вечером спросил Эрик. Я оставила их наедине, чтобы не наговорить лишнего этому «принцу». Из-за него я упустила такой шанс познакомиться с этим Диланом. Эх, ладно не будем обо мне.

– Франческа?

– Да, милый.

– Может доктора все-таки позвать?

– Не нужно. Это банальная морская болезнь. А... где ты сегодня был почти весь день?

– Я встретил Джорджа. Мы обсуждали дела фирмы.

– Джо на корабле?

– Да. Я тоже очень удивился, когда я увидел его.

– Я тут чуть ли не помираю, а ты умчался к Джо. Ты меня не любишь. Работа у тебя на первом месте.

– Ну что ты такое говоришь?! Я люблю тебя, и работа у меня не на первом месте.

– Тогда почему ты меня сегодня оставил? – уже на крик переходила Франческа.

– А ты хочешь, чтобы мы жили на гроши? Тебя не устраивает жизнь в достатке?

– Прости, милый. Не злись на меня.

В знак раскаяния за свое поведение, Франческа поцеловала Эрика.

 

Этой ночью я так и не смогла заснуть, и поэтому решила прогуляться по палубе.

– Не спится?

Я подскочила на месте. Оглядываясь по сторонам, увидела мужчину. Этим мужчиной оказался Дилан.

– Дилан?

– Запомнили мое имя?! Как мило! – он улыбнулся, но подходить не стал.

– Вас это удивляет?

– Ну, я думаю, что вашему ухажеру это не понравится. Мне бы не понравилось, – с ехидной улыбкой проговорил он.

– Ухажер? Вы об Эрике. Ха-ха, – не смогла подавить я нервный смешок.

– Его зовут Эрик. Я ему завидую.

– Эрик – муж моей сестры.

– О! Неужели я ошибся? Знаете, а я рад. Можно пригласить вас прогуляться?

– С большим удовольствием!

Мы гуляли и болтали, пока не стали появляться пассажиры. Удивительно, но у нас так много общего, а главное, мне безумно хочется узнать о нем побольше.

 

Я зашла в свою каюту. Мое настроение было на высоте. Мне определенно нравился Дилан. Ах, а какой у него голос, ммм..., боже, я просто таю. Интересно, а его пухлые губы такие же мягкие на ощупь, как и на вид. Как же я хочу это узнать. Стоп Кларисса. Он сказал, что у него здесь работа. Интересно какая? Стоп, стоп, стоп. Остуди свой пыл, прими душ, может тогда придешь в себя. Но он со мной флиртует, а значит, одно другому не мешает.

Встав под прохладные струи воды, я постепенно стала думать трезво. Мы знакомы всего один день с Диланом, а я уже схожу с ума по этому мужчине. Как быть? Еще этот Эрик болтается под ногами. Черт! И чего это вдруг вспомнила этого глупого «принца». Он муж моей сестры, он мне даже не нравится. Да признаю, он красив. Но я должна сосредоточиться на Дилане. К этому мужчине меня просто тянет и, похоже, моя симпатия взаимна.

Выйдя из душа, надев халат, я замотала волосы полотенцем. Легла на кровать и моментально заснула.

Проснулась я от стука в дверь. Оглядев себя, я поняла, что даже не сняла с головы полотенце. Ну что ж ладно пусть еще побудет там.

Стук был настойчив, и я с неохотой поплелась открывать. На пороге стоял Эрик.

– Привет! – поздоровался он с ослепительной улыбкой на губах своих. – Чего не открываешь?

– Привет! – вяло ответила я ему. – А чего ты стучишься в такую рань?

– Рань? Сейчас три часа дня. Милая, может, впустишь.

Пропустив его внутрь, я очень надеялась, что он по делу.

– Ты меня слышишь? Три часа дня.

– Ну, если бы некоторые не скрипели кроватью всю ночь, я бы встала раньше.

– О! Прости. Неудобно получилось. Эм, пойдешь на экскурсию? Она через час.

– Экскурсия? Что еще за экскурсия?

– На этом лайнере есть свой музей. Там все об этом корабле, команде. Вся история данной судоходной компании.

– Звучит скучновато.

– Да ладно тебе Клер, пошли.

Он состроил щенячий глазки, и, не выдержав такого натиска, я согласилась.

– Ладно!

– Ты не пожалеешь.

Когда он собрался уходить, я его окликнула:

– Как там Франческа? Морская болезнь прошла?

– Ей лучше. Через час встретимся на верхней палубе. Наверное, этого времени тебе хватит, чтобы привести себя в порядок.

Он покосился на меня, так что я покраснела. Усмехнувшись моей смущенности, он ушел.

 

Невероятно, но через час я была готова. Встретившись на верхней палубе с Франческой и Эриком, мы отправились на экскурсию.

Сказать, что было много народу, значит, ничего не сказать. Я машинально искала глазами Дилана, но тщетно. Эрик держал Франческу под руку, а меня как маленького ребенка за руку. Меня это бесило. Но, ни гневные взгляды, ни попытки освободиться, ни высказывание своего недовольства, ничто из этого не нарушило намерения Эрика держать меня за руку. Он лишь отмахивался типа «Потеряешься. Затопчут».

Экскурсия оказалась довольно интересной. История судоходной компании и самого корабля были захватывающими. Залюбовавшись старой черно-белой фотографией, где спускали на воду корабль, я даже не заметила как «голубки» ушли вперед.

– Красиво! – я вздрогнула, до такой степени это было неожиданно. Повернувшись, я увидела улыбающегося Дилана.

 

Глава 3.

 

– Дилан? Какой сюрприз.

– А я давно за тобой наблюдаю. Знаешь, у меня есть предложение, давай поужинаем сегодня?

– Клер, где тебя черти носят? Я же говорил не отпускать мою руку, – из неоткуда появился Эрик вместе с Франческой.

– Прошу прощения! Но я не маленький ребенок, и могу сама о себе позаботиться, – огрызнулась я.

– Вижу! – ехидное замечание от Франчески. Придушила бы! – Вы так мило болтаете, может, познакомишь нас?

– Это моя сестра Франческа Морган и её муж, Эрик. А это, – я посмотрела на Дилана, – Дилан... эмм... Прости, я не знаю твою фамилию.

– А я тебе и не говорил, принцесса, – лукаво улыбнулся он мне. – Дилан Монтгомери. Рад знакомству, – с ослепительной улыбкой произнес он.

– Мы тоже рады знакомству с вами, – нарочито вежливо ответил Эрик.

– Вы позволите пригласить Клариссу на ужин? – обратился он больше к Эрику, чем к моей сестре.

– А может нам поужинать всем вместе? – предложила Франческа.

О да! Мудрая мысль, что еще сказать!

– Ну что ж, если Кларисса не против...

– Я против, – твердо заявила я.

– Ну, раз против, – оживился мой ненаглядный Дилан, – значит, ужин вчетвером откладывается. В другой раз, – подмигнул он Эрику, а тот в свою очередь одарил его ледяным взглядом.

 

– Похоже, она нашла себе пару. Вот и чудненько. Ты так не думаешь? Эй, ты меня вообще слушаешь? Эрик? – начала приходить в бешенство Франческа, т.к. муж её игнорировал.

– Ложись спать, а я пойду еще выпью немного.

 

– Что скажешь?

– О чем?

– Кларисса...

– Ужин чудесный. Обстановка просто восхитительна. Я смотрю, ты все продумал: свечи, палуба, луна...

– Все для тебя милая. Знаешь, этот Эрик, уж больно он тебя опекает. Вы точно, эмм... ну, я хотел сказать, вы не состоите в близких отношениях?

– Хочешь узнать, не любовники ли мы? Или были ли когда-нибудь ими?

– В общем, да.

– Издеваешься? А собственно, почему тебя это так интересует?

– А может, я ревную!

– Он тебе не нравится?

– Господи, женщина! Он – мужик. Мужики мне не нравятся!

Не выдержав этой «гневной» триады, я расхохоталась, вскоре Дилан присоединился ко мне.

 

Гуляя под звездным небом, я чувствовала, как будто лечу. Неужели так на меня действует Дилан. Дилан Монтгомери – что ты за человек? Я ведь толком о тебе ничего не знаю. А может... Хотя нет.

 

Близился к концу этот круиз. Сказать, что я не была благодарна Марисе, ну и моей сестре с ее муженьком, значит покривить душой. Если бы не этот чертов круиз, я бы никогда не встретила его, Дилана Монтгомери.

Сегодняшний вечер проходил как обычно, я сидела в своей каюте в ожидании его, который буквально заставил ждать себя час. Ох уж эти мужчины! А говорят, что женщины – копуши. Так вот сижу, жду, а его нет. Когда уже решила, что он не придет, в дверь настойчиво постучали. Никогда не думала, что я так быстро бегаю! Открыв дверь, я увидела Дилана с букетом цветов.

– Ты заставил меня ждать! Эти цветы мне?

– Это в знак моих извинений. Ты готова? Еще не передумала?

– С тобой хоть на край света, – мило улыбнулась ему. Знаю, у меня это не очень получается, но я работаю над собой.

– Ох, принцесса, не зарекайся.

– Куда мы пойдем? Выбор не большой. Эм... Дилан, ты слушаешь?

– Да, золотце. Прости. Забыл кое-что в своей каюте. Зайдем, ладно? – с ленивой улыбкой спросил он.

– Зайдем, – просто ответила я.

За все время, что мы знакомы, еще ни разу не была в его каюте. Интересно, он будет ко мне приставать. Господи, что я несу. Эти греховные мысли... Как только представлю, как его сильные руки обнимают меня, таять начинаю. Спокойно, Клер! Дыши ровно, все хорошо. Не нужно торопиться, если я хочу чтобы эти «отношения» вылились во что-то большее.

Пока я ждала Дилана, мне на глаза попался листок, лежавший на журнальном столике.

Хм, это будет слишком, если я посмотрю? Так любопытно. Была, не была. Ого, да это же стих. Я снова и снова пробегала глазами строчки:

 

Ликуя, радуйся смиренно,

Тебе покой не вновь прогнать.

И слава кажется надменной,

Но не тебе о ней страдать.

Тебе оказано внимание.

(Любовь и гордость растоптать).

Ты продаешь себя задаром,

Поверь, на это наплевать.

Тем господам, чьи постели греешь.

Любовь им вовсе не нужна.

Актриса мастерского дела,

Тебе завидовать нельзя.

 

– Нравится? – прозвучал его голос у меня прямо над ухом.

– Да. Это ты написал?

– Ага. Делать нечего было, вот написал.

– Ты не говорил, что пишешь.

– А я и не пишу. Это даже не стих, а так «глупые» мысли. Ну что пойдем?

– Нашел, что искал?

– Да.

Взяв меня под руку, он вывел меня в коридор.

 

– А как называется этот стих? – только когда мы вышли на палубу, я осмелилась спросить. Даже не знаю почему. Было что-то в его глазах грустное, что-то, чтобы я охарактеризовала как боль.

– Я назвал его «Актриса».

– Ты посвятил его своей женщине?

– Да.

Это короткое и холодное «да». Ну вот, я ревную.

– Ты женат?

– Нет, – улыбнулся он. – Неужели ревнуешь? О, принцесса, не нужно. Это старая как мир история.

– Расскажи!

– Нет.

– Почему? – я надулась как маленький ребенок.

– Может потом, – задумчиво ответил он.

– Пожалуйста...

– Нет... Ну ладно, только перестань смотреть на меня этими щенячьими глазами, а то я накинусь на тебя.

Я лишь мило улыбнулась на его «угрозу». Это мы еще посмотрим, кто на кого накинется, мысленно добавила я.

– Когда-то, – начал он, – я любил одну начинающую актрису. Она была красавицей. Рыжие волосы до лопаток, медово-карие глаза, изящное тело. Она была совершенством. И не только для меня.

– И что же случилось? – мне было одновременно и любопытно, и больно, все-таки я ревную.

– Она выбрала карьеру. Начала мне изменять с режиссерами, продюсерами. А в один прекрасный день она проснулась знаменитой, и забыла обо мне.

– Как грустно. Ты все еще любишь ее?

– Нет. Не знаю. Не грусти, принцесса. Я от тебя без ума, так что я намерен завоевать твое сердце.

– Поздно.

– Что? – оторопел он.

– Я сказала «поздно».

– Значит, у тебя кто-то есть? Какой же я идиот. Нужно было сразу спросить. И кто он? Нет, лучше не говори, не хочу даже знать.

– Послушай, ...

– Я же сказал, что не хочу ничего знать, – выплёвывал он каждое слово. Боже, да он в ярости. Надо как-то его успокоить. Но как?... Бинго! Знаю.

Без предупреждения я набросилась на него. Воспользовавшись моментом его замешательства, быстро поцеловала. Отпрянув и отвернувшись, я чувствовала, как мои щеки краснеют. Я его поцеловала. Сам напросился. Не узнаю, если не повернусь к нему.

Медленно повернувшись, я обнаружила, что Дилан все еще находится в шоковом состоянии. Что же, значит, ему не пришелся по вкусу мой поцелуй. Моя самооценка упала ниже некуда.

Кое-как, сдерживая слезы, я рванула к себе в каюту. Зачем так надо было позориться? Что он теперь обо мне подумает? Когда до моей двери осталось каких-то пару метров, сильные руки обхватили меня за талию, да так, что я чуть не упала. Я боялась повернуться, захлебывалась слезами. А тихий, нежный голос шептал мне утешения.

 

Глава 4.

 

Я решилась посмотреть на того, кто успокаивал меня только тогда, когда оказалась в своей каюте, уложенной на кровать.

– Что ты делаешь? – сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать.

– Не плачь, пожалуйста.

– Да ты пьян! Опусти меня. Слышишь? Эрик... ммм...

Что происходит? Надо вырваться. Но... но я не могу.

Не замечая моих протестов, Эрик властно, жадно припал к моим губам. Отстранился он только тогда, когда перестало хватать воздуха. Тяжело дыша, он сел, боясь посмотреть мне в глаза.

– Уходи. Убирайся! – моему гневу не было придела. Да как он смел? Как теперь я буду смотреть в глаза сестре. Конечно, я не ангел, но сделать такую подлость Франческе... Ничего не ответив, Эрик поднялся и зашагал к двери. Лишь только у самого выхода он обернулся:

– Если он еще раз доведет тебя до слез, я убью его.

– Тебя это не касается, – холодно бросила я.

Грустно усмехнувшись, он ответил:

– Когда любишь человека, невыносимо видеть его слезы. Запомни это, дорогая, – сказал и вышел. А я осталась сидеть на кровати. Хотела собраться с мыслями, но не получилось. Почему он так сказал? Мой мозг явно отказывался работать, столько потрясений за один вечер: меня отверг Дилан, а Эрик поцеловал, да так, как меня еще не целовали. Спать. Нужно поспать. Как говорила Скарлетт О'Хара: «Подумаю об этом завтра». Уснула на удивление быстро, сновидений не было.

 

Проснулась я от стука в дверь. Проворчав, я поплелась открывать. На пороге стоял Дилан.

– Привет! – начал он.

– Привет!

– Можно зайти?

Я обернулась, размышляя: пускать или нет. Все-таки первое.

– Заходи, – и, повернувшись к нему спиной, зашагала к кровати. Забравшись под одеяло, я уставилась на него. Он явно чувствовал себя некомфортно. Поставив стул возле кровати, он оборвал затянувшуюся минуту молчания:

– Я пришел прояснить ситуацию.

– А что тут прояснять? Ты все свои видом показал вчера, что я тебя не интересую.

– Ошибаешься. Просто я был в шоке. Никогда не думал, что ты первая меня поцелуешь. Я видимо напугал тебя!

– Напугал? Да ты уничтожил мою самооценку. Напугал? Ага, как же. Все еще хуже.

– Я идиот.

– Повторяешься.

– Тебе обязательно язвить?

– Не нравится? Дверь ты знаешь где!

– Кларисса, не нужно так со мной, – он пересел на кровать, погладил меня по щеке. Чертово тело, почему оно откликнулась на его прикосновения? Такие нежные, такие родные, теплые.

Не осознавая своих действий, я потянулась к нему. Притянув его голову, я вновь его поцеловала, и он ответил. Страсть в поцелуе нарастала, она пожирала нас. Я даже не заметила, как он стащил с себя рубашку и лег рядом со мной. Зарывшись пальцами в мои волосы, он углубил поцелуй.

– Кх-кх!

Оторвавшись друг от друга с неохотой, я ужаснулась. На пороге стояла Франческа, за ней (готова поклясться) я видела удаляющуюся спину «принца».

– Мы вам не хотели мешать, просто дверь была открыта. Правда Эрик? – но, обернувшись, она никого не застала. – Эрик...? Черт возьми, куда он делся? Извините меня! Эмм... продолжайте, – на прощание она подарила нам смущенную улыбку.

– Кларисса? Если хочешь, чтобы я ушел, скажи, – хрипловатым голосом сказал он.

Хочу ли я, чтобы он ушел? Бред. И в подтверждение своим мыслям я снова впилась в его губы.

 

Утро плавно переросло в день, день – в вечер, а вечер – в ночь. Никогда ничего подобного не испытывала. Дилан великолепный любовник. Как же приятно просыпаться в его объятиях, вдыхать его запах. Дурман! Но, к сожалению, всему приходит конец. Вот и нам нужно было выползать из постели.

– Милая, я бы хотел поужинать сегодня с тобой.

– Ммм... я голодна, но немного в другом смысле. Хотя с удовольствием составлю тебе компанию.

Поцеловав меня в лоб, он исчез. Но я знала, что через час мы снова увидимся. Потянувшись в постели, я снова думала о нем. Дилан, тот мужчина, который показал мне, что такое Любовь. Интересно, мы будем встречаться на суше, или это просто курортный роман? Мысль о курортном романе была сама собой омерзительна. Я хотела его, хотела его целиком. Не только тело, тела мне было мало, душа, сердце... всего целиком.

Как всегда в дверь постучали. И у меня промелькнула мысль, что моя каюта – проходной двор. Закутавшись в простыню, я поплелась открывать.

– Франческа? Что ты тут делаешь?

– Ты мне не рада? Я хотела узнать подробности. Впустишь?

– Проходи, только никаких подробностей ты от меня не услышишь. Не собираюсь с кем-то ими делиться. Даже с тобой!

– А с Марисой?

– И с ней тоже, – зачем я вру? Естественно все ей расскажу. Мариса самый близкий мне человек, ой..., нет, теперь не самый близкий, их теперь двое.

Мы стояли и молчали, как мне показалось целую вечность, пока она не сказала:

– Похоже мы с Эриком скоро расстанемся, – грустно произнесла она.

– Почему? – неужели из-за меня? Он сказал, как же он сказал... ммм...: «Когда любишь человека, не выносимо видеть его слезы». Что он имел в виду? Неужели он любит меня? Но это невозможно. Я знаю, что Эрик без ума от Франчески, тем более она вроде беременна, и не думаю, что он...

– Он не бросит тебя, если ты беременна. Он не такой человек.

– Да откуда тебе знать? Вы с ним как кошка с собакой, только и делаете, что цапаетесь. Знаешь, думаю, что у него другая. Я просто в этом уверена.

– Но раз ты беременна, то значит, ...

– Это еще не факт. Ты забыла, что тесты иногда врут.

– Значит сразу после круиза к врачу.

– Да-да, – устало произнесла она. – Ладно, я пойду. А ты одевайся, скоро ужин, – и она ушла.

Точно, ужин! Как же я могла забыть? Бегом-бегом, я не должна его заставлять ждать.

 

Собравшись наспех, я побрела в ресторан, надеясь там увидеть Дилана. Но меня ожидал сюрприз, он был не один, а с Эриком. Они выглядели как закадычные друзья, болтали, смеялись. А я думала, что они друг друга ненавидят, похоже, ошиблась. Любопытство взяло вверх, я подкралась к ним так близко, насколько это было возможно. Как хорошо, что в ресторане стоят эти огромные и пышные кусты. Спрятавшись за одним из них, я стала подслушивать, и то, что я услышала, как бы сказать, не очень-то мне понравилось.

– Ну что тебя можно поздравить? – похлопал Эрик по плечу Дилана.

– Рано, я же еще не женат. Слушай Эрик, а ты чего так быстро ушел, когда увидел нас с Клариссой в постели? Неужто ревнуешь? Насколько я тебя знаю, еще ни одна женщина не смогла завоевать твое сердце. Так что происходит? Мы вроде договорились, что Кларисса – моя.

– Да-да, конечно. Сам не знаю, что на меня нашло.

– Осторожнее, друг! Это моя добыча. Никому не позволю, даже лучшему другу, заходить на мою территорию.

– Ого! Сколько агрессии. Успокойся, я не враг своему здоровью. Она твоя, а у меня есть Франческа, – в его голосе отчетливо была слышна ирония.

Что все это значит? Этот вопрос так и крутился у меня в голове. Это что какая-то афера? Я должна все выяснить. Любой ценой.

– Так что ты решил? Если она беременна, что ты будешь делать? – спросил Дилан.

– Франческа не беременна. Этого просто не может быть.

– С чего вдруг такая уверенность?

– В девятнадцать она сделала аборт.

– Но это еще не доказательства, что она не беременна. Многие женщины делают аборт, а потом рожают.

– Да, но не в случае Франчески. Мне об этом сказал Рич.

– Рич Скотт? Он еще врачует? Давно его не видел. Подожди! Он ее лечащий врач, я правильно понял? – в ответ лишь кивок. – Так значит, никаких возможностей, даже лечение...

– Не поможет.

– Это все упрощает. Представляешь, если бы она была беременна от тебя?! Было бы сложнее... О! Смотри, женушка твоя идет. Значит, моя принцесса скоро тоже появится.

– А я смотрю, вы подружились? – игриво обратилась Франческа к Дилану, как бы не замечая своего мужа. Эрик же никак не воспринял такое поведение. Его мысли были далеко от этого места, он думал обо мне. Где я? Почему еще не пришла? Ему безумно хотелось вновь увидеть меня. Но мысль, что сейчас я приду и окажусь в объятиях проклятого Дилана, сводила его с ума. «Игра» не в его пользу, нужно терпеть. Скоро, очень скоро месть будет совершена.

 

Глава 5.

 

Как же хочется убежать, но нельзя. Я должна выяснить, какую игру они ведут. Клер, где твоя смелость? Правильно, там же где и разбитое сердце. Ну, ничего, нужно выйти к ним. Я белая и пушистая. Все хорошо. Дыши ровней. Пора!

– Привет! – мило улыбнулась, покачала бедрами (да так, что окружающие меня на этот момент мужчины, а это старый офицер с женой, коренастый мужичок с пивным брюшком и трое юнцов, рты пораскрывали). Нужно взять Дилана под руку, пусть думает, что я без ума от него. Хотя это не так далеко от истины.

– Чего ты так долго? Ну, ты и копуша. И в кого ты такая? – с наигранной серьезностью пролепетала моя сестренка. Если бы она только знала, что я сейчас услышала. Но я ей ничего не скажу, пока сама не разузнаю все.

– Я же должна была принарядиться для Дилана.

– О! Так это для меня? Польщен. Но мне больше нравиться видеть тебя без одежды. Хотя это платье тебе идет. Очень хорошо подчеркивает бедра.

И правда, платье, которое я надела наспех, сидело идеально. Без бретелек, корсетного типа верх и облегающая юбка. Цвет нежно бежевый, что явно придавало моим бедрам аппетитный вид.

– Мы так и будем стоять? Я очень голодна. Такое ощущение, как будто я неделю не ела.

– Франческа, ты всегда отличалась хорошим аппетитом.

– Ну, спасибо, сестренка.

– Не за что.

Ох, какие же мы с ней язвы. Прямо как в старые добрые времена.

Ужин был наверное вкусный, но я не чувствовала вкуса еды. Мы ужинали вчетвером, болтали, смеялись. Я постоянно ловила на себе хмурые взгляды Эрика. Как же быть? Если Франческа не беременна, то он бросит ее. Не хочу, чтобы этот человек сделал ей больно. Может поговорить с ним? И что я ему скажу? Знаешь, я слышала ваш разговор с Диланом. Нет, не смогу. Это уже перебор. Но поговорить надо. Вот только как? Как вспомню поцелуй, так сразу в жар бросает. Но я должна быть безразлична к нему, он муж моей сестры, я его терпеть не могу, что еще нужно? Правильно, частичная потеря памяти.

После ужина начались танцы. Танцевать с набитым желудком как-то не тянуло, поэтому, сославшись, что неважно себя чувствую, я отправилась к себе. Дилан вызвался проводить, но я отказалась, пусть развлекается.

Минут через двадцать после моего «побега» ко мне пришел Эрик. Вот и возможность поговорить.

– Ты что-то хотел?

– Я что не могу зайти к тебе без повода? Мы же друзья! Или же ты не воспринимаешь меня как друга? – со слащавой улыбочкой проговорил он. Почему-то захотелось убежать и одновременно обнять его. Но нет, я осталась стоять как вкопанная.

– Ты муж моей драгоценной сестрички. А то, что было между нами, так ты был пьян и не осознавал, что делал.

– В одном ты права, я был пьян.

– Что ты хочешь этим сказать? – перепугалась я. – Ты осознанно поцеловал меня?

– Именно. Я собираюсь развестись с Франческой и получить тебя. Не знаю, что ты со мной сделала, но я постоянно думаю о тебе. Может ты колдунья?

– Какой бред! У меня есть Дилан, и я его люблю.

– Дилан? Не смеши. Ты ему не нужна. Он только хочет... отомстить.

– Отомстить? За что?

– Этого я не скажу, – подойдя ко мне, он обнял меня за талию, все мои попытки сопротивления были пресечены. – Знаешь, это игра...

– Знаю! – выкрикнула я ему в лицо. – Я все знаю, или почти все. Слышала ваш разговор. Забыл, что он не впускает даже своих лучших друзей на его территорию, а?

Всю жизнь бы смотрела на вытянувшееся лицо Эрика, но, увы, это удовольствие не вечно!

– Ты... слышала? И много?

– Достаточно, чтобы понять какая же ты скотина.

– Только я? А как же твой ненаглядный Дилан? Или он у нас из разряда святых?

– Тебя это не касается. Вот мне только интересно ради чего все это? Просвети меня, пожалуйста.

К сожалению или нет, я не была готова к такому поведению Эрика, он просто накинулся на меня. Его поцелуи были требовательными, а хватка железной. Пытаясь вывернуться из его объятий, я услышала хруст, а следом за этим почувствовала жуткую боль. И посему видимо, не только я услышала звук ломающихся костей, потому что Эрик отстранился от меня.

– Что это было? – взволнованно спросил он.

Я не могла ответить, немой крик застрял в горле. Глаза жгли слезы. Постепенно все стало расплываться перед глазами, и я погрузилась во тьму.

 

– ... это болевой шок. Нечего волноваться. Наложу шину, дам обезболивающее. Завтра мы прибудем в порт, так что сразу нужно будет отправиться в больницу.

– Ммм...

– Ты очнулась?

Кое-как, открыв глаза, я смутно различала силуэты четырех человек. По-мере того, как ко мне возвращалось зрение, я поняла, что надо мной склонились: Франческа, Дилан, Эрик и какой-то незнакомый мне мужчина средних лет, видимо врач.

– Что случилось? – попыталась привстать я, но меня тут же уложили обратно.

– Вам лучше пока не вставать. У вас сломана рука, и от боли вы потеряли сознание.

– Не понимаю? – постепенно воспоминания начали всплывать. Вот Эрик целует меня, обнимает. Я хотела вырваться и услышала хруст. Воспоминания о хрусте и боли, тут же отозвались жгучей болью в руке. Да так, что я вскрикнула. Доктор попросил оставить нас, и принялся ставить мне укол обезболивающего. После чего я снова уснула.

 

Прошло уже около недели после злополучного круиза. Я ходила с гипсом. И каждый считал своим долгом поставить автограф или написать пожелания. Да, кстати, я не сказала, меня уволили. Так что теперь я еще и безработная. Безработная калека.

Как я и обещала Франческе, мы сходили к врачу, и он подтвердил наши подозрения. Она беременна.

Рич Скотт, известный бабник и донжуан, сообщил нам эту прекрасную новость.

– Франческа, милая, ты беременна. Мои поздравления. Вы с Эриком постарались на славу.

– Ты серьезно? Я не верю. Ты же говорил, что это невозможно!

– Похоже, что в твоем случае нет ничего невозможного.

– Это значит, что вы ошиблись в диагнозе, доктор? – съязвила я.

– Мисс Блэк, не существует в мире человека, который не ошибся хотя бы раз за всю жизнь. На тот момент, когда проходило обследование, все указывало на бесплодие. Но произошло чудо, и ваша сестра беременна. Нужно радоваться, а не искать логическое объяснение этому.

– Извините! – сухо извинилась я.

Когда время приема подошло к концу, и мы с Франческой почти вышли из кабинета, Рич окликнул меня, и попросил задержаться на пару минут. Франческа не возражала, и отправилась ждать меня в машине.

– Вы что-то хотели сказать, что Франческе не обязательно знать? – с подозрением взглянула я на него. Он нервничал, это было видно. Неужели все так серьезно?

– Видите ли, Франческа была бесплодна, но произошло чудо. Ей нужен уход, никаких стрессовых ситуаций. Я понимаю это практически невозможно, но постараться стоит. Возможно это шанс один из тысячи. Возможно.

– Не стоит беспокоиться об этом. Ни я, ни Эрик не желаем ей зла. Все будет хорошо.

– Вот и чудно, – с наигранной улыбочкой проговорил он. – А может, мы с вами поужинаем сегодня? Как вы на это смотрите? Клер, вы мне очень симпатичны. Я бы хотел... – не дав ему закончить, я быстро пролепетала вежливый отказ.

– Простите, но у меня есть друг. У меня нет привычки встречаться с двумя мужчинами одновременно.

– Повезло же ему. Хотел бы я на него посмотреть и позавидовать открыто.

– А вы его знаете! Дилан Монтгомери.

– Он?

– Вы так удивлены!

– Разве он свободен?

– А разве нет? – с наигранной улыбкой спросила я.

– Ну что же, если он вам надоест, то я в вашем распоряжении. Буду ждать.

 

Прошло еще около двух дней, прежде чем я встретила Марису. Моя подружка познакомилась с не очень молодым богачом, и вместе с ним летала на Сицилию. Тот явно был от нее без ума.

– Итак, я хочу услышать подробности! Колись, давай, – Мариса определенно находилась в хорошем настроении.

– Нечего рассказывать.

– Не верю, – безапелляционно заявила она.

– Лучше расскажи о своем «молодом» итальянце, – не выдержав, хихикнула я.

– Ты уходишь от темы! Ну, так и быть, расскажу. Антонио,... ммм... очень интересный НЕ молодой человек. У него большой жизненный опыт. Сопливым юнцам он даст фору.

– Чем же он так тебя зацепил?

– Он – интеллектуал, не похотливый пес, как нынешние мужчины. Он умеет ухаживать, умеет быть галантным. Эх... он многое умеет. Да и еще он – историк. У него в доме так много антикварных вещей, особенно оружия.

– Оружейный барон?

– Перестань смеяться. Я серьезно. Такую коллекцию оружия я никогда не видела.

Забыла вам рассказать кое-что о моей лучшей подруге, она – фанатик истории, особенно ее в трепет приводит древнее оружие. Вот такие заморочки у нее.

– Кстати, ты так и не рассказала, почему тебя уволили.

– Знаешь ли, это был не телефонный разговор.

– Ну и?

– Помнишь, я рассказывала про миссис Дженкинс?

– Медуза Горгона? Помню. Это она еще тебя отчитывала.

– Ага, она. Так вот, пока мистера Уилсона не было, она обвинила меня в краже.

– В краже? Чего там воровать-то, канцелярские принадлежности?

– Смешно! Дело в другом. Видишь ли, она решила, что я хочу отбить ее мужа.

– Ого! И сколько ему, как выглядит?

– Мариса, ты опять не тем местом думаешь! Хотя если подумать, ей есть чего опасаться. Она уже немолода, 42 – это все-таки возраст, а ему 31. Красивый мужчина.

– Ты дала повод, чтобы она так подумала?

Если вспомнить, было несколько раз, когда я с ним флиртовала, но это только флирт. Как ни странно, он души не чает в своей «старушке» (как он любит ее называть).

– Ну, было несколько раз. Но это еще ничего не значит!

– Так-так, Кларисса Блэк! И когда это ты начала разрушать семейные пары, а? Мы же с тобой клялись, что женатые мужчины – табу, – ее гневу не было предела.

– Но... ничего не было! Я не виновата.

– Ладно! Успокойся. Так что ты у нее «украла»?

– Золотой браслет. Каким-то образом он оказался у меня в сумочке. Ну, чтобы лишнего шума не поднимать, она предложила мне уйти по своему желанию. Вот я и ушла.

– Ты даже не боролась?

– А смысл?

– Может это и к лучшему.

Мы еще долго сидели и болтали.

 

Глава 6.

 

Все шло своим чередом. Дилан в командировке. После круиза мы виделись с ним мало. Работа.

Франческа молила Бога, чтобы ее беременность прошла нормально. Мариса «пополняла» свои познания в истории. А Эрик... Эрик казалось, был счастлив, что не скажешь обо мне.

Я старалась не встречаться с «принцем» без необходимости и не оставаться с ним один на один. Меня страшила мысль, что все может повториться.

В один прекрасный день, когда мне сняли наконец-то гипс, я потащила Марису в парк, а то что-то мы давно никуда не выбирались. Гуляя, я слушала ее хвалебные речи адресованные Антонио. Антонио? Интересно, что он за человек? Пока мы не знакомы лично. Надо это исправить.

– Мариса?

– Да, милая, ты что-то хотела?

– Когда ты нас представишь друг другу?

– Могу задать тот же вопрос!

– Да, конечно. Но загвоздка в том, что Дилан в командировке, а Антонио в городе.

– Знаю я эти командировки! Ой, прости милая, я не это имела в виду.

Увидев мое побледневшее лицо, извинилась она.

– Ну, спасибо! Кстати, Дилан приезжает завтра, вот и познакомитесь в ближайшие дни.

– Отлично!

Мирно бродя по аллее парка, я все больше и больше задумывалась о мотиве, побудившем Дилана заинтересоваться мной. Эти мысли не покидали меня долгое время.

 

Тем временем, Дилан Монтгомери никак не мог решиться набрать номер телефона своей пассии, т.е. мой. И что же его останавливало? Может он узнал от Эрика, что я слышала их разговор? Переборов свою нерешительность, он все-таки набрал мой номер.

– Алло?

–  Кларисса, привет! Это Дилан.

– О! Дилан, привет! Тебя давно не было слышно. Как дела? Как работа?

– Хорошо! Эм... я соскучился по тебе.

– Я тоже.

– Что делаешь? – судя по голосу, он немного успокоился.

– С Марисой гуляю в парке. Ты завтра приезжаешь?

– Да, поздно вечером. Пообедаем послезавтра?

– Конечно.

– Тогда, ладно. Марисе привет. Целую принцесса. До послезавтра.

– Угу! Пока!

И что это был за разговор? Объясните мне. Такое ощущение, что он меня проверял. Как же быть? Я все больше склоняюсь к решению поговорить с ним об этой «игре», которую они затеяли с Эриком. Но как начать разговор, я не знаю.

 

Ближе к вечеру, когда я мирно просматривала газету с вакансиями, ко мне в комнату ворвалась, словно ураган, Мариса.

– Что делаешь? – было видно, что ей не терпится мне что-то сказать. Ее просто распирало.

– Вакансии просматриваю. Ты чего такая энергичная?

– Собирайся, мы едем в ресторан.

– В ресторан? – эхом повторила я.

– Да-да, в ресторан.

– Зачем? – я неосознанно напряглась.

– Ты же хотела, познакомится с Антонио?! Вот и познакомишься, – с  торжествующей улыбкой объявила она мне.

– Это как-то неожиданно.

– Отказ не принимается. Так что собирайся.

Что ж, была, не была. Посмотрим на этого итальянца.

 

Все время, что мы ехали в ресторан, я жаловалась Марисе на то, что ее итальянец, раз он такой джентльмен, не соизволил за нами заехать. Да и ресторан я такой не знаю, «Винченцо».

Когда мы подъехали, мне пришлось поднимать с пола машины челюсть. Это я понимаю, ресторан так ресторан. В новом квартале. Здание, в котором находился ресторан, было оформлено под старину. Колонны, резные балконы, выступы с небольшими статуями ангелов, перед входом красная ковровая дорожка.

От всего этого великолепия у меня пересохло во рту. Если уж снаружи так, то что ожидает нас внутри? Было очень любопытно. И о да, мои даже самые смелые ожидания не оправдались. Диваны и кресла, отделанные золотом, везде фикусы, картины из частных коллекций. Персонал просто выдрессирован: ослепительные улыбки, красивая и правильная речь, хорошие манеры. От всего этого кругом шла голова. Я даже не сразу заметила мужчину, который уже успел подойти к нам, вот под таким я была впечатлением. Перед нами стоял мужчина лет пятидесяти пяти, с русыми уложенными гелем волосами. Всем своим видом он показывал, что он потомственный дворянин. Об этом даже свидетельствовали его небольшие усики и бородка. Он был очень элегантным. Черный костюм тройка, галстук-платок, закрепленный булавкой. От него трудно было отвести взгляд.

– Добрый вечер! Позвольте представиться, Антонио Теста, – изящно поклонившись, поцеловал он мою руку. Я даже смутилась.

– Кларисса Блэк, – стараясь четко проговорить свое имя. – Приятно с вами познакомиться.

– О! Для меня честь быть вам представленным. Я много наслышан о вас.

– Надеюсь, ничего плохого обо мне не рассказывали.

– Ну что вы, Кларисса! Мариса вас любит фанатически, я даже немного завидую.

Мариса была права, он даст фору молодым.

– Может, мы все-таки поужинаем, раз вы уже обменялись приветствиями? – я и забыла, что она была очень голодна.

– Ну что ж, дамы, позволите! – и он подхватил нас под руки и повел в зал.

Прошло, наверное, минут двадцать, но я уже без стеснения общалась с Антонио. Он и, правда, интересный собеседник. Начитан, воспитан, с хорошим чувством юмора. Я даже не представляла, что такие мужчины существуют.

– Антонио, эмм... позволите вопрос?

– Не женат и не был, но планирую связать свою жизнь с этой очаровательной девушкой, – влюбленным взглядом посмотрел он на Марису, – если она согласится. Конечно!

– Антонио, мы уже говорили на эту тему. Не смущай меня, пожалуйста.

– Стоп! – воскликнула я. – Вы собираетесь пожениться? – в этот раз мой взгляд тоже был прикован к краснеющей подруге.

– Ну, понимаешь, разговор был об этом и ...

– Нет, не понимаю. Почему я только сейчас об этом узнаю? Думала, мы подруги! – наигранно надулась я.

– Но это касается только нас двоих. Разве нет? – пыталась оправдаться подруга.

– Нет. Ты мне ближе, чем родная сестра. Именно поэтому и меня касается, – безапелляционно заявила я. На что Мариса смогла только открыть рот, и тут же его закрыть.

– Кларисса, а что вы посоветуете мое избраннице? Быть моей женой или не быть?

– Определено быть!

– Но, Кларисса, вы знакомы каких-то полчаса, и ты заявляешь такое.

– Знаешь, этих полчаса мне хватило, чтобы понять его, и осознать, что именно ТАКОЙ мужчина тебе нужен. Антонио, только попробуйте ее обидеть...

– И в мыслях такого не было, дорогая моя Кларисса.

Мы еще долго сидели и обсуждали предстоящее событие, когда я краем глаза заметила знакомую фигуру. Повернув голову, чтобы рассмотреть этого человека, я была поражена. Это был Дилан. Да еще и не один, с женщиной.

Сославшись на то, что мне нужно в дамскую комнату, я решила подойти к столику, за которым сидел Дилан. Когда до столика оставалось пару метров, он повернул в мою сторону голову, так что я смогла разглядеть его спутницу. Рыжие волосы, медово-карие глаза. Это была она, «актриса».

– Дилан! – стараясь побороть щемящую боль, позвала я его. – Какой сюрприз!

– Кларисса, я все тебе объясню завтра, – вскочил со стула он.

– Кто это? – без интереса спросила «актриса».

– Да, никто, – пожала я плечами. – Уже никто!

Когда я вернулась к своим спутникам, то сослалась на недомогание, и покинула ресторан. А Дилан так и стоял около своего столика, но я этого уже не видела.

 

С того самого вечера, когда я застукала Дилана с поличным, прошло два дня. И все эти два дня он пытался со мной связаться. Звонил, приезжал и караулил у дома. Но я была слишком поглощена самобичевание. Мое сердце было разбито и восстановлению не подлежало. Я не плакала, слез не было. Была только пустота.

Мариса пыталась меня подбодрить, но у нее ничего не получалось. Она даже позвонила Франческе, чтобы та приехала. А с ней приехал и Эрик.

Вот еще один человек, которого я не хотела видеть. Зачем он приехал? Чтобы разведать обстановку, а потом рассказать Дилану? Зачем? Что им всем от меня нужно? Почему они не оставят меня в покое?

Так прошло пять дней. Меня веселили, пытались вытащить куда-нибудь из дома. Но все их попытки были тщетны.

На шестой день я предстала перед изумленными взглядами моей сестры и подруги той Клариссой, которой была до встречи с Диланом Монтгомери. Ни темных кругов под глазами, ни опухшего лица, ничего этого не было. Это была я, старая, добрая Клер.

Взяв телефонную трубку, я набрала знакомый номер.

– Кларисса? Кларисса, это ты? Алло? – на миг, на короткий миг, я замешкалась. Неужели он ждал моего звонка?

– Дилан...

– Кларисса, славу Богу, это ты! Кларисса, я идиот.

– Сегодня в четыре дня в закусочной у Тэда.

– Хорошо. В четыре. Я буду.

– Пока, – и я повесила трубку. Это было сложно, как бы я себя ни утешала, как бы ни настраивала, но было сложно с ним говорить. Но я больше не могу отсиживаться, надо было что-то делать.

Обернувшись, я увидела вопросительные взгляды.

– Ты собираешься встретиться с ним? – начала Мариса. – Но милая, прошло так мало времени, не думаю, что это хорошая мысль.

– Я с ней полностью согласна. Хех, подумать только, я согласилась со злючкой Кэрпэн. Куда катится мир? – решила разрядить обстановку Франческа. – Может, все-таки не надо торопиться?

– Мне что до старости прятаться? Мы должны все выяснить. И я должна его выслушать.

– А вот и не должна. С какой стати? – бушевала Мариса. – Он направо и налево ходит, а ты должна выслушивать его. Что за бред?! Где твоя гордость, Клер?

– Наверное, там же...

– Хватит, – перебила я Франческу, – моя гордость при мне. Но я выслушаю его.

– И что ты потом будешь делать?

– Посмотрим.

Я солгала. Я уже решила, что буду делать. Уже решила.

 

По-мере того, как приближался назначенный час, я все больше и больше начинала нервничать. Что я ему скажу? Прости, но все кончено. Я не могу быть с человеком, который меня не любит, а просто играет моими чувствами. Сложнее и не придумаешь!

И вот я стою около входа в закусочную и не могу заставить себя войти вовнутрь. Дилан уже там, и он явно нервничает. Что ж, была, не была.

– Привет! – тихо поздоровалась я, он даже вздрогнул от неожиданности.

– Привет! Эм... присаживайся, прошу, – он помог мне сесть.

– Что будете заказывать? – прозвучал голос официантки.

– Экспрессо, пожалуйста, – заказал Дилан. – Ты что-нибудь будешь?

– Да. Пожалуйста, зеленый чай.

– Хорошо, – ответила она, и удалилась.

Мы сидели и не знали, как начать разговор. Каждого что-то останавливало.

– Послушай... – одновременно начали мы. Смутившись, мы замолкли.

– Начинай ты, – попросила я Дилана. Как раз в это время принесли наш заказ.

– Я даже не знаю, как начать. Послушай, ты все не правильно поняла. У Медлен проблемы, и она попросила у меня помощи.

– Медлен? Так ее зовут?! – в ответ кивок.

– Пойми, меня с ней связывает очень много. Мы ведь были женаты.

– Ты не говорил, что был женат.

– Не думал, что это так важно для тебя.

– Ты обманул меня.

– Я знаю, прости. Просто...

– Что просто, Дилан? Почему ты не сказал, что приедешь раньше и встретишься с Медлен? Почему Дилан? Я теперь сомневаюсь, была ли вообще командировка!

– Прости. Да я обманул тебя. Я не был ни в какой командировке. Я должен был решить проблемы Медлен.

– А мне сказать, почему нельзя было, а? Или ты мне не доверяешь? Ответь, Дилан!

– Я доверяю тебе. Но не мог же я посвятить тебя в чужие тайны!

– Тогда ответь еще на один вопрос. Знаешь, меня это уже давно волнует, – я все-таки решилась спросить.

– Слушаю.

– Почему?

– Что почему?

– Почему я?

– Я не понимаю. О чем ты?

– Что я тебе сделала? Или может моя семья? Почему ты мстишь мне?

– Что? – он явно не ожидал такого поворота событий. – Не понимаю о чем ты.

– Хватит врать! Я слышала ваш с Эриком разговор на «Луизе» (прим. автора – название лайнера), в ресторане. Я же твоя добыча, разве нет?

– И много ты слышала? – нахмурившись, спросил он.

– Не очень, но этого хватило. Может, все-таки раскроешь карты?

Я видела, что ему трудно было ответить на мой вопрос.

– Все дело в твоем отце. Он уничтожил мою семью.

– Я, конечно, знаю, что мой отец не святой был, но кого-то уничтожить... не смеши. Что мог сделать банковский клерк, а? И причем тут Эрик?

– Может, дашь мне сказать? Это же тебя волнует, тебе хочется знать.

– Продолжай!

– Мы с Эриком дружим с самого детства. У наших отцов был общий бизнес, они торговали ретро машинами. А твой отец разорил их. Мой отец, не выдержав такого позора, застрелился, а мать умерла от горя. Меня воспитывали родители Эрика. Но и у них были проблемы. Мать Эрика, привыкшая к роскоши, каждый день винила мужа в разорении. И в итоге она ушла от него.

– Это конечно печально, но причем мы тут с Франческой? Мой отец погиб, если ты не забыл?!

– Я жаждал мести, но влюбился как мальчишка.

– Это не меняет сути дела. Эрик тоже мстил, да?

– Да.

– Но Франческа беременна. Что будет с ней и ребенком?

– Не знаю.

– Это не ответ.

– Что ты от меня хочешь? – в его голосе четко читался гнев. – Мне, что прикажешь его уговаривать не бросать Франческу, если он так решит?

– Я тебя об этом не просила и не попрошу.

– А что насчет нас, Кларисса?

– Я не могу сделать вид, что ничего не случилось. Думаю, нам лучше расстаться.

– Что? Я не согласен. Я люблю тебя и не отпущу. 

 

Глава 7.

 

Приближался торжественный день, день свадьбы. Все суетились. Эта суета помогла мне отвлечься. Прошло семь месяцев с того дня, когда я видела Дилана в последний раз. Воспоминания отзывались болью. Я прекрасно понимала, что сама оттолкнула его, он не хотел этого. Каря себя за это, я вновь и вновь возвращалась к нашему последнему разговору.

 

– А что насчет нас, Кларисса?

– Я не могу сделать вид, что ничего не случилось. Думаю, нам лучше расстаться.

– Что? Я не согласен. Я люблю тебя и не отпущу.

– Перестань Дилан. У нас нет будущего. Я не хочу страдать.

– Клянусь...

– Не надо, – спокойно перебила я его, – мы взрослые люди, так что давай вести себя по-взрослому.

Он долго молчал, хотя его взгляд говорил, молил. Так хочется убежать, скрыться от этих глаз.

– Я вижу, ты уже все для себя решила! Что ж, я дам тебе время остыть, принцесса. Подумай хорошо, отчего ты отказываешься. Не думаю, что найдется еще мужчина, который будет тебя любить, невзирая на твои недостатки.

Я отшатнулась как от пощечины. Обида и гнев – вот мои союзники на этот момент. Не думая о последствиях, я заявила ему:

– Знаешь, ты не единственный мужчина на Земле.

– Что есть претендент? – насмешливо спросил он.

– Да! – выкрикнула я ему в лицо.

– Что ж, позволь узнать кто он! – внешнее спокойствие Дилана постепенно таяло.

– Ты его знаешь. Это Рич Скотт, врач Франчески.

– Ты не посмеешь! – переходя на крик, заявил Дилан. – Рич не тот человек, который тебе нужен.

– Не кричи. Ты привлекаешь внимание, – попыталась успокоить разъяренного Дилана.

– Да мне плевать! Он тебе не пара. Рич поиграет с тобой и бросит.

– Чем он отличается от тебя? – слишком поздно я опомнилась, но что сделано, то сделано.

Ничего не говоря, он встал, расплатился и ушел. А я осталась сидеть, ловя на себе заинтересованные взгляды окружающих. Даже не помню, как добралась до дома, до такой степени мне было плохо.

 

В который раз меня вырвала из воспоминаний Джастин.

– Милая, так ты мне поможешь с цветами, или нет? – по ее виду было ясно, что она давно ждет моего ответа.

– Эм... Прости. Конечно! – растеряно ответила я.

Вот уже два месяца Джастин Уорок жила на два города. Она постоянно моталась из Нью-Йорка в Бостон, из Бостона в Нью-Йорк. В Нью-Йорке осталась работа, работала она в сфере логистики, а в Бостоне находилась подруга, которая решилась связать себя узами брака.

– Перестань о нем думать. Прошло уже полгода, как вы расстались. Пора перевернуть страницу и жить дальше, – ворчала она.

– Семь.

– Что «семь»?

– Семь месяцев, три дня, двенадцать часов и сорок три минуты, нет уже сорок четыре, – грустно вздохнув, пояснила я.

– Ты знаешь, это уже диагноз! Если ты так его любишь, то зачем рассталась с ним?

– Он мстил. Понимаешь, мстил! Что я должна была делать?

– Не знаю. Но знаю одно точно, перестань себя мучить. Скоро ты станешь тетей, не забыла?

Как же забыть?! Франческа была на восьмом месяце беременности. И она все жаловалась и жаловалась, что ей тяжело таскать свой живот, что она не видит своих ступней, что не может надеть свои любимые джинсы. Но единственное, что ее радовало, это то, что Эрик был рядом. Он не бросил ее. Он даже стал более внимательным, окружил ее заботой. И я была рада за сестру. Но с Эриком старалась не видеться. Он по-прежнему оказывал мне знаки внимания, я просто не могла это вынести. А что самое страшное, он напоминал мне о Дилане, и моя рана кровоточила с новой силой, каждый раз.

– Ты думаешь, это правильно, что я не сказала Франческе о мотивах Эрика и Дилана? – имя последнего далось мне с трудом.

– Думаю, что да! Представь ее состояние, узнав Франческа правду!

– Какую правду? – послышался у дверей голос моей сестры. Потихоньку перекатываясь с бока на бок, словно пингвин, она подошла к нам. – Так что я должна знать?

Мы замялись, не знали, что и ответить.

– Ну, я жду! – настаивала беременная женщина.

– Может, присядешь? – тут же спохватилась Джастин. – А то тебе тяжело!

– Ох! И не говори, – присев она продолжала. – Вы так и не ответили!

– Слушай, а ты точно беременна одним ребенком, а то тебя так раздуло, словно у тебя тройня будет? – пыталась сменить тему Джастин.

– Не хотите говорить, ну и ладно. Как там наша невеста? – кряхтя, спросила она.

– Вспомни себя, как ты себя чувствовала накануне свадьбы? – ответила я.

– Волновалась очень сильно. Кстати, видела на прошлой неделе Дилана, – с прищуром посмотрела на меня Франческа, оценивая мою реакцию.

– И как он? – я старалась внешне быть спокойной, но внутри бушевали эмоции. Значит, он снова в городе.

Три месяца назад он уехал в Шотландию, в Глазго, и вот он снова здесь.

– Нормально. Как я поняла... – замялась Франческа.

– Что ты поняла? – заинтересованно осведомилась Джастин.

– Ну, понимаешь, – обратилась сестра ко мне, – он сошелся с бывшей женой, Медлен.

Я почувствовала, как будто мир вокруг меня снова остановился. Они опять вместе.

– Я рада за него. Она красивая, и он ее так любил, да и любит, наверное, до сих пор, – с вымученной улыбкой ответила я, и продолжала заниматься цветами. Джастин и Франческа во все глаза уставились на меня.

– Нет, ты это серьезно? – в один голос спросили они.

– Да. И тема закрыта, – показав всем своим видом, что я не хочу об этом говорить. Поняв это, они сменили тему.

Так пролетели еще два дня суеты, и наконец-то наступил долгожданный день свадьбы.

Все приготовления были готовы. Церковь на окраине Бостона была украшена. Жених и невеста не хотели венчаться в центральной церкви, но и скромную церемонию они тоже не хотели. Именно поэтому ближайшие окрестности и сама церковь, что снаружи, что внутри были изобильно украшены.

Гостей тоже было немало. Родственники, друзья, коллеги. Даже жители этого квартала были приглашены. Для всех на улице перед церковью были накрыты шведские столы. Право, я не знаю, зачем это было сделано. Потому что, узнав об этом, здесь собрались, наверное, все бедняки Бостона. Но, ни жениха, ни невесту это не волновало. Они хотели, чтобы все знали, что сегодня за день. День, когда два любящих сердца, две родственные души соединятся узами брака.

И вот настал час венчания. Все были взволнованы, особенно жених. Сейчас он рисковал своей свободой, к которой привык. Но он осознанно шел на этот риск. Он боялся, как бы его невеста не передумала, ведь он так долго и упорно добивался ее.

Зазвучала музыка. Все взоры были обращены на вход в церковь. Кто-то не сдержал восхищенного возгласа. Как же была прекрасна невеста. Среднего роста, в белоснежном пышном платье. Рыжие волосы собраны в высокий пучок, а зеленые глаза скрывала вуаль. Рядом, держа под руку, стоял отец невесты, Фрэнк. Как он не хотел отдавать свою любимую дочь замуж, но, выслушав мои доводы, смирился.

Набрав побольше воздуха, невеста смотрела на жениха. Его белый фрак был как вторая кожа, а его улыбка сводила с ума.

Не выдержав затянувшейся паузы, я шепнула Фрэнку, что пора. И мы все дружно двинулись к алтарю. Я и Джастин шли позади невесты и ее отца, мы были подружками невесты.

Франческа и Эрик были среди гостей. Моя сестра не могла сдержать слезы. Боже, как же на нее действует беременность!

Подойдя к алтарю, Фрэнк передал свою дочь жениху, и они повернулись к священнику. Тот в свою очередь начал церемонию.

– Сегодня мы собрались здесь, чтобы засвидетельствовать, вступление в брак двух любящих людей.

Он говорил еще долго, о том, как прекрасен союз, заключенный в доме божьем, и многое и многое другое. И наконец, он перешел к самому главному.

 – Антонио, берешь ли ты Марису здесь присутствующую, в свои законные жены согласно церемонии нашей святой матери, католической церкви?

– Беру.

– Мариса, берешь ли ты Антонио здесь присутствующего, в свои законные мужья согласно церемонии нашей святой матери, католической церкви?

– Беру.

– А теперь обменяйтесь кольцами и клятвами, которые вы написали.

– Я, Антонио беру тебя, Марису, в свои жены, с этого момента в радости, в горе, в богатстве, в бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас, – надевая кольцо ей на палец, он продолжал. – Вместе с этим кольцом я тебя женю и клянусь тебе в моей верности.

– Я, Мариса беру тебя, Антонио, в свои мужья, с этого момента в радости, в горе, в богатстве, в бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас. Вместе с этим кольцом я тебя женю и клянусь тебе в моей верности.

И тут снова заговорил священник:

– Что ж, если кто-то знает причину, по которой эти двое не могут вступить в законный брак, пусть скажет сейчас или же замолчит навсегда.

Протестующих не оказалось.

– Объявляю вас мужем и женой, перед богом и людьми.

 

После церемонии, мы всей дружной компанией отправились праздновать в загородный дом Антонио.

Габариты дома позволяли разместить около двухсот приглашенных. Повсюду бегал обслуживающий персонал, потакая прихотям гостей.

Ближе к вечеру я почувствовала себя не хорошо. Поднявшись на второй этаж, в спальню для гостей, я прилегла на кровать, чтобы отдохнуть. Не знаю, может шампанское на меня так подействовало или нервное напряжение, но я задремала.

Мне снился волшебный сон. Я иду к алтарю в подвенечном платье. В церкви ни души, кроме священника и жениха. Я иду медленно, не торопясь. Мой взор обращен к жениху, к Дилану, моему Дилану. Он улыбается мне, протягивает навстречу руки. Я неосознанно шепчу его имя, а в ответ слышу: «Я лучше, чем он. Забудь его. Никто и никогда не будет любить тебя так, как я».

Резко проснувшись, я не смогла пошевелиться. Приглядевшись в темноте, я поняла, что меня придавил всем своим весом Эрик.

– Забудь его, – шепчет он. – Он не любит тебя.

– Пусти! – попытка выбраться из-под него не получилась.

– Забудь его, – повторяет он и целует меня.

Мои сопротивления только распаляли его сильней. Его напор становился сильнее, и я сдалась. Может, получив то, что он так желает, он оставит меня в покое. Вот примерно такие мысли крутились у меня в голове в данный момент.

Прекратив сопротивление, я смирно ждала его дальнейших действий. Он же в свою очередь продолжал хаотично целовать мое лицо, мою шею, переходя на область декольте. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он поднял голову. И тут он опешил, также как и я, от моего необъяснимого порыва. Я поцеловала его. Постепенно его замешательство прошло, и он стал отвечать мне еще жарче.

 

В это время в гостиной, где находилось большинство гостей, раздался женский крик. Это была Франческа. Джастин, что была неподалеку, подскочила к ней.

– Милая, что случилось?

– Эм..., я не знаю, – с ошарашенными глазами промямлила Франческа.

– Боже мой! Да у нее же воды отошли, – выкрикнул кто-то из гостей.

– Как воды? Мне еще рано рожать. Я только на восьмом месяце. Этого просто не может быть! – разволновалась она.

– Спокойно, все хорошо! – пыталась успокоить ее Джастин. – Вызовите кто-нибудь скорую.

В это время в гостиную вошли новобрачные.

– Что случилось? – поинтересовалась Мариса, заметив столпотворение.

– Что случилось, что случилось! Я рожаю, вот что случилось! – уже рыдая, ответила Франческа.

– Как рожаешь? – попытался выйти из ступора, спросив Антонио.

– Эээ... Мужчины!!! – взревела Джастин. – Как можно еще рожать, а?! Вызвали скорую?

– Да, – послышался ответ из толпы.

Подлетев к Франческе, Мариса начала ее уговаривать:

– Не смей рожать, тебе еще рано. Только не на моей свадьбе.

– Извини, ничего не могу с этим сделать, – ответила она, затем снова вскрикнула. – Найдите моего мужа.

– Нужно найти Эрика. Никто его не видел? – спросил Антонио. Все присутствующие покачали головой.

– Так, я пошла на поиски Эрика, а вы везите ее в больницу, а иначе она рожать здесь будет, не дождавшись скорой помощи, – как только Мариса это произнесла, в дверь позвонили. Кто-то побежал открывать. К всеобщему облегчению, это были врачи скорой помощи.

Когда Франческу клали на носилки, она кричала только одно: «Мариса, найди моего мужа и доставь его в больницу». С ней уехали Джастин и Антонио. А Мариса отравилась искать Эрика, ворча: «Чудная свадьба! Такое только со мной могло произойти».

 

В темной комнате, на первый взгляд пустой, были слышны шуршания, тяжелое дыхание и тихие стоны.

– Эрик, где ты? Эрик... – раздался в коридоре около комнаты голос Марисы. Мы замерли. Именно в таком положении и застала нас Мариса.

– ЧТО. ВЫ. ДЕЛАЕТЕ?

Мы, молча, полураздетые лежали, вернее, Эрик лежал на мне, и смотрели на нее.

– А ну слезь с нее! – попыталась она оттащить Эрика от меня. – У него жена рожает, а он тут развлекается.

И тут же ее гневный взгляд был обращен ко мне.

– А ты..., – обратилась Мариса ко мне, – от тебя я такого не ожидала.

Я первая пришла в себя, и стала поправлять сползший лиф платья.

– Ты сказала, что Франческа рожает? – спросила я.

– Да, – недовольно ответила она. – А ну поторапливайся в больницу, – прошипела Мариса Эрику. Тот в свою очередь, придя в себя, быстро оделся и вышел из комнаты.

– Мариса, я... – попыталась оправдаться. Она даже не взглянула на меня, пошла следом за Эриком. Я осталась одна.

 

Когда я приехала в больницу, Франческа еще не родила, а прошло уже три часа, как ее увезли.

Мне было стыдно смотреть Эрику в глаза, а особенно Марисе. Именно поэтому я так поздно приехала. По правде говоря, я думала отсидеться в комнате, если бы не Мариса.

 

– И долго ты здесь сидеть будешь? – зайдя в комнату, спросила она. – Я не понимаю, ты твердила мне, что Эрик тебя не интересует, что ты его терпеть не можешь, и что же я вижу! Ты в его объятиях, и знаешь милая, не против своей воли. Ну, чего ты молчишь, Клер? Я жду объяснений!

Я не знала, что ей ответить. Никогда ее такой не видела. Эта была другая Мариса, не моя подруга. Я могла, только потупив взор, молчать.

– Как же Франческа?

– Ты всегда хотела, чтобы я увела у нее Эрика! Вот, пожалуйста!

– Да, хотела, но это было раньше. Я не спорю, что недолюбливаю твою сестру...

– Недолюбливаешь, хех?!

– Да, недолюбливаю. Но существует женская солидарность. И в глубине души я не желала ей всего этого. Это так была бравада, колкости. Пойми милая, в эту минуту, твоя сестра рожает. И этот ребенок Эрика.

– Что мне делать? – зарыдала я.

– Ты любишь его? – обняв меня за плечи, спросила Мариса.

– Кого?

– Эрика.

– Я... я не знаю.

– А как же Дилан? Ты любишь Дилана? – спокойным голосом спросила она.

– Да. Я люблю Дилана, – твердо сквозь слезы заявила я.

– Но и к Эрику ты что-то испытываешь! – подытожила Мариса.

Немного подумав, я ответила:

– Да! Господи, как же я запуталась. Я такая порочная и развратная, – слезы потекли с новой силой.

В тишине мы просидели где-то с полчаса, и Мариса нарушала ее:

– Ты должна ехать, – как можно мягче сказала она.

– Но... но как я посмотрю ему в глаза?!

– Ничего, я же буду с тобой. Вот только с гостями попрощаюсь, и мы поедем.

Чмокнув меня в лоб и вытерев слезы, она ушла.

 

И вот, я в больнице. В родильном отделении, и мне стыдно, очень стыдно. Я не смотрю на Эрика, но слышу, что он с кем-то разговаривает по телефону. Все напряжены.

Еще прошло где-то с полчаса, двери в родильное отделение открылись, зашел человек. Подняв голову, я встретилась с серо-голубыми глазами, прожигающими меня насквозь.

 

Глава 8.

 

Я смотрела в эти серо-голубые глаза и отчетливо понимала, что я по ним соскучилась. В ответ они прожигали меня насквозь, как будто он знал, знал, что произошло три часа назад. Нет, не могу в это поверить, Эрик не мог ему рассказать.

– Спасибо, что приехал, Дилан, – обратился к нему Эрик.

– Не стоит благодарностей. Как Франческа? – спросил он, все, также смотря на меня.

– Еще не родила, – ответила Джастин. – Кстати, я Джастин. А вы, как я понимаю, Дилан?

– Да, Дилан Монтгомери.

– Очень приятно, – кокетливо произнесла Джастин.

– И мне.

Я сидела, смотрела на них и не знала, куда себя деть. Почувствовав руку на своем плече, я подняла голову и чуть не столкнулась лбом с Антонио.

– Не переживай, милая. Ты же у нас сильная. Встреть бой с гордо поднятой головой.

– Спасибо, – совсем тихо и искренне поблагодарила его. За время нашего знакомства у меня сложилось впечатление, что я знала его всю жизнь. Ни возраст, ни социальное положение, ничто не мешало нам. И уже в который раз он подбадривал меня. Вяло улыбнувшись, я перевела взгляд на двери родовой.

Поприветствовав всех, Дилан вместе с Эриком отошли в сторону. Не было слышно их разговора, но, судя потому какие взгляды они бросали в мою сторону, речь шла обо мне.

Как же меня трясло, я молила бога, чтобы Дилан ничего не узнал. Не выдержав эту пытку, я встала и направилась в туалет. Там я умылась холодной водой, чтобы остыть и успокоиться, естественно вся косметика потекла. Вскоре зашла Мариса, она предложила мне салфетку, чтобы подтереть потеки.

– Что, если он ему расскажет? – вытирая тушь, спросила я Марису.

– И что? Вы с Диланом не пара. Конечно, плохо, что Эрик муж твоей сестры. Дилана же это никаким боком не касается. Только Франческу, и только ее. Ну и вас, конечно, двоих.

– Но как мне с ним себя вести?

– Держись непринужденно. Ты сейчас переживаешь за сестру и малыша... Как это все-таки странно звучит. Буквально год назад вы готовы были глотки друг другу перегрызть, а теперь тишь да гладь.

– Я могу о тебе сказать то же самое.

– Да, но... Ладно, пошли, а то подумают, что ты прячешься.

Когда мы подошли к остальным, их состав, как и ожидалось, не изменился, только они передислоцировались. Эрик разговаривал с Антонио, Джастин очаровывала Дилана.

Спустя еще какое-то время, может час, может два, а может и все три, к нам вышел врач.

– Как все прошло, Рич? – спросил Эрик у своего давнего друга, Ричарда Скотта.

– Не волнуйся. Мать и ребенок стабильны. У тебя мальчик, поздравляю! – широко улыбнувшись, ответил Рич. И все вздохнули с облегчением.

– Но малыш родился недоношенным, я правильно понимаю? – спросил Антонио.

– Да. Поэтому он проведет какое-то время под наблюдением специалистов.

– Вы сказали, что он стабилен? – поинтересовалась я.

– На удивление, стабилен. Если честно, я готовился к худшему, но все обошлось.

– Вот и хорошо, – вставила слово Джастин и, кокетливо улыбнувшись Ричу, она спросила, – А можно нам их увидеть доктор?

– Конечно, – также улыбнувшись, ответил он ей.

 

Придя домой, я кое-как добралась до кровати и отрубилась. Проснулась оттого, что ненавистное мне на данный момент солнце, неумолимо светило мне в лицо. Поворчав и перевернувшись на другой бок, я вновь уснула. Но мое счастье было недолгим. В комнату, словно ураган, ворвалась взбудораженная Мариса.

– Проснись, соня! – пропела она, раздернув до конца шторы. – Просыпайся! – кричала она, при этом тормоша меня за бок.

– Отстань. Разве ты не должна сейчас лететь в самолете? Как же Сицилия? – пробормотала я осипшим голосом.

– Мы решили отложить поездку. А теперь вставай, а я пока приготовлю тебе завтрак, вернее обед.

– Лучше бы сейчас наслаждалась в уютной кроватке компанией Антонио, а не издевалась надо мной.

– А он здесь.

– Где здесь? – от удивления я аж села и увидела в дверях хитро улыбающегося Антонио.

– Доброе утро, соня! – проговорил он на итальянском.

Я лишь в ответ улыбнулась как идиотка и помахала ему рукой.

– Сейчас я приготовлю поесть, и мы поедем в сказочное место, – пропела Мариса. Явно ее настроение было выше 100 %.

– Готовкой займусь я, а ты лучше помоги ей, – небрежно Антонио указал на меня, – принять божеский вид, – широко улыбнувшись, сказал он и удалился на кухню.

– Он у меня просто прелесть, – гордо заявила она.

– Да-да. А я-то здесь причем?

– Ты вновь становишься злюкой!

– Я всегда была такой, – отмахнулась я. – Ты не ответила.

– Ты едешь с нами.

– Зачем?

– Потому что мы так хотим.

– Это не ответ, Мариса, – устало промямлила я и снова завалилась спать.

Спустя три часа, стоит ли говорить, что Марисе удалось меня поднять, я стояла с открытым ртом и выпученными глазами. Знаю, это не прилично, но как еще реагировать, когда предо мной красовалась шикарная двухпалубная яхта.

– Откуда?

– Свадебный подарок друга Антонио.

– Какие хорошие у тебя друзья! А главное – богатые!!! – лукаво улыбнулась я Антонио.

– Это его извинения за то, что не смог присутствовать на свадьбе, – пояснил он, проигнорировав мои слова.

– А ты умеешь с ней управляться? – меня так и тянуло спросить это.

– Да, – просто ответил он.

– Ого! – воскликнула я. – Да ты просто сокровище! Галантен, с хорошим чувством юмора, умеешь превосходно готовить, управляешь яхтой. Чего я еще о тебе не знаю?

– Еще я прекрасный бизнесмен и заядлый рыбак, а также пилот, – без тени скромности добавил он.

– Ах, Мариса, я тебе завидую.

После осмотра яхты они завезли меня в больницу к сестре.

– Передавай ей привет! – крикнула на прощание Мариса.

Вздохнув, я с тяжелым сердцем направилась к палате.

Когда я вышла из лифта и повернула за угол к палате, я замерла на месте. Напротив двери сидел Дилан.

Подумав, что было бы хорошо улизнуть незамеченной, я поспешила реализовать мой план в жизнь. Развернувшись, я натолкнулась на медсестру и упала на пол.

– Кларисса!

Ну почему я такая невезучая?! Поднявшись и отряхнувшись, я повернулась к нему лицом. Он стоял в метрах полтора от меня, явно намереваясь помочь мне встать.

– Привет! – мило улыбнулась.

– Привет! Ты в порядке? – озабоченно спросил он.

– В полном.

– Ты к сестре? У нее сейчас Эрик. Пускают только по одному.

– Понятно. Спасибо, что предупредил.

– Да, не за что. Ты же знаешь, я всегда к твоим услугам.

Воцарилась давящая тишина. Никто из нас не знал, что сказать.

– Может, сядем? – спросил Дилан.

– Хорошая мысль.

Поначалу мы сидели и тоже молчали, и тут я набралась смелости и заговорила первая.

– Как у тебя дела?

– Нормально.

– Слышала, вы снова вместе с Медлен.

– Да, – сухо ответил он. – А как у тебя дела?

– Лучше не бывает. Нашла работу в местной газете. Я теперь младший помощник главного редактора.

– Рад за тебя.

– Спасибо.

– А на любовном фронте? – с грустной улыбкой спросил он, и я поежилась. А если он знает о моем вчерашнем безумном поступке? Что же делать?

– Пока ничего определенного.

– А Эрик сказал, что ты крутишь с кем-то роман. Надеюсь, это не Рич? Помнится, ты говорила о нем, – понурив голову, он замолчал.

Вот скажите мне, зачем он напомнил. Он что специально ворошит старую рану? Ну что ж, сам напросился!

– Нет, это не он.

– Это очень хорошо. Но тогда кто же позарился на тебя?

– Ты так говоришь, как будто я прокаженная и мной не могут увлечься, – обиженно воскликнула я.

– Прости-прости, – тихо рассмеялся он. – Но все же!

– Ты его все равно не знаешь.

– Но у него есть имя?

– Никак не пойму, зачем тебе это знать? – настороженно спросила.

Помолчав, он ответил:

– Просто, хочу посмотреть на того мужчину, который сделает тебя счастливой. Разве это плохо? – его слова звучали искренне.

Удивленная его ответом, я задумалась. А стоит ли сейчас ему врать? Может, лучше будет сказать правду, что я до сих пор одна, что люблю его, как и прежде? Но вчерашняя ошибка ставила на этом жирный крест. Поэтому я решила солгать.

– Бен Уорон.

– Что? – удивленно посмотрел он на меня.

– Его зовут Бен Уорон. Он брат Джастин. Ты же хотел знать, кто тот мужчина.

– Ты счастлива?

– Да, – снова солгала я.

– Тогда ответь мне на один вопрос, Кларисса.

Я напряглась.

– Если ты с ним счастлива, то зачем бросилась в объятия Эрика?

Я побледнела. Этого не может быть? Он знает! Эрик не мог так со мной поступить! За что? Зачем он ему рассказал?

Меня охватила паника. А если узнает Франческа, что тогда будет?

– Я жду! Ну же Кларисса, ответь. Или теряешься в догадках, откуда мне это известно? Я тебя просветлю. Эрик сам рассказал мне сегодня утром. Сначала я ему не поверил, но твоя реакция подтверждает его слова. Скажи хоть что-нибудь!

– Мне жаль.

– Жаль?

– Да жаль. Но это моя жизнь. И она тебя никак не касается.

– Ладно, согласен, что сейчас это меня не касается, но ты подумала о своей сестре?

На глазах навернулись слезы, я всеми силами пыталась их сдержать, но у меня это плохо получалось. И я не выдержала, закрыла лицо руками и заплакала.

Минут через десять, когда я немного успокоилась, не без помощи Дилана, из палаты вышел Эрик. Подняв голову, я встретилась с ним взглядом. Он напрягся.

– Ты плакала? – спросил он.

Проигнорировав его вопрос, я спросила:

– Ты сказал ей о случившемся между нами?

– Нет.

– Что ж, это хорошо. А теперь извините, я пойду к сестре, – и я зашла в палату.

– Вы уже, как я вижу, поговорили?

– Да, – ответил Дилан.

– И что ты намерен делать?

– А что я должен делать, Эрик? – гневно спросил Дилан. – Может, придушить ее? Ты сам хорош, друг называется. Скажи спасибо, что я не набил тебе морду. Ты ведь прекрасно знаешь, что я до сих пор люблю ее, а ты подложил мне такую свинью.

– Ты вправе злиться, но у моего поступка есть оправдание, – спокойно сказал Эрик.

– Да? И какое же? – не меняя тона, спросил Дилан.

– Я люблю ее.

Дилан молча, уставился на него.

– Не смотри на меня так. Да, я люблю ее. Сначала это была симпатия, но она переросла в любовь.

– Ты... шутишь?

– Нет, – серьезно ответил он.

– А Франческа и малыш?

– Я не брошу сына, но с Франческой разведусь. Я хочу быть с Клер, и только с ней.

– Вас послушать, так просто ваша жизнь – это мыльная опера.

Мужчины посмотрели в сторону говорившего. Прислонившись к углу, в расслабленной позе стоял Рич Скотт, врач Франчески.

– И давно ты тут стоишь? – мрачно спросил Дилан.

– Давно, – беззаботно ответил он.

– И ты все слышал? – на этот раз также мрачно спросил Эрик.

– Да, слышал. Не поделили женщину? Бывает. Но будет разумно, не терять при этом дружбы.

– И это говоришь нам ты? Заядлый ловелас, которому наплевать на узы дружбы, – иронично спросил Эрик.

– Именно, – улыбнулся Рич.

– Как мой сын? – сменил тему Эрик.

– Хорошо. Но пока еще рано отдавать его матери. Прошло мало времени.

– Понимаю.

 

В это время в палате.

Я уже приняла решение рассказать всю правду Франческе. Пусть лучше узнает от меня.

– Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо. Только постоянно спать хочется. Рич говорит, что это из-за лекарства. Видела моего мальчика? Он просто прелесть, – восхищенно сказала она, – ты чего такая грустная? Ты плакала?

– Франческа, нам нужно поговорить. Это очень серьезно. Возможно, что после этого разговора ты меня возненавидишь. Но я так не могу.

– Что случилось? – насторожено спросила она.

– Понимаешь, в тот момент, когда тебя увозили в больницу,... я была с Эриком.

– И?

– Ну... – замешкалась я.

– Не тяни, – серьезным тоном попросила она.

– Мы собирались переспать, – наблюдая за ее реакцией, мне стало еще хуже. Побледнев, она долго молчала, переваривая сказанное мной. А я ждала ее приговора.

– И вам это удалось? – с трудом спросила она.

– Нет.

– И что же вам помешало?

– Мариса.

– Ясно.

После очередного молчания, она спросила:

– Ты..., что ты к нему испытываешь?

– Не знаю.

– Ясно. Ты жалеешь, что вас остановили?

– Нет, – твердо заявила я.

– Рано или поздно, это должно было произойти.

– О чем ты? – не поняла я.

– Неужели ты думаешь, что я слепая? Я видела, как он на тебя смотрел, его отношение к тебе. Он любит тебя, Клер. Я точно это знаю.

Ее признание повергло меня в шок.

– Но, если ты знала, то почему не ушла от него?

– Я люблю его. И ждала ребенка. Его ребенка. Как я могла уйти от него. И сейчас, если он попросит развод, я его не дам. Я не переживу расставания с ним. Понимаешь?

– Да, – кривя душой, ответила я.

Как я могла ее понять? Я сама бросила человека, которого любила и до сих пор люблю. Потому что он мстил. Мстил мне, моей семье. Но если подумать, то Франческа сильней меня. Она в любом случае не хочет отказываться от своей любви. Она делает то, что не смогла сделать я.

– Как молодая мама себя чувствует?

Я вздрогнула и посмотрела на вошедшего Рича.

– Прекрасно! – улыбаясь, ответила она. – Но мне хотелось бы снова увидеть моего мальчика.

– Чуть попозже, хорошо?

– Хорошо!

Я посмотрела на сестру. На ее лице не было и тени печали. Она оказалась превосходной актрисой.

 

Глава 9.

 

Выйдя из палаты, я наткнулась на вопросительные взгляды Дилана и Эрика. Видимо, мое душевное состояние отобразилось на лице.

– Что случилось? – подскочив на ноги, спросил Эрик, Дилан же так и остался сидеть, молча глядя на меня.

– Ничего, – пожав плечами для пущей убедительности, ответила я. Мне не очень хотелось рассказывать о разговоре с Франческой.

Постояв еще недолго, я направилась к лифту, бросив на прощание небрежное «Пока».

Поначалу мне хотелось отправиться домой... А что я найду дома? Четыре стены? Нет уж, я лучше пройдусь. Может быть и мысли прояснятся.

Гуляя по городу, ближе к вечеру я забрела в небольшой парк. Присев на скамейку, уже в которой раз я задумалась о правильности моего порыва рассказать все сестре.

Постепенно солнце скрылось за горизонтом, и на парк опустились сумерки. Парк потихоньку пустел, и все окутывала блаженная тишина. Но ничего не бывает вечным, даже эта умиротворяющая тишина. Следом за вибрацией моего телефона в кармане зазвучала песня «Cris Issak – Wicked Game». Недолго думая, я ответила:

– Алло?

– Ты где?

– Эээ...

– Что значит твое «эээ»? Ты не слышала вопрос? Где ты?

– В парке, – на автомате ответила я. Не люблю, когда на меня таким напором давят.

– В каком парке?

– А тебе не кажется, что слишком много вопросов, Эрик?

– Я за тобой приеду. Где именно ты находишься? – проигнорировав мою колкость, продолжил он свой допрос. – Ну? Чего молчишь?

– Какая разница? И вообще, что тебе нужно?

– Поговорить.

– А мы что сейчас делаем, разве не разговариваем? – съязвила я.

После пятиминутной перепалки я все-таки сдалась и сказала свое местонахождение. Минут через пятнадцать-двадцать он подъехал.

Интересно, он гнал на всей скорости, потому что оттого района, где они живут, и где находится больница, этого времени недостаточно. Либо он уже искал меня и заезжал ко мне домой.

– Садись в машину! – в приказном тоне сказал он. Эрик явно был зол.

Сев в машину и пристегнувшись, я покосилась на него.

– Вроде бы ты хотел поговорить!

– Да, хотел, – злобно ответил он.

– Смени тон и сделай лицо попроще, и выкладывай, – решила пошутить я. Видно зря. Он молчал. Лишь только когда мы отъехали на приличное расстояние от парка, как будто боясь быть услышанным, Эрик спросил:

– Ты рассказала Франческе о нас, я прав?

– Да, – потупив взгляд, ответила я, при этом, спохватившись, добавила. – Нет никаких нас,  и это была ошибка. Дилан... ой!

Свирепый взгляд Эрика заставил меня вжаться в сидение. Он остановил машину.

– Ты постоянно думаешь о нем! Это плохо. Пойми, что ты ему не нужна. Если бы он хотел тебя также как я, то не сошелся бы с бывшей.

– Но я люблю его, – чуть слышно прошептала я.

– А он тебя нет! – мрачнея с каждым словом, настаивал Эрик.

– Извини, но... ничего не получится. У тебя жена и сын. Я не могу разбить семью, Эрик.

– Некоторое время назад тебя это не волновало. Уже забыла, как ты стонала в моих объятиях?

– Это было помутнение рассудка.

– Помутнение рассудка? – его бровь изогнулась в удивлении.

– Именно. И если бы ты меня не преследовал, не мучил меня, то я...

С каждым моим словом его лицо становилось все жестче и жестче.

– Что ты? – сквозь зубы спросил он.

– То я..., – вздохнув, – ... то я не решила бы дать тебе то, чего ты так добивался.

Тишина затягивалась, видимо он переваривал информацию. А после его голос прозвучал как раскат грома:

– То есть, ты решила со мной переспать в надежде, что я отстану. Ха-ха-ха. Еще никогда не видел такой ГЛУПОЙ женщины, – противно рассмеялся он.

Глядя на него сейчас, я никак не могла понять, куда делась его красота. Рядом со мной сидел незнакомец, чьи черты были искажены гневом, яростью, злобой. От него исходила опасность. Я чувствовала это.

– Эрик, отвези меня домой, пожалуйста.

– Домой? Ладно, – хоть его голос и стал спокойным, но его лицо и эта аура опасности не изменились.

Когда он довез меня до дома, я даже не предложила зайти, лишь коротко попрощалась. Только зайдя в подъезд, я почувствовала облегчение. Чувство опасности ушло. Посмотрев в окно, машины Эрика я уже не увидела. «Вот и хорошо!» – промелькнула мысль. Ни о чем больше не думая, я поднялась на свой этаж и застыла в изумлении.

– Что ты здесь делаешь? – немного заикаясь, спросила я.

– Нужно поговорить!

Черт возьми! За что мне это? Сначала один, теперь другой.

– О чем?

– Может, зайдем в квартиру и спокойно поговорим?

– Хорошо.

Порывшись в сумке в поиске ключей и открыв квартиру, я пропустила Дилана вперед. Пройдя к дивану и бросив на него сумку, я повернулась к нему.

– Проходи, чего стоишь в дверях.

– Ты очень любезна.

– Присаживайся. Выпьешь что-нибудь?

– Нет, спасибо. В другой раз.

Выпив стакан воды и успокоившись, я вернулась из кухни к Дилану.

– Выкладывай, о чем ты хотел поговорить!

– Присядь, пожалуйста.

Сев в кресло, я вновь ощутила волнение. Нет, все-таки я стоя чувствовала себя увереннее. Может, это потому что так я была выше него?

– Итак? – начала я.

– Я долго думал, и пришел к одному решению...

– И какому?

– Не перебивай, пожалуйста.

– Молчу-молчу.

– Эм... роди мне ребенка, – серьезным тоном сказал он.

– ЧЕГО? – я выпучила глаза.

И снова долгая пауза, после которой я попыталась уточнить. Вдруг я ослышалась. Лучше бы я этого не делала.

– Ты... ты хочешь, чтобы я р... р...

– Родила мне ребенка? – я кивнула. – Да, хочу.

– Почему я?

– А почему нет? У нас будет красивый ребенок. Ты так не считаешь?

О, да! Именно так я и считала. Пока ты меня не обманул. И что мне делать? Согласиться? И тогда у меня будет «маленький Дилан». Как же я этого хочу.

– Так ты согласна? – его голос вывел меня из раздумий.

– Да, – даже не задумываясь, ответила я. Видно этим удивив его.

– Может, подумаешь сначала?!

– Я согласна.

 

Прошло около двух недель, как мы с Диланом стали встречаться. Эта идея была безумна с самого начала, но также как и желанна. На тот момент я еще не понимала, во что ввязалась.

Надеюсь, что Эрик отстанет от меня, когда Франческу с сыном выпишут. Они будут рядом с ним, и ему трудно будет бесцеремонно вторгаться в мою жизнь. Для них начался новый этап семейной жизни. Ребенок – это большая ответственность, которая требует максимального внимания и участия.

Знаете, иногда мне кажется, что Эрик знает о нас с Диланом. А может это мое больное воображение? Потому что мы четко оговорили условия «сделки», и одно из них, что ни одна живая душа не должна знать о нас.

 

Шло время, Мариса с Антонио все-таки укатили в свадебное путешествие. Кое-как их выпроводила. Сестру с сыном выписали, молодой папаша, то есть Эрик, был на седьмом небе от счастья. А я никак не могла забеременеть. И почему ничего не получается? Неужели что-то со мной не так?

Как-то на ужине в честь крестин моего племянника, на котором собралось немало знакомых и незнакомых людей, я узнала «страшную» тайну.

– Так почему вы назвали малыша Джеком? – попивая шампанское, спросила Джастин. Не только для нее это было загадкой.

– Не просто Джек, а Джек Уильям Морган, – поправила подругу Франческа.

– И в честь кого вы так его назвали? Не лучше ли было воспользоваться моим вариантом? – промямлила Виктория.

Виктория Монтгомери приходилась младшей сестрой Дилану. И в детстве, как она уже успела рассказать, была безумно влюблена в Эрика, но щемящее чувство прошло, впрочем, как и годы. Милая девушка, не старше меня. Хотя я знала о ней понаслышке от Дилана. Она производила хорошее впечатление.

– Алекс – очень милое имя. Александр, – величественно произнесла Джастин. Они с Викторией подружились сразу, как только заговорили друг с другом. Две родственные души. Такое бывает!

– Только не Алекс, – взревела сестра. – Такая банальщина!

– А Джек не банальщина. У нас полстраны так зовут, если не больше.

Франческа проигнорировала едкое замечание.

– Так все-таки, почему Джек Уильям Морган?

– Все очень просто, – ответил Эрик. – Кое-кто фанатеет от Джонни Деппа и фильмов «Пираты Карибского моря».

– Чего ты на меня смотришь, милый?! Ты же не захотел назвать его Джонни! Поэтому пусть будет так. Джек – от Джека Воробья. Ах, Джонни Депп, какой мужчина... А Уильям – от Уилла Тернера, всем известного Леголаса из «Властелина колец», он же красавчик Орландо Блум.

После этого «объяснения» все расхохотались. Только Франческа сделала серьезное лицо, которое говорило, что мы все идиоты.

– Безумнее мамаши и не придумаешь, – кто-то сквозь смех беззлобно сказал.

Задетая этим замечанием, Франческа воскликнула:

– Вот увидите, мой мальчик еще станет великим актером.

Никто не воспринял ее слова всерьез, а зря.

 

После ужина Джастин попросилась на ночевку ко мне. Как я могла ей отказать? Правда, это нарушило мои планы относительно этой ночи. Но Дилан воспринял ситуацию как рассудительный взрослый человек. Похоже, не судьба мне провести эту ночь в его объятиях.

– Похоже, Эрик отстал от тебя! – заявила Джастин, когда мы зашли в квартиру. Если честно, у меня челюсть отпала оттого заявления.

– О чем ты?

– Да, ладно. Франческа мне все рассказала о его пагубном пристрастии к тебе. И я не слепая, и вижу, как он на тебя смотрит. Только не могу понять одного.

– Что же?

– Почему ты мне ничего не рассказала! Мариса знает?

– Да. Она застала нас, и этим спасла. Если бы я с ним переспала, то совершила бы самую большую ошибку в своей жизни. Поначалу, он меня раздражал, потом я поняла, что он мне нравится, а теперь я его боюсь.

– Я думаю, что все это закончилось. Теперь у него иные заботы, нежели затащить тебя в постель.

– Ты так думаешь? – в моем голосе слышалась надежда, что это правда. Вновь оказавшись в объятиях Дилана, я поняла, что Эрик для меня ничего серьезного не значит. Что мне нужен только один мужчина. И этот мужчина Дилан Монтгомери.

– Да. Вспомнила! Кстати, приютишь моего братика?

– Бен приезжает? Когда? – во мне сразу загорелась радость. Бен Уорон – мой друг и бывший любовник.

– Послезавтра, я уже уеду. Ты не волнуйся, я ему наказала, чтобы он к тебе не приставал.

– Спасибо. Ты ТАК обо мне заботишься, – съязвила я.

– Но! Если ты, – она сделала акцент на «ты», – вновь разобьешь ему сердце. Клянусь, я вас поженю! – угрожающе предупредила она.

– Хорошо-хорошо! – нервно согласилась я, и для пущей уверенности улыбнулась как чеширский кот.

 

Проснувшись рано утро и проводив Джастин до такси, я стала собираться на работу. Ехать было нужно минут сорок, а времени еще было предостаточно. Мои мысли были заняты снова Диланом, как и всегда в последнее время.

Мне никак не давало покоя то, что он официально живет с Медлен. Значит, я считаюсь любовницей? Нет, я не любовница, а деловой партнер. Как ему, так и мне нужен ребенок. И когда это возникло желание стать матерью? Знаю, когда он предложил мне.

Если представить ситуацию, что я удачно родила ребенка Дилана, именно его ребенка. Что дальше? Как дальше будут строиться наши отношения? Уйдет ли он от бывшей? Или же заберет... Нет, я такого не допущу. Я должна узнать, почему он мне предложил стать матерью его ребенка. А может быть, Медлен бесплодна? Хватит, думать об этом. Он хочет от меня ребенка только потому, что я – это я. Я знаю. Уверена в этом.

Но месть... А если он мстит снова? Так соберись Клер, пора на работу. Ох, и тяжелый денек ожидается.

Я не ошиблась. Сегодня был очень тяжелый день. Но я не смогла устоять перед Диланом, который приехал ко мне ближе к ночи. Как только он вошел в квартиру, между нами все заискрилось. И мы предались губительной страсти, которая сжигала нас изнутри.

Близился рассвет, мы не спали. Я положила голову к нему на грудь, слушала, как постепенно успокаивается стук его сердца.

– Дилан?

– Что такое? – поцеловав меня в макушку, откликнулся он.

– Что будет дальше?

– В смысле?

Я чувствовала, что он напрягся.

– Когда я рожу ребенка. Что будет дальше? Мы не говорили об этом, – я подняла голову, чтобы видеть его лицо. Оно было как каменное. И у меня заныло сердце.

– Там решим. Сначала нам нужно постараться, – в его словах был холод.

Сев, я повернулась к нему спиной.

– Ты его заберешь, да? – подавляя слезы, спросила я. Он молчал. – Я права? – мои нервы натянулись еще сильнее от его молчания.

– Возможно.

Этого ответа я и боялась. Он мстит. Почувствовав его теплую ладонь на спине, я кое-как выдавила из себя:

– Похоже тебе пора, скоро рассвет.

Поцеловав меня в плечо, он встал с кровати и начал одеваться.

– Я приду сегодня.

– Не получится. Сегодня приезжает Бен, он остановится у меня.

– Бен? Это еще кто? – бесцветным голосом спросил он.

– Бен Уорон. Я тебе о нем говорила.

– Якобы твой парень, – съязвил Дилан. Эта колкость меня задела.

– Не якобы. Я его очень сильно люблю.

– Хватит, врать. Нет никакого Бена Уорона, – наклонившись, шепнул он мне в губы, а потом поцеловал. Одевшись и улыбнувшись на прощание, он ушел. И ушел навсегда из моей жизни.

 

Глава 10.

 

На работе мой начальник, Питер, сокрушался:

– Клер, ты что-то не то съела сегодня? У тебя все из рук валится. Проснись уже!

– Прости. Сама себе удивляюсь, – пыталась оправдаться. Как же было противно на душе, но мое состояние не должно влиять на работу. Нужно собраться.

– Знаешь, что? Иди-ка ты домой. Такая мне помощница не нужна, – не унимался Питер. – Отдохни. А завтра с новыми силами на любимую работу, – подмигнул он мне.

Настояв на том, что я в состоянии работать и никуда не пойду, пока работа не будет сделана, я осталась. Но в обед Питер снова взялся за свое.

– Так, либо ты мне подчинишься, либо получишь выговор. Решай? С тобой сегодня работать невозможно. Ты не можешь сосредоточиться. А в нашем деле сосредоточенность играет важную роль. Поэтому, отправляйся-ка ты домой и отдохни хорошенько. Даже можешь взять несколько дней отгула.

– А как же работа?

– Никуда она не денется. Вперед.

Позволив себя уговорить, я отправилась домой. Хотя мне этого очень не хотелось делать. Все там мне напоминало о Дилане.

 

Около пяти вечера раздался звонок в дверь. Оторвавшись от готовки, я помчалась к двери. Когда я ее открыла, предо мной предстал Бен.

– Привет, красавица! Чего стоишь? Лучше впусти, а то у тебя что-то шипит.

– Шипит? Ой, у меня же мясо жарится. Заходи-заходи. Чувствуй себя как дома.

– Ага, и не забывай, что ты в гостях, – не успев зайти, уже вовсю веселился Бен.

Подлетев к плите, я помешала мясо и подскочила на месте, когда над ухом услышала голос Бена.

– Так-так, ты и готовишь! Это для меня? Я тронут до глубины души.

– Чего пугаешь? – оттолкнула я его легонько и пригрозила лопаткой. – А ну, веди себя хорошо, а то старшей сестре позвоню, пожалуюсь.

– Понял, не дурак.

Когда с едой было покончено, мы уселись на диван, попивая красное сухое вино, которое удачно захватил с собой Бен.

– Рассказывай, как ты! Чем живешь, чем дышишь?

– Лучшая защита это нападение, и ты это подтверждаешь, дорогая.

– Перестань. Мы не виделись с тобой года два.

– Три года, если быть точным. Работа, дом, работа, дом... Круговорот жизни.

– Девушка? Вот в жизни не поверю, что ты один!

– От тебя ничего не скроешь. Есть одна девушка, соседка. Правда, она замужем и у нее собака... Но мы хорошо проводим вместе время.

– То есть, вы спите?

– Да.

– А ее муж?

– Знаешь, для нее собака важнее, чем благоверный. Он спит со своей секретаршей. Их такая жизнь устраивает... И меня тоже.

Я сидела и не могла поверить своим ушам. Что я слышу? Бен – образцовый мужчина, джентльмен, наконец, принц из сказки. И он вытворяет такое?!

– Я вижу, что ты в шоке! Люди меняются, красавица. И ты изменилась.

– И как же я изменилась?

– Глаза. Твои глаза стали  грустными. Видимо, ты все-таки встретила того, единственного мужчину.

– Встретила.

– Так почему ты так грустна?

– Длинная история.

– У нас весь вечер и ночь впереди, рассказывай. Я же твой друг! Даже когда-то был не просто другом... Ох, былые деньки.

– Хватит, ты меня смущаешь, – покраснев, нервно захихикала я. Будто мне снова шестнадцать, снова дом в спальном районе Нью-Йорка, снова комната Бена, снова узкая скрипучая кровать, и снова я в его объятиях.  Чувствуя, что краснею еще больше, я завертела головой, чтобы отогнать воспоминания лихой юности.

– О! Я вижу, что не только я предался воспоминаниям.

– Хватит.

– Может, повторим, – пододвинувшись ко мне, прошептал он.

Я не знаю, что случилось. Но я почувствовала, что меня к нему тянет, что я хочу его поцеловать. Но раздался звонок в дверь, и я напряглась.

– Ты кого-то ждешь? – тем же шепотом спросил Бен.

– Нет, – ответила я, и тут же меня пронзила догадка. Это мог быть только он.

Звонок повторился, он стал настойчивей.

– Может, откроешь?!

– Да, конечно. Извини, я мигом.

Даже не посмотрев в глазок, я знала, кто там, открыла дверь. На пороге стоял Дилан с букетом красных роз. Улыбнувшись, он спросил:

– Чего так долго? Я уже подумал, а не прячешь ли ты от меня любовника! –  его шутка явно не удалась.

– Нет, Клер не прячет своих любовников. Она привыкла, чтобы ими любовались, – послышался из-за моей спины голос Бена.

Посмотрев поверх моей головы в комнату и обогнув меня, Дилан зашел вовнутрь.

– А ты собственно и есть любовник?

– Я – нет. Скорее, я возлюбленный.

– Что? – я видела, как спина Дилана напряглась, и мне стало страшно. – И как же тебя зовут «возлюбленный»?

– Бен, – он встал с дивана, – Бен Уорон.

Дилан посмотрел на меня. Я сглотнула.

– Ха! А я думал, что ты плод фантазии моей женщины.

– Как видишь, я из плоти и крови. А кто ты?

– Сейчас узнаешь, – и Дилан бросился на Бена. Началась драка.

Для меня время замедлило ход. Я стояла столбом, пока в меня не прилетел букет цветов, который принес Дилан. От неожиданности я пошатнулась и упала на пол. А драка продолжалась. Они кружились как два льва. Билась посуда, ломалась мебель. А я сидела и плакала.

Вскоре на шум сбежались соседи и с горем пополам растащили драчунов. Даже, кому-то прилетело от Дилана. Никогда бы не подумала, что он может быть таким, ... таким страшным. Проскрипев зубами, он позвал меня:

– К.л.а.р.и.с.с.а!

– Уходи, – шепотом сказала я.

– Что?

– Уйди, пожалуйста, – все так же шепотом повторила я.

Ничего не ответив, он выскользнул из хватки соседей, ушел. Так я вновь потеряла его.

Убедившись, что все закончилось, разошлись и соседи. Бен не подходил ко мне, он стоял и смотрел на меня.

– Это он?

– Да, – уже более нормальным голосом ответила я.

– Ясно. А он сильный противник, – потрогав распухшую скулу, усмехнулся он. – Любишь его?

– Да.

– Я ему даже завидую.

– Что? Почему?

– Потому что ты его любишь

– Но я и тебя люблю.

– Да, я знаю, но не так как мне бы этого хотелось.

– Прости.

– Глупая, – подойдя ко мне и присев, он обнял меня. И я разрыдалась ему в плечо.

 

Шесть месяцев спустя. Нью-Йорк.

 

– Милая, мы опаздываем. Собирайся быстрее.

– Ну, извини, мне тяжеловато, – из-за того, что меня торопили, я никак не могла попасть в рукав пиджака.

– Если пропущу открытие выставки, Антонио меня убьет, – жалобно заскулила Мариса.

– И меня заодно, – продолжая воевать с пиджаком, подытожила я.

– Он таких толстух не трогает.

– Это я-то толстуха? А ты попробуй на седьмом месяце беременности не растолстеть, – меня уже прилично достали ее едкие замечания по поводу моей беременности.

– Хватит, – фыркнула Мариса. – Бен, хоть ты ее поторопи.

– Спокойней подруга. Вот когда ты в ее положении будешь, то тоже капризничать начнешь.

Мариса замолчала.

С горем пополам, но мы все-таки успели на открытие выставки. Меня сопровождал Бен.

После моего побега из Бостона полгода назад он постоянно был рядом. Даже изъявил желание жениться на мне, когда обнаружилась моя беременность. Но я не могла выйти за него замуж, просто не хотела ломать его жизнь. И, похоже, он смирился с ролью лучшего друга.

После презентации выставки организаторы устроили банкет, на котором мне пришлось присутствовать с большой неохотой.

– Когда ты узнаешь пол ребенка? – начала с любимой темы Мариса. Она просто до безумия хотела знать, кто у меня будет. Так же ее волновал вопрос, кто отец. Она склонялась то к одной, то к другой кандидатуре. Даже пыталась узнать у Бена, но он молчал.

– Я уже говорила, что не намерена его узнавать. Пусть будет сюрприз.

– А мне кажется, будет девочка, – заявил Антонио.

Мы втроем посмотрели на него. И он поспешил объяснить:

– Чутье.

– А по мне лучше бы мальчик. С девочками столько мороки. Косички, платежки, куклы. Эх, мальчишки лучше.

– Тогда почему бы тебе ни подарить Антонио сына? – подстегнул Бен мою подругу.

– Я был бы очень счастлив. Но, увы, у моей жены только работа на уме, никаких детей, – с наигранной горечью проговорил Антонио.

– В следующем году, обещаю, – обнадеживающе заверила Мариса.

– Буду ждать.

– А мы-то как будем ждать! – хором воскликнули мы с Беном. Мариса покосилась на нас и рассмеялась.

 

Вернувшись домой, я устала до такой степени, что Бену пришлось нести меня до кровати. Он приютил меня. Но с соседкой не перестал встречаться. Правда, теперь им приходилось искать другие места для свиданий. Им это даже нравилось, придавало пикантности.

Эту ночь, как часто бывало, я спала плохо. Мне вновь снился кошмар.

Проснувшись посреди ночи в холодном поту, я села. Не знаю зачем, но я стала вспоминать сон. И к своему ужасу поняла, что это был не сон, а отрывок из прошлого.

 

Проснувшись рано утром и вспомнив драку вчера вечером, я застонала. Как до такого могло дойти? Дилан был неадекватен. Он внушал страх. И Бен тоже хорош, подлил масло в огонь. Что же с этим делать? Боюсь, я потеряла его навсегда.

– Проснулась? – услышала я из-за двери сонный голос Бена.

– Да, – какой-то вялый у меня получился ответ.

– Тогда собирайся. Я приготовил завтрак. Ты же не забыла, что тебе на работу?

Точно, нужно на работу. Как же не хочется.

– Хорошо...

Приведя себя в порядок и позавтракав, я уже хотела выходить из квартиры, как вдруг меня затошнило. Я рванула в туалет. Меня рвало, очень сильно рвало. На шум подошел Бен, и, увидев меня склоненную над унитазом, испугался.

– Что... что случилось? Тебя рвет? Черт, нужно врача вызвать, – в истерической панике заверещал он. – Но сначала я позвоню к тебе на работу и предупрежу, что тебя не будет.

И не дождавшись моего ответа, он побежал звонить.

Немного оклемавшись, я побрела к себе в комнату, где и застал меня Бен.

– Слушай, – как курица-наседка, кружил он надо мной, – может, ты отравилась? Вроде, все свежее было! Подожди, я вызову скорую.

– Стой, – кое-как выдавила я из себя слова.

– Ты права, лучше самим поехать. А то скорая пока доедет...

С этим я с ним согласилась. Собравшись и взяв с собой бумажные пакеты, мы поехали в больницу.

Всю дорогу меня терзали сомнения, что я отравилась завтраком, а что если я... Нет, быть такого не может. Раньше не получалось, а сейчас раз и получилось. Этого я не переживу. Но если мои опасения подтвердятся, то что мне делать?

Уже в больнице, когда у меня брали анализы, я приняла решение. Не важно, если результат будет отрицательный, я должна, нет, обязана уехать.

Не дожидаясь результатов, я стала собирать вещи. Бен положительно отреагировал на мое решение. Осталось сообщить его сестре и моей подруге.

 

За шесть долгих месяцев многое произошло. Франческа со мной не разговаривала, так как винила в уходе Эрика. Он ушел от нее, но развода не просил и с сыном виделся часто. О своей беременности я не сказала ей и другим запретила говорить.

Джастин вила веревки из нового возлюбленного, которым к моему удивлению оказался Рич Скотт. Они два сапога пара. Мариса и Антонио были счастливы, и их медовый месяц все продолжался и продолжался, несмотря на работу.

Бен Уорон, мой лучший друг, просто наслаждался жизнью. А я ждала своего малыша.

Дилан – это совсем другая история. Мне больно о нем вспоминать, но ничего с собой поделать не могла. Я слышала, что он вернулся в Шотландию вместе с Медлен. Слышала, что он разорвал все отношения с Эриком. И что между ними была драка буквально спустя неделю после моего отъезда. А так, он исчез из моего поля видимости.

 

Срок родов близился, и врачи, опасаясь за здоровье малыша, рекомендовали мне лечь в больницу. Так я и сделала. Моя нервная система сильно пострадала, и этому способствовала Мариса, хотя и ненамеренно. Накануне моей госпитализации у нас состоялся разговор по душам.

– Волнуешься? – спросила она.

– Немного, – я и правда волновалась не очень сильно.

– Это хорошо. Слушай, я тут подумала, может после родов сообщить Франческе? Ну и отцу!

– Мариса, я этого не хочу, – твердо заявила я.

– Но он должен знать!

– Кто, Мариса? Ты ведь даже не знаешь, кто отец моего ребенка! Но все равно требуешь этого. Разве ты не видишь, что делаешь мне больно?

– Прости. Но я не понимаю. Ребенок – это счастье, а счастьем нужно делиться. Тем более с отцом, с человеком без которого этого не случилось бы.

– Хватит. Я сыта этим по горло. Прошу, если ты меня все еще уважаешь, то не приходи в больницу, пожалуйста. Дай мне отдохнуть.

– Хорошо. Но с одним условием.

Я посмотрела на нее. Ну почему она так себя ведет?

– Какое условие, – горько вздохнув, спросила я.

– Скажи, кто отец. Я клянусь, что никому не скажу. Слово скаута!

– Ха-ха-ха! – впервые за долгое время она меня рассмешила. – Ты никогда не была скаутом, Мариса.

– Какая разница. Ты скажешь или нет?

Мне ничего не оставалось делать, как сказать ей.

 

Роды прошли без осложнений. Я родила здоровую девочку. Антонио был прав.

 

Глава 11.

 

С тех пор прошло пять лет. Теперь я взрослая женщина, у которой подрастает дочь. В свои двадцать восемь лет я многого добилась. Я независима, самодостаточна, мне не нужен никто кроме моей дочурки. Она для меня свет в окошке. Знаете, я стала писать. Писала книги, статьи для журналов. Так я пыталась выразить свои чувства. Я познала любовь, пусть это было и недолго, но это чувство до сих пор живет в моем сердце.

Несмотря на интенсивную работу, я уделяла много времени дочери. Когда ее не было рядом, создавалось ощущение одиночества. Мне постоянно хотелось ее баловать, из-за чего Мариса на меня часто злилась. «Ты так ее избалуешь. И что мы потом будем делать с маленькой эгоисткой?» – любила повторять она. Родив Антонио мальчиков-близнецов, она считала себя гуру в вопросе воспитания детей и постоянно давала советы. Но это меня ни в коем случае не раздражало, а даже наоборот веселило. Было интересно наблюдать за ней.

Как-то в выходные, когда она вновь приехала в Нью-Йорк, мы гуляли в парке. Она со своими близнецами и я со своей дочерью.

– Антонио хочет переехать на Сицилию, как только малыши начнут ходить. Но я даже не знаю... – катила она двухместную коляску.

– Уже четыре месяца как вы стали родителями, а у вас уже такие грандиозные планы.

– Не у нас, а у Антонио.

– Ты же боготворишь Сицилию, – поддела я подругу.

– Да. Но как же я без тебя? Без Сандры?

– У тебя есть Антонио, Лука и Маркус, что тебе еще не хватает? А мы с  Сандрой будем приезжать к вам на каникулы, когда она пойдет в школу, или летом.

– Ты обещаешь? – жалобным голоском протянула она.

– Обещаю.

– А ты Сандра? Обещаешь навещать тетю Марису и мальчиков? – в ее голосе слышалась мольба.

Сандра долго смотрела на нее, видимо хотела поиграть на нервах (ох, как же она это любила!), озорно улыбнувшись, она кивнула. Мариса издала вздох облегчения.

– Как хорошо! – воскликнула Мариса. – Ну что же, Сицилия жди меня, – торжественно выкрикнула она.

 

Как и раньше я засиделась в издательстве, обсуждая с Венди свою книгу. Венди Смит была главным редактором независимого издательского дома, в котором я печаталась.

Я следила за ее реакцией, пока она читала отрывок. Но, к моему сожалению, я так и не поняла выражение ее лица. Оно было отсутствующее. 

– Как тебе? – спросила я у Венди.

– Знаешь, милая, тебя пофилософствовать тянет, но концовка мне нравится. Продолжай в том же духе. И не забывай о сроках, – улыбнувшись, сказала она.

Ее мнение было очень важно для меня. Я адекватно реагировала и на похвалу, и на критику с ее стороны.

Немного посидев и обсудив продолжение сюжета книги с Венди, я поехала за дочерью в детский сад.

 

Поймав такси, я назвала адрес. Откинувшись на сидение, я мысленно прокрутила последние пять лет своей жизни. Я разрушила все, что могла.

Забрав Сандру из детского сада, мы отправились в любимый Макдоналдс. Это была традиция.

Моя малышка побежала делать заказ. Как же она похожа на своего отца. Меня всегда это поражало. У нее только мои глаза. Я шла следом за ней, не торопясь. Вдруг меня окликнули.

– Кларисса!

Повернувшись на голос, я приросла к полу. Это был Дилан. Дилан Монтгомери. Он шел ко мне.

– Привет! Давно не виделись, лет пять, наверное, – подойдя почти вплотную, поприветствовал он меня.

– Привет! – кое-как проговорила я. – Как жизнь?

– Нормально. Я здесь с племянником. Как у тебя дела?

– Все хорошо. Значит, Виктория родила?!

– Да.

– Мама, мама! Я выбрала. Ты чего так долго? – подбежала к нам Сандра.

– Мама? – переспросил Дилан и посмотрел на меня удивленно.

– Да, это моя мама, – без тени смущения ответила Сандра.

Дилан переводил удивленный взгляд то с Сандры на меня, то наоборот.

Ну почему именно сегодня я должна была его встретить? Почему? Мой немой вопрос остался без ответа.

– Значит, мама? – как-то неуверенно спросил он. – Вышла замуж? Неудивительно.

У него был такой вид, что он все уже для себя решил. Что если бы я стала оправдываться, это не произвело никакого эффекта. Поэтому я просто промолчала.

– А вы кто? – выходя вперед, спросила Сандра.

– Эм... я? Старый друг твоей мамы. А как тебя зовут малышка? – спросил он очень нежно.

– Сандра. Значит, вы должны знать моего папу! – в свои четыре с небольшим года она была очень умна.

– Папу? То есть, ты не знаешь, кто твой отец? – спросил Дилан, и посмотрела на меня. Меня всю передернуло.

– Хватит. Это тебя не касается. Ты уже выбрала, милая? – дрожащим от волнения голосом произнесла я. Сандра лишь хмуро смотрела на меня.

– Это мой папа? – меня как током ударило от этого вопроса.

– Чего ты молчишь, Кларисса? Мне тоже интересно, отец ли я этой малышки?

– Я не малышка! – воскликнула она так громко, что на нас посмотрели окружающие. Дилан лишь в свою очередь слегка расхохотался.

К нам подошла женщина с мальчиком. Ее я сразу узнала. Рыжие волосы. Это была Медлен.

– Почему ты так долго, Дилан? Ты же знаешь, что твой племянник меня нервирует, – шепнула она. На руках у нее был мальчик лет двух, он жевал какую-то игрушку. Забрав у нее племянника, Дилан обратился ко мне:

– Нам еще о многом нужно поговорить, так что не прощаюсь, – повернулся и пошел прочь, а за ним и Медлен.

Мне хотелось плакать. Почему именно сейчас? Сейчас, когда все так хорошо.

– Мама? Не плачь! Пойдем домой, – тоненьким голоском протянула Сандра. Тяжело вздохнув, я взяла свою дочурку за руку, и мы поехали домой.

 

Дня через два, на выходные, ко мне приехала чета Теста, в полном составе. Антонио как всегда возился с детьми. Сандра обожала его, а он ее. Мы с Марисой готовили.

– Знаешь, два дня назад я встретила Дилана, – ни с того, ни с сего сказала я. Она лишь смотрела на меня с открытым ртом.

– Может, ты что-нибудь скажешь? А не будешь на меня таращиться с открытым ртом.

И тут же она его закрыла, но ничего не сказала. Повисла тишина. Я видела, что она что-то обдумывает и при этом режет зелень.

– Он знает?

– Нет.

– Догадался.

– Не совсем.

– Что это значит? – повернув ко мне голову, спросила она.

– Сандра догадалась. И спросила у меня при нем, а ему тоже стало интересно.

– Она очень умна. А он болван. Не узнать своего ребенка. Она же его копия, твои только глаза.

– Что мне делать, Мариса? – от бессилия у меня опускались руки.

– А что делать? Скажи ему правду. Что ты, когда сбежала, уже была беременна. И посмотри на его реакцию. А там думать будем.

Я смотрела на нее, как на сумасшедшую. Рассказывать ему все не входило в мои планы. Я боялась этого. Еще свежи были воспоминания той драки, тех холодных слов, произнесенных им в последнюю нашу ночь. Я боялась, я очень боялась. А что, если он заберет у меня Сандру? Этого я не переживу.

Из раздумий меня вывел голос Антонио.

– Кларисса, к нам гости! Он хочет поговорить с тобой, – от этих слов меня пробил холодный пот. Ничего не говоря, я пошла в гостиную. 

То, что я увидело, произвело на меня такое впечатление, что я не смогла отвести взгляд. Дилан сидел с Сандрой на коленях, они о чем-то весело болтали, но когда увидели меня, замолкли. Меня подтолкнул Антонио, Мариса стояла за ним.

– Привет! – спокойно поздоровался с нами Дилан. 

– Какими судьбами? – ехидно спросила Мариса, протискиваясь в гостиную.

– Да вот пришел поговорить с Клариссой.

– Тогда не будем мешать, – взявшись за коляску, где спокойно спали близнецы, она покатила ее на кухню, походу шепнув Антонио, чтобы тот забрал Сандру.

Когда мы остались одни, я почувствовала себя неуютно. Поборов волнение, я села напротив него.

– Как ты узнал, где я живу?

– У меня свои связи, – уклончиво ответил он.

– Ладно, я тебя слушаю. О чем ты хотел поговорить?

– А ты не догадываешься? – холодно ответил он вопросом на вопрос.

– Нет, – прикинулась я дурочкой. – Намекни.

– Сандра... моя дочь?

– С чего ты взял?

– Вот только не надо! Я не слепой.

– А что если и твоя? Что тебе это дает? – с вызовом спросила я.

– Значит, это правда! Почему ты не сообщила об этом раньше? Пять лет я был в неведение, а теперь...

– Что теперь, Дилан?

– Как так получилось? Почему, Кларисса? – чуть ли не крича, спросил он.

– Эта моя дочь и только моя. Запомни это, – я сглотнула. – А причина, по которой я тебе не сообщила, очень проста, я боялась тебя.

– Боялась меня? – удивился он. – Почему?

– Ты сказал, что заберешь ребенка. И ты вел себя так, будто мстил.

– Я бы никогда этого не сделал. И с чего взяла, что я мстил? Неужели ты не можешь забыть о причине нашего знакомства.

– Да. Не могу.

– Какая же ты глупая.

– Глупая? – я чуть было не поперхнулась.

– Да, глупая. И я не мстил.

– А как же случай с Эриком? Ты был очень зол.

Его лицо перекосилось от гнева. Дилан встал и подошел к окну. Я смотрела на его напряженную спину. Почему он сейчас злится? Это я должна злиться, ведь он ворвался в мою жизнь, снова.

– Я был очень зол, я этого не отрицаю. Эрик прекрасно знал о моих чувствах к тебе, но все-таки не устоял. Ты же знаешь, что он не живет с Франческой, хотя они и не развелись?

– Да, знаю.

– Он сейчас, насколько мне известно, в Бельгии, подписывает контракты на сотрудничество.

– Значит, ушел в работу! Вы общаетесь?

– Смеешься, да? – усмехнулся он. – После «кровопролитной» драки мы не разговариваем.

– Но прошло пять лет? – удивилась я.

– И что с того? Он зашел на мою территорию. Хотя у нас с ним всегда была договоренность, что добычу друг друга не трогать, а он ее нарушил.

Я поморщилась.

– Ты говоришь так, как будто я кусок мяса. Это неприятно, знаешь ли.

– Прости за такую аналогию, – подумав, он продолжил. – Я хочу видеться со своей дочерью как можно чаще. Итак, пять лет коту под хвост. И требую, чтобы я был вписан в графу отцовства.

Я смотрела на него с открытым ртом. Да он просто на меня давит.

– Я же там не указан? – ехидным голосом спросил он.

– Почему ты думаешь, что ты там не указан? Я что изверг?

– То есть ты указала, что я отец, но не сообщила? – он изучающе посмотрел на меня.

– Именно. Не видела смысла сообщать, – небрежно кинула я.

– Не видела смысла? Я что настолько тебя испугал?

Он, что надо мной издевается? – пролетела мысль в моей голове.

– Твоя жена не родила тебе ребенка? – стараясь придать холодности своему голосу, спросила я.

– Я не женат.

Наши взгляды встретились. Не женат? Тогда объясните мне, почему он был с Медлен два дня назад?

– А как же Медлен?

– Ревнуешь? Значит, еще что-то испытываешь ко мне, – довольно улыбнулся он.

Ревную? Да. Но я не могла ему об этом сказать. Еще что-то испытываю? Да. Но что именно? Любовь или ненависть? Если это любовь, то я идиотка. Как можно любить его спустя пять лет. Пусть даже у нас общий ребенок, но любовь... А ненависть я должна испытывать? Скорей всего. Так почему я ее не испытываю? Неужели все-таки люблю?

– Я не отдам тебе Сандру. Даже не надейся.

Он прищурился.

– Я не забираю ее у тебя, просто хочу участвовать в ее жизни. Ты же знаешь, что я хотел ребенка, иначе бы...

– ... ты со мной вновь не сошелся, – закончила я за него.

– Ты говоришь жестоко. Но действительность заключается в том, что...

– ... ты живешь другом городе, а ездить из города в город я не могу.

– Может быть, перестанешь меня перебивать? Это не красиво. А по поводу расстояния, мы что-нибудь придумаем.

– А может вам лучше пожениться, да и успокоиться? – раздался голос Марисы.

Я смотрела на нее и не верила своим ушам. Выйти замуж за Дилана. Подруга, зачем ты бередишь старые раны?

– Я думал об этом. Но боялся, что Кларисса не согласится.

– И правильно боялся, я не соглашусь, – почти истерически вопя, заявила я. – Будь ты даже последним мужчиной на Земле...

– Я понял, – остановил он меня, подняв руку. – Но если ты не позволишь мне видеться с дочерью, я подам в суд.

– Не надо меня запугивать.

– А я и не запугиваю. Что ж, – посмотрел он на часы, – мне пора. Поговорим завтра. Сандра?

Из кухни вышел Антонио вместе с детьми. Дилан кивнул ему. Сандра робко на него смотрела, но все-таки подошла поближе. Он присел.

– Увидимся завтра, хорошо? И ты мне расскажешь до конца ту сказку, – улыбнулся он ей. – И я думаю, что ты должна знать, я твой папа.

Девочка улыбнулась от этих слов, посмотрела на меня и бросилась ему на шею. Дилан поднялся вместе с ней. Меня била дрожь.

– Я знала, что ты мой папа. Я похожа на тебя, хотя глаза у нас с тобой разные.

– Да, глаза разные. У тебя они мамины.

– Угу, – кивнула малышка, и чмокнула его в щеку.

– Ладно, мне пора, – еще раз покрепче обняв Сандру, он поставил ее на пол и повернулся в мою сторону. – Я зайду завтра, и мы все решим. Так что не теряй время, подумай.

Попрощавшись, он ушел.

– Итак, что будем делать? – спросил Антонио, все это время он старался не вмешиваться.

– А что делать? Будем надеяться, что они договорятся, – сказала Мариса. – Ну, а я была бы очень рада, если бы они поженились.

– Мариса? – вскрикнула я.

– А что, эта мысль мне нравится, – согласился Антонио. Я гневно посмотрела на него.

И все-таки, мысль, что я буду часто видеть Дилана, грела мне душу.

 

Спустя неделю Дилан переехал в Нью-Йорк, снял квартиру недалеко от нас. И каждый вечер он проводил с Сандрой.

Бен смирился с тем, что я вновь впустила в свою жизнь Дилана, и даже попытался наладить с ним приятельские отношения. Но что-то не складывалось. То ли Дилан сильно открыто показывал свою враждебность, то ли Бен не слишком активно стремился наладить с ним отношения. Но они разговаривали, это уже что-то.

 

Как-то гуляя в парке, Дилан завел разговор.

– Значит, Бен не твой любовник? Ты меня тогда обманула.

Я посмотрела на него удивленными глазами.

– Почему ты спрашиваешь?

– Да так, просто. И все-таки ты меня обманула.

– Нет.

Он перевел на меня мрачный взгляд.

– Объясни!

– Бен был моим первым мужчиной. Мне было шестнадцать. На протяжении трех лет мы, то сходились, то разбегались. Я его очень люблю, – и зачем я это ему объясняю? Может, хочу, чтобы он знал, что я не лгала ему в этом?

– Любишь? Но не просишь остаться с тобой.

– О чем ты?

– Будь я на твоем месте, я бы делал все, чтобы любимая женщина думала только обо мне.

«Ты так и делаешь», – хотела сказать я вслух, но промолчала.

– Ты не думала о том, чтобы выйти замуж?

– Ты опять? – с тяжелым вздохом спросила я.

– Ты молодая, красивая женщина, почему бы и нет!

– Я не хочу замуж, – твердо заявила я.

– Даже за меня? Кларисса, я люблю тебя, почему ты это не замечаешь!

– Любишь? – я была в шоке, он говорил об этом так, как будто каждый день признавался мне в любви.

– Да, люблю. И знаю, что и ты любишь меня. И не нужно это отрицать. Так почему же нам не обрести счастье, которое мы заслужили?

– Но я не выйду за тебя замуж.

– Это мы еще посмотрим! – лукаво улыбнулся он, и пошел вперед к Сандре.

 

Эпилог.

 

Стоял душный июньский день, день моей свадьбы. Сидя перед зеркалом и наблюдая, как парикмахер укладывает мои волосы, я воспоминала тот день, когда сдалась.

 

– Два года, слышишь? Два года я тебе делаю предложение, но ты так его и не приняла. Ты страшная женщина, Кларисса, – сокрушался Дилан.

– Ну, прости.

– Прости? Если ты думаешь, что сейчас отвертишься, то напрасно.

– Я не хочу замуж, даже за тебя. Да, я люблю тебя Дилан, у нас чудная дочь, и мы живем вместе уже полтора года, но замуж я не пойду. Чем тебя не устраивает сожительство?

– Не произноси этого слова. Я не позволю ребенку родиться вне брака.

– Но...

– Никаких «но». Мой сын родится в браке.

Я закрыла глаза, отдаваясь ощущениям. Малыш внутри меня был уже довольно крупным, как-никак девятый месяц, и любил пинаться.

– Что с тобой? – встревоженный Дилан подлетел ко мне.

– Пинается, хулиган. Весь в отца, – улыбнулась я и положила его руку на то место, где пинался малыш. У Дилана на глазах навернулись слезы. – Нет, я слышала о гиперчувствительных отцах, но никогда в жизни не подумала, что ты один из них.

– Смеешься?

– Хорошо, Дилан, я сдаюсь.

Он хмуро посмотрел на меня. От его вида мне захотелось рассмеяться во весь голос, он был похож на ребенка.

– Ты женишься на мне, Дилан Монтгомери?

– ТЫ... делаешь мне предложение? – сглотнув, спросил он.

– Да.

– Тогда, я согласен. Церемония состоится в следующие выходные.

– Но...

– Никаких «но»! – чертов собственник, любит командовать.

 

Немая тишина окутала меня с тобой.

Я произнесла слова: «Ты мой, и только мой!»

 

Идя к алтарю в маленькой церквушке, я вспомнила сон. В том сне Дилан ждал меня у алтаря с протянутыми ко мне руками и улыбался. И сейчас все было так же. Для меня никто больше не существовал, кроме Дилана, Сандры, малыша и, наверное, священника.

Вся церемония происходила как в тумане. Мы обменялись клятвами, которые написали сами, кольцами. Он поцеловал меня. Мы вышли из церкви. Рядом с нами были самые близкие: Сандра, Мариса с Антонио и мальчишками, Бен, Джастин с Ричем, Виктория с сыном, даже Франческа с Джеком, и многие другие.

Но вдруг я увидела человека, которого меньше всего ожидала увидеть. Это был Эрик. Он улыбался мне, и я улыбнулась ему в ответ. Вздохнув, он пропал в толпе.

Так началась моя новая жизнь. Жизнь, где была любовь, дети и любимый человек. 

 

 

 

 

Конец.



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 5 в т.ч. с оценками: 4 Сред.балл: 5

Другие мнения о данной статье:


[24.06.2014 17:08] Hurricane 5 5
История просто супер!!!!!!!!!

ivs [24.06.2014 17:10] ivs
Hurricane, спасибо, рада, что понравилась. Это самая первая история, которую я написала)))

Alenushka SH [04.07.2014 22:46] Alenushka SH 5 5
Отличная история! Только мне немного не понравилось поведение Кларисы по отношению и к Эрику и к Бену. И того и другого она хотела, отя у нее чувства к Дилану. А так очень даже отличная история! Мне понравилась.

ivs [10.07.2014 06:52] ivs 5 5
Alenushka SH писал(а):
Отличная история!


Спасибо. Это моя самая первая история))
Alenushka SH писал(а):
Только мне немного не понравилось поведение Кларисы по отношению и к Эрику и к Бену.


Она слегка запуталась и совершила уйму ошибок, но кто не без греха))

lilic [22.03.2015 18:11] lilic 5 5
очень интересно, но даже немного грустно ведь всё таки у неё осталось недоверие к нему, и у него странный метод показать свою любовь ведь он всегда уходил а не боролся за неё, спасибо ирэна

Посетители, комментировавшие эту статью, комментируют также следующие:
Margot Valois: О прочитанном: субъективно и максимально откровенно #мирдолжензнатьчтоячитаю Latinskaya: В западне (тизер) Кира Тесс: Без кислорода. Вторая книга_Глава 2 moxito: Аватары и комплекты (часть 5)

Список статей:



Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение