Блоги | Статьи | Форум | Дамский Клуб LADY

МОЯ ВСЕЛЕННАЯ_SUNNYСоздан: 26.06.2014Статей: 82Автор: SunnyПодписатьсяw

ПОКОРЕНИЕ ГОРЦА ГЛАВА 11

Обновлено: 19.08.14 18:46 Убрать стили оформления

         Мэгги весь вечер, как могла, сторонилась Брейдена. Но разве получится у женщины избегать того, кто так много для нее значит?

И сейчас, когда он сидел рядом с братом по другую сторону костра, даже не глядя на нее, девушка так остро ощущала его присутствие, словно Брейден был рядом с ней. На его лице играли отблески огня, отчего глаза его казались такими же полночно-черными, как и у Сина.

После их последнего разговора Мак-Аллистер-младший был настолько серьезен, что Мэгги заскучала по его веселому поддразниванию. И сейчас больше, чем когда-либо она сожалела, что ее характер не позволяет ей вернуться на то место, где они с Брейденом недавно были, соблазнить его всего на одну ночь и смириться с тем, что он бросит ее с приходом утра.

Наверное, ее братья были правы. Слишком многого она хочет.

            Но с другой стороны, разве она не имеет права хотеть от мужчины тех же обязательств и преданности, которых мужчины требуют от женщин?

            Если нет, на ее взгляд, это просто несправедливо.

Не подозревая о мыслях своей спутницы и ее косых взглядах, Брейден облизнул испачканные жиром губы, что вызвало томление в теле Мэгги.

            Как мужчина может быть столь великолепным? И почему, ну почему она не в силах выбросить его из головы? 

            Девушка отвела взгляд.

            И что толку? Удивительные зеленовато-карие глаза Брейдена, дразня, по-прежнему стояли перед ее мысленным взором. Она слышала его голос, называющий ее «мой цветочек», чувствовала сильные руки, путешествующие по самым интимным частям ее тела.

Этот мужчина для нее чересчур хорош. И в этот миг Мэгги подумалось, что лучше бы его никогда не было в ее жизни. О, как спокойно она прожила бы все эти годы, если бы не пыталась привлечь его внимание!

Син, закончив трапезу, поднялся и произнес:

- Сегодня я снова первым заступаю на стражу.

Забыв про ужин, Мэгги торопливо вскочила. В голове пронеслись  воспоминания о предыдущей ночи. Не хватало еще раз проснуться в объятиях Брейдена!

Она должна сделать что-то, чтобы держать повесу на расстоянии.

- Может, мне тоже следует нести караул в свою очередь? – спросила девушка.

Оба брата уставились на нее так, словно она сошла с ума.

Она и вправду помешалась от любви, но это к делу не относится.

Хуже было то, что Брейден одарил ее понимающей нахальной улыбкой.

- Без обид, - сухо возразил Син, - но я предпочитаю дожить до утра.

- Я просто пытаюсь быть полезной, - оправдываясь, ответила Мэгги.

            - Тогда хорошенько выспись, - отрезал Син и повернулся к ней спиной.

            Девушка пожалела, что у нее нет хоть немного того сарказма, который имелся у старшего Мак-Аллистера, чтобы она могла ответить ему подходящей остроумной колкостью. Ей оставалось только снова сесть на корточки и вернуться к еде.       

Брейден медленно провел языком по нижней губе, откинулся на бок и пристально посмотрел на Мэгги поверх костра. Она опустила глаза, изо всех сил стараясь не обращать внимания на восхитительно длинные ноги этого красавчика.

Горец подпер голову рукой и послал ей манящий взгляд:

- Готова лечь в постельку, милая?

«И ты скучала по таким поддразниваниям?» - мелькнуло у девушки в голове.

О чем она только думала!

Мэгги подавила ребяческое желание топнуть ногой. Да как он смеет дразнить ее таким образом, зная, как сильно она его желает! А еще прекрасно понимая, что между ними ничего не может быть.

            По тому, как насмешливо загорелись глаза Брейдена, она видела, что тот нарочно старается поддеть ее, чтобы позлить. И тогда Мэгги захотелось ответить ему тем же. Пора негоднику прочувствовать такое обращение и на себе.

            - Да, готова, - отозвалась она.

            Затем медленно, искушая, она провела рукой по волосам, убрав их за правое ухо, и послала ему улыбку. Зовущую, дразнящую. И, наклонившись вперед, спросила:

            - А ты готов?

            Горец не ответил. Глаза его слегка расширились. Он не сводил взгляд с убегающей под одежду ложбинки между девичьих грудей, слегка приоткрывшейся его взору, когда Мэгги изменила позу.

            - Ты не знаешь, с чем играешь, - произнес он низким голосом.

            - Знаю.

Она наморщила носик и игриво закусила нижнюю губу, копируя его недавнее действие. -  Ведь ты же не станешь навязываться женщине, которая к тебе не расположена?

            - Конечно, нет, – ответил Брейден обиженным тоном.

            Соблазнительница снова подалась назад и медленно провела рукой по завязкам своей рубашки:

            - Тогда можешь смотреть, сколько хочешь. Ведь это единственное наслаждение, которое ты от меня когда-либо получишь.

            Горец запрокинул голову и оглушительно расхохотался, приведя девушку в смятение.

            - Ох, Мэгги, - заявил он, отсмеявшись. – Если бы я не знал тебя, то поклялся бы, что ты опытная маленькая распутница. А теперь ложись спать. Я же сказал, что не собираюсь совокупляться с тобой в лесу. Но вот когда я найду кровать...

Тогда она бросится прочь от него со всех ног. После того, что уже произошло между ними, она знала, что стоит ему прикоснуться - и сопротивление ее будет недолгим.

            А его поцелуи... 

Их одних достаточно, чтобы заставить женщину позабыть обо всем на свете.

            Мудро отступив, Мэгги устроилась на ночлег возле костра. Едва она немного расслабилась, как подошел Брейден.

            - Что ты делаешь? – вскинулась девушка, вспомнив ощущение его тела, которое прошлой ночью защищало ее от жесткой земли.

            - Я принес тебе еще один плед, - сказал горец, набрасывая на нее покрывало и расправляя его.

            - Спасибо, - прошептала она, изо всех сил стараясь не замечать, что шерстяная материя впитала запах своего владельца. И еще пытаясь не обращать внимания на его руки на своем теле, разглаживающие ткань.

            Когда Мак-Аллистер отошел от нее, она почувствовала, что охвативший ее жар сразу схлынул.

            Мэгги смотрела, как горец укладывается по другую сторону костра, и ее сердце разрывалось. Разумом она была благодарна Брейдену за дополнительное одеяло, но ее душа болела из-за того, что он пожертвовал своим собственным удобством.

            Вздохнув, она заставила себя сосредоточиться на том, что скажет Мак-Дугласу при встрече. Это была относительно безопасная тема для размышлений, которая помогла ей отвлечься от мыслей про Брейдена.

            По крайней мере, хоть ненадолго.

            В ту ночь Мэгги провалилась в сон, абсолютно измученная.

            Она проснулась, едва рассвело, и первое, что увидела – Мак-Аллистера-младшего, рассматривающего ее с непонятным выражением лица.

            Смущенная таким вниманием, она пригладила рукой волосы, гадая, о чем он думал, глядя на нее спящую.

            - Доброе утро, - приветствовал ее горец.

            - Доброе утро, - ответила Мэгги, отбрасывая плед и поднимаясь на ноги. Она взглянула на спящего в нескольких футах от нее Сина:

            - Мне его разбудить?

            - Нет, если хочешь, чтобы твоя голова осталась на плечах.

            Девушка непонимающе нахмурилась от этих слов.

            Брейден встал между ней и братом. Вместо того, чтобы, протянув руку, коснуться Сина или окликнуть его, он всего на дюйм вытащил свой меч из ножен. Он сделал это так осторожно, что в воздухе  раздался только тихий, едва различимый скребущий звук.

            Но и этого было достаточно.

            С быстротой молнии одним плавным движением Син перекатился на ноги. Пальцем левой ноги он подхватил и подбросил лежащие на земле ножны. Поймав их, он обнажил свой длинный меч, мгновенно описал им грациозную дугу и повернулся, встав лицом к лицу с тем, кто его потревожил. Смертоносное лезвие застыло всего в каком-то дюйме от горла Брейдена. Мэгги замерла, боясь даже вдохнуть.

            Беспощадное и напряженное лицо Сина расслабилось, как только он понял, что был потревожен своими спутниками.

            Воин выругался.

            - Как я ненавижу, когда ты так делаешь! – сказал он брату, вкладывая меч в ножны.

            Брейден послал Мэгги предупреждающий взгляд:

            - Никогда не касайся его, дрыхнущего. А если сделаешь так, то – бац!

            - Я это запомню.

            Абсолютно не смущенный странностью своих действий, Син небрежно потянулся и зевнул:

            - Все еще не видать наших бандитов?

            Брейден отрицательно покачал головой:

            - Пока нет.

            - Жаль. Очень хочется немного поубивать, - произнес Син и отправился в кусты по нужде.

            - Немного поубивать? – повторила за ним Мэгги, когда они с Брейденом остались одни. – Он шутит?

            - Скорее всего, нет, - будничным тоном ответил Брейден.

            От этих слов холод пробежал по спине девушки. Она отошла от Брейдена, скатала свой плед и запихнула его в походную суму. При этом ей не давала покоя одна мысль. Син был жутким, ужасным человеком. А значит, и Брейден мог оказаться таким же.

            Выбросив обоих из головы, она заставила себя сосредоточиться на предстоящей задаче.

            Когда Син вернулся, настала очередь Мэгги удалиться для недолгого уединения. Брейден между тем взялся за приготовление завтрака – всей честной компании пора было разговеться с утра.

            Горец с тоской посмотрел на деревья, за которыми исчезла спутница. Он полночи разглядывал ее грудь, поднимающуюся и опускающуюся от ровного глубокого дыхания, и изящный изгиб согнутой руки, подложенной под голову. Зачарованно смотрел, как среди ночи Мэгги, томно протянув ладонь к лицу, легонько почесала щеку и потерла глаз, словно прелестное дитя.

            Сон сотворил с этой упрямицей невероятное. Он смягчил напряженные черты и сделал ее похожей на сказочного чертенка. Того самого, который однажды насыпал муки в его сапоги. Горец засмеялся. Куда ушли те времена?

            Тогда они были детьми, вместе бегали по заросшим вереском болотам, гоняясь за бабочками. А теперь девочка стала взрослой. Превратилась в сильную женщину, которая его пленила.

            А то влечение к ней, которое он ощущал, что это? Откуда оно взялось?

            «Должно быть, это притягательность запретного плода», - решил Брейден. Он знает, что не может обладать ею, поэтому жаждет этого все сильнее. Да, именно так. На его взгляд, это было разумное объяснение.

            Как только они окажутся среди других людей, и он сможет найти себе другую женщину, все придет в порядок. Мэгги не будет тревожить его мысли и дразнить тело. Он снова станет тем, кем был. И отцам юных дев из-за него, как и прежде, будут сниться кошмары, а женщины будут льстиво смеяться при его приближении.

            И все же какая-то часть его разума возражала. Он твердила, что Мэгги его изменила. Что-то с ним произошло, и он уже не тот мужчина, который начал это путешествие.

            Брейден не слушал внутренний голос.

            Он не мог себе этого позволить.

            Мэгги вернулась в лагерь, и меньше чем через час их маленький отряд снова отправился в путь. Пробираясь по лесу, они разговаривали мало, оставаясь начеку на случай нападения разбойников.

            К концу дня небо угрожающе потемнело. Надвигалась гроза, и путникам надо было подыскать укрытие на ночь.

            Брейден, вынуждаемый обстоятельствами, вывел их из лесной чащи к маленькому поселению, кипящему жизнью. Глинобитные хижины выглядели непривлекательно. Посреди деревушки стоял большой кельтский крест (45).

            Пока они приближались к незнакомым людям, Брейден кинул взгляд на ноги Сина. Как тот и предсказывал, они потемнели и больше не казались неуместно бледными.

            Мэгги по-прежнему выглядела, по его мнению, слишком женственно. Но если им повезет, никто этого не заметит. А если кто-то и присмотрится, то все спишут на ее юный возраст.

            Во всяком случае, Брейден на это надеялся.

            Глянув на спутницу, он увидел отразившиеся на ее лице страх и тревогу. Она окинула взглядом жителей деревушки и крепче сжала в руке заплечный мешок. Горцу было больно видеть девушку испуганной. Ей нечего бояться. По крайне мере, пока он рядом. Он не позволит, чтобы с ней случилось что-то плохое.

            Надо найти способ развеселить ее.

            - Хотел бы я знать, найдется ли тут кровать, - поддразнивая, шепнул он Мэгги на ухо.

            От этих слов ее лицо густо покраснело.

            - Уверена, здесь нет ничего более многообещающего, чем конюшня, - пробормотала она себе под нос.

Син открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Брейден схватил его за руку:

            - Ни слова, братец. Мы больше не на землях Мак-Аллистеров. Здесь за этот твой английский акцент нам быстро перережут глотки.

            Син бросил на него высокомерный взгляд, ясно говоривший: «Пусть только попробуют».

            Однако, младший Мак-Аллистер не был сейчас в настроении сражаться. К счастью, старший брат ограничился лишь взглядом в ответ, хотя губы его плотно сжались в тонкую линию.

            Брейден обогнал своих спутников и приблизился к мужчине лет сорока, который загружал сено в повозку. Лицо его было испещрено жесткими морщинами, а в окладистой седой бороде еще темнело немного каштановых нитей. Хотя этот человек казался чистым и опрятным, края его желто-коричневого пледа были порядком обтрепаны.

            - Добрый вам день, сэр, - обратился к незнакомцу Брейден.

            Тот прервал свою работу и уставился на него с подозрением:

            - Ты кто?

            - Меня зовут Шон, - ответил Брейден без запинки.

            - Кто твой вождь?

            - Ювин из клана Мак-Лукасов.

            Серебристые глаза незнакомца еще больше сощурились:

            - Никогда о таком не слыхал.

            - Мы с островов, - объяснил Брейден. – Я и мои братья идем в земли Мак-Дугласов повидать нашу сестру и ее новорожденного младенца. Я хотел узнать, не найдется ли тут местечка, где мы могли бы переночевать?

            Мужчина встретил его слова со смехом:

            - Говоришь, идете к Мак-Дугласам? Бьюсь об заклад: невесело вам там будет.

            - Этопочему?

            Собеседник почесал бороду и пояснил:

            - Моя сестра замужем за одним из Мак-Дугласов. Я слыхал от своего зятя, что она и остальные женщины клана закрылись от мужчин в замке. Они стоят на парапете у бойниц, словно кучка амазонок, и грозятся облить кипящей смолой любого мужчину, который рискнет приблизиться к ним, пока Мак-Дугласы не прекратят вражду с Мак-Аллистерами.

            Брейден изобразил недоверие:

            - Что вы говорите?

            Лицо незнакомца потемнело:

            - Воистину, женщинами овладела нечистая сила. Я слыхал, Мак-Дуглас даже обратился к епископу, чтобы тот провел обряд изгнания бесов.

            - Здесь уж точно без дьявола не обошлось, - поддакнул Брейден, а затем ему хватило наглости бросить довольный взгляд на Мэгги, чьи щеки, казалось, стали еще на пару оттенков краснее, чем несколько минут назад. – Вы только вообразите себе женщину, которая не хочет своего мужчину. Святые, охраните нас от этой напасти.

            Его собеседник кивнул с важным видом. Похоже, настроение его значительно улучшилось. Он вернулся к погрузке сена, бросив напоследок:

            - Старый Симус пускает незнакомцев на постой. Чертов он дурак. Вы найдете его дом там, неподалеку от конюшни.

            - Благодарю, - произнес Брейден, повернулся и повел своих спутников на южный край деревеньки, где находилась конюшня.

            - Шон? – прошептала Мэгги, когда он подошел поближе.

            - Не хотелось рисковать, представляясь Брейденом, чтобы это не помогло кому-то меня припомнить.

            - Шустросоображаешь, - согласиласьдевушка.

            Когда они подошли к конюшне, Брейден едва сдержался, чтобы не скривиться с презрением. Дом у старины Симуса был почти таким же чистым, как хлев.

            И все же он укроет их от дождя. Не хватало еще умереть от простуды до того, как  Мак-Дугласу предоставится возможность их убить.

            Они застали хозяина возле дома, набирающим воду из колодца. Старик замер при их появлении, рассматривая чужаков с большим  подозрением.

            - У  меня не найдется кроватей для трех рослых парней, - сказал он после того, как Брейден попросил у него приюта. – Но есть конюшня, если вы не против ею воспользоваться.

            Мэгги послала Брейдену самодовольный взгляд: «А я что тебе говорила».

            - Там, конечно, ничего особенного, - продолжил Симус, - но зато сможете укрыться от приближающегося дождя, а еще я накормлю вас.

            Это годится. И, судя по тому, как пахло от хозяина, конюшня для постоя годилась больше, чем его жилище.

            - Сколько с нас? – спросил Брейден.

            Старик задумчиво погладил подбородок, оценивающе оглядывая путников:

            - Нисколько, если вы, парни, кое в чем поможете мне по хозяйству.

Брейден заметил напряженное выражение на лице Сина. Он точно знал, что старший брат скорее храбро встретит ливень, чем будет выполнять черную работу для шотландца. Вообще-то, зная Сина, удивительно было уже то, что в ответ на такое предложение он не превратился в берсерка (46) и не начал крушить всю деревню.

Позже он придумает, как скрасить Сину это унижение. А сейчас надо быть практичными.

- Звучит подходяще, - ответил Брейден. – Что мы можем для вас сделать?

- Там позади дома лежит куча дров, которые надо наколоть, а еще нужно починить изгородь.

Брейден похлопал Сина по плечу и направился на задний двор, уводя с собой своих спутников.

- Тогда мы сразу займемся делом, - бросил он Симусу напоследок.

- Эй, парень! – окликнул его старик на полпути.

Брейден обернулся.

- Как вас кличут?

            - Я Шон. А это, - он указал на Мэгги, - мой брат Джеймс, - затем ткнул пальцем в Сина, - и Дурбан.

            Симус внимательно оглядел их:

            - Что-то они у тебя неразговорчивые.

            - Так и говорить-то особо не о чем, - парировал Брейден.

            Хозяина такой ответ вроде бы удовлетворил:

            - Тогда лады. Но я предупреждаю всех троих: держите руки подальше от моих дочерей. Может, я и старик, но у меня есть лук и лопата, и никого тут не озаботит, что я с вами всеми сделал.

            - Да, сэр, - сказал Брейден, изо всех сил стараясь не рассмеяться в ответ на это предупреждение. Син никогда бы и пальцем не притронулся ни к одной из дочерей этого шотландца, а уж Мэгги...

            Об этом лучше даже не думать, чтобы не захохотать.

            - Ну что, сперва поколем дрова? – предложил Брейден, после того, как привел спутников в маленький дворик позади дома.

- Поколем дрова? К черту! - презрительно фыркнул Син вполголоса. – Да я скорее...

            - Мне кажется, ты должен безмолвствовать. – Брейден посмотрел на Мэгги. – Ты когда-нибудь встречала немого, который бы столько болтал?

            Мэгги ничего не ответила. Вид у нее был недовольный. Брейден сбросил на землю свой заплечный мешок, подошел к колоде, в которой старый фермер оставил вонзенным топор, и выхватил инструмент из деревянного плена.

            С лицом, пылающим яростью, Син подобрал с земли другой топор и посмотрел на Брейдена, который почти ожидал, что старший брат сейчас запустит колун ему в голову.

            Вместо этого Син круто повернулся и расщепил большое полено надвое одним сердитым ударом сплеча.

            Покачав головой, Брейден подхватил другой чурбан и занялся им.

            Мэгги отошла в сторонку, пока мужчины раскалывали толстые чурки на дрова для топки. Девушка вспомнила предупреждение фермера, и сердце ее отозвалось болью.

            Ну почему у этого мужчины дочери, а не сыновья?

            Может, этидевушкиуродливы?   

            Мэгги замерла от этой мысли. Да, вероятно, они так же беззубы, как сам фермер. А еще они - огромные, грузные женщины с бородавками и оспинами на лице. Они вовсе не прельстят Брейдена.

            Тешась этой надеждой, она наклонилась, чтобы поднять одно из больших поленьев, но Брейден остановил ее:

            - Собирай щепки для растопки, остальное предоставь нам.

            Ничего не ответив, Мэгги опустила чурку обратно на землю, подняла несколько небольших веток и отнесла их в поленницу рядом с глинобитным домом.

Обернувшись к своим спутникам, она замерла, наблюдая за мужчинами с благоговейным трепетом. Те с легкостью орудовали тяжелыми топорами, раскалывая чурбаны. Их тела уже блестели от пота. Не в силах отвести взгляд, Мэгги наблюдала, как рубашка Брейдена туго натягивалась на его мускулах каждый раз, когда он поднимал над головой колун.

            Зачарованная этим зрелищем, девушка сжала кулаки, борясь с желанием прикоснуться к вздувающимся на руках горца мышцам. Или откинуть влажные черные волосы с его лба.

            Все же этот мужчина был великолепен и смущал ее покой.

            Желание сворачивалось в ней в тугую спираль, вызывая неведомые доселе ощущения. Теперь, познав ласки Брейдена, Мэгги напоминала одержимого своим пороком пьяницу, жаждущего эля. Впервые в жизни она поняла, что такое наваждение. Осознала, каково это - по-настоящему вожделеть мужчину.

            И да помогут ей небеса, но она хотела его еще больше, чем прежде.

            И когда уже начало казаться, что она больше не в силах выносить эту пытку, Мэгги почувствовала, как вдруг зашевелились волосы у нее на затылке, а по спине пробежал холодок дурного предчувствия.

            Кто-то за ними наблюдал. Она была в этом уверена.

            Почти ожидая увидеть тех негодяев, что напали на них ранее,  Мэгги подняла взгляд, и обнаружила очаровательную девушку лет двадцати, пристально рассматривающую их троицу.

            Поняв, что ее заметили, незнакомка широко улыбнулась, продемонстрировав полный набор идеально белых зубов, и поиграла длинной белокурой косой. При этом она одарила Мэгги таким призывным взглядом, который заставил бы любого мужчину гордо выпятить грудь.

            «Везет же, как утопленнице!» - мрачно подумала Мэгги. Девчонка не просто привлекательна, а прямо-таки красавица.

            И тут к ней присоединились четыре девицы, еще более очаровательные. Прикинув на глаз их возраст, Мэгги похолодела: от тринадцати до двадцати с лишком лет.

            Черт возьми! В хорошую же переделку они попали! Ей был знакомо это выражение на девичьих физиономиях.

            Плотский голод. Жажда мужчины.

            Мэгги проглотила ком в горле. Меньше всего ей сейчас было нужно, чтобы какая-нибудь из этих возбужденных девиц начала ее лапать. Не хватало еще, чтобы при этом обнаружилось, что у них гораздо больше общего, чем этим девицам могло показаться.

            Хуже того, глядя на них, Мэгги не сомневалась, где Брейден проведет эту ночь. Уж точно не в качестве ее подушки.

            От этой мысли взор ее потух. Мэгги схватила небольшую охапку щепы и уложила в поленницу.

            - Сильно извиняюсь, - произнесла старшая из девиц, приближаясь к ним развязной походкой. Ее светлые, почти белые волосы блестели даже в неярком свете пасмурного дня. Фигура у нее была именно такой, какую братья Мэгги частенько представляли себе в плотских фантазиях: – Мы тут с сестрицами подумали, что вам, небось, пить хочется.

            Девицы глупо захихикали, выступили вперед и вручили каждому из работников кружку с элем. Мэгги взяла предназначавшуюся ей и быстро отступила от подавшей ее девушки на несколько футов.

            Та надула губы в хорошо отрепетированной гримаске, но Мэгги было на это плевать. Она во все глаза смотрела на Брейдена.

            Тот принял кружку от старшей из девиц. Полногрудая красотка оперлась бедром на колоду рядом с ним. Она нежно поглаживала рукой топорище, словно намекая и приглашая к действию, и пожирала чужака голодным взглядом.

            - А я как раз говорила своим сестрицам, как это хорошо иметь таких сильных мужчин... - взгляд блондинки скользнул вниз по груди горца туда, где его шафрановая рубашка взмокла от пота, - ...под рукой, когда нужна помощь по хозяйству.

            Глаза Брейдена потемнели от любопытства и, что еще хуже, он улыбнулся:

            - И как тебя зовут?

            - Тара, - промурлыкала она.

            Мэгги охватило внезапное горячее желание повыдергивать этой нахалке все ее белокурые волосы.

            -Сегодня вечером я приготовлю особую сборную солянку, - продолжала Тара, - специально для вас.

            Она протянула руку и коснулась груди Брейдена.

            Тот бросил быстрый взгляд на Мэгги, смотревшую на него с огромным недовольством. Улыбка сползла с его губ, и он убрал ладонь бойкой девицы со своей груди.

            - Уверен, нам понравится, - вежливо ответил он.

            И все же сердце Мэгги кольнула боль. Она подумала, потрудился бы Брейден отвести руку этой блондинки, если бы его спутница не стояла здесь, наблюдая за ними.

            Тара отдернула ладонь и медленно провела ею по своей ключице, обшаривая глазами тело Брейдена. При этом она ненадолго задержала взгляд на том месте, где сходились его бедра.

            - Вам точно понравится то, что я для вас приготовлю, - сказала она, подчеркивая тоном явную двусмысленность фразы.

            Мэгги повернулась спиной к этой парочке, не в силах больше терпеть их флирт.

Пусть поимеет эту девку. А у Мэгги есть дела поважнее. Например собирать эти идиотские  дрова, чтобы у нее и Сина была на эту ночь крыша над головой, пока Брейден заигрывает с этой блудницей.

            Мэгги кое-как, с нарочитым шумом свалила в поленницу щепки, которые держала в руках, и повернулась, чтобы собрать остальные.

            Она поймала взгляд Брейдена. Между ними вдруг возникло опалившее обоих напряжение. Они, не двигаясь, смотрели друг на друга долгую минуту.

            - Эй! – закричал Симус, выворачивая из-за угла дома и прерывая этот разговор взглядов. – Что это вы, девчонки, здесь делаете? Я же велел вам оставаться в доме, пока парни работают.

            - Но папаша, - произнесла Тара, отступая от Брейдена. – Мы просто подумали...

            - Знаю я, о чем вы подумали! Лучше вернитесь в дом. Может вы уже и взрослые, но все еще мои дочери, и у меня найдется славный ремешок для ваших задниц, если будете мне перечить!

            Тара обиженно оттопырила нижнюю губу и с неохотой повиновалась отцу.

            Симус бросил злобный взгляд на своих постояльцев, но тут разглядел кучу наколотых дров.

            - Да этого мне на всю зиму хватит! – обрадовался он. – Теперь, если вы позаботитесь об изгороди, я позабочусь о вашем ужине.

            Пока Симус снова не скрылся за углом, Брейден стоял, не шелохнувшись.

            А потом подошел к своей спутнице. По крайней мере, у него хватило такта выглядеть пристыженным, когда он приблизился.

            - Мэгги... - начал было горец.

            - Не надо, - оборвала она его.

            Он не обязан объяснять ей то, что произошло. Она это знала.

            «Кудах-тах-тах!» В ее ушах вновь зазвучал жестокий, ядовитый смех соседских мальчишек, насмехающихся над ней.

Женщины с такой внешностью, как у нее, не кажутся привлекательными красавцам вроде Брейдена.

            Такое уж точно бывает лишь в ее мечтах.

            - У нас еще осталась работенка, - сказала девушка, обходя его.

            Горец вздохнул и направился к сломанной изгороди.

            Син взглянул, нахмурившись, когда Мэгги проходила мимо него.

            - Что? – спросилаона.

            Син открыл было рот, чтобы заговорить, но потом стиснул челюсти и последовал за Брейденом.

            Мэгги захотелось всплеснуть руками, признав свое поражение. Взгляд Сина был укоризненным. Хотя с чего бы это ему ее обвинять? Она не сделала ничего плохого.

            Это Брейдена следовало бы выпороть за его прискорбное поведение.

Да гори оно всё синим пламенем! Скоро они доберутся до Мак-Дугласа, а затем ей больше не надо будет беспокоиться об этом. Она сможет вернуться домой, а Брейден будет волен похотливо строить глазки всем смазливым девкам, что придутся ему по вкусу.

            Да и вообще, ей не нужен мужчина: никогда в жизни она в нем не нуждалась. Все, что  делают эти существа – это только жадно заглатывают еду без такой малости в ответ, как «спасибо», рыгают и сопят. Далучшеоназаведетсеберучнуюсвинью!

И все же в глубине души Мэгги сама не верила своим словам. Ведь ее сердце знало истину. И даже резкость ее мыслей не могла ослабить переживания. Потому что на самом деле ее очень волновала эта ситуация. Она хотела Брейдена для себя. Мысль о том, что Брейден мог бы отвергнуть ее и променять на другую женщину, ножом пронзала ее душу.

Опечаленная, Мэгги присоединилась к мужчинам, трудящимся над починкой изгороди, и дальше они продолжили работу втроем в полном молчании.

Когда они отремонтировали сломанную жердь, Симус принес им ужин.

Путешественники едва успели забежать с деревянными блюдами, наполненными едой, в конюшню, как разразилась гроза. Как только Син закрыл дверь, раздался раскат грома, и по деревянной крыше застучали дождевые капли.

Девушка замерла и огляделась в полутемном помещении, пока Брейден зажигал пару фонарей.

            Бревна, из которых была сложена конюшня, потемнели от времени, но строение казалось добротным. Две коровы мычали в своих стойлах справа от Мэгги. Старая кляча жевала сено слева. Четыре лошади получше толпились в одном большом загоне в глубине конюшни.

            Брейден провел своих спутников в центр помещения, где тюки сена могли временно послужить им столами и стульями. Он сел на тюк, который был ближе к двери, Син сел слева от него. Мэгги выбрала себе тюк поменьше, самый дальний от дверей, и поставила на него свое блюдо.

            Пока они ели в полном молчании, дождь вовсю барабанил по крыше, и то и дело раздавались громовые раскаты.

            - Хорошо, что мы здесь остановились, - наконец произнес Син.

            - Ага, - согласился Брейден, - а иначе скверная бы выдалась ночка.

            Для Мэгги она уже стала такой.

            Когда путники закончили ужинать, Брейден собрал их блюда и кружки.

            - Я верну это Симусу, - сказал он.

            Мэгги посмотрела на него, прищурившись. Он явно выдал свой обман. Неужели этот мужчина и вправду считает, что она настолько глупа и не знает, что он затевает?

            - Что? – с невинным видом спросил Брейден, поймав ее взгляд.

            Ничего не ответив, девушка отвела глаза. Горец покачал головой и вышел. Если он на самом деле настолько тупой, ей нечего ему сказать.

            И все же Мэгги кипела от злости. Он действительно думает, что ей неизвестно, чем он намеревается заняться? Вовсе не Симусу он отдаст эту посуду. Он нацелился на Тару.

            Будьонпроклят!

            - Почему бы тебе не ударить его – и дело с концом? – поинтересовался Син, как только остался наедине с Мэгги.

            Она недоуменно посмотрела на своего спутника, который, откинувшись назад, развалился на своем тюке сена.

            - Прошу прощения? – произнесла девушка.

            Син снял сапоги и вытянул ноги:

            - Если бы взгляды могли убивать, Брейден был бы уже размазан вон по той стенке.

            - Вот-вот, - угрюмо ответила его собеседница, - защищай своего братца. В конце концов, это же право вашего пола – расхаживать с напыщенным видом перед каждой юбкой.

            В приступе поистине королевского гнева Мэгги, не обращая внимания на Сина, достала свой плед из мешка. Она начала сооружать убогое ложе, а боль, причиненная Брейденом, между тем росла внутри нее, пока слезы не выступили на глазах и не потекли по щекам.

            Девушкасердитовытерлаих.

            - Мэгги, - обратился к ней Син с нежностью в голосе, которой она от него никак не ожидала. – Почему бы тебе не рассказать Брейдену о своих чувствах к нему?

            - Зачем? – спросила она, и ее голос сорвался на всхлип. – Чтобы он посмеялся надо мной? Или, что еще хуже, он станет моим на одну-две ночи. Но ведь этого может от него добиться любая женщина. Неужели ты не понимаешь?

            Отбросив сапоги в сторону, Син горько рассмеялся:

            - Ты спрашиваешь человека, который никогда не знал любви или доброты, понимает ли он твою потребность быть любимой? Конечно, понимаю. Но пока ты осуждаешь Брейдена за то, что он, возможно, сделает, позволь мне кое о чем тебя спросить. Знаешь ли ты его по-настоящему?

            Мэгги хмыкнула и посмотрела на собеседника, как на ненормального:

            - Разумеется. Я знаю его всю жизнь.

            Син фыркнул:

            - Нет, ты его совсем не знаешь. Возможно, он был перед твоими глазами, сколько ты себя помнишь, но ты никогда не знала его настоящего. Если бы знала, то тебе было бы ясно, насколько глупы твои опасения.

            - О чем это ты?

            Взгляд Сина стал напряженнее:

            - Если бы ты действительно знала Брейдена, то тебе было бы известно, что он скорее выпустит себе кишки, чем причинит боль тому, кого любит.

            - И что с того?..

            - Поразмышляй над этим, Мэгги.

            Девушка задумалась было над его словами, но тут же почувствовала себя полной дурой, потому что, хоть убей, не понимала, что Син имел в виду.

            - Как самый младший из пяти упрямых мальчишек, - продолжил Син, - Брейден научился мирить нас. Если ударить одного из нас, мы ответим немедленно, не раздумывая. А если поднять кулак или меч на Брейдена, как думаешь, что он сделает?

            Мэгги ответила без сомений:

            - Он попробует  уговорить их не использовать.

            - Да, но разве он трус?

            - Нет, - мгновенно встала она на его защиту. – Я не знаю случаев, когда бы он уклонялся от битвы.

            - Все верно. А знаешь, почему он такой?

            Девушка отрицательно покачала головой.

            - В отличие от меня Брейден не любит никого обижать.

            Все что ей сказал сейчас Син, она и так уже знала, и вовсе не из-за этого она так злилась на Брейдена.

            - Какое это имеет отношение к его распутству?

            Син раздраженно выдохнул, словно она вывела его из себя. Хотя Мэгги не понимала, чем могла его рассердить.

            В конце концов, это он говорил загадками. А она просто пыталась понять его логику.

            - Скажи, - обратился  Син к ней, - со сколькими женщинами он переспал, как ты думаешь?

            - По тем отзывам, которые я о нем слышала, почти с каждой женщиной в Килгаригоне и Лондоне, и еще со многими в других местах, где он бывал.

            - По чьим отзывам?

            - Женщин, хвастающих своими связями с Брейденом.

            - Ты никогда не думала вот о чем: как странно, что если он переспал со всеми ними, почему-то повсюду не разгуливают его бастарды?

            Мэгги, в этот момент разглаживавшая плед поверх соломы, замерла. А ведь и вправду: раньше она не придавала этому значения.

            - Но он же никогда не отрицал такие слухи, - возразила девушка.

            - Конечно. Он ведь мужчина.

            Мэгги перебрала в памяти все те годы, что знала Брейдена. Тот раз, когда она спасла его от нападения толпы девчонок в их деревне. И даже сегодняшние заигрывания Тары.

            Задумавшись над этим, она осознала, что редко видела, чтобы он сам активно добивался женщин. Чаще он спасался от них бегством.

            - Ты хочешь сказать, у него вообще никогда не было женщины? – спросила она с подозрением.

            Син рассмеялся:

            - Нет. Я уверен, у него их было в избытке. Но, думаю, некоторые отзывы о нем серьезно преувеличены. Лично я знаю только о трех женщинах, которых он успешно добился.

            - Успешно?

            - Да. Из-за его репутации, как я заметил, большинство братьев и отцов склонны внимательно следить за ним и той дамой, что оказывается рядом с ним. Почти все любовные свидания Брейдена обрываются прежде, чем он, скажем так, успевает закончить дело.

            Теперь, когда Мэгги задумалась над этим, она и сама смогла вспомнить подобные случаи. Разумеется, некоторые из наиболее пикантных прерванных встреч делали деревенских сплетников счастливыми на целые недели.

            - Почему ты мне это говоришь? – спросила девушка.

            Син отвел глаза, снимая с бедер перевязь с мечом и укладывая его рядом с собой.

- Потому что ты нравишься Брейдену. Я не видел, чтобы кто-то нравился ему больше, чем ты, и мне невыносимо, что ты судишь о нем ошибочно. Я думаю, ради вас обоих ты обязана дать ему шанс.

Он встретился с ней взглядом:

            - Знаешь, Мэгги, Брейден не может ничего поделать с тем, как выглядит, и с тем, что женщины гоняются за ним. Но он скорее отрежет себе руку, чем обидит того, кого любит.

            Наконец она поняла, что он имел в виду ранее:

            - Ты хочешь сказать, что он никогда не изменит?

            - Нет, если любит. Поверь, я знаю своего брата достаточно хорошо, чтобы без сомнения сказать: он никогда не бросит женщину, которую по-настоящему полюбит, ради другой.

            - Но он не любит меня, - сказала Мэгги, и голос ее дрогнул.

            - Тывэтомуверена?

            У девушки перехватило дыхание. Он что, намекает?..

            Конечно же, нет. С чего бы это Брейдену испытывать к ней нежные чувства?

            - Хочешь сказать, что он любит меня? – спросила она с сомнением.

            - Я не уверен, - честно ответил Син. – Но я твердо знаю, что рядом с тобой он не такой, как с другими женщинами. Он другой.

            - Что значит другой?

            Син пожал плечами:

            - Трудно объяснить точно. Просто с тобой он чувствует себя непринужденно. Поддразнивает тебя так, как никого другого при мне не поддразнивал.

            - А как мне узнать, любит ли он меня?

            Синсновагорькорассмеялся.

            Он возвел очи горе, словно обращаясь к Богу, и пробормотал:

            - И опять она задает такие вопросы человеку, никогда не знавшему любви.

            Затем уже громче он произнес:

            - Как можно узнать, любят тебя или нет? Ты просто должна рискнуть - и увидишь.

            Воин опалил ее напряженным взглядом:

            - Но вот что я тебе скажу: если бы кто-то добивался того, что нужно мне, я бы не стоял тут и не плакал по этому поводу. Я бы действовал.

            Он холодно посмотрел на нее:

            - Я думал, ты боец. Или ты хочешь вот так просто отказаться от своей мечты?

            - Я готова к борьбе, - сказала Мэгги.

            И это так и было.

            Гордо выпрямившись, она встала и отправилась на поиски Брейдена и его блудницы.

            Ведь если в словах Сина была хоть доля истины, то, возможно, у нее на самом деле есть шанс заполучить мужчину своих грез. А если это так, она не остановится, пока не встанет рядом с ним перед алтарем.

______________________________

Примечания переводчика:

 

45)  Кельтский крест – каменный крест, верхняя часть которого имеет форму заключенного в круг (или рассекающего круг) четырехконечного креста. Наиболее ранние кельтские кресты (появились не позднее VIII века н.э.) были плоские и лишенные каких бы то ни было украшений, но более поздние украшены богатой резьбой. Были довольно широко распространены на кельтских территориях Западной Европы. Часто воздвигались в местах массовых собраний, нередко - на территории монастырских конгрегаций. Большинство имеет христианский характер, однако некоторые могли иметь отношение и к языческой культуре в качестве символа Солнца - одного из главных объектов поклонения у древних кельтов.

46)  Берсерк (берсеркер) — викинг, посвятивший себя богу Одину, перед битвой приводивший себя в ярость. В сражении отличался большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли, безумием.



Комментарии:
Поделитесь с друзьями ссылкой на эту статью:

Оцените и выскажите своё мнение о данной статье
Для отправки мнения необходимо зарегистрироваться или выполнить вход.  Ваша оценка:  


Всего отзывов: 0

Список статей:

Новые наряды в Дизайнерском Бутике


Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.
Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение